Читать онлайн Клуб Первых Жен, автора - Голдсмит Оливия, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдсмит Оливия

Клуб Первых Жен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1
ПОЛЮБОВНАЯ СДЕЛКА

Трое из четырех мужей, намеченных в жертвы Клубом брошенных жен, находились в этот день в зале заседаний совета Объединенных фондов Дугласа Уиттера, где должно было состояться праздничное чаепитие.
– Чаепитие, придумали тоже, – фыркнул Морти Кушман. – Как это по-светски. Да еще в этих хоромах.
Действительно, зал заседаний выглядел внушительно. «Еще бы, – подумал Морти, – сколько денег сюда вбухано. Эти парни знают, что делают. Они грабят вдов и сирот со времен войны за независимость и называют это бизнесом». Он посмотрел на Джила Гриффина и Билла Атчинсона. Типичные сукины дети американской революции.
И весь зал был стилизован под ту эпоху. Стены до середины были отделаны темным полированным деревом, а затем до потолка оклеены кремоватыми обоями. Центр комнаты занимал длинный стол, на гладкой поверхности которого отражался свет нескольких десятков свечей, настоящих свечей, огромной медной люстры. Джил говорил, что это какой-то необыкновенный антиквариат чуть ли не из штаб-квартиры самого Вашингтона. Настоящее освещение, конечно, давали обычные электрические лампочки, аккуратно вделанные в высокий, богато украшенный лепниной потолок. Полы были тоже из темного полированного дерева, как в настоящем дворце. Но самое потрясающее было то, что весь этот уголок истории находился на шестьдесят восьмом этаже здания № 120 по Уолл-стрит, и из его окон открывался великолепный вид на Нью-Йоркскую гавань. Правда, увидеть все равно ничего было нельзя, поскольку в окна, тоже, конечно, стилизованные под старину, было вставлено рифленое стекло с пузырьками воздуха внутри. Это был класс: ухлопать уйму денег, создать колониальный Уильямсбург на вершине небоскреба и – проигнорировать открывающийся вид. Этим ребятам не откажешь в чувстве юмора.
Сегодня они собрались, чтобы отметить создание акционерной компании Неистового Морти и выпуск первого пакета акций, которые, может быть, в эту самую минуту, поступили на Нью-Йоркскую фондовую биржу. Невероятно. За годы своей карьеры Морти имел дело с самыми разными людьми, но эти парни были что-то особенное. Настоящие черти. Морти был наслышан об их методах. Они хватали за глотку и уже не отпускали, причем проделывали все это с чертовской элегантностью. Этот парадокс особенно восхищал Морти.
Он оглядел комнату. Джил восседал во главе стола, вылитый император, и, слегка склонив голову набок, слушал Мэри Бирмингем, которая что-то шептала ему на ухо. Костюм сидел на нем безукоризненно. Как ему это удается? Морти знал, что для этого нужно нечто большее, чем деньги. Это должно быть в генах. Как форма головы, у Джила она была идеальна, как благородная седина в его светлых волосах, как длинные, тонкие пальцы. И посадка головы. Джил держал голову так, будто ему принадлежал весь мир, и это его манера вызывала у Морти острое чувство зависти. Джил коснулся верхней губы указательным пальцем и кивнул Мэри, и Морти заметил, как в этот момент светлые глаза Джила блеснули холодным стальным цветом. Морти отвел глаза.
За столом сидело человек двенадцать, все в белоснежных рубашках и безукоризненно отутюженных костюмах. Волосы у тех, у кого они еще остались, были гладко зачесаны назад, очки на тех, кто их носил, поблескивали, отражая свет люстр. Шелковые галстуки были у всех примерно одинаковыми – мелкий рисунок на розовом, красном или желтом фоне. «Галстуки власти», как их называли. Они все производили впечатление богатства и чистоты. Богатство и чистота. Приходилось признать, что Морти не совсем соответствовал этому образу. Он был слишком толст, и стоило ему надеть костюм, как он собирался складками. Тем не менее, подумал он, откинувшись на спинку кресла и затягиваясь сигарой, он был здесь.
Он был здесь, потому что он этого заслуживал, потому что он неплохо потрудился, потому что он был умен и потому – он признался в этом самому себе – что ему повезло. Он оказался на самом гребне волны. У него на счете был 61 миллион долларов, а это что-нибудь да стоило. «Господи, – подумал он, – я, может быть, самый богатый из всех этих козлов». И эта мысль наполнила его ликованием.
Свалившееся на него богатство было самым лучшим, что он испытывал в жизни, – лучше, чем еда, лучше, чем азартная игра, даже лучше, чем секс.
Эти парни восхищали его. Он не мог этого не признать. Восхищали и приводили в бешенство. Да, он их ненавидел.
И этого он тоже не мог не признать. У них была настоящая власть, и они могли сделать то, что другим было не под силу. Когда Морти пришла мысль выпустить на рынок акции своей компании, он обратился к нескольким инвестиционным банкам. Они только взглянули на расчеты и больше не захотели иметь с ним дела. А Джил увидел перспективу. Его, по-видимому, не смутили проблемы с наличностью и сбытом. Он заявил, что идея ему нравится.
А затем Джил Гриффин, который ни разу не испачкал рук продажей чего-либо, сказал Морти, что поможет ему… Конечно, это будет стоить 42 миллиона и еще 5 адвокатской конторе Билла. Это почти вдвое превышало ту сумму, которую предстояло раздобыть Морти для проведения операции, деньги, добытые его потом, его именем, но, как оказалось, игра стоила свеч. Ну и дела! Кто эти парни – гении или проходимцы или и то и другое?
Тем временем Джил начал речь.
– Мы собрались здесь, чтобы отметить успешное завершение операции. Мне хотелось бы подчеркнуть как изящество самой идеи, так и виртуозность ее воплощения. – Присутствующие – человек тридцать тщательно подобранных юристов, брокеров, экономистов – одобрительно заулыбались. Джил говорил, не выпуская из рук пульта дистанционного управления, с помощью которого он открывал двери, опускал киноэкран, приглушал свет, поддерживал связь со службой безопасности, вызывал административный и обслуживающий персонал. – Мне нет необходимости напоминать вам, что в результате нашего руководства операцией Объединенные фонды Дугласа Уиттера получили рекордную прибыль, а это означает для всех нас приятное Рождество. – По залу прокатился гул одобрения.
Морти знал, что к Рождеству эти парни получали солидные премии, часто вдвое превышающие их и без того огромные оклады.
– А сейчас в знак признательности вашей работы позвольте вручить вам небольшие сувениры, – сказал Джил. Двое служащих неслышно прошли вдоль стола и перед каждым положили небесно-голубые коробочки от Тиффани. Морти потянулся к белой ленточке, но заметил, что никто даже не дотронулся до своих подарков. Он отдернул руку и спрятал ее под стол.
Этот промах помог ему вернуться на землю. «Конечно, Джил богаче меня. Сколько таких сделок у него на счету?»
Закончив речь, Джил нажал кнопку на пульте. Раздвижные двери открылись, и две японки в традиционных кимоно и оби застыли в проеме. Затем они низко поклонились всему залу, отдельно Джилу, и началась какая-то сложная, но, по-видимому, тщательно отрепетированная церемония. Они наполняли какие-то сосуды водой, снова ее выливали и все время двигались, как в замедленной съемке. Вся эта процедура, с точки зрения Морти, была абсолютнейшим идиотством. Он украдкой взглянул на золотой «Роллекс» с бриллиантовой окантовкой на циферблате. Ему хотелось есть и не мешало бы зайти в туалет. Когда это все кончится?
Сидящий напротив него Билл Атчинсон казался просто очарованным, но ведь он такой кот, любая женщина заставляет его облизываться. Морти знал, что у него роман с какой-то ненормальной художницей, и Бог ее знает, она, наверное, вытворяет штуки похлестче. Сам Морти был уверен, что в жизни есть вещи поинтереснее баб. Он, к примеру, с большим удовольствием сыграл бы в мяч с соседскими парнями. Нет, женщины, конечно, тоже нужны. Чтобы пробиться в этот круг, необходима жена. Но это должна быть соответствующая жена. И у него она теперь есть. Эти япошки в подметки не годятся Шелби.
Он познакомился с ней в художественной галерее в Сохо, куда их с Брендой притащил этот гомик Дуарто, чтобы купить что-нибудь на стены. Шелби им тогда помогла, а потом, когда появилось еще что-то, что могло бы им подойти, она позвонила Морти, не Дуарто или Бренде, а ему. Он пригласил ее пообедать вместе, и она рассказала ему о своих планах, о том, что хочет иметь собственную галерею, и какие выставки она бы там устраивала. В то время она работала над какой-то презентацией вместе с Эдом Шлоссбергом, евреем, который был женат на дочке большого чина в администрации, и поэтому она знала все и обо всех.
Теперь у нее была собственная галерея, галерея Морти, если точнее, и она готовила выставку работ сумасшедшей Феб Ван Гельдер. Морти понимал, что в интересах карьеры он должен поддерживать связь с людьми из мира искусства, мира, который одновременно завораживал его и приводил в недоумение. Если он собирается иметь дело с солидными людьми, ему нужно отшлифовать свой имидж, а для этого необходимы все эти штучки вроде сегодняшней затеи с восточными дамами. Господи, что все в этом находят?
Слава Богу, они закончили. Джил поднялся из-за стола и церемонно поклонился, и наконец появились официанты со своими тележками. Отлично. Морти не был большим любителем спиртного, но поесть он любил.
Однако, когда официант поравнялся с ним, Морти, к своему глубокому разочарованию, увидел на тележке омерзительного вида куски сырой рыбы. Он не был религиозен, просто он терпеть не мог суши.
type="note" l:href="#n_4">[4]
Сырая рыба и китовые кишки – это пища для голубых. Шелби хватало ума не потчевать его подобным дерьмом.
Он повернулся к соседу, который с довольным видом наложил себе полную тарелку этой гадости.
– Ну как?
– Восхитительно.
Что еще можно было ждать от этого кретина.
Морти повернулся к соседу справа. Им оказался Стюарт Свонн – тип из старой гвардии, кроме родословной, ничто в нем не заслуживало внимания. Он, пожалуй, единственный из всей компании не выказывал ни малейшей радости по поводу происходящего. Более того, всем своим видом он выражал отвращение. Ну что ж, Морти его понимал. За его спиной начали бить старинные часы.
– Эти часы принадлежали моей семье, – сказал Стюарт. Морти знал, что вся эта чертова компания была когда-тособственностью семьи Своннов. Ну и что из этого? И где ты теперь, цуцик? Морти терпеть не мог подобных слюнтяев. Вот Джил Гриффин – совсем другое дело. Свонны проморгали компанию, а Джил с помощью их капитала сделал себе миллионы. Так и надо жить.
Обед подходил к концу, многие уже покинули свои места. Морти отослал официанта и тоже поднялся. Билл, конечно, любезничал с одной из гейш. Морти давно понял, что Билл сам по себе ничего не представлял, но его работа в одной из престижнейших адвокатских фирм города придавала ему определенный вес. Он обеспечивал видимость законности сделкам Джила, а Джил помыкал им, как хотел. Ручной адвокат. Очень удобно.
В то время как Морти размышлял обо всем этом, вокруг Джила и Мэри образовался кружок из посвященных. Остальные участники вечера начали подтягиваться к ним. Словно свора собак, всегда следующая за вожаком. Морти прекрасно понимал, что, если ты не вожак, вряд ли стоит многого ждать от жизни, поэтому он тоже подошел к Джилу.
– Прекрасный вечер, – Морти кивком приветствовал Мэри, которая, как всегда, была рядом с Джилом, ловя каждое его слово, как, впрочем, и все остальные. – Прекрасный, – повторил Морти.
– Спасибо. Тебе понравилась чайная церемония? – спросил Джил.
Так. Морти заметил, как Мэри бросила быстрый взгляд на Джила. Почему этот сукин сын постоянно над ним издевается?
– Да, великолепно. И очень оригинально.
– Работая с японцами, я заметил, какое внимание они уделяют деталям. Их тщательность имеет корни в религии. Именно это мне нравится в их чайной церемонии: каждое движение точно рассчитано, выверено и доведено до совершенства. Совсем как наша операция.
Морти ничего не оставалось, как только кивнуть. Корни в религии. Черт бы тебя побрал.
В определенных кругах поговаривали об интересе Джила к японцам, но, конечно, не к их дурацким чайным церемониям. «Бизнес Уик» недавно процитировал его слова, что ряд японских фирм вполне созрел для того, чтобы сменить владельца, породив тем самым всевозможные толки об отмщении за Пёрл-Харбор. Интересно, что за этим кроется? Джил, как никто, умеет напустить туману и замаскировать свои истинные цели.
Так было с его женитьбой на Мэри. Когда газетчики пронюхали про их связь, он все отрицал. Он заявил, что между ними ничего нет, что газетчики находятся в плену примитивных представлений о том, что молодая талантливая женщина обязательно вступает в определенные отношения со своим босом, что на самом деле он всего лишь ее наставник в работе, что он счастлив в супружестве более 20 лет. Женские журналы попались на эту удочку, и Национальная женская ассоциация или еще какое-то там их лесбийское общество пригласила Мэри Бирмингем выступить по этому вопросу на своей ежегодной конференции.
И что бы вы думали? Сразу после этого Джил взял и развелся, а через три месяца после развода объявил, что вот теперь они с Мэри вступили в эти самые отношения. Он всех обвел вокруг пальца и получил то, что хотел. Мэри теперь стоит рядом с ним, жена вожака в окружении всей стаи. Морти не осуждал Джила. Он и сам смошенничал при разводе. И сумел всех провести не хуже Джила. Бренда понятия не имела о его реальных доходах, и он откупился от нее за бесценок. Господи, да один его адвокат Лео Джилман получает от него больше, чем бывшая жена.
– Да, – подумал Морти, – я мог бы играть в команде Джила, и, может быть, не хуже его самого.
Билл Атчинсон наконец расстался с гейшей и подошел к ним. Теперь Морти мог заговорить о Шелби и ее галерее и не бояться унижения. Деньги меняют все. Когда он был с Брендой, все было по-другому. С Шелби он мог показаться везде, и везде их принимали.
– Я слышал, намечается выставка работ Феб. Билл улыбнулся:
– Похоже на то.
По мнению Морти, Феб Ван Гельдер была законченной идиоткой, но она была Ван Гельдер, и этим было все сказано. Костлявая, нелепо одетая дура, но ее происхождение впечатляло. Ее концептуальное искусство, или как там оно называлось, получило признание в Сохо, но она ни разу не выставлялась в галереях центральной части города. До настоящего времени. Ни Билл, ни Гриффин не поддерживали с Морти приятельских отношений, но он надеялся, что выставка Феб поможет ему завязать их, а затем, может быть, ему удастся закрепиться в качестве их партнера. Эти парни всегда помогали друг другу. Посвященные, вроде Джила и Билла, всегда заранее получали информацию о готовящихся операциях на рынке ценных бумаг. Если бы он работал с ними в одной связке, он бы без особых усилий делал деньги. Большие деньги.
Морти впервые в жизни чувствовал себя богатым человеком. Операция с акционированием принесла ему шестьдесят один миллион долларов. И он не расстанется ни с единым центом. Он вовремя отделался от Бренды. Сейчас она связана договором, который они заключили при разводе, так что на эти деньги пусть не претендует. Удачно еще и то, что Бренда слышать не может о суде и адвокатах. Это значительно облегчило ему жизнь. Морти уже переправил часть капитала в Швейцарию. Но странно, деньги не насытили его, скорее, еще больше раздразнили аппетит. Джил имеет столько каждый год, а не раз в жизни. И Морти хотелось еще денег. Как можно больше.
Большие деньги принесли бы ему известность, его именем были бы названы организации и учреждения. Центр раковых исследований Морти Кушмана, Библиотека имени Мортона Кушмана, сиротский приют М. А. Кушмана. Он на минуту задумался. К черту больницы и сирот. Он бы купил спортивный клуб. Может быть, «Джаиентс», может быть, «Никс». Может быть, даже «Янки», кто знает. Штейнбреннер, этот козел, вполне мог бы продать. Он бы сделал из них настоящую команду. Тогда бы он сразу прославился, не как вопящий придурок с телевидения, а как солидный деловой человек.
В настоящий же момент ему нужно было срочно найти туалет. Эти ребята, похоже, вообще не писают. Ему не хотелось спрашивать. Ненадежный мочевой пузырь – признак слабости, поэтому он продолжал стоять у окна, морщась, стараясь различить статую Свободы сквозь рифленое, пузырчатое стекло. Дверь в кабинет Джила была приоткрыта. Морти вспомнил, что в его кабинете есть личный душ и туалет. Он тихонечко проскользнет туда, и никто ничего не заметит.
Никто и не заметил, как он бочком протиснулся в дверь кабинета. Он стоял у бачка и почти стонал от наслаждения по мере того, как опорожнялся его мочевой пузырь, как вдруг услышал, что кто-то вошел в кабинет. Он замер. Господи, что будет, если его здесь застанут? Тут раздались голоса Джила и его секретарши, Нэнси Роджерс.
– Нет, это очень важно. Я позвоню отсюда. Проследите, чтобы никто мне не мешал. – Миссис Роджерс что-то пробормотала в ответ. – Дайте мне этот номер, – сказал Джил. Морти затаил дыхание. Джил подошел к столу как раз напротив двери в уборную. Морти застыл, опустив голову и глядя на пенистую желтую жидкость в унитазе. Он опять услышал голос Джила. – Алло, Аза? Ну как? – Последовала небольшая пауза. – Мы уже это все с тобой обговорили. – Еще пауза. – Нет, я не хочу, чтобы это появилось раньше октября. Подожди месяц. – Джил вздохнул. – Ну, конечно, Аза, все будет в порядке. Поверь, я могу потерять гораздо больше тебя. И запомни, что вся информация об акциях Неистового Морти абсолютная правда. Так что тебе крупно повезло. Все, что я прошу взамен, это немного подождать. – Джил опять вздохнул. – Аза, не будь идиотом. И больше мне не звони. Сейчас эти звонки ни к чему. Ты меня понял? Хорошо.
Морти услышал, как Джил положил трубку и прошел по комнате, затем послышался звук закрывающейся двери. Морти стоял сам не свой, мысли его метались. При чем тут его акции и октябрь, какая между ними связь? И с кем говорил Джил? Не тот ли это парень, который писал о его акционировании в «Джорнэл»? Аза какой-то. Странное имя.
Морти осторожно выглянул за дверь, кабинет был пуст. На мраморной поверхности стола остался лежать маленький листок бумаги с телефонным номером. Морти подошел к столу, взял его и набрал номер.
– Аза Юэлл слушает, – раздался голос на другом конце провода. Морти аккуратно положил трубку. Да, Джил Гриффин, великий бизнесмен. Типичный проходимец. Он что-то затеял, чтобы повысить рыночную цену акций. Невероятно. Морти усмехнулся. Так вот как играют эти ребята! Ну ничего, в этот раз Морти Кушман тоже в игре. Если они не захотели взять его в игру, он сам в нее вошел. В газетах что-то появится, отчего стоимость акций резко возрастет. И всем хорошо. Ну что ж, настоящая полюбовная сделка.
Он вышел из кабинета, оставив открытой дверь в уборную, где в унитазе желтела несмытая моча.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия

Разделы:
благодарностьКнига 112345678910111213Книга 21234567891011121314151617181920Книга 312345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливия



великолепная книга.перечитывала несколько раз.фильм совсем не то.
Клуб Первых Жен - Голдсмит Оливияелена слыш
13.12.2010, 22.09





Книга мне очень понравилась, а фильм, согласна, не то. Жаль,что так мало читающих ее:)
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияИрина
31.05.2013, 19.49





Друзья, читайте эту книгу! Роман великолепный, а фильм и мне не понравился.
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияДуся
7.08.2013, 21.55





Очень интересно
Клуб Первых Жен - Голдсмит ОливияТаня
12.06.2015, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100