Читать онлайн Летняя буря, автора - Голдрик Эмма, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя буря - Голдрик Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя буря - Голдрик Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя буря - Голдрик Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Голдрик Эмма

Летняя буря

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

В течение следующих нескольких дней схватки между ними переросли в вооруженное противостояние. На второй день к Чарли пришел Сэм, причем с явным намерением остаться. Каждую ночь он сторожил ее, лежа на ковре рядом с кроватью. Тогда же Чарли, выглянув из окна, увидела, как Фил быстрым шагом направляется к концу ограды, вдруг он остановился, подумал и вернулся обратно. Этот маневр он и потом повторил три или четыре раза.
Каждый день, насколько позволяла рука, Чарли играла на скрипке. Уехать с острова, чтобы не видеть Фила, было невозможно – мост все еще не починили. Колено не болело, но впервые заныло сердце. Решив больше не быть наивной, она поискала адрес юриста, который ей оставил Джеймс, и позвонила ему.
Рассказ Чарли произвел должное впечатление.
– Сломал вам палец? А потом толкнул и бы повредили себе колено? И еще сбросил вас с пирса в море, зная, что вы хромаете и не можете плавать? И держит у вас под носом свинью? Господи, да мы сможем предъявить ему иск на кругленькую сумму, мисс Макеннали. Что? Вы не хотите преследовать его в судебном порядке? Вы просто хотите иметь документ, запрещающий ему появляться у вас? Легче простого. Мой брат служит в окружном суде. Я сейчас отдам все это напечатать, а завтра вы получите ордер на пресечение действий.
– Но мост... – неуверенно пробормотала Чарли.
– Я знаю про мост, – ответил юрист. – Мне сказали, что продольные балки... Что? Балки – это такие доски, которые соединяют мост под обшивкой. Да, у меня есть знакомый молодой человек, который с удовольствием проделает на велосипеде это путешествие. Завтра наверняка! Ордер на пресечение действий. Да, ордер, запрещающий заходить на вашу территорию и предписывающий ему постоянно держаться от вас на расстоянии пятидесяти ярдов. Под страхом.., нет, мэм, не под страхом смерти – для этого необходима другая процедура. Нет, в этом ордере употреблены общепринятые юридические термины. Да. В конце сказано: «Неисполнение на свой риск». Он получит предписание, а если не будет ему следовать, им займется шериф.
Чарли положила трубку и вздохнула с облегчением.
– Редко получаешь такое удовольствие от разговора со специалистом, который знает свое дело. Очень приятный человек, – прокомментировала Чарли, обращаясь к Сэму, своему надежному постояльцу. Сэм лежал, свернувшись, на плетеном коврике. Приоткрыв один глаз в знак признания чьей-то компетентности, он снова заснул.
На следующий день документ ей доставил чумазый, но энергичный юноша лет четырнадцати, назвавшийся Фредди.
– Перебраться через мост ничего не стоит, только скользко и грязно, но это ерунда. Рабочие сказали, что завтра или послезавтра они положат временный настил, чтобы можно было пройти. Нет, мэм, проехать на машине по нему нельзя, но пройти можно.
Получив пятидолларовую купюру, он, довольный, уехал, насвистывая дикую африканскую мелодию.
Чарли постояла в дверях, глядя ему вслед и держа в руке три копии документа. Один – для Фила, второй она повесит на ограде, а третий будет всегда носить при себе: Так гласило указание юриста. Документы были доставлены вовремя, так как у ограды в третий раз за день появился Фил. Но теперь он не остановился, а подбежал к двери и спросил:
– Я хотел вас видеть. Сэм у вас?
– У меня.
Если предстоит схватка, то лучше начать здесь. На всякий случай она спрятала все три копии за спину. Пусть скажет все, что ему нужно, а потом у нее будет достаточно времени, чтобы вывесить одну копию на ограде, а одну отдать ему.
– Сэм!
Свинья даже не пошевельнулась на зов хозяина.
– Зря стараетесь, – холодно заметила Чарли. – Ваша свинья решила остаться у хороших людей.
– И я тоже. Мне очень жаль, Чарли, что тогда на пляже я выглядел таким занудой. Я вовсе не такой, просто мне противно было слышать про парня, с которым вы встречались.
– Про Джеймса?
– Ага. Надеюсь, вы простите меня, потому что я... – Наступила долгая пауза. Фил походил на обреченного, которого палач собирался повесить. Проглотив слюну, он продолжил:
– Потому что я люблю вас, Чарли Макеннали.
– Я не верю своим ушам, – отозвалась Чарли, – мне послышалось, будто вы сказали...
– Я тоже на днях не поверил своим ушам. А послышалось вам вот что: я люблю вас, Чарли! Л-ю-б-л-ю! Лэ, ю, бэ, лэ, ю!
– Я поняла, хотя вы не совсем правильно произносите, – ответила Чарли и заплакала.
– Что, черт возьми, я опять не так сделал? – В недоумении он нахмурился, на лбу пролегли морщины.
Чарли терпеть не могла, когда он хмурился – тогда он выглядел на все сорок пять, а не на свои тридцать четыре.
– Вы все сделали как нужно, – поспешила заверить его Чарли, – а плачу я от счастья.
– А! – продолжал недоумевать Фил. – Вы счастливы, значит, это слезы радости.
– Один из ваших многочисленных недостатков, Филип Этмор, заключается в том, что вы слишком много говорите. Поцелуйте меня, – решительно сказала Чарли.
– Разумеется, – вздохнул он. – Как я сам не додумался! – И поцеловал ее.
Лишь через несколько минут Чарли, едва переводя дух, объявила Сэму:
– Манна небесная!
У нее покалывало в позвоночнике и вообще что-то непонятное творилось внутри. Черт подери этого Фила, но пусть он целует меня снова и снова, подумала она.
Однако Фил, вместо того чтобы любоваться произведенным впечатлением, вдруг отпустил ее и бросился к себе. А когда он вернулся, Чарли уже справилась с охватившими ее чувствами. Фил достал маленькую синюю коробочку для драгоценностей, Чарли ее открыла и увидела внутри платиновое кольцо с брильянтом, которое пришлось как раз на средний палец ее левой руки. У Чарли перехватило дыхание, и, плюхнувшись на диван, она снова заплакала. Ей вторила подошедшая миссис Сатерленд.
– Я надеюсь, что это слезы радости, – сказал Фил Сэму и долгое время потом клялся, что в глазах Сэма тоже стояли слезы.
И все же Чарли не совсем потеряла рассудок. Ордер на пресечение действий чуть не прожег ей дырку в кармане, она было хотела его разорвать, но потом сказала себе, что Фил такой непостоянный, так что ордер пока лучше оставить. И потому осторожно, стараясь не привлекать внимания, засунула все три копии распоряжения по штату Массачусетс под диванные подушки и снова залилась слезами.
Потом Фил, Чарли и Сэм нанесли визит в рыболовную компанию Этморов, где ошарашили Клодию Сильвию: события развивались даже быстрее, чем она ожидала. Сомнений в том, что Чарли Макеннали замечательная девушка и что именно такая нужна ее Филу, у Клодии не было. Поэтому она заявила своему шефу:
– Отправляйся-ка на завод и займись там делами. У нас с Чарли женский разговор. Фил ушел, не возразив ни слова.
– Он хороший мальчик, – сказала Клодия, смахивая слезу с кончика носа. Когда его мать сбежала с местным дурачком. Фила это потрясло. А потом умер отец, и ко всем этим бедам – почти обанкротившаяся компания. Пришлось подставлять плечо. И еще эта дура Эмилия, на которой он собирался жениться. Узнав, что денег нет, она тут же исчезла. А Фил работал и учился на вечернем отделении Гарвардского университета. Подгонял нас и сам работал до изнеможения, не зная ни минуты отдыха.
О его холостяцких вечеринках, продолжавшихся по три дня, Клодия решила не говорить.
– Я ничего не знала об этом, – удивилась Чарли. – Он всегда такой одинокий. Даже среди толпы кажется одиноким.
– Тринадцать лет его единственной целью была работа и только работа.
– Не сомневаюсь, что так оно и есть. Я ведь всего девять месяцев живу по соседству, – сказала Чарли, а Клодия закашлялась и покраснела. – Не пойму только, зачем вы все это мне говорите.
– Потому что хочу, чтобы у вас и у моего мальчика была счастливая жизнь. Я догадываюсь, Чарли, что у Фила было много женщин. Могу я вас так называть? Шарлотта Макеннали кивнула в знак согласия. – Так вот, я часто думаю, что, хоть Фил внешне и кажется мягким, сердце у него пиратское. И вы, девочка, будьте начеку!
– Хорошо, что он знает женщин, – прошептала Чарли, – потому что я совсем не знаю мужчин. Я купила книгу о браке и всяких таких вещах. Там, правда, нет картинок.
– Ничего, дорогая, – успокоила ее Клодия. – Интуиция вам подскажет, что надо делать. Но следите за ним! Как только он напустит на себя невинный вид значит, что-то задумал.
Тут как раз, насвистывая, вошел Фил.
– Итак, дамы, вы наговорились?
– Наговорились. Мы с твоей мамой, то есть с Клодией, очень хорошо потолковали о тебе. У тебя уши не горят?
– Насчет Клодии все правильно – она действительно моя мать. – Фил одной рукой обнял Клодию, а другой Чарли. – А когда мы сделаем ее бабушкой?
Чарли задохнулась.
– Ну, не знаю. Об этом можно поговорить ночью, когда других забот не останется. – Вдруг ее голос, мягкое контральто, поднялся до визгливого крика:
– Берегись!
Сэм, чье внимание привлек шум шагов, устремился навстречу мужчине среднего роста, модно одетому и в шляпе. Фил с воинственным видом бросился следом за ним.
Чарли осталось лишь подставить Филу ногу, и разъяренный бык упал вверх тормашками, ударившись головой о стенную панель.
– Уходи отсюда, Джеймс. Уходи немедленно, пока этот дикарь не поднялся на ноги. Он думает, что ты гуляешь с его девушкой.
– Приятная мысль, – отважно заметил агент, но тем не менее поторопился пересечь комнату и встать за спиной Чарли, вдобавок прикрывшись с флангов двумя стульями. – А как твои дела с моим братом-юристом?
– Заткнись, идиот. Ты что, хочешь, чтоб тебя зарезали?
– А он на это способен?
– Очень даже способен и уже поднимается.
– Послушайте, мистер Этмор, – запинаясь, произнес Джеймс, – я не понимаю, почему вы так волнуетесь. Я эту девочку знаю с пяти лет.
– Я вам шею сверну, – пригрозил Фил.
– Сними шляпу, Джеймс. Сейчас же!
Удивленный Джеймс сделал, как ему велела Чарли.
– О Господи! – воскликнула Клодия, увидев седую опушку и лысину Джеймса.
– Объявляю во всеуслышанье: его место в кресле-качалке! Что у тебя общего с этим голубым повесой? – воскликнул Фил.
– Ничего, – поторопилась заверить его Чарли. – Что же мне, забором отгородиться от всех? Джеймс – мой агент. Понял? Агент.
– Я не собираюсь слушать этот бред, – обиделся Джеймс. – Вы не имеете права публично выяснять мои сексуальные пристрастия!
– Он просто цитирует. Это цитата из «Кающейся грешницы»
xlink:href="#FictionBookId14" type="note">[14]
. Уходи, Джеймс, зашипела Чарли, – пока можешь, уходи!
– А! Ну хорошо, пусть будет цитата. – С этими словами Джеймс выбежал из комнаты.
– И не возвращайтесь, – заорал Фил вдогонку.
– Только не это, Господи, – вздохнула Чарли, – мне понадобится агент, когда я вернусь к работе.
– С твоей работой покончено, – отрезал Фил.
– Вот как?
– Вот так. – Он наклонился к ней, глаза его метали молнии, словно он собирался приступить к жертвоприношению. – Вот так! Есть возражения?
Сладкий холодок пробежал у Чарли по телу, и она покорно пискнула:
– Нет. Никаких возражений.
Фил удивился, а Чарли подумала: «Удивляйся, удивляйся. Если ты думаешь, что после пятнадцати лет труда я намерена бросить скрипку только потому, что ты приказал, то тебя, мой мальчик, ждет разочарование».
– Мне надо еще кое-что проверить, – сказал Фил. – Ты посиди здесь, Чарли, пока я не вернусь. Слышишь?
– Да, – ответила она и совсем покорно добавила:
– Да, сэр.
Фил пронесся по коридору со свирепым видом, и персонал компании бросился врассыпную, чтобы не попасться ему на глаза.
– Вы собираетесь отказаться от игры на скрипке? Разумно ли это? – мягко спросила Клодия.
– Уж не хотите ли вы, чтобы я ослушалась любящего мужа?! – усмехнулась Чарли. – Да еще в первый же месяц. Я собираюсь выйти за него замуж, потому и сказала то, что он хотел услышать. А свое возьму.
– Вы с характером, девочка. Я бы не хотела, чтобы Фил женился на тряпке.
– Не бойтесь, мама Клодия. – Зеленые глаза Чарли задумчиво мерцали. – Я хочу выйти за него замуж, потому что влюблена в него. Но хотелось бы знать, почему он хочет жениться на мне.
– Не удивлюсь, если по той же самой причине.
– Если это так, то это была наша последняя ссора.
– Очень сомневаюсь, – улыбнулась Клодия. – Вот вам любимая присказка моей бабушки, на случай если что-то складывается не так, как вам хочется; никогда не ссорьтесь на ночь глядя, помиритесь, обнимитесь и ложитесь спать.
Мудрый совет, подумала Чарли и размечталась.
Как раз в этот момент явилась юная Алиса Стердевент, помощница секретаря.
– Я только что с ленча, мисс Сильвия, – затрещала она. – В столовой бухгалтерии потрясающий салат из омаров. А почему вы не идете завтракать? О! У вас гости.
– Рано или поздно вы все равно познакомились бы, – вздохнула Клодия. Шарлотта, это Алиса Стердевент. Она работает у нас в конторе. Алиса, это Шарлотта Макеннали, известная скрипачка.
Глаза у маленькой Алисы заблестели, и от переизбытка чувств она, не подумав, выпалила:
– Вы мисс Макеннали? Договариваетесь насчет свадьбы?
– Да, – подтвердила Чарли. – Но почему-то о моей свадьбе все знают больше меня. А откуда вам о ней известно?
– Замолчи, Алиса, и уходи! – Клодия почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног.
Но пристальный взгляд Чарли буквально пригвоздил Алису.
– Откуда вы знаете? – тихо повторила Чарли.
– Да все об этом знают, – занервничала Алиса. – В магазине даже держат пари. А вы разве не знаете?
– Нет, – спокойно ответила Чарли. – Что все это значит?
Клодию Сильвию чуть не хватил удар. Даже маленькая Алиса поняла, что играет с огнем. Она выложила все, что знала, на одном дыхании:
– Я была рядом, когда мисс Клодия говорила с мистером Этмором. Она сказала: «Если ты действительно хочешь ее проучить, эту женщину, то женись на ней!» Честное слово, мисс Макеннали, я вовсе не хотела болтать об этом в конторе... – Слезы не дали ей договорить.
– А он что ответил? – спросила Чарли. Алиса достала бумажную салфетку и вытерла глаза.
– Я не знаю, – пробормотала она. – Кто-то зачем-то вошел, и я больше ничего не слышала. Но он ведь решил последовать этому совету, правда? Он женится на вас?
– Хватит, Алиса, ты, достаточно всего наговорила, – вмешалась Клодия. Отправляйся в туалет и умойся. Или лучше иди домой, и поторопись, а то он вернется и всех нас убьет!
– Значит, он на вас женится. – С этими словами Алиса выбежала в холл.
Чарли откинулась в кресле и уставилась в окно. Нависал туман. Часа через три гавани совсем не будет видно. Действительно ли он намерен жениться? спрашивала она себя.
Скорее всего, я отрублю ему голову. Она встала.
– Он велел вам остаться, – пробормотала Клодия. – Поймите, Чарли, мы у себя в конторе просто шутили. Мы ведь тогда даже не знали, как вы выглядите. Пожалуйста, не уходите! Это я во всем виновата!
– Конечно. И Сэм тоже виноват. – У Чарли дрожали колени. – Пойдем, Сэм.
Ее, а не его верная свинья медленно поднялась и побрела вслед за ней. Гордо выпрямившись, Чарли спустилась вниз по лестнице и вышла на Первую южную улицу, Сэм не отставал ни на шаг.
Для красивой одинокой женщины небезопасно появляться в портовом квартале. На первой же улице Чарли получила четыре предложения, и одно даже вполне приличное. Впрочем, ворчание и визг Сэма прекратили дальнейшие поползновения.
Чарли шла быстрым шагом, опустив голову, и чуть не врезалась в машину, когда ее догнал Фил, схватил за плечи и повернул к себе:
– Что, черт возьми, опять происходит? От неожиданности она чуть не задохнулась. Он стоял перед ней, сердито нахмурившись, но был такой красивый, что она не нашлась что ответить.
– Ну?
Чарли облизала пересохшие губы и вспомнила:
– Если ты действительно хочешь проучить эту женщину – женись на ней. – Она говорила чуть слышно, шум моторов почти заглушал ее. – И не стоит так часто поминать черта, мистер Этмор.
– Кто тебе сказал эту чушь?
– Твоя секретарша, – протянула Чарли, – и Алиса, очень милая девочка из твоей конторы. Неужели я могла такое выдумать?
– Ты можешь сочинить что угодно, – пробормотал Фил. – Но никакие отговорки теперь не помогут. Послушай, Шарлотта Макеннали, – и он больно ткнул указательным пальцем ей в плечо, – мы поженимся. Понятно?
– Как бы не так, – яростно взвилась Чарли. – Зачем выходить замуж за грубияна, который меня ненавидит, который сломал мне палец, вывихнул колено и только что посадил синяк на плече? Я не такая дурочка!
– Посадил синяк?
– Да! Вот смотри! – Чарли расстегнула блузку и обнажила плечо, совершенно забыв, где они находятся. Загудело с десяток сирен, почти все водители опустили окна своих машин и, высунувшись, зааплодировали.
Фил сердито глянул на нее и натянул блузку обратно.
– Вот к чему приводит знакомство с такими, как я, – закричал он. – Тебя арестуют за неприличное поведение, и к тому же дамы не ругаются!
– Дамы? – бушевала Чарли. – Да ты не в состоянии узнать даму, даже если она подойдет и укусит тебя. Сейчас же отпусти меня, ты, чудовище!
– Отпустить? Ну нет, – заорал в ответ Фил. – Мы поженимся прямо сейчас. Идем. – Он схватил ее за руку и потянул назад к месту, где была припаркована его машина.
– Да я и до угла с тобой не пойду, – уперлась Чарли.
– Все, – заявил он, – настал конец моему терпению. Лучше замолчи, и идем со мной.
– Ты меня не заставишь, – крикнула она, но он доказал, что заставит: одним махом перекинул ее через плечо и понес, как несут спасенных пожарные. Голова у Чарли свесилась вниз, и от неожиданности она замолкла, а толпа на улице засвистела и зааплодировала. Этого было достаточно, чтобы Чарли снова взорвалась: она пыталась высвободиться, колотила ногами, проклинала его на чем свет стоит, но все напрасно. Он лишь крепче обхватил ее ноги и небрежной походкой, насвистывая, двинулся вперед по тротуару.
Чарли так устала, что, когда он открыл дверцу машины, она уже не сопротивлялась.
– Успокоилась? – спросил он.
– Да. Но всю оставшуюся жизнь буду тебя ненавидеть.
– Хорошо, – отрезал он, сажая ее на заднее сиденье. – Расскажешь это нашим детям.
Сэм влез вслед за Чарли, и Фил захлопнул дверцу.
Сопротивление теперь было бессмысленным, так как задние дверцы можно было открыть, только нажав кнопку на щитке управления. Пока он обходил вокруг машины, она было хотела перелезть через сиденье и запереться, но замешкалась и не успела. Вне себя от ярости она бухнулась обратно на заднее сиденье, а Фил вывел машину на дорогу.
– Куда ты меня везешь? А может, похищаешь? – сердито проворчала она.
– Домой, – в тон ей ответил Фил. – А там видно будет.
Если бы огонь ее сверкающих глаз был смертельным, он прожег бы голову Фила. Они ехали к мосту, ведущему к Фэрхейвену. Фил повернул зеркало над рулем так, чтобы наблюдать за ней, а затем, насвистывая, все внимание сосредоточил на дороге.
Передвинувшись поближе к Чарли, Сэм рыльцем ткнулся ей в щеку. Она обняла теперь уже своего любимца и положила голову ему на плечо.
– Кроме тебя, Сэм, я бы убила всех представителей мужского пола на земле, – сказала она громко, чтобы было слышно на переднем сиденье.
– Прекрасно, – отозвался Фил, – а теперь, пожалуйста, замолчи, а то я никак не могу вспомнить мотив одной песни. – Он продолжал насвистывать.
– Так это песня? А я думала, ты кашляешь. За твой свист тебе и пяти центов не подадут, Фил Этмор!
– Спасибо, Чарли. Это самое приятное, что я от тебя услышал за весь день.
Фил припарковал взятую напрокат машину поближе к мосту и открыл дверцу.
– Они положили узкий настил, – показал он. – Можно пройти, если быть осторожным.
– Я регулярно плачу налоги, – сердито проговорила Чарли. – Сколько же еще ждать, пока мост починят?
– Года два, – ответил Фил. – Ты идешь?
– По этой узкой штуке? Ты выбрал себе не ту попутчицу.
– О'кей. – Фил устало вздохнул, подхватил ее и перебросил через плечо.
– Не смей!.. – закричала Чарли.
– Чего не смей? – прервал ее Фил. – Посмотри на воду, Шарлотта, а теперь посмотри на эту узкую доску. Если ты не утихомиришься, я поскользнусь, и мы оба упадем в реку. Я-то умею плавать, а ты?
– Ладно, – пробурчала Чарли и перестала сопротивляться.
Уже на берегу Фил спросил:
– Пойдешь или поедешь? Решай. Совершенно укрощенная, Чарли еле слышно сказала, что пойдет. Но когда он опустил ее на землю, у нее задрожали ноги, и она уцепилась за его руку, чтобы не упасть.
– Я дойду, – сказала Чарли.
– Иди к дому, – велел Фил, и Чарли двинулась вперед не совсем твердой походкой. Сэм шел сбоку, не давая ей упасть или свернуть с дороги. На вершине холма Чарли, остановившись, оглянулась: Фил был все еще у моста, оттаскивал в сторону настил, по которому они шли, стянув его с моста, кинул на берег, а затем, насвистывая, поднялся на холм.
– Ах ты, негодяй... – от возмущения Чарли задохнулась, – ты ведь прекрасно знаешь, что мне не сдвинуть эти доски...
– Правильно, не сдвинуть, – усмехнулся он, – и, насколько мне помнится, плавать ты тоже не можешь. Не повезло тебе, Чарли.
– Боже, – пробормотала она, – а я собиралась во всем признаться.
– Признаться?
– Теперь не скажу, даже если моя жизнь...
– ..зависит от этого, – договорил он. – Она и зависит, так что говори.
– Нечего мне угрожать, Фил Этмор. Он шагнул к ней.
– Хорошо, хорошо, – почти закричала Чарли, потом глубоко вздохнула, собираясь с силами. – Эмилия не сама удрала. Я напугала ее, рассказала, что ты, разозлившись, сломал мне палец и колено. А когда ты рявкнул на нее, она с испугу и убежала. Вот и все.
– Вот и все, – довольно улыбнулся Фил. – Ты меня опередила, Чарли. Я пытался ей намекнуть, но слишком с ней миндальничал.
В доме стоял запах пыли. Шарлотта обошла все комнаты, открывая окна и о чем-то разговаривая сама с собой. Фил исчез на кухне, а через несколько минут оттуда восхитительно запахло омлетом. Чарли почувствовала, как она голодна, и тоже пошла на кухню.
– Я думала, ты не умеешь готовить. Что это?
– Омлет по-западному, – сказал он. – Я посещал кулинарную школу, где обучали разным видам западного омлета, но я освоил только один. Можно подавать?
– Я умираю от голода, – сказала Чарли и выдвинула стул.
Раздражение улетучилось вместе с морским ветерком, но она прекрасно помнила долгие месяцы ссор, сменявшиеся коротким сладостным примирением. Ради Бога, сказала она себе, ты же обещала выйти за него замуж. Не будь дурочкой! Никогда не ссорьтесь на ночь, лучше обняться и помириться!
– Пожалуйста. – Голос Фила вернул ее к действительности: перед ней стояла полная тарелка. – Чая? Кофе?
– Молока, – попросила Чарли. Он улыбнулся уголками губ.
Омлет был вкусный, молоко свежее, а мужчина – милый? Разве этого достаточно, чтобы прожить всю жизнь вместе, думала Чарли, расправляясь с едой. Фил, очевидно, размышлял о том же. Когда они поели, он убрал со стола тарелки, снова сел и положил свою руку на ее.
– Сейчас пять часов, Чарли. Ровно в шесть я задам тебе только один вопрос. Я хочу, чтобы ты подумала о нас с тобой, о тебе и обо мне. У тебя есть время решиться. Поняла?
– А что ты будешь делать, пока я думаю? – поинтересовалась Чарли.
– Пойду к мосту и положу на место доски.
– А потом?
– Если до шести часов ты почему-либо решишь, что не хочешь услышать мой вопрос или не хочешь ответить на него, ты можешь спуститься к мосту и уйти. Машину я взял напрокат, она стоит на той стороне, ключи висят у боковой двери. Если ты решишь уйти, уходи, я тебя благословляю.
– А как ты.., отнесешься к моему уходу?
– Я не хочу, чтобы ты уходила, – сказал Фил, и в глазах у него затаилась боль.
– Я подумаю, – пообещала она. Фил, щелкнув пальцами, позвал Сэма, который, к удивлению Чарли, отправился с Филом к реке. Положить настил на место было труднее, чем убрать. Фил даже вспотел за те полчаса, что перетаскивал его на мост. Он потянулся, распрямляя затекшую спину, и вдруг почувствовал на голом плече чье-то мягкое прикосновение. Сзади стояла Чарли и ласково улыбалась.
– Мне не надо больше думать, – тихо сказала она.
– Да? – Он не знал, смеяться или хмуриться. Если ей понадобилось всего полчаса, значит, она вполне уверена в ответе. Может, не надо спрашивать? В это время к другой стороне моста подъехал лимузин, из которого вышло несколько человек. Будь что будет, сказал себе Фил и скрестил за спиной пальцы. – Чарли!
Она внимательно смотрела на него.
– Да?
– Чарли, я люблю тебя. Ты выйдешь за меня замуж? – Эти слова Фил произнес с трудом, они сочились, словно вода сквозь дамбу.
– Конечно, выйду, – был ответ. – В целом свете не найдется такой женщины, которая отказалась бы от подобной сделки! – И, прежде чем он понял, что она такое говорит, Чарли обняла его за шею и начала неистово целовать.
– О, – с недоумением произнес Фил, потом вопросительно:
– О? – И уже с восторгом:
– О!
Они все еще самозабвенно целовались, когда люди с той стороны реки стали осторожно, по одному переходить по мосту. Фил нехотя оторвал от себя Чарли:
– Познакомься, дорогая, это преподобный Остермил из епископальной церкви.
– Ну и негодник же ты, – улыбнулась Чарли. – Все это ты подстроил заранее?
– Да, – усмехнулся он, – именно так.
– Свадьба была замечательной, – сказала Чарли после ухода гостей. Гениально было пригласить Клодию и миссис Сатерленд в подружки невесты. Но зачем тебе понадобился Джеймс в роли шафера?
– Я хотел, чтобы он пострадал, – засмеялся Фил, – чтобы он видел, какая ты красивая, и понял, что тебя ему не получить! К тому же он оказался под рукой, когда я велел Клодии организовать бракосочетание.
– У меня ноги болят. – Чарли села на диван посередине освещенной гостиной и сняла лакированные туфельки. – Наконец мы одни.
Фил уловил легкую дрожь в ее голосе. Он взял со стола пакет.
– Я купил тебе подарок. Взгляни, а мне надо выйти на минуту.
– Хорошо, – грустно сказала Чарли. – А я так.., торопилась, что ничего тебе не купила.
– Нет, купила, – с воодушевлением отозвался он. – Раскрой пакет, я сейчас вернусь.
Чарли смотрела на него, и все в нем ей нравилось: и сила, и умный взгляд, и даже завиток волос на затылке. Когда он вышел, она развернула пакет – там оказалась книга. На обложке было написано «Что необходимо знать каждой девушке, или Что делать в брачную ночь». Какой глупый, подумала Чарли, будто кому-то нужно столько указаний. Улыбнувшись, она раскрыла книгу: две сотни совершенно чистых страниц, на первой что-то было написано карандашом, не послание, а скорее руководство, которое гласило следующее:
«Поднимись наверх и прими душ.
Положи теплую ночную рубашку в ногах кровати на случай пожара.
Забирайся в постель и глубоко вздохни».
– Господи, да он просто ненормальный, – сказала Чарли. – Пошли, Сэм.
И они прошествовали наверх. Чарли только вышла из ванной, когда услышала, как Фил бегом устремился под душ. Сэм занял свой пост на коврике около кровати и свернулся клубочком, готовясь спать. Чарли в волнении перебирала одежду, не зная, что ей надеть, так как почти все вещи остались у нее дома. Она открыла свою часть гардероба – на единственной вешалке висела его большущая белая рубашка. Чарли торопливо схватила ее и положила в ногах постели. Обнаженная, стоя перед зеркалом, она быстро расчесала волосы. Глупо краситься, но, может быть, немного духов? Она нырнула в постель, дрожа, хотя под одеялом было тепло. Дверь спальни распахнулась, и вошел Фил, с еще мокрыми после душа волосами и полотенцем вокруг бедер.
– Куда ты ходил? – спросила она.
– Убрал доски с моста. Нам не нужны завтра посетители, не так ли?
– Я не знаю, как положено, – еле слышно проговорила Чарли, – и я ничего тебе не подарила. Фил, я.., ничего не знаю про замужество. Я.., надеюсь, что ты не будешь разочарован.
– Не буду, – засмеялся он. – Ты мой подарок, а все, что надо знать, я тебе покажу, любовь моя. Но я не собираюсь устраивать у себя в спальне спектакль для зрителей. Сэм?
Свинья открыла один глаз.
– Сэм. – Фил потыкал его босой ногой в бок, но Сэм не сдвинулся с места.
– Черт тебя возьми, Сэм! Я не могу больше ждать!
Ему не терпится, подумала Чарли. И мне тоже. Она отодвинулась в дальний угол кровати.
– Сэм! – Последняя просьба не подействовала, и тогда Фил произнес:
– Мне надо было завести собаку.
Услышав столь ужасное оскорбление, маленькая свинка величественно поднялась на ноги и медленно пошла к двери. Фил подгонял ее ногой. На пороге Сэм уселся и завизжал в знак протеста.
– Бедняжка, – сказала Чарли, а ее муж поднял вес в шестьдесят пять фунтов и осторожно опустил его на ковер в коридоре. Сэм издал стон, словно ему разбили сердце.
Фил взглянул на него с состраданием и, сказав: «Спокойной ночи, Сэм», захлопнул дверь. Сэм услыхал, как заскрипели пружины кровати под тяжестью хозяина и как обрадованно засмеялась, принимая его в свои объятия, новая хозяйка. Решив, что теперь день точно закончился, Сэм поворочался и улегся на ковре. Правда, поспать ему не удалось из-за шума, доносившегося из спальни.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Летняя буря - Голдрик Эмма

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Летняя буря - Голдрик Эмма



Милый, спокойный романчик, так для одного вечера сойдет. Хотя от аннотации ожидала большего.
Летняя буря - Голдрик ЭммаМарина
28.10.2013, 17.22





Забавный романчик, с юмором. Так что можно почитать. Ну чтоб поулыбаться
Летняя буря - Голдрик Эммаинна
2.11.2015, 18.17





Примитивный сюжет-не понятны ни чувства ни действия героев
Летняя буря - Голдрик Эммаелена:-)
24.04.2016, 9.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100