Читать онлайн Легенда, автора - Гивенс Кэтлин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Легенда - Гивенс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Легенда - Гивенс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Легенда - Гивенс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гивенс Кэтлин

Легенда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Нейл рассматривал лежавшие перед ним на столе шпаги, пытаясь видеть в них лишь оружие, а не осуществление предсказания. Если бы сейчас рядом с ним был Джейми, они бы обменялись шуточками, отчего задача показалась бы им пустяковой, не стоящей внимания. Но Джейми сейчас находился на другом конце Шотландии. И если верить ощущениям, которые испытывал Нейл, он был чем-то очень занят.
После того как Джеймс уехал, связь между ними не прерывалась до вчерашнего дня. Это могло означать только одно: Джеймс нашел Эллин. Нейл уже и сам не понимал, какие чувства он испытывает к этой девушке. Ревность? А может быть, радость оттого, что брат так сильно влюбился, что забыл обо всех, включая брата-близнеца? Конечно, им обоим уже пора жениться и начать новую жизнь, но Нейл всегда считал, что в этом он будет первым. И сейчас испытывал такое чувство, будто его обошли.
Женитьба должна быть целесообразной, заявил он как-то Эллин. Тогда она презрительно взглянула на него, разве что не рассмеялась ему в лицо. А что, если она права? Что, если следует жениться по любви? Ведь она не ошиблась, когда напомнила ему, что их родители очень любили друг друга и именно поэтому поженились. Нейл покачал головой. Нет, все-таки проще думать, что жениться следует, руководствуясь политическими соображениями, и только в том случае, если это выгодно твоей семье, твоему клану. Интересно, как долго продлятся отношения Эллин и Джейми? Что, если брат вернется домой, умудренный горьким опытом общения с женщиной, и все вернется на круги своя и жизнь потечет как прежде?
Нет, она уже никогда не будет прежней. Грядет война...
В зал вошли бабушка и несколько молоденьких служанок с нагрудниками в руках, которые предстояло носить во время сражений ему, Джеймсу и Дункану. Нагрудники эти когда-то принадлежали его отцу. Наверху мать давала указания женщине, которая шила для них новые рубашки. Внизу, в гавани, мужчины вытаскивали рыбачьи лодки на берег, строя из них заграждения, чтобы враг не смог проникнуть в верхнее озеро. Поля засевали зерном, хотя мужчины отправятся на войну и не смогут собрать урожай.
Нейл взглянул в окно на расколотый пополам дуб и вновь вспомнил о древнем предсказании – о близнецах, которые развяжут войну, после чего на пятьдесят лет воцарится мир. Дай-то Бог, чтобы пророчество прорицателя Браана сбылось.
«Джейми, – мысленно обратился он к брату, – возвращайся скорее, ты мне нужен».
– Лорд Нейл? – послышался за спиной звонкий голос. Нейл круто обернулся: позади него стоял подросток.
– Сэр Дункан вернулся.
Нейл направился к дверям старого замка, чтобы встретить кузена, но не успел дойти до нее, как дверь распахнулась, и на пороге появился Дункан, а следом за ним порыв ветра швырнул в зал целый каскад воды. Дункан успел захлопнуть дверь, прежде чем в зале образовался потоп.
– Нет, ты скажи мне, почему мы живем в этой стране? – сердито обратился он к Нейлу, стаскивая насквозь промокший плед и куртку. – Дождь почти не прекращается. Одно хорошо – Маклауды в такой шторм носа из дома не высунут. Кстати, я думал, ты уже отпустил внука Маклауда, но только что видел его на конюшне.
Нейл ухмыльнулся:
– Я его и в самом деле отпустил, но мальчишка хочет отправиться вместе с нами на войну. Он даже написал дедушке письмо, спрашивая у него разрешения.
Фыркнув, Дункан последовал за Нейлом к камину. Взяв стул, который предложил ему Нейл, он уселся на него и повернулся к кузену:
– Кланраналд, Гленгарри, Кеппох, Лохил, Гленкоу, Гленмористон, Слит... Все решили воевать. От Джейми что-нибудь слышно? Я имею в виду, есть о нем какие-то вести, кроме твоих ощущений?
Нейл покачал головой.
– Сколько людей у Маккея? – спросил он кузена.
– Не знаю. Слышал, что в два раза больше, чем у нас.
– Подумаешь, – небрежно бросил Нейл, – с нами, шотландскими горцами, их все равно не сравнить!
И они с Дунканом расхохотались.


Эллин закинула руки за голову и замерла: пальцы ее коснулись чьих-то пальцев. Она повернула голову – Джеймс! Она села и уставилась на него. Значит, это был не сон? На ее пальце сверкало его кольцо, а он лежит в ее кровати. Лежит обнаженный и улыбаясь смотрит на нее. Она судорожно сглотнула.
– Доброе утро, любовь моя, – весело произнес Джеймс.
– Джеймс, – прошептала она, судорожным движением натягивая простыню на грудь.
Она тоже лежала обнаженная, и тело до сих пор, казалось, не забыло его ласки. Что же она наделала? Наклонившись, Джеймс коснулся губами ее живота, и Эллин подпрыгнула, словно ее ужалили, а потом удивленно покосилась на него. Он расхохотался:
– Только не говори мне, что ты меня уже забыла!
– Нет, не забыла, – прошептала Эллин.
Выражение лица Джеймса стало серьезным. Сунув руку под одеяло, он нащупал руку Эллин и вытащил ее наружу.
– Эллин, вот твое кольцо, детка. Мы с тобой обручены. Не нужно смотреть на меня так, будто я тебя изнасиловал. – Сев, он внимательно посмотрел на нее: – Ты жалеешь о чем-то?
Эллин покачала головой. Он и в самом деле ее не насиловал, ему не пришлось этого делать. Она сама повисла у него на шее и с не меньшей, чем он, страстью занималась с ним любовью. Какие же чувства она сейчас испытывает?
Что ее любят, сделала вывод Эллин, прислушавшись к себе.
Она лениво улыбнулась и, подняв руку повыше, пошевелила пальцем, на котором было его кольцо.
– Я замужем, – проговорила она.
Джеймс кивнул.
– А я женат.
– Я замужем, – повторила Эллин, и на сей раз в голосе ее прозвучало изумление.
– Ты пока моя невеста, а не жена. – Джеймс зевнул. – Но все равно моя. Я считаю тебя своей законной невестой.
Наклонившись, Эллин поцеловала его в грудь.
– Тебе придется рассказать об этом моей маме, – проговорила она, изо всех сил стараясь скрыть свое смущение.
– Значит, мы все-таки едем в Нетерби?
– Да.
– Может быть, в таком случае нам лучше встать с постели?
Эллин улыбнулась и прошлась рукой по его груди, потом по животу, затем рука ее забралась под одеяло. Ухмыльнувшись, Джеймс лег на нее сверху и принялся покрывать поцелуями ее щеки и шею.
– Думаю, если мы уедем попозже, ничего не случится, – заметил он.
– А что скажут люди?
– Что мне здорово повезло.


Стояла ясная погода, и они ехали быстро. Спали они теперь в одной кровати и их ночи были наполнены страстью, смехом и шутками. Нередко они болтали до самого рассвета, поверяя друг другу свои мысли, делясь желаниями и сомнениями, мечтами и надеждами. И чем больше они беседовали, чем лучше узнавали друг друга, тем больше Эллин любила его, этого замечательного мужчину, который теперь принадлежал ей безраздельно.
Она не знала, рассказал ли Джеймс об их отношениях своим людям. Он ей не говорил, а она не спрашивала. А мужчины вели себя так, словно ничего не изменилось. Похоже, она одна чувствовала происшедшую в себе и Джеймсе перемену, словно смотрела на мир другими глазами.
Она была любима и любила сама. Даже однообразный, безрадостный пейзаж казался ей прелестным. Эллин смотрела на распустившиеся молодые листочки, наблюдала за пчелами, собиравшими нектар с первых весенних цветов. Был конец апреля, зима наконец-то покинула Шотландию. Улыбнувшись, она подняла голову, подставляя лицо теплым лучам солнца.
Они останавливались на тех постоялых дворах, список которых дал им Хью, и хотя на каждом им сообщали, что мама Эллин успела здесь побывать, догнать ее им никак не удавалось. Когда они проезжали поворот на Данфаллэнди, Джеймс спросил ее, не хочет ли она нанести визит Фергюссону. Эллин покачала головой и отвернулась.
Той невинной девушки, какой она была несколько недель назад, больше не существовало, а женщина, в которую, она превратилась, не испытывала никакого желания видеть ни Данфаллэнди, ни Фергюссона. Этому умному и проницательному мужчине хватит одного взгляда, чтобы понять, что она стала женщиной.
Все было бы не так уж плохо, если бы повсюду не виднелись признаки скорого наступления войны. Эллин старалась не обращать на них внимания, забыть о том, что через несколько недель, а может, даже раньше, Джеймс покинет ее и присоединится к армии Джона, но не могла. Дороги были запружены солдатами, в деревнях и городках, через которые они проезжали, жизнь била ключом. Разговоры велись только о войне.
Джеймс и Эллин держали свои мысли при себе, не признавались в своей преданности королю Якову, если во время пути доводилось с кем-то беседовать. Однако Джеймс был в одежде шотландских горцев, поэтому вполне можно было предположить, что он сторонник Данди. Сам же он эту тему предпочитал не обсуждать. Когда же Джеймс с Эллин были уверены в том, что видят перед собой единомышленников – как это было на постоялых дворах, – они в разговоре с хозяевами просили рассказать им последние новости.
Вся Шотландия была наводнена слухами, причем частенько они настолько отличались друг от друга, что Эллин только диву давалась. Например, чем дальше они продвигались на восток, тем чаще слышали истории о том, что Маккей захватил в плен Джона, а Джон захватил в плен Маккея, что шотландские горцы уже направляются к столице, воруя по пути детей своих противников и питаясь ими. И несчастные доверчивые люди выходили из своих домов, со страхом глядя на проезжавших мимо шотландских горцев.
Сначала Джеймс смеялся над этими рассказами, но когда увидел, что по мере их продвижения страх у людей возрастает, ему стало не до смеха. На пристальные взгляды он не обращал внимания, однако зарядил пистолет Эллин, все время держал его под рукой и ни на шаг не отъезжал от своей невесты. По ночам они закрывали дверь комнаты на замок и на щеколду и клали рядом с кроватью шпагу. Днем старались ехать как можно быстрее.
В Перте – городе, расположенном неподалеку от Нетерби, – они узнали, что Джон назначил встречу с кланами в Лохейбере 18 мая. Хозяин постоялого двора, на котором они остановились, дородный детина с цепким, ничего не упускающим взглядом тихонько сообщил им, что уже назначен день начала восстания. Что награда за голову Джона возросла в несколько раз, что сторонниками Вильгельма Оранского он уже официально признан предателем, но тем не менее кланы и многие жители южной Шотландии уже готовы к нему присоединиться.
Эллин все это слушала молча. Еще один день – и она будет дома. Ни о чем другом она и думать сейчас не могла. А когда они с Джеймсом приедут туда, посмотрят, как чувствуют себя мама и Би после стычки с Питни, которая неминуемо произойдет, она решит, что делать дальше. Она знала, чего хочет Джеймс: забрать Роуз и Би и отвезти их к Макдоннеллу или в Торридон, если на это останется время, где они будут в безопасности на время войны.
Сама же Эллин наотрез отказывалась даже говорить о том, чтобы уехать из Нетерби. Чем бы ни встретил ее родной дом, ей предстоит позаботиться о своих людях, убеждала она Джеймса, – о слугах, арендаторах, фермерах, возделывающих свои земли. Она их не оставит, пока не убедится, что с ними все в порядке. Или что ничего для них сделать нельзя.
Она понимала, что может означать война для Нетерби. Она кузина предводителя армии, который поставил себе задачу свергнуть короля, занимающего в настоящее время престол. А Нетерби – ее родное имение. Так что противники Данди, стремясь отомстить ему, будут рады сровнять его с землей. Эллин не могла оставить живущих там людей погибать.
Они с Джеймсом постоянно спорили по этому поводу и никак не могли прийти к согласию, и это ужасно раздражало обоих. Каждый упорно стоял на своем. Наконец они перестали спорить, решив преодолеть последние мили пути в мире и согласии.
Нетерби... Эллин остановилась у поворота к родному дому, хотя они с Джеймсом уже договорились, что поедут дальше, к дому Би, поскольку Роуз наверняка находится там. Эллин была бледна, но спокойна. Повернувшись, она взглянула на Джеймса.
– Если хочешь, детка, я возьму своих людей, поеду и убью этого подонка Малдена. Тогда твоя мама сможет вернуться домой.
Эллин едва заметно покачала головой:
– Ты даже не представляешь, как бы мне этого хотелось, но мы пока не можем это сделать.
– Пока не можем. Давай сначала поговорим с твоей мамой и бабушкой, они, нам скажут, что следует делать дальше.
Эллин кивнула и, бросив последний взгляд на подъездную аллею, ведущую к дому, стегнула коня и поскакала вперед. Все утро она была необыкновенно молчалива, ехала, погруженная в свои мысли, и Джеймсу казалось, что она отдаляется от него и он ей больше не нужен.
В самом начале пути она со страстью отвечала на его ласки, но с каждой милей, приближающей ее к дому, страсть ее угасала. А в последнюю ночь она просто молча лежала в его объятиях, думая о чем-то своем и почти не разговаривая с Джеймсом. Он растерялся. Может быть, она жалеет о том, что они обручились? Неужели он завоевал ее только для того, чтобы потерять в Нетерби? Может быть, она думает о маме и Би? А может, о Гранте?
Едва Джеймс вспомнил о Дэвиде Гранте, кровь закипела у него в жилах. Он боялся, что при встрече с этим человеком не сможет обуздать свой гнев. Неужели этот негодяй посмеет вернуться к Данди после всего, что натворил? Неужели он будет вновь за ней ухаживать? Джеймс был убежден, что Би посвятила его в свой план сделать Эллин своей наследницей, а Грант, в свою очередь, рассказал об этом Питни Малдену. Джеймсу очень хотелось поговорить с этим подонком и понять, прав ли он в своих предположениях. И если прав, он шкуру с него спустит.
* * *
Дом Би оказался на редкость красив. Он стоял на холме, с которого открывался прелестный вид на горную долину, аккуратный и ухоженный. Двадцать всадников, за которыми пыль поднималась столбом, поскакали к воротам. Они отворились, и во дворе появился лакей. Он с ужасом уставился на них и поспешно захлопнул ворота.
Эллин рассмеялась, впервые за сегодняшний день.
– Наверное, решил, что отряд шотландских горцев явился грабить дом.
Джеймс усмехнулся:
– А у твоей бабушки найдется что-нибудь, на что мы могли бы польститься? Так это мы мигом.
– Найдется. У нее отличный винный погреб.
– С него и начнем, – весело заявил Джеймс и, соскочив с лошади, поднял руки, помогая ей спуститься.
Эллин положила руки ему на плечи и только успела спрыгнуть на землю, как ворота вновь распахнулись, на сей раз во всю ширь, и в широком проеме показались две фигуры. При виде их Эллин сдавленно вскрикнула, а Джеймс повернулся, чтобы взглянуть в ту сторону, и сам не удержался от радостного возгласа: к ним опрометью неслась Бритта, волосы и юбки ее развевались, лицо сияло радостью. За ней следом бежал Нед. Джеймс смотрел на них, не веря своим глазам.
– Мисс Эллин! Мисс Эллин! Вы дома! Вы спасены! – кричала Бритта.
– Бритта! Нед! Вы живы! Слава тебе Господи! – восклицала Эллин, раскрыв объятия, плача и смеясь одновременно.
Горничная бросилась ей на шею, Нед подошел к Джеймсу.
– Ты жив! – обрадовался Джеймс, хлопнув юношу по плечу. – Я очень рад этому, парень! Вот уж не думал застать вас в живых. Я так рад тебя видеть!
Нед ухмыльнулся:
– Спасибо, сэр. Я заработал несколько шрамов, но нам все-таки удалось добраться до дома.
Бритта наконец-то отошла от Эллин.
– Добро пожаловать в дом, мистер Маккарри, – поклонилась она.
Джеймс улыбнулся:
– И тебя я тоже рад видеть, девочка. Эллин каждый день молилась, чтобы Господь оставил вас в живых. И я тоже. Я и не надеялся вновь тебя увидеть, детка.
Бритта переглянулась с Недом:
– Мы тоже потеряли надежду, что нам удастся добраться до дома. И все-таки мы здесь. Мы вам потом все расскажем. Мисс Эллин, ваша матушка будет очень рада вас видеть.
Эллин бросила взгляд в сторону дома:
– Она здесь?
– Она в Нетерби, – ответила Бритта. – Все в Нетерби. Я приехала сюда лишь затем, чтобы забрать одежду вашей бабушки.
– Как она? С ней все в порядке?
– О да, мисс. Она сейчас с вашей матушкой. Похороны завтра утром.
– Похороны? Чьи?
Бритта удивленно взглянула на нее, но, сообразив, что Эллин ничего не знает, ответила:
– Ваша матушка написала вам, но письмо, конечно, до вас не дошло. Похороны вашего отчима, мисс Эллин, мистера Малдена. Его убили.


Нетерби-Холл совсем не изменился с тех пор, как Эллин отправилась в Данфаллэнди. Сквозь прозрачные шторы, которые мама всегда задергивала вечером, пробивался свет. Джеймс помог Эллин спешиться, и она постояла так несколько секунд, благодаря Бога за то, что мама и Би находятся дома, и никакая опасность им теперь не грозит. У нее были к ним вопросы, и много вопросов, но с ними можно повременить. Главное, что она наконец-то вернулась домой.
Дверь распахнулась, и на пороге появился лакей. Оглянувшись, он что-то бросил через плечо, а в следующую секунду за его спиной появилась мама Эллин и с радостным возгласом помчалась по ступенькам вниз, протягивая руки.
– Эллин! Девочка моя милая! Как ты смогла так быстро приехать?
– Мамочка! – Эллин побежала к матери и с разбегу бросилась ей на шею.
Роуз была бледна, глаза у нее покраснели, однако выглядела она спокойной.
– Я так рада, что ты здесь, девочка моя дорогая!
– Мама, это правда? Питни и в самом деле мертв?
Роуз кивнула:
– Да, он умер два дня назад. – Она перевела взгляд с Эллин на Джеймса. – А это...
Эллин взяла Джеймса за руку.
– Мама, это Джеймс Маккарри. Джеймс; познакомься с моей мамой.
– Рад с вами познакомиться, мадам, – поклонился Джеймс.
– Мама, как погиб Питни?
– Его убили на дороге, прямо в начале подъездной аллеи. – Она взглянула на людей Джеймса, с любопытством наблюдавших за ними. – Пойдемте в дом, там поговорим. Мистер Маккарри, попросите ваших людей пройти на кухню. – И, взяв Эллин за руку, она повела ее вверх по лестнице в дом.
– Как бабушка Би? – спросила Эллин.
– С ней все в порядке. Она сейчас отдыхает, но мы попросим кого-нибудь за ней сходить. Она будет рада тебя видеть, – Роуз погладила Эллин по щеке. – Доченька моя! Не могу тебе передать, как я счастлива, что ты наконец дома.
– И я счастлива снова оказаться дома, – улыбнулась Эллин и поймала на себе пристальный взгляд Джеймса.


Эллин никак не могла поверить в то, что Питни больше нет в живых. Его нашли бездыханным посередине дороги с привязанными к вожжам лошади руками и с ножевыми ранами на теле. Кто-то нанес ему множество ударов ножом, а потом оставил умирать на дороге. Обнаружил его лакей, возвращавшийся в замок после своего выходного, и поднял тревогу. Срочно сообщили Роуз, и она вылезла из постели – хотя была холодная ночь, – чтобы осмотреть тело Питни. Она послала лакея за мировым судьей, а потом в течение нескольких часов терпеливо ждала, пока он приедет.
Джеймс молча слушал рассказ Роуз, как вдруг дверь распахнулась и в комнату вошла Би.
– Эллин! – радостно воскликнула она.
Эллин бросилась к бабушке и пылко ее обняла. Обе были счастливы, что встретились вновь. Похоже, Би не испытывала огорчения по поводу гибели Питни, а лишь облегчение. Когда ей представили Джеймса, она окинула его цепким взглядом. От нее не укрылось ничто: ни его запыленная от долгого путешествия одежда шотландского горца, ни усталое красивое лицо. Похоже, он пришелся ей по душе, поскольку она приветствовала его широкой улыбкой.
Когда Эллин поинтересовалась, кто убил Питни, мама с Би обменялись многозначительными взглядами.
– Что вам известно? – спросила Эллин нетерпеливо.
– Моя дорогая девочка, – сказала Би, – я нисколько не сомневаюсь, что это Питни убил моего поверенного. Но кто убил его самого и за что – я понятия не имею. – Она покачала головой. – Он вечно собирал у нас в замке всякий сброд. Должно быть, кто-то из этих подонков его и прикончил. Да и долгов он наделал огромное количество.
Роуз кивнула:
– Это верно. Мне пришлось продать часть земли, чтобы их оплатить. Но это не важно.
– «Не важно»! – фыркнула Би. – Ты сама доброта, Роуз. Этот человек украл твои деньги, оставив тебе одни долги. Я бы на твоем месте не лила по нему слезы.
– И все равно он такой кончины не заслужил, – ответила Роуз.
– У кого-то на этот счет было иное мнение, – возразила Эллин.
Роуз покачала головой и вздохнула.
– Мама, – обратилась к ней Эллин, подойдя поближе, – кто-то убил Питни, кто-то убил поверенного Би. Мне кажется, я знаю этого убийцу.
– И я знаю. Это Фрейзер, – подала голос Би. – И Бритта с Недом думают так же. Этот человек – настоящее чудовище. Он был здесь не так давно.
– Здесь? – Эллин изумленно воззрилась на Би. – Здесь?! Фрейзер был в Нетерби?!
– Да, недели две назад. Я его не видела. Меня здесь как раз не было, а вот Нед его видел. Более того, он последовал за ним до Данди.
Эллин вспомнился холодный взгляд Фрейзера, его жестокость, и она поежилась. Фрейзер был здесь... В ее родном доме... От этой мысли ей стало так страшно, что она взяла Джеймса за руку. И мама, и Би это заметили, но ничего не сказали.
Некоторое время царило, молчание. Наконец Джеймс его нарушил.
– Примите мои соболезнования по поводу вашей утраты, мадам, – обратился он к Роуз.
– Благодарю вас, мистер Маккарри, – ответила она. – Я ее переживу. То, что я узнала про Питни, разрушило все теплые чувства, которые я к нему испытывала.
– Я вас понимаю, – заметил Джеймс и взглянул на Эллин. – Я никогда не прощу этого человека за то, что по его вине довелось пережить вашей дочери. Ведь ее могли убить.
– Если бы не вы, – грустно ответила Роуз.
Эллин улыбнулась и еще крепче сжала руку Джеймса.
– Он был просто великолепен, мама! – улыбнулась она.
Джеймс взглянул на Роуз:
– Просто я оказался в нужное время в нужном месте, мадам, за что буду вечно благодарен судьбе.
– А мы благодарны вам за проявленное вами мужество, мистер Маккарри, – произнесла Роуз. – И за то, что доставили мою дочь домой целой и невредимой. Прошу вас, оставайтесь в нашем доме, отдыхайте от вашего путешествия столько времени, сколько сочтете нужным.
«"От вашего путешествия"?» – поразился Джеймс. Эта женщина считает его просто сопровождающим? Неужели она не видит, что Эллин держит его за руку, не замечает у нее на пальце его кольца, которое, кстати, ей слишком велико? Би-то его сразу заметила, вон как на него смотрит. А может быть, мать Эллин испытала слишком сильное потрясение, узнав о смерти своего мужа, и вообще не замечает ничего вокруг?
Однако Джеймс подозревал, что дело не только в этом. Он не понравился Роуз, и она бы не хотела видеть его рядом со своей дочерью. Конечно, пока еще преждевременно заводить разговор о женитьбе и не слишком уместно – как-никак предстоят похороны, – однако Джеймс решил, что разговор этот состоится, и очень скоро. К 18 мая ему надлежит быть в Лохейбере, и до этого времени он хотел бы жениться на Эллин, если, конечно, ему дадут возможность заговорить на эту тему.
– И какие же действия предпринял мировой судья? – спросил он спокойно, стараясь не выдать своих чувств.
– Да почти никаких, – пожала плечами Би. – Сказал, что Питни мертв, что убит неизвестными людьми. Как будто мы этого и сами не знали! Он ничего не будет делать. Оставил нам на целый день своего человека, а потом его отозвал. Так что мы здесь совсем одни и предоставлены сами себе.
– Уже не одни, мисс Грэм, – возразил Джеймс. – С вами я и двадцать моих солдат.
– Это хорошо. Зовите меня Би, сэр. – Би улыбнулась и бросила взгляд на руки Джеймса и Эллин. – Как я подозреваю, уже слишком поздно для официальных представлений.
У Джеймса словно камень с души свалился. Двоюродная бабушка Эллин за них. А ее мать? Скоро он об этом узнает.


Роуз позвала Бритту и Неда и попросила рассказать об их приключениях. Эллин слушала рассказ Бритты с ужасом на лице, а Джеймс с трудом сдерживал ярость. Во время нападения Нед был ранен и упал на землю. Люди Фрейзера, не обращая внимания на крики Бритты, и ее бесплодные попытки поднять его, перевернули потерявшего сознание Неда на спину. Похоже, они решили, что он мертв, а потому спокойно оставили его одного и помчались на выручку к остальным своим людям – именно тогда Джеймс и напал на Фрейзера.
Бритта оттащила Неда в кусты, спрятала его там и спряталась сама. Когда нападавшие оттеснили врагов к дороге, она сумела, перебраться вместе с Недом на другой берег реки. В то время, когда Джеймс и Эллин их искали, Бритте удалось оттащить Неда уже достаточно далеко. Обнаружил их фермер, который их спрятал.
– Мы вас везде искали, – заметила Эллин.
– Я боялась, что Фрейзер убьет нас, и постаралась уйти подальше, – пояснила Бритта.
В конце концов, Неду и Бритте удалось вернуться в Данфаллэнди, где Фергюссон предложил им убежище. Когда наконец Нед поправился настолько, что они были в состоянии вернуться домой, Бритта сказала об этом Фергюссону. Тот дал им немного денег, однако никакой охранной грамоты они не получили. Они направились на восток, чтобы не возвращаться в Нетерби. Наконец они добрались до дома Би, где и остались.
Роуз отпустила Бритту и Неда, а Эллин с Джеймсом пригласили на ужин. Джеймс не на шутку разозлился, когда Би рассказала ему о том, как спала вместе с Бриттой в одной комнате, а Нед у ее порога, каждую минуту ожидая нападения, о том, как Питни едва не набросился на нее с кулаками, когда она решила сделать своей наследницей Эллин.
– До сих пор не могу понять, откуда он про это узнал. – В голосе ее звучало удивление.
– Это все Грант, – с отвращением процедил Джеймс. – Вы же сообщили внучке, что рассказали об этом Гранту, а он, должно быть, передал ваши слова Малдену.
– Но почему?
Джеймс пожал плечами:
– Не знаю, почему он это сделал и сделал ли это вообще. Но кто-то ведь посвятил Малдена в ваши планы, а Грант был одним из немногих, кому о них было известно.
– Дэвид сбежал, – подхватила Эллин и рассказала о том, как это произошло.
Би уставилась на нее широко открытыми глазами:
– Он мне рассказывал все совершенно по-другому.
– Я в этом нисколько не сомневаюсь, – усмехнулась Эллин.
– Но ведь он хотел на тебе жениться, – потрясенно проговорила Би.
– И он не хочет, и я не хочу, – твердо заявила Эллин. – Я собираюсь выйти замуж за Джеймса.
Роуз издала протестующий крик, однако сумела быстро совладать с собой и замолчала. Джеймс взглянул ей в глаза. Он оказался, прав: она не желает, чтобы они были вместе.
– Каковы ваши политические взгляды, Джеймс? – спросила его Би.
– Такие же, как и у вас, мадам. Клан Маккарри готов присоединиться к войскам Данди. Мы будем сражаться за короля Якова.
– Опасная позиция в наши дни.
– Но единственно верная.
Би кивнула:
– Согласна. Но это означает, что восемнадцатого мая вы будете в Лохейбере.
– Да. – Джеймс, улыбнувшись, взглянул на Эллин. – Ужасно не хочется от нее уезжать.
Эллин ему улыбнулась.
– Мы обручились, – сообщила она, – и собираемся пожениться.
– Я буду просить руки вашей дочери, миссис Малден, – объявил Джеймс. – Не сейчас, когда у вас только что убили мужа. Но вы должны знать о моих намерениях.
Роуз перевела взгляд с Джеймса на Эллин:
– Я не могу обсуждать пока эту тему.
– Я люблю вашу дочь и хочу прожить с ней вместе всю жизнь. И непременно это сделаю.
Наступила тишина. Наконец Роуз кивнула:
– Обсудим это позже, мистер Маккарри, сейчас я думаю о другом.
– Как скажете, мадам.
– Благодарю вас. А теперь, – проговорила Роуз, поднимаясь из-за стола, – уже слишком поздно.
– Где будут спать мои люди и я, мадам? – спросил Джеймс.
– Можете воспользоваться моим домом, – предложила Би. – В нем никого нет. А я останусь здесь.
– Благодарю вас, мадам, но он находится слишком далеко. Я не могу оставить Эллин одну.
– Но вы еще не женаты! – вспылила Роуз.
– Я знаю. – Джеймс перевел взгляд с Би на Роуз, а потом на Эллин. – Не хочется пугать вас, но кто-то убил Малдена и кто-то убил вашего поверенного. Я не стану ночевать в доме, который находится в пяти минутах езды отсюда. Я буду спать здесь.
Несколько секунд Роуз удивленно смотрела на него, потом смилостивилась:
– Хорошо. Можете спать в комнате Маргарет. Для ваших людей мы тоже найдем место.


Эллин стояла в своей спальне спиной к окну и смотрела на мать. Она уже начала приходить в себя от шока, который вызвало в ней известие, что Питни больше нет в живых, и теперь думала, что же будет дальше. В этом она не была одинока: мать тоже задавалась этим вопросом, потому-то и пришла поговорить о планах дочери на будущее.
Роуз была с ней предельно откровенна. Она заявила, что знает, что такое обручение и что происходит в этот период. В глазах матери не было презрения, в них читалась лишь забота о дочери, и Эллин, приготовившаяся к схватке, немного успокоилась.
– Дай мне время, – Попросила Роуз дрожащим голосом. – Завтра мне предстоит похоронить мужа. Я не могу пока думать о твоем замужестве – не могу думать о предстоящих похоронах и о свадьбе одновременно.
Эллин стало стыдно: у мамы и так забот хватает, так она ей еще и свои навязывает.
– Прости, мамочка. Мне трудно скорбеть по Питни, но я знаю, ты по нему скорбишь.
– Я в этом не уверена, – произнесла Роуз. – Я вообще ни в чем не уверена. Давай переживем завтрашний день, а там посмотрим, что делать со следующим. Если он и в самом деле тебя любит, и если ты по-настоящему любишь его, я подумаю о вашей женитьбе, но не сейчас. Подождем год, пока будет длиться траур. Если чувства твоего жениха искренни, он на тебе женится.
– Год?! Мама, мы не можем ждать целый год! Я люблю его! Как ты могла подумать, что он водит меня за нос? Какая ему от меня выгода? – Эллин печально засмеялась, вспомнив о том, что волновало Нейла. – Брат. Джеймса очень боится, что я охочусь за его деньгами. Ну почему вы все такие непонятливые!
– Все это так неожиданно, – вздохнула Роуз.
– Я люблю его, мама, – повторила упрямо Эллин.
Присев на кровать, Роуз заговорила:
– Он очень красив. Я знаю, ты благодарна ему...
– «Благодарна»? Да я испытываю к нему гораздо более сильное чувство, чем благодарность. Я люблю его! Пойми ты это наконец!
– Это тебе только кажется. Конечно, ты испытываешь сильное чувство к тому, кто спас тебе жизнь...
– И не один раз.
– Пусть так.
– Я люблю его, мама, – безнадежно сказала Эллин – других доводов у нее не было.
Роуз опять тяжело вздохнула.
– Выслушай меня, детка. Ты не знаешь этого человека. Никто не сомневается в его храбрости и добром отношении к тебе. Равно как и в том, что вы оба поддались сильным чувствам и сейчас находитесь у них в плену. Скоро начнется война. Она повлияет на каждого из нас. Сейчас не время поддаваться эмоциям. И потом, то, что ты принимаешь за любовь, может оказаться лишь увлечением.
– Мама...
– Эллин, дослушай меня, пожалуйста! Я была замужем два раза. Первый раз – за твоим отцом, человеком, которого я знала всю жизнь, а второй раз – за Питни, с которым была знакома всего несколько месяцев. Ты сама знаешь, какие страдания принесло мне это замужество. Я была одинока, Эллин, и поняла, что совершила ужасную ошибку. И ты от нее тоже не застрахована. Нет никакой необходимости так поспешно выскакивать замуж.
– Нет, есть, мама! Джеймс скоро уедет на войну. Он любит меня, а я люблю его.
– Но ты его совсем не знаешь!
– Я знаю о нем все, что мне нужно знать. Он защищает меня, заботится обо мне и старается сделать меня счастливой.
– Это хорошо, но для счастливой совместной жизни этого недостаточно. Вам нужно время, чтобы как следует узнать друг друга.
– У нас нет такой роскоши, как время. Скоро он уйдет на войну.
– Тем более вы должны подождать.
– Тем более мы должны пожениться. Мама, я прошу твоего благословения.
– Я не могу тебе его дать.
– Но почему? Я же с ним обручилась и считала, что, наоборот, ты станешь настаивать на том, чтобы мы поскорее поженились. Ведь теперь, кроме Джеймса, никто меня не возьмет замуж.
– Я хочу, чтобы ты была счастлива, а не просто стала замужней дамой, да еще жила с человеком, которого ты не знаешь. И потом, Би сделала тебя своей наследницей, и когда-нибудь ты станешь богатой женщиной.
– Би может хоть сегодня переписать свое завещание. Теперь, когда Питни убили, все изменилось.
– Эллин, когда первый порыв влюбленности пройдет, может получиться так, что ты поймешь, что влюблена в некий идеал, а не в настоящего Маккарри.
Эллин сжала губы, стараясь не расплакаться.
– Я тебя не понимаю. Наконец-то мне встретился человек, которого я полюбила, и который полюбил меня. Еще ни к одному мужчине я не испытывала подобных чувств. И ни с одним я не чувствовала себя счастливой.
Роуз нехотя кивнула:
– Мне это знакомо. Но, Эллин, отношения мужчины и женщины не ограничиваются лишь физической близостью. Ты поняла, как приятно быть женщиной, однако пока еще не знаешь, что такое быть женой.
– Именно это я и хочу узнать.
– Может быть. Но не теперь. Как ни красив твой избранник и нежен, не торопись со свадьбой.
– Я не понимаю! Когда Маргарет приехала сюда с Хью, ты приняла их обоих с распростертыми объятиями.
– Тогда было мирное время. А сейчас со дня на день может начаться война. Что, если сторонники короля Якова потерпят поражение?
– Тогда мы все проиграем. Наш кузен командует его войсками.
– Никто не обратит внимания на трех женщин, тихо живущих в своих домах. Но на Джеймса Маккарри внимание обратят. Он может потерять все. Нет, Эллин, мы подождем. И год траура – великолепный предлог для того, чтобы отказаться от замужества.
– Я не стану носить траур по Питни ни одного дня, не говоря уже о годе, мама!
Роуз подняла руку:
– Успокойся, Эллин. Я больше не хочу говорить об этом. Ты должна получше узнать этого человека, прежде чем решиться на такой шаг, после которого уже ничего нельзя будет изменить. – И она направилась к двери. – Когда он уедет, очень может быть, что ты по нему даже скучать не будешь.
– Этого не случится, – отрезала Эллин.
Дверь за матерью тихо закрылась. Подойдя к окну, Эллин уставилась в темноту. Она была уже не той девочкой, которая выросла в этой комнате, – девочкой, мечтавшей встретить человека, достойного ее любви. Она его уже встретила.


Джеймс натянул на себя одеяло и уставился в потолок. Он будет хорошо себя вести. Некоторое время. Роуз Малден ясно дала понять, что не слишком его жалует. Джеймс знал – она старается защитить свою дочь, однако считал, что ни в какой защите та не нуждается, поскольку он ей ничего плохого не сделает.
Во время ужина он смотрел на Эллин и представлял, как она лежит в его кровати, как подается ему навстречу, стремясь принять его в себя еще глубже, как тихонько стонет, достигнув пика блаженства, и как ему приятно слышать этот стон, как он заставляет ее стонать снова и снова, чтобы слышать, как она шепчет его имя.
Мысли эти никак не способствовали спокойному сну.
В тот же вечер он написал Нейлу письмо, в котором рассказал о том, что отчим Эллин погиб, а ему оказали в Нетерби не слишком теплый прием, а также что к восемнадцатому он приедет в Лохейбер. Утром половина его людей отправится в Торридон с этим письмом. Как же ему хотелось тоже уехать с ними, взяв с собой Эллин! Но поедет ли она с ним, вот в чем вопрос.
Однако Джеймс понимал, что, так или иначе, ситуация скоро разрешится. Либо Эллин выйдет за него замуж с согласия матери, либо без оного, либо он уедет один. И решение ей придется принять очень скоро.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Легенда - Гивенс Кэтлин



Super!
Легенда - Гивенс КэтлинDiana
5.12.2011, 2.08





Книга интересная.В романе много исторических моментов .
Легенда - Гивенс КэтлинМари
5.11.2012, 19.34





да соглашусь,книга интересная,но конец не понравился.Какай то не дописанный роман получился.Поэтому только 7
Легенда - Гивенс Кэтлинвишенка
22.07.2013, 14.10





Роман очень понравился, хотя слишком много политики и истории. История любви про второго брата понравилась больше. Моя оценка 9
Легенда - Гивенс КэтлинИриска
8.09.2013, 14.56





Роман на 5+
Легенда - Гивенс КэтлинЛюдмила
25.01.2014, 23.01





Вообще-то я не фанатка романов про горцев, но это произведение мне понравилось. Герои оказались вполне адекватными людьми, без истерик и особых соплей. Чуть-чуть утомила политика и война, но в целом исторический фон прописан хорошо, что добавило целостности роману. Пойду читать продолжение про 2го брата.
Легенда - Гивенс КэтлинВирджиния
30.09.2015, 16.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100