Читать онлайн Вкус греха, автора - Гилл Уильям, Раздел - Глава 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус греха - Гилл Уильям бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус греха - Гилл Уильям - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус греха - Гилл Уильям - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гилл Уильям

Вкус греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 38

Остров Форментера, Мальорка
Июль 1975 года
В самый разгар послеполуденного зноя в отеле царила тишина: большинство гостей, покончив с ленчем, разошлись по номерам, чтобы вздремнуть. Кое-кто из постояльцев бродил по вестибюлю, но бар был пуст. Бармен так увлекся перетиранием стаканов и бокалов, что Чарлз Мердок вынужден был постучать по стойке, чтобы привлечь его внимание.
– Пиво. И пожалуйста, похолоднее, – коротко бросил Чарлз.
Рассеянно глядя в бокал, Чарлз погрузился в раздумья. В кармане у него оставалось всего триста долларов, а реальных возможностей поправить свои финансовые дела он не видел. Он, разумеется, мог сдать обратный билет до Нью-Йорка, но не хотел отрезать себе путь к бегству. О том, чтобы продать золотые часы, не могло быть и речи.
Теперь ему оставалось лишь горько сожалеть о том, что он разозлил ту немку. Мердок познакомился с ней в Монте-Карло, в одном из казино, – его привлекли ее бриллианты. Чарлза нисколько не смущало ни то, что бриллианты эти украшали давно увядшую шею, ни то, что от талии немки осталось одно воспоминание – за хорошее вознаграждение он был готов обслужить даже кирпичную стену.
Еще в самом начале своей карьеры жиголо Чарлз твердо усвоил, что, заводя роман с женщиной, ни в коем случае нельзя даже упоминать о деньгах на первой стадии его развития – жертва сразу настораживалась. Куда правильнее было дождаться того момента, когда даме начинало казаться, будто между ней и ее новым знакомым уже сложились довольно прочные отношения, и, выбрав подходящий момент, завести разговор о стремлении к учебе, реализовать которое мешает недостаток средств. Лучше всего действовала на женщин байка о нестерпимом желании заняться изучением искусства восстановления старинных фресок. Как и сам Чарлз, его жертвы не знали об этом искусстве ровным счетом ничего, но им, по-видимому, было приятно сознавать, что они, оказывая ему финансовую помощь, не позволяют угаснуть в душе молодого человека тяге к прекрасному. Получив чек и старательно, хотя и в несколько специфической форме, продемонстрировав им свою благодарность, Чарлз всегда давал им понять, что берет деньги в долг, который вернет, как только у него появится такая возможность.
Если же объект не проявлял подобной отзывчивости, Мердок прибегал к другому средству. Он всегда путешествовал, имея набор ювелирных инструментов и поддельные бриллианты самых разных форм и размеров. Улучив удобный момент, он подменял камни в драгоценностях своей жертвы, после чего расставался с ней. Второй способ нередко оказывался даже более продуктивным, нежели первый, но он грозил неприятностями с полицией, а Чарлз предпочитал спокойную жизнь.
С немкой все шло нормально. Проведя на ее вилле сутки, Чарлз к вечеру второго дня решил прибегнуть к первому способу, предварительно как следует ублажив женщину в постели. Он весьма преуспел в реализации своего плана. Однако доведенная до экстаза немка начала испускать такие громкие крики, что разбудила свою собачонку породы чихухуа, мирно спавшую в углу комнаты. Та, решив, что хозяйка в опасности, прыгнула на кровать и укусила Чарлза в ногу. Ослепленный болью и яростью, он схватил крысоподобное существо и отшвырнул его подальше от себя, но не рассчитал силу броска. Несчастное животное вылетело из окна второго этажа и шлепнулось в бассейн. С проклятой собачонкой ничего страшного не случилось, если не считать нервного потрясения и легкой простуды, однако ее хозяйка закатила Чарлзу истерику и тут же выгнала его со своей виллы. И вот он уже целых две недели без всякой пользы для себя сидел в отеле…
Чтобы хоть немного отвлечься от тягостных мыслей, Мердок стал прислушиваться к разговору между барменом и одним из официантов. Детство его прошло в одном из пуэрто-риканских кварталов Нью-Йорка, и потому он немного понимал по-испански. Разговор заинтересовал Мердока, и он переспросил:
– Что за яхта, о которой вы говорили?
– Педро сказал, что недалеко от берега стоит на якоре огромная яхта, на борту которой находится самая богатая в мире вдова, – пояснил бармен.
Чарлз встал. Он не мог позволить себе терять время. Подписав счет, он вышел из бара.


Остров Форментера с его белыми скалистыми берегами, омываемыми синими водами, – одно из самых красивых мест на всем Средиземноморье. Однако Ариан, расположившейся в шезлонге на палубе собственной яхты в четверти мили от берега, он казался какой-то туманной полосой.
Она ждала окончания очередного дня. Недели, которые прошли с момента гибели Пола и ее отъезда из Буэнос-Айреса, она прожила словно в забытьи, одурманивая себя шотландским виски и валиумом. Она не хотела никого видеть, даже Глорию и Нану, и, прилетев в Европу, прямиком отправилась на яхту и приказала сниматься с якоря. Когда капитан судна спросил, куда им предстоит идти, Ариан, глядя на морскую карту, ткнула пальцем в Кипр. Когда же Кипр появился на горизонте, она снова посмотрела на карту и, стараясь выбрать маршрут подлиннее, приказала идти на Мальорку.
Сходить на берег она не собиралась. Ежедневно ей приносили радиограммы и телексы, но она, не читая, комкала их в руке и бросала за борт, с любопытством наблюдая, как смятые бумажки медленно тонут за кормой.
Она заметила, что очертания береговой линии стали более четкими. Это означало, что пора принять очередную таблетку снотворного. Ариан с трудом извлекла ее из коробки, запила большим глотком виски и снова растянулась в шезлонге. Скоро настанет время чего-нибудь – ленча, обеда… не важно. В лицо Ариан дохнул ветер. Ощущение было приятным. Ветер – хорошая вещь, подумала она, так как обладает способностью сдувать ненужные предметы.
– Дуй, дуй, – пробормотала Ариан. – Ветер дует, – сказала она, обращаясь к стоящему неподалеку стюарду.
– Да, мадам, – бесстрастно подтвердил тот.
Ариан подняла глаза к небу, но от яркого солнечного света у нее закружилась голова, и она прикрыла веки, прислушиваясь к шуму ветра. Вдруг она услышала еще какой-то звук. Ей показалось, кто-то кричит. Открыв глаза, Ариан увидела, как стюард бросился к противоположному борту.
– Помогите! – донесся откуда-то мужской голос.
Стюард бросил за борт спасательный круг и принялся тянуть за привязанную к нему веревку. На помощь стюарду пришли двое матросов. Через некоторое время Ариан увидела, как через борт яхты с трудом перевалился какой-то мужчина. На нем были лишь узкие белые плавки. Незнакомец, явно наглотавшийся морской воды, громко кашлял.
Матросы помогли мужчине подняться на ноги и какое-то время поддерживали его под руки, но вскоре отпустили, убедившись, что он может стоять и передвигаться самостоятельно. Увидев Ариан, незнакомец, пошатываясь, приблизился к ней и опустился на колени.
– Меня зовут Чарлз Мердок, – сказал он. – Вы не можете себе представить, как я вам благодарен. Вы спасли мне жизнь.
Мердок говорил вполне искренне. Лодочник, которого он нанял на пляже, чтобы тот отвез его к самой крайней точке мыса, предупредил Чарлза, что во время отлива течение очень сильное. Его могло унести в открытое море.
– Это прекрасно – спасти кому-то жизнь, – пробормотала Ариан, отпивая из бокала большой глоток.
Чарлз, глядя на даму, полулежащую в шезлонге, сразу понял, что она вдребезги пьяна. Однако, несмотря на это, она была удивительно красива. Что ж, подумал Мердок, кажется, наконец повезло.
Женщина, однако, ничего не говорила – просто разглядывала Чарлза затуманенными глазами. Мердок ненадолго встал на ноги, чтобы дать ей возможность оценить его рост и сложение, после чего рухнул на стоявший рядом стул, боясь, как бы владелица яхты не подумала, что спасенный уже окончательно пришел в себя и его можно отправить обратно на берег.
– Я все еще чувствую некоторую слабость, – сказал он виновато. – Извините, если задерживаю вас, не давая сняться с якоря.
Ариан махнула рукой, давая понять, что это не имеет никакого значения.
– Не беспокойтесь, я никуда не тороплюсь, – проговорила она. – У меня масса времени.
Ариан находилась в состоянии эйфории. Рядом с ней сидел славный парень. Он появился из моря и скоро снова отправится туда, словно рыба.
– Вы рыба! – неожиданно воскликнула она и хихикнула.
Чарлз заставил себя тоже рассмеяться. Ариан понравился его смех – этот человек-рыба смеялся как друг.
– Возможно, вы и правы, – сказал Мердок. – Вы удивительно красивая женщина, – добавил он.
– Да, я красивая. О-о-очень красивая. Такая красивая, что любой мужчина, приблизившийся ко мне, тут же умирает. Не умирай, рыбка, – пробормотала Ариан, доставая из коробки еще одну таблетку валиума и поднося ее ко рту.
Чарлз взял ее за руку, стараясь ей помешать. Хозяйка яхты была явно ненормальная, но ему вовсе не хотелось, чтобы она прямо сейчас взяла и заснула.
– Это вам вредно, – сказал он, отнимая у нее пилюлю. – Вам надо чего-нибудь поесть.
– Ты заботишься обо мне, рыбка? Мне это нравится. Надо же – заботливая рыба! Но учти, у меня в каюте полно таблеток. Целая куча замечательных таблеток. – Ариан махнула рукой в сторону иллюминаторов в нескольких ярдах от них. – Но ты права, рыбка, надо что-нибудь съесть.
Она попыталась встать и едва не упала. Чарлз обхватил ее рукой за талию и помог восстановить равновесие.
– А почему вы говорите, что мужчины, которые к вам приближаются, умирают? – поинтересовался он, провожая Ариан в сторону кают-компании – точнее, он тащил ее за собой чуть ли не волоком. Он понятия не имел, кто такая эта красотка, и ее слова на какой-то момент вызвали у него приступ страха. А что, если она из мафии? – подумал он. Прежде чем что-либо предпринимать, не мешало бы разузнать о хозяйке яхты хоть что-нибудь.
– Потому что они умирают, рыбка… Умирают, и все. Первый… первый погиб в результате несчастного случая, второй умер от разочарования, а третий… третий… – Женщина заплакала, но вдруг ни с того ни с сего рассмеялась. – А ведь это ужасно смешно, когда мужчина умирает от разочарования, верно? Я сообщила ему, что у меня не может быть детей, его хватил удар – тут же, на месте.
Чарлз слушал ее бормотание вполуха. От красавицы так и разило виски. Было ясно, что она вот-вот заснет, а этого он допустить не мог. Было еще довольно светло. Чарлз решил, что действовать нужно немедленно.
Когда они дошли до двери в ее каюту, Чарльз внезапно привлек женщину к себе и стал целовать. Она не сопротивлялась. Взяв ее на руки, Чарлз открыл дверь каюты и шагнул через порог.


Впервые за долгое время Ариан отчетливо различала все окружавшие ее предметы. Она подумала, что вчера вечером, наверное, забыла принять очередную порцию снотворного. Протянув руку, чтобы выдвинуть ящик тумбочки, она вдруг услышала какой-то странный звук и, повернувшись, увидела рядом с собой мирно посапывавшего обнаженного мужчину.
Вскочив с постели, она убедилась, что на ней также ничего нет. Ариан пришла к выводу, что никогда раньше не видела типа, развалившегося в ее постели, и никак не могла понять, как он попал в ее каюту. О событиях вчерашнего вечера она ничего не помнила – ей лишь смутно припоминалось, будто она с кем-то разговаривала о рыбе. От мысли о том, что какой-то незнакомый мужчина прикасался к ее телу, Ариан стало дурно. Она бросилась в ванную, включила душ на полную мощность и принялась растираться мочалкой, пока кожа ее не покраснела и не начала саднить. Затем еще немного постояла под душем, чувствуя, как струйки воды на ее лице смешиваются со слезами.
Наконец Ариан вышла из ванной и вернулась в каюту. На кровать она старалась не смотреть – голый незнакомец вызывал у нее омерзение. Ей было стыдно вспоминать и о последних неделях своей жизни – она корила себя за то, что так опустилась.
Быстро накинув на себя что-то из одежды, Ариан схватила записную книжку и выбежала из каюты. Оказавшись в кают-компании, она сделала два телефонных звонка, после чего связалась с капитаном и сказала, что срочно хочет с ним поговорить.
– Я собираюсь немедленно покинуть яхту, – сказала она, как только капитан перешагнул через порог кают-компании. – Сейчас же подготовьте лодку, которая доставит меня на берег. Обратно я не вернусь. До завтра я погощу у своих друзей, а завтра в Пальме меня заберет самолет. Яхту перегоните обратно в Монте-Карло. – Ариан помолчала немного, а затем, отвернувшись, заговорила снова, чувствуя нестерпимый стыд и ненависть к самой себе: – Вчера вечером у меня… был гость. Когда я покину судно, разбудите его и отправьте на берег.
– Разумеется, миссис де ла Форс. Что-нибудь еще?
– Нет, это все.
От ее внимания не укрылось то, что капитан не стал уточнять, где находится ее гость.


– Мама, смотри! – крикнула Глория и бросилась с бортика бассейна в воду. Ариан, которую с ног до головы обдало брызгами, засмеялась.
– Ах ты, проказница! Ну ничего, сейчас я тебя поймаю! – прокричала она в ответ.
Девочка пришла в восторг оттого, что ее сейчас начнут преследовать. Ариан уже собиралась тоже нырнуть, когда подошла горничная.
– Вас спрашивает какой-то джентльмен, мадам. Его зовут Чарлз Мердок. Он говорит, что это касается мистера де ла Форса.
Имя Ариан ничего не говорило.
– Извини, дорогая, но мне нужно на минутку зайти в дом, – сказала Ариан, накидывая на плечи халат.
Когда она вошла в кабинет, гость, который уже успел расположиться в кресле, встал и, широко улыбаясь, протянул ей руку. Это показалось ей странным – он вел себя так, словно это она пришла к нему с визитом, а не наоборот. Отметив мимоходом, что мужчина весьма хорош собою, Ариан решила было, что видит его в первый раз, но вдруг внутренне похолодела, что явно не укрылось от его внимания.
– Привет! Я рыбка. Рад, что вы меня помните, – сказал Чарлз. – Жаль, что вы не пожали мне руку, но я вас понимаю.
– Как вы меня нашли? – ледяным тоном осведомилась Ариан.
Гость растянул губы в улыбке, от которой Ариан охватило чувство непреодолимого отвращения. Ей захотелось немедленно уйти, но она понимала, что этот человек пришел к ней не просто так.
– Я очень настойчив, и у меня есть свои каналы получения информации, – заявил он и, заметив в углу столик с напитками, подошел к нему и смешал себе коктейль из кампари и содовой. – Вероятно, вас интересует, зачем я здесь. Все очень просто. Я думаю, что нам надо начать там, где мы закончили. Ночь, которую я провел с вами, была чудесной. Думаю, если вы меня выслушаете, это будет и в ваших интересах, и в моих.
Подойдя к двери, Ариан открыла ее.
– Думаю, будет лучше, если вы немедленно уйдете. Я вызову охранников, которые проводят вас до выхода.
Чарлз откинулся на спинку кресла и, прежде чем ответить, сделал большой глоток коктейля.
– Уверен, вы не захотите, чтобы ваши слуги услышали то, что я собираюсь сказать, – заявил он.
В душе Ариан всколыхнулся давно забытый страх, но она тут же подавила его. Было весьма маловероятно, что ему удалось что-то разнюхать об убийстве Рубена. Тогда что же? Страх уступил место любопытству. Закрыв дверь, она пересекла комнату и уселась за стол.
– Должен вам признаться, что мне никогда раньше не доводилось встречать такую женщину, как вы, и наш разговор на яхте меня заинтриговал, – сказал он, поудобнее устраиваясь в кресле. – Выяснив, кто вы, я решил, что будет полезно провести небольшое расследование, и отправился в Мадрид. Там в университетской библиотеке я с большим интересом ознакомился со старыми подшивками аргентинских газет и выяснил, что ваш муж умер в первую брачную ночь от сердечного приступа. Поскольку я имел счастье оценить ваш темперамент, я этому нисколько не удивился.
– Я тоже в свое время читала аргентинские газеты, – проговорила Ариан, едва сдерживая бешенство. – Продолжать нашу беседу нет никакого смысла.
– То, что я собираюсь сказать, не займет много времени. – Чарлз отпил еще глоток и вперил в Ариан пристальный взгляд. – Так вот, выяснение обстоятельств смерти вашего мужа заставило меня под несколько иным углом взглянуть на ваши слова о том, что один из близких вам мужчин умер от разочарования. Вы сказали, что ваш супруг отправился на тот свет, когда вы сообщили ему, что не можете иметь детей.
Ариан еще не поняла, к чему клонит незваный гость, но почувствовала сильную тревогу.
– Я прекрасно понимаю, какое горькое разочарование могла вызвать эта новость у одного из богатейших в мире людей, – продолжал тем временем Чарльз. – Из некролога мне стало ясно, что он был человек немолодой и что детей у него не было. Следовательно, состояние должна была унаследовать его жена, то есть вы. Увидев вашу яхту и прочитав в газетах о масштабах бизнеса вашего супруга, я прекрасно понял и то, почему вы не хотели разочаровывать его до свадьбы. Это всего лишь моя догадка, но я почти уверен, что вы признались ему, что не можете рожать, только после заключения брака.
Тревога Ариан росла. Гость неверно истолковал мотивы ее поведения, но он был умен.
– Ближе к делу, – нетерпеливо произнесла она.
Чарлз взглянул на свои дешевые часы. Он все еще сожалел, что пришлось продать прежние, золотые, но вырученными от продажи деньгами он смог оплатить расходы, связанные с поездкой в Мадрид.
– Еще минута. Хотя это стоило мне некоторых расходов, в Испании я проконсультировался с юристом, очень хорошо разбирающимся в тонкостях аргентинского законодательства. Брак, при заключении которого один из будущих супругов утаивает от другого информацию, которая может самым непосредственным образом повлиять на их семейную жизнь, в Аргентине считается недействительным. Главной целью брака в Аргентине считается создание полноценной семьи, рождение и воспитание детей. Это означает, что ваш брак недействителен. Соответственно по закону состояние вашего мужа должно было отойти его сестрам, а не вам. Думаю, родственников мистера де ла Форса очень заинтересовало бы мое небольшое открытие, но я бы предпочел иметь дело с вами.
Ариан чувствовала нестерпимое желание встать и вышвырнуть негодяя вон, но она чувствовала, что он, вероятнее всего, прав в его ссылках на аргентинские законы. Медицинский осмотр подтвердил бы, что Ариан бесплодна. Но у него не могло быть никаких доказательств того, что она не предупредила Симона об этом до свадьбы, а это означало, что в суде слово могущественной Ариан де ла Форс будет против слова сестер Симона и этого подонка.
Ариан немного расслабилась. Через пару секунд гнусный шантажист окажется на улице, решила она, и уже раскрыла было рот, чтобы крикнуть «Убирайтесь!», но слово это так и не было произнесено: она вдруг вспомнила нечто очень важное.
Свидетели были. Сотни свидетелей. Тогда, во время приема после свадьбы, Симон твердил всем и каждому, что первое, что они сделают с Ариан, – это заведут ребенка. Все приглашенные знали о гипертрофированном самолюбии де ла Форса. Он ни за что не стал бы говорить ничего такого, что впоследствии могло бы привести к «потере лица». Ложь Ариан, разумеется, все равно пришлось бы доказывать в суде, но косвенные свидетельства того, что она ввела мужа в заблуждение, были достаточно весомыми, чтобы у какого-нибудь алчного юриста могло возникнуть желание взяться за это дело. А первое, что сделает любой адвокат, – это начнет наводить справки об ответчице, то есть об Ариан. Если явившийся к ней тип сумел раскопать столько всего, лишь прочитав старые газеты и проконсультировавшись с адвокатом в Мадриде, то детективы в Париже и Рио-де-Жанейро, разумеется, смогут выяснить гораздо больше, а этого Ариан допустить не могла.
– Сколько вы хотите? – спросила она.
Чарлз встал с кресла и, подойдя к Ариан, уселся на ее стол так небрежно, словно был у себя дома. На лице его снова появилась гнусная ухмылка.
– Строго говоря, мне нужны не деньги. Вот цена, которую я назначаю: мы с вами проведем вместе всю оставшуюся жизнь. С сегодняшнего дня я не могу себе позволить потерять вас из виду. Как вы сами сказали, мужчины, приблизившиеся к вам, умирают. Я не допускаю и мысли, что после нашей беседы вы поручите кому-нибудь меня прикончить, но вероятность такого исхода станет еще меньше, если я, так сказать, официально стану вашим любовником и сожителем. В этом случае, если я погибну при странных обстоятельствах, вы станете главной подозреваемой. Но это крайне неприятная тема, и вряд ли стоит ее развивать. Словом, мне нравится ваш образ жизни, и я буду рад разделить его с вами, – промурлыкал Чарлз и, увидев, как в глазах Ариан сверкнула ярость, тут же добавил: – Не беспокойтесь, я не стану требовать от вас ничего такого, что шло бы вразрез с вашими желаниями. В этом смысле у меня будет своя жизнь, отдельная от вашей, и при этом я обещаю, что никогда не поставлю вас в неудобное положение. Но ответ нужен мне сейчас. Сегодня вечером есть рейс на Буэнос-Айрес – если придется лететь в Аргентину, я бы не хотел его пропустить.
– Ваша наглость поразительна, – заговорила она. – Мне никогда в жизни не приходилось слышать ничего подобного, и…
– Мы теряем время, – перебил ее Чарлз. – У вас есть час на раздумья. Я буду ждать вашего звонка в баре отеля «Мирамар». – Он встал и направился к двери, бросив на ходу: – На вашем месте я бы хорошенько подумал, прежде чем наводить какие-либо справки.
Как только за Чарлзом закрылась дверь, рука Ариан легла на телефонную трубку. Однако, помедлив несколько секунд, она снова положила трубку на рычаг. Мерзавец был прав: если она позвонит в Буэнос-Айрес и начнет выяснять у кого бы то ни было детали аргентинского законодательства, касающиеся вопросов признания брака недействительным, это неизбежно породит подозрения, а затем и слухи.
Разумеется, можно было немедленно передать все состояние Симона его семье. Но тогда сработала бы ловушка, заготовленная для нее мужем: бразильская полиция немедленно получила бы от заблаговременно нанятого Симоном юриста информацию о том, что Ариан де ла Форс не та, за кого себя выдает. Получалось, что Ариан не только потеряет все деньги, но и окажется в тюрьме, будет разлучена с Глорией. Письмо Симона закабалило ее на десять лет. Этот срок подходил к концу, но теперь, после визита Чарлза Мердока, угроза разоблачения стала для Ариан пожизненной.
Ариан посидела, напряженно размышляя, затем сняла трубку и попросила телефонистку соединить ее с отелем «Мирамар». Разговор занял меньше минуты.


Нана заперла дверь в свою комнату, вытащила чемодан и принялась паковать свои вещи. Она не могла понять, почему год назад Ариан позволила неизвестно откуда взявшемуся Чарлзу поселиться у них. Нана терпеть его не могла, да и Ариан, судя по всему, тоже. Ариан постоянно появлялась с ним на людях, но при этом и у нее, и у Чарлза была своя жизнь. Нана знала, что Ариан не любила Симона, но по крайней мере могла понять, почему она вышла за него замуж. Чарлз же не представлял собой ровным счетом ничего – это был просто красивый альфонс.
Хуже всего, что он плохо действовал на Глорию. Нет, не обижал ее – Чарлз вообще старался не замечать девочку. Однако с того самого момента, как он появился в доме, Глория стала злой, капризной, совершенно на себя непохожей. В результате Ариан тоже стала стараться избегать общения с ней. В самом деле, трудно было общаться с девочкой, которая то и дело кричала, что ненавидит свою мать и мужчину, с которым та живет. Однако отсылать Глорию в Швейцарию, в школу-интернат, как это только что сделала Ариан, было жестоко.
Нана понимала, что теперь внучка вырастет вдали от нее. Она потеряла Глорию, как когда-то потеряла свою дочь, и теперь ее жизнь лишилась смысла. Нана сказала Ариан, что хочет жить где-нибудь в другом месте, вдалеке от всех.
Она остановила свой выбор на замке Ла-Энкантада в Пунта-дель-Эсте, где Ариан иногда проводила свой отпуск. Холмы и море, объяснила Нана, напоминают ей о детстве. Ариан заверила Нану, что обязательно будет приезжать на уругвайское побережье вместе с Глорией на рождественские каникулы – в южном полушарии в это время начиналось лето.
Нана была довольна, что иногда все же будет иметь возможность видеться с внучкой, но в то же время станет жить одна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус греха - Гилл Уильям



Мне понравился роман Можно почитать
Вкус греха - Гилл УильямЛюбаня
18.07.2014, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100