Читать онлайн Вкус греха, автора - Гилл Уильям, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус греха - Гилл Уильям бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус греха - Гилл Уильям - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус греха - Гилл Уильям - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гилл Уильям

Вкус греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Париж
Апрель 1969 года
Едва Ариан закончила одеваться, как горничная сообщила, что машина ждет внизу.
– Спасибо, Розинья. – Ариан взглянула на себя в зеркало и решила сменить только что надетое простое темно-синее платье на какое-нибудь другое: то, что было на ней, показалось недостаточно мрачным для того, чтобы в полной мере выразить ее чувства. Вернувшись к платяным шкафам, она наконец остановила свой выбор на строгом черном костюме и черной шелковой блузке. Ариан понимала, что опаздывает, но ее это не волновало – она решила, что большой беды не будет, если Симон подождет.
Де ла Форс позвонил ей на следующий день после смерти жены и коротко сообщил о подробностях. Кроме того, он объявил, что приедет в Париж в апреле, чтобы обсудить с Ариан совместные планы на будущее. Несмотря на то что его рассказ об обстоятельствах гибели Долорес был весьма правдоподобным, Ариан сразу поняла, что де ла Форс убил свою жену. Так же ясно она осознала и то, что теперь путь назад для нее отрезан.
Симон прилетел в Париж еще вчера ночью и позвонил ей из отеля. Он хотел видеть ее немедленно, но Ариан напомнила о необходимости соблюдать хотя бы видимость приличий до того момента, когда будет официально объявлено об их помолвке. Симон неохотно согласился и предложил встретиться на следующее утро в магазине Картье, чтобы выбрать подарок для Ариан.
– Я хочу, чтобы весь мир видел нас вместе, – гордо заявил он.
Ариан посмотрела на часы: она опаздывала уже на тридцать минут. Взяв сумочку, она вышла из комнаты, на этот раз даже не взглянув в зеркало: ей внезапно стало безразлично, как она выглядит.


– Может быть, мадемуазель заинтересуют сапфиры? – прожурчал ювелир, выкладывая перед ними очередной бархатный подносик. – Эти камни принадлежали супруге одного магараджи, но мы заново огранили их и вставили в другую оправу. Вот, примерьте ожерелье.
– Я не ношу сапфиры, – холодно ответила Ариан. – Они не подходят к цвету моих глаз.
– Разумеется, – тут же согласился ювелир.
– Есть ли вообще хоть что-нибудь, что тебе нравится? – В голосе Симона явственно прозвучали нотки раздражения.
С утра он находился в прекрасном настроении, предвкушая встречу с Ариан. Оно еще улучшилось, когда ему позвонили из его офиса и подтвердили, что доверенные люди в Женеве решили вопрос о том, как избавиться от драгоценностей Долорес, не привлекая к этому внимания. Продажная цена фактически покрывала все расходы де ла Форса на украшения, подаренные им Ариан. Экономить деньги Симон любил почти так же, как зарабатывать и тратить, и потому, входя в магазин Картье, он буквально лучился самодовольством.
Прошел час. Ариан пересмотрела множество всевозможных серег, подвесок, браслетов, колец и кулонов, но так и не смогла ничего подобрать. Сначала она опоздала почти на час, а теперь, судя по всему, у нее было отвратительное настроение. Де ла Форс был уверен, что во всем виноваты критические дни. Что ж, подумал Симон, скоро я на какое-то время избавлю ее от связанных с этим проблем.
Ювелир не меньше Симона поражался равнодушию Ариан, но десятилетия работы с самыми разными, в том числе весьма капризными клиентами научили его сдерживать раздражение. Хотя отвергнутые сапфиры были последним комплектом из драгоценностей наивысшего качества, которые мог предложить магазин Картье, он твердо следовал правилу: сделать все возможное, чтобы заставить клиента совершить покупку. Шепнув что-то на ухо своему помощнику, он, сияя профессиональной улыбкой, снова повернулся к Ариан:
– Возможно, мадемуазель доставит удовольствие приобрести что-то, сделанное специально для нее из камней, не уступающих по качеству тем, которые она уже видела, но с учетом ее личных вкусов. Я попросил ассистента принести кое-что из того, что находится на нашем складе и предназначено для изменения огранки и заключения в новую оправу.
Помощник появился с новой стопкой бархатных футляров, и ювелир, приняв ее у него из рук, открыл крышку футляра, лежавшего сверху.
– История этого ожерелья, возможно, покажется вам интересной, месье де ла Форс. Мы недавно получили его в качестве оплаты за другое ожерелье от одного из наших американских клиентов. Камни просто великолепны, но огранка, увы, весьма старомодна, как и весь дизайн этого украшения. Оно было изготовлено в Буэнос-Айресе для мадам Перон, вероятнее всего, в конце сороковых годов. Наш клиент купил его в 1956 году на аукционе, где распродавались драгоценности Эвиты.
При виде ожерелья Симон отшатнулся.
– Я никогда не стану покупать ничего из того, что принадлежало этой воровке! – взревел он. – Она разрушила мою страну! – Благодаря многолетней практике вспышка Симона получилась весьма натуральной. – Унесите это сейчас же, – добавил он уже более спокойно.
– Подождите, – оживилась вдруг Ариан и положила руку на футляр. – Это в самом деле великолепная вещь.
Склонившись над футляром, она стала разглядывать огромные изумруды в обрамлении бриллиантовых лепестков. Ариан не понимала, почему при виде ожерелья Симон пришел в такое бешенство, но причина его гнева ее не так уж и интересовала – достаточно было того, что эта вещь вывела его из себя. Примерив ожерелье, она взглянула на свое отражение. Украшение выглядело на редкость вульгарным.
– Замечательно, просто замечательно, – заключила она. – Именно его я надену на нашу свадебную церемонию. Спасибо тебе, дорогой.
Не дожидаясь Симона, она направилась к выходу. Впервые за это утро на губах Ариан появилась улыбка, но причин для веселья у нее было немного. Когда Симон опустился на сиденье автомобиля рядом с ней, лицо ее было уже бесстрастным, как обычно.


Стояла середина июня, каштаны в саду Тюильри цвели. Ариан подумала, что, возможно, видит их в последний раз, и отошла от окна.
Она оглядела гостиную. Мебель была в чехлах – это сделали еще утром рабочие. Они же забрали ее вещи – семнадцать огромных чемоданов фирмы «Лоис Вуттон», бог знает сколько чемоданов поменьше и громадную коробку со свадебным платьем от Сен-Лорана.
Месяц назад, обсуждая с Симоном детали предстоящей церемонии, Ариан настаивала, чтобы на ней присутствовала только Нана. Симон согласился и сказал, что их обвенчают в глуши, в его поместье в Сальте, в церкви, оставшейся еще с колониальных времен. Тем не менее он попросил ее надеть по такому случаю белое свадебное платье.
– Я ужасно сентиментален, и мне очень хочется видеть мою невесту в белом, как положено, – весело объявил жених.
Симон, пребывавший в хорошем настроении, казался Ариан еще более отвратительным, чем обычно. Единственным – хотя и малоэффективным – оружием, с помощью которого она могла хоть немного поквитаться с де ла Форсом, было растранжиривание его денег. Этим Ариан и занималась с мстительным упоением в последние недели. Помимо свадебного платья она заказала у лучших кутюрье еще семьдесят пять туалетов. Остановилась она лишь после того, как поняла, что примерки стоят ей куда больших усилий, чем Симону оплата ее безумств.
Незадолго до отъезда в Аргентину Ариан пообедала в обществе Жака. Поцеловав Вилетта на прощание, она вручила ему коробку из-под обуви, куда сложила свои лучшие драгоценности, и письмо, в котором просила Жака деньги от продажи украшений использовать исключительно для материальной поддержки Глории и Наны. Ариан никогда не говорила Симону о своей дружбе с Жаком и надеялась, что он не узнал о ней и что за Вилеттом не будут следить, по крайней мере в течение какого-то времени.
– Если со мной что-нибудь случится, пожалуйста, открой коробку и прочти письмо, которое лежит внутри, но не раньше, чем Глория и Нана вернутся в Париж. Я сказала Нане, чтобы она связалась с тобой, – попросила Ариан.
Жак взял в руки коробку.
– Восковые печати ни к чему, дорогая. Я не стремился заглянуть в твое прошлое и не стану заглядывать в твою коробку. И я сделаю все, о чем ты меня просишь. – Жак отвел в сторону взгляд. – Иди. Я не умею сдерживать свои чувства так, как ты, – сказал он, мягко подталкивая ее к двери.
На следующее утро Ариан посетила аргентинское консульство, чтобы оформить все бумаги, необходимые для заключения официального брака.
…Стемнело. Нана помогла Ариан уложить Глорию и отправилась к себе в спальню. С того момента, как Ариан рассказала ей, что выходит замуж за Симона, отношение к ней Наны изменилось. Молчаливое неодобрение всего, что делала приемная мать Глории, исчезло. Она не умела и не пыталась выражать свои чувства словами, но Ариан догадалась, что каким-то необъяснимым образом Нана ощутила ее тоску – тоску человека, попавшего в ловушку.
Ариан дала ей два обратных билета из Аргентины до Парижа с открытой датой, а также доверенность, позволявшую Глории путешествовать в сопровождении Наны.
– Если в Аргентине со мной что-нибудь случится, немедленно возвращайся в Париж вместе с Глорией и свяжись с Жаком, – проинструктировала она Нану.
– Я сделаю все, как ты говоришь, – ответила Нана. Больше она не произнесла ни слова, но Ариан почувствовала облегчение.
Войдя в свою спальню, она бросила взгляд на камин и на кучку пепла, которая совсем недавно была бразильским паспортом Флоринды Сосы.
После церемонии в консульстве ей вручили письмо от Симона, которое она прочла в машине. Де ла Форс договорился, что аргентинский паспорт, оформленный на новую фамилию Ариан, она получит на следующее утро. «Самолет может сделать экстренную посадку в Бразилии, а мне не хочется, чтобы у тебя возникли проблемы с бразильской иммиграционной службой. Новый документ тебе вручит шофер непосредственно перед прохождением паспортного контроля в Париже. Я не хочу, чтобы ты села не на тот рейс», – говорилось в письме. В этих нескольких фразах было сказано все – в некоторых вещах Ариан и Симон прекрасно понимали друг друга.
Взяв кочергу, Ариан принялась ворошить пепел, пока сожженный паспорт не превратился в пыль. Затем села за стол, зажгла настольную лампу и придвинула стопку бледно-голубой писчей бумаги. Подумав немного, она принялась писать – это давалось ей куда легче, чем она ожидала.
Наконец Ариан закончила письмо, запечатала, написала на конверте «Симону» и убрала в шелковый карманчик внутри чемоданчика с косметикой. Прежде чем забраться в постель, она снова раскрыла косметичку и, достав флакон со снотворным, приняла две капсулы. Встряхнув флакон, она вздохнула с облегчением, определив по звуку, что пилюль в нем еще много.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус греха - Гилл Уильям



Мне понравился роман Можно почитать
Вкус греха - Гилл УильямЛюбаня
18.07.2014, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100