Читать онлайн Вкус греха, автора - Гилл Уильям, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус греха - Гилл Уильям бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус греха - Гилл Уильям - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус греха - Гилл Уильям - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гилл Уильям

Вкус греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Париж
Апрель 1967 года
Сильвия вышла из метро. Остановившись под красивой металлической аркой, она осмотрелась. Хотя в этом не было необходимости – она была уже не в Бразилии, кошмар остался позади, – манера настороженно оглядываться по сторонам вошла у нее в привычку.
Улицы вокруг были пустынны. Время было позднее, респектабельные буржуа давно улеглись спать. После полуночи по Булонскому лесу и его окрестностям бродили только такие, как Сильвия. Она пересекла площадь и привычным маршрутом зашагала в сторону леса.
Из Рио Сильвия бежала больше года назад. Сознание вернулось к ней на следующее утро после трагедии. Единственным ее желанием было бежать от мертвых тел и воспоминаний, а также уничтожить все, что свидетельствовало бы о ее присутствии на месте происшествия. Если бы ее нашли, полиция наверняка предъявила бы ей обвинение в убийстве Рубена. Неудивительно, что она, придя в себя и обдумав свое положение, схватила сумку, брошенную Флориндой, и пустилась наутек.
Через несколько минут Сильвия остановилась, сообразив, что, во-первых, у нее совершенно нет денег, а во-вторых, что она по-прежнему одета в свой карнавальный костюм. У нее не хватило духу вернуться в офис и взять немного денег из бумажника Рубена – на место преступления уже могла прибыть полиция. Поэтому она решила пойти на квартиру: нужна была не только одежда, но и сумка, бумажник и удостоверение личности.
Когда Сильвия приблизилась к дому, где еще вчера была счастлива, она увидела клубы дыма, вырывавшиеся из ее окон, и пожарную машину, окруженную толпой зевак. Подумав, что Флоринда наверняка уничтожила все улики, Сильвия не стала дожидаться, пока ее кто-нибудь заметит, и бросилась прочь.
Только тут ей пришло в голову заглянуть в сумку сестры. Обнаружив там платье, она переоделась, свои испачканные в крови перчатки и головной убор с плюмажем из перьев бросила в сточную канаву. Затем она снова принялась рыться в сумке и выудила оттуда паспорт Флоринды и авиабилет до Парижа на ее имя с открытой датой. Сильвия решила сохранить и то и другое. Особенно большую ценность представлял паспорт. Внешне сестры были очень похожи, а документ, удостоверяющий личность, рано или поздно должен был понадобиться.
Пешком она добралась до северной части города. У перекрестка остановила грузовик, водитель которого согласился подвезти ее до Сан-Паулу. То, как пришлось с ним расплачиваться, было еще одним воспоминанием, которое она стерла из своего сознания.
В Сан-Паулу Сильвии скоро стало ясно, что заработать деньги она сможет только так, как это делала Флоринда. На нормальную работу она рассчитывать не могла: не было ни опыта, ни рекомендаций. Показывать паспорт Флоринды в качестве документа, удостоверяющего ее личность, Сильвия боялась.
За две ночи она добыла сумму, необходимую в качестве залога для того, чтобы снять комнатушку в одном из дешевых, обшарпанных отелей, в которые ее водили клиенты.
Вскоре подозрения Сильвии, что она беременна, переросли в уверенность. Она ждала ребенка Рубена. Если бы она решилась родить, это означало бы неизбежное возвращение в трущобы. Она рассказала о своей проблеме одной из новых подружек, промышлявших тем же ремеслом, что и она, и та дала ей адрес надежной женщины, которая помогала в таких случаях.
Сама операция не заняла много времени, но женщина предупредила Сильвию, что после возможно кровотечение. Когда Сильвия наконец добралась до своего номера в отеле, ее кровью насквозь пропитались четыре полотенца. Владелец гостиницы пригласил знакомого врача. Тот как мог ликвидировал с помощью иглы и ниток последствия варварской работы «благодетельницы», вкатил Сильвии огромную дозу антибиотиков и сказал, что на следующий день зайдет ее посмотреть. Доктор сказал, что она выздоровеет, но никогда не сможет иметь детей. Сильвия проплакала всю ночь, думая о Рубене и о том, как хорошо могла бы сложиться ее жизнь.
Шли дни, и она мало-помалу стала склоняться к мысли, что неудачный аборт не так уж и плохо. Ей удалось убедить себя, что она в любом случае не хочет иметь детей. Отчасти это помогло ей преодолеть чувство вины за смерть Рубена. Она знала, что во всем виновата Флоринда, но ее мучило, что именно она, Сильвия, нажала на спусковой крючок. Собственное бесплодие она воспринимала как Божье наказание за непреднамеренное убийство возлюбленного.
Через неделю после операции Сильвия смогла встать с постели. Большая часть сбережений ушла на покупку нового матраса, который Сильвии пришлось приобрести, чтобы не ссориться с владельцем отеля. Вскоре, однако, ей улыбнулась фортуна: первый же клиент, которого она привела в свой номер после выздоровления, заявил, что она слишком хороша, чтобы предлагать себя на улицах. Он обещал помочь ей устроиться на работу в «Мотылек» – так назывался бар в одном из самых бедных районов города.
Вскоре у Сильвии появились постоянные клиенты. Она даже ухитрялась кое-что откладывать. Но однажды вечером ей передали, что Туко – так звали владельца «Мотылька» – хочет с ней поговорить.
– Сегодня здесь были полицейские, – прямо заявил Туко. – Они разыскивали девушку, которая имеет отношение к одному убийству в Рио. Тебе это о чем-нибудь говорит?
– Нет. – Сильвии с большим трудом удалось сохранить бесстрастное выражение лица. – С какой стати это должно мне о чем-то говорить?
Достав из сумки сигарету, она закурила и отвела взгляд.
– А с той, что они дали мне описание той девчонки. Похожа на тебя. В мое заведение ходят солидные, респектабельные люди, многие из них женаты и не хотят неприятностей. Я сказал полицейским, что ничего не знаю, но если до завтра ты отсюда не уберешься, начну кое-что припоминать…
Сильвия вышла из плохо освещенного кабинета Туко, чувствуя, как от страха у нее сводит желудок. Ей удалось немного пожить под чужим именем, но теперь отпущенное время истекло.
Одна из девиц, крутившихся в баре, бывала в Париже. Она-то и рассказала Сильвии, что в столице Франции можно заработать неплохие деньги. Сама она проработала там почти год, но потом ее арестовали и выслали из страны как нелегальную иммигрантку. Сильвия призналась, что немного понимает по-французски, и девушка стала настойчиво убеждать ее попытать счастья в Париже, даже написала на клочке бумаги адрес отеля, в котором сама в свое время останавливалась, и название аллеи в Булонском лесу, где можно было без труда подцепить клиента.
Сильвия сохранила ту бумажку. У нее было отложено немного денег. Кроме того, был билет на самолет и паспорт Флоринды. «Что ж, – подумала Сильвия, – Париж не самый плохой выход из положения». Впрочем, она не могла просто поехать в аэропорт и сесть на первый же парижский рейс. Прохождение паспортного контроля в Бразилии представляло для нее серьезную опасность, а Сильвии не хотелось рисковать.
Она отправилась на автобусный вокзал и купила билет до Чуи. Два дня спустя Сильвия приехала в маленький городишко на границе с Уругваем. В полночь она ушла из Чуи пешком, держа в руках карту района, купленную на заправочной станции. Всю ночь она пробиралась проселочными дорогами в глубь уругвайской территории.
Рано утром Сильвия дошла до Коронильи и, сев в автобус, следовавший в Монтевидео, крепко заснула. В уругвайской столице она потратила часть своих скудных сбережений на покупку двух платьев, пары белых туфель и маленького чемодана, затем зашла в парикмахерскую, где подстриглась и сделала маникюр. После этого она отправилась в офис авиакомпании «Эр Франс» и предъявила билет Флоринды. Девушка у стойки сообщила ей, что билет необходимо использовать в ближайшие две недели, в противном случае он станет недействительным. Сильвия забронировала для себя место на ближайший рейс до Парижа, доплатив немного за перелет по маршруту Монтевидео – Рио-де-Жанейро.
В столицу Франции она прилетела на следующий день. У нее не было ничего, кроме пятидесяти долларов в кармане и страстного желания выжить. Чиновнику иммиграционной службы она объяснила, что приехала, чтобы провести во Франции отпуск. Когда он ставил в паспорте печать, Сильвия вдруг поняла, что с этого момента ей придется стать Флориндой.
В первый момент эта мысль вызвала у нее отвращение, но потом ей стало казаться, что смена имени не самое худшее в ее положении. Превращение из Сильвии во Флоринду было пусть хрупкой, но все же защитой от той омерзительной реальности, в которой ей приходилось зарабатывать на жизнь, продавая случайным мужчинам свое тело. С тех пор прошло три месяца.
Свет автомобильных фар, прорезавший темноту, отвлек Сильвию от ее мыслей. К ней на очень малой скорости приближалась машина. Сильвия остановилась и сняла плащ, под которым не было ничего, кроме чулок с поясом и тонкой цепочки, охватывавшей талию. Она принялась демонстрировать человеку, сидевшему за рулем, свои груди и великолепные ноги, длину которых подчеркивали туфли на высоком каблуке. Однако автомобиль проехал мимо, даже не притормозив, и Сильвия выплюнула ему вслед поток самых отборных французских ругательств, которые знала. В прохладном апрельском воздухе изо рта ее поднимался парок.
Когда автомобиль проезжал мимо, Сильвия успела разглядеть водителя. Лицо его было сильно накрашено, волосы обесцвечены, а вокруг шеи – длинный белый шарф. Надевая плащ, Сильвия подумала, что этому, должно быть, нужен кто-нибудь из «голубых», собирающихся на авеню Сен-Клу, и брезгливо передернула плечами.
Решив попытать счастья в другом месте, Сильвия свернула в одну из незнакомых аллей и увидела там поразившее ее зрелище. Под фонарями выстроились беременные женщины. Распахнув плащи и пальто, они выставляли на обозрение свои огромные животы, набухшие груди. Вдоль обочины стояли две или три машины – очевидно, беременные пользовались спросом. Некоторые мужики в самом деле ненормальные, подумала Сильвия, проходя мимо.
В это время одна из проституток, совсем молоденькая, повернулась и зашагала в том же направлении, что и Сильвия, в нескольких ярдах впереди ее. Рядом с ней притормозила машина. Женщина продолжала идти, и машина ползла следом. Водитель что-то говорил ей через полуоткрытое боковое стекло.
– Я иду домой, – сказала женщина.
В ответ водитель выскочил из автомобиля и схватил ее за руку. Беременная закричала. Мужчина ударил ее в лицо, затем вывернул руку за спину и стал подталкивать ее к машине. Женщина стонала и негромко звала на помощь.
Быстро оглядевшись, Сильвия увидела на земле пустую бутылку. Ни секунды не колеблясь, она подняла ее и бросилась вперед. Мужчина ее так и не увидел – лишь услышал цоканье каблуков, а затем в мозгу у него что-то ослепительно вспыхнуло, и он мешком свалился на землю. Сильвия, закинув руку женщины себе на плечо, повела ее прочь. Когда они оказались за территорией Булонского леса, на бульваре Ланн, Сильвия остановила такси.
– Где ты живешь? – спросила она у своей новой знакомой, почти девочки. – Я отвезу тебя домой.
– На площади Пигаль, – пошутила та.
– Я тоже, – улыбнулась Сильвия.
Взглянув на свою спасительницу повнимательнее, беременная поняла, что Сильвия промышляет тем же ремеслом, что и она. Она назвала водителю адрес, и такси тронулось.
После происшествия в Булонском лесу между женщинами возник некий дух товарищества, которого Сильвии уже давно очень не хватало в жизни, и внезапно в душе у нее вспыхнула надежда на то, что они подружатся.
– Меня зовут Сильвия. – Впервые за время своего пребывания в Париже она назвала свое настоящее имя.
– А я Ариан. Спасибо, что помогла. Ты ведь знаешь, какими сволочами бывают эти типы.
– Не следует работать в твоем положении, – заметила Сильвия.
– Беременные много зарабатывают, на них особый спрос, – рассмеялась Ариан. – Сразу видно, что ты нездешняя. Откуда ты?
– Из Бразилии. В Париже всего три месяца.
Сильвия окинула взглядом широкое лицо Ариан. Черты его были грубоваты, но глаза светились добротой, а в улыбке чувствовалась неподдельная теплота.
Ариан снова рассмеялась:
– Я слышала, что девушки из Бразилии пользуются большой популярностью. Но не подумай, что я ревную или завидую. У меня свои клиенты, у тебя – свои. – Она с лукавой улыбкой похлопала себя по животу. – Вот когда рожу, тогда, пожалуй, мы станем конкурентками.
– А когда должен родиться твой ребенок?
– Через три месяца, в июне. Надеюсь, я не слишком растолстею и смогу работать до самых родов. В последние два месяца можно зашибить славную деньгу.
– А это обязательно? – спросила Сильвия. С одной стороны, ей было жаль Ариан, с другой – она испытывала невольное отвращение от того, что только что услышала.
– Мне приходится содержать мать, а после рождения ребенка я некоторое время не смогу работать, – пояснила Ариан, положив руки на живот. Она сняла туфли и осторожно шевелила отекшими ступнями. – Слава Богу, мы почти приехали, – сказала она через некоторое время.
Такси затормозило около весьма неприглядного здания, обращенного фасадом в сторону железнодорожного склада. Ариан вытащила из кармана пятидесятифранковую бумажку и протянула водителю.
– Отвези мою подругу домой и дай ей сдачи, сколько положено.
Она с трудом выбралась из автомобиля и ухватилась за ближайший фонарный столб – ей стало плохо. Сильвия тоже выскочила на улицу и бросилась к ней. Таксист громко хлопнул дверцей и рванул машину с места, крикнув на прощание сквозь приоткрытое окно:
– Пошли ко всем чертям, шлюхи!
– Все мужики мразь, – пробормотала Ариан.
– Не обязательно, – возразила Сильвия. – У тебя ведь тоже может родиться мальчик. Пойдем, я помогу тебе.
Распахнув дверь подъезда, она нашарила выключатель. Одинокая лампочка выхватила из темноты грязные, с облупившейся краской стены. В подъезде воняло мочой.
– На каком этаже ты живешь? – спросила Сильвия, придерживая Ариан за руку.
– На последнем, конечно. А начиная со второго этажа и до самого верха света нет.
Через несколько минут женщины добрались до двери на верхней площадке лестницы. Ариан открыла ее и повернула выключатель. Вся мебель в ее жилище состояла из стола, трех сосновых стульев и матраса, лежавшего на голом полу у стены. По потолку тянулся карниз, к которому была прикреплена занавеска, разделявшая комнату на две части. Ариан тихонько задернула ее.
– У меня есть немного пастиса, – сказала она. – Больше мне нечего тебе предложить. Кухня на половине матери, а она, если ее разбудить посреди ночи, не сможет больше заснуть.
– Ничего не надо. Мне пора идти, – ответила Сильвия.
– Куда же ты пойдешь? Сейчас уже около четырех, и такси ты нигде не поймаешь. – Ариан взглянула на обнаженное тело Сильвии под распахнувшимся плащом. – И потом, полицейские могут спросить, что случилось с твоим платьем. Это в Булонском лесу они смотрят на такие вещи сквозь пальцы, но не здесь. Так что я лягу спать с ней, а ты устраивайся на моей постели.
Сильвия, больше года прожившая в полном одиночестве, без колебаний согласилась.
– Мне уже лучше, – сказала Ариан. – Давай все-таки выпьем немного.
Женщины сели за стол. Ариан налила в два стаканчика анисовки и добавила немного воды. Жидкость помутнела и стала белой как молоко.
– Твое здоровье, – сказала Ариан и одним глотком выпила свою порцию. – Ну а теперь расскажи о себе.
Сильвия коротко, опуская некоторые весьма существенные детали, поведала ей о последних трех годах своей жизни. Она рассказала о жизни в трущобах Рио, о смерти матери и о том, что решила уехать.
Ариан рассказала о своем детстве, которое прошло на ферме. Сильвия узнала, что отец ее погиб во время войны, а мать так и не оправилась от этого удара.
– Моего отца расстреляли боши на глазах у матери. Мне тогда было всего несколько месяцев от роду. Много лет после этого мать была все равно что зомби. Через некоторое время мы оказались в Париже. Она думала, здесь будет полегче… – Ариан с горечью рассмеялась и взглянула на часы. – О черт, уже почти пять, а я собиралась лечь пораньше, – спохватилась она. – Туалет там, в коридоре. Спокойной ночи.
Сильвия обнаружила, что туалет грязный, но не хуже, чем в отеле, где она жила. Вернувшись в комнату, она увидела на матрасе футболку, оставленную для нее Ариан, и чуть не прослезилась оттого, что о ней кто-то позаботился.
Ее разбудил запах свежесваренного кофе и теплого хлеба, позвякивание посуды – по-видимому, за занавеской накрывали на стол. Накинув плащ, Сильвия отдернула ширму.
– А, вот и ты! – улыбнулась Ариан. – Нана только что сходила в магазин, и теперь у нас есть свежий хлеб. Завтрак будет готов через минуту.
Сильвия увидела в комнате немолодую женщину. Она была хрупкая, болезненная на вид, почти седая и казалась гораздо старше, чем ее представляла себе Сильвия. Одета женщина была во все черное.
– Это моя мама. Можешь называть ее Нана – ей это нравится.
Все трое уселись за стол.
Гостья несколько смутилась под проницательным взглядом Наны, но болтовня Ариан развеяла напряженность.
– Надеюсь, ты останешься на ленч? Каждый платит за себя, – предложила Ариан, убирая тарелки со стола.
Сильвия обрадовалась: наконец-то у нее появилась подруга.
– Продукты куплю я, – предложила она. – Приготовлю ватапу – бразильское блюдо. Надеюсь, вам понравится.
– Ладно, – согласилась Ариан, – но расходы мы поделим.
Ариан и Нана приехали в Париж в надежде как-то устроить жизнь, но все пошло не так, как они рассчитывали. Денег не было, работы тоже. В Париже есть только один способ, которым четырнадцатилетняя девочка может заработать достаточно, чтобы прокормить двух человек. Мать молчаливо смирилась с ремеслом дочери.
Ариан забеременела случайно и поначалу собиралась сделать аборт. Однако как только Нане стало известно о том, что ее дочь в положении, это стало невозможно. Впервые Ариан увидела в глазах матери искорку надежды.
Разумеется, Ариан прекрасно понимала, какие сложности вызовет рождение ребенка. Ей трудно было содержать одного иждивенца. Двое – почти непосильное бремя, и его нужно было с кем-то разделить. Наиболее очевидным выходом из положения было найти себе мужчину, но Ариан этот вариант не подходил: на мужчинах она зарабатывала деньги. И вот неожиданно возникла Сильвия – это могло заметно облегчить их существование.
Пока они делали покупки на ближайшем рынке, Ариан спросила Сильвию, не хочет ли она переехать вместе с ней и Наной в большую по размерам квартиру. Она не забыла растолковать, что это обойдется Сильвии дешевле, чем снимать номер в отеле, а в том, что касается текущих расходов, ей придется оплачивать только свою долю. Сильвия немедленно согласилась.
Ленч по-бразильски прошел с большим успехом. Днем Сильвия перевезла в квартиру Ариан свои скудные пожитки. Ночью женщины отправились в Булонский лес вместе.
Вскоре обе убедились, что приняли правильное решение. Ариан почти сразу же удалось подыскать более просторную квартиру неподалеку от прежней. В ней было четыре комнаты, что позволяло каждой иметь свой уголок. Жизнь понемногу налаживалась.


Флоринда на цыпочках вошла в темную спальню и остановилась на несколько секунд около двери, чтобы убедиться, что супруги не проснулись. Она была одета в униформу уборщицы – на тот случай, если случайно столкнется с кем-нибудь.
Выждав немного, она быстро прошла к подзеркальному столику. Как она и ожидала, хозяйка не стала убирать свои драгоценности в сейф. Флоринда, которая проработала в доме уже пять месяцев, добилась доверия хозяев очень просто: ночью выкрала дорогой золотой браслет, а на следующее утро якобы случайно обнаружила его, взбивая диванные подушки. Получалось, что у сеньоры в самом деле не было причин для того, чтобы открывать сейф после долгой вечеринки: ее прислуга состояла из весьма надежных людей, сигнализация была включена, а по территории виллы, расположенной в одном из самых престижных районов Сан-Паулу, рыскали три эльзасские овчарки.
Флоринда положила драгоценности в карман, взяла с комода связку ключей, бросила презрительный взгляд на спящих богатых свиней и вышла из спальни.
В вестибюле она отключила сигнализацию, после чего отправилась во флигель для прислуги. Выждав немного и удостоверившись, что остальные слуги спят, Флоринда проскользнула на кухню и стащила с себя униформу уборщицы, оставшись в обычном платье.
Взяв в руку чемоданчик, оставленный возле кухонной двери, воровка вышла из дома. Собак Флоринда не боялась – они ее знали. Пройдя через сад, она открыла боковую калитку и оглядела пустынную улицу.
Сантос должен был ждать ее в машине в двух кварталах от виллы. К тому времени, когда хозяева проснутся и вызовут полицию, Флоринда и ее сообщник рассчитывали быть уже в Рио-де-Жанейро. Сценарий дальнейших действий был для Флоринды привычным. Две или три недели они с Сантосом проведут на пляже, загорая и веселясь, после чего она наймется в прислуги в какой-нибудь приличный дом, только теперь уже в Рио, и в течение нескольких месяцев будет трудиться. Затем у нее внезапно заболеет мать, и ей придется уехать. Великолепные рекомендации хозяев в Рио-де-Жанейро помогут получить место прислуги у каких-нибудь богачей в другом городе. Их она снова обчистит. Сантос продаст добычу в Рио, после чего все начнется сначала.
Как всегда после удачной работы, Флоринда поймала себя на том, что думает о сестре и о той ночи в офисе Рубена. Сильвию она ненавидела. Именно из-за нее ей, Флоринде, пришлось стать воровкой: после смерти матери нужно было как-то кормить и себя, и младшую сестру. Если бы не она, Флоринда была бы порядочной девушкой, вышла бы замуж за обеспеченного человека и жила бы так, как те богатые бездельницы, которым теперь она была вынуждена прислуживать.
Единственным утешением для Флоринды была мысль о том, что Сильвия сейчас наверняка в какой-нибудь дыре, а может, ее вообще уже нет в живых.
Она увидела впереди припаркованную у обочины машину Сантоса и побежала к ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус греха - Гилл Уильям



Мне понравился роман Можно почитать
Вкус греха - Гилл УильямЛюбаня
18.07.2014, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100