Читать онлайн Возлюбленная леопарда, автора - Гилганнон Мэри, Раздел - Глава 39 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленная леопарда - Гилганнон Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленная леопарда - Гилганнон Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленная леопарда - Гилганнон Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гилганнон Мэри

Возлюбленная леопарда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 39

Господи! К довершению всех несчастий пошел дождь. Солнечная Гасконь осталась позади, и путники устало скакали через неплодородные тусклые провинции в самом сердце Франции. Чем ближе они подъезжали к Парижу, тем сильнее становился холод.
Отвратительный ветер хлестал в лицо. Ричард проклинал все на свете. Теперь стало совершенно ясно, что удача отвернулась от него. С того самого момента, как он покинул Лондон, все шло наперекосяк. Путешествие через пролив было ужасным. Разразился шторм, и море в секунду превратилось в смертельный серый водоворот. Обыкновенно стойкий к морской болезни, Ричард на этот раз оказался почти таким же беспомощным, как Николас. Мужество покинуло его, а тошнота едва не свела с ума. Он провел целую ночь, потный и обессилевший от рвоты, в трюме, где нестерпимо пахло испражнениями, и горячо молился лишь о том, чтобы живым добраться до Франции.
Трясущиеся и мокрые, они с Николасом выгрузились в Кале и пустились в нескончаемое путешествие к резиденции де Монфора в Беарне. Путешествие заняло несколько недель, но и здесь их ждала неудача. Сначала полномочный представитель английского короля в Гаскони отказывал во встрече. Затем де Монфор все-таки сжалился и назначил аудиенцию, но все обернулось против ожиданий Ричарда. Вместо того чтобы пригласить его присоединиться к своему войску, де Монфор грубо допросил прибывшего. Почему тот оказался в Гаскони? Имеет ли он поручения от короля? Зачем оставил Англию?
«Надменный подонок!» – горько думал Ричард, с ненавистью вспоминая холодное высокомерное лицо де Монфора, его резко очерченные упрямые скулы и пронзительные серые глаза, сузившиеся от подозрения. Он обращался с Ричардом скорее как с провинившимся пажом, нежели с доблестным рыцарем, и в конце концов объявил, что не нуждается в его услугах. Ему нужен человек сдержанный и дипломатичный, сказал де Монфор, а не рыцарь, известный своей беспощадностью и дикостью.
Ричард сжал челюсти, вспоминая о пережитом унижении. Ни разу еще ему не отказывали так грубо с тех самых пор, когда он был презренным сыном потаскушки. Ему стало жаль, что он не придал значения многочисленным сплетням, ходившим при дворе о непреклонном зяте короля. Де Монфор, отличавшийся мрачным характером и полным отсутствием чувства юмора, сотни раз выводил Генриха из себя дерзким своеволием. При дворе его не любили, а мужчины держали пари, предсказывая, когда же король положит конец непереносимому чванству де Монфора.
Ричард скитался по Франции около месяца, но так и не нашел никого, кто взял бы его на службу. Усугубляло положение и то, что у него не было ни рекомендательного письма, ни титула, ни сопровождавших. Одинокий неизвестный рыцарь ни в ком не возбуждал доверия и симпатии, и Ричард как никогда ранее чувствовал себя беспомощным и уязвимым. Он замирал в ожидании нападения всякий раз, проезжая через лес или заброшенные земли. А на открытых пространствах полей встречные путешественники при виде Ричарда с Николасом сами дрожали от страха, думая, что повстречались с ворами или разбойниками. Повсюду в Европе дороги были опасными, и путники сбивались в группы.
Но все же с ним ехал Николас. Ричард оглянулся и сквозь пелену хлещущего наискось дождя улыбнулся испуганному оруженосцу. Робкий и тихий Николас с трудом держался на лошади, да и его боевые навыки оставляли желать много лучшего, но он никогда не жаловался, а его преданность не вызывала никаких сомнений. Николас благоговел перед своим господином, и это смягчало уязвленную де Монфором гордость Ричарда.
Да, хорошо просто ехать в компании с молодым парнем! Несколько раз Ричард думал, что мог бы сойти с ума от одиночества. Он привык к шумному братству армейского лагеря и рыцарских казарм, и тишина открытого поля казалась ему непереносимой.
Его мысли то и дело возвращались к Астре, и тогда он так терзался от желания ее увидеть, что еле сдерживал слезы. Он не мог изгнать воспоминаний о ее сладком чарующем запахе, прекрасной глубине голубых глаз, о волнующем единении их плоти. Чем больше он думал о ней, тем сильнее разгоралась его жажда, пока он не довел себя до полного изнеможения.
Теперь ничто в нем не напоминало гордого, мощного Черного Леопарда. Он самому себе казался печальным, изможденным призраком, беспомощно блуждающим по унылым полям Прованса.
– Сэр Ричард!
Ричард обернулся в седле и выругался. Погруженный в размышления о своем несчастье, он не заметил группу мужчин, показавшихся позади. Даже издалека было ясно, что они замышляют недоброе. Разбойники скакали в изодранных в клочья одеждах на неухоженных и тощих лошадях, приближаясь с явным намерением напасть.
Ричард пустил коня в галоп, затем обернулся и оценил разделявшее их расстояние – не больше пятидесяти шагов. Оторваться он уже не сможет. Ему придется драться. Ричард достал меч и в секунду наметил план действий.
– Николас! Оставь меня! Беги!
Испуганные голубые глаза оруженосца впились в Ричарда. Вышколенный годами беспрекословного послушания, Николас пришпорил кобылу, и она полетела во весь опор, как стрела, пущенная из лука. Ричард заметил замешательство своих преследователей, которые приготовились к погоне, но они, наконец решившись, направили неказистых лошадей прямо на него.
Ричард резко дернул коня за уздцы и нападавшие с руганью пронеслись мимо. Затем они развернули лошадей и заторопились назад, окружая его. Разбойников было пятеро. Ричард встретил их самым свирепым взглядом. Они оторопели, но, поборов страх, все-таки окружили его со всех сторон.
Кровожадное неистовство овладело им. Какое-то время Ричард не осознавал ничего, кроме пульсации в руке, сжимающей меч, и беспорядочного месива обступавших его тел. Его оружие не раз и не два вонзалось в самую сердцевину атакующих, но он не был в состоянии оценить потери противника.
Они атаковали, отступали, атаковали снова, как стая волков, огрызаясь, ворча и истощая силы Ричарда. Но каждый раз он отбивал атаки. Пот тек градом с его лба, мускулы дрожали от невыносимого напряжения. Двое упали, но трое продолжали драться, а силы Ричарда были на исходе. Им овладело отчаяние. Неужели придется умереть вот так, в одиночестве, поверженным стаей вороватых шакалов? Астра даже не узнает, что с ним случилось.
Эта мысль придала ему решимости. Он собрал остатки сил и бросился в бой. Хорошо обученный конь почувствовал настроение хозяина и взвился на дыбы, нанося лошади одного из нападавших резкие удары огромными копытами. Лошадь упала на колени, и всадник не успел соскользнуть с седла, как Ричард точным движением меча снес ему голову. Увлекшись сражением, Ричард забыл об угрожавшей со спины опасности и, не успев обернуться, почувствовал лязг разрываемой кольчуги. Сильнейшая боль пронзила его насквозь. Рука с занесенным мечом вмиг ослабла, но благодаря точно рассчитанному удару, уже падая, поразила противника. Тот повалился на землю, смертельно раненный.
Оставался последний. Ричард видел его как в тумане. Голова шла кругом. Пот заливал глаза, а все тело дрожало как в агонии. Глаза разбойника сверкнули торжеством, и он приготовился к последнему решающему броску.
Ричард уже не увидел, как неожиданно рука врага, сжимавшая оружие, поникла, глаза закатились, и разбойник упал замертво, пораженный ножом Николаса, вонзившимся между его лопаток. Сознание покинуло Ричарда. Его плечи обмякли, голова повисла, а тяжелое тело обрушилось с коня на землю.
– Не понимаю, зачем тебе все это? Почему ты хочешь ехать именно теперь? Разве не лучше подождать Ричарда при дворе?
Астра разгладила лежавшее у нее на коленях шелковое знамя. Наконец она довольна своей работой. Выбрать алый фон для черного леопарда оказалось легче всего. Гораздо труднее было подобрать рисунок для обрамления. Она остановила выбор на лютиках, вышив кайму из золотых цветов вокруг готового к прыжку леопарда.
– И почему ты вообще так беспокоишься о нем? – добавила с раздражением Маргарита, не дождавшись ответа. – Ричард отказался от тебя, бросил, как надоевшую любовницу. Зачем ты вышиваешь для него это дурацкое знамя?
– Затем, что я так хочу, – спокойно ответила Астра. – Так же, как хочу уехать в Риверсмер. Ведь замок теперь принадлежит мне. Я собираюсь превратить его в настоящий уютный дом.
– Я уже говорила Вилли, что ты сумасшедшая, совершенно сумасшедшая. Королева страстно желает, чтобы ты осталась при дворе. К тебе будут относиться как к принцессе, познакомишься со всей европейской знатью, будешь одеваться по последней моде…
– Ты не понимаешь, Маргарита. Я устала от светской жизни. Я скучаю по деревне, по лесам и открытым полям, по свежему ветру. Лондон восхитительное место, но мне бы не хотелось жить здесь всегда.
– Ну а если Ричард не вернется? Что ты будешь делать тогда? Не подобает молодой женщине жить одной и безо всякой защиты в дебрях Англии.
Астра едва не расхохоталась. С каких это пор Маргарита стала рассуждать о том, что подобает и что не подобает молодой женщине?
– Я буду не одна. Там есть слуги. Твой отец заверил меня, что управляющий замка – знающий и надежный человек.
– Ты не выйдешь замуж второй раз в Риверсмере, – сказала Маргарита, состроив гримасу. – Там глухое болото, на двадцать миль вокруг не найдешь рыцаря моложе пятидесяти!
– Святая Мария, я и не собираюсь никого искать!
– Расторжение брака! Вот что удерживает тебя, разве не так?
– Маргарита, мы это уже с тобой обсуждали, и ты знаешь мое мнение на этот счет.
– Да пойми же ты, все – в прошлом, Астра. Наверняка королева поможет тебе. Ее дядя – высокий церковный иерарх.
– В любом случае для расторжения брака нужны веские основания. А какие у меня могут быть причины? Мы с Ричардом не близкие родственники, брачная церемония была совершена по всем правилам, и, уж конечно, я не могу сказать, что наш брак – просто формальность!
– Почему же нет?
– С каких это пор ты так поглупела, Маргарита? Никто не поверит, что Ричард не спал со мной. Многие и так думают, что он овладел мной прямо в церковной нише еще до свадьбы!
– А никому и не надо особенно в это верить. Никого особенно не волнует, что было на самом деле. Достаточно того, что брак невозможен при полном отсутствии одного из супругов. Заплатишь Церкви немного денег, и пожалуйста – ты свободна как ветер.
Астра вздохнула.
– Ты не понимаешь, Маргарита. Я не хочу расторжения брака. Ричард навсегда останется моим мужем, и мне не нужно никого другого.
– Может быть, тогда тебе лучше отправиться обратно в Стаффорд, – предложила Маргарита раздраженно, – будешь наконец монашкой?
– Я уже размышляла об этом, – спокойно ответила Астра, не обращая внимания на ернический настрой подруги. – В отчаянии я подумала, что исчезновение Ричарда – это Божье наказание за мой уход из Стаффорда. Я почти решилась вернуться в монастырь и окончательно посвятить жизнь Богу. Но скоро я осознала, что уже отдала сердце Ричарду и все равно не смогу долго скрывать свои истинные чувства.
Астра обратила взор на знамя, лежащее на коленях, и снова разгладила шелковую материю.
– Я верю, что Ричард вернется. Сама не знаю почему, но чувствую это всем сердцем. – Она посмотрела на скептически настроенную Маргариту. – Может быть, я наслушалась романтических историй от миннезингеров, но мне верится, что сильная любовь связывает мужчину и женщину на всю жизнь.
– А если Ричард умрет?
Безмятежное лицо Астры омрачилось, и в глазах блеснули слезы.
– Я каждый день молюсь за него. Я вспоминаю, какой он сильный и отважный, как много выиграл сражений и в каких страшных битвах выжил. Если бы он погиб, я наверняка бы это знала, потому что часть меня тоже бы умерла.
– Господи, – пробормотала Маргарита, судорожно обхватив себя руками, – иногда ты пугаешь меня, Астра. Если то, что происходит у вас с Ричардом, и есть настоящая любовь, мне не надо и сотой ее доли. По-моему, все это причиняет слишком большие страдания!
Астра смахнула слезы и рассмеялась:
– Ох, Маргарита, ты так добра ко мне. Благодаря тебе я начинаю относиться к жизненным проблемам с чувством юмора.
Женщины тепло обнялись и понимающе улыбнулись друг другу. Недавняя размолвка между ними быстро забылась. Непостоянная Маргарита не могла слишком долго сердиться, и они снова стали неразлучными подругами.
– Ну а теперь, может быть, согласишься поехать в Торнбери со мной и Вилли. Я хочу там обосноваться, чтобы семья де Лэйси увидела наследника сразу же после рождения. – Маргарита важно закатила глаза, отчего Астра снова расхохоталась.
– Мне бы очень хотелось, Маргарита, но я должна ехать в Риверсмер. Если Ричард вернется, точнее, когда он вернется, я буду ждать его в теплом и уютном доме, в нашем доме. У него никогда не было настоящего дома. А это так много для него значит!
– Ах! Ты совсем как моя мать и наверняка любишь всю эту домашнюю возню – убирать, следить за стряпней на кухне, варить мыло. Неужели, Астра, ты хочешь растратить всю свою красоту на тяжелый домашний труд? Через год превратишься в затюканную заботами наседку, а я все еще буду элегантной и соблазнительной.
Астра снова рассмеялась, затем уложила в сундук знамя и кое-какие вещи, которые собиралась взять с собой в Риверсмер.
Господи, что же ему теперь делать? Николас де Ферес в ужасе взирал на последствия кровавой бойни. Пять трупов лежали перед ним, и дождь, смешиваясь с кровью, стекал в пенистые лужи. Шестой, победитель, безуспешно пытался встать на ноги. Кровь так и хлестала из открытой раны на спине Ричарда. Похоже на то, что и сам сэр Рэйвз вскоре отправится к праотцам.
Николас обтер трясущиеся окровавленные руки о кожаный плащ и попытался обрести душевное равновесие. Он поймал бегавшего в отдалении коня и порылся в седельной сумке, отыскивая какое-нибудь сухое тряпье. В конце концов он вытащил тунику и побежал к Ричарду. Николас сноровисто разорвал ее на полосы и стянул рану, остановив кровотечение, затем подтащил раненого к коню и попытался взгромоздить его в седло.
Это казалось невозможным: круп лошади находился слишком высоко над землей, а тяжкий груз мускулистого тела Ричарда был неподъемен для Николаса. После трехкратных попыток он выдохся. Юношу охватила паника. Если он не доставит сэра Ричарда куда-нибудь, где обработают его раны, хозяин умрет.
Вдруг в стороне тихо заржала кобыла. Николас решил попробовать по-другому. Он подбежал к кобыле, которая, к счастью, не шарахнулась в сторону как обычно, и, схватив ее за гриву, подтащил к тому месту, где лежал Рэйвз. Оставалось только молиться, чтобы она постояла смирно, пока он управится с Ричардом. Кисмет понюхала распростертое тело и как будто узнала хозяина, но запах крови заставил ее насторожиться. Николас мягко приговаривал и трепал ее шею, как всегда делал Ричард.
Когда лошадь успокоилась, Николас предпринял еще одну попытку. Напрягая каждый мускул, он поднял Ричарда и примостил между собой и кобылой. Она дрожала и таращила глаза, но не двигалась. Последним отчаянным усилием он перекинул Ричарда через седло.
Несколько минут Николас не мог сдвинуться с места и только тяжело дышал. Он сказал себе, что самое трудное уже позади и теперь осталось только скакать за помощью. Он еще раз проверил, устойчиво ли Рэйвз держится в седле, затем надежно привязал его кожаными ремнями к стременам и подвел кобылу к Султану.
Лишь с третьей попытки он оседлал коня. Пошатываясь от усталости и нервного потрясения, Николас пытался привести мысли в порядок и прогнать нависавший над ним черный ужас. Он должен помочь сэру Рэйвзу выжить. Все его будущее зависело от этого человека, который когда-нибудь сделает верного слугу рыцарем. Кроме того, он искренне любил сэра Ричарда и благоговел перед его отвагой и смелостью. Убить четверых в одиночку! Господи, если все обойдется, Николасу будет что порассказать!
Если обойдется… Николас воспрял духом, сосредоточился и внимательно оглядел невзрачный пейзаж, пытаясь решить, в каком направлении двигаться. Что-то темное, похожее на крышу дома, замаячило справа на горизонте, и он пришпорил коня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленная леопарда - Гилганнон Мэри



Ничего особенного. Типичный рыцарский роман. Даже более интересна сюжетная линия подруги главной героини,вынужденной из-забеременности выйти замуж за гомосексуалиста.
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.19





мне роман понравился.ничего нового,конечно,но почитать можно.
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриВерониктор
6.04.2013, 20.32





Интересно, чувственно, приятный контраст главной героини-ангела и гг-я зверя. Понравилось:))
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриЛия
4.02.2014, 20.37





Мне понравилось. И роман, и герои, и концовка. Правда, не могу согласиться, что история Маргариты интереснее, я бы не смогла читать о такой героине отдельный роман. А здесь гг... хорошая :)rnВ общем, приятно провела время за чтением романа. Не жалею.
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриДарья
6.02.2014, 21.17





Действильно история сказка.с милым рай в шалаше?малоправдоподобно даже для той эпохи.не плохой роман,если скука настигает...
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриЛилия
18.12.2014, 17.51





Кроме Повелительницы Бурь у автора стоящих романов НЕТ. По крайней мере не из тех, которые представлены на этом сайте.
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриБибиана
3.02.2016, 18.41





начала читать, и неожиданно увлеклась. в общем-мне понравился роман.
Возлюбленная леопарда - Гилганнон Мэрилёлища
28.02.2016, 7.25





Хороший роман, безо всяких незамысловатых поворотов сюжета,всё плавно и в итоге всё пришло к логическому завершению.Более всего порадовало, что герои сразу с начала полюбили друг друга, это большая редкость в любовных романах.
Возлюбленная леопарда - Гилганнон МэриЕлена
12.04.2016, 23.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100