Читать онлайн Ящик Пандоры Книги 1-2, автора - Гейдж Элизабет, Раздел - XX в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ящик Пандоры Книги 1-2 - Гейдж Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ящик Пандоры Книги 1-2 - Гейдж Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ящик Пандоры Книги 1-2 - Гейдж Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гейдж Элизабет

Ящик Пандоры Книги 1-2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

XX

Прошла неделя. Лаура сидела в своем рабочем кабинете в дальнем конце магазина.
Было полдвенадцатого дня, и Лауре казалось, будто она захвачена сильнейшим ураганом. Ее бизнес разросся настолько, что она еле с ним справлялась. После той статьи за подписью Дианы Столворт Лаура стала известна среди богачей и приближающихся к ним людей всего Нью-Йорка, Филадельфии, Бостона и даже Вашингтона. Новые клиенты записывались в очередь на встречу с ней, Лаура и ее помощницы выбивались из сил, чтобы выполнить заказы своих клиентов, они едва успевали закончить один, как тут же нужно было приниматься за другой.
Компания «Лаура, Лимитед» до сих пор выполняла небольшой объем работы, и вполне устраивала Лауру. Но сейчас объем работ очень увеличился и причинял некоторые неудобства. Предсказание Тима, которое он сделал еще несколько месяцев назад, сбылось: на данный момент Лаура была не в состоянии обеспечивать выполнение стольких заказов. Что-то надо было изменить. Или ей скоро придется отказывать клиентам, или нужно с головой окунуться в мир бизнеса и открыть собственную фабрику по производству одежды, что будет очень значительным финансовым риском.
В этот момент в магазине была она одна. Мередит и Джуди поехали на встречу с канадским дизайнером, чьи работы очень понравились Тиму и Лауре. Одна из продавщиц, Шейла, сказалась больной и ушла домой, другая, Паш, переезжала на новую квартиру на Вильямсберг-Бридж и не появится на работе раньше, чем в полдень. Рита помогала швеям, а Тим был в одном из своих бесконечных таинственных, но очень важных путешествий, из-за которых он почти все время проводил вне магазина.
Лаура должна была оставаться в магазине одна до тех пор, пока не придет Паш.
В час должна приехать важная клиентка из Лонг-Айленд по имени миссис де Форест, чтобы примерить три платья, которые на этой неделе закончила для нее Лаура. Не оставалось ничего другого, как сидеть и ждать ее.
Лаура увлеченно работала над разработкой новой модели, когда вдруг услышала легкий стук в дверь ее комнаты.
Она подняла голову от своего наброска и увидела Хэйдона Ланкастера, стоявшего в дверях с приветливой улыбкой. Она удивленно подняла брови.
«О, нет!»
Эта непрошенная мысль нанесла Лауре сокрушительный удар, прежде чем она смогла понять, что это значило.
– Неужели я пришел в относительно свободное время? Какое-то мгновение она не могла найти ничего в ответ, а просто, не двигаясь, смотрела на него.
– Не отвечайте мне, – сказал он. – Все разъехались по разным поручениям и оставили вас здесь отдуваться за них.
Она не смогла ему ответить, потому что держала в зубах булавки, а только кивнула с усталым видом, чтобы подтвердить, как он был прав.
Он заметил неожиданный румянец, появившийся на щеках Лауры, и казался немного смущенным.
– Ну, не буду отвлекать вас своим непрошенным визитом, – сказал Хэл. – Я просто встречался здесь поблизости с двумя приятелями с Уолл-Стрит этим утром, и вдруг вспомнил, что ваш магазин находится в этих местах. Поэтому я решил зайти и передать привет.
Лаура вымучила улыбку и начала быстро вынимать булавки изо рта.
– Фу, – выдохнула она, когда вынула. – Здравствуйте, мистер… – Его предостерегающий взгляд заставил ее остановиться. – Хэл, – наконец закончила она фразу.
– Вот именно, – улыбнулся он и бесцеремонно прошел к ее рабочему столу. На нем был строгий черный костюм и самое красивое кашемировое пальто, какое только Лаура видела. Он носил одежду с особенным изяществом, и все чаще появлялся в списке «Лучше всего одетых» с тех пор, как возвратился с корейской войны и вступил на политическую арену.
По сравнению с его элегантностью Лаура почувствовала себя старомодно и плохо одетой в простом костюме, который был на ней. И несмотря на его дружелюбную улыбку, это чувство лишило ее силы поприветствовать Хэла как следует.
– Очень приятно, что вы зашли, – наконец удалось выдавить ей и улыбнуться. – Как Диана?
– Сходит с ума от ваших нарядов, но очень беспокоится, куда ей их одевать, – ответил он. – Она боится одевать то зеленое платье на встречу, которая может не устроить ее. Поэтому она хранит…
Во время этих слов Лаура вспомнила, что женщина, занимающая такое положение в высшем свете как Диана, не может одевать одно платье больше, чем два раза, как делают это все обыкновенные женщины. Она также вспомнила о своих подозрениях, что в скором времени будет проходить много вечеринок, отмечающих помолвку Дианы и Хэла. Эта мысль привела ее еще в большее беспокойство из-за того, что сейчас она была с Хэлом одна.
Он стоял и смотрел на Лауру. Приятный запах его одеколона и свежий воздух холодного утра наполняли комнату.
– Итак, – наконец произнес он, и посмотрел через стеклянную дверь на помещение за комнатой Лауры. – Это и есть «Лаура, Лимитед».
– Да, в основном, – ответила она. – Некоторые из нас работают в цехе, находящемся дальше по улице. Там происходит пошив изделий. Но клиенты приходят сюда.
Он указал на манекены, выставленные в окнах и сказал:
– Я позволил себе посмотреть на некоторые ваши модели. Ваша реклама создает о вас не очень справедливое мнение. На самом деле вы опытный модельер.
– Спасибо, – ответила Лаура. – Иногда мне хочется, чтобы у меня было больше рук. Мы не успеваем выполнять заказы.
Его глаза сразу потеплели при этом замечании. Показалось, что время пошло вспять и они опять оказались вдвоем в той оранжерее в доме Дианы, когда он все еще держал ее руку в своей и так нежно смотрел на нее, что Лаура испугалась, что слишком поддается его обаянию; и если бы не внезапное появление Дианы, прервавшее их тет-а-тет, неизвестно, что бы могло произойти.
Но здесь не было Дианы. Теперь они были одни.
– Думаю, что ваш день очень напряжен, – предположил он. – Клиенты и так далее…
– Да, очень, – подтвердила Лаура, ощущая какой-то дискомфорт.
– Посмотрите, сколько времени, – продолжал он, взглянув на часы. – А я даже не подозревал, что уже скоро полдень. Мне нужно уйти. Думаю, сейчас вы ожидаете какого-нибудь клиента…
– Да, – ответила Лаура. – Миссис де Форест должна подъехать к часу. Но у меня так много дел…
– Вы, наверное, взяли с собой бутерброды или еще что-нибудь, зная, что у вас впереди такой трудный день.
Лаура ничего не ответила. Она была так поглощена платьем, которое хотела как можно быстрее закончить, что мысль о ленче даже и не приходила ей в голову. Она часто забывала о еде, если кто-нибудь в магазине не напоминал о ней. Лаура была слишком увлечена работой, чтобы думать о еде.
– Вы знаете, – продолжал он, – если вы не возражаете против небольшой критики в свой адрес, мне кажется, вы недостаточно едите, Лаура. Вы немного бледны, и создается впечатление, что вы можете извести себя до изнеможения, если не будете хорошо следить за собой. Что говорит ваша мама о том, как вы выглядите?
– Моя мама умерла… Много лет назад, – сказала Лаура.
Выражение его лица мгновенно изменилось. Его глаза выражали такое сочувствие и внимание к Лауре, что она даже почувствовала некоторое смущение от своего признания.
– Мне очень жаль, – сказал он, – Матери очень важны в нашей жизни. Простите меня, если я причинил вам боль.
Она улыбнулась.
– Ничего страшного.
– Тем не менее, это еще одна причина для существования кого-либо, кто бы следил за вами. Здесь кто-нибудь заботится о вас?
Лаура подумала о Тиме. Он постоянно напоминал ей о том, что надо внимательно относиться к самой себе, чаще отдыхать, больше есть. Но его замечания не производили на Лауру особенного влияния.
Внезапно Лаура решила не упоминать о Тиме. Она просто пожала плечами и вопросительно посмотрела на Хэла.
– Тогда почему бы, – сказал он, – мне не взять на себя эту роль, хотя бы на час? Я знаю одну милую закусочную недалеко отсюда. Это не займет много времени.
В нем определенно было что-то мальчишеское, почти невинное, что очаровывало Лауру. Она почувствовала, что начала терять интерес к работе, лежащей перед ней.
– Мне не следует уходить, – начала она. – Паш не появится раньше, чем к полудню, а в любой момент может позвонить телефон…
– Но это займет буквально двадцать минут. И к тому же вы можете оставить ей записку.
Его логика была неопровержима и убедительна.
– Я работаю сейчас над вещью, которая обязательно должна быть завершена сегодня, – продолжала сопротивляться Лаура.
– Работа только пойдет быстрее, если вы что-нибудь перекусите. Самое время подкрепиться, – настаивал он.
– Очень мило с вашей стороны предложить…
– Это уютное и спокойное место, – продолжал он. – Я знаю его владельцев. Мистер и мисс Голдмены всегда рады услужить тебе. Миссис Голдмен готовит лучший картофельный салат во всем Манхэттене. И к тому же я не буду удивлен, если она тоже поможет процветанию вашего бизнеса. У нее очень много друзей…
Лаура скептически посмотрела на него.
– Не говорите «нет»? – он проговорил просьбу как вопрос, вложив в свой голос всю лесть, на какую был способен.
Лаура сдалась. Она уронила свой карандаш на стол и, улыбнувшись, встала.
– Я надену пальто.
– А, – с благодарным облегчением вздохнул он, наблюдая за ее движениями. – Как это мило с вашей стороны. Обещаю, что вы не пожалеете.
Хэл отступил в сторону, чтобы пропустить Лауру вперед. Выходя вместе с ним из магазина, она надеялась, что Хэл окажется прав и она действительно не пожалеет об этом поступке.
Закусочная была многолюдна. За столиками сидело множество людей, которые разговаривали между собой, на их лицах было удовлетворение от еды и обслуживания, и в то же время озабоченность своими повседневными делами. Практически все посетители были местными бизнесменами или секретарями. Несколько человек, судя по их дорогой одежде, были с Уолл-Стрит или преуспевающими в своей сфере профессионалами, привлеченными сюда хорошей репутацией заведения.
Лаура с улыбкой наблюдала, как Хэл сделал заказ торопливому официанту, который прокричал его шеф-повару, записавшему заказ без малейших признаков того, что он вообще его слышал.
Через несколько минут к их столику подбежал выглядевший очень взволнованно человек в мешковатых штанах и грязном белом фартуке. Он поздоровался с Хэлом, который представил его Лауре. Это и был Майрон Голдмен, владелец закусочной. Он поговорил с Хэлом с какой-то резкой бесцеремонностью и фамильярностью, что сначала неприятно поразило Лауру.
Потом Лаура поняла, что мистер Голдмен, очень занятой человек во время ланча, считал жестом огромного почтения то, что он нашел время подойти и поздороваться с молодым дипломатом и его подругой. Его фамильярность на самом деле была знаком уважения.
Мистер Голдмен скривился в улыбке для Лауры с таким видом, будто она причинила ему сильную боль, а потом, проинформировав их о том, что тушеное мясо только что вытащили из духовки, а салат из нашинкованной капусты сегодня отличный, повернулся и поспешил на свое рабочее место.
Когда они остались одни, Хэл некоторое время изучал лицо Лауры с задорной улыбкой на губах. Он рассеянно дотронулся до стакана, стоявшего перед ним, и вдруг заметил бумажную салфетку под стаканом. На ней был изображен еврейский символ и маленький нож с вилкой со словами «Закусочная Голдмена. Лучшая пища!»
– А теперь только не смейтесь, – проговорил Хэл, вытащив из внутреннего кармана автоматическую ручку. – Я говорил вам, что я делаю любительские наброски портретов, а теперь собираюсь это продемонстрировать. Это докажет, как безоговорочно я верю, что вы не будете смеяться надо мной.
Он начал рисовать быстрыми нервными штрихами, изредка поглядывая на Лауру. Он немного прищуривался, когда изучал ее лицо. Однажды он в нерешительности остановился, как будто определяя что-то, но потом быстро продолжал рисунок, пока не закончил его.
– Вот, – сказал Хэл, без лишних церемоний протягивая Лауре салфетку.
Лаура посмотрела на набросок. Он поразил ее. Хотя это был лишь черновой вариант, но было очевидно, что у автора проницательный глаз и несомненное чувство пропорции, так же как и своеобразный юмор. Хэл уловил овал ее лица, как лежат волосы, даже форму ее рук. На рисунке были видны складки ее свитера, бесхитростно подчеркнутые. Даже кулончик, который она носила, не ускользнул от его острого глаза.
– Вы очень талантливы, – откровенно сказала она. – Вам нужно практиковаться. Вы когда-нибудь пробовали рисовать красками?
Он пожал плечами.
– У меня нет времени. В таком мире мы живем, Лаура. Нам приходится жертвовать одним ради другого.
Она опять взглянула на картинку, стараясь, чтобы салфетка не дрожала в ее руках.
– Что-нибудь не так? – спросил Хэл.
– Боюсь, что вы слишком хорошо схватили мои характерные черты, ответила Лаура. – Я выгляжу испуганно, как перепел.
Хэл был заметно огорчен этим замечанием. – Вы так чувствуете? Из-за моего присутствия?
– Нет, – рассмеялась Лаура. – Причина не в вас, а во мне. Я действительно не самый храбрый человек в мире. Я боюсь.
Она покачала головой, улыбаясь собственным словам.
– О, я не знал об этом, – сказал Хэл. – Вы стоите во главе процветающего дела, вы нанимаете людей, у вас большой талант. Послушайте, вы ведь уже имеете собственную торговую марку. В конце концов, такие люди, как Диана Столворт, не покупают одежду у кого попало. Вы кажетесь мне умной, талантливой и амбициозной женщиной, находящейся на пути к достижению великих целей.
Лаура улыбнулась; ей было интересно и приятно слушать, как описывает свое впечатление о ней посторонний человек, но она и не забывала, что перед ней сидел профессиональный дипломат.
– С другой стороны, – продолжал Хэл, – некоторые люди нелегко принимают свои собственные амбиции. И я понимаю их. Гораздо легче мирно идти по жизни, чем чего-то достигать и завоевывать в ней. И я не думаю, что это такая уж плохая жизненная позиция.
Лаура чувствовала на себе его пристальный взгляд, но не хотела встречаться с его глазами. Он знал и понимал ее слишком хорошо. Его симпатия к ней только подчеркивала силу той интуиции, которой он обладал.
Его взгляд приятно согревал ее, но в то же время она чувствовала непреодолимое желание убежать, точно так же как тогда в доме Дианы. С одной стороны, ее душа наслаждалась беседой с Хэлом, его открытостью и шармом, с другой – ей хотелось уйти, пока не стало слишком поздно.
«Зачем я пришла? Я, должно быть, сошла с ума». Разные мысли крутились у нее в голове, пытаясь противостоять успокаивающей нежности его манер, но Лаура была уже покорена им. Ее собственный образ смотрел на нее с картинки, свидетельствующей о его интересе и понимании ее. Как далеко-далеко от этого места она хотела бы сейчас оказаться. Как бы она хотела, чтобы их встреча никогда не произошла. Но подобные желания приходят слишком поздно. В этом она была совершенно уверена, была уверена почти до состояния безысходного отчаяния.
Лаура не сказала Хэлу, что это не первое ее признание его художественного таланта. Она видела портрет Дианы в ее спальне, хотя Диана и не указала на него специально. Он очень отличался от того портрета, который Хэл сделал сейчас, как по манере, так и по настроению. Диана была нарисована в холодных вертикальных тенях, и она не улыбалась. Хэлу удалось почувствовать скрытую нежность Дианы за ее холодной аристократической внешностью, но он не подчеркнул это на картине.
Хэл, без сомнения, был прав в том, почему Диана повесила набросок в своей спальне: чтобы доставить удовольствие ему и чтобы скрыть его от посторонних любопытных глаз.
– Возьмите его, – сказал Хэл, указывая на рисунок, который Лаура все еще держала в руках. – Я хочу, чтобы он остался у вас.
– О, я не могу, – прошептала она, когда официант поставил перед ней тарелку с едой и поспешил принести новую салфетку для Хэла. – Правда…
Хэл выглядел обиженным.
– Но вы должны, – настаивал он. – Какой смысл рисовать портрет человека, если ты потом не можешь вручить его этому человеку? К тому же сохраните его на память обо мне. Вы были так добры, что приоткрыли мне завесу своей души. Почему бы и вам не сохранить частицу меня? Я бы тогда чувствовал себя гораздо лучше…
Его слова как бы обволакивали ее, передавая скрытый в них смысл. Она начала осознавать, что для него это было несколько большим, чем обостренная память и дипломатический такт. Это был поразительно одаренный человек и гораздо более чувствительный, чем того требовала его профессия. В этом и состояла истинная подоплека его очарования, которому, если учесть его постоянную задумчивость и притягательное одиночество, было нелегко противостоять.
– Что ж, спасибо вам, – произнесла Лаура. Очень любезно с вашей стороны.
– Не стоит благодарности, – он улыбнулся. – Как придете домой, можете выбросить. Только мне не говорите.
Глядя на их разговор со стороны, можно было бы подумать, что она – это строгий судья, а перед ней находится смущенный новичок. Но Лаура не могла не помнить, что он странным образом оказался на голову выше ее, когда придумал ей ее нынешний образ и убедил Лауру принять его на вооружение. Она сложила салфетку и спрятала ее в сумочку, обнаружив при этом, что у нее снова дрожат руки. Лаура знала, что она точно ее не выбросит.
– Думаю, что вы сейчас очень загружены делами, – предположил он.
Лаура кивнула.
– А вы?
– В понедельник мне надо лететь в Европу, – ответил он. – В Париж, в штаб-квартиру НАТО. Дипломатия дело хлопотное. Сквозь обручи научишься прыгать – и все ради какого-то пустяка. Но без этого Земля остановится. Я так думаю, – он нерешительно посмотрел на нее. – Меня какое-то время не будет здесь. Месяц, может быть. А вы как?
– Работа, работа, – ответила Лаура. – Я думаю, что не скоро получу свой первый отпуск.
– Опять «закон Ланкастера», – улыбнулся Хэл. – «Каждый человек обязательно должен где-то быть».
Лаура кивнула.
– Да, пожалуй.
– Ну что ж, я очень рад, что успел увидеть вас перед отъездом, – сказал он. И снова тень досады набежала на его красивое лицо – олицетворение молодости, мужественности и притягательности. Лаура взглянула на его темные волосы, руки, крепкие плечи, и сердце ее забилось от неизъяснимой тревоги, какой она никогда не испытывала.
Лауре подумалось, что его отъезд в Европу спасителен для нее.
Но в этой мысли было мало проку, ибо что-то подсказывало ей, что пройдет немного времени и они снова увидятся с Ланкастером.
Именно эта мысль пугала ее больше чем что-либо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ящик Пандоры Книги 1-2 - Гейдж Элизабет


Комментарии к роману "Ящик Пандоры Книги 1-2 - Гейдж Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100