Читать онлайн Мелькнул чулок, автора - Гейдж Элизабет, Раздел - Глава XIX в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мелькнул чулок - Гейдж Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 104)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мелькнул чулок - Гейдж Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мелькнул чулок - Гейдж Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гейдж Элизабет

Мелькнул чулок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XIX

– Восемь… девять… десять… Больно?
Энни не ответила. Она задыхалась от усилий, распластанная на тренажере, как пойманное животное, поднимая колени, напрягая мышцы бедер, словно борясь с ненавистным аппаратом. Послышался скрип блоков, груз сместился, когда бедра напряглись еще больше.
– Одиннадцать… еще раз. Больно? – бесстрастно спросил Фрэнк, сидевший в кресле возле нее, наблюдая, как Энни делает гимнастику.
– Еще раз, – думала Энни раздраженно. – Думаешь, я этого не знаю? Вечно остается еще один раз…
Панельки тренажера снова разошлись. Энни почувствовала, как волны безмерной усталости накатывают на спину и ноги. Согласно инструкциям доктора Блейра Фрэнк добавил еще груз перед тем, как она начала гимнастику. После восьми упражнений она чувствовала себя слабее, чем обычно, после десяти – отчаянно измученной. Вряд ли она сможет сделать последнюю попытку.
Но Энни знала – Фрэнк будет молча ждать, пока она не отдохнет и не соберется с силами. Сдержанный, спокойный, он по-своему был строжайшим из надсмотрщиков, никогда не упрекавшим Энни, если она стонала от боли или жаловалась на усталость. Он только молча наблюдал, неумолимо ожидая, пока она сделает невозможное.
Сжав зубы, не обращая внимания на то, что мокрые от пота пряди волос липнут к щекам, несмотря на ленту вокруг головы, сжав побелевшими от напряжения пальцами рукоятку тренажера, Энни тяжело вздохнула, начала вновь сводить панельки. Жесткая кожа терла под коленками. Блок громко заскрипел.
На этот раз боль, казалось, вот-вот лишит Энни разума. Ноги мелко дрожали, тренажер затрясся от отчаянных усилий, струйки пота катились по спине и груди, когда панели наконец сошлись.
Тело Энни мгновенно обмякло, грузы с грохотом свалились на пол, девушка измученно вытянулась, проклиная тренажер и молчаливого мужчину, наблюдавшего за ней.
– Ой, – вскрикнула она неожиданно: резкая боль пронзила внутреннюю поверхность левого бедра, как раз над коленкой.
– Черт!
– В чем дело? – спросил Фрэнк. Мышцу потянули? Энни могла только беспомощно потрясти головой, не в силах перевести дыхание.
– Отдохните немного, – с озабоченным видом посоветовал Фрэнк.
«А что, по-твоему, я сейчас делаю?» – подумала Энни, оглядывая унылый тренажерный зал, словно Фрэнк находился где-то далеко.
Хотя он был на удивление немногословным, те несколько замечаний, услышанные от него с тех пор, как Энни начала делать гимнастику, казались раздражающе пространными.
«Мог бы и заткнуться, – кипела Энни, – поскольку все равно ничем не поможет.»
Она, тяжело дыша, сидела перед Фрэнком: волосы сбились, лицо раскраснелось. Энни была почти благодарна за растянутую мышцу – это, по крайней мере, отвлекало от постоянной злобно-сверлящей боли в костях, неотступной муке, уводившей ее от реальности, заставлявшей уходить в себя. По крайней мере это небольшое милое растяжение вызывало обычный дискомфорт, явный признак того, что окружающий мир существует.
Она почувствовала прикосновение сухих рук Фрэнка на бедрах и животе – пока тот отстегивал охватывающие ее талию ремни. Он помог Энни встать с тренажера, усадил на стол с мягкими прокладками под флюоресцентные лампы.
Издали, из каньона, доносилось пение птиц. Должно быть, там, за окнами, сейчас прекрасное, хотя и туманное утро. Сегодня у Кончиты был выходной, в доме стояла непривычная тишина, пока Энни трудилась внизу под неотступным взглядом Фрэнка.
Сейчас она смотрела в его загорелое лицо, такое привлекательное в резком свете ламп под потолком. Фрэнк в одной рубашке с аккуратно завязанным галстуком выглядел абсурдно аккуратным по сравнению с ней – потной, растрепанной, грязной.
Надо же такому случиться, что именно сегодня он выбрал время навестить Энни, и как раз в тот момент, когда они пили кофе и пытались вести разговор, позвонила Джуди и передала, что не сможет сегодня провести занятие. Боясь, что Энни не справится одна с тяжелым тренажером, Фрэнк настоял на том, чтоб занять место Джуди и тщательно прочел все наставления доктора Блейра перед тем, как спуститься вместе с Энни в тренажерный зал.
Возможно, смущенный незнакомой обстановкой и неожиданной близостью к Энни, Фрэнк вел себя еще более сухо и сдержанно, чем обычно, и был похож на каменную статую, являя собой забавный контраст взмыленной, задыхающейся Энни.
Сама она находила этот странный «тет-а-тет» более чем неприятным, поскольку считала, что сможет сделать гимнастику сама, потратив на это в два раза меньше времени. Но Фрэнк, слишком добросовестный, чтобы позволить чему-нибудь случиться с Энни во время его случайного присутствия в доме, принимал свои обязанности всерьез и теперь казался искренне встревоженным тем, что Энни повредила бедро.
– Почему бы вам не лечь? – спросил он, помогая ей опуститься на набитые поролоном подушки.
– С радостью, – пробормотала Энни, глядя в потолок.
– Скажете, если будет больно.
Наклонившись, он начал осторожно сгибать и разгибать левую ногу, разминая бедро. Энни тревожно встрепенулась и затаила дыхание, но ничего не почувствовала.
– Нет, – покачала она головой, – совсем нет. Продолжая держать ее ногу в согнутом положении, Фрэнк коснулся связок под коленом. Энни снова тряхнула головой; рука Фрэнка скользнула под колено, медленно провела по внутренней стороне бедра.
– А так? – спросил он.
Энни не успела ответить – волна давно позабытых ощущений хлынула от бедра по ногам и позвоночнику, вызывая дрожь во всем теле, заставляя сердце биться все сильнее; Энни тяжело задышала.
– В чем дело? – встревожился Фрэнк, отдернув руку.
– Ничего, – резковато ответила Энни. – Продолжайте. Только бы закончить скорее!
Энни, покраснев против воли и избегая взгляда Фрэнка, уставилась в потолок, пока тот искал растянутое сухожилие и, найдя, осторожно начал его разминать. Энни почувствовала короткую боль, но это было сущей чепухой по сравнению с толчком непроизвольного наслаждения, все еще дурманившего голову.
Не в силах освободиться, она кивнула:
– Чуть-чуть больно. Совсем немного.
Охваченная невыносимым смущением, Энни снова ощутила теплые пальцы на своей коже, всего в нескольких дюймах от средоточия ее женственности. Лучше бы она надела колготки под трико, но сегодня было так жарко, что она решила не обременять себя лишней одеждой. Проклиная свою непредусмотрительность, она пыталась сказать себе, что не могла предвидеть, когда именно появится Фрэнк. Он и в самом деле был очень занят на работе и вряд ли мог посещать ее по определенным дням – о своих нечастых визитах Фрэнк обычно извещал Дэймона, но никогда– Энни.
С другой стороны, она не могла отрицать, что за последние месяцы ее отношение к Фрэнку стало гораздо более сложным, чем хотела бы Энни… и гораздо более опасным.
Все началось в тот день, когда лицо Энни разбинтовали, и она поняла, что мнение Фрэнка о ее внешности значит для нее не меньше, чем ее собственное… или больше?
И теперь Энни спрашивала себя, как раздражение и легкое презрение, которые всегда были наиболее ощутимыми эмоциями при виде отчужденного лица Фрэнка, могли претерпеть такие неуловимые, но глубокие изменения. Фрэнк был единственным человеком на земле, к которому она могла испытывать желание, а тем более видеть в нем мужчину. Тем не менее, когда Энни переехала в дом Дэймона, она обнаружила, что ждет случайных визитов Фрэнка и часто думает о нем, мысленно представляет лицо, фигуру, слышит голос… Когда же он появлялся, вооруженный обычно какой-нибудь юридической справкой для Дэймона, всю жизнь жаловавшегося на тупость и непрофессионализм своих адвокатов, Энни спрашивала себя, возможно ли, что он приходит и ради нее – ведь, что ни говори, Фрэнк всегда проводил с ней немного времени на веранде, хотя его ненавистное поручение от «Интернешнл Пикчерз» было к этому времени совсем забыто.
Вначале его вынужденное внимание забавляло Энни, она смеялась прямо в лицо Фрэнка, но вскоре поймала себя на том, что поддразнивает его с новой, почти чувственной капризностью, совсем не похожей, как признавала Энни, на прежнее немое безразличие.
Самообладание Фрэнка, его непоколебимая уверенность в себе, раздражали Энни. Она ощущала запретное желание пробиться к нему, стать ближе, не только для того, чтобы удовлетворять потребность в человеческом общении, но и Чтобы хоть немного растопить его ледяную броню.
И когда он был около Энни, она почти пьянела от чистого мужского запаха, соблазнительного тепла крупных рук, казалось, созданных для того, чтобы сжать ее в объятиях и изгнать холодное одиночество.
Что если она поцелует Фрэнка?
Сначала это было глупой идеей, пришедшей в голову от скуки. Она появилась и прошла, не задев сердца. Но вскоре возвратилась, дразня, словно крохотная душистая роза в океане ее боли, цветущая, посылающая сильный аромат по всему измученному телу.
Некоторое время Энни была просто рада тому, что визиты Фрэнка отвлекали ее от боли, давали пищу воображению и вносили некоторое разнообразие в монотонное существование. Кроме того, они добавляли нечто пикантное и неожиданное характеру Фрэнка. Энни раньше считала его унылым, и это почему-то забавляло ее и доставляло удовольствие.
Но теперь напряжение все росло, и в моменты слабости самообладание Энни было на пределе. Щекочущий озноб, пробегавший по телу от близости Фрэнка, не давал покоя. Одолевало почти забытое девичье озорное желание, раздражавшее своей неуместной смелостью, – дразнить его, прильнуть ближе, осыпать ласками… хотя Энни прилагала все усилия, чтобы подавить собственные эмоции. Фрэнк так ничего и не заметил.
Прошло уже шестнадцать месяцев со дня аварии, шестнадцать месяцев, в течение которых никто не прикасался к Энни как к женщине, смотрел на нее иначе, чем на пожираемого болью инвалида.
Да и сама Энни не желала вспоминать о своей женственности, уже и в мыслях не было задумывать еще один побег в запретный мир безумных романтических неоправдавшихся надежд и кратковременных радостей, приведших ее когда-то на дно ущелья в конце тупика.
Равнодушие и наркотическое забытье сначала казались единственными союзниками в борьбе с невыносимой реальностью. Но теперь, когда она упорно карабкалась сквозь боль и туман обратно к жизни, пытаясь обрести способность чувствовать что-то еще, кроме бессмысленной поглощенности собственным страданием, все попытки защититься от пробуждающихся инстинктов тела окончились неудачей.
Она снова оживала и подобно лозе тянулась к Фрэнку, желая обвиться вокруг сильного тела и найти в нем поддержку.
Но Фрэнк ничего не знал, а Энни не могла открыто выявить свое чувство. Но оно становилось все напряженнее с каждым днем – от каприза к одержимости, от крохотного ростка эмоций к постоянному приливу ощущения, пока, наконец, не превратилось в пламя желания, вспыхивающее в самые неожиданные моменты, как тот, что потряс Энни несколько минут назад; момент настолько недвусмысленный, что она поразилась, как Фрэнк ничего не заметил.
Какой виноватой чувствовала себя Энни, когда, привязанная к тренажеру, выдерживая напряжение, заставлявшее ее пыхтеть и задыхаться, издавала стоны и крики, постыдно похожие на любовные.
Все же сегодня, как всегда, Фрэнк либо не видел, либо не чувствовал ничего, скрывал свои мысли. И его загадочное спокойствие только все больше воспламеняло Энни.
Теперь она по ночам изучала себя в зеркале, стоя обнаженная перед зеркалом. Несмотря на шрамы и ужасающую худобу, впечатление было не таким уж отвратительным. Фигура почти приобрела прежние формы, изгибы бедер по-прежнему соблазнительны, упругие груди мешали заметить все еще костлявые плечи и выступающие ребра.
Роскошные собольи волосы рассыпались по плечам, темная грива не потеряла блеска. А лицо незнакомки, смотревшее на нее из зеркала, – лицо с высокими, скульптурно очерченными скулами, тонкими бровями и прозрачными, светящимися внутренним светом глазами, постепенно переставало быть чужим, и Энни даже обрела способность любоваться им, как хорошей картиной. Оно потеряло девичью томную чувственность, делавшую Энни столь подходящей для работы в агентстве моделей и в роли Лайны, но обрело более величавое таинственное сияние, которого не было раньше. Женственное, хотя и неземное видение, вызывавшее неосознанную тревогу и желание защитить у тех, кто смотрел на нее.
И Фрэнк сказал, что ему нравится новое лицо больше старого.
«Неужели он находит меня привлекательной? Может, просто скрывает истинные чувства?»
Что ни говори, Фрэнк все-таки приезжал навещать ее, проводил долгие ленивые часы наедине с Энни, глядя на девушку со странной, почти мучительной серьезностью, и оба молчали, ощущая дыхание душистого свежего ветра, словно объединявшего их в эти минуты.
Кроме того, Фрэнк был не женат, Дэймон сказал об этом Энни несколько месяцев назад.
Мог Фрэнк использовать дружбу с Дэймоном – странная симпатия между такими разными людьми – как предлог поддерживать отношения с Энни? Могла ли его природная сдержанность скрывать интерес, который его понятия о правилах приличия не позволяли выказывать?
Энни мысленно выругала себя за подобные мысли и поспешила вспомнить, что она теперь совершенный инвалид, не способный привлечь внимание настоящего мужчины.
Но фантазии не желали уходить, а интуиция, сопутствующая им, терзала мозг, пока боль желания не давала покоя.
Что если бы она вновь откинулась на этот мягкий, как постель, стол, когда дыхание, прерывистое после утомительных упражнений, немного успокоилось бы; призывно раскинула ноги и увидела наконец как словно высеченное на меди лицо мужчины со спокойно-чувственными глазами наклонится все ближе, ближе… ощутила ласки его рук, прикосновение губ к губам здесь, в этой прохладной подземной обители, где никто их не увидит!
Что останется от ее боли?
Что останется тогда от одиночества?
Но эти запретные мысли были подобны дневниковым записям глупой школьницы, потому что Энни не могла заметить ни малейшего признака интереса к себе. Почему-то на память пришли строки «Элегии» Грея, выученной когда-то наизусть в школе и давно забытой.
И многие цветы, рожденные в лучах,Отцветают тихо и незаметно,Бесплодно расточая красоту по воле ветра…
Все женские уловки ни к чему, а очарование растрачено зря… Энни чувствовала себя бедным одиноким цветком.
Фрэнк растирал ее плечи сильными руками, не обращая внимания на дрожь возбуждения, пробегавшую по спине Энни.
– Позвольте я помогу вам подняться наверх, – сказал он, обнимая ее за талию, пока они взбирались по узкой лестнице. – По-моему, на сегодня достаточно.
Он осторожно поддерживал Энни, помогал подниматься по ступенькам. Сухие пальцы лежали на пояснице, голое бедро девушки терлось о жесткую ткань брюк Фрэнка. Энни с наслаждением ощущала мужской запах, много недель преследовавший ее в мечтах, и почти теряла сознание.
Должно быть, Фрэнк заметил ее состояние, потому что, добравшись до верхней площади, повернулся к Энни, все еще не разжимая рук.
– Может, вам лучше лечь? – спросил он. «С тобой…»
Энни вздохнула, в ужасе от собственных мыслей.
– Не волнуйтесь за меня, – сказала она вслух. – Все в порядке. Пойду, приму душ. Не стесняйтесь уйти, если у вас какие-то дела.
Но глаза Фрэнка глядели на нее с озабоченностью, которую не могли погасить даже резкие слова. Энни повернулась и пошла по коридору, чувствуя за спиной его взгляд.
Теплая вода только усилила смятение чувств. Энни, накинув махровый халат, вышла из ванной, ожидая найти дом опустевшим. Но Фрэнк по-прежнему был в гостиной. Он неловко переминался у порога, перекинув пиджак через руку.
– Вы все еще здесь? – с невольным кокетством спросила она.
– Собираюсь уходить. Хотел только убедиться, что вам не стало плохо.
– Я в прекрасной форме! – заверила Энни, сделав пируэт, как настоящая манекенщица: уперев руку в бедро. – Видите?
Но неосторожное движение вызвало прострелившую ногу боль, так что попытка пофлиртовать явно не удалась – Энни пошатнувшись, прислонилась к стене.
– Пойдем, – сказал Фрэнк, подхватил ее под руку, повел в спальню, уложил и прикрыл одеялом.
Энни подняла глаза на Фрэнка, сидевшего на краю кровати. Такой высокий, широкоплечий, несгибаемый, и перед ним она, хрупкая, тоненькая, лежащая без сил.
Огонь, бушующий в крови, дурманил голову. О чем сейчас думает Фрэнк? Неужели не видит, что с ней происходит? Как он может не замечать этого, после стольких месяцев?
– Может, вызвать доктора Блейра? – спросил Фрэнк, осторожно дотрагиваясь до больного колена. – Он, наверное, сумеет помочь.
Энни покачала головой.
– Такое уже не раз случалось. Джуди обычно позволяет мне отдохнуть пару дней. Даже лед не прикладывает, если нет опухоли.
Собственный хрипловатый голос с призывными нотками заставил Энни покраснеть, хотя вряд ли Фрэнк видел отчетливо ее лицо в полутьме. Он начал осторожно массировать колено, разминая мышцы.
– Сильно болит?
Энни покачала головой, подавляя вот-вот готовый сорваться с губ вздох.
– Только честно!
Снова пальцы коснулись внутренней поверхности бедра, еще мягче, чем прежде. Рука Энни легла поверх его пальцев, обхватила запястье. В голосе Энни зазвучали никогда не слышанные Фрэнком раньше интонации.
– Нет, глупый. Не болит.
Фрэнк замер в смущении, словно был поражен, как такая хрупкая рука может обладать столь странной силой, чтобы легко удерживать его в плену. Энни, забыв обо всем, задыхаясь, вцепилась в это сильное запястье.
Взгляды их встретились. Фрэнк заметил мольбу в глазах девушки и нахмурился; выражение лица говорило о беспокойстве, возможном неодобрении, но одного в нем не было: удивления.
В комнате было тихо и темно от спущенных занавесок. Невероятной силы ожидание соединило их, словно оба стояли на краю обрыва, глядя в зияющую бездну с головокружительной высоты. Энни хотелось сжаться под этим мужским взглядом, проникшим в ее тайные мысли, утонуть в нем, забыться навсегда.
«Слишком поздно, – поняла она. – Не нужно было оставаться с ним наедине». В этом была ее ошибка, вина, беда, очень уж он стала чувствительной за последнее время.
«Слишком поздно»… Она так долго была одна, так настойчиво пыталась противиться своим чувствам, так стоически сражалась с болью, раздражением и желанием.
Настало время прекратить борьбу. Последний, бесплодный порыв воли пытался заглушить волну страсти, поднимавшуюся в душе. Бесполезно. Она смогла только молча потянуть Фрэнка за руку, без слов умоляя его прийти в ее объятия.
И… о, чудо из чудес, подарок судьбы, гораздо более драгоценный, чем ее надежды… губы Фрэнка приблизились к ее губам. Энни беспомощно застонала, ощутив их теплое прикосновение. Тень большого тела накрыла ее… Энни притянула Фрэнка ближе.
Энни, потрясенная тем, что наконец очутилась в объятиях Фрэнка, неожиданно осмелев, впервые ощутила языком вкус его рта; от груди к лону побежала странная судорога, поразившая Энни, словно молния удивительной мощи, и оставившая ее обессиленно вздрагивающей под поцелуями Фрэнка.
Она так и не поняла, да и не хотела понять, в какой момент их руки встретились в молчаливом согласии у пояса халата. Толстая ткань словно растаяла под нетерпеливыми пальцами, и Энни каким-то образом оказалась стоящей на коленях – тонкие руки запутались в его волосах, восхитительный аромат лишал разума, поцелуй все затягивался.
Огромное мускулистое тело, казалось, застыло в ожидании, хотя Фрэнк держал Энни осторожно, как фарфоровую куклу. Большие теплые руки лежали на талии, но едва заметный зов женской плоти заставлял Энни все нетерпеливее прижиматься к его груди.
Почти невыносимое напряжение этой минуты заставило возбуждение, бушующее как лесной пожар, разгореться еще сильнее и унесло бы Энни в чудесный мир, если бы не внезапная конвульсия страха, скрутившая внутренности.
– О, нет, – пробормотала она, откидывая голову, чтобы взглянуть в лицо Фрэнка. – О, нет, ты не можешь хотеть меня, – пробормотала Энни.
– Я хочу тебя.
Тихий шепот возвратил Энни к жизни, воспламенил ее, заставил почувствовать себя желанной. Она изо всех сил обняла Фрэнка, порывисто, несдержанно, не желая больше ничего скрывать. Жесткая ткань пиджака терлась о соски, дразня розовые бутоны. Энни лихорадочно тянула за узел галстука, расстегивала рубашку – каждое движение было словно головокружительная ласка. Исполненная безумного ликования за собственное бесстыдство, Энни целовала Фрэнка снова и снова, не замечая, как стонет от блаженства.
Не было времени спрашивать, думал ли он о ней, хотел ли все эти длинные одинокие месяцы беспокоиться о том, что сумасшедший, буйный пыл ее тела отпугнет его.
Изголодавшийся по любви мужчина прижимал ее к твердому, как сталь, телу, а нетерпеливые руки лишали способности мыслить.
Теперь настал черед Энни снять с Фрэнка все, что еще осталось от одежды, слышать, как она с мягким шорохом падает на пол, обжигать губами обнаженную плоть.
Горячее мужское тело, трепещущее от нетерпения, накрыло ее, и Энни приняла эту великолепную тяжесть, умирая от желания ощутить его прикосновение каждым дюймом кожи. Пальцы, так осторожно разминавшие больное колено, налились жаром, приветствуя ее наслаждение, усиливая его, гладя с дарованным природой искусством, словно Фрэнк с самой первой встречи знал и тайно предугадывал все, что произойдет между ними.
Может ли это быть? Неужели эти странные, все понимающие, чувственные глаза разгадали все ее секреты? Ответ на тревожащие вопросы словно дурманящая вспышка озарил душу Энни, когда она почти против воли, гонимая лишь жгучим желанием, отыскала средоточие его мужественности и ввела в себя.
«Да, да!» – молча ликовала она, ощущая чудо быть необходимой и желанной. Да, он хотел ее! Фрэнк вновь накрыл ее собой, словно желал защитить, уберечь, завладеть навеки, оплодотворить бесконечной силой, призванной создать и породить новую женщину, заставить преобразиться женскую плоть.
Все кончилось слишком быстро. Конвульсии наслаждения охватили обоих с ошеломляющей внезапностью, но Энни почему-то казалось, что прошла вечность, огромное, все расширяющееся мгновение, поглотившее, уничтожившее прошлое, наполнившее ее экстазом, прежде чем чуждый, неведомый вихрь невиданной мощи унес ее за сотни световых лет от себя самой.
Однако Энни не испытывала страха – ведь она больше не была одинока и могла раствориться в этом пока не познанном, все еще находившемся в ней мужчине, потому что знала – он возвращает ей ее потерянную душу, сегодня, сейчас, на алтаре их близости.
И Энни, с восторгом вслушиваясь в срывающиеся с его губ вздохи и сжимая плечи Фрэнка исхудавшими руками, притягивала его все ближе и ближе, словно, если он проникнет в нее по-настоящему глубоко, целиком завладеет и заберет с собой, его плоть вызовет к жизни целые миры, в которых несомненно откроется будущее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мелькнул чулок - Гейдж Элизабет

Разделы:
ПрологКнига 1ЭнниГлава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viКристинГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xЭнниГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xivГлава xvГлава xviГлава xviiГлава xviiiГлава xixГлава xxГлава xxiГлава xxiiГлава xxiiiГлава xxivГлава xxvГлава xxviГлава xxviiГлава xxviiiГлава xxixГлава xxxГлава xxxiКнига 2Глава iЭнниГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xivГлава xvГлава xviГлава xviiГлава xviiiГлава xixГлава xxГлава xxiГлава xxiiГлава xxiiiГлава xxivГлава xxvГлава xxviГлава xxviiГлава xxviiiГлава xxixГлава xxxГлава xxxiГлава xxxiiКнига 3Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xivГлава xvГлава xviГлава xviiГлава xviiiГлава xixГлава xxГлава xxiГлава xxiiГлава xxiiiГлава xxivГлава xxvГлава xxviГлава xxviiГлава xxviiiГлава xxixГлава xxxГлава xxxiГлава xxxiiГлава xxxiiiГлава xxxivГлава xxxvГлава xxxviГлава xxxviiГлава xxxviiiГлава xxxixГлава xlГлава xliГлава xliiГлава xliiiГлава xlivГлава xlvГлава xlviГлава xlviiГлава xlviiiГлава xlixГлава lГлава liГлава liiГлава liiiГлава livГлава lvГлава lviГлава lviiГлава lviiiГлава lixГлава lxГлава lxiГлава lxiiГлава lxiiiГлава lxivГлава lxvГлава lxviГлава lxviiГлава lxviiiГлава lxvivЭпилог

Ваши комментарии
к роману Мелькнул чулок - Гейдж Элизабет



великолепно! это произведение стоит прочитать!
Мелькнул чулок - Гейдж Элизабетполина
23.08.2011, 23.48





Сюжет неплох,однако душевные переживания героев очень затянуты и довольно бессмысленны.
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетLady_Godiva
26.11.2012, 11.32





Роман хороший. Немного тяжеловатый при чтении, но закручен сюжет хорошо. Читайте.
Мелькнул чулок - Гейдж Элизабетелена
22.07.2013, 21.04





Должна признать, что книга очень впечатлила и захватила меня! Я с таким трепетом переживала за главную героиню! Это история женщины с очень непростой судьбой, женщины, ищущей себя и свое место в жизни. Ну и конечно, эта книга о любви, ненависти, мужестве, стойкости, насилии и несправедливости- короче о жизни :-) Наверное, одно из лучших произведений, опубликованых на этом сайте, не считая классики
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетЛюбовь, декоратор и мама
21.09.2014, 10.42





Давно меня так ничего не трогало! Размышляю над героями и сюжетом уже несколько дней
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетЛюбовь, декоратор и мама
22.09.2014, 13.32





Давно меня так ничего не трогало! Размышляю над героями и сюжетом уже несколько дней
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетЛюбовь, декоратор и мама
22.09.2014, 13.32





Отлично!!!
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетЛидия
27.09.2014, 13.44





Роман что надо!!! Впечатлил надолго, давно не читала такого же столь захватывающего!
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетГалина
10.10.2014, 17.19





Супер
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетТатьяна
10.10.2014, 18.41





Жаль,что у романов нет такого деления как в кино -мелодрама и драма....Потому что в этой книге- 90% драмы...Очень хорошо написано,если можно выразиться -жирно.Много описанных переживаний на фоне небольшого числа диалогов.Очень хорошая книга.Но очень тяжелая.Если на душе тяжело не советую читать.Но если не можешь заплакать ,а нужно- то в самый раз.Я думаю ,что фильм был бы бомбезный (50 оттенков-выходные)
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетНаташа
2.11.2014, 13.26





Прочитала. Не просто потрясена, я в ступоре. Знала, что вещь тяжелая, готовила себя морально, более того, в последний момент, учитывая личный душевный дискомфорт, попыталась даже отказаться от прочтения. Но роман, как наркотик, затянул меня и, поглощая страницу за страницей, вместе с героями летела в бездну боли, страданий, когда сердце на разрыв, а в в голове вакуум. Да, тяжелый, но чудо как же он хорош! Изумительное композиционное построение, динамичный сюжет, держащий в напряжении до последней страницы, виртуозность слога автора делают произведение достойным образцом высокой литературы. Перед стойкостью и цельностью характера героини, которая, пройдя через страдания, ложь и предательство, сохранила живую душу, хочется не просто снять шляпу, а стать на колени. Роман сложный, с глубоким философским смыслом. Мало диалогов, в основном, слова автора. Но богатство и образность языка таковы, что герои ( а их в романе очень много) кажутся осязаемыми, а сам текст можно разобрать на цитаты. Типа, "нельзя забыть мужчину, если сердце однажды распахнулось перед ним". Кто решится читать - читайте. Эта вещь стоит потраченного времени, потому что она жизненна, дает ответы на сложные вопросы и заставляет многое переосмыслить. 10 баллов, сайту, автору и переводчику, СПАСИБО!
Мелькнул чулок - Гейдж Элизабетольга
3.07.2015, 16.55





Это стоит читать.
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетЕлена
5.07.2015, 11.40





Извращенцы, проститутки, садомазо... Не люблю такое.
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетВика
5.07.2015, 12.43





В целом история интересная, но очень уж перегружена лишними словесами.
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетЛера
7.07.2015, 13.56





Самый лучший жизненный,со смыслом без розовых соплей.долго думала читать или нет ,рада что прочла,грустный осадок конечно есть,как же без него если это жизнь сестер в разных средах,от богатых извращенцев всем досталось.кому легкое чтиво не сюда!!!10+++
Мелькнул чулок - Гейдж ЭлизабетСоня
14.05.2016, 20.06





Роман о матери садистке,чтоб отомстить погубила жизнь одной дочери и бросила другую...всем советую отличный роман.
Мелькнул чулок - Гейдж Элизабетледи
14.05.2016, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПрологКнига 1ЭнниГлава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viКристинГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xЭнниГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xivГлава xvГлава xviГлава xviiГлава xviiiГлава xixГлава xxГлава xxiГлава xxiiГлава xxiiiГлава xxivГлава xxvГлава xxviГлава xxviiГлава xxviiiГлава xxixГлава xxxГлава xxxiКнига 2Глава iЭнниГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xivГлава xvГлава xviГлава xviiГлава xviiiГлава xixГлава xxГлава xxiГлава xxiiГлава xxiiiГлава xxivГлава xxvГлава xxviГлава xxviiГлава xxviiiГлава xxixГлава xxxГлава xxxiГлава xxxiiКнига 3Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xivГлава xvГлава xviГлава xviiГлава xviiiГлава xixГлава xxГлава xxiГлава xxiiГлава xxiiiГлава xxivГлава xxvГлава xxviГлава xxviiГлава xxviiiГлава xxixГлава xxxГлава xxxiГлава xxxiiГлава xxxiiiГлава xxxivГлава xxxvГлава xxxviГлава xxxviiГлава xxxviiiГлава xxxixГлава xlГлава xliГлава xliiГлава xliiiГлава xlivГлава xlvГлава xlviГлава xlviiГлава xlviiiГлава xlixГлава lГлава liГлава liiГлава liiiГлава livГлава lvГлава lviГлава lviiГлава lviiiГлава lixГлава lxГлава lxiГлава lxiiГлава lxiiiГлава lxivГлава lxvГлава lxviГлава lxviiГлава lxviiiГлава lxvivЭпилог

Rambler's Top100