Читать онлайн Клуб Мефисто, автора - Герритсен Тесс, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Мефисто - Герритсен Тесс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Мефисто - Герритсен Тесс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Мефисто - Герритсен Тесс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герритсен Тесс

Клуб Мефисто

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

— Так Рождество не встречают, — посмотрев на дочь, сказала Анжела Риццоли, которая стояла у плиты.
На конфорках медленно закипали четыре высокие кастрюли, мерно позвякивая крышками — в такт с шумом вырывавшегося из-под них пара, который клубился вокруг намокших от пота волос Анжелы. Она сняла с одной кастрюли крышку и высыпала в кипяток полную тарелку самодельных ньокки. Они шлепнулись со всплеском, возвестившим, что близится начало обеда. Джейн оглядела кухню, заставленную всевозможными блюдами. Больше всего на свете Анжела Риццоли боялась, что в один прекрасный день кто-нибудь уйдет из ее дома голодным.
Но сегодня был явно не тот день.
На рабочем столике красовалась запеченная баранья нога, приправленная ореганом и чесноком, а рядом стояла огромная сковорода с жареной картошкой, сдобренной розмарином. Фасолевый салат был единственным вкладом Джейн и Габриэля в общее пиршество. Из кастрюль на плите струились дивные ароматы, в кипящей воде, булькая, переворачивались ньокки.
— Мам, может, помочь? — предложила Джейн.
— Не надо. Ты же с работы. Посиди в комнате.
— Может, сыр натереть?
— Нет-нет. Ты же устала. Габриэль говорит, всю ночь была на ногах. — Анжела быстро помешала в кастрюле деревянной ложкой. — Ума не приложу, зачем было выходить на работу еще и сегодня. Это уж слишком.
— Работа есть работа.
— Так ведь сегодня же Рождество.
— Скажи это всяким злодеям. — Джейн достала из кухонного шкафа терку, взяла кусок пармезана и принялась тереть. Она не могла сидеть на этой кухне сложа руки. — И все-таки, почему Майк и Фрэнки тебе не помогают? Ты, поди, с самого утра на кухне.
— Ты же знаешь своих братьев.
— Да, — фыркнула Джейн. «Увы».
В другой комнате по телевизору смотрели футбол, как обычно. Крики мужчин временами сливались с гулом толпы зрителей на стадионе — причиной одобрительных возгласов служил какой-то парень с тугой попкой и мячом из свиной кожи.
Анжела походя глянула на фасолевый салат.
— О, с виду недурственно! Чем приправлен?
— Не знаю. Габриэль делал.
— Повезло тебе, Джени. Попался мужчина, который умеет готовить.
— А ты не корми папулю пару-другую деньков, глядишь, и он научится.
— Да нет, не научится. Он так и помрет за столом в ожидании обеда, который должен появиться сам собой. — Анжела сняла кастрюлю с кипящей водой и перевернула, ссыпав готовые ньокки в дуршлаг. Когда пар рассеялся, Джейн увидела потное лицо Анжелы, обрамленное завитками волос. Снаружи, по обледенелым улицам, вовсю гулял ветер — здесь же, на маминой кухне, их лица раскраснелись от жара, а окна запотели от пара.
— А вот и наша мамуля, — сказал Габриэль, войдя на кухню с проснувшейся Реджиной на руках. — Глядите, кто уже встал.
— А она недолго проспала, — заметила Джейн.
— С футболом-то? — усмехнулся Габриэль. — Наша дочурка явно болеет за «Патриотов». Слышали бы вы, как она взвыла, когда «Долфинз» им забили.
— Дай-ка ее сюда.
Джейн раскрыла объятия и прижала копошащуюся Реджину к груди. «Всего-то четыре месяца, — подумала она, — а так и норовит вырваться из рук». Несносная малышка Реджина появилась на свет, вовсю размахивая кулачками, с лиловым от крика личиком. «Неужели тебе так уж невтерпеж стать взрослой? — удивлялась Джейн, укачивая дочурку. — Оставалась бы ты подольше такой вот крошкой, я держала бы тебя на руках, развлекала, а уж после, через много-много лет, ступай своей дорогой».
Реджина схватила Джейн за волосы и больно дернула. Поморщившись, Джейн отцепила маленькие пальчики, взглянула на ручонку дочери. И вдруг представила себе другую руку, холодную и безжизненную. Руку чьей-то дочери — тело ее расчленили, и теперь оно лежит в морге. «А ведь на дворе Рождество. Сегодня я не должна думать о погибшей!» Даже целуя Реджину в шелковистые волосики и вдыхая запах детского мыла и шампуня, она не могла избавиться от воспоминания о другой кухне — от того, что глядело на нее с покрытого плиткой пола.
— Эй, мам, тайм уже закончился. Когда же мы будем есть?
Джейн поглядела на ввалившегося на кухню старшего брата Фрэнки. Последний раз она виделась с ним год назад, когда он прилетал из Калифорнии домой на Рождество. С тех пор его плечи стали еще мощнее. С каждым годом Фрэнки, казалось, раздавался все больше — его мускулистые руки стали до того огромными, что свисали уже не прямо, а дугообразно, как у обезьяны. «Часами ворочал гири в тренажерном зале, — подумала Джейн, — и что это ему дало? Он стал мощнее, но явно не умнее». Она бросила благодарный взгляд на Габриэля, который откупоривал кьянти. Высокий и стройный, не в пример Фрэнки, он напоминал статью скакуна, а не тяжеловеса. «Если у тебя варит голова, — подумала она, — зачем тебе огромные мускулы?»
— Обед через десять минут, — объявила Анжела.
— Значит, до третьей четверти не закончим, — буркнул Фрэнки.
— А почему бы вам, ребята, просто не выключить телевизор? — спросила Джейн. — Ведь это рождественский обед.
— Ну да, мы бы все уже давно поели, если б ты пришла вовремя.
— Фрэнки, — резко оборвала его Анжела, — твоя сестра вкалывала всю ночь напролет. И сейчас вот помогает. Так что отвяжись от нее!
В кухне вдруг стало тихо — брат и сестра удивленно уставились на Анжелу. «Неужели мама вдруг перешла на мою сторону?»
— Ладно. Ну и Рождество у нас! — проворчал Фрэнки и вышел из кухни.
Анжела вывалила ньокки, с которых успела стечь вода, из дуршлага в сервировочную миску и полила дымящимся соусом с телятиной.
— Никакого внимания к тому, что делают женщины, — буркнула она.
Джейн усмехнулась:
— А ты только сейчас заметила?
— Неужто мы не заслуживаем ни капельки уважения? — Анжела взяла нож для резки зелени и принялась мельчить пучок петрушки с дробным стуком, точно пулемет. — Я сама виновата. Надо было с ним построже. Хотя на самом деле это все от вашего папаши. Он подавал пример. За всю жизнь не слыхала от него ни слова благодарности…
Джейн посмотрела на Габриэля — он, улучив минуту, решил тактично выйти из кухни.
— М-м-м… мам! Папа что, трепал тебе нервы?
Анжела, с зависшим над искромсанной петрушкой ножом в руке, глянула через плечо на Джейн.
— Не нужно тебе этого знать.
— Нужно.
— Не желаю обсуждать эту тему, Дженни. Да ни за что. По-моему, любой отец заслуживает уважения своих детей, что бы он там ни вытворял.
— Значит, он все же что-то там вытворял.
— Еще раз говорю, я не желаю обсуждать эту тему. — Анжела сгребла нашинкованную петрушку в кучку и высыпала в миску с ньокки. Потом, громко топая, подошла к двери и возвестила во весь голос, чтобы перекричать телевизор: — Обед готов! Садитесь!
Однако, невзирая на команду Анжелы, прошла не одна минута, прежде чем Фрэнк Риццоли и двое его отпрысков наконец оторвались от телевизора. Закончился очередной тайм, и в перерыве началось представление с длинноногими девочками в коротких юбчонках с блестками. Мужская половина семейства Риццоли, все трое, так и прилипли к экрану. Только Габриэль встал, чтобы помочь Джейн и Анжеле перенести блюда с кушаньями в столовую. Хотя он не вымолвил ни слова, Джейн все прочла по его глазам.
«С каких это пор рождественский стол превратился в поле брани?» Анжела с шумом водрузила на стол миску с жареным картофелем, прошла в гостиную и схватила пульт. Одним щелчком выключила телевизор.
— Ну, мам! — рявкнул Фрэнки. — Ведь у них будет Джессика Симпсон через десять… — Посмотрев Анжеле в лицо, он мигом прикусил язык.
Майк первым вскочил с дивана. И, ни слова не говоря, покорно прошмыгнул в столовую, а следом за ним угрюмо поплелись его братец Фрэнки и Фрэнк-старший.
Стол был накрыт великолепно. В хрустальных подсвечниках мерцали свечи. Анжела достала голубую с позолотой китайскую фарфоровую посуду, постелила льняную скатерть, поставила новехонькие бокалы для вина, только что купленные в фирменном магазине «Данск». Анжела села и оглядела стол — но не с гордостью, а скорее с досадой.
— Все просто восхитительно, госпожа Риццоли, — похвалил Габриэль.
— Ну, спасибо тебе. Знаю, ты понимаешь, сколько нужно было трудов, чтобы состряпать все это. Ведь ты и сам умеешь готовить.
— Ну, просто у меня не было выбора. Ведь я столько лет промыкался один-одинешенек. — Он прикоснулся под столом к руке Джейн и крепко сжал ее. — А потом мне повезло — я встретил девушку, которая умеет готовить. — «Когда у нее доходят до этого руки», — следовало бы ему прибавить.
— Я научила Джейн всему, что умею.
— Мам, передай ягненка! — попросил Фрэнки.
— Что, прости?
— Ягненка.
— А как насчет «пожалуйста»? Не передам, пока не услышу волшебного слова.
Отец Джейн вздохнул:
— Фу-ты ну-ты, Анжи! Рождество ведь. Просто накорми мальчика — и все.
— Я кормлю этого мальчика уже целых тридцать шесть лет. И он не помрет с голода, оттого что я прошу его быть полюбезнее.
— Гм… мам, — рискнул попросить Майк. — Не могла бы ты, э-э, пожалуйста, передать картошечки? — И он тут же еще раз кротко прибавил: — Пожалуйста!
— Конечно, Майки. — Анжела пододвинула к нему миску с картошкой.
Некоторое время за столом царила тишина. Было слышно только, как усердно работают челюсти да столовое серебро постукивает о фарфоровую китайскую посуду. Джейн посмотрела на отца, сидевшего на одном конце стола, потом на мать — она сидела на другом конце. Родители же друг на друга не глядели вовсе; им вообще было впору разойтись по разным комнатам — до того стали они далеки. Джейн нечасто наблюдала за своими родителями, но сейчас она почувствовала, что это необходимо, однако то, что она увидела, не очень-то ее обрадовало. И когда только они успели состариться? Когда начали блекнуть мамины глаза, когда папа растерял свою шевелюру, от которой осталось одно лишь название?
Когда они возненавидели друг друга?
— А ну-ка, Джени, расскажи нам, что заставило тебя вкалывать всю прошлую ночь напролет? — попросил папа, поглядывая на дочь. И при этом упорно стараясь не смотреть на Анжелу.
— Гм, да кому это интересно, папа!
— Мне, — вставил Фрэнки.
— Сегодня же Рождество. Думаю, вряд ли…
— Так кого там у вас укокошили?
Джейн поглядела через стол на старшего брата.
— Одну девицу. Не самая приятная история.
— А мне это совсем не противно, — сказал Фрэнки, отправляя в рот кусок розовой ягнятины.
Надо же, старший сержант Фрэнки бросает ей вызов!
— Эта история будет противна. Противнее некуда.
— Девушка была симпатичная?
— Тебе-то что?
— Просто интересно.
— Дурацкий вопрос.
— Почему же? Если она была симпатюлька, легче понять мотив того парня.
— Который ее убил? Боже мой, Фрэнки!
— Джейн, — одернул ее отец, — сегодня же Рождество.
— Но ведь Джейн права, — огрызнулась Анжела.
Фрэнк с изумлением уставился на жену.
— Твоя дочь разводит ругань за праздничным столом, и ты еще на меня нападешь!
— А ты считаешь, убивают только красоток?
— Мам, я же этого не говорил, — сказал Фрэнки.
— Да, не говорил, — подтвердил отец.
— Зато подумал. Вы оба подумали. Внимания, мол, достойны только красавицы. Любить или убивать женщин интересно, только если они хорошенькие.
— Ну пожалуйста!
— Да что «пожалуйста», Фрэнк? Сам знаешь, так оно и есть. Погляди на себя.
Джейн с братьями посмотрели на отца.
— А зачем на него глядеть? — удивился Майк.
— Анжела, — сказал Фрэнк, — сегодня же Рождество.
— Да, знаю! — Анжела вскочила с места и всхлипнула. — Знаю. — И направилась из столовой в кухню.
Джейн взглянула на отца.
— Что тут происходит?
Фрэнк пожал плечами.
— Сложный возраст для женщины. Жизнь меняется.
— Дело не только в этом! Я хочу узнать, что случилось. — Джейн встала из-за стола и следом за матерью вышла в кухню.
— Мам!
Анжела сделала вид, будто не слышит. Она стояла спиной к дочери и взбивала сливки в кастрюльке-нержавейке. Миксер позвякивал о стенки кастрюльки, разбрызгивая по столу белые жирные капли.
— Мам, что с тобой?
— Десерт готовлю. Совсем забыла про сливки, теперь вот взбиваю.
— Что случилось?
— Надо было их приготовить до того, как все сели за стол. Сама знаешь, твой братец Фрэнки весь как на иголках, когда слишком долго ждет следующего блюда. Если он просиживает так больше пяти минут, то, сама знаешь, его опять тянет к этому злосчастному телевизору. — Анжела взяла сахар, высыпала полную ложку в кастрюльку и снова принялась взбивать сливки. — Хоть Майки старается хорошо себя вести. Даже когда видит плохие примеры. А тут, куда ни глянь, одни плохие примеры.
— Послушай, я же понимаю: что-то не так.
Анжела выключила миксер и, тяжело опустив плечи, уставилась на сливки — они до того загустели, что уже больше походили на масло.
— Тебя это не касается, Джени.
— Все, что касается тебя, касается и меня.
Мать повернулась и посмотрела на нее.
— Быть замужем тяжелее, чем ты думаешь.
— Папа что-то натворил?
Анжела развязала передник и бросила на стол.
— Может, отнесешь торт вместо меня? А то голова что-то разболелась. Пойду наверх прилягу.
— Мам, давай поговорим.
— Мне больше не о чем говорить. Я не такая мать, как другие. И никогда не заставляла детей вставать на чью-то сторону.
Анжела вышла из кухни и направилась наверх, к себе в спальню.
Джейн в недоумении вернулась в столовую. Фрэнки был занят тем, что поглощал вторую порцию баранины, и на сестру даже не взглянул. Зато Майк посмотрел на нее с тревогой. Фрэнки — тот толстокожий, а Майки — он ясно понял: сегодня в доме случилось неладное. Джейн посмотрела на отца — тот наливал себе остатки кьянти из бутылки.
— Пап, может, ты объяснишь, что все это значит?
Отец отпил большой глоток вина.
— Нет.
— Она очень расстроена.
— Это наше дело, ее и мое, ясно? — Он встал и хлопнул Фрэнки по плечу. — Пошли. Может, еще третий тайм досмотрим.
* * *
— Это было самое дурацкое Рождество в моей жизни, — сказала Джейн, когда они возвращались домой. Реджина уснула на детском сиденье в машине, и Джейн с Габриэлем впервые за весь вечер могли поговорить, ни на кого и ни на что не отвлекаясь. — Обычно все не так. Я имею в виду — мы часто пререкаемся и все такое, но в конце концов мама обычно распекает нас всех заодно. — Она посмотрела на мужа, но в машине было темно, и его лица было не разглядеть. — Прости.
— За что?
— Ты небось и не думал, когда на мне женился, что попадешь в ту еще семейку — настоящий сумасшедший дом. И теперь, наверно, диву даешься, с кем связался.
— Ну да. Уже подумываю, не пора ли обзаводиться новой женушкой.
— Ну ведь у тебя возникают такие мыслишки, верно?
— Не смеши, Джейн.
— Черт, случается, что я сама хочу сбежать из этого дома.
— Ну а я решительно не намерен никуда сбегать от тебя. — Габриэль снова посмотрел на дорогу, где в свете передних фар кружила метель. Какое-то время они ехали молча. Потом он сказал: — Знаешь, я никогда не слышал, чтобы мои предки спорили. Ни разу в жизни.
— Валяй, прикладывай дальше. Знаю, моя семейка — куча крикунов.
— Ты родилась в семье, где привыкли выражать свои чувства, только и всего. Твои хлопают дверями, вопят и дико хохочут.
— О, час от часу не легче.
— Жаль, мои предки были не такие.
— Ну да.
— Мои родители, Джейн, никогда не повышали голоса, не хлопали дверями, и смеялись они нечасто. Да уж, семья полковника Дина была слишком дисциплинированна и не имела права на такие простые вещи, как выражение чувств. Не помню, чтобы отец хоть раз сказал «я люблю тебя» мне или маме. Мне пришлось самому учиться это говорить. И я до сих пор учусь. — Он посмотрел на нее. — У тебя.
Джейн прикоснулась к его бедру. Даже этого крутого непроницаемого парня можно кое-чему научить.
— Никогда больше не извиняйся за своих, — продолжал Габриэль. — Ведь благодаря им ты и стала такой.
— Иной раз сомневаюсь. Гляжу на Фрэнки и думаю: Боженька, сделай так, чтобы я оказалась найденышем, которого обнаружили на крыльце.
Габриэль рассмеялся.
— Да уж, вечерок выдался довольно напряженный. Кстати, а что там у них стряслось?
— Не знаю. — Джейн откинулась на спинку сиденья. — Но рано или поздно мы об этом узнаем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Мефисто - Герритсен Тесс

Разделы:
Благодарности123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839Послесловие

Ваши комментарии
к роману Клуб Мефисто - Герритсен Тесс



От финала ожидала большего,в чем суть борьбы охотников не поняла,скорее за ними охотятся.Кем был Доминик тоже непонятно,если уж автор затронула такую необычную тему,то могла бы нафантазировать как Маура делает его вскрытие,а то то ли он просто психопат,то ли демон,что-то там про днк была речь.7/10.
Клуб Мефисто - Герритсен ТессОсоба
26.11.2014, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100