Читать онлайн Клуб Мефисто, автора - Герритсен Тесс, Раздел - 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клуб Мефисто - Герритсен Тесс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клуб Мефисто - Герритсен Тесс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клуб Мефисто - Герритсен Тесс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герритсен Тесс

Клуб Мефисто

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

32

Лили смотрела в затонированное окно лимузина на проносящиеся мимо пейзажи Тосканы. Пять месяцев назад она ехала на юг по этой же дороге, правда, при других обстоятельствах — в грохочущем грузовике, с небритым типом за рулем, у которого только и было на уме — как бы поскорее забраться к ней в трусики. В ту ночь она была голодная и вконец уставшая; ноги ее ныли, потому что полночи пришлось идти пешком. И вот опять та же дорога, но на этот раз машина двигалась на север — обратно во Флоренцию. И на сей раз она путешествовала не автостпом, а роскошно. Куда ни глянь — все дышит роскошью. Обивка из натуральной черной кожи была мягкой — почти как человеческая. В кармане переднего сиденья — поразительно разнообразная подборка газет: последние выпуски «Интернэшнл геральд трибюн», лондонской «Таймс», «Фигаро» и «Коррьере делла Сера».
Из обогревателя веяло теплом, в баре стояли бутылки с газированной водой и вином, а также фрукты, сыр и крекеры. Пусть удобная и роскошная, это все равно тюрьма, так как дверь открыть она не могла. От водителя и другого пассажира на переднем сиденье ее отделяло пуленепробиваемое стекло. За два часа, пока они ехали, ни один из них на нее даже не оглянулся. Может, они просто роботы? Девушка видела только их затылки.
Она повернулась и посмотрела в заднее стекло на ехавший за ними «Мерседес». И увидела, что немец тоже смотрит на нее — через лобовое стекло своей машины. Итак, ее сопровождали на север трое мужчин в двух дорогущих автомобилях. У этих людей есть средства, и они знают, что делают. Кто она против них?
«Я даже не знаю, кто они такие».
Зато они знали, кто она. Смогли же они ее вычислить, несмотря на то, что последнее время девушка была очень осторожна.
Вскоре лимузин свернул с шоссе. Значит, путь их лежал не во Флоренцию. В самом деле, теперь они продвигались по холмистой сельской местности Тосканы. Солнце почти зашло, и в сгущающихся сумерках Лили едва различала лепившиеся к склонам холмов виноградники и осыпающиеся каменные стены давно заброшенных домов. Почему они выбрали именно эту дорогу? Ведь здесь кругом одни только старые фермы.
Может, им это и надо? Здесь не будет никаких свидетелей.
Ей очень хотелось верить немцу — ведь он сказал, что собирается отвезти ее в безопасное место, — хотелось так сильно, что она даже немного успокоилась во время поездки, в окружении всей этой роскоши. И вот сейчас, когда лимузин свернул на грязную частную дорогу, она вдруг почувствовала, как у нее бешено заколотилось сердце и вспотели ладони, так, что ей даже пришлось вытереть их о джинсы. Между тем стало совсем темно. Скоро они выведут ее в поле. И всадят пулю в лоб. Вчетвером они живо справятся со своим черным делом — и могилу выкопают, и бросят ее туда.
А земля в январе, должно быть, холоднющая.
Лимузин въехал на пригорок, петляя меж высоких деревьев и упираясь светом передних фар в сучковатые кустарники, сплоченные в густой подлесок. Лили даже заметила, как в кустах полыхнули огненными искорками глаза зайца. Затем деревья расступились, и лимузин остановился возле железных ворот. Над панелью двусторонней оперативной связи на ограде блеснул объектив камеры наблюдения. Водитель опустил стекло и сказал по-итальянски:
— У нас посылка.
Вспыхнули слепящие прожектора — и объектив видеокамеры запечатлел всех пассажиров лимузина. Вслед за тем ворота открылись.
Они въехали в ворота — «Мерседес», проделавший с ними весь путь от Рима, по-прежнему двигался следом. Только сейчас, когда глаза Лили снова пообвыкли в темноте, она заметила статуи и аккуратно подстриженные кусты, живой изгородью обрамлявшие посыпанную гравием подъездную аллею. На другом ее конце возвышалась освещенная огнями вилла. Лили придвинулась к окну и принялась с изумлением разглядывать каменные террасы, громадные каменные урны и высокие кипарисы, похожие на острые черные пики, нацеленные в небо. Лимузин остановился у мраморного фонтана, который, поскольку не работал зимой, казался спящим. «Мерседес» припарковался рядом, из него вышел немец и открыл ей дверцу.
— Мисс Соул, прошу в дом.
Лили взглянула на двух мужчин, стоявших слева и справа от немца. Эти люди не давали ей ни малейшего шанса улизнуть. Ей ничего не оставалось, как идти с ними. Она выбралась из машины, почувствовав, как от долгой езды у нее затекли ноги, и, неловко ступая, последовала за немцем по каменной лестнице на террасу. Холодный ветер поднял с земли прошлогоднюю листву и принялся бросать ее в разные стороны, точно горстки пепла. Не успели они подойти к парадной двери, как та открылась сама, и на пороге показался пожилой мужчина. Лили он удостоил всего лишь беглым взглядом, а потом перевел глаза на немца.
— Комната для нее готова, — проговорил он по-английски с итальянским акцентом.
— Я тоже останусь, если не возражаете. Он приедет завтра?
Старик кивнул:
— Ночным рейсом.
«Кто приедет завтра?» — удивилась Лили.
Они поднялись на второй этаж по лестнице с восхитительной балюстрадой. Когда их компания быстрым шагом проходила мимо гобеленов, украшавших каменные стены, декоративная ткань заколыхалась и зашуршала, соприкасаясь с камнем. Лили не успела оценить эти произведения искусства по достоинству: мужчины вели ее по длинному коридору, увешанному портретами незнакомых людей, которые будто бы следили за каждым ее шагом.
Пожилой мужчина отпер тяжелую дубовую дверь и жестом предложил войти. Лили прошла в спальню, где кругом были массивная темная мебель и толстый бархат.
— Это только на одну ночь, — пояснил немец.
Лили обернулась и вдруг поняла, что в комнату за нею никто не вошел.
— Что же будет завтра? — проговорила она.
Дверь закрылась, и Лили услышала, как в замке повернулся ключ — ее заперли.
Оставшись одна, Лили подошла к тяжелым гардинам, раздвинула их и увидела за ними зарешеченное окно. Она попыталась отогнуть прутья — тянула и давила, пока у нее не занемели руки, однако ж прутья были чугунные и закрепили их на совесть, а она была очень слаба — кожа да кости. В отчаянии Лили отвернулась от окна и принялась осматривать свою бархатную темницу. Она увидела огромную кровать резного дуба под темно-красным балдахином. Потом ее взгляд скользнул вверх, к высокому, обшитому деревом потолку, украшенному резными фигурками херувимчиков и переплетением виноградных лоз. «Хоть здесь и тюрьма, — подумала Лили, — но в такой красивой спальне я, черт возьми, ни разу не спала. Такие покои вполне подошли бы для Медичи».
На изысканно инкрустированном столе лежал накрытый крышкой серебряный поднос, а рядом стояли бокал для вина и бутылка кьянти, уже откупоренная. Лили сняла с подноса крышку и увидела нарезанные тонкими ломтиками мясо, салат из помидоров с моцареллой и батон пресного тосканского хлеба. Она налила себе вина, поднесла его к губам — и вдруг замерла.
«Зачем им отравлять меня, если куда проще пустить пулю в лоб?»
Лили осушила бокал и налила еще. Уселась за стол и набросилась на поднос со снедью, разрывая хлеб на ломти, запихивая их тут же в рот и запивая кьянти. Говядина была до того нежная и тонко нарезанная, что больше смахивала на стружку масла. Девушка проглотила все до последнего кусочка и почти прикончила бутылку вина. И когда поднялась со стула, почувствовала себя настолько неуклюжей, что с трудом доковыляла на заплетающихся ногах до постели. «Никто меня не травил, — подумала она. — Я просто-напросто напилась». Лили уже не волновало, что будет завтра. Она даже не стала раздеваться, а просто упала на камчатное покрывало.
* * *
Ее разбудил чей-то голос. Голос был мужской, низкий и незнакомый — он звал ее по имени. Лили приоткрыла один глаз и тут же зажмурила его, ослепленная светом, вовсю хлеставшим в зарешеченное окно. А в следующий миг закрыла глаз совсем. Кто отдернул эти чертовы гардины? Неужели солнце уже взошло?
— Проснитесь, мисс Соул.
— Потом, потом, — пробормотала она.
— Не для того же я летел всю ночь, чтобы любоваться, как вы тут спите. Нам нужно поговорить.
Она повернулась на другой бок и проворчала:
— С незнакомыми мужчинами не разговариваю.
— Меня зовут Энтони Сансоне.
— Откуда мне вас знать?
— Это мой дом.
Тут Лили наконец открыла глаза. Немного поморгала, чтобы прогнать сон, и, повернувшись, увидела перед собой седого мужчину — он смотрел на нее сверху вниз. Несмотря на похмелье, она обратила внимание, что с виду незнакомец был чертовски привлекателен, хотя и с явной печатью усталости в глазах. Он сказал, что летел всю ночь, и Лили в этом нисколько не усомнилась, глянув на его помятую сорочку и темную щетину на подбородке и щеках. Сансоне пришел не один — вместе с немцем, но тот остался стоять у двери.
Лили села в постели и прижала руки к разрывающимся от боли вискам.
— Вы действительно хозяин этой виллы?
— Она всегда принадлежала моей семье.
— Вам повезло. — Она помолчала. — Судя по речи, вы американец.
— Да.
— А кто тот тип? — Она подняла голову и взглядом указала на немца. — На вас, что ли, работает?
— Нет. Это мой друг, господин Баум. А работает он на Интерпол.
Лили замерла. И тут же опустила взгляд на постель, так, чтобы они не видели ее лица.
— Мисс Соул, — спокойно продолжал хозяин дома, — у меня почему-то такое ощущение, что вы побаиваетесь полиции, верно?
— Ничего подобного.
— Сдается мне, вы говорите неправду.
— А мне сдается, вы плохой хозяин. Запираете гостей. Входите без стука.
— Мы стучали. Но вы не проснулись.
— Раз уж вы пришли меня арестовывать, может, скажете, за что? — спросила она.
Только сейчас Лили смекнула, что к чему. Они каким-то образом прознали, что она натворила двенадцать лет назад, и в конце концов выследили ее. Она воображала себе любой конец своим мытарствам, но только не такой. Холодную безымянную могилу — да, но полицию? «Что ж, арестовывайте. Я видала и кое-что пострашнее тюрьмы».
— А что, разве есть повод вас арестовать? — полюбопытствовал господин Баум.
На что, интересно, он рассчитывает — что у нее ни с того ни с сего развяжется язык и она вот так сразу начнет каяться во всех своих грехах? Нет уж, придется им как следует постараться для этого.
— Лили, — снова заговорил Сансоне и присел на краешек кровати. Позволив себе вторгнуться в ее личное пространство, отчего она только еще больше насторожилась. — Вы в курсе, что случилось в Бостоне несколько недель назад?
— В Бостоне? Понятия не имею, о чем это вы.
— Вам что-нибудь говорит имя Лори-Энн Такер?
Лили замерла, поразившись такому вопросу. Неужели Лори-Энн проболталась полиции? Может, от нее-то они все и узнали? «Ты же обещала, Лори-Энн. Обещала держать язык за зубами».
— Ведь она была вашей подругой, так? — осведомился Сансоне.
— Да, — призналась Лили.
— А Сара Пармли? Она тоже была вашей подругой?
Лили вдруг заметила, что он дважды сказал «была». В прошедшем времени — не в настоящем. Дело принимало скверный оборот.
— Вы же хорошо знали их обеих, так? — допытывался хозяин дома.
— Мы… выросли вместе. Втроем. А почему они вас интересуют?
— Значит, вы ничего не знаете.
— Я потеряла с ними связь. И вообще несколько месяцев ни с кем в Штатах не разговаривала.
— И вам никто не звонил?
— Нет. — «Да и как? Я же, черт побери, ото всех пряталась». Сансоне взглянул на Баума и снова перевел взгляд на нее.
— Мне жаль, что я вынужден вам сообщить это. Но ваши подруги — обе — мертвы.
Лили покачала головой.
— Не понимаю. Несчастный случай? Как же они могли обе сразу?..
— Никакого несчастного случая. Их убили.
— Обеих сразу?
— По отдельности. На Рождество. Лори-Энн убили в Бостоне. А Сару — в Пьюрити, в штате Нью-Йорк. Тело Сары обнаружили в доме ваших родителей. В том самом, который вы пытаетесь продать. Поэтому полиция вас и разыскивает.
— Простите, — тихо проговорила Лили. — Кажется, меня сейчас вырвет.
Она сползла с кровати и, шатаясь, направилась в примыкающую к спальне ванную комнату. Закрыла за собой дверь и прислонила колени к седлу унитаза. Выходившее из нее вино, выпитое накануне вечером, жгло горло, точно кислота. Лили простояла, склонясь над унитазом до тех пор, пока ее желудок полностью не очистился, пока в нем не стало пусто. Спустив воду, она, все так же пошатываясь, подошла к раковине, прополоскала рот, умыла лицо. Глянув на свое отражение в зеркале, Лили с трудом себя узнала. Когда же она в последний раз смотрелась в зеркало — по-настоящему? И когда успела превратиться в страшилище? Нескончаемое бегство взяло свое. Если долго бегать, можно в конце концов потерять собственную душу.
Лили вытерла лицо плотным хлопчатобумажным полотенцем, пальцами забрала волосы назад и снова заколола их в конский хвост. Ее дожидался, чтобы допросить, господин Богатенький Красавчик, и ей надлежало предстать перед ним в форме. И отвечать на все вопросы так, чтобы он остался собой доволен. «Если он не знает, что я на самом деле натворила, — решила она, — то сама не скажу ему ни слова».
Мало-помалу лицо у нее вновь приняло нормальный цвет. Она вздернула подбородок и увидела в зеркало, как ее глаза полыхнули старым добрым воинственным огнем. Ее подруги умерли. Теперь она осталась совсем одна. «Помогите же мне, девчонки! Помогите пережить весь этот кошмар!» Лили глубоко вдохнула и вышла из ванной.
Мужчины обеспокоенно взглянули на нее.
— Простите, что выплеснул на вас такие вести вот так, сразу, — извинился Сансоне.
— Расскажите мне все в подробностях, — прямо попросила Лили. — Что стало известно полиции?
Сансоне, похоже, смутили ее хладнокровие и прямота.
— Подробности там очень неприятные.
— Вряд ли могло быть иначе. — Лили села на кровать. — Мне просто нужно знать, — тихо проговорила она. — Мне нужно знать, как они погибли.
— Позвольте сперва кое о чем вас спросить, — обратился к ней немец, господин Баум. И подошел поближе. Теперь они, мужчины, возвышаясь над нею, смотрели Лили прямо в лицо. — Вам известно что означает перевернутый крест?
Несколько мгновений Лили не дышала. А потом наконец произнесла:
— Перевернутый крест… это символ, оскверняющий христианскую веру. Некоторые считают его сатанинским знаком.
Она заметила, как Баум и Сансоне удивленно переглянулись.
— А этот символ? — Баум полез к себе в карман, достал ручку, клочок бумаги. И, наскоро что-то нарисовав, показал ей. — Иногда его называют всевидящим оком. Знаете, что это означает?
— Это Уджат, — сказала она. — Глаз Люцифера.
Баум и Сансоне снова переглянулись.
— Ну а если бы я нарисовал козлиную голову с рогами? — допытывался Баум. — Она бы сказала вам что-нибудь?
Лили встретила его мягкий взгляд.
— Наверно, вы имеете в виду знак Бафомета. Или Азазеля.
— Вы знакомы со всеми этими символами.
— Да.
— Откуда? Вы сатанистка, мисс Соул?
Лили чуть не рассмеялась.
— Навряд ли. Просто так получилось, что я их знаю. Мне было интересно.
— А ваш двоюродный брат Доминик — сатанист?
Лили застыла на месте — ее руки буквально примерзли к коленям.
— Мисс Соул?
— Спросите лучше его самого, — прошептала она.
— Мы бы с радостью, — сказал Сансоне. — Где его можно найти?
Она взглянула на свои руки, крепко сцепленные на коленях.
— Не знаю.
Сансоне вздохнул.
— Мы потратили много сил, чтобы найти вас. У нас ушло на это целых десять дней.
«Всего десять дней? Боже, какая же я беспечная!»
— Если вы скажете, где Доминик, вы избавите нас от многих затруднений.
— Говорю же, не знаю.
— Почему вы его выгораживаете? — настаивал на своем Сансоне.
При этих словах она упрямо вскинула подбородок.
— Да с какой стати мне, черт возьми, его выгораживать?
— Он ваш единственный близкий родственник. И вы не знаете, где он?
— Я не виделась с ним целых двенадцать лет, — бросила она в ответ.
Сансоне сощурился.
— Вы помните с точностью до года?
Лили сглотнула. «Это я зря. Нужно быть осторожней».
— То, что случилось с Лори-Энн и Сарой, — дело рук Доминика, Лили.
— Откуда вы знаете?
— Хотите узнать, что он сделал с Сарой? Сколько часов она кричала, пока он вырезал у нее на теле кресты? Знаете, что он нарисовал на стене в спальне Лори-Энн? В той самой, где расчленил ее? Перевернутые кресты. Те же знаки он вырезал и на стене хлева, когда ему было пятнадцать. Когда он жил у вас летом в Пьюрити. — Сансоне подошел к ней почти вплотную, угрожающе близко. — Может, от него вы и бегаете? От собственного двоюродного брата, Доминика?
Лили ничего не ответила.
— Вы же явно бежите от чего-то. И с тех пор, как покинули Париж, нигде дольше чем на полгода не задерживались. А в Пьюрити вас не было уже Бог весть сколько лет. Так что же произошло тем летом, Лили, когда вы потеряли всех своих родных?
Лили обхватила себя руками, сжавшись в плотный комок. Ее вдруг затрясло, и это в тот самым момент, когда ей как никогда надо было бы собраться в кулак.
— Сначала тонет ваш брат Тедди. Затем с лестницы падает мать. Потом отец пускает себе пулю в лоб. И все — в течение нескольких недель. Не многовато ли напастей на голову шестнадцатилетней девочки?
Она обхватила себя еще крепче, испугавшись, что в противном случае рассыплется на кусочки от дрожи.
— Неужели это просто невезение, Лили?
— А что же еще? — пролепетала она.
— Или, может, тем летом произошло еще что-то? Между вами и Домиником?
Она вскинула голову.
— На что это вы намекаете?
— Вы отказываетесь помочь нам найти его. Из чего я и заключаю — вы его попросту выгораживаете.
— Вы что… думаете, между нами что-то было? — голос девушки вдруг перешел в истерический крик. — Думаете, я желала смерти родным? Брату было только одиннадцать! — Она осеклась. И шепотом повторила: — Только одиннадцать…
— Может, вы просто не отдавали себе отчет, насколько все это опасно, — предположил Сансоне. — Может, участвовали в его ритуалах по недомыслию, полагая, что они безобидные. Как многие дети — из любопытства, сами знаете. Чтобы показать — они-де особенные, не такие, как все. Или чтобы поразить родителей. А ваших родителей это поразило?
— Они не понимали его, — проговорила она. — Они не знали…
— А другие девочки? Ваши подруги — Лори-Энн и Сара? Они участвовали в его ритуалах? И когда играть стало страшновато? Когда вы поняли, что есть силы, которые ни в коем случае нельзя было пробуждать? Но ведь именно это и случилось, так? Доминик заманил вас в ловушку.
— Нет, все было совсем не так.
— А потом вы испугались. И попробовали выйти из игры, но было уже слишком поздно, потому что их глаза обратились на вас. И на ваших родных. Впустив однажды силы тьмы в свою жизнь, от них уже так просто не избавишься. Они проникают в ваше естество, становятся частью вас самих. А вы — их частью.
— Нет. — Она посмотрела на него. — Я не хотела быть их частью.
— Тогда почему вас так и тянет к ним?
— Вы это о чем?
Сансоне взглянул на Баума — тот раскрыл папку и достал оттуда кипу бумаг.
— Мы тут составили отчеты о ваших передвижениях за последние годы, — сказал Баум. — А также записи бесед с людьми, с которыми вы все это время вместе работали. С хранителями музеев во Флоренции и в Париже. С сотрудниками туристической фирмы в Риме. С торговцем антиквариатом в Неаполе. Похоже, мисс Соул, вы произвели на них неизгладимое впечатление своими глубокими познаниями. В демонологии. — Он выложил на стол распечатку записей бесед. — Вы действительно неплохо разбираетесь в этой области.
— Я училась этому сама, — заметила Лили.
— Для чего? — поинтересовался Сансоне.
— Я хотела его понять.
— Доминика?
— Да.
— Ну и как, поняли?
— Нет. Думаю, уже никогда не пойму. — Она посмотрела ему в глаза. — А разве можно понять то, в чем нет ничего человеческого?
Он спокойно согласился:
— Нельзя, Лили. Но можно попробовать победить его. Так что помогите нам.
— Вы же его двоюродная сестра, — подхватил Баум. — И прожили тогда рядом с ним целое лето. Наверняка вы знаете его лучше других.
— Это было двенадцать лет назад.
— А вот он вас не забыл, — продолжал Сансоне. — Поэтому ваши подруги убиты. Они понадобились ему, чтобы найти вас.
— Выходит, он убил их ни за что ни про что, — проговорила Лили. — Они даже не знали, где я. И не могли ничего рассказать.
— Может, как раз благодаря этому вы еще живы, — заметил Баум.
— Помогите найти его, — повторил свою просьбу Сансоне. — Летим вместе со мной в Бостон.
Лили долго сидела на кровати под их испытующими взглядами. «У меня нет другого выхода. Придется играть по их правилам».
Она глубоко вздохнула и посмотрела на Сансоне.
— Когда мы уезжаем?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клуб Мефисто - Герритсен Тесс

Разделы:
Благодарности123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839Послесловие

Ваши комментарии
к роману Клуб Мефисто - Герритсен Тесс



От финала ожидала большего,в чем суть борьбы охотников не поняла,скорее за ними охотятся.Кем был Доминик тоже непонятно,если уж автор затронула такую необычную тему,то могла бы нафантазировать как Маура делает его вскрытие,а то то ли он просто психопат,то ли демон,что-то там про днк была речь.7/10.
Клуб Мефисто - Герритсен ТессОсоба
26.11.2014, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100