Читать онлайн Хранитель смерти, автора - Герритсен Тесс, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хранитель смерти - Герритсен Тесс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хранитель смерти - Герритсен Тесс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хранитель смерти - Герритсен Тесс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герритсен Тесс

Хранитель смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Доктор Маура Айлз никак не могла решить, остаться ей или сбежать.
Она задержалась в полумраке автомобильной стоянки возле больницы «Пилгрим» — в стороне от света прожекторов, подальше от скопления телекамер. Маура вовсе не хотела, чтобы ее увидели, ведь большинство местных репортеров тут же узнает видную женщину, прозванную Королевой мертвых из-за прямой стрижки и бледного лица. Однако пока никто не заметил прибытия доктора Айлз — ни одну из камер не повернули в ее сторону. Вместо этого человек десять репортеров сосредоточили свое внимание на белом фургоне — он только что остановился у входа в приемное отделение клиники, чтобы выгрузить свою знаменитую пассажирку. Задние дверцы фургона открылись, и под фотовспышками, которые грозовым шквалом взорвали вечер, прославленную пациентку осторожно перенесли из автомобиля на больничную каталку. Для прессы свет этой недавно открытой звезды отбросил в тень всех прочих, что уж там говорить о самом обыкновенном судмедэксперте. Сегодня Маура была всего-навсего частью преисполненной благоговения публики — этим теплым воскресным вечером ее влекло в клинику то же, что и репортеров, которые сбежались сюда, словно обезумевшие фанаты.
Все они жаждали взглянуть на Госпожу Икс.
Мауре уже не раз приходилось сталкиваться с телевизионщиками, однако теперешняя толпа горела таким нетерпением, что ей становилось не по себе. Она знала: стоит новой жертве попасть в их поле зрения, журналисты тут же переключатся на нее, а сегодня доктор Айлз чувствовала себя уязвленной и ранимой. Маура уже подумывала удрать от этой оравы — просто развернуться и снова сесть в машину. Но бежать было некуда: дома ее ждали лишь тишина и вино — возможно, даже несколько лишних бокалов, ведь Даниэл Брофи не сможет остаться с ней сегодня вечером. В последнее время такие вечера повторялись все чаще, но, полюбив Даниэла, Маура сама пошла на эту сделку. Сердце делает выбор, не заботясь о последствиях. Оно не может предвидеть будущих одиноких ночей.
Каталку с Госпожой Икс вкатили в больницу, и репортеры волчьей стаей ринулись следом. Маура осталась на стоянке одна. Некоторое время она смотрела сквозь стеклянные двери приемного отделения на яркие прожекторы и взволнованные лица, затем вошла в здание и последовала за свитой.
Каталку везли по приемному отделению мимо изумленных посетителей, мимо взволнованных служащих больницы — те уже держали наготове телефоны с фотокамерами, чтобы сделать снимки. Свернув в коридор, процессия продолжила свой путь в сторону отделения визуальной диагностики. Но за двери отделения пропустили только каталку. Один из чиновников больницы, в костюме и галстуке, выйдя вперед, преградил журналистам путь.
— Боюсь, здесь нам придется вас остановить, — объявил он. — Понимаю, посмотреть на это хотят все, но помещение слишком мало. — Мужчина поднял руку, пытаясь усмирить возмущенный ропот. — Мое имя Фил Лорд. В больнице «Пилгрим» я руковожу отделом по связям с общественностью. Мы счастливы принять участие в этом исследовании, тем более что пациентки вроде Госпожи Икс встречаются не чаще, чем… э-э… раз в две тысячи лет. — Он улыбнулся в ответ на вполне предсказуемый смех. — Томография не займет много времени, так что, если хотите, можете подождать. Кто-нибудь из археологов сразу же выйдет к вам и объявит о результатах. — Фил обернулся к бледному мужчине лет сорока, который отступил в угол, словно в надежде остаться незамеченным: — Доктор Робинсон, может быть, вы хотите сказать несколько слов, прежде чем мы приступим?
По-видимому, общаться с публикой человек в очках хотел меньше всего, однако он смело выступил вперед, вздохнув и поправив очки, которые съехали на кончик его клювообразного носа. У этого археолога не было сходства с Индианой Джонсом. Из-за редеющих волос и глаз, немного косивших от обильного чтения, он гораздо больше смахивал на бухгалтера, который совсем некстати оказался в фокусе телекамер.
— Я доктор Николас Робинсон, — представился он. — Куратор…
— Доктор, а можно погромче? — выкрикнул один из репортеров.
— О, простите. — Доктор Робинсон откашлялся. — Я куратор Криспинского музея, это здесь, в Бостоне. Мы безмерно благодарны больнице «Пилгрим» за предложение провести компьютерную томографию Госпожи Икс. Это потрясающая возможность заглянуть в прошлое, и, судя по числу присутствующих, ваше воодушевление ничуть не уступает нашему. Моя коллега Джозефина Пульчилло, египтолог, выйдет к вам после окончания томографии. Она объявит о результатах и ответит на все ваши вопросы.
— Когда публика сможет увидеть Госпожу Икс? — громко спросил один из журналистов.
— В течение недели, я полагаю, — ответил Робинсон. — Новая экспозиция уже готова, и…
— О ней что-нибудь известно?
— Почему ее не выставляли ранее?
— Она может быть царских кровей?
— Не знаю, — признался Робинсон, нервно замигав под градом вопросов. — Для начала нужно подтвердить, что она женщина.
— Вы обнаружили ее полгода назад и до сих пор не установили пол?
— Для подобных анализов нужно время.
— Да одного взгляда будет достаточно! — воскликнул какой-то репортер, и вся толпа рассмеялась.
— Все не так просто, как вы думаете, — возразил Робинсон, и его очки снова поползли вниз. — Ей две тысячи лет, она чрезвычайно хрупкая и требует невероятной осторожности. Я ужасно нервничал сегодня уже из-за того, что ее перевозили в фургоне. В музее мы прежде всего заботимся о сохранности экспонатов. Я считаю себя хранителем Госпожи Икс, а потому защищать ее — мой долг. Именно поэтому мы не спешили соглашаться на предложенную больницей томографию. Мы действовали медленно, с осторожностью.
— Доктор Робинсон, что вы надеетесь узнать в ходе сегодняшней томографии?
Лицо археолога воодушевленно вспыхнуло.
— Что я надеюсь узнать? Да все! Возраст, состояние ее здоровья при жизни. Способ мумификации. А если повезет, мы даже сможем понять, от чего она умерла.
— Именно поэтому здесь присутствует судмедэксперт?
И тут вся толпа, словно многоглазое чудище, обернулась на Мауру, стоявшую в дальнем конце зала. Теперь телекамеры были нацелены на нее, и Мауре, как это обычно бывало, захотелось спрятаться куда-нибудь подальше.
— Доктор Айлз, — громко обратился к ней один из телевизионщиков, — вы пришли поставить диагноз?
— При чем здесь вообще судмедэкспертиза? — недоумевал другой.
Этот вопрос требовал немедленного ответа, иначе пресса могла все извратить.
— Судмедэкспертиза здесь ни при чем, — твердо возразила Маура. — И уж конечно мое пребывание здесь не оплачивается.
— Тем не менее вы здесь, — заметил блондинистый красавчик с «Пятого канала», который никогда не нравился Мауре.
— По приглашению Криспинского музея. Доктор Робинсон предположил, что в этом случае может быть полезен взгляд судмедэксперта. А потому позвонил мне на прошлой неделе и спросил, не хочу ли я присутствовать на томографии. Поверьте, любой патолог немедленно согласился бы. Госпожа Икс вызывает у меня такой же восторг, как и у вас, и мне не терпится с ней познакомиться. — Маура многозначительно взглянула на куратора. — Не пора ли начинать, доктор Робинсон?
Последняя фраза была брошена словно спасательный круг, и куратор тут же ухватился за нее.
— Да. Да, уже пора. Пойдемте со мной, доктор Айлз.
Протиснувшись сквозь толпу, Маура последовала за Робинсоном в отделение визуальной диагностики. Когда дверь закрылась, отрезав их от сборища репортеров, куратор шумно выдохнул.
— Боже, как я ненавижу публичные выступления! — признался он. — Спасибо, что прервали эти мучения.
— Я уже напрактиковалась в этом. И даже слишком.
Они пожали друг другу руки.
— Доктор Айлз, я счастлив наконец познакомиться с вами, — сказал Робинсон. — Господин Криспин тоже был бы рад знакомству, однако несколько месяцев назад он перенес операцию на бедро и ему все еще тяжело стоять. Он просил поклониться вам.
— Приглашая меня, вы не предупредили, что придется протискиваться сквозь эту ораву.
— Сквозь прессу? — Робинсон страдальчески взглянул на Мауру. — Это неизбежное зло.
— Неизбежное — для кого?
— Для музея и его существования. Как только вышла статья о Госпоже Икс, продажи билетов выросли до небес. А ведь мы ее пока что не выставляли.
Робинсон повел Мауру по лабиринту коридоров. Воскресным вечером в отделений визуальной диагностики царила тишина, а залы, мимо которых они проходили, были темными и пустыми.
— Похоже, будет тесновато, — пообещал Робинсон. — Там и для нескольких человек не очень много места.
— А кто еще присутствует?
— Моя коллега Джозефина Пульчилло, рентгенолог доктор Брайер и техник-лаборант. Ах да, еще будет съемочная группа.
— Вы кого-то наняли?
— Нет. Они с канала «Дискавери».
Маура изумленно усмехнулась:
— Что ж, теперь я и вправду потрясена.
— Впрочем, это означает, что нам придется следить за своими словами. — Остановившись перед дверью с надписью «КТ», Робинсон тихо добавил: — Думаю, съемку уже начали.
Они бесшумно проскользнули в просмотровую часть кабинета компьютерной томографии. Действительно, съемочная группа уже работала — доктор Брайер, глядя в камеру объяснял, как будет происходить сканирование.
— Аббревиатура «КТ» означает «компьютерная томография». Наш аппарат под разными углами направляет пучки рентгеновских лучей на предмет исследования. Затем компьютер обрабатывает эту информацию, создавая трехмерное изображение внутренних органов. Вы увидите его вот на этом мониторе. Оно будет состоять из серии разрезов, как если бы мы в самом деле разделили тело на куски.
Пока шла съемка, Мауре удалось пробраться к просмотровому окну. И там, сквозь стекло, она впервые увидела Госпожу Икс.
Никто не станет спорить, что в изысканном мире музеев египетские мумии всегда были звездами первой величины. Именно вокруг этих витрин собираются толпы школьников; завороженные редкостным видом смерти, они прямо-таки прилипают к стеклу. В наше время только изредка можно увидеть выставленный напоказ человеческий труп — и то лишь в благообразном обличье мумии. Публика любит мумии, и в этом смысле Маура не была исключением. Пусть она видела лишь сверток в форме человеческого тела, лежавший в открытом ящике, пусть усохшая плоть была скрыта под полосками старинной льняной ткани, — все равно Маура, замерев, безотрывно смотрела на Госпожу Икс. Голову мумии закрывала картонная маска, изображавшая женское лицо с выразительными темными глазами.
Но тут внимание доктора Айлз привлекла еще одна женщина, находившаяся в КТ-кабинете. Молодая особа в хлопчатобумажных перчатках, склонившись над ящиком, убирала разложенный вокруг мумии пенопласт. Ее лицо обрамляли черные кудряшки. Женщина выпрямилась, чтобы убрать волосы с глаз — таких же темных и прекрасных, как те, что были изображены на маске. Ее средиземноморские черты вполне могли бы украсить стену любого египетского храма, а вот одежда была сугубо современной — узкие голубые джинсы и футболка с надписью «Живая помощь».
l:href="#n_3" type="note">[3]
— Красавица, правда? — пробормотал подошедший к Мауре доктор Робинсон.
На мгновение доктор Айлз даже засомневалась, кого он имеет в виду — Госпожу Икс или эту молодую женщину.
— Похоже, она в отличном состоянии. Остается только надеяться, что тело сохранилось так же хорошо, как бинты, — добавил куратор.
— Как вы думаете, сколько ей лет? Есть какие-нибудь предположения?
— Мы отправили образец внешнего слоя ткани на радиоуглеродный анализ. Он съел почти все наши средства, но Джозефина настояла. И пришел ответ: второй век до нашей эры.
— То есть Птолемейский период, верно?
— Вы знаете египетские династии! — радостно улыбнувшись, воскликнул Робинсон.
— Я изучала антропологию в колледже, но, боюсь, уже ничего не помню, кроме египетских династий и народов яномама.
— И все равно я потрясен.
Глядя на обмотанное тканью тело, Маура не переставала изумляться: неужели лежащей в ящике мумии больше двух тысяч лет? Какой путь ей довелось проделать сквозь века, через океан — и все лишь для того, чтобы оказаться на КТ-столе в бостонской больнице под пристальными взглядами любопытных.
— Разве вы не станете вынимать ее из ящика на время сканирования? — удивилась Маура.
— Лучше прикасаться к ней как можно реже. А ящик не помешает. Мы все равно увидим, что находится под льняной тканью.
— Так вы еще ни разу туда не заглядывали?
— Хотите спросить, не пытался ли я размотать ее? — Добрые глаза Робинсона округлились от ужаса. — Бог мой, нет. Вероятно, сто лет назад археологи поступали именно так, потому-то и уничтожили столько образцов. Под верхним покрытием наверняка есть несколько слоев смолы, и просто так снять ткань не получится. Возможно, придется просто прорубаться сквозь смолу. А это не только разрушительно, но и неуважительно. Я ни за что так не поступил бы. — Робинсон посмотрел в окно на темноволосую молодую женщину. — Да и Джозефина убила бы меня за это.
— Это ваша коллега?
— Да. Доктор Пульчилло.
— На вид ей лет шестнадцать.
— Молода, верно? Но умна как черт. Именно она организовала это сканирование. И даже когда больничные юристы пытались помешать, Джозефина все равно добилась своего.
— А с чего бы это юристам вздумалось возражать?
— Честно? С того, что пациентка не может дать больнице свое обоснованное согласие.
Маура изумленно усмехнулась:
— Они требовали обоснованное согласие от мумии?
— Юристы любят ставить все точки над i. Даже если пациентка умерла больше двух тысяч лет назад.
Убрав все упаковочные материалы, доктор Пульчилло вошла в просмотровую часть кабинета и закрыла за собой дверь. Теперь освобожденная от всего лишнего мумия лежала в ящике и ждала первого обстрела рентгеновскими лучами.
— Доктор Робинсон! — позвал лаборант; его пальцы застыли над клавиатурой. — Перед тем как начать сканирование, нам нужно предоставить обязательную информацию о пациенте. Какую написать дату рождения?
Куратор нахмурился:
— О, господи. Неужели нельзя обойтись без даты рождения?
— Не заполнив эти поля, я не смогу начать исследование. Я попытался ввести нулевой год, но компьютер его не принимает.
— Почему бы не взять вчерашнюю дату? Пусть ей будет всего день.
— Хорошо. Теперь программа хочет знать пол. Мужской, женский или иной?
Робинсон заморгал:
— Есть категория «иной»?
— До сих пор я ни разу не помечал это поле, — улыбнулся специалист.
— Что ж, давайте пометим его сегодня. На маске женское лицо, но уверенности у нас нет. Пол мы узнаем только после исследования.
— Ладно, — согласился доктор Брайер. — Можно начинать.
— Давайте начнем, — кивнул Робинсон.
Столпившись возле компьютерного монитора, все ждали первых изображений. В окно было видно, как изголовье стола вдвинулось в отверстие, похожее на дырку в бублике. Там голову Госпожи Икс начали с разных углов атаковать рентгеновские лучи. Компьютерную томографию нельзя назвать новой технологией в медицине, однако в археологии она используется сравнительно недавно. Собравшиеся в этом кабинете люди впервые в жизни присутствовали на КТ-исследовании мумии, и, когда все они сбились в кучку, Маура ясно ощутила — телекамера, нацеленная прямо на их лица, стремится запечатлеть первые реакции. Николас Робинсон, оказавшийся прямо за Маурой, без устали переступал с пятки на носок, излучая нервозность и заражая ею всех участников события. Слегка вытянув шею, чтобы лучше видеть монитор, доктор Айлз и сама почувствовала, как участился ее пульс. Первое возникшее на экране изображение вызвало лишь нетерпеливые вздохи.
— Это всего лишь очертания ящика, — пояснил доктор Брайер.
Взглянув на Робинсона, Маура заметила, что его сжатые губы превратились в тонкие полоски. А вдруг Госпожа Икс окажется всего-навсего пустышкой, узлом из тряпок? Доктор Пульчилло напряглась так же сильно — она стояла рядом со своим коллегой, ухватившись за спинку кресла, в котором сидел рентгенолог, и поверх его плеча смотрела на монитор в ожидании, что там появится хоть какой-нибудь человеческий признак, хоть что-нибудь, способное подтвердить: под бинтами действительно тело давно умершего человека.
Следующее изображение все переменило. Как только на мониторе возник удивительно светлый диск, присутствующие, словно по команде, резко втянули воздух.
«Кость».
— Это свод черепа, — сказал доктор Брайер. — Поздравляю, там действительно кто-то есть.
Робинсон и Пульчилло радостно похлопали друг друга по спинам.
— Этого момента мы и ждали! — воскликнул Робинсон.
— Теперь мы сможем завершить составление экспозиции, — улыбнулась Пульчилло.
— Мумия! — Запрокинув голову, Робинсон рассмеялся. — Все любят мумии!
На экране появились новые срезы, и всеобщее внимание снова переключилось на монитор — там отображались другие части черепа: вместо мозговой массы он был наполнен какими-то веревками, похожими на клубок червей.
— Это льняные полоски, — восхищенно пробормотала доктор Пульчилло, словно она в жизни не видела ничего прекраснее.
— Мозговая масса отсутствует, — заметил лаборант.
— Да, мозг обычно изымали.
— А это правда, что его выдергивали, засунув крючок через нос? — поинтересовался лаборант.
— Почти правда. Только мозг выдернуть не получится — он слишком мягкий. Возможно, использовался какой-то инструмент, при помощи которого его превращали в жидкую массу. А затем наклоняли труп так, чтобы мозг вытек через нос.
— Жестоко, черт возьми, — отозвался лаборант. Он ловил каждое слово Пульчилло.
— Египтяне порой оставляли череп пустым, а иногда наполняли его льняными полосками и ладаном. Вот как этот.
— А что вообще такое ладан? Мне всегда было интересно.
— Ароматическая смола. Ее выделяют особые африканские деревья. В древнем мире она очень ценилась.
— Так, значит, поэтому один из трех волхвов принес ее в Вифлеем?
Доктор Пульчилло кивнула:
— Тогда это был дорогой подарок.
— Отлично, — снова заговорил доктор Брайер. — Мы опустились ниже уровня глазниц. Здесь вы видите верхнюю челюсть, а вот… — Он осекся, хмуро разглядывая неожиданное уплотнение.
— Бог ты мой, — пробормотал Робинсон.
— Что-то металлическое, — проговорил доктор Брайер. — В ротовой полости.
— Возможно, золотой листок, — предположила Пульчилло. — В греко-римскую эпоху в рот покойникам иногда клали золотые листки, похожие на язык.
Робинсон повернулся к камере, фиксирующей каждое замечание:
— Похоже, во рту находится металл. Это соотносится с нашим предположением о времени смерти — греко-римская эпоха…
— А это что?! — воскликнул доктор Брайер.
Взгляд Мауры тут же снова упал на монитор. На нижней челюсти мумии появилась белая звездочка с трещинками-лучами. Это изображение потрясло доктора Айлз — у покойника двухтысячелетней давности такой звездочки быть не могло. Она придвинулась к экрану, разглядывая деталь, которая, если бы речь шла о свежем трупе на ее секционном столе, вряд ли нуждалась бы в объяснении.
— Я понимаю, это невозможно, — тихо проговорила Маура. — Но знаете, на что это похоже?
Рентгенолог кивнул:
— Напоминает пломбу.
Маура обернулась к Робинсону — судя по всему, он удивился не меньше других в этом кабинете.
— Вам когда-нибудь доводилось встречать это в описаниях египетских мумий? — спросила она. — Древние методы лечения зубов, сильно напоминающие современное пломбирование?
Он округлил глаза и покачал головой.
— Но это не означает, что египтяне не умели делать что-либо подобное. У них была самая развитая медицина во всем древнем мире. — Робинсон обратил взгляд на свою коллегу: — Джозефина, что ты можешь нам сказать? Это ведь твоя область.
Ответ давался Пульчилло с трудом.
— Есть… существуют… медицинские папирусы времен Древнего царства, — сказала она. — В них описано, как вылечить шатающиеся зубы, как сделать зубной мост. Так что мы знаем: египтяне были искусными стоматологами. И сильно опережали время.
— Но разве они лечили зубы вот так? — спросила Маура, указав на монитор.
Встревоженный взгляд доктора Пульчилло снова метнулся к изображению.
— Если и лечили, то мне об этом не известно, — тихо ответила она.
На мониторе возникли новые картинки в серых тонах, на которых тело отображалось так, будто кто-то разрезал его на куски хлебным ножом. Пациентку со всех сторон атаковали рентгеновские лучи, она подвергалась высоким дозам радиации, однако ее не страшили ни рак, ни другие побочные эффекты. Рентгеновские лучи продолжали свое нападение на ее тело, но больная была послушна, как ни один другой пациент.
Предыдущие картинки настолько потрясли Робинсона, что теперь, ожидая нового сюрприза, он склонился к экрану и напрягся, словно натянутый лук. Появились первые изображения грудной клетки: полость была черной и пустой.
— Похоже, легкие удалили, — заметил рентгенолог. — В ее груди я вижу только частичку усохшего средостения.
— Это сердце, — проговорила Пульчилло уже более спокойным тоном. Наконец она увидела то, что ожидала. — Его всегда старались оставлять in situ.
l:href="#n_4" type="note">[4]
— Только сердце?
Пульчилло кивнула:
— Считалось, что ум находится именно там, а потому сердце никогда не отделяли от тела. В «Книге мертвых» содержится несколько разных заклинаний — их произносили, чтобы оно оставалось на месте.
— А другие органы? — поинтересовался лаборант. — Я слышал, их помещали в специальные сосуды.
— Так было до Двадцать второй династии. Примерно после тысячного года до нашей эры органы стали упаковывать в четыре свертка, и их снова помещали в тело.
— Значит, мы должны это увидеть?
— В мумии Птолемейского периода — да.
— Похоже, я могу высказать предположение о ее возрасте в момент смерти, — объявил рентгенолог. — Зубы мудрости полностью прорезались, а черепные швы заросли. Но дегенеративных изменений позвоночника я не вижу.
— Молодая, — сказала Маура.
— Возможно, ей не было и тридцати пяти.
— В ее времена тридцать пять — уже средний возраст, — заметил Робинсон.
Исследование продолжалось — рентгеновские лучи по-прежнему проникали сквозь слои обмотки, сквозь оболочку из мертвой кожи и костей, только теперь они сканировали уже не грудную клетку, а брюшную полость. Изображения казались Мауре до жути непривычными, как если бы она присутствовала на вскрытии инопланетянина. В тех местах, где Маура привыкла видеть печень, селезенку, желудок и поджелудочную железу, отображались завитки льна, похожие на змей, — в этом пейзаже внутренностей не обнаруживалось ничего знакомого. Лишь просветления в позвоночном столбе говорили о том, что тело и в самом деле принадлежало человеку, только его сначала выпотрошили, превратив в пустую оболочку, а потом набили тканью, словно тряпичную куклу.
Возможно, анатомия мумии была чужда Мауре, а вот Робинсон и Пульчилло вступили на привычную территорию. Когда на экране появлялась новая картинка, они оба нагибались, указывая на знакомые детали.
— Вот, — заявил Робинсон. — Это и есть четыре льняных свертка с органами.
— Хорошо, а теперь мы видим таз, — пояснил Брайер. Он указал на две светлые дуги — верхние края гребней подвздошных костей.
Компьютер продолжал анализировать и отображать информацию, поставляемую бесчисленными рентгеновскими лучами, и с каждым срезом форма таза становилась все яснее. Каждая картинка приоткрывала все более привлекательные подробности, словно в цифровом стриптизе.
— Обратите внимание на форму тазового входа, — предложил Брайер.
— Это женщина, — заметила Маура.
Рентгенолог кивнул.
— Я бы сказал, результат вполне убедительный. — Он с улыбкой обернулся к археологам: — Теперь вы можете с полной уверенностью называть ее Госпожой Икс. Именно Госпожой, а не Господином.
— Взгляните на лобковый симфиз, — проговорила Маура, по-прежнему глядя на монитор. — Здесь нет расхождения.
— Согласен, — кивнул Брайер.
— И что это значит? — поинтересовался Робинсон.
— Во время родов младенец, пробираясь сквозь тазовый вход, может раздвинуть лобковые кости на месте их соединения — симфиза. Похоже, у этой женщины не было детей.
— Вашу мумию никто не называл мамою, — рассмеялся лаборант.
Сканирование таза закончилось, и теперь на экране показались срезы верхней части обеих бедренных костей, обрамленные усохшей плотью.
— Ник, нужно позвонить Саймону, — напомнила Пульчилло. — Он наверняка сидит возле телефона.
— О боже, я совсем забыл! — Робинсон вытащил из кармана мобильный и набрал номер начальника. — Саймон, угадай, на что я сейчас смотрю? Да, она великолепна. К тому же мы обнаружили несколько удивительных вещей, так что пресс-конференция должна быть очень даже… — Он запнулся, уставившись на монитор.
Возникшая картинка была настолько неожиданной, что все замерли. Если бы на КТ-столе лежал живой пациент, Маура без труда распознала бы небольшой металлический предмет, раздробивший изящное тело малоберцовой кости и застрявший в икре. Но этому кусочку металла было не место в ноге Госпожи Икс.
Пуля не имела никакого отношения к ее эпохе.
— Это то, что я думаю? — пробормотал лаборант.
Робинсон покачал головой:
— Должно быть, посмертное повреждение. Разве может быть иначе?
— Посмертное? Двухтысячелетней давности?
— Я… я перезвоню, Саймон. — Робинсон нажал кнопку разъединения на своем мобильном. И, обернувшись к оператору, приказал: — Выключите камеру. Пожалуйста, немедленно прекратите съемку. — Он глубоко втянул воздух: — Хорошо. Ладно, давайте… давайте подойдем к этому логически. — Археолог выпрямился, вновь обретя уверенность, когда ему на ум пришло вполне естественное объяснение: — Любители сувениров зачастую небрежно обращались с мумиями и портили их. По всей видимости, в эту мумию загнали пулю. А позднее какой-нибудь музейный хранитель, пытаясь устранить повреждения, обернул ее заново. И поэтому на бинтах не видно входного отверстия.
— Это произошло иначе, — возразила Маура.
Робинсон заморгал:
— Что вы имеете в виду? Мое объяснение наверняка соответствует действительности.
— Повреждение ноги — не посмертное. Это случилось, когда женщина еще была жива.
— Не может быть!
— Боюсь, доктор Айлз права, — заметил рентгенолог. Он перевел взгляд на Мауру: — Вы имеете в виду костную мозоль на месте перелома?
— Какая еще костная мозоль? — заволновался археолог. — Что это означает?
— Это означает, что сломанная кость уже начала срастаться, когда женщина умерла. После ранения она прожила еще по крайней мере несколько недель.
— Откуда взялась эта мумия? — обернувшись к куратору, спросила Маура.
Очки Робинсона снова сползли на кончик его носа, и он, словно загипнотизированный, уже поверх них продолжал разглядывать светящийся участок ноги на мониторе.
На вопрос Мауры едва слышно, почти шепотом ответила доктор Пульчилло:
— Она лежала в подвале музея. Ник… доктор Робинсон обнаружил ее в январе.
— А как она попала в музей?
Пульчилло покачала головой:
— Мы не знаем.
— Наверняка есть какие-то записи. В вашей документации должны быть упоминания о том, откуда она взялась.
— О ней никаких сведений нет, — наконец выговорил Робинсон. — Криспинскому музею сто тридцать лет, и многие документы утрачены. Мы понятия не имеем, сколько она пролежала в подвале.
— Как же случилось, что вы ее обнаружили?
В помещении работал кондиционер, но на бледном лице Робинсона все равно выступил пот:
— Три года назад я пришел в музей и принялся каталогизировать собрание. Вот и наткнулся на нее. Она лежала в ящике без всякой маркировки.
— И это вас не удивило? Что такая редкость — египетская мумия — лежит в немаркированном ящике?
— Но мумии — не такие уж и редкости. В девятнадцатом веке они продавались по пять долларов за штуку, а потому американские туристы вывозили их из Египта сотнями. Так мумии оказывались на чердаках и в антикварных лавках. Цирк уродов в Ниагара-Фоле объявлял даже, будто в их коллекции есть царь Рамсес Первый. А потому неудивительно, что мумия обнаружилась и в нашем музее.
— Доктор Айлз! — позвал Брайер. — Мы получили проекционную рентгенограмму. Возможно, вы захотите взглянуть.
Маура обернулась к монитору. На экране появилось изображение, похожее на обычный рентгеновский снимок — такие она развешивала на своем негатоскопе в морге. Разобраться в этой картинке она могла и без помощи рентгенолога.
— Сомневаться тут особенно не в чем, — заметил доктор Брайер.
«Да уж, — подумала Маура. — Никаких сомнений быть не может. У нее в ноге пуля».
Она вынула свой мобильный.
— Доктор Айлз! — окликнул Робинсон. — Кому вы звоните?
— Хочу организовать доставку в морг, — ответила она. — Теперь Госпожой Икс займется судмедэкспертиза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хранитель смерти - Герритсен Тесс

Разделы:
Благодарности1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738

Ваши комментарии
к роману Хранитель смерти - Герритсен Тесс



tryujhj
Хранитель смерти - Герритсен Тессdjon
24.03.2011, 1.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100