Читать онлайн Хранитель смерти, автора - Герритсен Тесс, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хранитель смерти - Герритсен Тесс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хранитель смерти - Герритсен Тесс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хранитель смерти - Герритсен Тесс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герритсен Тесс

Хранитель смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Они ехали в машине уже полчаса, когда Джейн в конце концов подняла тягостную тему — до этого момента, во время полета из Бостона в Альбукерке, им удавалось избежать ее.
— А ты ведь запал на нее, верно? — спросила Риццоли.
Фрост даже не взглянул на Джейн. Он по-прежнему сосредоточенно вел машину, не отрывая взгляда от дороги, поверхность которой, раскаленная, словно сковорода, поблескивала под жарким солнцем Нью-Мексико. За все время их совместной работы Джейн впервые почувствовала, что между ними выросла стена, этакий непроницаемый барьер, сквозь который, казалось, ей не удастся пробиться. Сейчас рядом с Риццоли сидел не хорошо знакомый добряга Барри Фрост, а его злобный близнец, который не ровен час заговорит на неведомом языке или начнет вращать головой, словно демон.
— Знаешь, нам и вправду надо обсудить это, — с настойчивостью сказала Джейн.
— Почему ты не можешь оставить эту тему, а?
— Нельзя же постоянно изводить себя. Она красивая девица, и ей удалось охмурить тебя. С парнями такое случается.
— Только не со мной. — Наконец он взглянул на Джейн, но с такой неукротимой яростью, что Риццоли затихла. — Понять не могу, как я этого не заметил, — добавил Фрост, снова переводя взгляд на дорогу.
Наступившую затем тишину некоторое время нарушали только шум кондиционера да звук рассекавшего жару автомобиля.
Джейн еще ни разу не бывала в Нью-Мексико. И никогда в жизни не видела пустыню. Но сейчас она лишь мельком отмечала пролетавшие мимо пейзажи — ее волновало только одно: нужно было заделать трещину, возникшую между ней и напарником, а единственный способ справится с этим — обсудить ситуацию, хочет этого Фрост или нет.
— Это сюрприз не только для тебя, — снова начала Джейн. — Доктор Робинсон не имел об этом ни малейшего понятия. Видел бы ты его лицо, когда я объявила, что Джозефина — мошенница. А раз уж она даже имя использовала чужое, представляешь, сколько еще она наврала? Эта женщина надула массу людей, в том числе и преподавателей в колледже.
— Но не тебя. Ты ее раскусила.
— Просто я почувствовала в ней что-то странное, вот и все.
— Полицейский инстинкт.
— Ага. Типа того.
— Так что же тогда случилось с моим?
Джейн усмехнулась.
— Тут действовал другой инстинкт. Она красива, запугана, все такое прочее. И наш бойскаут решил спасти ее.
— Не разобравшись, кто это.
Личность мошенницы еще не установили, наверняка было ясно только одно — она не настоящая Джозефина Пульчилло, поскольку та погибла двадцать четыре года назад в возрасте двух лет. Спустя годы юная покойница умудрилась поступить в колледж и даже закончить его. Ей удалось открыть счет в банке, получить права и устроиться на работу в малоизвестный бостонский музей. Воскреснув, девочка перевоплотилась в женщину, чье происхождение по-прежнему оставалось загадкой.
— Не могу поверить, что я был таким идиотом, — проговорил Фрост.
— Хочешь, дам тебе совет?
— Вообще-то не очень.
— Позвони Элис. Попроси ее вернуться домой. Знаешь, ведь проблема и в этом тоже. Твоя жена уехала, и ты почувствовал себя одиноким. Уязвимым. А когда на горизонте появилась красивая женщина, ты начал думать другим местом.
— Я же не могу просто взять и приказать ей вернуться.
— Но она ведь твоя жена, или как?
Фрост фыркнул.
— Хотел бы я посмотреть, как Габриэль диктует тебе, что делать. Сцена будет — не обрадуешься.
— Но меня можно уговорить, и Элис тоже. Она слишком долго пробыла у родителей, а ты нуждаешься в ней. Возьми и позвони ей.
Фрост вздохнул.
— Все гораздо сложнее.
— Что ты имеешь в виду?
— У нас с Элис… ну, кое-какие проблемы. С тех пор как она пошла в юридическую школу, нам, похоже, стало не о чем разговаривать. Будто бы я всякую ерунду несу, которую и слушать не стоит. Целый день она проводит с этими умниками-профессорами, а когда приходит домой, о чем с ней беседовать-то?
— Может быть, о своей работе?
— Ага, я рассказываю, как мы проводили арест, а она спрашивает, имели ли место проявления жестокости со стороны полиции.
— О Господи! Элис перешла на сторону врага?
— Она считает, что вражеская сторона — это мы. — Фрост поглядел на Джейн. — А знаешь, тебе повезло. Габриэль — один из нас. Он врубается в то, что мы делаем.
Да, Джейн повезло — она вышла замуж за человека, понимающего, насколько сложно защищать закон. Однако Риццоли знала, как быстро порой распадаются даже самые счастливые браки. Во время прошлогоднего рождественского ужина Джейн стала свидетелем того, как развалился брак ее родителей. Она видела, как совершенно чужая блондинка разрушила их семью. И понимала: Барри Фрост оказался на пороге супружеской катастрофы.
— Скоро будет барбекю — мама каждый год устраивает его для соседей. Туда явится Винс Корсак, так что получится встреча бывших коллег. Может, придешь?
— Ты меня, что ли, из жалости приглашаешь?
— Я так и так хотела тебя позвать. Да я и раньше тебя приглашала, только ты никогда не приходил.
Фрост вздохнул.
— Это из-за Элис.
— Что-что?
— Она ненавидит полицейские тусовки.
— А ты ходишь на ее юридические вечеринки?
— Ага.
— Ну и что за фигня?
Фрост пожал плечами.
— Понимаешь, мне просто нужно, чтобы она была счастлива.
— Мне очень не хочется говорить это…
— Тогда и не говори, ладно?
— Элис — порядочная сучка, да?
— О боже! Обязательно было обзывать ее?
— Прости. Но она действительно сучка.
Барри покачал головой.
— Неужели все против меня?
— Я за тебя. Я тебя оберегаю. Потому и говорила, что от этой Джозефины нужно держаться за миллион километров. Я очень рада, что ты наконец понял, почему я так сказала.
Фрост еще сильнее вцепился в руль.
— Я все думаю, кто она на самом деле. И что, черт возьми, она скрывает.
— Завтра нам должны сообщить хоть что-нибудь об отпечатках ее пальцев.
— А вдруг она прячется от бывшего мужа? Может, все из-за этого?
— Если бы Джозефина скрывалась от какого-нибудь психа, она наверняка сказала бы нам об этом, как думаешь? Мы же вроде как хорошие. Зачем убегать от полиции, если ты ни в чем не виновата?
Фрост продолжал смотреть на дорогу. До поворота на каньон Чако оставалось еще пятьдесят километров.
— Мне очень хочется это понять, — признался он.


Проведя всего лишь десять минут под местным солнцем, Джейн поклялась, что больше не станет жаловаться на бостонское лето. Через несколько секунд после того, как они с Фростом вышли из взятой напрокат машины с кондиционером, у нее на лице тут же выступил пот, а песок был таким горячим, что, казалось, обжигал ступни сквозь туфли. Солнце пустыни сияло так ярко, что Джейн щурилась даже под темными очками, которые приобрела на одной из попавшихся по пути заправочных станций. Фрост купил такие же, и в сочетании с костюмом и галстуком они наверняка придали бы ему сходство с агентом секретной службы или персонажем из «Людей в черном», если бы его лицо не приобрело такой тревожно красный оттенок. Создавалось впечатление, что у него вот-вот прихватит сердце.
«Как же этот старикан умудряется работать?» — удивилась про себя Риццоли.
Заслуженному профессору Алану Куигли было семьдесят восемь лет, однако это не мешало ему, преклонив колени, сидеть на самом дне раскопа и терпеливо ковырять совком в каменистой земле. Его изношенная грязная панама с загнутыми по бокам полями казалась такой же старой, как и он сам. Профессор трудился в тени брезентового полога, однако даже в этом случае здешняя жара запросто могла свалить и куда более молодого человека. Действительно, студенты из его бригады уже закончили работу и теперь дремали в тени неподалеку, но старый профессор продолжал откалывать камни и собирать в ведро рыхлую землю.
— Появляется определенный ритм, — пояснил Куигли. — Дзен-раскопки, так я это называю. Молодые ребята выкладываются полностью, выплескивают всю нервную энергию. Они считают, что мы ищем клад, а потому торопятся найти золото быстрее других. Или хотя бы до конца семестра — если он приходит раньше. Они либо полностью истощаются, либо, обнаруживая лишь землю и камни, теряют интерес. Так или иначе, но это случается с большинством. Однако серьезные ребята — те редкие личности, которые продолжают работать, — понимают, что человеческая жизнь проходит в мгновение ока. За один сезон невозможно раскопать то, что копилось веками.
Сняв солнечные очки, Фрост вытер со лба пот.
— Так что же… э-э… что вы откапываете там, профессор?
— Мусор.
— Как?
— Это мусорная куча. Место, куда сваливали отходы. Мы ищем битую посуду, кости животных. Изучая то, что считали нужным выбросить, можно многое узнать о том или ином обществе. А здешняя община была крайне интересной. — Куигли натужно крякнул и поднялся на ноги, вытирая рукавом обветренный лоб. — Эти старые колени уже давным-давно пора заменить. Первое, что портишь, занимаясь нашей профессией, — это проклятые колени. — По приставной лестнице он выбрался из раскопа. — Роскошное место, правда? — проговорил профессор, окидывая взглядом пейзаж — долину, усеянную древними развалинами. — Когда-то этот каньон был обрядовым местом, здесь совершали священные ритуалы. Вы уже посмотрели парк?
— Боюсь, что нет, — ответила Джейн. — Мы только сегодня прилетели в Альбукерк.
— Вы так долго добирались из Бостона и не хотите посмотреть на каньон Чако? Одно из лучших мест раскопок в стране?
— У нас мало времени, профессор. Мы приехали, чтобы поговорить с вами.
Он фыркнул.
— Тогда вам придется оглядеться, ведь это место и есть моя жизнь. Я провел в этом каньоне сорок сезонов — во всяком случае, все то время, когда не нужно было читать лекции в университете. А теперь я ушел на пенсию и могу полностью посвятить себя раскопкам.
— Поискам мусора, — добавила Джейн.
Куигли рассмеялся.
— Да. Полагаю, можно сказать и так.
— А Лорейн Эджертон работала в этом же месте?
— Нет, мы стояли вон там, по другую сторону каньона. — Профессор указал на скопище каменных руин, видневшихся вдали. — Со мной работала бригада студентов — старшекурсники и аспиранты. Обычная смесь. Некоторые из них и в самом деле интересовались археологией, а иные приехали, только чтобы получить диплом. Или повеселиться всласть, а может, даже потрахаться.
Джейн не ожидала услышать грязное словцо из уст семидесятивосьмилетнего старика, однако этот человек большую часть жизни провел, работая бок о бок с сексуально озабоченными студентами.
— Вы помните Лорейн Эджертон?
— О да. После того происшествия я конечно же не забыл о ней. Эта девушка была моей аспиранткой. Весьма целеустремленной и крепкой, как скала. Во всем том, что случилось с Лорейн, разумеется, хотели обвинить меня, хотя она сама прекрасно могла за себя постоять.
— Кто хотел обвинить вас?
— Ее родители. Они были безутешны, ведь Лорейн — их единственная дочь. Поскольку руководил раскопками именно я, они решили, что это моя вина. Они судились с университетом, но, разумеется, дочь уже нельзя было вернуть. Видимо, именно из-за этого отца Лорейн в конце концов хватил инфаркт. Ее мать умерла несколько лет спустя. — Куигли покачал головой. — Самое удивительное, что эту девушку будто бы поглотила пустыня. В один прекрасный день она села на мотоцикл, помахала рукой и исчезла. — Профессор поглядел на Джейн. — А теперь, вы говорите, ее тело обнаружили в Бостоне?
— Но мы считаем, что ее убили здесь, в Нью-Мексико.
— Прошло так много времени. И только сейчас мы узнали правду.
— Не всю. Именно поэтому мы и приехали.
— Тогда нас допрашивал какой-то детектив. Кажется, его звали Макдоналд или что-то в этом роде. Вы говорили с ним?
— Его звали Макдауэлл. Он умер два года назад, но все его записи теперь у нас.
— О Господи! А ведь и он был младше меня. Все они были моложе, и все уже умерли. И Лорейн. И ее родители. — Профессор устремил на Джейн взгляд своих ясных голубых глаз. — А я по-прежнему жив и здоров. Никогда не знаешь, что тебя ждет, верно?
— Профессор, я понимаю, это было давно, но мы очень просим вас вспомнить то лето. Расскажите нам о дне, когда исчезла Лорейн. И обо всех студентах, с которыми вы тогда работали.
— Детектив Макдауэлл опросил всех, кто тогда был здесь. У вас наверняка сохранились эти записи.
— Но ведь вы лично знали студентов. И наверняка вели полевой дневник. Документировали раскопки.
Профессор Куигли встревоженно посмотрел на Фроста, чье алое лицо стало еще на тон ярче.
— Молодой человек, я вижу, вы больше не в состоянии выносить эту жару. Может, лучше поговорим в моем кабинете? Это в административном здании парка. Там есть кондиционер.


На фотографии Лорейн Эджертон стояла в последнем ряду, бок о бок с мужчинами. Черные волосы она забрала в хвостик, словно желая выделить свое сильно загоревшее лицо — широкий подбородок и выпирающие скулы.
— Мы называли ее амазонкой, — сказал профессор Куигли. — Не за выдающуюся силу, а за бесстрашие. И не только физическое. Лорейн всегда высказывала свое мнение, не раздумывая, будут у нее из-за этого неприятности или нет.
— А у нее бывали неприятности из-за этого? — осведомился Фрост.
Куигли с улыбкой глядел на лица бывших студентов, которые теперь уже достигли среднего возраста. Если, конечно, были еще живы.
— Со мной — нет, детектив. Ее честность забавляла меня.
— А других?
— Ну, знаете, как это бывает в группах. С одними конфликтуешь, с другими ладишь. А этим молодым людям было едва за двадцать, так что нужно все это помножить на гормоны. От таких проблем я изо всех сил старался держаться подальше.
Джейн внимательно рассматривала фотографию, сделанную в самый разгар сезона. На ней студенты расположились в два ряда — те, что были спереди, стояли на коленях. В футболках и шортах все они выглядели симпатичными, загорелыми и здоровыми. Рядом со студенческой группой стоял профессор Куигли — пусть лицо его казалось полнее, а бакенбарды пышнее, зато фигура, как и теперь, была худощавой.
— В этой группе гораздо больше девушек, чем юношей, — заметил Фрост.
Куигли кивнул.
— Обычно так оно и бывает. Похоже, женщин археология привлекает сильнее, чем мужчин, — они с большим усердием берутся за утомительные чистку и просеивание.
— Расскажите мне о молодых людях, изображенных на фото, — попросила Джейн. — Что вы о них помните?
— Вы думаете, кто-то из них мог убить Лорейн?
— Для краткости отвечу: «да».
— Детектив Макдауэлл опросил всех. Но так ничего и не обнаружил, а потому никого из них не привлек по этому делу.
— Тем не менее мне бы хотелось узнать все, что вы о них помните.
Куигли некоторое время поразмышлял над просьбой Джейн. А потом указал на азиата, стоявшего рядом с Лорейн.
— Джефф Чу, готовился поступать в медицинскую школу. Очень умный мальчик, только вот нетерпеливый. Думаю, здесь ему было скучно. Сейчас он работает врачом в Лос-Анджелесе. А это Карл, не помню, как его там. Обычный неряха. Девочкам все время приходилось убирать за ним. Третий парнишка на этом снимке, Адам Станчефф, изучал музыку. Таланта археолога за ним не водилось, а вот на гитаре он играл хорошо. Девочкам нравилось.
— И Лорейн тоже? — поинтересовалась Джейн.
— Адама любили все.
— Я имею в виду, с точки зрения романтических отношений. У Лорейн был роман с кем-нибудь из них?
— Интрижки Лорейн не интересовали. Она упорно занималась своей профессией. И это меня всегда восхищало в ней. Мне бы хотелось, чтобы как можно больше студентов походили на нее. Однако в основном мой курс посещают знатоки «Расхитительницы гробниц». Они понятия не имеют, что им придется таскать землю. — Он замолчал, пытаясь понять выражение лица Джейн. — Вы разочарованы.
— Пока я не узнала ничего нового — все это мы уже читали в записях Макдауэлла.
— Сомневаюсь, что мне удастся добавить хоть что-нибудь стоящее. А если что и вспомню, то после стольких лет этому вряд ли стоит верить.
— Макдауэллу вы сказали, что ваши студенты вряд ли причастны к этому исчезновению. Вы до сих пор так считаете?
— Мое мнение не изменилось. Знаете, детектив, все они были хорошими ребятами. Некоторые, конечно, ленились. И порой перебирали с выпивкой, когда ездили в город.
— А как часто они это делали?
— Раза два в неделю. В Гэллапе тоже, знаете, особо делать нечего. Ну и взгляните на каньон. Кроме здания администрации парка и нескольких лагерей, здесь ничего нет. Впрочем, днем сюда наведываются туристы, и в каком-то смысле это развлечение, потому что они ходят вокруг нас и задают вопросы. Но, помимо общения с ними, можно развлечься только поездкой в город.
— Вы упомянули туристов, — заметил Фрост.
— Детектив Макдауэлл проработал этот вопрос. Нет, я не могу припомнить среди них ни одного убийцы-психопата. Правда, увидев такого, я вряд ли понял бы, с кем имею дело. И уж конечно не смог бы вспомнить его лицо, особенно четверть века спустя.
В этом-то и состоит проблема, подумала Джейн. Спустя двадцать пять лет воспоминания стираются или, что еще хуже, преобразовываются. Выдумки становятся правдой. Она глянула в окно, на дорогу, ведущую к каньону. Всего-навсего грунтовая дорога, над которой взметаются клубы раскаленной пыли. Для Лорейн Эджертон она стала дорогой забвения. «Что же случилось с тобой в пустыне? — задумалась Джейн. — Ты села на свой мотоцикл, выехала из каньона и словно бы провалилась во временную яму, чтобы двадцать пять лет спустя снова выбраться из нее, но уже в Бостоне, в музейном ящике. А пустыня давным-давно уничтожила все следы твоего путешествия».
— Профессор, можно мы пока возьмем эту фотографию? — попросил Фрост.
— Но вы ее вернете, правда?
— С ней ничего не случится.
— Просто с того сезона у меня осталась только эта групповая фотография. Без таких снимков мне трудно припомнить всех. Когда каждый год к тебе приходит по десять студентов, имена начинают путаться. Особенно если преподаешь столько лет, сколько я.
Джейн отвернулась от окна.
— Каждый год вы берете по десять студентов?
— Я ограничиваюсь десятью из организационных соображений. К нам всегда поступает больше, чем мы можем принять.
Джейн указала на фото.
— Но здесь только девять студентов.
Профессор, нахмурившись, глянул на фотографию.
— Ох, верно. Был еще и десятый, но он уехал в самом начале лета. Когда пропала Лорейн, его здесь уже не было.
Вот, оказывается, почему в деле Макдауэлла было только восемь бесед с коллегами Лорейн.
— А что это был за юноша? Тот, что уехал? — поинтересовалась Риццоли.
— Студент. Только что окончил второй курс. Очень умный парень, однако чрезвычайно тихий и немного неуклюжий. Он не очень подходил для этой группы. Я принял юношу только из-за его отца. Но парню здесь не понравилось, так что через несколько недель он собрал вещички и уехал с раскопок. Стажировался он уже в другом месте.
— Вы помните, как звали этого юношу?
— Его фамилию я, конечно же, помню. Ведь его отец — Кимбалл Роуз.
— Мне должно быть известно это имя?
— Всем, кто связан с археологией, оно известно. Это современный лорд Карнарвон.
l:href="#n_11" type="note">[11]
— И что это значит?
— То, что у него есть деньги, — догадался Фрост.
Куигли кивнул.
— Вот именно. У господина Роуза денег много — он заработал их на нефти и газе. Формально он не изучал археологию, однако занимается ею непрофессионально — талантливо и с увлечением, а еще финансирует раскопки в разных странах мира. Речь идет о десятках миллионов долларов. Если бы не было людей вроде него, если бы не существовало грантов, мы и камня не смогли бы с места сдвинуть.
— Десятки миллионов? — поразилась Джейн. — И что же он получает в обмен на такие деньги?
— Что получает? Конечно же, радость! Разве вам не хотелось бы первой ступить в только что обнаруженную гробницу? Или заглянуть в саркофаг, который был запечатан? Мы нужны ему, а он — нам. В археологии всегда было так. Союз тех, у кого есть деньги, и тех, кто обладает необходимыми навыками.
— Вы помните, как звали его сына?
— Я записал его имя где-то здесь. — Открыв книжку с полевым дневником, профессор принялся перелистывать страницы. На стол выпало несколько снимков, и Куигли указал на одну из фотографий. — А вот и он. Теперь я вспомнил, как его звали. Брэдли. Юноша в центре.
Брэдли Роуз сидел за столом, на котором были разложены осколки глиняной посуды. Еще два студента, попавшие в кадр, были заняты своими делами; Брэдли же пристально смотрел в камеру, словно изучая некое неведомое создание, которое не видел еще ни разу в жизни. Почти во всем он казался совершенно обычным: среднее телосложение, незапоминающееся лицо — бесцветность, которая легко теряется в толпе. Но его глаза привлекали внимание. Они напомнили Джейн тот день, когда она, придя в зоопарк, сквозь прутья клетки наблюдала за волком — светлые глаза зверя рассматривали ее со внушавшим страх интересом.
— Полиция допрашивала этого человека? — осведомилась Риццоли.
— Он уехал от нас за две недели до исчезновения девушки. У полицейских не было причин его допрашивать.
— Но ведь он знал Лорейн. Они вместе работали на раскопе.
— Да.
— Разве уже из-за этого не стоило бы с ним поговорить?
— Бессмысленно. Его родители сказали, что в это время он был у них в Техасе. Железное алиби, я так думаю.
— А вы не помните, почему он уехал с раскопок? — спросил Фрост. — Что-нибудь случилось? Он не поладил с другими студентами?
— Нет, я думаю, он просто заскучал здесь. А потому устроился на стажировку там, в Бостоне. Это разозлило меня — если бы я знал заранее, что Брэдли не продержится здесь, то мог бы взять другого студента.
— В Бостоне? — насторожилась Джейн.
— Да.
— А где именно он стажировался?
— В каком-то частном музее. Думаю, его папа пустил в ход свои связи и пристроил мальчика.
— Случайно не в Криспинский музей?
Профессор Куигли немного поразмыслил. Затем кивнул.
— Возможно, именно туда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хранитель смерти - Герритсен Тесс

Разделы:
Благодарности1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738

Ваши комментарии
к роману Хранитель смерти - Герритсен Тесс



tryujhj
Хранитель смерти - Герритсен Тессdjon
24.03.2011, 1.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100