Читать онлайн Хранитель смерти, автора - Герритсен Тесс, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хранитель смерти - Герритсен Тесс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хранитель смерти - Герритсен Тесс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хранитель смерти - Герритсен Тесс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герритсен Тесс

Хранитель смерти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Джозефина проснулась во второй половине дня от яркого солнца, светившего ей прямо в глаза. Сощурившись, она выглянула в окно автобуса «Грейхаунд»
l:href="#n_9" type="note">[9]
и увидела пролетающие мимо зеленые поля, окутанные золотистой дымкой заката. Прошлой ночью она почти не сомкнула глаз, и только в автобусе невероятная усталость взяла-таки над ней верх — Джозефина задремала. Она даже не представляла, где теперь находится, но, судя по времени, автобус уже приближался к границе штатов Массачусетс и Нью-Йорк. Если бы она поехала на своей машине, вся дорога заняла бы у нее только шесть часов. А поездка в автобусе с пересадками в Олбани, Сикаркьюсе и Бингемптоне займет целый день.
Когда Джозефина в конце концов подъехала к последнему пересадочному пункту в Бингемптоне, было уже темно. Она в очередной раз с трудом вышла из автобуса и двинулась к телефону-автомату. Звонки по мобильному можно отследить, так что свой аппарат она отключила еще до отъезда из Бостона. Джозефина полезла в карман за двадцатипятицентовыми монетами и опустила их в прожорливый автомат. А затем услышала все то же приветствие автоответчика, говорившего энергичным женским голосом:
— Скорее всего я на раскопе. Оставьте свой номер, и я перезвоню.
Джозефина, не произнеся ни слова, повесила трубку. Потом, подтащив два чемодана к следующему автобусу, встала в небольшую очередь ожидавших посадки пассажиров. Разговоров слышно не было — видимо, окружающие утомились не меньше нее и теперь безропотно ждали продолжения путешествия.
В одиннадцать вечера автобус остановился в городке Уэйверли. Джозефина была единственной пассажиркой, вышедшей на этой станции, и вскоре она в полном одиночестве оказалась у темного пристанционного магазинчика. Даже в таком небольшом городке должна быть служба такси. Она направилась к кабинке телефона-автомата, собираясь опустить в аппарат несколько двадцатипятицентовых монет, но тут увидела, что на прорези для монет приклеена табличка: «Не работает». Еще один удар — финальный для этого тяжелого дня. Глядя на бесполезный телефон, Джозефина внезапно рассмеялась, и этот грубоватый, отчаянный звук эхом огласил пустую парковку. Если не удастся поймать такси, ей придется пройти восемь километров во тьме, волоча за собой два чемодана.
Джозефина поразмыслила, насколько опасно будет включить мобильный. Стоит только раз воспользоваться им, и ее можно будет отследить. «Но я так устала, — подумала она. — Я не знаю, что делать и куда идти. Я торчу в маленьком городке, и единственную местную жительницу, которую я знаю, застать, похоже, невозможно».
На дороге показался свет двух фар.
Машина ехала прямо на нее — патрульный автомобиль с синими проблесковыми маячками. Джозефина замерла, не зная, как поступить — нырнуть в темноту или продолжить наглую игру в несчастную пассажирку.
Бежать было поздно — полицейская машина уже сворачивала на парковку возле магазинчика. Стекло опустилась, и из автомобиля выглянул молодой патрульный.
— Здравствуйте, мисс. За вами кто-нибудь приедет?
Джозефина откашлялась.
— Я собиралась вызвать такси по телефону.
— Автомат не работает.
— Я только что увидела это.
— Он уже полгода неисправен. Телефонные компании сейчас и не думают чинить автоматы — у всех ведь есть мобильники.
— У меня тоже есть. Я сейчас позвоню по нему.
Некоторое время полицейский просто смотрел на нее — наверняка размышлял, зачем возиться с автоматом, если есть мобильник.
— Мне нужен был справочник, — пояснила она, открывая телефонную книгу, которая висела в кабинке.
— Ладно, я посижу здесь и подожду, пока приедет такси, — заявил он.
Пока они вместе ждали машину, полицейский объяснил, что в прошлом месяце на этой самой парковке произошло неприятное событие с участием молодой дамы.
— Она, как и вы, приехала на одиннадцатичасовом автобусе из Бингемптона, — сказал полицейский.
С тех пор он всегда проезжает мимо и смотрит, не пристает ли кто к молодым дамам. Охранять и помогать — вот его работа, и если бы его собеседница знала, какие ужасные вещи случаются порой даже в таких городках, как Уэйверли, с населением в четыре тысячи шестьсот человек, она ни за что не осмелилась бы стоять в одиночестве возле темного магазинчика.
За время ожидания такси добряга-полицейский так разговорился, что Джозефина начала опасаться: а не решит ли он для продолжения разговора проводить ее домой? Однако патрульный автомобиль направился в другую сторону, и Джозефина, облегченно вздохнув, откинулась на спинку сиденья и стала обдумывать свои последующие действия. Для начала необходимо как следует выспаться в доме, который она считает безопасным. В доме, где ей не придется скрывать свое истинное лицо. Она очень долго жонглировала правдивыми фактами и вымыслом, порой забывая, что в ее жизни действительно было, а что просто выдумка. Стоит только выпить лишнего, допустить небольшую оплошность, и с ее губ может слететь правда, способная низвергнуть весь этот карточный домик. Среди студентов, вечно тусовавшихся в университетском общежитии, она одна всегда оставалась трезвой и в любой момент готова была к бессмысленной болтовне, не выдавая при этом ни единого факта из собственной биографии.
Я устала от такой жизни, подумала Джозефина. Устала думать, к чему приведет то или иное слово, еще не вылетевшее изо рта. Сегодня вечером я наконец побуду собой.
Такси остановилось перед большим фермерским домом, и водитель объявил:
— Приехали, мисс. Отнести ваши сумки к двери?
— Нет, я сама справлюсь.
Джозефина заплатила таксисту и двинулась к крыльцу, везя по дорожке свои чемоданы. Там, делая вид, что ищет ключи, она простояла до тех пор, пока такси не уехало прочь. Как только автомобиль скрылся из виду, Джозефина развернулась и снова двинулась к дороге.
Прошагав пять минут, она оказалась у длинной, посыпанной гравием подъездной аллеи, пересекавшей густой лес. Луна уже стояла высоко, и Джозефина различала путь настолько, что могла идти, не спотыкаясь. Звук чемоданных колес, бороздивших гравий, казался зловеще громким. В лесу затихли сверчки: они поняли, что в их королевство вторгся чужак.
Джозефина поднялась на крыльцо темного дома. Несколько ударов и звонков в дверь подтвердили то, что она и без того знала: дома никого нет.
Не беда.
Джозефина обнаружила ключ там, где его прятали всегда, — под сложенными на крыльце дровами — и открыла дверь. Щелкнув выключателем, она увидела гостиную — такую же, какой запомнила ее за время последнего визита два года назад. На всех полках и прочих поверхностях царил прежний беспорядок, в застекленных рамках из мексиканского олова, что висели на стенах, были все те же фотографии. Джозефина поглядела на улыбающихся людей с обожженными солнцем лицами, выглядывающих из-под широкополых шляп; мужчину, застывшего перед потрескавшейся стеной и опирающегося на лопату; рыжеволосую женщину — стоя на коленях и держа в руках совок, она сощурившись смотрела в объектив из раскопа. Большинство лиц на этих фотографиях были незнакомы Джозефине — они населяли воспоминания другой женщины, были частью другой жизни.
Оставив свои чемоданы в гостиной, Джозефина направилась на кухню. Там царил такой же беспорядок: потемневшие кастрюли и сковородки свисали с закрепленных на потолке полок с крючками, подоконники хранили на себе всякую всячину — от морских стеклышек до битой посуды. Джозефина наполнила чайник и поставила его на плиту. Ожидая, пока вскипит вода, она подошла к холодильнику и принялась разглядывать прикрепленные к его дверце снимки. В центре этого нескладного коллажа находилось лицо, которое она прекрасно знала. Ее собственное. Эту фотографию сделали, когда Джозефине было три года; она сидела на коленях у женщины с волосами цвета воронова крыла. Джозефина протянула руку и нежно погладила женщину по лицу, вспоминая гладкую щеку, аромат ее волос. Чайник засвистел, но Джозефина так и не тронулась с места, заворожено глядя на фотографию, в смотревшие с нее притягательные темные глаза.
Вдруг свисток резко смолк, и чей-то голос сказал:
— Знаешь, а ведь меня уже много лет никто о ней не спрашивал.
Развернувшись, Джозефина увидела худощавую женщину средних лет, которая только что выключила конфорку.
— Джемма, — пробормотала Джозефина. — Ты все-таки дома.
Улыбнувшись, женщина шагнула вперед, чтобы заключить гостью в крепкие объятия. Телосложение Джеммы Хамертон больше походило на мальчишеское, чем на женское; она была худой, но мускулистой, а посеребренные сединой волосы для удобства коротко стригла. Ее руки покрывали уродливые шрамы, оставшиеся от ожогов, но она, надевая блузку без рукавов, дерзко выставляла их напоказ всему миру.
— В гостиной стоят твои чемоданы, я узнала их. — Джемма отступила назад, чтобы хорошенько рассмотреть Джозефину. — Боже мой, с каждым годом ты все больше походишь на нее. — Она покачала головой и рассмеялась. — Ты унаследовала какую-то кошмарную ДНК, малышка.
— Я пыталась дозвониться тебе. Мне не хотелось оставлять сообщение на автоответчике.
— Я весь день была в пути. — Джемма полезла в свою сумочку и вытащила оттуда вырезку из газеты «Интернэшнл геральд трибюн». — Я увидела эту статью еще до отъезда из Лимы. Есть ли связь между тем, что в ней написано, и твоим приездом?
Джозефина поглядела на заголовок: «КТ-сканирование мумии ошеломило власти».
— Значит, о Госпоже Икс ты уже знаешь.
— Новости доходят даже до Перу. Мир стал тесен, Жози.
— Возможно, даже слишком тесен, — тихо согласилась Джозефина. — И мне больше негде спрятаться.
— После стольких лет? Не думаю, что тебе это необходимо.
— Меня нашли, Джемма. Я боюсь.
Джемма пристально посмотрела на Джозефину. А затем медленно опустилась на стул напротив нее.
— Расскажи мне, что случилось.
Джозефина указала на вырезку из «Геральд трибюн».
— Все началось с нее. С Госпожи Икс.
— Продолжай.
Сначала фразы получались сбивчивыми — Джозефина давно не говорила свободно, она привыкла контролировать себя, взвешивая опасность, с которой может быть сопряжена откровенность. Но Джемме можно было доверять тайны, и, рассказывая, Джозефина почувствовала, как слова полились быстрее, стремительным потоком, который невозможно удержать. Когда были выпиты три чашки чая, она наконец умолкла, устало откинувшись на спинку своего стула. Джозефина чувствовала облегчение, хотя ее положение едва ли изменилось. Было лишь одно отличие — она больше не чувствовала себя одинокой.
История потрясла Джемму, и она пристально уставилась на гостью.
— В твою машину подложили труп? И ты скрываешь, что тебе по почте приходили те записки? Ты не сказала об этом полиции?
— Как я могла сделать это? Если они узнают о записках, докопаются и до всего остального.
— Может быть, уже пора, Жози? — проговорила Джемма. — Пора прекратить скрываться, и надо просто рассказать правду.
— Я не могу так поступить с мамой. Не могу втягивать ее во все это. Я очень рада, что ее здесь нет.
— Она с радостью оказалась бы здесь. Ведь именно тебя она всегда пыталась защитить.
— Что же, теперь она защитить меня не сможет. Да и не должна. — Поднявшись, Джозефина поставила свою чашку в мойку. — Она тут ни при чем.
— Ни при чем?
— Мама никогда не была в Бостоне. И никогда не имела отношения к Криспинскому музею. — Джозефина обернулась к Джемме. — Так ведь?
Джемма покачала головой.
— Даже и не знаю, с чего вдруг между ней и этим музеем возникла какая-то связь. Картуш, газета…
— Возможно, это совпадение.
— Слишком большое совпадение. — Джемма обхватила руками свою чашку, словно стремясь отогнать внезапную стужу. — А как насчет трупа в твоей машине? Что по этому поводу предпринимает полиция?
— То же, что обычно предпринимают по делу об убийстве. Расследуют. Они задавали мне вполне ожидаемые вопросы. Кто может меня преследовать? Нет ли у меня ненормальных поклонников? Были ли в прошлом люди, которых я боюсь? Если они и дальше будут расспрашивать, обязательно узнают, кто такая Джозефина Пульчилло на самом деле, это всего лишь вопрос времени.
— Возможно, они не станут возиться и раскапывать это. Они должны раскрыть множество убийств, и ты не единственная, кем они интересуются.
— Я не могу так рисковать. Поэтому я и сбежала. Собрала вещи и бросила любимую работу, бросила город, который мне нравился. Я была счастлива там, Джемма. Музейчик, конечно, странный, но я с удовольствием работала в нем.
— А люди? Может, кто-нибудь из них замешан в этом деле?
— Я такого не заметила.
— Иногда это невозможно заметить.
— Они совершенно безобидные. И куратор, и директор, оба такие хорошие… — Джозефина грустно усмехнулась. — Представляю, что они теперь обо мне подумают. Когда узнают, кого они на самом деле взяли на работу.
— Они взяли замечательного молодого археолога. Женщину, которая заслуживает лучшей жизни.
— Что ж, а я живу другой жизнью — вот такой…
Включив кран, она ополоснула чашку. На кухне все лежало на прежних местах, и Джозефина обнаружила полотенца все в том же шкафу, а ложки — все в том же ящике. Как любая стоящая археологическая находка, кухня Джеммы находилась на вечном хранении. «Какая же это роскошь — иметь собственный угол! — думала Джозефина, возвращая чистую чашку на полку. — Каково это — обзавестись домом, выстроить жизнь так, чтобы от нее никогда не пришлось отказываться?»
— И что ты будешь делать теперь? — спросила Джемма.
— Не знаю.
— Ты можешь вернуться в Мексику. Мама хотела бы этого.
— Мне просто придется начать все заново. — От этой перспективы Джозефина вздрогнула, ей даже пришлось опереться на столешницу. — Боже мой, я потеряла двенадцать лет жизни!
— А может, и не потеряла. Не исключено, что полиция даст маху.
— Я не могу на это рассчитывать.
— Наблюдай и жди. Следи за событиями. Дом будет пустовать большую часть лета. Через две недели мне надо вернуться в Перу, чтобы проследить за раскопками. Ты можешь жить здесь, сколько захочешь.
— Я не хочу причинять тебе беспокойство.
— Беспокойство? — Джемма покачала головой. — Ты даже не представляешь, от какого беспокойства уберегла меня твоя мама. В любом случае, я не уверена, что полиция умна настолько, насколько ты думаешь. Или настолько дотошна. Вспомни, сколько преступлений остаются нераскрытыми, о скольких полицейских ошибках мы то и дело слышим в новостях.
— Ты не знакома с такими детективами.
— А что в них такого?
— В ней. Она так на меня смотрит, задает такие вопросы…
— Женщина? — Джемма вздернула бровь. — О, это плохо.
— Почему?
— Мужчин так просто отвлечь красивым личиком.
— Если детектив Риццоли будет копать и дальше, в конце концов она окажется здесь. Станет разговаривать с тобой.
— Что ж, пусть приезжают. Что им удастся здесь выяснить? — Джемма жестом указала на кухню. — Посмотри вокруг! Они придут сюда, поглядят на мои травяные чаи и махнут на меня рукой, посчитав, что эта безобидная старая хиппи вряд сможет сообщить им что-нибудь стоящее. Когда ты пятидесятилетняя женщина, никто особенно на тебя не смотрит, и уж тем более никто не прислушивается к твоему мнению. Для самолюбия человека, много повидавшего на своем веку, это тяжело. Но, черт возьми, в такой ситуации тебе многое может сойти с рук.
Джозефина рассмеялась:
— Так значит, мне стоит лишь дождаться пятидесятилетия, и — на свободу с чистой совестью?
— Ты и так можешь быть на свободе с чистой совестью, если иметь в виду полицию.
— Но меня путает не только полиция, — тихо проговорила Джозефина. — Особенно после всех этих записок. После того, что подбросили в мою машину.
— Да, — согласилась Джемма. — Стоит опасаться вещей похуже. — Она помолчала немного, потом бросила взгляд на Джозефину, сидевшую по другую сторону стола. — Тогда почему же ты до сих пор жива?
Вопрос поразил Джозефину.
— Ты считаешь, я должна была умереть?
— С чего вдруг какой-нибудь извращенец станет тратить время, запугивая тебя жутковатыми записочками? Оставляя нелепые дары в твоей машине? Почему просто не убить тебя?
— Может, именно потому, что здесь замешана полиция? С того момента, как начались исследования Госпожи Икс, полицейские так и крутятся возле музея.
— Еще кое-что вызывает у меня недоумение. Похоже, он оставил труп в твоей машине как раз для того, чтобы привлечь к тебе внимание. Теперь полиция следит за тобой. Странный шаг, если учесть, что кто-то хочет твоей смерти.
Заявление, типичное для Джеммы: основанное на жестоких фактах и резкое до жестокости. «Кто-то хочет твоей смерти». Но я и так умерла, подумала Джозефина. Двенадцать лет назад та девочка, которой я была, исчезла с лица земли. И родилась Джозефина Пульчилло.
— Жози, маме не понравилось бы, что ты пытаешься справиться с этим в одиночку. Давай все-таки позвоним.
— Нет. Будет лучше для всех, если мы не станем ей звонить. Если они следят за мной, именно этого они и ждут. — Джозефина втянула воздух. — После окончания колледжа я со всем справлялась одна и с этим тоже справлюсь. Просто мне нужно немного времени, чтобы перевести дух. Метнуть дротиком в карту и решить, куда ехать дальше. — Она помолчала. — Думаю, мне понадобятся наличные деньги.
— На счету осталось двадцать пять тысяч долларов. Они отложены для тебя. На черный день.
— Думаю, это облегчит дело. — Джозефина встала, собираясь выйти из кухни. Остановившись в дверях, она обернулась. — Спасибо за все, что ты сделала. Для меня. И для моей мамы.
— Я перед ней в долгу, Жози. — Джемма поглядела на свои покрытые шрамами руки. — Лишь благодаря Медее я до сих пор жива.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хранитель смерти - Герритсен Тесс

Разделы:
Благодарности1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738

Ваши комментарии
к роману Хранитель смерти - Герритсен Тесс



tryujhj
Хранитель смерти - Герритсен Тессdjon
24.03.2011, 1.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100