Читать онлайн Сладкое лето, автора - Герр Мэрилин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое лето - Герр Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое лето - Герр Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое лето - Герр Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герр Мэрилин

Сладкое лето

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Заканчивая свой завтрак из кукурузных хлопьев, Эбби заметила, как внимательно Генри смотрит в окно.
– Опять белка? – спросила она, погладив его. – Хм. На этот раз нет.
Эбби и Генри смотрели в окно на маленького одинокого мальчика, что-то ищущего под ногами. Брэд Стивенс собирал камни и сердито бросал их в ручей. Он со свирепым лицом сломал длинную ветку, разломил ее на куски, а затем размельчил их на щепки.
– Это несчастный ребенок, Генри, – ласково сказала Эбби. – Мы должны помочь ему. Пока еще не поздно. – Она прокашлялась и пошла к двери.
Мальчик, по-видимому, услышал ее.
К тому времени как Эбби спустилась с крыльца, Брэд Стивенс исчез. Эбби поджидала Кайла у входа в дом. Июньское утро было свежим. Ветер шевелил травы, и они издавали душистый запах.
– Извини, что опоздал, – сказал он. – Гвен надо было вернуться, и я отвез ее на станцию. Брэд останется здесь еще на пару дней. Чем это так пахнет? – спросил он.
Она сорвала несколько листочков.
– Разотри и понюхай. Вот эта серебристая травка – лаванда, зеленая – мята колосовая.
Он вдохнул запах от пальцев.
– Мм, как возбуждает, – сказал он и посмотрел на нее приглашающе.
– Кайл Таннер, тебя все возбуждает. Даже просто свежий воздух.
Она провела его в сад.
– Женщины на востоке прячут лаванду в складки юбок. После того как они выходят из помещения, их присутствие по-прежнему ощущается. Разве это не романтично?
– Вот как? Интересно.
Он пошел за ней по узкой тропинке, слушая дальнейшие разъяснения вполуха.
Отличный объект для съемки, думал он, глядя на ее длинные роскошные волосы, стянутые в густой хвост. Зеленая трикотажная рубашка облегает грудь. Он облизнул губы. День может быть труднее, чем он предполагал. На Эбби были джинсы и ботинки, чтобы уберечь ноги от колючек. Джинсы плотно обтягивали бедра и ягодицы… Кайл не мог отвести от нее взгляд.
Черт возьми, он весь взмок. Вот бы расстегнуть ей джинсы.
«Утихни», – остановил он себя. Эбби действует на него так, что в ушах начинают звучать свадебные колокола. А это для дураков.
Он сосредоточил внимание на своем «Никоне» и сменил объектив. Эбби будет изучать лес, а он ее.
В воздухе пронеслась пара болтающих о чем-то соек и еще какие-то алые и желтые птицы.
Кайл направил объектив на Эбби, легкий туман сделал ее фигуру совсем воздушной. Казалось, что она стала еще более хрупкой, вступив в этот совсем иной мир. У него остановилось дыхание. Она даже не подозревает, как хороша. Похожа на грациозную олениху – дикую и свободную, как все в лесу. На него нахлынула волна чувственности.
Ему не надо заставлять ее позировать. Камера понимает и улавливает ее внутренний мир.
Кайл постарался не обращать внимания на то, что все в нем напряглось. На растущее желание, особенно когда он смотрел, как Эбби наклоняется и потягивается. Черт, да эта съемка для него просто испытание!
Пока он пробирался между зарослями диких азалий, на руку ему сел паучок. Повсюду расточали аромат цветы. Когда Эбби остановилась, чтобы полюбоваться на белые маргаритки, соседствующие с какими-то желтыми цветочками с черными серединками, Кайл нажал на кнопку аппарата. Эбби наклонилась, вдыхая сладкий запах желтого клевера.
– Пахнет божественно, правда? – протянула она ему пучок цветов.
Он опять нажал на кнопку. И согласился, что запах действительно чудный. Но не сразу. Сначала он взял ее за руку, в которой она сжимала цветы, и понюхал.
– Ну-ка… Пахнет ванилью. Или ромом? – Он поцеловал внутреннюю сторону ее запястья. Затем его губы двинулись вверх по руке. Он чувствовал, как колотится его сердце.
Эбби хотела что-то сказать, но он прижал ее губы к своим, лишив возможности говорить.
Ее пальцы следовали по мощным изгибам его плеч, пока не коснулись ремней фотоаппарата. Она отступила, усмехаясь.
– Осторожно, а то задушишь себя ремнем. Как я тогда объясню это шерифу?
– Если шериф увидит тебя в этих джинсах, он поймет, что у меня не было выбора. Но камеру можно снять.
– Нет, не надо. Так безопасней для нас обоих, – отступила она назад.
– Эбби…
Она сделала еще шаг назад. Попытки шутить помогали ей маскировать свое состояние. Слава Богу, Кайл Таннер не подозревает, как ей хочется погладить эти мощные мышцы его плеч и груди. Она не должна позволить ему понять это. Он ведь всего-навсего играет с ней.
Она не будет играть в его игры. Беда в том, что в его присутствии она превращается в безвольную куклу. Запах его тела кружит ей голову. Как бы она хотела раствориться в его объятиях и позволить ему заняться с ней любовью. «Хватит, девушка, – приказала она себе. – Приди в себя».
– Кайл! Посмотри! – воскликнула она, стараясь отвлечь его внимание.
– Что такое?
– Смотри, это очень редкая мухоловка. Ты видел такую когда-нибудь?
– Не приходилось, – сказал он сухо.
– У нее лимонно-желтое брюшко и длинный хвост.
– Да, давно мне так не везло.
Ей пришлось засмеяться.
– Если тебе так нравятся птицы, мы можем ходить на такие прогулки чаще.
Он застонал.
– Если только ты выступишь в роли птички.
– Кайл, смотри! На розовой шейке золотые пятнышки. Как ты можешь не получать от этого удовольствие? Быстро сними ее, пока не улетела.
Он был вынужден признать, что она права.
– Эбби, ты меня просто пугаешь. Если я с тобой тут еще побуду, то начну подсвистывать птицам и переворачивать камни в поисках червей.
– По-моему, прекрасный день.
Она приходила в восторг от любой мелочи, и он снимал это на пленку. От ее внимания не ускользал ни один цветок, ни один листочек или стебелек. Все вызывало у нее интерес.
Это будет расти колосом или кистью? Стебель тут круглый или граненый? Сколько в цветке лепестков? А тычинок? Листья тут ровные или зубчатые? Этот цветок тут один или их целая группа? Эбби фиксировала все наблюдения если не на бумаге, то в уме. Для нее все было исполнено значения – птицы, насекомые, шум в кустах.
– Если слушаешь внимательно, то можно услышать так много, – говорила она Кайлу.
Вдруг она удивленно всплеснула руками. Тропинку перед ней перебежала олениха. Прежде чем Эбби успела что-то сказать, из кустов выскочил пятнистый олененок и побежал за матерью. Потом второй. Все трое скрылись в чаще.
Эбби повернулась к Кайлу:
– Ты видел? Это произошло так быстро, что я рта не успела раскрыть.
– Я успел, – ответил он. – Снял, они на пленке, как и то, как ты удивилась. Эбби, вот тут хорошее место. Там, где ручей за большим камнем… там, где папоротник. Чуть-чуть назад, пожалуйста.
Она встала, как он просил.
– Еще немного подальше.
Улыбаясь, она сделала еще пару шагов и… с криком рухнула на землю.
Кайл ринулся за ней.
– Эбби, что случилось?
– Нога. Моя нога. Ударилась о камень. Похоже, лодыжка.
Кайл видел, как она побледнела, когда он стал снимать с нее левый ботинок.
– Сейчас, сейчас, дорогая. Ты в хороших руках, – сказал он. – Я только что получил удостоверение с правом оказывать первую помощь от Красного Креста. – Он стянул носок, обнажая лодыжку.
– Можно потрогать? В кино всегда так делают.
Закусив губу, она кивнула.
Он двумя руками ощупал ее лодыжку и ступню.
– Я, правда, не врач, но мне кажется, что перелома нет. Можешь большим пальцем пошевелить?
Ей это удалось.
– О’кей. Давай посмотрим. Что там дальше надо делать? Нужны повязка и лед. Так. Льда здесь нет. Только ручей. – Нагнувшись, он обвил ее руками свою шею и поднял.
– О-о, – застонала она.
Прижав к груди, он легко понес ее к ручью. Несмотря на боль, Эбби получала от этого удовольствие. Она чувствовала себя защищенной. Великолепное ощущение, несмотря на боль.
Кайл посадил ее на нагретый солнцем камень и осторожно опустил ее ногу в воду.
– Вот так, хорошо. Пусть охлаждается.
Нога-то у нее, может, и охлаждается, а вот чувства – нет. Боль в лодыжке ничто по сравнению с теми чувствами, которые он в ней вызывает.
– Спасибо, Кайл. Со мной все будет в порядке. Дай мне немного отдохнуть.
– Именно это я и хотел предложить. – Он снова осторожно потрогал ее лодыжку. – Мне положена за это награда?
– Конечно, ты так отлично справляешься. – Ей хотелось просунуть ему под рубашку руку и погладить его выпуклые мышцы, прижаться к его полным губам. Кровь стучала в висках. Заболела голова. Чувствуя неловкость от того, что он так близко, она слегка отодвинулась.
Он погладил ее по пылающей щеке.
– Тебе получше?
– Немного. Но нам лучше двигаться к дому.
Он встал.
– К вашим услугам. Я понесу тебя.
– О нет! Не надо.
– Ты не допрыгаешь до дома на одной ноге.
Эбби вынула ногу из воды и осмотрела лодыжку.
– Я могу на нее наступать. – Она встала и сделала шаг к нему.
– Уверена, что можешь идти сама?
– Могу.
Если он понесет ее, если обовьет ее своими сильными руками, то до дома они уж точно не доберутся. А она к тому, что может произойти, не готова.
Они медленно пошли назад. Эбби, старательно, избегая лишних прикосновений, опиралась на его руку. Дома он усадил ее в кресло и, сняв с ноги ботинок, приложил к ней пакет со льдом. Эбби была более чем счастлива, держа Кайла на управляемой дистанции. Боль стала утихать, и лодыжка пока что не распухла.
Кайл взял с нее обещание, что она будет так сидеть долго, а завтра утром он придет позировать ей для портрета. Выполнять обещание она не собиралась.


На следующее утро, которое выдалось ярким и чистым, Эбби отправилась на свою ежедневную прогулку в лес, стараясь не обращать внимания на небольшую боль в лодыжке. Солнце, пение птиц… Избежать искушения было невозможно.
Она остановилась у начала Индейской тропы и прислушалась, напуганная каким-то странным шумом. До нее донесся звук работающего бульдозера. Это напомнило ей о том, о чем она старалась не думать в этот прекрасный день – о письме из Компании по развитию, которое пришло в Центр по охране природы несколько дней назад.
Несмотря на витиеватые выражения, суть письма была ясна. Компания хотела выкупить окружающие земли, расчистить их и снести Центр по охране природы. Глядя на небольшое здание и окружающие его старые деревья, Эбби покачала головой.
Центр необходимо восстановить. Его персонал и добровольцы рассказывали сотням детей о великолепии природы и о необходимости сохранять ее. Эбби не раз приводила сюда учеников, которые с интересом слушали ее рассказы о флоре и фауне лесистых просторов Пенсильвании. Она хотела взять сюда с собой Брэда.
Ей вдруг представилось, как будет выглядеть все, когда уничтожат живой, дышащий лес. Ее губы сжались. Надо найти способ спасти этот уголок.


Вернувшись с прогулки, Эбби увидела, что у крыльца ее поджидает Кайл. При виде ее на его красивом лице появилась улыбка.
– Привет, ранняя пташка. Твоей лодыжке лучше?
Она кивнула.
– Еще раз спасибо за оказанную помощь.
– Всегда к вашим услугам.
Она поднесла к его лицу букет белых цветов.
– Понюхай, как сильно пахнет.
Он с удовольствием вдохнул в себя аромат цветов из ее рук, от которых слабо пахло лавандовым мылом.
– Твоя кожа пахнет еще лучше.
Она отдернула руку и засмеялась:
– Если ты намерен сравнить меня с цветком, то обрати внимание на стебель.
Он весь был утыкан колючками.
– Стараешься убедить меня, что ты опасна?
– Толкуй как угодно. Между прочим, лесть по отношению к художнику не убережет от того, что он отразит на портрете твои недостатки.
– Пожалуйста, не рисуй мои бородавки и зеленую кожу, – пошутил он.
Она посмотрела на него. Да у него просто нет физических недостатков. Она, во всяком случае, их не видит. Эбби вздохнула.
– Все от объекта зависит, – хихикнула она.
– Спасибо большое!
– Давай начнем, у нас куча работы. Пойдем в гостиную – там свет северный.
Эбби поставила большой чистый холст на свой заляпанный красками металлический мольберт. Слева от нее лежали начатые тюбики краски и палитра. В жестянке из-под кофе торчали кисти.
– Посмотрим… – пробормотала она. – Посадим тебя в это кресло, вот так. – Она усадила Кайла на деревянный стул с прямой спинкой. Он, казалось, был буквально выкован из стали. Было так трудно не приласкаться к нему. – Так. Теперь надо найти позу для ног.
– Ты всегда управляешь мужчинами? – скривился он.
– Брось свои шуточки. Как фотограф ты должен знать, как важно распределить тень и свет.
– А я и не жалуюсь. Мне приятно, когда ты суетишься рядом.
– Ты просто невозможен, – нахмурилась Эбби.
– А что такое? Волосы не так лежат? Поправь.
– Да эта вот твоя рубашка, – она еще раз осмотрела его летнюю зеленую рубашку, – застегнута до самого горла. Не возражаешь, если я… – Она расстегнула две верхние пуговицы. – Ну вот. Ты теперь выглядишь естественнее.
– Парадокс какой-то, – проворчал он. – Возбужденный, как черт, а должен выглядеть расслабленным.
Эбби подошла к мольберту.
– Уйми свои гормоны, Кайл. Это тебе не фотография. И сиди спокойно – я рисую медленно.
Она нарисовала немало портретов, но никогда работа так не зажигала ее душу. Он сидел перед ней в позе, которую она для него выбрала. Эбби с трудом могла сконцентрироваться. Раньше надо было думать, до того как согласилась.
Его твердый взгляд… губы, к которым ей так хотелось прикоснуться… мощные плечи и руки с черными волосами… все возбуждало ее.
Эбби хотела выполнить портрет в легких, почти импрессионистских, тонах. Набросала углем контур, потом черты лица, волосы. Часть лица для контраста оставила в тени.
Отступив шаг назад, она внимательно осмотрела свою работу.
Генри вдруг поднял уши, услышав шум проходящего поезда. Сев у ног Эбби, он заскулил.
– Бедняга, – погладила она его, – не бойся. Я не позволю, чтобы тебя обидели.
Когда шум колес затих, Генри опять погрузился в сладкий сон. Ему снились удирающие кролики и вкусные косточки.
Кайла трогало отношение Эбби к своему любимцу.
– Если я скажу, что тоже боюсь поездов, ты будешь со мной ласковее?
– То есть?
– Ты ко мне подойдешь и погладишь по голове?
– Чтобы тебя успокоить?
– Мм-м…
Эбби проворчала:
– Твоя хищная усмешка мешает мне! Веди себя прилично, или на портрете появится какой-то гангстер.
– А откуда ты знаешь, что я не такой?
– Гангстер?
– Да.
– Действительно? Откуда мне знать?
Кайл угрожающе сдвинул брови.
– А может, я беспринципный негодяй из Манхэттена, который нападает на беспомощных женщин и детей и на неуклюжих золотистых ретриверов?
– Кайл! Ну теперь ты сел совсем по-другому.
– Извини, – довольным голосом сказал он.
– Твоя тетя мне все про тебя рассказала, – заявила Эбби. – Ты не бандит.
– А если я обманул вас обеих? – подмигнул он.
«К сожалению, ты этого не сделал», – грустно подумала Эбби. Судя по рассказам тети Этель, Кайл разбил не одно женское сердце. Эбби не позволит, чтобы ее стало следующим.
– Мы должны окончательно определиться с твоей позой, пока не сменился свет, – решительно сказала она.
– Вот так? – Его зубы блеснули в улыбке.
– Нет, не так. – Стараясь не подпадать под его магнетизм, Эбби подошла к нему ближе. – Немного правее. – Она положила руку на его каменное плечо, чтобы чуть подвинуть его. – Ты такой сильный, – шепотом сказала она.
Он приобнял ее за талию.
– Но по отношению к тебе слабый.
Оба они замолчали от охвативших их ощущений. Кайл посадил Эбби себе на колени. Его чувственный рот нашел теплый мягкий изгиб ее шеи, чуть-чуть пахнущей духами. От его губ шел ток. Он держал ее так крепко, что она с трудом дышала.
– Нет, – мягко сказала Эбби, высвобождаясь из его объятий.
– Но почему, Эбби? – ласково спросил он.
Как ему объяснить? Он, конечно, будет смеяться над ее провинциальными взглядами. Или над ее гордостью.
Кайл встал, обнимая ее за талию.
– Ты возбуждена не меньше меня, – прошептал он ей на ухо. – И сама знаешь это.
Она оттолкнула его, хотя ощутила при этом почти физическую боль.
– Это был только поцелуй. Давай продолжим работу.
Кайл сердито уселся на место. Губы его сжались, было ясно, что он обиделся.
Вернувшись к мольберту, Эбби стала наносить на холст краски, стараясь уловить свет и тени.
Никто из них не произнес ни слова, пока не зазвонил телефон.
– Эбби, дорогая, это Этель Грофф. Мы тут пикник организовали. Хотите присоединиться к нам?
Эбби надоело, что Кайл сидит надувшись. А потом… уже готовый ленч… Звучит соблазнительно. Она сложила кисти и сказала Кайлу, что Этель ждет их.


Кайл и Эбби переглядывались через стол в красочном саду Этель. Старая дама, почувствовав напряжение, старалась снять его болтовней. Брэд сидел в стороне и молчал, ни с кем не общаясь. Гарри Грофф, покуривая сигарету, полностью сосредоточился на футбольном матче, который транслировался по радио. Счет был неутешительный.
– Ну что за дела! – закричал Гарри. – Завершающий удар, и все – проиграли. – Он негодующе стукнул по столу кулаком.
Кайл и Эбби стали относить на кухню грязную посуду. Этель побежала к зазвонившему телефону.
– Алло! Да, он здесь. Одну минуту… – Зажав трубку в руке, она крикнула: – Кайл это тебя. Ева Макколл из твоего офиса.
Он быстро подошел.
– Ева? Привет, беби. Что случилось? – Он помолчал. – Действуй. Я знал, что ты пробьешь это… – Он молча выслушал ответ. – Здорово. Когда мы должны там быть? – Опять пауза. – Нет, меня здесь почти ничто не задерживает. Могу выехать, как только будет нужно. Кроме того, я уже надоел тете Этель. – Он подмигнул своей любящей тетке.
Эбби незаметно вздохнула. Его ничто здесь не задерживает. Да он просто рвется в город.
И кто такая эта Ева? Он раньше никогда не говорил о ней.
Радостно потирая руки, Кайл вернулся на кухню.
– Похоже, я уезжаю в четверг утром.
Сегодня вторник, вторая половина дня.
– Хорошие новости? – спросила Этель.
– Еще какие. Ева заключила договор с журналом «Трэвел». Полностью оплаченная поездка на двоих в Сан-Франциско. Буду снимать очерк о новых ресторанах города.
– Поздравляю, – сказала Эбби тусклым голосом. – Но портрет я закончить не успею.
– Остается полдня сегодня и завтрашний день.
– В общем-то да.
Этель быстро вступила в разговор, стараясь сломать растущую между ними стену.
– Эбби, может быть… – Голос ее звучал робко. – Много лет назад я баловалась рисованием. Потом забросила. Ты не возражаешь, если я побуду на сеансе и посмотрю, как ты работаешь? Я не буду мешать.
– Буду рада! Приходите. Мы будем пить чай со льдом и решим, какие волосы нарисовать Кайлу – зеленые или ярко-красные.
Этель засмеялась, увидев, что Эбби подмигнула ей как сообщнице.
– Брэд, пойдешь со мной? – спросила она спокойно.
– У меня есть вкусное печенье, – сказала Эбби.
В глазах мальчика мелькнуло раздумье, но только на минуту.
– Тебе будет интересно, – сказал Кайл.
На лице Брэда вновь появилось каменное выражение, и он отрицательно покачал головой.
Эбби, махнув Этель рукой, провела ее в дом, чтобы посоветоваться. Она не собиралась сдаваться, даже если маленький мальчик ждет от нее этого.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое лето - Герр Мэрилин



Прочитала без восторга. Все вроде бы ничего, но как-то не зажигает, не хватает чего-то. Но под настроение можно почитать, Гг-и адекватные, без соплей.
Сладкое лето - Герр Мэрилиниришка
15.01.2014, 21.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100