Читать онлайн Сладкое лето, автора - Герр Мэрилин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое лето - Герр Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое лето - Герр Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое лето - Герр Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герр Мэрилин

Сладкое лето

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Приятный утренний бриз чуть ослаблял жару, когда Эбби в субботу отправилась в Центр индейской природы. Он находился на расстоянии нескольких кварталов от ее дома, на лесистых берегах реки.
Трудно сказать, как Центр со своими коллекциями старых заброшенных птичьих гнезд, образцами камней и другими пестрыми экспонатами сумел просуществовать так долго. Ему постоянно не хватало денег, и он был жив лишь благодаря усилиям нескольких добровольцев.
Работы там было невпроворот.
Первый час Эбби провела за своим любимым занятием – составлением каталога местных диких растений. Она была намерена закончить эту работу поскорее, потому что по меньшей мере два агрессивных деятеля были готовы уничтожить бульдозерами и сам дом, и растительность вокруг.
Солнце поднималось все выше и наконец достигло зенита. Рубашка и джинсы Эбби промокли от пота.
В два часа они с группой шумных девочек-скаутов на велосипедах отправились в лес. Уклонялись от зарослей плюща, крепких, как мужская рука, рыскали в зарослях тысячелистника, раздвигая ветви платанов, наблюдали, как спешат за матерью коричневые утята, учились распознавать ядовитые растения, нюхали дикие розы, ловили момент, когда в траве проскользнет толстый суслик.
Наконец они двинулись домой.
Эбби наслаждалась лесом: он придавал смысл жизни. Она любила остаться один на один с природой, послушать песню земли, и ей хотелось поделиться этим удовольствием с любимым человеком. Есть ли на свете мужчины, которым может быть понятен ее восторг?
Может, и есть. Но эти мужчины, как правило, или не того возраста, или женаты, или вообще в них невозможно влюбиться.
Нет мужчины, который мог бы вызвать в ней желание.
Нет мужчины, который так бы зажигал огонь в ее теле, как это удавалось Кайлу Таннеру. В его глазах она видела ласку и с трудом скрываемую страсть…
Нет-нет, она не должна позволять себе думать об этом. Кайл – мужчина, которого тут же замечают женщины и не колеблясь следуют за ним. И Эбби не намерена увеличивать их число и пристраиваться к этой очереди.
На крыльце дома она смахнула пыль с ботинок и вынула из волос колючки, прежде чем заплести их в длинную косу. Стащила с себя потную одежду по пути в душ. Стоя под прохладными струями, она мурлыкала от удовольствия и, казалось, могла вечно наслаждаться свежестью воды.
Вечером, стоя перед холодильником в открытой футболке и шортах, она обсуждала с любимым псом насущные проблемы:
– Что у нас на ужин, Генри? Сэм оставил нам совсем немного. Хорошо, что хоть корм собачий не тронул. Ну что тут есть еще? Два персика, несколько кусочков засохшего мяса…
Громкий стук в дверь напугал ее.
– Дома кто-нибудь?
Голос Кайла… глубокий, сочный – она узнала бы его где угодно. Ее охватила дрожь. Она тихонько подошла к двери.
– Я ищу чудачку, помешанную на природе, которая до сих пор не обедала. – В руке у него были два пакета с жирными пятнами. Ветер шевелил полы его летней голубой рубашки.
Эбби засмеялась:
– Здорово! Ты ее нашел.
– Обожаю пиццу с сосисками, поэтому купил две в Миллерсвилле. Подумал, может быть, ты и Сэм разделите ее со мной.
– Сэм уехал в колледж на всю неделю. Мы с Генри одни. И мы… правда голодны. Хотя Генри пиццу не очень-то уважает. Входи.
Кайл наклонился, чтобы не задеть головой венок из виноградной лозы с сухими травами, который висел над входной дверью. Он пересек маленькую прихожую с неровным полом и водрузил пакеты с пиццей на кухонный стол.
– Прекрасно, – сказал он, осмотрев ее фигуру в шортах и майке. – Мне нравится.
Она старалась не обращать внимания на блеск в его глазах и улыбку, от которой у нее слабели колени.
– Ну-ка посмотрим. – Эбби открыла кухонный шкаф. – Коль скоро вы любезно обеспечили нас обедом, то я предоставлю вино и гостеприимство.
Она сняла с полки бутылку вина и включила классическую музыку.
– А где твои?
– Дядя Гарри повез их в Херши-Парк, а мне нужно было починить тете Этель стиральную машину. И еще мне надо проконсультироваться с главным экспертом по биологии. Почему лягушки, черт побери, квакают всю ночь? Я не мог заснуть.
Она усмехнулась:
– Я не так-то много знаю о земноводных. Но думаю, что они квакают, чтобы привлечь самок. И защищают свою территорию от чужих. Обычные мужские штучки.
Кайл смотрел на нее, вроде бы не понимая, о чем это она. Эбби продолжала:
– Кажется, у меня есть работы учеников о жизни лягушек. И вскрытые лягушки тоже.
– Смилуйся, – прервал он ее, выставляя вперед ладони.
Она засмеялась и покачала головой.
– Или по крайней мере дай мне время. Я тоже хочу тебя кое-чему научить. – Он серьезно посмотрел на нее.
Ну вот опять. По ее телу пробежал ток, как только их глаза встретились. Как будто она первый раз остается наедине с мужчиной из плоти и крови. Бог мой, уж он-то настоящий мужчина! Мускулистое тело вот-вот вырвется из желтой футболки и потертых штанов.
Они ели пиццу и пили вино за маленьким столиком, покрытым клеенкой в красную и белую клетку. В центре стола стояла стеклянная ваза с белыми маргаритками и лимонником.
Длинные ноги Кайла задели колени Эбби, и она почувствовала прилив желания.
Подняв бокал, он провозгласил тост:
– За тебя, Эбби, прекрасного гида, чья красота превосходит даже красоту лесов.
Генри стало любопытно. Он пододвинулся поближе к Эбби, когда она подняла свой бокал, сунул нос ей под руку и опрокинул бокал на нее.
– Генри! – воскликнула она. – Да ты меня всю облил!
– Ничего страшного, – сказал Кайл, успокаивая собаку. – Это дает тебе шанс переодеться во что-нибудь облегающее. – Он улыбнулся.
Эбби ушла в спальню.
Когда она вернулась, у Кайла буквально остановилось дыхание. Она поймала, черт возьми, его на слове. На ней было вязаное платье, которое сидело на ней как влитое, подчеркивая изгибы груди и бедер. Длинные волосы перекинуты через левое плечо.
Он молча уставился на нее.
Из приемника доносились звуки вальса. Кайл не мог устоять перед соблазном.
– Могу я попросить у тебя этот танец? – взмолился он.
Эбби застенчиво улыбнулась:
– Конечно.
Она подошла к нему и, затаив дыхание, положила руку ему на плечо.
В расплывчатом свете сумерек Кайл притянул ее к себе, держа одну руку на ее талии, а другой сжимая ее ладонь. Они двигались в такт. Раз-два-три. Раз-два-три. Кайл вдыхал чистый запах ее волос. Как здорово держать ее в объятиях! Чертовски здорово!
Волна наслаждения уносила Эбби. Его сильные руки, кружащий голову мужской аромат, проникновенный взгляд так волновали и согревали ее, что она чуть не потеряла сознание.
Вальс кончился. Зазвучала медленная мечтательная мелодия. Он притянул ее ближе, и она прильнула к нему. Ее пальцы перебирали его каштановые волосы, прикасались к тонкой золотой цепочке на его могучей груди. «Сказка какая!» – думала Эбби.
– Ты завтра рано уезжаешь? – с сожалением вздохнула она.
– Но у нас есть еще ночь. – Он не мог скрыть свое возбуждение, прижавшись к ее мягкому телу.
По радио, прерывая музыку, прозвучали сигналы времени.
Эбби выскользнула из объятий Кайла и, нахмурившись, выключила радио.
– Жаль, – сказала она, – танец закончился.
– Но вечер-то только начинается, – подмигнул он.
– О! Это что, фраза из плохого старого фильма?
– Не стоит недооценивать старые цитаты, Эбби. Ты и я, возможно, обязаны им своим появлением на свет.
– Если говорить о старине, то на веранде есть старые качели. На воздухе прохладнее. Мы можем сесть на них и наблюдать, как солнце садится за реку.
Они вышли на уютную веранду. Ржавые цепи звякнули, когда они вдвоем сели на качели.
Эбби, сбросив сандалии, поджала ноги.
– Жаль прятать такие хорошенькие ножки.
– Что? – переспросила она.
– Эти маленькие пальчики с сексуальным красным лаком. – Рука его лежала на планке качелей за спиной Эбби.
– Кайл, даже в темноте я вижу, как ты усмехаешься.
– Тебя весело дразнить. Ты так хорошо реагируешь. Но я не шутил, – сказал он низким голосом.
– Кайл, я…
Ей не хотелось бы разрушать обаяние вечера спором, из которого она может выйти и победителем, и побежденным. Желание Кайла, его возбуждение надо как-то погасить. В конце концов, он скоро уезжает. Она не хочет испытывать утром сожаление и стыд. Нужно изменить тему разговора.
– Ты закончил съемки для своей статьи о Пенсильвании? – спросила она.
Он кивнул и чуть отстранился.
– Люди здесь привыкли к тому, что их часто снимают. Красивое место, ничего общего с Манхэттеном.
– Сто лет там не была. В городах я испытываю клаустрофобию. Кругом суета, вечно спешащие куда-то люди.
Мягкий ветер зашелестел в листве, усиливая запах белой акации и сосны. В темноте светлели стволы огромных платанов. Эбби глубоко вздохнула. Неподалеку река лениво ударялась о камни.
– Звуки успокаивают, – прошептала она, закрыв глаза. – Симфония лета.
Эбби умела концентрироваться на этих ощущениях, когда бывала одна. Она постаралась забыть о присутствии Кайла, но это у нее не получалось. Его улыбка, ямочки у губ, его мускулистые плечи, когда он склоняется к ней, ну вот как сейчас…
Его рука лежала на подушке за спиной Эбби. Пальцы рисовали какой-то узор на ее плече. Он массировал ее шею мягкими, удивительными для его столь сильных рук движениями.
Она старалась не замечать жар, который пронизывал ее тело от его прикосновений. Никогда мужчина не вызывал у нее столь сильного желания. Черт бы побрал этого Кайла Таннера! Ей надо подавить эти ощущения, пока он их не заметил.
Слишком поздно.
Он притянул ее к себе. Луна бросала персиковый свет на ее атласную кожу.
– Сладкая Эбби, – сказал Кайл, приподнимая ее подбородок.
Как, размышляла она, эти мощные руки могут быть столь нежными? Она вся дрожала, чувствуя силу его желания.
Его губы нашли ее. Он, не останавливаясь, ласкал ее рот своим.
– Кайл… – задохнулась она.
– Сегодня учитель я, – хрипло пробормотал он, заключил ее в объятия и покрывал медленными поцелуями ее нежные щеки. Эбби пыталась оттолкнуть его, но только так, для виду.
Он снял у нее с головы обруч и перебирал шелковые пряди ее волос.
Рука его скользнула вниз к ее шее, которую он стал покрывать легкими поцелуями. Эбби откинула голову и посмотрела на него. В глазах его горела страсть. Обхватив ладонями его смуглые щеки, она поцеловала его в полные губы.
– Еще, – попросил он.
– Вот так? – Она поцеловала его несколько раз подряд.
Кайл застонал. Он еще теснее прижал ее к себе. Их поцелуй был длительным, страстным. Они не отрывались от сладких как мед губ друг друга. Его рука ласкала полные груди Эбби. Он начал расстегивать пуговицы рубашки. Ее груди трепетали в ожидании голодных губ Кайла. Жар, испытываемый ею, опускался все ниже, к бедрам, лоно ее жаждало его любви.
Вдруг Эбби вскочила на ноги.
– Пора принять холодный душ, – заявила она. – Ты скоро уезжаешь. Не хочу, чтобы ты запомнил меня как развлечение на одну ночь.
Она дрожала, несмотря на то что ночь была теплой. Понял ли Кайл, как близко она была к тому, чтобы сдаться окончательно? Его поцелуи сломили ее сопротивление.
Но ведь она для него ничего не значит. Гордость Эбби не позволяет ей стать еще одной девушкой, завоеванной и брошенной им в одной из его многочисленных поездок. Она принесла из кухни большую красную свечку в деревянном подсвечнике, который Сэм когда-то сделал на уроке труда, и поставила подсвечник на стол. Желтый отблеск свечи освещал веранду.
Эбби села на пол рядом с дремлющим псом, поглаживая его золотистую шерсть. Вдали мягко шумела река, время от времени раздавался крик совы, в воздухе пахло сосной.
Блики свечи освещали распущенные волосы Эбби и ее легкое платье. Кайлу нравилась эта игра света. И женщина, черт побери, ему тоже нравилась. Он не ожидал, что она будет нравиться ему так сильно.
Кайл тоже опустился на пол, прислонясь спиной к стене.
– Она меня совсем с ума свела, – прошептал он в ухо Генри.
Сонный ретривер, расположившийся между двумя чуть не ставшими любовниками людьми, явно наслаждался оказываемым ему вниманием. Он не останавливаясь вилял хвостом от удовольствия.
«Говори же о чем-нибудь! – приказала себе Эбби. – Забудь его объятия. Сделай вид, что он тебе безразличен».
– Ты скучаешь по Нью-Йорку, когда уезжаешь?
– Да нет. Я слишком занят в поездках, чтобы скучать о чем-то.
«Или о ком-то, – грустно подумала Эбби. – Например, об учительнице биологии из Пенсильвании».
Беседа не клеилась, и она попыталась заполнить паузу:
– У тебя есть любимое место?
– Мм… Пожалуй, Швейцария. Там в горах есть что-то такое, что заставляет кровь бежать быстрее.
– Ты путешествуешь в одиночку?
– Нет, всегда в команде.
«Скромно держится», – подумала Эбби. Ей было приятно, что он не распространяется о своих заслугах, богатстве или о своих победах. Не хотелось думать о том, каких женщин он знал. Красивых, остроумных, искушенных. Женщин, которые согласны владеть им на любых условиях. Но она-то в их число никак не попадает. Если бы только справиться с искушением!
– Знаешь что? Я придумала, как можно использовать твои великолепные бицепсы.
Он посмотрел на нее подозрительно.
– Почему ты думаешь, что это не могут быть объятия и поцелуи?
– О, ты неправильно меня понял, Кайл!
– Разве? – Его лицо просветлело. – Ну и что ты придумала?
– Ну, в общем… Мы… я…
Он взял ее за подбородок:
– Ну, говори же.
– Это Центр природы, Кайл. Нам постоянно не хватает денег и рабочей силы. Там много великолепных экспонатов, которые я бы хотела выставить, но нам нужны для этого полки, ящики, шкафы и…
– Тебе нужен парень с руками?
– Ну, в общем, да. – Голос ее упал. – Но я не хочу, чтобы ты считал, что тебя используют. Или что мы недостаточно оценим твою помощь.
– Меня? Использовать? – удивился он. – Хорошо. Сделаю что смогу, когда буду свободен. Только скажи мне, пожалуйста, какое все это имеет отношение к старому доброму сексу?
– Мы собираем информацию о птицах и пчелах. Ты забыл, Кайл? Мы ведь оттуда все узнали.
– Эбби, то, чем я хотел бы заняться с тобой, не имеет никакого отношения к птицам и пчелам. – Он задумался. – Ты стоишь дорого? – спросил он со странной усмешкой.
– Что?
– Твои ставки. За портрет. А ты подумала, что я… – Кайл засмеялся, увидев выражение ужаса на лице Эбби. – Может, махнемся? Ты нарисуешь мой портрет – такой, как ты умеешь, на котором видна душа, а я сделаю серию твоих фотографий размером шестнадцать на двадцать и пришлю их тебе. Что скажешь?
– Что ж… по-моему, это интересно. Но на это нужно много времени, а ты сказал, что завтра уезжаешь.
– Мне нужно уехать, у меня куча дел. Но я много работал последнее время, мне будет полезно передохнуть пару дней. И тетя Этель просит меня задержаться. Ну как?
Провести с ним еще некоторое время? Эбби обдало волной счастья. Она встала перед ним и обвела в воздухе его голову.
– Что это? – спросил он. – Ритуал какой-то?
– Угу. Я представляю себе размер портрета. Думаю, в какой позе тебя изобразить.
Кайл молча смотрел на нее. Лунный свет освещал ее грациозную фигуру и волосы цвета меда. Он почувствовал напряжение в чреслах.
– Поди сюда, дитя природы. Я покажу тебе, как это лучше сделать.
Она отступила со смехом в сторону.
– Не думаю, что тебя надо снимать в четырех стенах, Эбби. Твоя сущность видна, когда ты находишься в местах, которые любишь. Как насчет того, чтобы я захватил свою камеру и мы отправились бы с тобой на природу?
Она засмеялась:
– Я не прячусь там. Я ее изучаю.
– Отлично. Изучай себе на здоровье. А я буду рядом.
– Хорошая идея. Ты, конечно, понимаешь, что я не буду делать прическу и красить ярко губы. Я буду вся в глине и паутине.
– Здорово. Такой я тебя и увековечу. Давай начнем завтра прямо с утра. Утром свет лучше.
– Кайл? – Она робко взглянула на него.
– Да?
– Спасибо, что согласился помочь мне в Центре. Знаешь, а твоему племяннику там наверняка понравится. Может, он выберется из своей раковины.
Кайл кивнул.
– Брэд раньше был очень общительным. А потом его отец однажды пришел и сказал Гвен: «Я хочу развода. Я тебя больше не люблю». И ушел. Для Гвен это было ударом.
– А Брэд?
– Никто и не думал, что это так повлияет на него. Он стал совсем другим. Сначала много плакал. Затем вроде бы успокоился, но забросил школу. В конце концов его учительница сказала Гвен, что ему нужна помощь профессионала. Гвен отвела его к лучшему врачу Нью-Йорка. Но стало еще хуже. Он агрессивен и зол на весь мир. Никто не может до него достучаться. Когда об этом узнала тетя Этель, она настояла, чтобы мы привезли его сюда на пару недель. У Этель сердце ангела, ее любви хватило бы на весь мир. Но на сей раз это оказалось ей не под силу.
– Отец Брэда видится с ним?
Кайл тяжело вздохнул:
– Не часто. Сейчас все реже и реже.
– Бедный ребенок. Каким он был до всего этого?
– Обычный славный мальчик. Очень любознательный. Любил спорт. Доброжелательный.
Эбби слышала в его голосе боль. Она ободряюще похлопала Кайла по руке.
– Я чувствую, что есть ключ, которым можно открыть его броню. Мы будем искать его… и со временем найдем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое лето - Герр Мэрилин



Прочитала без восторга. Все вроде бы ничего, но как-то не зажигает, не хватает чего-то. Но под настроение можно почитать, Гг-и адекватные, без соплей.
Сладкое лето - Герр Мэрилиниришка
15.01.2014, 21.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100