Читать онлайн Сладкое лето, автора - Герр Мэрилин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое лето - Герр Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое лето - Герр Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое лето - Герр Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герр Мэрилин

Сладкое лето

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Брэд Стивен лежал на неподвижном теле Генри.
«Оба мертвы!» – подумал Кайл, по его лицу катились слезы. Сердце сжала боль.
Вдруг он увидел, что маленький мальчик шевелится. Кайл услышал его рыдания.
– Дядя Кайл, – Брэд ждал, когда взрослые подойдут ближе, – Генри ранен. Помоги ему, пожалуйста! Он мой лучший друг в мире. Он спас меня от поезда!
– А ты? Как ты? В порядке?
– Думаю, что да. Поезд не задел меня, потому что Генри оттолкнул меня с рельсов. Но он тяжело ранен. Помоги ему, пожалуйста.
Эбби рвалась к ним в темноте.
– Брэд, – заплакала она, обхватив мальчика, – слава Богу, с тобой все хорошо. – Она вздохнула с облегчением и тут увидела, что сталось с ее ретривером.
– Нет! – закричала она. – Нет! Генри… нет!
Времени, чтобы утешить Эбби не было, как бы этого ни хотелось Кайлу.
– Мы должны отвезти его к ветеринару. Быстро. – Кайл держал потерявшего сознание пса на руках. Эбби шла за ними в состоянии полного шока.
Они вернулись в дом Этель, где Брэд воссоединился со своей тетей, чему она была безмерно рада. Поездка по плохой дороге в ветеринарную клинику Ланкастера показалась Эбби вечностью. Рыдая, она сидела рядом с Генри на заднем сиденье, Кайл вел машину. Этель заранее позвонила доктору Бену Шульцу, попросив его не закрывать клинику.
После быстрого осмотра ветеринар сказал:
– Я сделаю все, что смогу. Но надежды почти нет. Генри очень сильно ударило. Позвольте, его унесут в операционную.
– Мы будем ждать, – решительно произнесла Эбби.
Доктор Шульц был не менее решителен.
– Это будет длинная ночь, Эбби. Иди домой и отдохни. Обещаю, что позвоню тебе, если будут какие-то новости. А теперь я должен начать.
– Он прав, – согласился Кайл, проводя Эбби через приемную. Вдохнув насыщенный лекарствами воздух, она позволила Кайлу вывести себя на улицу.
Всю эту длинную ночь Эбби и Кайл провели около телефона. Стараясь как-то унять боль, Эбби вспоминала вслух. Она нервно ходила взад-вперед по гостиной. Кайлу до боли хотелось утешить ее, оградить от боли и страдания. Но сегодня он ничего не мог сделать. И лишь слушал ее.
– Он мой лучший друг, ты знаешь, – сказала Эбби. – Генри понимает меня без слов. Он был так терпелив ко мне каждый день. Когда я возвращалась домой, его глаза… горели от восторга, и он приветствовал меня как лучшего человека на земле. – Эбби смахнула слезы. – Я хочу тебе кое-что показать, Кайл.
Она ушла в спальню и вернулась со старыми фотографиями. Она хотела что-то сказать, но слова застревали у нее в горле.
– Я все время хотела повесить эти фото на стену, но ты знаешь, как это бывает, – сказала она извиняющимся тоном. – Вот Генри щенок. Ну не прелесть ли?
Кайл посмотрел на мягкий мячик золотисто-коричневого цвета на фотографии. Рядом с испуганным щенком лежали три пищащие игрушки.
– Согласен с тобой, Эбби. – Он погладил ее по щеке.
– Сэм и я привезли его домой из общества бездомных собак. Он сначала был очень испуган. Мы шли вдоль клеток, в которых были эти собаки с грустными глазами. «Спаси меня, – молил каждый из них. – Возьми меня к себе, пожалуйста. Я буду любить тебя, обещаю». Было так трудно выбрать только одного. Сэму и мне хотелось взять домой всех. Но почему-то мы остановились на Генри. Это было девять лет назад. А вот более поздние снимки.
Она сидела, чувствуя тепло руки Кайла. Он не мог не ощущать запах ее волос, когда она, деля с ним горе, показывала ему фотографии.
Можно ли каким-то образом преодолеть различия между ним и Эбби? Или это неосуществимая мечта? Глубоко задумавшись, Кайл массировал ей шею. Перед ним стояло несколько вопросов, которые нужно решать. В Тукане… и в Нью-Йорке.
Эбби вдруг повернулась к нему:
– О, извини, Кайл. Сейчас два часа ночи. Очень эгоистично с моей стороны не отпускать тебя так долго.
– Не глупи, – сказал он, – ни за что не оставлю тебя и буду ждать звонка. Брэд никогда не простит мне, если я уйду. Да и тетя Этель приказала мне дежурить возле тебя.
Она улыбнулась ему:
– Твои родные такие…
– Ненормальные?
– Нет. Особенные… добрые… заботливые. Вы для меня как вторая семья.
Вдруг зазвонил телефон, Эбби испуганно смотрела на него, не в силах услышать плохие новости.
– Хочешь, я отвечу? – вызвался Кайл.
– Нет, – покачала она головой. – Что бы ни было, я должна узнать первой.
– Алло, – сказала она дрожащим голосом, потом отрицательно покачала головой. – Нет. Нет. Да. Правильно. – Трубка из ее рук упала на рычаг.
Выражение лица Эбби сбило с толку Кайла.
– Ошиблись номером, – прошептала она. – О, Кайл. Я больше не могу ждать. Это меня убивает. – Она разрыдалась.
Он пересел поближе и заключил ее в кольцо своих рук.
– Ш-ш, я здесь, – пробормотал он. – Мы встретим это вместе. Генри заслуживает, чтобы каждый из нас за него помолился. Он герой, в конце концов.
Кайл убрал прядь, упавшую Эбби на лоб, и прижал ее к своей широкой груди. Но Эбби видела, как печально его лицо, а в глазах блестят слезы, которые он и не пытается скрыть.
– Послушай, дорогая. Тебе нужно отдохнуть. Ты можешь потребоваться Генри утром, а ты будешь слишком слаба. – С этими словами он взял ее на руки и, бормоча что-то, понес в постель.
– Нет. Я не хочу спать! – слабо сопротивлялась она.
– Переговоры отменяются, – ответил он. – Я лягу на диване. Если телефон зазвонит, то тут же возьму трубку. А тебе надо поспать. – Он заботливо укрыл Эбби летним одеялом и поцеловал в лоб.
– Но я не засну. Я знаю, что я не… – Зевнув, она не закончила предложение.
Кайл умирал от желания растянуться рядом, обнять ее и по мере возможности успокоить. И не только сегодня, не только из-за беспокойства по поводу Генри. Нет, не только поэтому.
То чувство, которое поднималось в его душе, можно назвать лишь любовью. Страстно, по уши, всем сердцем Кайл был влюблен. Эбби Мартин овладела его сердцем с первых минут, как он увидел ее.
Да… ему хочется ласкать ее шелковую кожу при мягком свете луны. Заниматься с ней любовью тысячей разных способов. Кайл чувствовал, как страсть переполняет его, как он весь дрожит от напряжения. Он хорошо помнил, как неделю назад они рухнули на диван Эбби и довели друг друга до состояния сумасшествия.
Устало вздохнув, Кайл повернулся и пошел в гостиную. На тот самый диван.
Он снова перебирал все мысли, которые посещали его последние месяцы. Потирая подбородок, Кайл кивнул. Все в его жизни изменилось как-то сразу. Он закрыл глаза, пытаясь немного отдохнуть, если ему удастся освободиться от этих мыслей…
Около девяти утра зазвонил телефон, разбудив и Эбби, и Кайла.
– Алло! Алло! – кричала она в трубку. – Да, я вас слушаю.
Со своего дивана – слишком маленького для его мощного тела, Кайл видел силуэт полностью одетой Эбби с трубкой в руках. Он задрожал от желания. Она вдруг воскликнула:
– Правда? Да нет, я понимаю. Я еду сейчас же. – Она повесила трубку и заметалась по кухне в поисках чайника.
Кайл сел на диван, что было нелегко, так как у него затекло все тело.
– Эй, дорогая хозяюшка, не хочешь поделиться новостями?
– Доктор Шульц сказал, что Генри пока жив. С трудом, но жив. Он делает все, что может. Он будет знать определеннее через день-другой, а пока сказал, что мы можем его навестить. Это… О, Кайл, ты был так добр ко мне. Я не могу больше навязывать тебе свои проблемы.
Кайл пересек комнату. Подняв одним пальцем упавшую на ее лоб прядь, он поцеловал это место.
– Я разве жаловался?
Она улыбнулась ему в ответ.
– У меня есть время побриться? – спросил он.
– Нисколечко. Быстро завтракаем и поехали. И даже переодеваться не будем. – Эбби хихикнула. – Ты выглядишь со щетиной еще более сексуальным. – Привстав на цыпочки, она поцеловала его и скрылась на кухне.
Он последовал за ней. Ее быстрая ласка была для него самой желанной пыткой. Она до сих пор не понимает, какое оказывает на него действие.
Умоляющее выражение на лице Кайла трогало ее. Она погладила его по щеке.
– Извини, что так тороплю тебя. У нас будет время. Позже. Но не сейчас. Не сегодня.
Они быстро съели мюсли и выпили сок, он запил все кофе, она чаем. Кайл улыбнулся Эбби:
– Значит, вот так ты выглядишь утром, когда просыпаешься.
– Боюсь, что да. Струббелинг.
– Струбеллинг?
– Это немецкое слово. Означает… ну, взъерошенная, неухоженная.
Кайл покачал головой.
– Ты просто естественно красива, как дикий цветок в росе утром. Свежа и прекрасна.
– Заканчивай свой завтрак, дорогой, пока я не начала верить твоим сладким словам.
Вернувшись в спальню, Эбби быстро выбрала полосатый свитер и удобные джинсы. Она провела по волосам щеткой, пока Кайл допивал свой кофе.
Его приводили в восторг золотистые блики в ее роскошных волосах.
– Хочешь, покажу тебе, как я могу потеряться в твоих волосах.
Эбби нравилось выражение его глаз.
– Нам обоим есть что показать друг другу. Попозже.
Кайл звякнул ключами от машины.
– Я готов, если готова ты. Я позвонил Этель, пока ты переодевалась, и рассказал ей о наших планах.
В Ланкастере доктор Шульц проводил их к Генри. Ретривер лежал неподвижно.
– Он еще слишком слаб и не может есть. Я дал ему снотворное для того, чтобы сделать анализы, – сказал ветеринар.
– Мой бедный пес, – мягко сказала Эбби. – Пожалуйста, поправляйся. Пожалуйста. – Она протянула руку между прутьями клетки и погладила морду Генри. В глазах ее стояли слезы. Эбби пробормотала слова утешения своему молчаливому любимцу.
Последовал ответ. Почти незаметный, но ответ. Веки Генри приподнялись, хвост чуть шевельнулся. И все это из-за ласкового голоса Эбби, звук которого Генри ценил больше всего на свете.
Кайл, не обращая внимания на слезы в своих глазах, обняв Эбби за талию, притянул ее ближе к себе.
Через пять дней после операции Эбби наконец получила желанное известие.
– Его состояние стабилизировалось, – тут же сообщила она Этель. – Мы можем завтра забрать его домой.
Брэд завизжал от восторга.


На другой день Этель, стоя в гостиной Эбби, сказала ей:
– Ты – ангел-хранитель Генри, вот ты кто.
Сэм Мартин, Брэд, Кайл и Эбби столпились вокруг лежащего на пышном пледе Генри. Брэд, ласково поглаживая своего друга, ответил за всех:
– Он чувствует нашу любовь, тетя Этель. А это лучшее лекарство на свете.
Когда мимо реки Тукан простучали колеса грузового поезда, Генри задрожал.
– Бедный парень, он все помнит, – сказал Сэм и тут же поменял тему: – Если уж говорить о бедных парнях, то…
– О нет! Ты собираешься попросить у меня побольше карманных денег.
– А вот и нет, сестричка. Эта привычка в прошлом. Через месяц я заканчиваю колледж и меня принимают на работу. Да, я знаю, что в это трудно поверить. Больше без отдачи не одалживаю. Но может быть, время от времени все-таки буду просить о вспоможении.
Кайл усмехнулся. Сэм не раз выклянчивал у него деньги на еду и пиво этим летом.
– Кто твой работодатель?
– Компьютерная консалтинговая фирма в Ланкастере. Ты знаешь, какой у меня должен быть имидж? Темный костюм, белая рубашка, галстук без всяких там штучек. В общем, не я.
– Сэм! Поздравляю! Но не могу тебя представить в таком виде.
– Да я каким был, таким и останусь, Эбби. Поцарапай фасад, и ты найдешь там того же Сэма Мартина, любителя природы, подводную крысу. Обычного парня в измазанных лесной глиной башмаках. Кстати, к вопросу о лесе. Тебе удалось найти какие-нибудь редкие растения, которые позволили бы сберечь это место?
Эбби вздохнула:
– Нет. Пока нет. Но я рада, что ты относишься к моей работе так серьезно.
– Я действительно считаю это очень важным делом, сестричка. Люди, подобные тебе, не дают заасфальтировать весь мир. Жаль, что не могу помочь.
– Да все в порядке, Сэм.
Он любовно обнял ее за плечи.
– Но ты должна и развлекаться. Делать то, что тебе нравится. Ну, например, рисовать. – Он показал рукой на незаконченный портрет Кайла. – Вы когда-нибудь его закончите? Кайл в любой день может уехать в город.
«Не напоминай мне», – грустно подумала Эбби и внутренне одернула себя. Какое это имеет для нее значение – уедет он в Нью-Йорк или нет? Он не влюблен в нее, и все тут. Она постаралась ответить как можно веселее:
– Не знаю, сумею ли я закончить его. Мне нужно подготовиться к следующему семестру. Через несколько недель начинаются школьные занятия.
– Назад на соляные топи, ух!
– Мне нравится преподавать, – сказала она, защищаясь. – И я жду начала уроков. – Эбби говорила не совсем откровенно, и Кайл знал это. Он долго внимательно смотрел на нее, и Эбби пришлось отвернуться. Мысль о его отъезде наполняла ее сердце горечью. Работа в школе, Индейский центр, изменчивая красота осени – без него все теряло смысл. Ее размышления были прерваны словами Кайла, который обратился к ней так, будто они были одни в комнате.
– Я буду счастлив помочь тебе снова, – сказал он. – И это не единственный проект, который мы должны закончить на этой неделе. – Его голос звучал торжественно.
Весь уик-энд Эбби думала о словах Кайла. Что он имел в виду?
* * *
Лето заканчивалось. Желтые флоксы и белые астры подтверждали наступление сентября. Эбби с Генри, который все еще окончательно не поправился после операции, вернется в Ланкастер, в свою квартиру, и снова станет учить детей. Брэд уедет из деревни, которую она научила его любить и понимать, в Нью-Йорк, к своей маме. Эбби вздохнула.
А Кайл?
Ответ был очевиден. Он стал спокойнее и сосредоточеннее. По-видимому, она была права в его отношении к ней. Лето было для него своего рода антрактом. Кайл, по-видимому, получил ряд интересных заказов и планирует поездки с Евой Макколл. Он не сказал об этом, потому что щадил ее чувства.
Когда-нибудь она будет счастливо жить этими воспоминаниями, пока же все это очень болезненно. Их прогулки вдоль ее любимой реки, день, проведенный на острове, ее поездка в Нью-Йорк. Она помогла ему с Брэдом и знала, что он благодарен ей за это. Она всегда будет гордиться тем, что ей удалось вернуть мальчику интерес к окружающему миру.
Но жизнь должна продолжаться. Она займется своими делами, он – своими.
Кайл не сказал, встретятся ли они осенью. Он, видимо, не собирался продолжать их взаимоотношения. Брак? Эбби тут же выбросила нелепую мысль из головы. Кайл – вечный холостяк.
А как бы он был хорош в свадебном костюме! Черный фрак, галстук-бабочка. Его темные волосы, дымчатые глаза, широкие плечи привлекли бы внимание всех присутствующих на церемонии дам.
Эбби приказала себе прекратить думать об этом. Она произносила слова вслух, даже не замечая этого. Генри, подняв голову, внимательно посмотрел на нее.
– Извини, мальчик. Спи дальше.
Она погладила его, стараясь не касаться больных ребер. Ей вспомнилось, как Кайл осторожно нес раненую собаку, и она заплакала.
Как он может принадлежать еще кому-то, если она его так любит!
Эбби вытерла глаза и постаралась взять себя в руки.


В понедельник Этель заявила, что они с Гарри повезут Брэда в Херши-парк в последний раз перед его отъездом в Нью-Йорк. Маленький мальчик ликовал. Он пообещал Кайлу пять фунтов шоколадных «поцелуйчиков» и помахал ему, выглядывая из окна машины.
Кайл смотрел им вслед, улыбаясь и махая в ответ. Мальчик совершенно изменился за это лето. Его отрешенность, замкнутость исчезли, уступив место безграничному энтузиазму. Кайл хорошо помнил, что совсем сдался, потерял надежду, пытаясь как-то пробиться к племяннику. А потом в жизнь обоих вошла Эбби Мартинс.
Он посмотрел на часы. Он обещал Эбби прийти на сеанс в одиннадцать, чтобы она смогла закончить его портрет. Сейчас только девять. У него есть два бесконечно долгих часа, прежде чем он сообщит Эбби свою новость.


Эбби занимала себя тем, что готовилась к сеансу, раскладывая кисти и краски. Она поставила незаконченный портрет на мольберт и слегка улыбнулась, увидев выражение глаз позировавшего.
Первый раз он смотрел на нее таким взглядом на вечеринке в Манхэттене. Это было в июне. На ней тогда было это сексуальное черное платье. Удастся ли ей сегодня поймать это выражение?
Когда в одиннадцать часов она открыла Кайлу дверь, у того изумленно расширились глаза.
– Что это? – изумленно спросил он.
Эбби пожала плечами:
– В таком одеянии мне лучше работается. Прихожу в нужное состояние. Заходи и садись на свой незабываемый деревянный стул.
Во рту у Кайла пересохло. Он тоже захотел сказать какую-нибудь умную глупость, но ничего не мог придумать. Он не мог оторвать взгляд от обольстительной женщины, стоявшей перед ним.
На Эбби была маленькая кофточка цвета фуксии, завязывающаяся под необремененной бюстгальтером грудью. Запачканные красками джинсы перехвачены широким кожаным поясом. Великолепный яркий шарф покрывал голову. Губная помада цвета зрелой клубники соответствовала лаку на пальцах рук и ног. От нее исходил запах розы. Из комнаты доносилась чувственная музыка.
Кайл изо всех сил старался сидеть спокойно, но ему это плохо удавалось. Его глаза не отрываясь следили за всеми движениями Эбби.
– Кайл, у тебя не то выражение лица, – сердилась Эбби. – Сделай вот так… – Она раскрыла свои розовые губы.
На лице Кайла дрогнул мускул.
– Мне нужно поговорить с тобой, Эбби, – сказал он.
– Никаких разговоров. Ты все испортишь. – Эбби подправила фон, добавив в него холодных тонов.
Кайл явно чувствует дискомфорт, подумала она.
Он смотрел на бусинки серег в мочке уха, которое он так любил целовать. Вспоминал волшебный вкус и запах ее гладкой кожи. Его тело все сильнее реагировало на эту женщину. Он быстро терял контроль над собой. Желание обладать становилось нестерпимым.
– Эбби, я должен тебе что-то сказать.
«Нет, не сейчас, – думала она. – Не говори мне, мой дорогой, ничего, не разрушай эти наши последние мгновения…» Рука Эбби дрожала. Кисть упала из ее руки и ударилась о пол.
– Мы поговорим позже, Кайл. Я хочу закончить.
Наклонившись, чтобы поднять кисть, Эбби почувствовала, как на лицо ей упали волосы. Она сняла с головы шелковый шарф и связала их в узел. И тут она увидела, как к ней приближается его тень, почувствовала рядом желанное тепло его тела.
Молча, с какой-то необъяснимой мягкостью Кайл провел рукой по шелковистым волосам Эбби. Вынести это было просто невозможно.
Его губы коснулись ее уха. Она застонала. Голосом, охрипшим от желания, Кайл повторял ее имя.
С глазами, полными слез, Эбби повернулась к нему:
– Оставь меня.
Он обхватил ее лицо своими сильными ладонями, сцеловывая слезы со щек.
– Моя дорогая девочка, моя красавица, тебе грустно, когда я прикасаюсь к тебе?
– Конечно. – Ее голос дрожал. – Ты со мной всего лишь играешь.
– Что?
– Я для тебя лишь развлечение на лето, пока ты не вернешься в Манхэттен.
Лицо Кайла выражало полнейшее изумление.
– О чем ты, Эбби?
– Разве ты не собираешься жениться на Еве?
– Еве? – едва не задохнулся Кайл. – Ты хочешь сказать, что все это время думала, что я и Ева… О нет!
– Я думала, что я лишь развлечение на время. Еще один экспонат в твоей коллекции.
Кайл схватил Эбби за плечи.
– Вот что тебя, оказывается, волновало. Послушай, Ева одно время проявляла ко мне интерес, но я никогда не испытывал к ней никаких чувств.
– О!
– Ева великолепный работник. Квалифицированный, организованный. Мне ее не хватает. Но она хочет сделать карьеру, и я не намерен этому мешать. Особенно если это так нервирует тебя.
– Ты смеешься надо мной.
Кайл прижался к ее шее.
– Дорогая, я так много хотел бы для тебя сделать! – Он заключил Эбби в объятия и впился ей в губы поцелуем. Потом прервался и спросил: – Если уж говорить о свадьбе, моя красавица, то когда будет наша?
– Кайл, – прошептала Эбби, – не шути со мной так.
Он заглянул в глубину ее глаз, и она сердцем поняла, что он говорит правду.
– Поверь мне, Эбби. Я полюбил тебя с первой минуты нашей встречи. Я боролся с этим. Старался убедить себя, что для меня важнее моя независимость. Но теперь я понимаю, что это не так.
– Ты уверен… что хочешь жениться на мне? – Эбби запнулась на последних словах.
– Уверен, хотя раньше смертельно боялся этого.
– Из-за своей матери?
– Частично. Те семейные фотографии, что ты видела, дали тебе некоторое представление о том, какие у меня с ней были взаимоотношения.
Эбби кивнула.
– Мне показалось, что маленький мальчик, запечатленный на этих снимках, готов сделать что угодно, лишь бы она была довольна. Но она принадлежала к числу женщин, которые вообще не умеют быть довольными. Правильно я поняла?
Выражение лица Кайла сказало ей, что догадалась она верно.
– Да. Она превратила жизнь моего отца в ад. Я был полон намерений не допустить, чтобы подобное случилось со мной, и решил никогда не жениться. – Он внимательно посмотрел на нее. – Но ты положила этому конец. В последнее время я много размышлял о своей жизни.
– В ней было мало радости?
– Я действительно был везде, видел все, встречался со всеми. А потом появилась ты. Ты совершенно особенная. И я не хочу потерять тебя.
Он поцеловал ее в висок. Эбби слушала молча, удивленная услышанным.
– Эй. Ты еще не сказала, что выйдешь за меня.
Эбби вздохнула:
– Кайл, я люблю тебя. Я надеялась, что ты поймешь это. Но я думала… что ты опять уедешь. Назад в Нью-Йорк.
Кайл покачал головой, и Эбби храбро продолжила:
– Нью-Йорк – это не мое. А ты хочешь жить только там. Ты знаешь это, и я это знаю. И ты до сих пор не сказал, как мы можем преодолеть наши… ух… географические различия.
Он привлек ее к себе и тихо сказал:
– Мне не обязательно жить в Нью-Йорке. Как ты сказала, это не центр вселенной. Я жил в разных местах, но у меня никогда не было дома.
Эбби вздохнула, чтобы хоть как-то успокоиться. Он действительно говорит то, что она слышит?
– Я хочу иметь дом, Эбби. Общий с тобой дом. И детей, если ты захочешь. Ты ведь великолепно обращаешься с детьми. И Генри. – Он помолчал. – Я все перечислил из того, что хочешь ты?
Эбби прильнула к его груди, слезы счастья катились по ее щекам.
– У нас должно получиться, – уверял ее Кайл. – Я обдумывал это все не один раз. Сначала меня смущала мысль о моей карьере… Меня трогало твое желание уберечь дикую природу – любой, даже самый маленький ее кусочек. Ты зарабатываешь немного, но твоя работа так важна для тебя.
Эбби кивнула, и Кайл продолжал:
– Я решил объединить наши с тобой усилия, если ты позволишь мне это сделать. Ты как-то сказала, что фотограф из тебя никакой и ты не можешь заинтересовать общественность своим проектом. Что ж, дорогая, я весьма приличный фотограф, и у меня масса контрактов.
Эбби вопросительно посмотрела на него:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Что я сокращаю свою профессиональную деятельность. Вместе мы можем написать и издать книгу о дикой природе Пенсильвании. Книгу, в которой будут великолепные фотографии долины реки Саскуэханны.
– Ты хочешь сказать, что мы можем стать одной командой?
– Стоит попробовать. Мы можем написать, в каком затруднительном положении оказался Индейский центр.
– Это может очень помочь. Департамент развития до сих пор не отказался от своих планов построить на месте Индейского центра супермаркет.
– У меня для тебя еще один сюрприз, Эбби.
Взяв за руку, Кайл провел Эбби к креслу, в котором некогда бинтовал ей лодыжку. Казалось, что это было так давно. Когда Эбби села, он примостился рядом.
– Вот, – сказал он, доставая из кармана рубашки белый конверт и протягивая его ей.
– Обручальное кольцо с бриллиантом не вручают в деловом конверте, Кайл. Ты должен достать его из крошечной бархатной коробочки.
– Открой, – настаивал он. – Думаю то, что ты найдешь там, понравится тебе больше кольца с бриллиантом.
Эбби вынула из конверта документ. Кайл замер, ожидая ее реакции.
Эбби пробежала глазами содержание бумаги и застыла в изумлении.
– Я не понимаю, Кайл. Это акт о собственности на землю вокруг Индейского центра. На все тридцать пять акров. И этот акт на… твое имя?
– Да. – На лице Кайла появилась улыбка удовлетворения.
– Но что это значит?
– Дорогая, это не так уж трудно понять. Департамент произвел бурение в этом месяце, однако не получил ожидаемых результатов. Они решили отказаться от своих планов. Но кто знает, что еще они могут предпринять. Когда я выяснил, что земля все еще продается, и предложил выкупить ее, они тут же согласились.
– Ты что – с ума сошел? Влез в долги?
– Нет.
– Объясни хитрое выражение своего дьявольски красивого лица.
– Я воспользовался своей долей наследства и купил эту землю. Осенью мы с тобой решим, как создать фонд спасения индейской природы. Центр и прилегающие к нему земли теперь никто не тронет.
Эбби смотрела на Кайла, открыв рот.
– Не беспокойся. Остались кое-какие деньги на лакомства для Генри, – добавил он.
Завизжав, Эбби бросилась в объятия Кайла.
– Я не могу в это поверить! Да это просто сон! – кричала она.
Его сильные руки обвили ее талию.
– Мне нужно уколоть тебя булавкой, чтобы ты в это поверила?
– Нет, – задыхаясь от восторга, сказала Эбби. – Будем только целоваться и обниматься. Хорошо? – Она коснулась его губ и улыбнулась, почувствовав, как его тело моментально отозвалось на ее ласку.
– Итак, когда наша свадьба? – прошептал он Эбби на ухо.
– У меня голова кругом идет! Как насчет… О! Папа с мамой возвращаются через две недели.
– Отлично!
– А где мы будем жить?
– Выбирай, ангел!
– Кайл… у нас будет изумительная жизнь. Ты сделал меня счастливее самой счастливой женщины на свете.
Его поцелуй не дал ей сказать больше ни одного слова.
– Теперь, когда ты попала ко мне в лапы, можем мы отпраздновать нашу помолвку неспешным занятием любовью?
Эбби покачала головой:
– Нет. Ни в коем случае. – Усмехаясь, она расстегнула рубашку и положила ему на грудь холодные руки.
– Нет? – удивился он, увидев в ее глазах шальные искорки.
– Нет. – Она так долго целовала его губы, что они опухли. – Сегодня я не хочу неспешно, мой дорогой. Я хочу быстро и страстно. – Она расстегнула пояс его шортов.
Он тяжело дышал, развязывая тесемки ее кофточки и целуя мягкую обнаженную плоть.
Они отправились на ее кровать, и там, в карманах его шортов, она нашла бриллиантовое кольцо.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое лето - Герр Мэрилин



Прочитала без восторга. Все вроде бы ничего, но как-то не зажигает, не хватает чего-то. Но под настроение можно почитать, Гг-и адекватные, без соплей.
Сладкое лето - Герр Мэрилиниришка
15.01.2014, 21.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100