Читать онлайн Сладкое лето, автора - Герр Мэрилин, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое лето - Герр Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое лето - Герр Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое лето - Герр Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герр Мэрилин

Сладкое лето

Читать онлайн

Аннотация

Как молодой талантливой художнице убедить себя, что уж она-то в мужчинах никак не нуждается? Может, поступить, как Эбби Мартин, – и уединиться в тихой лесной хижине? Но в тихой хижине, как известно, в любую минуту может появиться таинственный незнакомец. И не просто незнакомец, а талантливый фотограф Кайл Таннер, воплотивший в жизнь ВСЕ МЕЧТЫ, кроме одной – найти ЖЕНЩИНУ СВОЕЙ СУДЬБЫ! И похоже, Эбби – именно та женщина, о которой Кайл грезил долгие годы…


Следующая страница

Глава 1

– Генри, как по-твоему, я могу рисовать, если ты все время лижешь мне палец на ноге? – Эбби Мартин поджала голые ноги и поправила свою потрепанную панаму.
Лучи румяного июньского утреннего солнца пробивались сквозь кроны деревьев. Для этюдов просто идеально.
Чуть раньше, забросив за спину рюкзак с принадлежностями для рисования, она вскарабкалась по крутой лесистой тропе на пригорок неподалеку от летнего домика. Внизу протекала широкая река, сверкающая в лучах восходящего солнца, как гроздь бриллиантов. Река всегда притягивала Эбби.
Сосны, лесные цветы и покрытые утренней росой травы сладко пахли. Густой лес по берегам был похож на театральную декорацию, мимо которой не мог бы пройти ни один художник.
Эбби вновь пошевелилась, стараясь избежать прикосновения к ноге большого розового языка.
– Ну же, Генри! Ты меня удивляешь. Я надеялась, что ты будешь вести себя лучше. – Хихикнув, Эбби еще раз попыталась мягко оттолкнуть лохматого коричневого пса, растянувшегося у ее ног. – Хватит, Генри. Погрызи лучше вот эту палочку. – Она натянула носки и сунула ноги в короткие прогулочные мягкие ботинки. На морде Генри, веселого и доброго золотистого ретривера, было написано разочарование.
Эбби расстегнула рюкзак и вынула пригоршню сморщенных тюбиков с красками.
Большую часть года она работала в школе, преподавала биологию и всегда строила расписание так, чтобы объединить свои увлечения – изучение дикой природы и искусство.
Каждый год, как только заканчивались занятия в школе, она переезжала из своей квартиры в Ланкастере в старый семейный летний домик среди холмов Тукан, что на юге Пенсильвании. Ее родители почти не ездили сюда, лишь младший брат Сэм время от времени появлялся тут в субботу и воскресенье. Она всегда была рада ему, когда он приезжал с веселой компанией своих сокурсников.
Жизнь ее, можно сказать, была почти идеальной.
Но сейчас – это было не впервые, когда Эбби созерцала красоты холмов и реки, – ей захотелось, чтобы кто-то разделил с ней это удовольствие. Кто-то, кто бы любил долину Саскуэханны так, как любила она, и понимал ее трепетное отношение к природе.
Она заставила себя вернуться из мечты в реальность. Утро сегодня слишком красивое, чтобы вот так сидеть и размышлять, скоро ли появится мистер Правильный. Лето только начиналось, и у нее было множество планов.
К тому же у нее есть отличный компаньон – вечно преданный Генри. Пес удобно устроился рядом, посапывая от удовольствия и глядя на нее с обожанием. Эбби улыбнулась и потрепала его по густой шерсти.
Жизнь прекрасна, решила она.
Углем она сделала набросок пейзажа и смешала на старенькой палитре полдюжины красок – небесно-голубую, алую, ярко-желтую, травянисто-зеленую, белую, темно-коричневую.
И тут она увидела, как в ее сторону движется темно-зеленый «форд». Незнакомый, необычный, по всей видимости, дорогой, номер на бампере нью-йоркский.
Эбби презрительно фыркнула. Скорее всего еще один турист. Видимо, заблудился и хочет справиться о дороге.
Автомобиль свернул с дороги на узкую тропу, которая вела к дому Эбби, и остановился у скромного домика ее соседей – Этель и Гарри Грофф. Из машины вышел длинноногий незнакомец и, разминая затекшие члены, потянулся.
У Эбби участился пульс. Кисть ее застыла. Через ветки кустарника ей хорошо был виден высокий, привлекательный мужчина. Оксфордская футболка обрисовывала мускулистую грудь, на которой висело три фотокамеры. В руках он держал сумку с фотооборудованием. Турист, определенно турист, подумала она отстраненно. На пороге появились Гроффы – седовласая пара лет шестидесяти – и тепло приветствовали незнакомца.
– Кайл! Рады тебя видеть. – Они провели его в дом.
Эбби постаралась вновь сосредоточиться на своем занятии. Очарование пейзажа несколько поблекло после того, как она увидела привлекательного незнакомца, скорее всего племянника Гроффов из Манхэттена. Этель как-то упоминала, что он должен приехать.
Кайл вышел из дома и подошел к машине, чтобы взять сумку с вещами. Джинсы, мускулы, твердый подбородок – есть на что посмотреть. Темные волосы в свете утреннего солнца кажутся медными. Он опять вошел в дом. До Эбби донесся приглушенный смех. Незнакомец вновь появился, на сей раз в красных плавках. По-видимому, он намеревался искупаться.
Глаза Эбби расширились, но она тут же решила, что он ее абсолютно не интересует. Слишком уж хорош собой, да и сложен отлично, от него можно только головную боль нажить. К его услугам, должно быть, слишком много женщин. Разве Этель на это не намекала?
Эбби немного подвинулась, чтобы лучше видеть загорелого мужчину. Направляясь по узкой тропе к реке он насвистывал так беззаботно, что было ясно – проблем в жизни у него нет. Она осуждающе покачала головой.
Во-первых, он из Нью-Йорка. Носит наверняка ту одежду, которую положено носить. Отдает джинсы гладить. Она заметила на его «ливайсах» аккуратную складку. Во-вторых, он из тех парней, которым одежду любят покупать женщины. Ему, наверное, приходится отчитываться, если его сшитая на заказ рубашка помнется или на ней появится пятно от травы. И наконец, в-третьих, это вообще не ее тип мужчины.
Она принялась яростно терзать холст.
Незнакомец между тем, быстро выкупавшись, возвращался. Вытершись – его движения привлекали внимание Эбби, – он стал разбираться с рыболовными снастями.
И тут Генри увидел белку. Игнорировать ее пушистый хвост было выше его сил. Подвывая, огромный пес бросился вниз по холму за своей добычей.
Эбби с улыбкой наблюдала за его неуклюжими маневрами. Генри с разбегу наткнулся на удочки, которые незнакомец прислонил к дереву.
– Эй! Какого… – воскликнул он, когда удочки свалились на землю.
– Стоять, – бросилась за псом Эбби. – Извините, – сказала она незнакомцу. – Генри просто с ума сходит, когда видит белку.
Какое-то время он молча смотрел на нее, и Эбби, несмотря на неловкость, не отвела глаз. Его губы изогнулись в улыбке, темная прядь волос упала на загорелое лицо. Эбби старалась не смотреть, как играют у него мышцы.
– Что-нибудь сломал? – спросила она.
– Ничего серьезного, дело поправимое. Вы вдвоем – члены комитета по приветственной встрече, мисс… э-э…
– Эбби. Я Эбби Мартин. Извините меня за Генри. Он вообще-то очень смирный, но, когда видит смешную маленькую зверюшку, сам становится зверем.
– Знакомо, – сказал он, глядя на нее сверху вниз с улыбкой и протягивая руку для рукопожатия. – Я Кайл Таннер. Приехал сегодня утром из Манхэттена навестить дядю и тетю. – Он кивком показал на дом Гроффов.
Кайл рассматривал стоящую перед ним женщину. Свежа, как роза ранним утром. Линялая голубая рубашка, поношенные бриджи, на ногах уличные ботинки. Потрепанная одежда не скрывает соблазнительных изгибов, которые он одобрительно обежал глазами. В руках кисть, с которой на ботинки капает зеленая краска.
– Вы всегда гуляете по лесу с кистью в руках, мисс Мартин?
Его подтрунивание, как и веселые искорки в глазах, задели Эбби. Она вдруг поняла, как нелепо выглядит в его глазах, и ощетинилась.
– Я сидела вон на том холме и рисовала, – негодующе сказала она. – Во всяком случае, пока вы тут не появились.
– Вы всегда красите свои ботинки?
Проследив за его взглядом, она увидела, что они все испачканы зеленой краской.
– О!
– Я бы предложил вам носовой платок, но у меня его нет. – Упершись руками в бока, он усмехнулся, приводя ее буквально в бешенство.
Эбби потерла одну ногу о другую, тщетно пытаясь стереть краску.
– Да нет, так не получится.
– Если бы я не побежала за Генри, чтобы посмотреть, не сломал ли он ваши удочки…
Кайл по-королевски небрежно отмахнулся:
– Да ладно, все в порядке. Правда, если бы вы привязали свою собаку, этого бы не произошло.
– Генри!
Пес деловито слизывал краску с ее ботинок. Она оттолкнула его, и он, усевшись рядом, переводил взгляд с одного на другого, прислушиваясь к словесной перепалке.
Эбби совсем не хотелось обидеть Этель Грофф, свою милую соседку, которая, видимо, и не представляет, как может быть груб ее племянник, и она наклонилась над грудой удочек и спиннингов.
Кайл был заинтригован, глаза его загадочно потемнели.
– Я слышал, что женщины в Пенсильвании экономны и трудолюбивы, но не знал, что они так раздражительны.
Скрипнув зубами, Эбби выпрямилась и посмотрела на него:
– Хватит. Я больше не намерена стоять здесь и все это выслушивать.
Она повернулась, чтобы уйти, но голос Кайла остановил ее:
– Не уходите!
Эбби взглянула на него. Он, казалось, колебался.
– Если я скажу вам, что вы красивы даже в этом мешке вместо одежды, особенно когда сердитесь, то вы бросите в меня своей кистью? Спрашиваю, как вы понимаете, исключительно из предосторожности.
Эбби вспомнила, что рассказывала Этель Грофф о своем племяннике. Она говорила, в частности, о том, что он очень искусен в обращении с женщинами и что ей, Эбби, следует быть осторожной. Теперь, познакомившись с Кайлом, Эбби поняла, что этому совету нельзя не следовать. Она свистнула.
– Пошли, Генри. Уйдем от этого парня, пусть побудет один. – Она повернулась и пошла вверх по склону холма.
– Приятно было познакомиться, Эбби, – крикнул он ей вслед.
Вернувшись на свой затененный выступ, покрытый ковром зеленой травы, Эбби почувствовала, как улетучивается ее гнев, уступая место другим, более сложным эмоциям. Кайл Таннер, к сожалению, хорош собой. И сексуален. Как в одежде, так и почти обнаженный, он воплощал мужественную зрелость, заставлявшую Эбби краснеть и трепетать. Каждый раз, когда она поднимала кисть, перед ее глазами вставали его мускулистые плечи, широкая грудь, покрытая темными волосами, сильные руки.
Эбби тряхнула головой.
– Внешность – это еще не все, – сказала она псу. Он завилял хвостом, будто соглашаясь с ней.
Со внешностью у Кайла Таннера порядок. Она представила себе его руки. Интересно, что бы она почувствовала, если бы он обнял ее? Прижал к своей каменной груди, а его полные губы целовали бы ее?
Генри свернулся клубком у ее ног, а она опять попыталась сконцентрировать свое внимание на холсте.
Утренняя дымка над Туканом развеялась. Эбби любила очарование этого лесистого участка. Когда-то здесь находилась индейская деревня. Не требовалось особо богатого воображения, чтобы представить, как индейцы плывут в своих пирогах по реке, охотятся на склонах или собирают лечебные травы. В земле здесь находили иногда наконечники от древних копий и стрел. Над долиной Саскуэханна витал таинственный дух истории. Эбби это очень волновало.
Сидя на краю холма и экспериментируя с красками, она потеряла счет времени.
Холст заиграл и наполнился окружавшей Эбби красотой: фиолетово-голубыми цветами дикой герани, сверкающими белыми лепестками цветущей земляники, роскошной свежей листвой, лениво текущей рекой, пушистыми облаками. Где-то вдалеке по дереву стучал дятел. Ветер с реки шевелил верхушку огромного дерева, и шелест листвы звучал как тихая музыка флейты, смешиваясь с пением птиц. Эбби им подпевала. Она различала местных птиц не только по звукам, но и по внешнему виду.
Нанося на холст яркое желтое пятно, Эбби пыталась передать красками благоухание окружающей ее природы. В это время появился возвращающийся с рыбалки Кайл Таннер. Он был в аккуратных шортах, которые как перчатка обтягивали его мускулистые бедра. Поймав ее взгляд, он отсалютовал и склонился в шутливом поклоне.
Эбби пощелкала языком.
– Какие люди! – пробормотала она.
Генри, глубоко погруженный в собачьи грезы, лишь всхрапнул.
Как ни старалась, Эбби не могла отвести взгляд от Кайла. Ухоженный, мускулистый, полный решимости.
«Опасный мужчина, – напомнила она себе. – Надо изо всех сил держаться от него подальше».
Ближе к вечеру застенчивая милая Этель Грофф позвонила Эбби с просьбой:
– Прости, что тревожу тебя из-за пустяков, Эбби. Но я поставила тесто на пирог. Кайл, мой племянник, его обожает, а у меня, оказывается, кончился кукурузный сироп. У тебя, случайно, не найдется?
– Минуту, Этель. Не вешайте трубку, я сейчас посмотрю. – Эбби открыла кухонный шкаф в своей заставленной кухне. – Да, вот он.
– Ты спасла меня, дорогая.
– У вас, наверное, руки в муке. Я вам сейчас занесу.
На Эбби была все та же мешковатая одежда, что и утром, минус шляпка и ботинки. Длинные рукава выцветшей рубашки, которую больше не носит ее брат Сэм, закатаны до локтей. Зеленая с переливающимися крылышками стрекоза пролетела мимо Эбби, когда она направилась босиком через двор к калитке Гроффов.
– Привет, – весело крикнула она, входя в кухню.
– Спасибо, Эбби. Ты просто душка, – откликнулась Этель. Ее персиковые щеки и большой фартук были в муке. – У тебя есть свободная минутка? Хочу с тобой кое о чем посоветоваться.
– Конечно.
– Нам в гостиную нужны новые шторы, и я никак не могу решить, что выбрать. На столе, вон там, лежат журналы. Скажи мне, какой рисунок и цвет тебе больше нравятся.
Эбби внимательно пролистала один из журналов.
– Вот этот, – наконец сказала она, указывая на вторую страницу. – Мне этот точно нравится больше всех. И цвет такой как надо – желтой примулы. От него в комнате будет светлее.
– Я тоже так думаю. Спасибо за совет. Кстати, что слышно о твоих родителях?
– Они вчера мне звонили из Питсбурга – это первая остановка в их летней одиссее. – Ее родители отправились на машине в путешествие по восточному побережью. – Ты бы видела их перед отъездом, Этель. Хихикали и радовались как подростки. – Эбби гордилась своими родителями – полными жизни пенсионерами, не позволяющими угаснуть своей любви.
– Как это здорово, Эбби! Если бы я могла заставить Гарри приподняться со стула, я бы сделала то же самое.
– Ну что ж, я, пожалуй, пойду. У меня нудный матч со стиральной машиной.
Таинственный племянник Этель не появлялся. Ну и хорошо, подумала Эбби. Она переживет, если никогда больше его не увидит.
Но тут она совершила ошибку. Ужасную ошибку.
Кивнув на прощание Этель, она открыла дверь из кухни во двор. Мужской голос что-то грозно проревел. Эбби испугалась и ухватилась за деревянную ручку. Господи, да что такое здесь происходит?
– Сумасшедшая. Я ведь предупреждал. Смотри, что наделала!
Она повернулась. Перед ней с красным от возмущения лицом стоял Кайл и показывал на ее руки. Они были испачканы свежей белой краской.
Ноги, впрочем, тоже.
– Черт! – воскликнула Эбби.
Оказывается, Кайл красил крыльцо дома Гроффов, и она в течение нескольких секунд все испортила. Эбби в ужасе оглянулась.
– Мне очень жаль, Кайл. Извините. Правда жаль.
– Да ладно, – снисходительно пробормотал он. – Переделаю.
Эбби, огорченно посмотрев на Кайла, не могла понять выражение его лица – ярость сменилась… Чем? Паникой в глазах?
– Нет! Нет! – воскликнул он. – Не двигайтесь!
Ну вот. Теперь он уже и орет на нее. Что он себе позволяет? Да кто он такой! Эбби сбежала по ступенькам крыльца и тут же врезалась во что-то очень твердое. Твердое и металлическое, как… крыло автомобиля. Ну точно! Заляпала своими руками сверкающий борт нового зеленого «форда».
Кайл уставился на нее в изумленном негодовании:
– Вы не женщина, вы разрушительный орудийный расчет! Господи, ну кто поставил вас на моем пути?
– Кайл, извините. Если я могу…
– Не надо! Не дотрагивайтесь ни до чего. Кто знает, что еще вы можете смести по дороге? Уйдите. Медленно, без резких движений, леди. Я боюсь вас, когда вы двигаетесь.
– Но позвольте мне по крайней мере…
– Нет, дорогая, я сам все отчищу. Вы разрушили достаточно много для одного дня. Для ста дней. – Он сердито отмахнулся от нее и тут же громко стукнулся головой о подвешенную декоративную корзинку с геранью.
Она слышала, как он выругался, и поспешила укрыться на своем собственном дворе, где стерла краску с рук и босых ног. Ну и денек! Не задался с самого начала. Посмотрев на солнце, она поняла, что сейчас где-то около трех.
Увидев маленькая грядку с овощами, заросшую сорняками, Эбби обрадовалась: вот здесь она и даст выход своему раздражению.
Она яростно выдирала непрошеных гостей и размышляла. Нельзя сказать, что ее заботит, увидит она Кайла Таннера еще или нет. Потому что и так ясно, что не увидит. Он, без сомнения, теперь, завидев ее, пустится бежать. Но какое это имеет значение? Он всего лишь еще один несносный мужчина, демонстрирующий свое возлюбленное «я» и свои гормоны. И совершенно очевидно, что недалеко ушел в своем развитии от подростков, с которыми ей приходится иметь дело в школе. Надо надеяться, что он скоро уедет отсюда и жизнь войдет в обычное русло. И чем скорее, тем лучше.
Эбби яростно выдергивала сорняки между крошечными редисками.
Да? Лучше? Пора взглянуть правде в глаза. Действительно ли она хочет, чтобы этот явно неподходящий для нее мужчина уехал? И почему тогда он так притягивает ее?
Раздумывая, она проредила молодой лук и морковь.
Ее возбуждает даже его походка. Его руки и плечи налиты силой, и каждое движение напоминает движения могучего тигра.
Задумавшись, она вырвала слишком много луковок и осторожно воткнула их обратно в землю.
Она не помнила, чтобы испытывала когда-либо нечто подобное по отношению к мужчине. Что ж, придется спрятать это нелепое увлечение, подобное увлечению школьницы, глубоко в подсознание и выбросить ключ. Бог мой, да она ведет себя, как ее ученицы, которые только что поняли, чем занимаются птицы и пчелы.
Эбби подвязала подросшие кусты томатов. По краям грядки были посажены бобы. Но, видимо, кто-то забыл предупредить кроликов, что им положено ненавидеть бобы – листья и совсем еще маленькие стручки были обглоданы.
Она терпеть не могла прополку. Но маленький урожай, который она ежегодно собирала с грядки и съедала за несколько минут, доставлял ей такое удовольствие, что она каждый год опять сажала овощи.
Солнце было горячим, воздух густым и влажным. Пора принять холодный душ и подумать об обеде. Нужно приготовить что-нибудь вкусное с цыпленком. Сжимая в руках пучок свежей зелени и крошечные овощи, Эбби вошла в дом.
Душ освежил и взбодрил ее. Стоя под прохладными струями, она вздохнула от удовольствия, чувствуя, как вода снимает напряжение. Вытираясь пушистым полотенцем цвета персика, она услышала звук мотора и высунулась из окна.
Кайл Таннер только что проехал мимо в своей заляпанной белой краской машине, на лице его была написана ярость. «Кто бы на его месте чувствовал себя иначе?» – подумала Эбби.
Ему, видимо, не удалось отчистить машину самому. К тому же у бедняги, наверное, шишка на голове от удара о корзину с геранью. Эбби же извинилась и предложила помочь, но он на ее предложение наплевал. Будет для всех лучше, если она не станет попадаться ему на глаза. Может, он успокоится и забудет об источнике своих несчастий.
То есть о ней.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое лето - Герр Мэрилин



Прочитала без восторга. Все вроде бы ничего, но как-то не зажигает, не хватает чего-то. Но под настроение можно почитать, Гг-и адекватные, без соплей.
Сладкое лето - Герр Мэрилиниришка
15.01.2014, 21.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100