Читать онлайн Восторг ночи, автора - Герн Кэндис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восторг ночи - Герн Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восторг ночи - Герн Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восторг ночи - Герн Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герн Кэндис

Восторг ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Говорю тебе, невозможно было просто так терпеть, слушая длинный список потенциальных любовников. Я вынужден был напиться, чтобы выдержать все это.
Адам сидел с лордом Рочдейлом в темном углу кофейни «Рейвен». Их чашки уже дважды наполнялись, и на тарелке между ними лежали остатки сандвичей с ветчиной. Это было старомодное заведение на Феттер-лейн, пока не превратившееся в закрытый клуб или таверну. В центре зала широкий лестничный марш вел наверх в комнаты, где в течение свыше ста лет заключались различного рода сделки, в основном легальные. Рочдейл предпочитал эту кофейню джентльменским клубам в Мейфэре или на Сент-Джеймс-стрит, так как здесь почти невозможно было встретить знакомые лица – особенно рассерженных мужей или других мужчин, с женщинами которых он имел связь когда-либо в своей жизни. Друзья могли спокойно сидеть тут и беседовать на одной из старых, наподобие церковных, скамей в относительном уединении. Адам тоже полюбил это место. Низкие потолки с массивными балками создавали в помещении полумрак даже днем, а воздух был пропитан запахом табака и лампового масла. В кофейне подавали превосходный кофе, который Адам предпочитал чаю. Кофе стоил достаточно дорого – пять пенсов за чашку, – но этот густой темный напиток был сегодня особенно кстати, учитывая настроение Адама.
– Ты можешь смеяться, – сказал он, хмуро глядя на Друга, – но на трезвую голову я едва ли смог бы обсуждать этот чертов список. И что хуже всего – мое имя в нем отсутствовало.
– Это тебя удивляет? – спросил Рочдейл.
– К сожалению, нет. Она слишком хорошо знает меня и мои любовные связи с женщинами. Нет, я не ожидал увидеть свое имя в этом списке, однако мне было крайне неприятно видеть там другие имена. Кажется, их было двадцать или двадцать пять. Это невыносимо!
В тусклом свете шипящей свечи на впалых щеках Рочдейла обозначились резкие тени, придавая его улыбке особенно порочный вид. Казалось, расстройство Адама доставляло ему удовольствие.
– Я искренне надеюсь, что мое имя там присутствовало, – сказал он. – Я был бы рад оказать ей услугу.
Адам пристально посмотрел на него через узкий обшарпанный стол, потемневший от времени.
– Твое имя было в списке.
Брови его светлости удивленно взметнулись вверх.
– В самом деле? О, я недооценивал твою Марианну. Надеюсь, ты поддержал мою кандидатуру?
– В этом не было необходимости. Она включила тебя только ради шутки.
– Значит, я стал посмешищем для респектабельных леди? Как обидно. – Однако в его улыбке не чувствовалось никакой обиды. Адаму порой казалось, что Рочдейл доволен своей порочной репутацией и старательно поддерживает ее.
– Включив твое имя в список, Марианна тем самым хотела только подразнить меня, – сказал Адам. – И я не думаю, что ты мог бы заинтересоваться ею.
– Я согласен сделать исключение ради того, чтобы удовлетворить Марианну.
Адам наклонился вперед, чтобы его слова были хорошо слышны Рочдейлу среди шума, создаваемого оживленно беседующими посетителями, стуком чашек и тарелок, а также постоянным грохотом карет и повозок, проезжающих мимо снаружи.
– Только через мой труп, – медленно произнес он. Рочдейл сузил глаза и возмущенно посмотрел на Адама.
– Кэйзенов, ты ведешь себя ужасно глупо. По-твоему, ни один мужчина не имеет права насладиться ею только потому, что она недоступна для тебя?
– Она слишком невинна для такого, как ты.
– А для тебя?
Адам пожал плечами.
– И для меня тоже. Даже если бы я был свободен.
– Раз уж ты связан определенными обязательствами, то почему так беспокоишься о Марианне Несбитт? – Рочдейл откинулся на спинку скамьи и сделал глоток кофе. – Эта женщина вдовеет более двух лет. У тебя было достаточно времени заняться ею. И поскольку ты ничего не предпринял, следует полагать, у тебя не было склонности к этому.
Он сделал паузу и насмешливо приподнял бровь, ожидая от Адама возражений, однако тот только покачал головой в ответ. Конечно, он даже не пытался соблазнить Марианну.
Рочдейл пожал плечами.
– Отсюда я делаю вывод, что нет никакой причины сетовать на то, что она хочет найти другого мужчину в своей постели.
Рочдейл был прав. Адам не имел права вмешиваться в ее личную жизнь. Однако он был искренне убежден, что ни один из перечисленных в ее списке мужчин ей не подходит. Адам не сомневался, что в конце концов ее сердце будет разбито и она поймет, что он был прав, когда говорил, что в общении с мужчиной для нее недостаточно только сексуальных отношений.
– Предоставь ей самой решать свои проблемы, – сказал Рочдейл. – То, что она делает, не должно тебя касаться.
– Ты прав, конечно. Но, черт возьми, я никак не могу примириться с тем, что она может оказаться в объятиях другого мужчины.
– Вместо твоих?
– Нет! Вместо объятий Дэвида Несбитта.
– Но он давно умер.
– Я понимаю, однако для меня она всегда была его женщиной.
– Тем не менее, думаю, вскоре Марианна найдет себе другого мужчину, что не должно волновать тебя, так как ты будешь наслаждаться красавицей Клариссой.
– Это верно.
Адам допил свой кофе и поискал глазами официанта Альфреда. Тот обслуживал группу пожилых мужчин, сидевших вблизи камина. В старомодных париках и с пряжками на ботинках, они выглядели так, как во времена его отца. Мужчины покуривали длинные глиняные трубки, а один из них, насадив сдобную булку на трость, поджаривал ее на огне. Адам не удивился бы, если бы узнал, что эти старики таким образом проводили время в этой кофейне на протяжении сорока или более лет.
Он уловил взгляд Альфреда и кивком подозвал его, потом повернулся к Рочдейлу, чьи брови были насмешливо приподняты.
– Я рад, что тебе весело, – сказал Адам, хотя сам не смог удержаться от улыбки. – А мне было ужасно тяжело обсуждать ее список.
– Ты явно влюблен в эту женщину. И всегда любил ее. Адам фыркнул.
– Что за чушь? Она была женой моего лучшего друга. Я восхищался ею, но не более того.
– И ты не хочешь, чтобы другой мужчина оказался в ее постели именно потому, что до сих пор восхищаешься ею?
– Я беспокоюсь, что она будет страдать потом, вот и все.
– Думаю, ты сам хотел бы наслаждаться ею, но связал себя с Клариссой, а потому стараешься не допустить к ней другого мужчину. Я подозреваю, что ты все-таки влюблен в нее.
– Я не влюблен. Я только забочусь о ней, как просил меня Несбитт. Я выполняю данное ему обещание.
– По-моему, тебе следует оставить ее в покое и перестать обсуждать с ней кандидатуры любовников. Где это слыхано, чтобы женщина советовалась в таком деле с мужчиной?
– Мы друзья и всегда откровенны Друг с другом. Рочдейл фыркнул.
– Даже теперь?
– Что значит «даже теперь»?
– Если ты думаешь, что Кларисса позволит тебе продолжать дружбу с такой красивой женщиной, как Марианна, то очень ошибаешься. Эта связь должна быть прервана, хочешь ты того или нет.
– Проклятие! Надеюсь, ты заблуждаешься. Это было бы… невозможно представить.
– Знаешь, старик, пожалуй, будет лучше, если Марианна свяжется с другим мужчиной. Это избавит тебя от ревности невесты.
– Может быть. Марианна твердо решила изменить свою жизнь.
К ним приблизился Альфред с дымящимся котелком и наполнил их чашки свежим кофе. Потом спросил, не желают ли они еще чего-нибудь поесть. Рочдейл отказался и отослал его. Адам наблюдал за высокой стройной фигурой удаляющегося официанта, удивляясь, что тот ухитрялся сохранять достойную внешность в таком суматошном заведении. Этот мужчина, облаченный в модный черный сюртук, бриджи, черные чулки и безукоризненно белый галстук, всегда прекрасно выглядел.
– Как ты полагаешь, какова его история? – спросил он Рочдейла.
– Говорят, когда-то Альфред был джентльменом, но потерял все свое состояние на бирже.
– Вот как? Бедняга. Однако думаю, ему лучше здесь, чем в долговой тюрьме.
– Разумеется. – Рочдейл красноречиво посмотрел на Адама. – Время от времени нам всем приходится делать тяжелый выбор.
Адам кивнул:
– Да, приходится. И я свой сделал. Рочдейл поднял вверх свою чашку.
– Будь здоров. – Сделав глоток горячего напитка, он сказал: – Что, по-твоему, побудило Марианну искать любовника? Почему именно сейчас?
– Не знаю, – ответил Адам, – но подозреваю, что это как-то связано с другими женщинами из Благотворительного фонда вдов. Она сказала мне однажды, что все они договорились оставаться вдовами и не пытаться повторно выйти замуж. Может быть, теперь они решили вместо замужества искать любовников.
– Черт возьми, не хочешь ли ты сказать, что остальные вдовы тоже выйдут на охоту?
– Вполне возможно. Я полагаю, Марианна сама бы не додумалась до подобного идиотизма. Похоже, она действует под влиянием подруг.
– Боже милостивый! Оказывается все эти вдовы безнравственные женщины. – Рочдейл закатил глаза к потолку. – Храни меня, Господь.
Адам усмехнулся:
– Молодые вдовушки ищут удовольствия? Разве ты сможешь устоять перед таким соблазном?
– Легко, уверяю тебя. Такие дамочки заставляют меня нервничать. – Он передернул плечами. – Ты знаешь, они никогда не ограничиваются короткими связями. Им всегда хочется большего.
– В данном случае, возможно, нет, поскольку все они очень ценят свою независимость, как утверждает Марианна. – Адам очень надеялся, что Марианна на самом деле все-таки рассчитывает на большее. Она заслуживает более серьезного и утонченного отношения.
– Поверь, Кэйзенов, ни одна из этих женщин не намерена просто переспать с мужчиной. Они начнут обольщать и ублажать его, пока не превратят легкую любовную связь в нечто более серьезное.
– Именно это я и пытался втолковать Марианне. Она не из тех, кто может удовлетвориться кратковременным романом. Ей обязательно потребуется духовное общение, основанное на настоящей любви.
– Как и всем остальным ее вдовствующим подругам. Это у них в крови. Я близко не подойду ни к одной из них.
Адам улыбнулся:
– Ну-ну, старик. Привлекательные женщины, ищущие удовольствий, – что может быть интересней?
– Извини, – сказал Рочдейл, мотая головой, – меня они не интересуют.
– Совсем? – Адам ни на мгновение не поверил его светлости и улыбнулся. – А что скажешь относительно прелестной графини Сомерфилд?
– Она очень привлекательная женщина, но не для меня. Немного холодновата.
– А леди Госфорт? Рочдейл пожал плечами.
– Я мог бы пойти ей навстречу в крайнем случае. Должен признать, у нее великолепная грудь, но мне не нравятся ее короткие локоны. Я предпочитаю длинную густую массу волос, которую можно крепко ухватить руками.
– В таком случае тебе подойдет миссис Марлоу, – сказал Адам, широко улыбаясь. – У нее замечательные золотистые волосы. Готов держать пари, что если распустить их, они упадут до ее талии.
– А я готов держать пари, что она никогда не позволит это сделать. Она слишком чопорная, к тому же вдова епископа. Вероятно, призрак Марлоу продолжает следить за ней.
Адам так громко рассмеялся, что несколько посетителей повернули головы в его сторону. Он понизил голос:
– Ну, тогда есть еще герцогиня. Рочдейл улыбнулся:
– Уилли – прелестное создание, и я готов немного порезвиться с ней, но сомневаюсь, что она заинтересуется мной. Она не возвращается к тому, что уже пройдено. Нет, я буду держаться подальше от этих вдов, если не возражаешь.
Адам нисколько не возражал. Чем дальше Рочдейл будет держаться от Марианны, тем лучше. По крайней мере, для его спокойствия. Рочдейл – хороший друг, но Адам не доверял ему, когда дело касалось женщин.
Однако в этом чертовом списке оставались другие мужчины. Что делать с ними?
– Прошу вас, леди! – Грейс Марлоу в отчаянии заломила руки, явно раздраженная тем, что опять потеряла контроль над собранием. – Нам надо работать.
Она жестом указала на кипу бумаг, включающих различные списки, перечни и счета, лежащие на небольшом письменном столе перед ней. Остальные дамы расположились в креслах и на диване в гостиной, освещенной утренним солнцем. Его лучи проникали через большие окна, выходящие на Портленд-плейс, и придавали блеск белым лепным украшениям потолка, золотистым рамам картин, фарфоровым фигуркам и великолепной отделке камина, в котором еще теплился огонь, хотя в нем уже не было необходимости. В воздухе витал легкий аромат роз.
Герцогиня улыбнулась и сказала:
– Дорогая Грейс, мне кажется, ты должна позволить нам немного развлечься, перед тем как приступить к делу. Мы обязательно выполним необходимую работу.
– Конечно, – поддержала ее Марианна. – Прежде всего, нам надо обсудить то, о чем мы все договорились. – Она с волнением ожидала рассказа одной из подруг, уже преуспевшей в поисках любовника. Она пока не представляла, как справиться с поставленной задачей, и была бы рада узнать подробности от других.
Грейс фыркнула неподобающим образом и скрестила руки на груди.
– Даю вам десять минут, – сказала она. – И не больше. Мы должны обсудить последние приготовления к балу в Ярмут-Хаусе и составить план подготовки к следующему балу. Итак, время пошло.
Герцогиня, устроившись поудобнее в позолоченном кресле, поправила свои юбки и одобрительно кивнула.
– Кажется, ты остановила свой выбор на мистере Толливере? – спросила она Пенелопу.
Пенелопа просияла и взволнованно расправила плечи.
– Да! Кто может быть лучше? Он такой красивый! У него изумительная фигура!
– У тебя все произошло довольно быстро, – сказала Марианна. – Каким образом ты добилась этого? – Она слегка покраснела, смущенная тем, что задала такой вопрос, продемонстрировав невежество в подобных делах. Несмотря ни на что, она не собиралась отступать.
– Он давно обращал на меня внимание, – сказала Пенелопа. – И, увидев его за игрой в карты на прошлой неделе, я дала ему понять, что готова ответить взаимностью. Мы еще не дошли до дела, но он должен присутствовать на нашем балу, и я надеюсь, что проведу с ним ночь. Я не могу этого дождаться!
Марианна нахмурилась. Она надеялась узнать, каким образом Пенелопа дала знать поклоннику о своем расположении к нему. Казалось, все считали это естественным. Возможно, так оно и есть и она напрасно тревожится. Тем не менее ей хотелось получить несколько советов.
– Что тебя беспокоит, Марианна? – Беатрис, сидевшая рядом с ней на диване, ободряюще коснулась ее руки. – Ты выглядишь очень мрачной. Ты сама рассчитывала на мистера Толливера?
– О! – Марианна поднесла руку к своей груди, удрученная тем, что ее подозревают в ревности, хотя это выглядело крайне нелепо. Этот мужчина даже не был включен в ее первоначальный список. – Нет, нет, уверяю тебя. У меня не было никаких видов на мистера Толливера. Я едва его знаю.
– Вероятно, – сказала герцогиня, – Марианна надеялась, что Пенелопа расскажет более подробно о том, как она дала знать мистеру Толливеру о своем интересе к нему. – Она посмотрела на Марианну добрым сочувствующим взглядом. – Я права?
Марианна застенчиво кивнула. Вильгельмина понижала ее.
– Мы обещали сообщать друг другу все подробности, – напомнила герцогиня.
– Можете быть уверены, я обо всем расскажу, когда появятся интересные подробности, – сказала Пенелопа. – Предварительный флирт не так важен.
– Но не все умеют флиртовать. – Вильгельмина обратилась к Марианне: – Ведь твой брак был заранее предопределен, не так ли?
– Да, когда я была еще девочкой. У меня не было необходимости флиртовать с кем-либо. Я всегда была рядом с Дэвидом. – Марианна опустила глаза, глядя на свои руки, сложенные на коленях. – Боюсь, у меня ничего не получится.
– В общении с мужчиной не стоит думать о заигрывании, – сказала Беатрис. – Считай это обычной беседой. Попроси джентльмена рассказать о себе, прояви интерес к его увлечениям, вот и все.
– Совершенно верно, – согласилась Вильгельмина, благодарно кивнув Беатрис. – Прекрасный совет. Если будешь слишком много думать о том, как завоевать мужчину, то непременно начнешь нервничать. Веди себя естественно. Будь самой собой. Ты красивая, привлекательная женщина. Тебе надо только улыбаться, смотреть джентльмену прямо в глаза и позволять ему высказываться. Он будет очарован тобой.
– Тебе легко говорить, – сказала Марианна.
– В этом деле действительно нет ничего трудного, – подтвердила Пенелопа. – Следуй совету Беатрис. Не стоит прибегать к хитростям и уловкам. Не надо хлопать ресницами, мечтательно вздыхать или непрерывно хихикать. Оставь это наивным девицам. Нам, взрослым опытным женщинам, нет необходимости прибегать к такой тактике. – Она подалась вперед и улыбнулась. – У тебя есть кто-нибудь на примете, Марианна?
– Я наметила нескольких джентльменов, если вам интересно знать. – Она посмотрела на каждую из подруг. – Но вы должны обещать, что не будете распространяться об этом, если я скажу, кто они.
– Это одно из условий нашей договоренности, – напомнила Беатрис. – По крайней мере, я так поняла и надеюсь, что все сказанное здесь останется между нами.
– Конечно, – подтвердила Пенелопа.
Герцогиня кивнула в знак согласия, и все повернулись к Грейс. Та уже не держала руки, скрещенными на груди, однако все еще выглядела крайне смущенной.
– Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что мне приходится выслушивать, но можете быть уверены: наши разговоры не выйдут за пределы этой гостиной.
– Тогда все в порядке, – сказала Марианна. – Итак, только между нами. Я наметила сэра Артура Денни, Сидни Гилкриста и лорда Олдершота.
Герцогиня одобрительно кивнула.
– Все трое – достойные кандидаты, на мой взгляд.
– Все трое? – воскликнула Грейс, наклонившись над письменным столом. – Вы полагаете, Марианне следует завести сразу трех любовников? Боже милостивый!
Марианна засмеялась, и остальные присоединились к ней.
– Я не уверена, что готова иметь хотя бы одного любовника и уж никак не троих! Эти джентльмены рассматриваются мной только как потенциальные кандидаты.
– Прости, – сказала герцогиня, широко улыбаясь, – мне следовало сказать: любой из троих достоин твоего внимания. Каждый – привлекательный и неженатый мужчина. Я могла бы посоветовать тебе также рассмотреть кандидатуру лорда Джулиана Шервуда. Я заметила его интерес к тебе, проявленный им в прошлом сезоне.
– Интерес ко мне? – удивилась Марианна. В прошлом году она едва обратила внимание на молодого человека, отметив лишь его благородную внешность и прекрасные манеры. – Он слишком молод, не так ли?
– Какое это имеет значение? – спросила Пенелопа. – Лично я предпочитаю молодых мужчин. Они энергичны и меньше всего стремятся к серьезным отношениям. А лорд Джулиан не так уж молод. Кажется, ему лет двадцать пять или двадцать шесть? Он мог бы доставить роскошное удовольствие любой из нас. Он не только очень красив, но и прекрасный танцор. – Ее глаза весело блеснули. – Если мужчина хорошо движется на танцевальной площадке, можно предполагать, что он будет так же хорош и в интимной ситуации.
Все женщины дружно расхохотались, за исключением Грейс, которая была чрезвычайно смущена.
– Пенелопа совершенно права, – сказала герцогиня. – Танцы – прекрасный показатель прочих способностей мужчины. Понаблюдай за намеченными джентльменами на нашем следующем балу, Марианна. Если кто-то из них выглядит скованным и неловким, не чувствует ни музыки, ни ритма, можешь смело исключить его.
Марианна попыталась вспомнить, как танцуют интересующие ее мужчины, но не смогла. В ее памяти сохранилось только, как легко ей было танцевать с Адамом, который всегда держался красиво и грациозно. И поскольку он всегда имел успех у женщин, она могла держать пари, что теория Вильгельмины абсолютно верна.
– О, дорогая, – сказала Беатрис с гримасой на лице. – Я вспомнила, каким флегматичным и неповоротливым выглядел Джордж Абернати, танцуя с Эмили на ее первом балу, на прошлой неделе. Если ее отношения с этим молодым человеком будут развиваться, полагаю, мне следует поговорить с ней. – Когда остальные засмеялись, она добавила: – Я, прежде всего, забочусь о благополучии моей племянницы.
– А о своем, Беатрис? – поинтересовалась Пенелопа. – У тебя наметился какой-нибудь прогресс в наших общих поисках, чтобы провести особенно весело этот сезон?
– О нет! Вы не представляете, сколько времени и усилий требуется для сопровождения девушки при ее первом выходе в свет! Уверяю вас, у меня нет ни одной свободной минуты даже на то, чтобы заметить, проявляет ли какой-нибудь джентльмен интерес ко мне. Я слишком занята оценкой достоинств молодых людей, интересующихся Эмили. Это ужасно утомительное дело. И ее мать лишит меня головы, если я допущу, чтобы девушка увлеклась неподходящим поклонником. Однако, предвосхищая ваш вопрос, скажу, что при первой же возможности постараюсь позаботиться и о себе.
– Наш первый благотворительный бал – прекрасное место для рекогносцировки, – сказала Пенелопа. – Ведь мы сами составляем список приглашенных и можем включить туда самых привлекательных и доступных мужчин.
– Все упомянутые Марианной джентльмены уже получили приглашение, – сказала Грейс, указывая на список, лежащий на столе перед ней. Она, видимо, надеялась направить разговор на насущные проблемы.
– Прекрасно, – сказала герцогиня. – У тебя появится возможность проявить себя, Марианна. И если погода не испортится, сад Ярмут-Хауса послужит великолепным местом для уединения.
Грейс нахмурилась.
– Как попечительницы мы должны оставаться в бальном зале весь вечер.
– Чепуха! – воскликнула Пенелопа. – Как только мы примем всех приглашенных, от нас больше ничего не потребуется, и можно будет, смешавшись с гостями, веселиться в течение вечера. Я лично намерена подышать воздухом с Юстасом Толливером. Да и тебе, Грейс, не повредит найти красивого джентльмена и сделать то же самое.
Грейс тяжело вздохнула и бросила взгляд на позолоченные часы, стоявшие на каминной полке, когда те пробили четверть часа.
– Не знаю, как насчет сада, – сказала Марианна, прежде чем Грейс успела заметить, что отпущенные десять минут уже прошли, – но я готова начать свои жалкие попытки флиртовать. По крайней мере, я так думаю. У меня есть новое платье из темно-красного крепа, украшенное великолепным бисером.
– Звучит прелестно, – сказала герцогиня, – и не сомневаюсь, что ты затмишь всех нас. Ничто так не придает женщине уверенности, как хорошее платье. Ты будешь выглядеть потрясающе, дорогая. Не беспокойся.
– Надеюсь.
– Ты всегда выглядишь великолепно, – добавила Беатрис, слегка ткнув Марианну локтем в бок. – Я давно завидую цвету твоих волос, который подходит к любому наряду. А я со своими рыжими волосами не могу надеть и половины того, что ты можешь себе позволить. Для меня это вечная проблема. Ты можешь представить меня в темно-красном? Однако я приобрела платье оттенка бело-розового яблоневого цвета из тонкого шелка, сшитое миссис Осгуд, и намереваюсь появиться в нем на балу в Ярмут-Хаусе. Мне очень нравится, как оно сидит на мне.
– А ты, Грейс, что наденешь? – спросила герцогиня. Грейс улыбнулась впервые за это время. Марианна понимала, что все эти разговоры о джентльменах, их мужских способностей и танцах приводили Грейс в крайнее замешательство. Она была еще очень молода и красива, и ее пребывание в обществе более раскованных веселых подруг могло изменить образ ее мыслей и поведения.
– У меня есть новое пышное платье из зеленого шелка с прелестной вышивкой, – сказала Грейс. – Надеюсь, оно подойдет для бала.
– Я уверена в этом, – ответила герцогиня. – Не могу дождаться, когда увижу его. Зеленый цвет тебе очень к лицу. А в чем ты собираешься выступить, Пенелопа?
– Я буду в платье из голубого сардинского крепа. Юстас Толливер утверждает, что мне очень идет голубой цвет.
– А я надену платье из набивного индийского муслина, – заявила Вильгельмина. – Мы будем представлять собой весьма колоритную группу. А теперь, зная, кто что наденет, хочу предложить кое-что каждой из вас. – Она протянула руку к большой сумке под ее креслом, извлекла четыре маленьких коробочки и поднялась на ноги. – Это небольшие сувениры в честь нашего первого бала в этом сезоне. – Герцогиня обошла комнату и вручила каждой леди коробочку в соответствии с изображенным на крышке цветком.
– О Вильгельмина! – воскликнула Беатрис, открыв свой подарок. – Как чудесно!
В каждой коробочке находился изящный тюлевый веер с ребрами из слоновой кости уменьшенных размеров – последний писк моды этого сезона. Каждый веер имел своеобразную сложную структуру, и на каждом был изображен отличный от других цветок. Веер Марианны был пронизан темно-красной лентой и разукрашен анютиными глазками. Это был красивейший веер, какой она когда-либо видела.
– Какая замечательная идея, – сказала Пенелопа. – Это будут наши отличительные знаки попечительниц на балу. – Благодарю. – Она притянула Вильгельмину к себе и поцеловала в щеку.
Грейс, казалось, была чрезвычайно тронута этим жестом и просто коснулась руки герцогини, когда та проходила мимо письменного стола.
– Вильгельмина, – сказала Марианна, – это чудесные вещицы. Как мило с твоей стороны!
Герцогиня слегка махнула рукой и, вернувшись к своему креслу, аккуратно подобрала юбки, прежде чем сесть.
– Не стоит благодарности. Это просто небольшие сувениры. На самом деле это ты, Марианна, натолкнула меня на мысль о веерах.
– Я?
– Ну да! Я задумалась над твоим положением, понимая, что поиск любовника затруднителен для тебя. Твой брак с Дэвидом состоялся по давней договоренности родителей, и потому у тебя нет опыта в искусстве флирта.
Марианна вздохнула.
– Ты совершенно права.
– В таком случае пришло время немного попрактиковаться. Дамы, давайте вспомним язык вееров. Не секрет все мужчины знают, что означает каждый сигнал.
Начнем с самого главного. – Она раскрыла свой веер и слегка приложила его к правой щеке. – Это знак согласия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восторг ночи - Герн Кэндис



Очень интересная книга! Просто Класс! 10+
Восторг ночи - Герн КэндисНадежда
10.06.2012, 14.52





Не знаю за что тут 10 ставят. Скучный без эмоциональный роман , бросаю читать на 17 главе. Моя оценка 7/10.
Восторг ночи - Герн КэндисИрина
13.06.2012, 15.45





Еще одна вдова Марианна. Ищет любовника а находит друга мужа, который влюблен в нее с первого дня знакомства много лет.В этом романе много юмора и мелькают другие вдовы.
Восторг ночи - Герн КэндисВ.З.,65л.
30.04.2013, 12.14





Очень скучный роман. Первая и вторая глава были более интересные, но дольше становится скучно читать.Я согласна с Ириной.
Восторг ночи - Герн КэндисЭрика
8.04.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100