Читать онлайн Восторг ночи, автора - Герн Кэндис, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восторг ночи - Герн Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восторг ночи - Герн Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восторг ночи - Герн Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герн Кэндис

Восторг ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Адам наблюдал, как Марианна мечется взад и вперед по гостиной. Она явно была в смятении. Видимо, ее волновало что-то помимо его помолвки.
В этот вечер он снова перебрался через балкон, чтобы еще раз поговорить с ней. Ему было неприятно, оттого что она так расстроилась, узнав о его обручении с Клариссой. Он много думал над реакцией Марианны на эту новость и злился из-за ее поспешного суждения. Да, беседы с Клариссой не отличались блеском, и ее познания ограничивались обычными женскими представлениями о жизни. Но она нравилась ему! Она была такой милой, уравновешенной и очень наивной. К тому же его привлекала своей новизной ее невинность. Он представлял, как она обнажится впервые только для него.
Адам хотел заставить Марианну понять его решение. Ему не нравились возникшие между ними разногласия. Однако она почти не обращала на него внимания.
– В чем дело, Марианна? Что тебя беспокоит? Она остановилась и посмотрела на Адама.
– Меня ничто не беспокоит. Просто я хочу… сообщить тебе кое-что, но не знаю, как это сделать.
– Мне можно рассказывать обо всем, дорогая. Что-то случилось?
Она смущенно улыбнулась:
– Пока нет.
– Тогда рассказывай, в чем дело?
Марианна закусила нижнюю губу и сдвинула брови, вероятно, подбирая нужные слова. Ее прекрасные карие глаза блестели от подавляемого волнения, и Адам понял, что она собирается сообщить ему нечто чрезвычайно важное. У нее был вид ребенка, скрывающего какую-то тайну, и сейчас она выглядела гораздо моложе своих лет, приближавшихся к тридцати. Он давно не видел ее в таком возбужденном состоянии после смерти Дэвида и был очарован, наблюдая за ней.
Марианна снова подошла к своему любимому креслу, взяла шаль и накинула ее на плечи, словно воин, готовящийся к сражению. Потом посмотрела прямо в глаза Адаму и сказала:
– Я собираюсь завести любовника. Ошеломленный Адам долго молчал. Любовника?
Жена Дэвида хочет иметь любовника? Этого он никак не ожидал от нее.
– Я вижу, ты потрясен, – сказала Марианна. – Вероятно, мне не стоило говорить так откровенно. Пожалуй, тебе следует сесть. – Она заняла свое место у камина и кивнула на соседнее кресло, которое считалось «его креслом», насколько помнил Адам.
– Да, лучше сесть. – Адам сел, оставаясь в напряженной позе, хотя обычно удобно устраивался, развалясь. Внутри у него поднималась волна гнева. – Новость весьма шокирующая, не так ли?
– Ты разочарован?
Это была довольно сдержанная оценка его чувств, хотя он не понимал, почему ее сообщение так сильно подействовало на него. Вероятно, потому, что он всегда считал Марианну женщиной Дэвида и не мог представить ее в объятиях другого мужчины. Это было равносильно богохульству.
– Ты станешь плохо думать обо мне.
– Дорогая Марианна, я о тебе самого лучшего мнения, как ты знаешь, и ничто не может заставить меня изменить его.
– Ты считаешь, что я предаю память о Дэвиде?
Адам молчал некоторое время. Именно так он и подумал, но решил, что не стоит высказывать свое мнение на этот счет, поскольку предвидел неразумную эмоциональную реакцию Марианны. Ведь, в конце концов, Дэвид мертв.
– Значит, считаешь. – Она сжала руку в кулак и ударила по подлокотнику кресла. – Черт возьми, Адам! Я думала, что уж ты в состоянии понять меня. Ты относишься ко мне, как Лавиния Несбитт.
– Боже милостивый! Только не говори, что ты сообщила об этом и матери Дэвида.
Марианна фыркнула и посмотрела на него.
– Конечно, нет. Я не настолько глупа. Но по-видимому, ты хочешь, чтобы я провела оставшуюся жизнь как мученица, постоянно скорбя о Дэвиде, как это делает она.
Так ли это? Адам не желал ей такого будущего. Чего же он ожидал? Что она будет оставаться одинокой в течение следующих сорока или пятидесяти лет? Взглянув на Марианну он понял, насколько нелепа эта мысль. Марианна удивительно красивая женщина. Естественно, она будет желанной для других мужчин. Разве сам он втайне не восхищался ее привлекательностью? Но она была женщиной Дэвида и навсегда останется таковой.
– Нет, я не хочу этого, – сказал он. – Извини, но мне трудно представить…
Ее щеки покрылись румянцем.
– Ты не представляешь меня с другим мужчиной? Адам кивнул.
– Мне трудно перестроить свое сознание, в котором вы неразрывно связаны друг с другом. Я не воспринимаю тебя без него.
– Но его нет на свете, Адам. Ты знаешь, при живом муже у меня никогда бы не возникло подобное желание. Однако Дэвид умер и я не хочу, чтобы меня тоже считали лишенной жизни.
– Я никогда не думал о тебе подобным образом, Марианна. Откровенно говоря, я полагал, что ты снова выйдешь замуж. Ведь ты еще очень молода!
– Я говорила тебе, что не имею намерения вступать в повторный брак.
– Да, говорила. Но я должен предупредить, что твое намерение завести любовника является большой ошибкой. Это не приведет ни к чему хорошему, не даст ничего, кроме душевной боли.
Марианна нахмурилась.
– Ты слишком самонадеян в своих суждениях.
– Ты помнишь, что сказал мне Дэвид перед смертью?
Она вся сжалась.
– Мне трудно было запомнить что-либо в тот день.
– Дэвид сказал, чтобы я позаботился о тебе. Именно это я и делаю. Скоропалительная любовная связь может оказаться губительной.
Марианна с вызовом посмотрела на него.
– Вспомни также, что он сказал мне. Это я хорошо запомнила. Он сказал, чтобы я была счастлива. В то время я не представляла, как это возможно. Мое сердце разрывалось, и я не могла думать о счастливом будущем без него. Когда Дэвид понял, что умирает, он сказал также, чтобы я не горевала всю оставшуюся жизнь, как его мать. «Будь счастлива», – сказал он. Это я и намерена сделать. Полагаю, роман с любовником сделает меня счастливой.
– Вряд ли. Поверь мне, Марианна. У меня большой опыт в этих делах. Ты не из тех женщин, которые готовы просто отдаваться мужчине. Ты никогда не будешь удовлетворена лишь плотскими утехами. Тебе потребуется нечто большее от мужчины.
– Полагаешь, тебе известно, что может меня удовлетворить?
– Да, я знаю.
– В самом деле?
Адам вглядывался в нее, начиная сомневаться. Действительно, знал ли он ее так хорошо, как думал? Он мог определенно сказать о ее взглядах на искусство, литературу и политику. Он знал о ее пристрастии к лимонному мороженому и что она предпочитает чай с молоком и без сахара. Знал, в каком банке она хранит свои деньги и в каком количестве. Что же хранится в тайниках ее души?
Он был свидетелем того, как сильно она любила Дэвида и как тяжело переживала его смерть; сколько усилий потребовалось ей, чтобы вернуться к нормальной жизни. Однако он понятия не имел, что она испытывала по ночам, лежа одна в постели.
Он коснулся ее руки.
– Послушай, Марианна. Я знаю, что ты очень тоскуешь по Дэвиду. Ты в течение восьми лет ощущала тепло его тела рядом с собой каждую ночь. Возможно, ты очень страдаешь от отсутствия этого тепла, но если ты заведешь любовника, он, насладившись тобой, оденется и уйдет, оставив тебя такой же одинокой. Почему бы тебе не подумать о новом муже? Дэвид воспринял бы это с большим пониманием, чем любовную связь.
– Я не хочу снова выходить замуж. Дэвид был единственной любовью в моей жизни. Его никто не сможет заменить. Кроме того, я, вероятно, никогда не смогу родить детей, а муж захочет иметь наследника.
– Любящий тебя мужчина не станет беспокоиться по этому поводу.
– Но меня это беспокоит! Ты должен знать, насколько серьезно я подхожу к принятию решений, и если говорю, что хочу иметь любовника, то, значит, вопрос решен.
Адам действительно знал, что ее трудно переубедить.
– В таком случае мы оба должны принять намерения каждого из нас, не так ли? Я хочу иметь жену, а ты – любовника. Хотя каждый считает ошибочным решение другого, надо смириться с этим. Наша жизнь должна существенно измениться, но я надеюсь, мы сможем по-прежнему оставаться друзьями.
Она накрыла его руку своей ладонью.
– Конечно, сможем. Я уже пришла к выводу, что слишком поспешила в своем неодобрении мисс Лейтон-Блэр. Уверена, мы с ней тоже подружимся. Адам сжал ее руку и поднес к своим губам.
– Будь счастлива, дорогая.
Она вдруг ощутила странную дрожь и убрала свою руку. Щеки ее снова покраснели. Удивительно! Марианна никогда прежде не реагировала так на его прикосновения. Должно быть, во всем виноваты разговоры о любовниках.
– Скажи, как это пришло тебе в голову? Я имею в виду идею завести любовника. – Адам не стремился узнать подробности, но чувствовал, что она горит желанием поделиться с ним, и потому ободряюще улыбнулся.
Марианна слегка пожала плечами и неожиданно застеснялась.
– Я не уверена, что смогу объяснить это, – сказала она. – Ты знаешь, меня не интересует новое замужество, однако это не означает, что я… что мне не следует… что я не должна… о, черт, ты понимаешь, что я имею в виду, Адам!
Конечно, он понимал. Марианна, безусловно, тосковала по мужчине. Как он не догадался, что она по-прежнему испытывает страстные желания, которые не находят удовлетворения?
– Думаю, что понимаю, – сказал он и насмешливо улыбнулся. – Однако тебе следовало сказать об этом раньше. Я был бы рад оказать тебе такую услугу. – Более чем рад, если бы хоть на мгновение мог представить, что она согласится на это. И если бы он мог пойти ей навстречу, не чувствуя, что предает своего лучшего друга. – К сожалению, теперь слишком поздно. Я помолвлен с Клариссой.
Марианна тоже саркастически улыбнулась в ответ:
– Как жаль.
– Могу ли я спросить, кто этот счастливец?
– Пока не представляю. Вот как?
– Ты даже не знаешь? – Адам потряс головой, словно пытался удалить из ушей нечто, мешавшее ему лучше слышать. – Прости, Марианна, но боюсь, что не понимаю тебя.
– На самом деле, все очень просто. – Она поудобнее устроилась в кресле и прикрыла шалью колени с видом полной жизни юной девушки, а не иссохшей от горя вдовы. Разумеется, ей снова хотелось испытывать сексуальные удовольствия. Она достаточно чувственная женщина, чтобы игнорировать это. – Я осознала, что нет причины жертвовать этим аспектом жизни только потому, что у меня нет желания снова выходить замуж, – сказала она, – поэтому и решила, что было бы неплохо завести любовника, хотя пока еще никого не выбрала.
Адам понимал ее потребности, однако с трудом мог одобрить позицию Марианны. Более того, его не покидала слабая надежда, что поскольку выбор еще не сделан, эта идея изживет себя, прежде чем будет реализована.
Конечно, глупо рассчитывать на это, но мысль о том, что Марианна окажется в объятиях другого мужчины, была невыносима для него. В его представлении она по-прежнему принадлежала Дэвиду, лучшему из мужчин, каких Адам когда-либо знал.
Марианна любила его, и он был без ума от нее. Адам втайне завидовал их взаимному счастью.
Он был свидетелем той радости, которую Марианна и Дэвид испытывали от общения друг с другом, и находил возможное появление неизвестного любовника кощунственным.
– Помнишь, я рассказывала тебе, что все мы в благотворительном фонде согласились оставаться вдовами? – спросила Марианна. – Что мы довольны нашей независимостью и не ищем возможности снова выйти замуж?
– Да, помню.
Как он мог забыть? Одно время ему казалось, что Марианна ожидала от него предложения. Может быть, она думала, что он готов занять место Дэвида? Вероятно ее заявление о нежелании повторно выходить замуж было сделано специально для него, чтобы избежать неловкости, которая могла возникнуть в связи с этим.
Адам же никогда не считал возможным делать ей подобное предложение. Впрочем, это не совсем так. Когда он обещал своему отцу серьезно подумать о браке, в голове его прежде всего возникла мысль о Марианне. Но только на мгновение. Да, он испытывал к ней большую привязанность, даже любовь. Но только как друг. Для него она была женой Дэвида, и всегда таковой останется.
Кроме того, вообразив на мгновение, что она принимает его предложение, он не был уверен, что на самом Деле желает этого. Марианна очень любила Дэвида и могла продолжать оплакивать его. Адам был достаточно разумен и понимал, что брак с ней стал бы невыносимым из-за каждодневного соревнования с почившим. Как будто он намеренно соблазняет жену лучшего друга. Глупо, конечно, так думать, поскольку Дэвид мертв, однако невозможно отделаться от этой мысли.
– В таком случае, – продолжила Марианна, – разве я должна отказываться от… всего только потому, что не желаю снова выходить замуж? – Она опустила глаза, и щеки ее порозовели. – Я хочу, тем не менее, получать от жизни удовольствие.
Конечно, она имела на это право. Черт побери, почему он не догадался об этом раньше? Разумеется, он не способен заменить ей Дэвида, но вполне мог бы удовлетворить ее потребности. Если бы не помолвка с Клариссой, возможно, Марианна выбрала бы его на роль любовника. Осмелился бы он предложить ей свою кандидатуру?
– Жаль, что ты не сообщила мне о своем намерении до моей помолвки с другой женщиной, – сказал он с соблазнительной улыбкой, вновь наполняя оба бокала. – Иначе я был бы рад доставить тебе удовольствие, какое ты только способна вообразить. – Он лукаво подмигнул ей. – Я представляю, как ублажить женщину.
Марианна смущенно отвернулась, и Адам понял, что она, конечно, знает о его похождениях.
Долгие годы он откровенничал в ее присутствии, доверяя ей также, как Дэвиду. Он опасался, что она иногда слышала его несвойственные джентльмену высказывания относительно женщин. У него было множество любовниц, но ни с одной из них его не связывали серьезные отношения. Свидания носили исключительно сексуальный характер и прекращались, как только женщины надоедали ему. Ни одна из них не привлекала его внимания в течение длительного времени. Фактически его дружба с Марианной являлась самым продолжительным общением с женщиной, которым он был чрезвычайно доволен.
Нелепо воображать, что эта дружба будет продолжаться вечно. И едва ли Марианна сочтет его возможным любовником, поэтому глупо поддразнивать ее. Однако только шуткой и достаточным количеством вина можно сгладить неловкость.
Адам сделал очередной глоток.
Марианна наконец подняла голову и улыбнулась.
– Я наслышана о твоей опытности, – сказала она, чаруя его ямочками на щеках, – и потому поделилась с тобой своими планами. Мне очень нужен твой совет.
Адам подавил стон.
– Совет?
– Кто лучше тебя поможет мне найти подходящего мужчину?
О Боже.
– И кто лучше посоветует, как заманить мужчину… в мою постель?
Ну, это уж слишком! Адам вылил из графина остатки вина в свой бокал и залпом осушил его.
– У кого еще такой огромный опыт в любовных делах? – продолжала Марианна.
Действительно, у кого?
– Ты хочешь, чтобы я помог тебе выбрать любовника?
Марианна неожиданно осознала всю нелепость своей затеи. Что подвигло ее на такой шаг? Перед мысленным взором женщины попеременно возникал образ Пенелопы с сияющим лицом и мрачный, мученический образ Лавинии. У Марианны не осталось сомнений, к чему она в большей степени склонна.
– Прости, Адам, мне не следовало просить тебя об этом. Просто я подумала…
О чем именно она подумала? Что он выполнит свою «угрозу»? Решится доставить ей «удовольствие, какое только она способна вообразить»? Марианна не сомневалась, что Адам отвечает за свои слова. Достаточно заглянуть в его зеленые глаза, чтобы понять это. Она радовалась, что помолвка связала ему руки. Он прекрасно знал, что она ни за что не станет искать близости с мужчиной, который принадлежит другой женщине.
– Ты подумала о том, что я являюсь твоим другом и потому должен помочь тебе по-дружески, – сказал Адам. – Что ж, я готов!
Марианна никак не могла побороть свои сомнения. Стоит ли втягивать Адама в свою авантюру? Однако после последней встречи с подругами, она пришла к выводу, что не имеет достаточного опыта в постели, хотя раньше так не считала. Она даже не представляла, что именно ей неизвестно, и потому испытывала некое возбуждение, стремясь восполнить пробел. Каково будет снова вступить в интимные отношения с мужчиной и испытать то, чего она не способна даже вообразить? Мысли об этом вызывали у нее трепет и в то же время пугали ее.
– Дэвид – единственный мужчина, с которым я… ну, ты понимаешь. Я никогда… – Марианна почувствовала, что щеки ее краснеют от смущения. Она не могла поверить, что затеяла этот разговор. – О, Адам, я не знаю, как надо действовать. Не знаю, кто будет достаточно хорош для меня… кто знает, как… о, черт побери, я не представляю, как найти подходящего мужчину.
Адам покачал головой:
– Марианна, ты ошибаешься, если думаешь, что я определю, кто из мужчин будет наилучшим любовником для тебя. Извини, ты требуешь невозможного. Откуда мне знать? Об этом лучше спросить у другой женщины. – Он усмехнулся. – Например, у герцогини.
Марианна намеревалась поговорить с Вильгельминой, только у нее не хватило духу. Но ведь сейчас она ведет разговор с Адамом на эту тему?
– Ты прав, – согласилась она. – Мне не следовало беспокоить тебя. К тому же речь идет не только о том, что мужчина делает в постели.
Адам приподнял бровь.
– Неужели? А я думал, что именно это и интересует тебя.
– Да, но мне нужен также мужчина, который умеет молчать. Я не хочу, чтобы мое имя трепали в клубах или, не дай Бог, заключали в отношении меня пари. Я рассчитываю сохранить уважение к себе.
– Значит, это должен быть порядочный джентльмен, – заключил Адам. – Иного я не ожидал. Что еще?
– Я не хочу, чтобы мужчина рассчитывал на брак и на мое состояние. Это должен быть человек, желающий принять меня на моих условиях. В наших отношениях не должно быть никаких сложностей.
– Итак, это должен быть мужчина, жаждущий только твоего тела, но не твоего состояния. – Адам бросил откровенный взгляд на ее бедра, отчего она внезапно ощутила жар в крови. – Этим условиям нетрудно соответствовать. Что еще?
Черт бы его побрал! Зачем он так смотрит на нее? С недавних пор Марианна стала особенно чувствительна к словам, взглядам и прикосновениям, которыми обменивались мужчины и женщины. Она давно знала Адама как соблазнителя, но он никогда не смотрел на нее таким вызывающим взглядом. Или она раньше просто не замечала этого?
Марианна постаралась взять себя в руки и улыбнулась в ответ на его наигранную наглость.
– Ну, желательно также, чтобы он был красивым. Адам рассмеялся.
– Разумеется. Итак, это должен быть красивый порядочный джентльмен, имеющий опыт в постели, при этом сдержанный и не создающий проблем. Поле поиска значительно сужается. Что еще? Он должен одеваться по моде?
– Не думаю, что это важно. Естественно, он должен иметь приличный вид, но я сомневаюсь, что мужчина, чрезмерно заботящийся о своем гардеробе, будет подходящей кандидатурой.
– Совершенно верно, заядлые модники нам не нужны. Это прерогатива женщин. А что скажешь относительно состояния кандидата?
– Его не следует принимать в расчет.
– А возраст?
– Хмм. Я не думала об этом. Полагаю, моему любовнику не должно грозить старческое слабоумие.
– Разумеется. Мужчина прежде всего должен быть способным выполнять свои обязанности, а истасканный повеса едва ли удовлетворит тебя. – Адам театрально передернул плечами. – Таким образом, мы должны искать джентльмена, который красив, благоразумен, не ведет себя как денди, не создает сложностей в отношениях и при этом достаточно силен, чтобы удовлетворить потребности женщины. Я правильно подытожил твои условия?
Марианна улыбнулась, понимая, что Адам постарался облегчить ее задачу, превратив все в игру.
– Да, – сказала она, – похоже, все верно. И еще…
– О Боже, что-то еще? Дорогая, если ты будешь слишком разборчивой, то рискуешь сузить область поиска настолько, что в ней не останется ни одного подходящего мужчины.
– Но, Адам, ведь с этим предполагаемым мужчиной я намерена проводить значительную часть своего времени не только в постели. Он должен не просто служить… для этого самого, не так ли? Я хотела бы иметь дело с человеком, с которым можно поговорить, который тактичен с женщинами, с которым было бы приятно общаться.
«С таким, как ты», – мысленно добавила она.
– Значит, с обаятельным джентльменом, способным поддерживать интеллектуальные разговоры, – заключил Адам.
– Да.
– Ты предъявляешь довольно высокие требования, дорогая. Но, разумеется, все перечисленные качества не будут иметь никакого значения, если избранник окажется неумелым любовником, верно?
– Безусловно. О, Адам, я знаю, что все это выглядит чрезвычайно глупо и ты просто дразнишь меня, но я хочу…
Марианна не могла признаться вслух даже Адаму, что ей ужасно хочется испытать наслаждение и страсть, о которых рассказывала Пенелопа. Познать то, что испытали ее подруги. Хотя бы раз в жизни.
Адам понимал, чего добивается Марианна, вероятно, лучше, чем она сама. И все же, несмотря на ее настойчивость, он считал, что ей не следует ступать на этот скользкий путь. Кто из мужчин действительно достоин ее? И кто может сравниться с Дэвидом Несбиттом, который, несомненно, был способным и умелым в постели, как и во всем остальном?
Бедная Марианна обречена на разочарование. Адам не страдал от отсутствия уверенности в своей сексуальной доблести и вполне мог бы соперничать с Дэвидом в любовном общении с женщинами. Однако он считал невозможным проявить себя на этом поприще с Марианной и почему-то, как ни странно, не хотел, чтобы другой мужчина предпринял такую попытку.
– Хватит поддразнивать меня, – сказала она. – Ты можешь предложить мне определенные кандидатуры, отвечающие моим требованиям?
– А у тебя есть кто-нибудь на примете?
– Конечно, целый список.
– Боже милостивый, список? Черт побери, Марианна, в таком случае надо еще выпить. У тебя, случайно, не найдется еще бутылочки?
– Ты знаешь, где ее искать.
Он действительно знал. Она по-прежнему хранила запас в глубоком ящике между тумбами письменного стола, стоящего в углу комнаты, где обычно держал вино Дэвид. Адам извлек оттуда бутылку и открыл ее. Не удосужившись перелить вино в графин, поскольку обсуждение списка потенциальных любовников не терпело промедления, он прихватил бутылку с собой и поставил ее на тумбочку между ними. Затем наполнил бокал Марианны, прежде чем налить вино себе.
Сделав тонизирующий глоток кларета, он сказал:
– Итак, где твой список?
Марианна протянула руку, взяла книгу, лежавшую рядом с диванной подушкой, и извлекла сложенный листок бумаги.
– Я написала несколько имен. Что ты думаешь, например, о лорде Питере Бентаме?
Черт возьми, надо быстрее соображать!
– Бентам? Младший сын Уортинга? Этот здоровенный парень с желтыми волосами?
– Да, он.
– На твоем месте я бы избегал его.
– Почему?
– Я слышал, у него слишком буйный, необузданный нрав.
– У лорда Питера? Трудно поверить. Он всегда казался мне добродушным джентльменом.
– Внешность бывает обманчивой. Многие мужчины ведут себя вполне прилично на людях, особенно в обществе женщин. Но среди мужчин о нем ходит дурная молва. Мне было бы крайне тяжело, если бы ты связалась с таким типом, как Бентам. Ради моего спокойствия давай вычеркнем его из списка.
– Хорошо.
В ее голосе прозвучала нотка разочарования. Неужели она действительно считает привлекательным этого неуклюжего олуха?
– Кто следующий?
– Сэр Дадли Уэйнфлит.
Адам усмехнулся:
– Едва ли тебе удастся привлечь его, дорогая.
– Почему?
– Между нами говоря, он совсем не интересуется женщинами.
Ее глаза удивленно расширились.
– Ты имеешь в виду…
– Вот именно. Вычеркивай его. Кто следующий?
– Роберт Плимсолл.
Адам покачал головой и рассмеялся.
– Хорошо, что ты обратилась ко мне за советом с этим списком.
Марианна вызывающе приподняла подбородок.
– У тебя есть возражения в отношении мистера Плимсолла?
– Только то, что он содержит любовницу с пятью детьми в Хэмпстеде.
Марианна удивленно ахнула.
– Ты шутишь? Я никогда не слышала об этом.
– Женщины часто не знают о подобных обстоятельствах. Иногда даже жены понятия не имеют о наличии у мужей второй семьи. Поверь, дорогая, каждому светскому мужчине известно о его другом доме в Хэмпстеде.
– О, какое разочарование! Действительно хорошо, что я обратилась к тебе за советом. – Марианна вздохнула и сделала глоток вина, глядя в список. – А что скажешь о Гарри Шеклфорде?
Адам нахмурился, храня молчание. Это занятие становилось весьма неприятным. Мысль от том, что один из этих мужчин может сойтись с Марианной, была невыносима.
– Что? У него тоже есть ужасные недостатки? Он пожал плечами:
– Ничего особенного. Просто у меня к нему интуитивная неприязнь.
– И что же говорит твоя интуиция?
– Это может показаться странным, но мне не нравится, как он обращается со своими лошадьми.
Марианна озадаченно нахмурилась.
– С лошадьми?
– Да. Шеклфорд совсем не щадит их, стегая хлыстом и вонзая в бока шпоры. Своей жестокостью он доводит несчастных животных до полного изнеможения. И я заметил, что если мужчина плохо обращается с животными, он и с женщинами ведет себя точно так же. Я не стал бы доверять ему.
В глазах Марианны мелькнуло подозрение.
– Ты считаешь, его тоже следует вычеркнуть из списка?
– Это на твое усмотрение, дорогая. Я только поделился своими наблюдениями.
– Хм. Хорошо, тогда лорд Рочдейл. Адам едва не поперхнулся вином.
– Рочдейл? – пробормотал он. Этот человек был его ближайшим другом и известным распутником. Адам не допускал даже мысли о том, чтобы Марианна сошлась с Рочдейлом. Тот немного попользуется ею и, не задумываясь, бросит. Она, разумеется, знала об этом. – Ты серьезно?
Она улыбнулась:
– Нет, конечно.
Адам облегченно вздохнул. Слава Богу!
– Я только хотела услышать твое мнение относительно каждого мужчины в моем списке.
– Негодница! Ты едва не довела меня до апоплексического удара.
– Так тебе и надо.
На щеках ее обозначились ямочки, и она выглядела восхитительно, как юная девушка, удобно устроившись в кресле, подобрав под себя ноги и прикрыв их шалью. Забавно, но он никогда прежде не замечал, какие у нее изящные ноги. Адам представил, как кому-то повезет увидеть эти ноги в другом положении и накрывать ее своим телом вместо шали. Проклятие!
– Ну, продолжим? – спросила она.
– Есть еще кандидатуры?
– Достаточно. Как видишь, список обширный. Она показала ему лист, на котором действительно фигурировало свыше двадцати имен. Адам снова налил себе вина. Похоже, этот вечер затянется надолго.
К тому времени, когда список Марианны сократился, небольшая тумбочка оказалась полностью уставленной пустыми бутылками. Марианна была довольно пьяна и плохо соображала, но могла поклясться, что Адам испытывал недовольство, оттого что в списке осталось еще несколько джентльменов, против которых не было серьезных возражений. У нее сложилось впечатление, что он готов вычеркнуть всех до единого, не оставив ей никакого выбора. И надежды найти подходящего мужчину.
Казалось, он исполнял роль старшего брата, считавшего, что все мужчины недостаточно хороши для его сестры. Или, может быть, он просто выполнял данное Дэвиду обещание заботиться о ней и делал это с излишним рвением? Во всяком случае, некоторые его придирки казались необоснованными. То мужчина был слишком высоким, то слишком коротким, то очень тучным, то очень худым. Глаза – чересчур узкие, нос – ужасно длинный.
– Твои идиотские возражения притянуты за уши, – сказала Марианна. – Я оставлю в списке лорда Олдершота, несмотря на его большие ступни.
Адам застонал.
– Как хочешь. Только я постарался бы танцевать с ним. Один неверный шаг, и твои изящные пальчики на ногах будут раздавлены.
Марианна хихикнула.
– Ты говоришь глупости, Адам. Ты слишком много выпил и несешь чепуху.
– Это ты хихикаешь как дурочка!
Они посмотрели друг на друга и расхохоталась, что часто делали раньше по вечерам, когда вино текло рекой. Подумать только, какое зрелище они представляли собой сейчас. Если бы кто-то из друзей увидел их в таком состоянии, то вероятно был бы шокирован. Шаль Марианны валялась на полу и она, давно сбросив туфли, вытянула ноги, опираясь ими о каминную решетку.
Адам сидел без сюртука, с расстегнутым жилетом и распущенным галстуком. Пол у камина был усеян осколками разбитого бокала, а под кресло закатилась пустая бутылка.
– Хватит смеяться, – сказала Марианна, сама не в силах остановиться. – У нас серьезное дело.
– Я думал, мы покончили с твоим чертовым списком. Только, пожалуйста, не говори, что в этой книге есть еще один.
– Больше нет никаких списков, уверяю тебя.
– Вот и славно. Мои мозги уже не работают. – Адам поднял свой бокал и выругался, обнаружив, что он пуст. – Черт побери, это была последняя бутылка.
– Разве в письменном столе больше нет бутылок? Мы все выпили?
– К сожалению.
– Боже! Кажется, я не смогу подняться. Вы, сэр, оказываете на меня дурное влияние.
– Твоя кровать по крайней мере находится в соседней комнате, а я должен лезть через проклятый балкон.
– Можешь остаться здесь, если хочешь. Я дам тебе подушку и одеяло.
– Нет, это плохая идея. Я лучше пойду.
При жизни Дэвида Адам часто оставался на ночь в гостиной после дружеской попойки, опасаясь в пьяном виде перебираться через балкон. Но после того как Марианна потеряла мужа, ему даже не приходило в голову ночевать в ее доме. Адам всегда заботился о ее репутации, однако, видимо, не понимал, что, находясь с ней в одной комнате и распивая вино по вечерам, тем самым подвергает риску ее репутацию независимо от того, останется он здесь на ночь или нет.
В данном случае он прав. Учитывая тему их разговора, приглашение остаться на ночь было глупостью.
– Надеюсь, ты будешь осторожен? – спросила Марианна. – Я не хочу обнаружить утром на улице твое распластанное тело.
– Какую ужасную картину ты нарисовала! Ты искушаешь меня воспользоваться парадной дверью.
Она усмехнулась:
– Не смей даже думать об этом!
– Не беспокойся, до этого не дойдет. Я еще кое-как соображаю. Обещаю быть осторожным.
Тем не менее, никто из них не сделал даже попытки подняться с кресла. Марианна по крайней мере вполне могла оставаться на своем месте. Что же касается Адама, то она подозревала, что он собирается с духом перед ответственным мероприятием.
Марианна с нежностью смотрела на него, размышляя, будет ли она чувствовать себя так же комфортно с другим мужчиной, обозначенным в ее списке. Очень досадно, что Адам недоступен для нее. Интересно, как бы он оценил себя, если бы его имя там присутствовало? К счастью, Марианне достало благоразумия не включать его в список.
– Несмотря на твое легкомыслие, ты оказал мне большую помощь, Адам. Я очень благодарна тебе. Ты сэкономил для меня уйму времени.
– Ты же не хочешь тратить время и силы на соблазнение недостойного тебя мужчины, не так ли?
– Нет, конечно. Хотя существует еще одна проблема, помимо выбора кандидата.
– О да! Ты говорила, что это серьезное дело, и теперь, когда больше нет вина, займемся твоей проблемой всерьез. Итак, в чем сложности, дорогая?
– Адам, я понятия не имею, как соблазнить мужчину. Ты должен научить меня.
Он резко поднял голову.
– Женщина, ты зашла слишком далеко.
– Я действительно не знаю, с чего начать. В последний раз я флиртовала с мужчиной много лет назад. Наш брак с Дэвидом был заранее предопределен, и мне не потребовались женские уловки, чтобы завоевать его. Я не знаю, как соблазнить мужчину, Адам. Что я должна делать?
Он провел рукой по своим волосам, откинув их со лба, но они, естественно, вернулись в прежнее положение, потом с тоской посмотрел на нее.
– Марианна, я не хочу учить тебя, как завлечь мужчину в постель. Пожалуйста, не проси меня об этом.
– Адам, мне действительно необходима твоя помощь. Ты знаешь, насколько я несведуща в этих вопросах, а ты опытный мужчина. Как мне уговорить тебя?
Он застонал.
– Не надо, прошу тебя.
– Пожалуйста, Адам.
– Ты сама должна догадаться, что следует предпринять.
– Хорош друг! – сказала Марианна возмущенно. – Кого же мне просить об этом? Я рассчитывала на твою помощь.
– Обратись к одной из твоих чертовых вдов, устраивающих благотворительные балы, – ответил Адам, сердито махнув рукой. – Обратись к герцогине. Обратись к кому угодно, только не проси об этом меня.
– Я попрошу герцогиню просветить меня, можешь не сомневаться. Но мнение мужчины также важно для меня… как, например, узнать заинтересовался ли мной мужчина?
– Не притворяйся, Марианна. Ты, безусловно, чувствуешь, когда мужчина находит тебя привлекательной.
Марианна улыбнулась:
– Не знала, что ты считаешь меня красивой. Это приятный сюрприз.
– Хм. Конечно, ты знала, как я оцениваю твою внешность. Как ты могла не знать?
– Это лишний раз подчеркивает мою неосведомленность. Впрочем, я не говорю о способности распознать, считает ли меня мужчина хорошенькой. Меня интересует, как узнать, хочет ли он увлечь меня в постель?
– Мы все этого хотим. Твоя задача – дать мужчине понять, что он может проявить настойчивость.
– Но как? Как женщины дают тебе понять, что ты можешь сойтись с ними.
– Очень просто.
– Как?
Адам тяжело вздохнул и глубже погрузился в кресло.
– Сделай так, чтобы он проводил тебя до дома. Затем пригласи его выпить по бокалу бренди. Это будет достаточно откровенным намеком.
– А что потом? После того как я приглашу его наверх?
– Предоставь ему самому принять решение. Сообразительный мужчина поймет, что надо делать, черт бы его побрал!
Марианна улыбнулась, видя расстройство Адама.
– Тебе вообще не нравится моя идея завести любовника, не так ли?
– Если честно, то да.
– Разве ты не хочешь, чтобы я была счастлива?
– О, дорогая, конечно, хочу.
Адам протянул руку, чтобы прикоснуться к ней, но потерял равновесие и едва не перевернул кресло. Предприняв еще одну попытку, Адам в конце концов дотронулся до руки Марианны и ободряюще пожал ее. Затем его пальцы скользнули по ее коленям, прежде чем он снова откинулся на подушки кресла.
Должно быть, под действием вина Марианна еще долго ощущала тепло этого прикосновения.
– Конечно, хочу, – повторил Адам. – Больше всего, ты же знаешь.
– Знаю.
– Полагаю, мне больше не придется беспечно лазать к тебе через балкон с неожиданным визитом? Я могу наткнуться на твоего неизвестного обожателя, который окажется в затруднительном положении.
– Я не учла это, хотя мне не хочется, чтобы ты прекращал свои визиты, Адам.
– Тогда, может быть, надо договориться об условном сигнале.
– Каком именно?
– Давай посмотрим. – Адам обвел взглядом комнату – Как насчет орхидеи? – Он жестом указал на экзотическое растение во французском кашпо. – Поставь этот цветок на балкон, когда захочешь, чтобы я посетил тебя. Если орхидеи не будет, я не полезу к тебе.
– Хорошо, если тебе так удобнее.
– Все это вообще меня не устраивает.
– Прекрати вести себя как старший брат. Я самостоятельная женщина.
Адам уставился на нее с открытым от изумления ртом, затем расхохотался. Успокоившись, он сказал:
– Обещаю, дорогая, сдерживать свои покровительственные инстинкты.
В его зеленых глазах внезапно отразилось нечто такое, чему Марианна не нашла определения, однако этот напряженный взгляд настолько пленил ее, что она почти перестала дышать.
– Обещаю также, – сказал он тихо, – никогда не относиться к тебе по-братски. Отныне ты всегда будешь для меня независимой женщиной.
Боже, от его глубокого чувственного голоса у нее побежали мурашки по спине! Адам лишь изредка пользовался своим соблазнительным шармом в общении с ней, но когда пускал его в ход, его обаяние сказывалось на ней губительно.
Будет ли оказывать на нее такое же влияние хотя бы один из мужчин, оставшихся в ее списке, и сможет ли она, наконец, познать то, о чем говорила Пенелопа?
Марианна снова взглянула на список с оставшимися кандидатами. Который из них станет ее любовником?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восторг ночи - Герн Кэндис



Очень интересная книга! Просто Класс! 10+
Восторг ночи - Герн КэндисНадежда
10.06.2012, 14.52





Не знаю за что тут 10 ставят. Скучный без эмоциональный роман , бросаю читать на 17 главе. Моя оценка 7/10.
Восторг ночи - Герн КэндисИрина
13.06.2012, 15.45





Еще одна вдова Марианна. Ищет любовника а находит друга мужа, который влюблен в нее с первого дня знакомства много лет.В этом романе много юмора и мелькают другие вдовы.
Восторг ночи - Герн КэндисВ.З.,65л.
30.04.2013, 12.14





Очень скучный роман. Первая и вторая глава были более интересные, но дольше становится скучно читать.Я согласна с Ириной.
Восторг ночи - Герн КэндисЭрика
8.04.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100