Читать онлайн Восторг ночи, автора - Герн Кэндис, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восторг ночи - Герн Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восторг ночи - Герн Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восторг ночи - Герн Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герн Кэндис

Восторг ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Какой прелестный мостик, – заметила Марианна, догуливаясь под руку с Джулианом по просторным садам Оссинг-Парка.
Окружающая обстановка была великолепной, и Джулиан с энтузиазмом показывал ей все достопримечательности: итальянский сад, розовый сад, небольшой водопад, обелиск, оранжерею, вольеры с оленями, зимний сад.
Они бродили уже не один час, и ноги Марианны начали уставать, но Джулиан с такой очаровательной гордостью демонстрировал свое хозяйство, что она не стала обращать внимание на это незначительное неудобство. Он никогда не выглядел таким красивым, и Марианна испытывала удовольствие, проводя время с ним.
– Это тот самый мостик, о котором вы рассказывали мне? – спросила она. – Это его вы реконструировали?
– Да. – Голубые глаза Джулиана сияли в течение всей прогулки, и он, как никогда, выглядел воодушевленным и полным жизни. В городе на лице его, как правило, присутствовала маска скуки и высокомерия, какую было принято изображать в светском обществе. Но здесь, среди природы Оссинга, он позволял себе быть естественным. Несомненно, он очень любил это место. – Старый мост стал небезопасным, – пояснил Джулиан, – и его пришлось разрушить. Хотя мои архитекторы и настаивали на современной, более элегантной конструкции нового моста, я решил восстановить афинский стиль прежнего. На мой взгляд, он лучше всего гармонирует с окружающей средой.
– Вы, безусловно, правы. По-моему, он выглядит превосходно. Здесь все очень красиво.
Джулиан посмотрел на нее напряженным взглядом, отчего по плечам Марианны пробежала легкая дрожь.
– Да, здесь все красиво, – многозначительно согласился он. – Идемте дальше.
Он взял ее за руку и потянул в ближайшую рощицу. Полагая, что там находится какое-нибудь парковое украшение в виде искусственных руин, статуя или другая достопримечательность, которую Джулиан намерен ей показать, Марианна несказанно удивилась, когда он остановился, прислонился к стволу большого дерева и притянул ее в свои объятия.
– Я очень рад видеть вас здесь, – сказал он, понизив голос. – Вы очень красивы, как и все в Оссинге. Нет, вы неподражаемы.
Он крепко прижал Марианну к себе и поцеловал. Это было похоже на насилие. Джулиан без каких-либо предварительных ласк овладел ее губами, раскрыл их и погрузил внутрь язык. Марианна была немного обескуражена проявлением такой неистовой страсти, но и немного возбуждена при этом. Этот поцелуй был более грубым, чем поцелуй Адама. Должно быть, такое поведение присуще зрелым любовникам. Никакой скромности, никакой утонченности. Только грубая необузданная страсть.
Его язык встретился с ее языком, и она старалась отвечать ему так, как он, вероятно, ожидал. Однако у Марианны возникло странное ощущение отрешенности от своего тела, словно она была беспристрастным наблюдателем. Она отчетливо сознавала каждое движение языка Джулиана, его губ и зубов, его руку на своей шее, а другую на пояснице, его бедра, прижимающиеся к ней, но не чувствовала себя вовлеченной в то, что происходило между ними. Она вообще ничего не чувствовала.
Это невозможно было понять. Когда Адам целовал ее – и это не был такой продолжительный поцелуй, как сейчас, – она ощущала жар в крови, внутренний трепет и необычайное волнение. Здесь же Джулиан делал более интимные вещи, но она не испытывала ни малейшего возбуждения.
В чем дело?
– Кажется, храм находится в этом направлении.
– Нет, уверен, что в другом.
Звук приближающихся голосов отрезвил Джулиана. Он тихо застонал и выпустил Марианну из объятий.
– Проклятие. – Он улыбнулся и поправил свой галстук. – Нас едва не застукали на месте преступления.
Мы продолжим это приятное общение. К сожалению, сегодня вечером не получится. Но завтра…
Он посмотрел ей в глаза, затем перевел взгляд на губы и снова на глаза. Ее тело отреагировало на этот взгляд гораздо активнее, чем на его губы и язык. Может быть, она слишком нервничала, и потому его поцелуй не доставил ей удовольствия? Может быть, была слишком напряжена в ожидании и не смогла расслабиться, чтобы насладиться им?
– Значит, до завтра, Марианна?
Боже, как он красив! И его взгляд подобен ласке. Разве можно устоять перед ним?
– До завтра, – покорно ответила она.
Он улыбнулся, взял ее за руку и повел к дорожке, откуда доносились голоса.
Итак, вопрос решен. Она фактически пригласила молодого человека разделить с ней постель. Завтра. Что же она наделала?
На дорожке появилась довольно большая группа людей, многие из которых говорили одновременно и указывали в различные направления. Среди них находился Адам. Он стоял молча, в то время как его невеста с необычной для нее живостью разговаривала с сэром Джорджем Лоустофтом. Еще несколько молодых людей собрались вокруг нее, соперничая между собой за привлечение ее внимания, а она вся сияла от удовольствия.
Марианна с удовлетворением отметила, что задуманные ею соблазны на пути девушки делают свое дело. Кларисса явно наслаждалась компанией молодых людей, оставив жениха без внимания.
Девушка повернулась, когда Джулиан и Марианна приблизились к ним.
– А вот и вы! – сказала она. – Вы должны показать нам храм, Джулиан. Мне ужасно хочется увидеть его. Я полагала, что он находится в этом направлении, но сэр Невилл считает, что к нему надо идти по этой аллее среди деревьев.
Джулиан отпустил руку Марианны и подошел к молодым людям.
– Вы оба ошибаетесь, – сказал он с улыбкой. – Храм находится по другую сторону этого моста. Следуйте за мной. – Он предложил свою руку Клариссе, и они вместе двинулись вперед.
Адам поймал взгляд Марианны и подождал, когда она присоединится к нему.
– Как видишь, меня покинули, поэтому ты должна принять мою руку, дорогая.
Она так и сделала. Они последовали за остальными, но Адам замедлил шаг, и вскоре они далеко отстали.
– Ты восхитительно раскраснелась, – заметил он. – Как будто только что целовалась!
– Так и было.
– А-а… Значит, наш хозяин не тратит зря время. – Адам немного помолчал, затем продолжил: – Полагаю, сегодня вечером ты, наконец, достигнешь своей цели.
– Нет, не сегодня. Довольно поздно прибудут еще гости, и он должен принять их.
– И поэтому ты выглядишь такой мрачной? Ты расстроена, оттого что не будешь иметь любовника в своей постели в этот вечер?
– Нет, не поэтому.
– Тогда почему? Я вижу, тебя что-то беспокоит. В чем дело, Марианна?
Она взглянула на него и почувствовала, что глаза ее наполняются слезами.
– О, Адам, боюсь, я допустила ужасную ошибку. Он удивленно приподнял брови.
– Шервуд оказался негодным мужчиной?
– Нет, это я никуда не гожусь.
– Прошу прощения?
– Адам, что, если отсутствие страсти в моем браке не было связано с Дэвидом? Что, если в этом виновата я?
– О чем, черт возьми, ты говоришь?
– Я… я почти ничего не чувствовала, когда Джулиан целовал меня.
Адам неподвижно уставился на нее своими ясными глазами, и она поняла, что они оба подумали об одном и том же. Она явно испытала страсть, когда Адам поцеловал ее несколько дней назад.
– Он был чрезвычайно… страстным, – сказала Марианна, – а я ничего не ощущала. Мой мозг воспринимал все, что он делал, но тело оставалось бесчувственным. Я испытывала странную отрешенность от всего, что происходило.
Адам улыбнулся:
– Ты слишком много думаешь. Во время поцелуя нет места рациональному мышлению. – Он мог бы не говорить этого – Марианна была не способна о чем-то думать, когда целовалась с ним. – Ты довела себя до такого состояния, что не могла наслаждаться поцелуем. Расслабься! Дай волю своим чувствам. Боже, не могу поверить, что говорю все это тебе. – Он криво улыбнулся, насмехаясь над собой. – Ни о чем не думай. Просто чувствуй.
– А что, если я никогда не смогу почувствовать нечто большее, чем то, что было у меня с Дэвидом? – Ее слова были пронизаны болью. – Что, если я одна из тех женщин, которые не способны испытывать страсть и наслаждение во время физической близости? Что, если я от природы такая? Что, если я разочарую лорда Джулиана?
– Моя дорогая. – Адам ступил на новый красивый мост Джулиана и повернул ее лицом к себе. – Ты не разочаруешь его. Ты не из тех женщин. Я чувствовал ответную реакцию твоего тела, Марианна. Ты, конечно, не забыла? Я лично не забыл.
Нет, она все помнила. Тогда ей показалось, что этот поцелуй ничего не значил для него. Но может быть, она ошиблась?
Адам взял ее руку, осторожно стянул лайковую перчатку и поцеловал нижнюю часть запястья. Когда его язык коснулся ее ладони, Марианна невольно затрепетала.
– Вот видишь, – сказал он. – Эта дрожь говорит о том, что ты не являешься холодной, невосприимчивой женщиной.
Он приподнял ее подбородок согнутым пальцем, затем провел Им по линии скулы и медленно спустился вниз к шее. Марианна резко втянула воздух и снова затрепетала.
– Вот опять твое тело реагирует даже на простое прикосновение, – сказал Адам. – Так что не бойся, дорогая, Джулиан останется доволен. Ты пылкая, чувственная женщина. Тебе нужно только расслабиться и дать волю своим чувствам. Позволь своему телу возобладать над сознанием. Любой мужчина будет в восторге разделить с тобой страсть.
Включая Адама? Был бы он счастлив разделить с ней постель? Учитывая ее реакцию на его простое прикосновение, Марианна была уверена, что она определенно испытала бы с ним небывалую страсть.
Она надеялась, что он прав. Если его прикосновение вызывает у нее дрожь желания, то и с Джулианом, возможно, будет то же самое. Если только она перестанет тревожиться по этому поводу.
Но почему, о, почему вместо Джулиана не может быть Адам? В объятиях Адама она расслабилась бы, не испытывая никакой тревоги.
* * *
– Держи лук тверже, теперь медленно натягивай тетиву. Вот так. Оттягивающая рука должна находиться около скулы так, чтобы тетива касалась подбородка.
Адам невольно обнимал Клариссу, обучая ее, как надо пользоваться луком и стрелой. Шервуд предложил мужчинам устроить соревнование, но дамы возразили, заявив, что тоже хотят принять участие в этом развлечении. Джентльмены были рады оказать им такую услугу, хотя большинство женщин никогда прежде не держали в руках лук. И конечно, единственный правильный способ научить их стрелять заключался в том, что джентльмен стоял вплотную к ученице и давал указания, почти обнимая ее.
Так было и у Адама с Клариссой. При этом он решил воспользоваться случаем, чтобы снять напряжение, которое испытывал последние два дня. Его грудь прижималась к хрупкой спине девушки, левой рукой он обхватил ее кисть, держащую лук, а правой направлял ее руку со стрелой на должный уровень. При этом его подбородок прижимался к ее виску. Мягкие светлые кудри щекотали щеку Адама и шевелились от его дыхания, когда он говорил.
– Держи лук крепче, когда натягиваешь тетиву. Убедись, что все три оттягивающих пальца действуют одинаково, и не касайся выемки на стреле. Оставь небольшое пространство между этим пальцем и этим.
Кларисса слегка изменила позу, пока он говорил, и при этом выглядела слишком напряженной, чтобы произвести хороший выстрел. Несомненно, близость Адама смущала ее, да и присутствие зрителей не способствовало сосредоточенности. Адам медленно отступил назад, неохотно оторвавшись от ее мягкого тела.
– Отлично, Кларисса. Теперь, приподними повыше правый локоть. Вот так. Расслабь плечи. – Он приложил руку к каждому ее плечу и сказал: – Опусти их немного ниже. Расслабься. – Потом ласково провел ладонями по ее плечам в надежде снять напряжение и отошел назад. – Хорошо, Кларисса. Теперь приготовься отпустить тетиву. Ты должна сделать это одновременно тремя пальцами. Не бойся, если тетива заденет руку. Для этого у тебя надета защита. Постарайся не двигаться. Сохраняй положение оттягивающей руки, пока стрела в воздухе. Готова?
– Думаю, да.
– Тогда отпускай.
Кларисса отпустила тетиву, которая резко ударила по кожаному щитку на руке в то время, как стрела со свистом прорезала воздух. Девушка удивленно взвизгнула, но, надо отдать ей должное, сохранила положение рук и тела, как ее учили. Стрела упала в нескольких ярдах в стороне от цели.
– Кажется, получилось не очень хорошо? – сказала она и захихикала.
– Позвольте, я покажу вам, как надо стрелять. – Вперед выступил лорд Хэверинг, один из самонадеянных молокососов, присутствовавших среди гостей. Он отстранил Адама, чтобы занять его место.
Адам пристально посмотрел на наглеца, но его светлость с присущей молодости надменностью вызывающе встретил его взгляд. Адам хмыкнул и отошел к зрителям.
Он был вынужден наблюдать, как этот наглый щенок обнимал Клариссу, помогая ей занять правильную позу. Хэверинг был на несколько дюймов ниже Адама, поэтому его подбородок оказался на уровне уха девушки. Она хихикала, когда он поправлял ее локти и плечи, и Адам не сомневался, что тот при этом нашептывал ей что-то.
– Вы слишком крепко сжимаете лук, – вслух поучал ее Хэверинг. – Держите его свободней. – Он коснулся ее пальцев, державших лук, и, по мнению Адама, задержал свою руку гораздо дольше в таком положении, чем требовалось. – А локоть надо поднять так, чтобы лук не был направлен вниз. Вот так. Другой локоть тоже надо поднять повыше. Превосходно.
В конце концов, он счел позу Клариссы удовлетворительной и отошел от нее. И правильно сделал. Если бы он задержался чуть дольше, то Адам схватил бы его за шиворот и отбросил в сторону.
Кларисса выпустила стрелу, и та снова пролетела мимо цели.
– О черт! – с досадой произнесла она и топнула своей изящной ножкой, потом опять захихикала.
– Ты держала руку с луком слишком высоко, – сказал Шервуд, выходя на смену юнцу. – Я покажу тебе, как надо стрелять. Давай попробуем еще раз, Кларри.
Кларри? Адаму снова пришлось смотреть, как еще один молодой повеса обхватывает руками его невесту. Но Шервуд по крайней мере не вызывал у него раздражения, поскольку у того на уме была другая женщина в данное время. Он не прикасался к Клариссе слишком долго, как это делал Хэверинг, и не прижимался к ней, как Адам. Он просто поправил ее локоть, плечо и пальцы.
– Теперь, – сказал он, – держи локоть параллельно земле и не задирай его кверху, как советовал Хэверинг.
– Вздор! – возразил Хэверинг. – Предплечье должно быть поднято как можно выше.
Шервуд засмеялся.
– Не слушай его, Кларри. Он не понимает, что говорит. Держи локоть параллельно земле. Вот так. Отлично. – Он отошел назад. – Теперь представь, что три пальца, держащие тетиву, соединены вместе. Когда будешь отпускать стрелу, они должны действовать как один. Ты готова?
– Да.
– Хорошо, отпускай.
Кларисса отпустила тетиву, которая звонко щелкнула по защитному щитку на руке. Стрела со свистом рассекла воздух и вонзилась в цель. Кларисса восторженно взвизгнула и подпрыгнула вверх.
– Я сделала это!
– Конечно, – сказал Шервуд, слегка пожав ее плечо. – Молодец, Кларри.
Она вся сияла от восторга и с улыбкой бросила на лорда Хэверинга торжествующий взгляд.
– Тебе следует получше приглядывать за ней, – заметил неизвестно когда подошедший Рочдейл, обращаясь к Адаму. – Один из этих парней может увести ее у тебя из-под носа. – Он приподнял брови и улыбнулся. – Или, может быть, ты именно на это и надеешься?
Адам проигнорировал его нападки, наблюдая за мисс Стиллмен и вдовствующей герцогиней Хартфорд, которых сэр Джордж Лоустофт и лорд Инглби также обучали стрелять. Затем подошла очередь Марианны. Шервуд, не теряя времени, вызвался ей помочь. В отличие от осторожного подхода во время инструктирования Клариссы он вплотную прижался к Марианне, корректируя ее позу. Чувствовалось, что между ними происходило нечто большее, чем обучение стрельбе из лука.
– Пойдем в дом и сыграем партию в бильярд, – сказал Рочдейл, потянув Адама за рукав. – Пойдем, старик.
Боюсь, ты можешь выставить себя глупцом, продолжая наблюдать за этим представлением.
Адам не собирался выглядеть глупцом и не хотел видеть Марианну в объятиях Шервуда, который, по-видимому, не сумел даже толком поцеловать ее. Бог знает, сможет ли он должным образом проявить себя в постели с ней.
– Хорошая идея, – сказал Адам. – Пошли.
Они отвернулись от стрелков из лука и зашагали по тропинке, ведущей через небольшой холм к дому.
– Значит, тебе приходится следить за развитием этой любовной связи, находясь поблизости?
– Ближе, чем ты можешь себе представить, – сказал Адам. – Мне предоставили комнату по соседству с ее комнатой.
– О Боже!
– Кажется, она очень довольна своим будуаром. Я не видел, но мне говорили, что это большая роскошная комната, достойная герцогини. Боюсь, моя гораздо меньше. Похоже, это бывшая гардеробная, преобразованная в спальню на время домашнего приема. – Между их комнатами даже существовала дверь, вызывавшая у Адама искушение. – Марианна выглядит здесь королевой, – продолжил Адам. – А я чувствую себя униженным слугой, ночуя в гардеробной. Мне крайне не хотелось бы находиться в непосредственной близости от нее.
– И стены тонкие? Ты слышал ее крики наслаждения прошлой ночью?
– Нет. Шервуд занимался приемом запоздавших гостей, и у него с ней ничего не было. – Это служило единственным утешением его истерзанному самолюбию. Адам подумал, что хорошо бы какая-нибудь другая обязанность отвлекла Шервуда и этой ночью, потом следующей и так до конца недели.
– А сегодня? Адам застонал.
– Да, полагаю, это произойдет сегодня, будь все проклято.
– Ты ничего не можешь изменить, Кэйзенов, так что сохраняй лицо. Тебе надо отвлечься с другой женщиной. Говорят, Амелия Форрестер способна оказать джентльмену нужную услугу. Развлекись с ней в постели и не думай о Марианне.
– Ты забыл, что здесь моя невеста и ее родители. Отец Клариссы, вероятно, вызовет меня на дуэль, если обнаружит, что я развлекался с другой женщиной, находясь под одной крышей с его дочерью. И ее мать тоже будет готова убить меня.
– В таком случае затащи эту девчонку в свою постель. И не бойся ее матери. Что она может сделать? Ведь ты уже помолвлен с девушкой.
– Я думал об этом, поверь. – Адам действительно подумывал о таком варианте после встречи с Марианной день назад, когда в нем неожиданно вспыхнула страсть. С тех пор он был крайне возбужден и с огромным удовольствием овладел бы невинной Клариссой, чтобы забыть о Марианне. – Однако сомневаюсь, что Кларисса готова досрочно провести со мной брачную ночь. Боюсь, я обречен коротать ночи в одиночестве на этой неделе.
– Поступай, как считаешь нужным, – сказал Рочдейл. – Кажется, тебе есть чем заняться со своей невестой, даже если она не пустит тебя в свою постель. Она все больше расширяет круг своих поклонников.
– Кларисса просто развлекается. Она не допустит ничего предосудительного, особенно когда здесь ее родители.
Друзья достигли вершины холма, и Адам повернулся в сторону площадки для стрельбы из лука. Лорд Джулиан Шервуд готовил Марианну к следующему выстрелу, снова обнимая ее. Адам отвел глаза.
– Терпеть не могу эти загородные сборища, – сказал он.
– Какое чудесное развлечение эта стрельба из лука, – заметила Пенелопа. – Я не представляла, что этот спорт может действовать так возбуждающе. Как хорошо, что лорд Джулиан предложил развлечься таким образом.
Вильгельмина, Грейс, Пенелопа и Марианна вместе возвращались в дом. Марианна радовалась, что гости сразу не разбились по парам. У нее впервые после прибытия в Оссинг появилась возможность поговорить с подругами в своем кругу.
– Лорд Джулиан явно уделял тебе особое внимание, Марианна, – сказала герцогиня. – Он пользовался каждой возможностью, чтобы обнять тебя.
– Да, я заметила это, – ответила Марианна. – Признаюсь, это были довольно чувственные объятия. С другими леди он вел себя более скромно. Видимо, он не делает секрета из своих намерений.
– Учитывая еще и то, что он предоставил тебе одну из лучших спален, – добавила Пенелопа.
– Я сделала ему замечание по этому поводу, – сказала Марианна. – Эту комнату следовало отдать Вильгельмине, как более знатной гостье, но он только рассмеялся и сказал, что это его дом и он имеет право назначать комнаты по своему усмотрению.
– Моя комната вполне хороша, – сказала герцогиня. – Тебе не стоило беспокоиться обо мне.
– Это явное нарушение этикета, которое не пройдет незамеченным, – возразила Грейс. – Тебе следовало бы позаботиться о своей репутации, Марианна. Ты можешь стать объектом сплетен.
– Вздор, – заявила Пенелопа. – Благопристойная леди Престин не допустит скандала в этом доме.
Марианна устремила свой взгляд на упомянутую леди, которая шла рука об руку со своей подругой леди Тротбек. Сестра Джулиана, несомненно, была ярой приверженкой добропорядочного поведения. Она являлась дочерью герцога и вдовой маркиза, поэтому было бы удивительно, если бы она вела себя иначе.
– Должна признаться, она приняла меня весьма холодно, – сказала Марианна.
– Она понимает, что этот прием гостей устроен ради тебя, – заметила Вильгельмина.
– И безусловно, не одобряет данное распределение комнат, – добавила Пенелопа.
– Я подозреваю, она не одобряет все это мероприятие, – согласилась Грейс. – Леди Престин уверена, что некоторые спальни будут использоваться не только для сна. Например, спальня мистера Толливера. – Она бросила взгляд на Пенелопу, которая улыбнулась. – Или спальня этого ужасного лорда Рочдейла. Не понимаю, зачем его пригласили.
– Думаю, Джулиан знал, что Адам, приглашенный ради Клариссы, едва ли найдет друзей среди других гостей-джентльменов, – предположила Марианна. – Приглашение лорда Рочдейла явилось любезностью в отношении Адама. Лорд Джулиан превосходный хозяин в этом смысле. Он хотел, чтобы каждый имел здесь по меньшей мере одного друга, чтобы не чувствовать себя одиноким и покинутым. Супруги Тротбек являются хорошими друзьями леди Престин, мисс Стиллмен близка Клариссе, а миссис Форрестер, несомненно, приглашена ради ее сестры, леди Дрейк.
– Я заметила, Рочдейл уже снюхался с леди Дрейк, – сказала Пенелопа.
– Следует ли удивляться, что леди Престин не одобряет этот загородный прием? – сказала Грейс с отвращением скривив губы.
– Но, моя дорогая, в этом весь смысл домашних вечеринок, – обратилась к ней Вильгельмина. – Здесь создается более подходящая обстановка для обольщения, чем на светских балах в Лондоне.
– А самое главное, – добавила Пенелопа, – мы с Юстасом сможем проводить здесь все ночи вместе, и ему не надо будет крадучись покидать меня на рассвете. Мне было необычайно приятно спать в его объятиях прошлой ночью.
Она выглядела такой задумчивой, что Марианна подумала, уж не влюбилась ли Пенелопа в мистера Толли-вера.
Вильгельмина снисходительно улыбнулась.
– Конечно, – согласилась она. Потом обратилась к Марианне: – Однако ты, кажется, была не столь удачлива.
– Да. Лорд Джулиан выполнял обязанности хозяина прошлой ночью.
– В таком случае сегодня будет твоя ночь, – сказала герцогиня. – Ты волнуешься?
– Будет очень здорово, уверяю тебя. – Пенелопа обняла Марианну за плечи.
– Надеюсь, – ответила Марианна. – Признаюсь, предстоящая встреча тревожит меня. – Особенно после того, как Джулиан еще раз украдкой поцеловал ее сегодня утром. Это был такой же грубый и страстный поцелуй, как и первый. Марианна попыталась расслабиться и получить удовольствие, однако не испытала ни возбуждения, ни внутреннего трепета. Ей хотелось, чтобы Джулиан был более нежным, однако не сомневалась, что ее невосприимчивость к его ласкам свидетельствует об отсутствии у нее должного опыта в таких делах. Ей не следует ожидать, что он будет деликатно ухаживать за ней и уговаривать, как девственницу.
– Это твой первый опыт, так сказать, – заявила Вильгельмина, – поэтому нервозность вполне объяснима. Но ты должна расслабиться, когда придет время. Уверена, лорд Джулиан знает, как надо действовать. Ты получишь гораздо большее удовольствие, если не будешь слишком напряжена.
– Адам утверждает то же самое. Грейс буквально окаменела от ужаса.
– Тебе не следовало обсуждать подобные вещи с мистером Кэйзеновом.
– Он мой ближайший друг, Грейс.
– Одно дело говорить откровенно о таких интимных вещах с женщинами, но с мужчиной?.. Боже, Марианна, это совсем не годится.
– Да, наверное, это звучит странно, – сказала Марианна, – но мы действительно очень близкие друзья, и я могу спокойно говорить с ним обо всем. – Правда, в последнее время их отношения несколько изменились, и Марианна не знала, будут ли они такими, как прежде, после их поцелуя. И ей будет гораздо спокойнее, если он перестанет, как обычно, прикасаться к ней во время разговора, так как с недавнего времени эти прикосновения вызывали у нее внутреннюю дрожь.
– А ты не боишься, что Адам станет распускать сплетни о тебе по клубам? – спросила Грейс. – Что, если за стаканчиком спиртного он раскроет все твои секреты, и вскоре твое имя начнут трепать по всему городу?
– Я доверяю Адаму более, чем кому-либо, – сказала Марианна. – Он никогда не злоупотребит тем, что я доверительно рассказываю ему. Он слишком порядочный человек, чтобы подвергать нашу дружбу опасности подобным образом. Он самый прекрасный человек из тех, кого я знаю.
– Боже мой, Марианна, – вмешалась Пенелопа, – звучит так, словно ты испытываешь к нему нежные чувства. Адам очень привлекательный мужчина. Жаль, что он помолвлен с этой хихикающей девицей.
– Действительно жаль, – согласилась Марианна. – Трудно представить более неподходящую пару для него.
– Ты, в самом деле, испытываешь к нему нежные чувства! – воскликнула Пенелопа.
– Ничего подобного. Мы долгие годы были друзьями, и я привязалась к нему, вот и все. – Марианна печально усмехнулась. – Помню, я впервые познакомилась с ним, когда он приехал вместе с Дэвидом из Оксфорда. Я считала его самым эффектным мужчиной: красивым, обаятельным, с улыбкой, от которой у юных девушек слабеют колени.
– У более взрослых девушек тоже, – заметила Пенелопа.
– Дэвид шепнул мне, что его друг отличается некоторым сумасбродством, – продолжила Марианна, – и это лишь усилило его привлекательность для невинной девушки, какой я была. Но все давно прошло. Теперь я вижу в нем только хорошего друга, а не лихого героя.
Было время, когда его соблазняющие зеленые глаза щегольски распущенные длинные волосы кружили ей голову. Хотя Марианна и любила Дэвида, незадолго до свадьбы она была также немного влюблена и в Адама. Но, разумеется, это чувство не имело продолжения. Как она могла? Вскоре Марианна окончательно забыла свою глупую влюбленность, испытывая глубокие чувства к Дэвиду.
Однако в последние несколько недель она осознала, что ее влечение к Адаму на самом деле никогда не исчезало. Оно было погребено под пластами пристойности и разумности в дни счастливого брака с Дэвидом. Тем не менее это влечение к Адаму существовало до сих пор. Его помолвка с другой женщиной всколыхнула прежние чувства, и достаточно было одного поцелуя, чтобы они вспыхнули в ее душе с новой силой.
Он дал обещание другой, и потому она вынуждена держать свои фантазии в узде.
– Помолвка Адама, конечно, некстати, – сказала Вильгельмина. – Кэйзенов был бы отменным любовником для тебя.
– Он никогда не интересовался мной в этом отношении, – возразила Марианна, махнув рукой. – Я не в его вкусе.
Герцогиня скептически приподняла бровь.
– Кроме того, теперь у меня есть лорд Джулиан, – продолжила Марианна. – Если, конечно, я не упаду в обморок от волнения. Ты сильно волновалась, Пенелопа, во время первой встречи со своим шотландцем?
Пенелопа рассмеялась.
– Волновалась? Ты, наверное, шутишь. Нет, конечно. Я была так увлечена им, так возбуждена, увидев его, что меня беспокоило только, как скоро у нас появится возможность забраться в постель.
– Постарайся не доводить себя до взмыленного состояния, – посоветовала Вильгельмина Марианне. – Если лорд Джулиан таков, каким я его считаю, он постарается настроить тебя соответствующим образом и ты непременно расслабишься.
– Завтра утром ты должна обязательно рассказать нам обо всем, – потребовала Пенелопа. – И перестань стонать, Грейс. У нас есть договоренность на этот счет. Я же все рассказала.
– Да, рассказала, – процедила сквозь зубы Грейс.
– Жаль, что Беатрис нет здесь, чтобы поделиться своим опытом, – сказала Пенелопа. – Кстати, неужели только я заметила, как мало она была разочарована, отказываясь от приглашения в Оссинг?
– Она едва ли могла пропустить бал у Уоллингфордов, – сказала Грейс. – Леди Уоллингфорд является теткой Эмили по отцовской линии, и потому Беатрис обязана была явиться на этот бал со своей племянницей. Кроме того, она не могла приехать сюда без двух своих девочек, а тем более оставить их одних ради этого мероприятия в Оссинге.
– И все же, готова поклясться, что-то другое отвлекло ее, – сказала Пенелопа. – Вы не думаете, что Беатрис нашла любовника, но не говорит нам об этом?
– Я так не думаю, – сказала Марианна. – Беатрис действительно очень занята с юной Эмили. Мне кажется, эта девушка весьма своенравна и капризна. Бедная Беатрис, вероятно, измучилась с ней.
– Может быть. Мы спросим у нее, когда вернемся. А пока, – сказала Пенелопа, слегка ткнув Марианну локтем в бок, – будем развлекаться подробностями твоего романа.
Марианна искренне надеялась, что ей будет о чем рассказать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восторг ночи - Герн Кэндис



Очень интересная книга! Просто Класс! 10+
Восторг ночи - Герн КэндисНадежда
10.06.2012, 14.52





Не знаю за что тут 10 ставят. Скучный без эмоциональный роман , бросаю читать на 17 главе. Моя оценка 7/10.
Восторг ночи - Герн КэндисИрина
13.06.2012, 15.45





Еще одна вдова Марианна. Ищет любовника а находит друга мужа, который влюблен в нее с первого дня знакомства много лет.В этом романе много юмора и мелькают другие вдовы.
Восторг ночи - Герн КэндисВ.З.,65л.
30.04.2013, 12.14





Очень скучный роман. Первая и вторая глава были более интересные, но дольше становится скучно читать.Я согласна с Ириной.
Восторг ночи - Герн КэндисЭрика
8.04.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100