Читать онлайн Восторг ночи, автора - Герн Кэндис, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восторг ночи - Герн Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восторг ночи - Герн Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восторг ночи - Герн Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герн Кэндис

Восторг ночи

Читать онлайн

Аннотация

Молодая вдова непременно должна выйти замуж вторично?
Пять подруг-аристократок, составивших тайный клуб "Веселые вдовы", придерживаются совершенно иного мнения!
Их девиз - развлекаться, флиртовать, но более не попадаться в брачные сети! Марианна Несбитт, одна из вдов, поначалу тоже настроена всего лишь на легкомысленную связь с другом детства.
Откуда же ей было знать, что знаменитый повеса и ловелас не намерен ограничиться одним уроком страсти...


Следующая страница

Глава 1

Лондон, март 1813 года
– Как, по-вашему, я собираюсь провести эту зиму? – обратилась к присутствующим в комнате дамам леди Госфорт. – Уверяю вас – восхитительно! У меня появился любовник, – объявила мне, сверкая ярко-голубыми глазами.
Дамы ахнули от изумления, и наступила оглушающая тишина. Благочинное течение первого собрания попечительниц Благотворительного фонда вдов в нынешнем светском сезоне было нарушено возмутительным образом. Грейс Марлоу, хозяйка дома и глава фонда, расплескала чай, который разливала по чашкам, и щеки ее покрылись густым румянцем. Она резко опустила чайник на подставку и закрыла лицо руками. Леди Сомерфилд, поразительно рыжая дама тридцати с лишним лет, застыла с округлившимися глазами и широко раскрытым от удивления ртом. Она с такой силой сжала серебряные Щипчики, которыми держала кусочек сахара, что тот раскололся на части. Герцогиня Хартфорд – красивая, неопределенного возраста женщина с блестящими золотистыми волосами, закусила нижнюю губу, явно пытаясь сдержать улыбку. Двадцатидевятилетняя миссис Марианна Несбитт, самая младшая из попечительниц, сосредоточенно уставилась перед собой. Ее потрясла легкость, с которой было сделано это шокирующее заявление. Марианна никогда не слышала, чтобы подобные вещи обсуждались за чаем, да и в любое другое время. И уж, конечно, не на собрании респектабельных вдов, представляющих собой мозговой центр благотворительной организации. Состоятельные вдовы принадлежали к высшим слоям общества, где все они, или почти все, являлись образцами респектабельности и благопристойности. В прежние времена перед планированием ежегодных благотворительных балов они обменивались новостями и всевозможными сплетнями, говорили о домашних приемах, семейных встречах, праздниках, сборах охотников, детях, общих знакомых. Но никогда о любовниках!
Леди Госфорт, хорошенькая женщина лет тридцати, с ореолом каштановых волос, округлила глаза и прищелкнула языком.
– О, ради Бога, не смотрите на меня так, словно я совершила убийство. Наличие любовника не является преступлением.
Марианна первой оправилась от потрясения.
– Разумеется, нет, Пенелопа. Просто ты чрезвычайно удивила нас, вот и все.
– Это весьма интимная сторона жизни, – сказала Грейс робким голосом, вытирая пролитый чай. – Нам не следует обсуждать подобные вещи.
– Даже с подругами? – Пенелопа нахмурилась, и веселый блеск в ее глазах померк, сменившись разочарованием. – Я, конечно, не собираюсь сообщать эту новость всему городу, однако полагаю, что могу поделиться своей радостью с вами.
Марианна пожалела Пенелопу и ободряюще похлопала ее по руке.
– В таком случае ты должна рассказать нам о нем. Должно быть, это особенный джентльмен, если ты решила добровольно отказаться от своей независимости ради него.
Брови Пенелопы сошлись на переносице.
– Отказаться от независимости? О чем ты говоришь?
– Мы все согласились с тем, что, являясь вдовами, высоко ценим финансовую независимость, не так ли? – продолжала Марианна. – И никто из нас, в том числе и ты, Пенелопа, не желает передавать бразды правления своим состоянием другому мужу.
– Кто говорит о муже? – возмутилась Пенелопа. – Или о влюбленности?
– О! – воскликнула Марианна. – Я думала…
– Желание иметь мужчину в постели вовсе не связано с моим намерением выйти за него замуж. И даже с тем, что я влюблена в него.
Грейс застонала, и ее утонченное лицо свело судорогой.
– Пенелопа, пожалуйста…
Марианна не могла сдержать улыбку, видя замешательство Грейс. Будучи вдовой епископа, Грейс Марлоу представляла собой образец целомудрия и приличия. Упоминание о мужчине и постели в определенном контексте, должно быть, невероятно задевало ее чувствительность.
Пенелопа снова щелкнула языком.
– Не строй из себя скромницу, Грейс. Женщины должны иметь любовников.
– Другие женщины, но не мы, – ответила Грейс. Марианна мысленно согласилась с ней, наблюдая за остальными дамами, удобно устроившимися за чайным столом в изящной гостиной Грейс. Каждая из них была достойна уважения и восхищения, имея незапятнанную репутацию. Когда Марианна посмотрела на герцогиню, та перехватила ее взгляд. Марианна покраснела и отвела глаза.
Герцогиня слегка откашлялась.
– Некоторые из нас тем не менее имеют любовника, – сказала она.
Грейс огорченно вздохнула.
– Извини, Вильгельмина. Я не хотела…
– Я прекрасно понимаю, что ты не считаешь меня «одной из нас».
– О нет! Я совсем не то имела в виду. Ты, безусловно принадлежишь к нашему обществу. Просто я забыла… Пенелопа заговорила о… о таких вещах, которые меня чрезвычайно взволновали. Прости, я не хотела тебя обидеть.
Герцогиня Хартфорд была единственной попечительницей Благотворительного фонда вдов, не обладавшей безупречной репутацией. Марианна, как и все светское общество, знала, что Вильгельмина сначала была просто Вилмой Джепп, дочерью кузнеца. Однако ей чрезвычайно повезло, и она, приобретя новое положение, сменила имя. Ее невероятная красота привлекала многочисленных покровителей, включая высокопоставленных аристократов. Поговаривали, что ею увлекался даже принц Уэльский.
Ее последний и наиболее верный покровитель, герцог Хартфорд, искренне любил ее. Овдовев, он женился на Вильгельмине, чем вызвал бурю негодования в обществе. Однако если герцог Девоншир после смерти герцогини позволил себе жениться на своей давней любовнице, то Хартфорд счел возможным сделать то же самое. По крайней мере так утверждала Вильгельмина. После смерти Хартфорда она сохранила свой титул и получила возможность распоряжаться состоянием герцога. Общество тем не менее неохотно принимало ее, и двери некоторых домов, так же как и королевский двор, были всегда закрыты для нее.
Поскольку после сражений на Пиренейском полуострове в Англии появилось много овдовевших, нуждающихся женщин, Грейс Марлоу год назад предложила создать Благотворительный фонд вдов, и богатую вдовствующую герцогиню пригласили стать одной из попечительниц этой организации. Марианна и все остальные тепло приняли Вильгельмину не только из-за ее богатства, но и потому, что искренне полюбили ее. Умная и добрая герцогиня произвела на всех благоприятное впечатление, и ее отзывчивость очаровала Марианну.
– Все в порядке, Грейс, – сказала герцогиня. – Я нисколько не обиделась.
– Однако Грейс права, – заметила леди Сомерфилд, положив кусочки расколотого сахара на тарелку. – Мы не должны заводить любовников. По крайней мере я так думаю. – Она подняла голову. – А как вы считаете?
Грейс отрицательно покачала головой. Марианна сделала то же самое. Ей никогда не приходило в голову искать любовника. Оправившись от горя после смерти Дэвида два года назад, она вела умеренный образ жизни, довольствуясь своим вдовством. У нее никогда не возникала мысль снова выйти замуж и едва ли когда-нибудь возникнет. Причиной этого являлась не только независимость, которой наслаждались она и ее подруги. Дэвид был ее единственной любовью. Никто не мог заменить его в ее сердце и в жизни, так что о втором муже не могло быть и речи. Для Марианны важно было сохранить его фамилию как символ того, что он значил для нее. Она не представляла, что сможет делить постель с другим мужчиной.
– Мы должны дорожить своим добрым именем, – сказала Грейс, – потому что не можем бросить тень на наш благотворительный фонд.
– Ради Бога, Грейс! Никто, кроме нас четырех, не узнает о моем нескромном признании. Мой любовник едва ли появится на одном из наших балов.
– Кто же он? – поинтересовалась герцогиня. Лицо Пенелопы смягчилось, и на нем появилась задумчивая улыбка.
– Он сын одного из гостей, присутствовавших на вечеринке в Дамфрис-Хаусе. Это прекрасный молодой человек с гривой золотисто-рыжих волос и голосом, в котором звуки окрашены восхитительной легкой картавостью. Увидев его, я сразу поняла, что пропала. Нет, я не влюбилась, Марианна. Это было всего лишь… страстное влечение.
Грейс резко втянула воздух.
– О Боже!
– Я давно уже не испытывала такой полноты жизни, – продолжала Пенелопа. – Этот молодой человек – мое тонизирующее средство. – Она хихикнула. – Милый мальчик подобен породистому жеребцу. А что он вытворяет руками, языком и своим… О, подруги, об этом грешно говорить, но я никогда в жизни не испытывала такого потрясающего оргазма.
Язык? Оргазм? Марианна почувствовала, что краснеет, и вдруг застеснялась, как Грейс. Она никогда не слышала, чтобы кто-то рассказывал так откровенно об интимных подробностях сексуальных отношений. Это смущало ее и в то же время вызывало любопытство. В ее общении с Дэвидом, которого она любила больше жизни, не было ничего похожего на рассказы Пенелопы.
– Я почти забыла, что значит быть любимой, – продолжила Пенелопа. – Я имею в виду физическую любовь мужчины. Скажу вам, леди, мы никогда не должны забывать об этом. Да, мы все решили, что не позволим ни нашим родственникам, ни друзьям заставлять нас снова выйти замуж. Никто из нас не хочет жертвовать своей финансовой свободой. Но разве это означает, что мы должны лишиться всего остального? Разве мы обязаны отказываться от сексуального удовольствия на всю оставшуюся жизнь?
– Необходимо помнить о нашей репутации – самом драгоценном нашем достоянии, – возразила Грейс.
Пенелопа закатила глаза.
– Целомудрие требовалось для брака в дни нашей молодости. Сейчас мы вдовы, а не девственницы. В данном случае надо только помнить об осторожности. Я готова держать пари, что на вечеринке в Дамфрис-Хаусе никто ничего не заподозрил относительно меня и Алистэра. Мы тщательно заботимся о том, чтобы сохранить наши отношения в тайне. Хотя подозреваю: некоторых гостей удивила моя упругая походка. Мне казалось, что я излучаю особую энергию.
– Да, ты действительно вся сияешь, дорогая, – сказала герцогиня и громко рассмеялась. Остальные присоединились к ней. Даже Грейс тихо хихикнула.
В самом деле, Марианна никогда не видела Пенелопу такой цветущей. Казалось, ее глаза, кожа и волосы светились. Неужели все это явилось следствием ее любовной связи?
– Благодарю, Вильгельмина, – сказала Пенелопа, улыбнувшись. – Я действительно чувствую себя помолодевшей и жизнерадостной. Это изумительное состояние, поэтому я решила поделиться своим опытом с вами, моими ближайшими подругами, и подвигнуть вас поступить так же, как я.
– Что? – усмехнулась леди Сомерфилд. – Ты хочешь, чтобы мы тоже завели любовников?
«Это невозможно, – подумала Марианна. – Неужели Пенелопа говорит серьезно?»
– Конечно, – подтвердила Пенелопа. – Почему бы нет? Мы ведь решили оставаться свободными и независимыми. – Она посмотрела наледи Сомерфилд. – Особенно ты, Беатрис. Ты активно поддерживала наше соглашение дружно противостоять давлению общества и родственников, если те будут настаивать на повторном замужестве. Никто из нас не хочет терять свободу. Однако мы не позволяем себе быть свободными во всех отношениях. – Глаза Пенелопы лихорадочно блестели во время ее речи. – Мы слишком сковали себя правилами приличия и мантиями респектабельного вдовства. Наши мужья умерли, но мы-то живы. И, если Бог даст, будем жить еще долгие годы. Почему же мы должны лишиться удовольствий на всю оставшуюся жизнь из-за того, что потеряли мужей? Разве обязательно снова выходить замуж, чтобы наслаждаться полнотой сексуальной жизни? И почему мы должны жертвовать финансовой независимостью ради этого? Нет! Мы вполне можем иметь и то, и другое!
После ее страстного выступления женщины долго молчали. Марианна размышляла, были ли все, как она, заинтригованы и даже немного приятно возбуждены предложением Пенелопы? Могли ли они действительно насладиться такого рода свободой?
– Кроме того, – снова заговорила Пенелопа улыбаясь, – отношения с мужчиной будут очень полезны для каждой из вас. Я гарантирую. Не правда ли, Вильгельмина? Ты знаешь, о чем я говорю.
Герцогиня усмехнулась и покачала головой:
– Я, пожалуй, воздержусь от комментариев, если не возражаешь. – Она взяла конфету и откусила кусочек.
– А что скажешь ты, Марианна? – обратилась к ней Пенелопа. – Дэвид был очень красивым мужчиной, и я не сомневаюсь, что он очень хорошо обращался с тобой. Ты тоскуешь по нему? В физическом отношении, я имею в виду. Разве тебе не хочется снова ощутить мужские объятия ночью?
Марианна тосковала по Дэвиду во всех отношениях. Их брак был очень счастливым, несмотря на то, что договоренность о нем состоялась, когда они были еще детьми. Дэвид был превосходным мужчиной и мужем. Однако после того как у нее произошло несколько выкидышей, он, опасаясь за ее здоровье, свел к минимуму их сексуальные отношения, которые всегда отличались в большей степени нежностью, чем страстью.
Марианна была уверена, что не способна сохранить ребенка в течение необходимого срока беременности, и это являлось еще одной причиной, по которой повторный брак не принимался ею в расчет. Большинство мужчин желали иметь наследника. Дэвид тоже желал, однако после того, как стало ясно, что она не может родить, он продолжал преданно любить ее. Трудно ожидать, что ей во второй раз удастся повстречать такое сочувствие и такую безоговорочную любовь.
Что же касается любовника… Откровенно говоря, она не видела в этом смысла. Да, Марианна испытывала удовольствие от физической близости с Дэвидом, но ей не хотелось вступать в сексуальные отношения с другим мужчиной только ради этого.
Не желая обсуждать свои отношения с мужем, Марианна только пожала плечами в ответ на вопрос Пенелопы. Она поднесла к губам чашку черного китайского чая и сделала небольшой глоток, мысленно умоляя Пенелопу не принуждать ее продолжать разговор на эту тему.
– Ну а как ты, Грейс? – спросила Пенелопа, оставив, слава Богу, Марианну в покое. – Епископ был намного старше тебя и соблюдал внешние приличия, однако, насколько нам известно, в спальне он вел себя как похотливый кобель.
Грейс охнула и густо покраснела. Марианна представила, как покойный епископ Марлоу, величественный оратор и защитник угнетенных, проказничает в спальне с молодой женой, и не смогла удержаться от смеха. Остальные леди тоже рассмеялись, и бедная Грейс была вынуждена в течение нескольких минут бороться с неконтролируемым весельем.
Наконец, вытерев глаза, Пенелопа посмотрела на леди Сомерфилд.
– А ты, Беатрис? Не говори, что Сомерфилд не научил тебя наслаждаться в постели. Он был известным распутником в молодости. Ты, конечно, скучаешь по его любовным ласкам.
Беатрис глубоко вздохнула, и лицо ее помрачнело.
– Да, я действительно скучаю по нему, однако не хочу, чтобы мужчина снова распоряжался моей жизнью. В те минуты, когда муж не вызывал у меня желания задушить его, я любила Сомерфилда и, должна признаться, часто тоскую по той интимной близости, которую мы делили. Тем не менее, мне никогда не приходило в голову иметь любовника. – Она пожала плечами и покачала головой.
– Никому из вас это не приходило в голову, за исключением Вильгельмины, – сказала Пенелопа. – Я тоже не думала об этом, пока не встретила Дамфриса. И скажу вам, леди, мы поступали очень глупо, игнорируя этот аспект нашей жизни. Мы можем сохранять нашу финансовую независимость как вдовы и при этом наслаждаться полнотой жизни как женщины. Мой пример является доказательством того, что это можно осуществить. Мне никогда не было так хорошо, как сейчас, и в дальнейшем я не намерена спешить отказываться от ухаживаний мужчины. Если, конечно, это достойный мужчина. И поскольку вы мои подруги, я желаю вам такого же счастья и призываю вас последовать моему примеру.
– Ты хочешь, чтобы мы все завели себе любовника только потому, что это сделала ты? – спросила Беатрис, хмуро глядя на чашку чаю, о которой, казалось, забыла, и снова взяла серебряные щипчики, чтобы достать кусочек сахара. – Наверное, ты будешь чувствовать себя лучше, если мы поступим таким же образом?
Пенелопа с независимым видом пожала плечами.
– Уверяю тебя, я не испытываю вины и ни о чем не сожалею, если ты это имеешь в виду. Я предлагаю вам найти любовника, потому что знаю, что это сделает вас счастливыми. Вы снова почувствуете себя молодыми и бодрыми, как девушки. Разве вы не хотите снова быть желанными? Не хотите, чтобы мужчина заставил вас почувствовать себя красивыми? Конечно, все вы очень привлекательные женщины, но что хорошего слышать об этом от меня? Гораздо приятней, когда мужчина восхищается вашей красотой, шепча на ухо и лаская вас.
– Пенелопа! – воскликнула Марианна, в большей степени заинтригованная, чем возмущенная. – Ты невозможная женщина.
– Я только высказываю вслух мысли, которые возникают, время от времени у каждой из вас. Леди, мы все подруги и должны быть откровенными друг перед другом даже в таких интимных делах. Честно говоря, я сгорала от желания поболтать с кем-нибудь о своем романе. Я не могу скрывать такое волнующее событие. И вот я исповедуюсь перед вами в своем грехе, нисколько не раскаиваясь и надеясь, что скоро совершу его вновь. Желаю вам того же. – Она весело хлопнула в ладоши. – Мы должны найти любовников для каждой из нас. Даже для Грейс. Особенно для Грейс.
– Я никогда не пойду на это, – сказала Грейс, очищая носик чайника. – Никогда.
– Не будь такой категоричной, – посоветовала герцогиня. – Если тебе повстречается стоящий мужчина…
Грейс заметно содрогнулась.
– Никогда. – Она опустила глаза, ни на кого не глядя, и вновь наполнила чайник горячей водой из серебряного самовара, стоящего рядом.
– Бедная Грейс, – посочувствовала Пенелопа. – Твое содрогание красноречивей всяких слов. Видимо, старый епископ не был таким уж распутным в отношении тебя. Умелые любовные ласки красивого молодого человека пошли бы тебе на пользу. Я вижу, ты еще не готова даже на мгновение распустить стягивающий тебя корсет, поэтому не стану продолжать убеждать тебя. А как остальные? Марианна? Беатрис?
– Чего именно ты добиваешься, Пенелопа? – спросила Беатрис. – Чтобы мы пообещали найти себе любовника?
– Да! – с энтузиазмом подтвердила Пенелопа и снова хлопнула в ладоши. – Я предлагаю заключить тайный договор!
Тайный договор? Завести любовника? Такое предложение одновременно обеспокоило и взволновало Марианну. Может ли она согласиться с этим? Желает ли она этого?
– Без меня, – заявила Грейс. – Я не хочу участвовать в таком неподобающем соглашении.
– Дорогая, – сказала Пенелопа, указывая на нее пальцем, – ты обязательно должна принять участие в нашей затее. Наш договор будет состоять в том, что мы позволим себе нарушить возложенные на себя ограничения, связанные с респектабельным вдовством. Это означает, что если некий привлекательный джентльмен удостоит кого-либо из нас своим вниманием, мы не будем отвергать его ухаживания. Разумеется, мы должны вести себя благоразумно, особенно на публике. Но в своей компании мы должны чувствовать себя свободно и не скромничать, если появится желание высказаться. Полагаю, каждая из вас захочет поделиться своим опытом, как это сделала я. Никакие подробности нельзя считать слишком интимными.
Заинтригованные женщины переглянулись между собой. Одна Вильгельмина сохраняла спокойствие. Смогут ли они искренне рассказывать о вещах, которые большинство людей вообще никогда не обсуждают? Марианна испытывала беспокойство, словно ее привлекали в тайное общество, к которому она не желала присоединяться.
– Мы можем заключить другой договор, – продолжила Пенелопа. – Давайте оказывать поддержку друг другу, если наши родственники будут склонять нас к нежелательному браку. И мы не станем осуждать и бранить друг друга по поводу любовников, а напротив – будем проявлять взаимопонимание среди подруг. Что вы на это скажете?
Тревога Марианны рассеялась. Она вполне могла согласиться с этим предложением, поскольку никто не заставляет ее обещать найти любовника.
– Значит, ты предлагаешь всего лишь быть более терпимыми и раскованными? Я готова согласиться с этим. Грейс, даже ты можешь обещать это.
– Пожалуй, – сказала Грейс, хотя на лице ее отразился скептицизм, когда она разливала по чашкам свежий чай.
– Я соглашусь при условии, что все останется между нами, – заявила Беатрис.
– Я не против, – поддержала герцогиня с лукавой улыбкой. – Все это должно быть интересно.
Пенелопа широко улыбнулась:
– Прекрасно. Однако я настаиваю, чтобы вы все пошли дальше в нашем договоре. Я имею в виду, мы должны активно искать любовника.
– Что? – воскликнула Беатрис. Марианна покачала головой.
– Ты заходишь слишком далеко! – возмутилась Грейс.
– О, не стоит беспокоиться, Грейс! Думаю, достаточно твоего обещания не осуждать остальных, если мы окунемся в море чувственных наслаждений. Я была бы рада, если бы ты поступила также, но, полагаю, ты не станешь искать любовника. Беатрис, а ты готова принять последнее предложение? Приложить усилия в поисках любовника?
Беатрис рассмеялась.
– Это будет весьма сложная задача, потому что я должна сопровождать свою племянницу Эмили во время ее первого светского сезона и это займет все мое время по вечерам в течение трех месяцев. Девочка решила непременно найти мужа до наступления лета. К тому же две моих дочери постоянно крутятся под ногами, с нетерпением ожидая своей очереди выезжать. Не представляю, где найду время на личные дела!
– Но ты намерена быть более доступной? – сказала Пенелопа. – И более активной в общении с мужчинами?
– Я обещаю сделать все возможное, – ответила Беатрис и грустно вздохнула. – Все эти разговоры напомнили мне моего дорогого Сомерфилда и то, чего я лишилась после его смерти. Было бы неплохо снова… ну, ты понимаешь.
– Прекрасно. А ты, Марианна?
О Боже! Что она могла сказать? Разговор о любовных радостях не вызвал у нее воспоминаний о Дэвиде. Очевидно браки Пенелопы и Беатрис существенно отличались от ее брака. Для Марианны явилось откровением, что физическая близость с ее мужем, вероятно, была не такой удовлетворительной, какой должна быть. Возможно, она упустила что-то существенное, что-то замечательное?
Марианна мысленно выругала себя за такие предательские мысли.
– Я могу поддержать вас, – сказала она, – если вы решили обзавестись любовниками, но не уверена, что сама готова на такой шаг. Мне кажется… это будет предательством по отношению к Дэвиду.
– Ты спала с другим мужчиной, когда он был жив? Марианна едва не задохнулась от возмущения.
– Конечно, нет.
– Значит, ты не предавала его, – заключила Пенелопа. – Послушай, Марианна. Мы все любили наших мужей и никогда не изменяли им, пока они были живы. Теперь их нет. Мы больше не связаны с ними. Я не считаю, что опорочила память о Госфорте, вступив в любовную связь через три года после его смерти. И я не думаю, что Дэвид пожелал бы, чтобы ты чахла в одиночестве всю оставшуюся жизнь.
– Ты слишком молода для этого, – добавила герцогиня.
Признавая логичность доводов Пенелопы, Марианна не могла полностью воспринять их, поскольку все еще чувствовала привязанность к Дэвиду. И не сомневалась, что всегда будет чувствовать ее. Однако она не намеревалась посвятить всю свою жизнь воспоминаниям о нем. Она тосковала и горевала по нему, но, тем не менее, продолжала наслаждаться жизнью, насыщенной друзьями, благотворительной деятельностью и светскими событиями. Впрочем, следовало признать, что ее жизнь, вероятно, не такая полная, какой должна быть. Марианна взглянула на сияющее лицо Пенелопы.
– Полагаю, ты права, – сказала она. – Я никогда не думала об этом прежде. Все это ново для меня. Ты должна дать мне немного времени подумать. Кроме того, я не знаю, что следует предпринять.
Герцогиня улыбнулась ей:
– Ты должна найти подходящего мужчину.
– Легче сказать, чем сделать, – вмешалась Беатрис.
– Ну, это не так уж сложно на самом деле, – сказала герцогиня, весело сверкая зелеными глазами. – Например, обрати внимание на джентльменов на наших балах. Заметив привлекательного мужчину, посмотри ему прямо в глаза. Если от его ответного взгляда у тебя пробегут мурашки по спине – он подходящий кандидат в любовники.
– О Боже! – не выдержала Грейс.
– Предпочтение следует отдавать мужчинам, известным своими амурными похождениями и способностями обольщать женщин. Например, Кэйзенов и Рочдейл. Кто из нас займется ими? – поинтересовалась Пенелопа.
Адам Кэйзенов? О нет! Только не Адам – преданный друг Марианны. Он имел много любовниц в течение последних лет, но она не могла представить его с Пенелопой или с Беатрис.
– Имей в виду, дорогая, – сказала герцогиня, – лорд Рочдейл, на мой взгляд, слишком одиозная личность. Он не всегда ведет себя достойно, хотя в постели – очень умелый любовник.
Марианна не удивилась бы, узнав, что Вильгельмина лично удостоверилась в способностях Рочдейла.
– По-моему, наиболее привлекательной фигурой является Кэйзенов, – продолжила герцогиня.
Неужели Вильгельмина спала и с Адамом? Марианна ощутила дрожь, представив, как его красивые руки обнимают герцогиню, а ее пальцы зарываются в его длинные волосы.
– Он был бы подходящим кандидатом для тебя, Марианна, – продолжала герцогиня. – Если, конечно, ты решишь принять участие в этой игре.
Марианна громко рассмеялась.
– Да, заняться им было бы очень удобно, учитывая, что он живет по соседству со мной. Однако он является моим доверенным лицом, и я не желаю нарушать нашу дружбу. Да и он никогда не пойдет на это.
Адам Кэйзенов и Дэвид были лучшими друзьями. Они купили смежные дома на Брутон-стрит в одно и то же время, вскоре после женитьбы Дэвида на Марианне. Балконы на втором этаже примыкали друг к другу, и мужчины часто перелезали через перила туда и обратно, когда хотели распить бутылочку, поиграть в карты или просто побеседовать.
У Марианны с Адамом сложились доверительные отношения, и он поддерживал ее после смерти Дэвида. Он по-прежнему перелезал через балконные перила и навещал ее в уютной гостиной. Эта мальчишеская выходка как бы напоминала ему те дни, когда Дэвид был жив. Марианна уже не представляла, что Адам может воспользоваться входной дверью.
Невозможно сделать его своим любовником. Он очень привлекательный мужчина, и она относилась к нему с любовью, однако была наслышана о его многочисленных романах и знала, что не относится к тому типу женщин, какие являются желанными для него Он относился к ней по-братски. Нет, он был слишком хорошим другом, чтобы рассматривать его в качестве потенциального любовника.
– Ну, если Кэйзенов не подходит тебе, – сказала Пенелопа с улыбкой, – я уверена, он будет хорош для других. Этот мужчина способен покорить любую женщину.
Боже милостивый! Как она будет смотреть ему в глаза, если одна из ее подруг затащит Адама к себе в постель? Марианна не испытывала никакого желания услышать от них интимные подробности о любовных ласках Адама.
– Если ты изменишь свое мнение, – продолжила Пенелопа, – и решишь, что друзья могут быть и прекрасными любовниками, то сообщи нам. Мы не должны вторгаться на территорию другой женщины. Таково одно из основных правил.
– Совершенно верно, – поддержала ее Беатрис. – Никакой конкуренции. Помимо Адама Кэйзенова и лорда Рочдейла, немало других подходящих мужчин.
– Например, Невилл Кеньон.
– Или лорд Хопвуд.
– Гарри Шеклфорд.
– Лорд Питер Бентам.
– Сэр Артур Денни.
– Тревор Фицуильям.
– Лорд Олдершот.
Последнее имя назвала Грейс. Когда все повернулись в ее сторону, она густо покраснела и застенчиво улыбнулась.
– Разве я не могу просто поддержать игру без реального участия?
Удивление женщин сменилось заразительным смехом.
– Конечно, можешь! – сказала Пенелопа и пожала руку Грейс. – Вот видите? Я была уверена, что это хорошая идея. Почему только мужчины должны развлекаться? Мы тоже можем веселиться. Теперь и у нас образовался клуб «Веселые вдовы».
Пенелопа встала и подняла вверх чашку чая, остальные, включая Грейс, присоединились к ней.
– За «Веселых вдов», – сказала Пенелопа. Марианна и ее подруги сдвинули изящные фарфоровые чашки, приветствуя этот тост.
– За «Веселых вдов»! – поддержали все. Итак, решение принято.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Восторг ночи - Герн Кэндис



Очень интересная книга! Просто Класс! 10+
Восторг ночи - Герн КэндисНадежда
10.06.2012, 14.52





Не знаю за что тут 10 ставят. Скучный без эмоциональный роман , бросаю читать на 17 главе. Моя оценка 7/10.
Восторг ночи - Герн КэндисИрина
13.06.2012, 15.45





Еще одна вдова Марианна. Ищет любовника а находит друга мужа, который влюблен в нее с первого дня знакомства много лет.В этом романе много юмора и мелькают другие вдовы.
Восторг ночи - Герн КэндисВ.З.,65л.
30.04.2013, 12.14





Очень скучный роман. Первая и вторая глава были более интересные, но дольше становится скучно читать.Я согласна с Ириной.
Восторг ночи - Герн КэндисЭрика
8.04.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100