Читать онлайн Скандальная связь, автора - Герн Кэндис, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандальная связь - Герн Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандальная связь - Герн Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандальная связь - Герн Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герн Кэндис

Скандальная связь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Его жизнь никогда не станет прежней — Ричард знал это с того момента, как приехал домой. Теперь, когда он стал графом, понимание этого являлось ему ежедневно. И это было неприятное напоминание.
Управление поместьем не относилось к тому роду деятельности, который приносил ему удовольствие. Уж лучше, рискуя собой, броситься в атаку, чем проводить вечера с Джорджем Венаблзом за изучением вариантов дренажной системы. Но теперь его жизнь стала именно такой, и жалобы не принимались. Его дни в армии кончились. Ему оставалось только вернуться в Лондон, чтобы официально уйти в отставку.
Кроме того, в Лондоне его ждало еще несколько дел, и самое главное из них — Изабелла.
Воспоминания об их единственной ночи все чаще и чаще овладевали его умом. Ричард был уверен, что их ожидают и другие ночи, хотя смерть деда означала, что может пройти некоторое время, прежде чем эти ночи смогут стать постоянными. Если предположить, что Изабелла его примет. Ему нравилось так думать, но в отношении женщин никогда нельзя быть уверенными. По крайней мере он хотел сделать ей предложение как можно скорее, прежде чем его опередит лорд Кеттеринг.
Со смерти деда прошло две недели. Во время уединения Ричард работал с Венаблзом, а также со своим поверенным, начиная кое-какие проекты и обеспечивая необходимый приток средств для поддержания поместья. Он оставит дела в надежных руках и тогда ненадолго съездит в Лондон.
С графиней все обстояло значительно сложнее. Ее здоровье и в самом деле ухудшилось после смерти мужа, а триумф был недолгим. Она, конечно, не знала, что Ричард все рассказал графу и это помогло ему умереть спокойнее. Графиня причинила ему страдания, и этого, очевидно, ей было достаточно. Вот только когда его не стало — не стало веселья, не стало блеска счастья. Обладание драгоценностью, кажется, не принесло ей покоя.
Однако старая графиня оставалась столь же скрытной, как и всегда, и Ричард никогда не мог быть уверен в том, что у нее на уме. К тому же теперь он испытывал по отношению к ней одну лишь жалость. Ему нетрудно было понять то ощущение предательства, которое его бабка испытывала в течение пятидесяти лет. Но встретившись с Эммелиной, Ричард гораздо лучше понял, какие трудности испытывал бы мужчина, любивший такую трепетную женщину, при создании союза со столь холодной и сдержанной особой, как графиня.
Перед отъездом в Лондон Ричард пошел посмотреть на портрет бабки в длинной галерее. Холодность присутствовала в ней даже в том, юном возрасте. Неудивительно, что дед так и не смог заставить себя подарить ей «Сердце Мэллори». Он отдал брошь той женщине, которой она предназначалась, но женился не на той.
Ричард был полон решимости не допустить такой же ошибки. Он собирался послушаться своего сердца и… «Сердца Мэллори»:
«Настоящая любовь только одна».
Пока Талли готовил экипаж, Ричард попрощался с графиней.
— Не думаю, что пропутешествую больше недели. Надеюсь, с вами все будет в порядке…
— Ты отсутствовал лет десять или даже больше, и мы как-то сумели выжить.
— Обещайте, что станете следовать указаниям врача во всем. Вы должны беречь себя, мадам.
— Да-да. Скажи, ты встретишься с ней, когда приедешь в Лондон?
Ричарду не было смысла притворяться, будто он не знает, кого его бабка имеет в виду.
— Не знаю. Но я надеюсь встретиться с ее внучкой.
— Хм. Полагаю, ты хочешь жениться на этой женщине.
— Да, если она того захочет.
— Какой странной и жестокой иногда бывает судьба. Искренне надеюсь, что не доживу до этого брака.
Решив, что должен позволить ей этот прощальный выстрел, Ричард молча поклонился и вышел.
— Что же делать, ба?
— Не могу тебе сказать, дитя мое. Ты должна следовать велению сердца.
Изабелла положила голову бабушке на плечо.
— У меня в сердце одна сплошная борьба. Я не могу следовать тому, чего не понимаю.
— Но ты ведь его любишь?
— Я им восхищаюсь, он мне нравится.
— Тогда зачем выходить за него замуж, если ты его не любишь?
— Потому что мне нужен богатый муж.
Миссис Тил недовольно высвободила плечо и села прямо.
— Что значит тебе нужен богатый муж? Зачем? Руперт оставил тебе достаточное состояние.
— Увы, нет. Он не оставил мне почти ни гроша. Скоро мои ограниченные средства иссякнут, и тогда… Тогда мне все равно придется выйти замуж «за деньги».
— Дитя мое, почему ты никогда мне ничего не говорила?
— Просто я не хотела, чтобы ты волновалась, и надеялась, что положение, возможно, переменится. Все и шло хорошо до тех пор, пока я не встретила Ричарда.
— Ах, так вот кто причина всей этой суматохи! Мне следовало бы знать. Между вами двумя явно что-то ощущалось. Ну да ладно. Похоже, твое сердце уже кое-что сказало.
— Оно говорит мне, что я люблю Ричарда, но мой разум подсказывает, что сам Ричард вряд ли любит меня. Непохоже, что он захочет на мне жениться. Нам обоим нужно вступить в брак по расчету, так как ни у одного из нас нет денег. Боюсь, Ричард может предложить мне всего лишь интрижку. А между тем существует чрезвычайно богатый и любезный человек, который уже предложил мне выйти за него замуж.
— Да, положение трудное.
— Дело осложняется тем, что я понятия не имею, чего ожидать от Ричарда. А вдруг он все же любит меня? Или же он хочет, чтобы я стала его любовницей? Захочет ли он жениться на мне, даже несмотря на то что ни у него, ни у меня нет денег? Как я могу решить, когда ничего не знаю?
— Ты должна решать за себя, а не за Ричарда. Если ты решишь выйти замуж за лорда Кеттеринга, это должно произойти потому, что ты этого хочешь. И раз тебе неизвестно, что у Ричарда на уме, ты должна принять решение, не думая о том, что думает Ричард.
— Бабушка, ты, как всегда, права.
— Дитя мое, счастье уже в том, что право решать принадлежит тебе, и только тебе. У тебя нет ни родителей, ни прародителей, руководящих твоими действиями. Ты не должна порадовать никого иного, кроме себя.
Изабелла поцеловала бабушку в щеку.
— Я не сомневалась, что услышу от тебя правильный ответ. Не знаю, как поступлю, но у меня теперь есть отличная идея, как принять решение. Спасибо тебе.
Ричард не поехал прямиком в Лондон — за пределами столицы у него осталось одно незаконченное дело, и сейчас настал момент с ним разобраться. Путь на запад в Беркшир был не слишком большим крюком.
Поместье Ридеалш оказалось большим, с обширными угодьями, оформленными по старинке, не модно, но тем не менее изящно. К главному дому, выстроенному в греческом стиле с фронтоном над колоннадой, примыкали два крыла, подражавшие фасаду. Дом, оставленный вдове, был меньшим вариантом центральной части главного дома, и не каменным, а кирпичным.
Ричард вручил визитку дворецкому и остался ждать в маленькой приемной, где на стенах висело множество неплохих картин итальянских мастеров. В ожидании хозяйки Ричард не спеша рассматривал их.
— Лорд Данстабл!
У нее был красивый голос, мелодичный и чуть низкий. Повернувшись на голос, Ричард едва не вздрогнул, увидев низенькую приземистую женщину с багровыми щеками и несколькими подбородками. Ей было около сорока, и если бы не пара чрезвычайно выразительных карих глаз, ее лицо можно было признать некрасивым.
— Я леди Ридеалш. По какому поводу вы хотели меня видеть?
Ричард взял протянутую руку и склонился над ней.
— Спасибо, миледи, что приняли меня.
— Пожалуйста, примите мои соболезнования послу-чаю смерти вашего деда.
— Благодарю вас.
— И по случаю смерти Артура. Вы ведь поэтому сюда приехали, не так ли?
— Да. Я хотел понять, почему он умер.
— Разумеется. Выпьете чаю, милорд, или чего-нибудь покрепче?
— Нет, благодарю вас. Не хочу отнимать у вас слишком много времени.
Леди Ридеалш села и жестом предложила ему кресло напротив.
— Я рада, что вы приехали, — проговорила она приятным голосом, отчего-то вызывавшим у него смущение, — поскольку очень сожалею о смерти Артура. Уже больше года я жила с чувством вины и теперь рада возможности уплатить по счету.
— Расскажите же, что произошло.
— Интрижки не было, милорд. Интрижки не было никогда.
Теперь, увидев ее, Ричард без труда в это поверил. Но влечение не всегда является чем-то чисто физическим. К примеру, этот голос… Он наверняка мог очень многое.
— Ваш брат был добр ко мне, вот и все. Мы с удовольствием беседовали об искусстве, музыке и подобных вещах. Но Артур был привлекательным мужчиной, и мне следовало лучше думать головой. Ридеалш ревновал каждого, кто хоть раз посмотрел на меня.
— И таким образом у него сложилось неверное впечатление…
— У него всегда складывалось неверное впечатление. Бедный старина Ридеалш верил, что по мне сходит с ума каждый мужчина. — Она рассмеялась. Это был самый мелодичный смех, который Ричард когда-либо слышал. — Можете себе такое представить? Вы же видите, какая я. Но… Ридеалш был немного сумасшедший, вот и считал меня красавицей. Полагаю, именно поэтому я его и любила. Трудно противостоять мужскому поклонению, хотя бы и незаслуженному.
— Разве вы не могли отговорить его от дуэли?
— Когда я сказала, что он был сумасшедшим, я выразилась буквально. Ни кто не мог отговорить его от того, на чем он сосредоточился. Он не в первый раз дрался из-за меня и не в последний. Бедняжка, его ум постоянно пребывал в беспорядке. Слава Богу, сейчас он успокоился навеки.
— Благодарю вас, леди Ридеалш. Я рад, что со стороны моего брата не произошло никаких нарушений приличий.
— Совершенно никаких. Я не отношусь к тем женщинам, которые воодушевляют на нарушение приличий, хотя Ридеалш думал по-другому. Признаюсь, мне его не хватает, хотя эти дуэли и были весьма заметной неприятностью.
Неприятностью? Смерть его брата была неприятностью?
Она обманывала его, а он не мог понять этого вплоть до того момента, пока она не произнесла эту фразу.
Лорд Ридеалш был не единственным, у кого не все в порядке с головой.
Ричард встал и поблагодарил хозяйку, а потом удалился так быстро, как только смог. В любом случае он узнал то, что ему требовалось узнать. Артур не сделал ничего, чтобы спровоцировать вызов Ридеалша. Его убил сумасшедший.
А еще говорят, что люди зря теряют жизни на поле брани.
На следующее утро Ричард нанес официальный визит представителю полка и сделал формальное заявление о намерении продать патент. Он больше не желал быть военным.
Уходя, Ричард ощущал такую меланхолию, словно утратил еще одного любимого человека, и в результате чуть было не оставил без внимания оживление в Сент-Джеймсском парке; лишь внезапная вспышка ракеты привлекла его внимание. Он невольно потянулся за саблей, которую больше не носил.
— Это фейерверк, солдат! — Офицер в форме, направлявшийся в квартиры гвардии, усмехнулся, когда Ричард проходил мимо. — Твоя сабля тут не нужна. Сегодня в парке не сражение, и это просто случайная ракета, приготовленная к завтрашнему празднеству.
Теперь Ричард окончательно разглядел оживление, толпы людей вокруг, шатры, расставленные по парку, и изумительный мостик в китайском стиле, перекинутый через канал. Должно быть, все это приготовлено для большого приема, о котором он столько слышал с того момента, как вернулся на землю Англии.
Проходя по месту для гулянья в направлении парка, он раздумывал, не взглянуть ли и ему на приготовления, когда его окликнул знакомый голос:
— Мэллори!
Лорд Кеттеринг подошел сзади и поравнялся с ним.
— Или мне следовало сказать «Данстабл»? С прискорбием услышал о вашем деде. Печально.
— Благодарю, Кеттеринг. Что привело вас к квартирам гвардии?
— Просто я решил еще раз посмотреть, как готовятся к большому приему. Ну и зрелище! А вы? Что привело вас обратно в Лондон?
— Я только что продал мой офицерский патент.
— Ах да, вам пришлось это сделать, поскольку теперь вы получили титул Данстабл и вам больше невозможно играть в солдатики. Ну что ж, войны кончились, и это к лучшему.
Играть в солдатики? Дурак. Хотелось бы ему посмотреть, как весело его сиятельство играет с ротой французских солдат, посылающей ему в лицо залп за залпом, в то время как он кашляет от густых облаков дыма и раздражающего зловония крови и смерти, наблюдая, как его люди падают, придавленные весом своих мертвых лошадей…
— Вы собираетесь присутствовать завтра на празднике? — поинтересовался Кеттеринг.
— Пока не решил. Траур еще не закончился, и я не знаю, уместно ли это. А вы? Вы ведь там будете, верно?
— Не сомневайтесь, уж я ничего не пропущу. Меня ожидает совершенно особенный день.
Ричард огляделся:
— Да, похоже, и впрямь предстоит что-то совершенно особенное.
— Уверен. Но я имел в виду не это. — Кеттеринг понизил голос:
— Я надеюсь, что смогу сделать завтра особенное объявление.
На сердце Ричарда словно камень упал. О нет, только не это!
— Так уж и быть, посвящу вас в тайну. Я попросил леди Уэймот стать моей женой и завтра ожидаю ее ответа.
Вокруг Ричарда словно все померкло.
— И вы, очевидно, рассчитываете на положительный ответ.
Кеттеринг ухмыльнулся:
— Я надеюсь на это. Кроме того — только между нами, — по-моему, я хорошая приманка, на которую она, похоже, поймается. Она может стать маркизой.
— Соблазнительная перспектива, я в этом уверен.
Не говоря уже о состоянии, получаемом вместе с титулом.
Черт! Черт! Черт! Она все еще собирается осуществить свой план и выйти замуж за богатого человека. Если бы только Ричард рассказал ей о своем состоянии, составляющем кругленькую сумму, может, он и сам светился бы от счастья как дурак.
— Вы любите ее, Кеттеринг?
Его сиятельство одарил собеседника снисходительной улыбкой:
— Люблю? Я человек несентиментальный, Данстабл. Она мне нравится, и полагаю, я ей тоже. Более глубокая привязанность появится со временем.
Ричард не мог себе представить даже начала столь прозаического брака без любви. Изабелла — слишком страстная натура, она слишком полна жизни, чтобы на этом успокоиться. Мужчина, которому она лишь нравится, станет для нее несчастьем, а для счастья ей нужен человек, любящий ее до безумия.
Такой, как он, Ричард.
Увы, слишком поздно. Изабелла собирается выйти замуж за этот упрямый образец пристойности. Ричарда так и подмывало рассказать, что он уже был с ней близок, сделать пару намеков на те моменты, в которые она стонет громче всего. Интересно, как Кеттеринг отнесется к тому, чтобы подбирать остатки после другого мужчины?
Ричард ни минуты не сомневался, что в этом случае Кеттеринг нашел бы способ не жениться на ней; его так и подмывало поведать его сиятельству правду… но он не сделал этого. Может быть, если Изабелла выйдет замуж за его сиятельство, они с Ричардом смогут повторить историю ее бабки и его деда, вступив в скандальную связь. И если это единственная возможность заполучить ее, он ею воспользуется.
Вот только Ричарду хотелось большего, много большего.
На следующий день жители Лондона и окрестностей заполонили улицы, ведущие к парку. Движение было таким плотным, что каждый, кто по какой-то надобности шел в противоположном направлении, не мог пройти. Магазины закрылись, театры погрузились в тем ноту. Всеобщее внимание было приковано к празднеству. Ворота парка открылись в два часа, и в них хлынула толпа, состоявшая из людей, принадлежавших к самым разным слоям общества.
В парке гостей ожидали ярмарки, павильоны и даже аттракцион подъема на воздушном шаре, но Ричард не собирался участвовать во всем этом, так как боялся случайно столкнуться с Кеттерингом и Изабеллой. Он не хотел слышать объяснение, которое разобьет его сердце, и поэтому остался в квартире на Тэвисток-стрит в совершенном одиночестве, дав Талли свободный вечер для участия в веселье.
Он пытался занять себя чтением томика стихов, но вскоре понял, что стихи для разбитого сердца — все равно что соль для раны.
Тогда он достал рубиновую брошь и внимательно всмотрелся в нее, однако откровенная сентиментальность вещи возымела тот же эффект, что и поэзия.
Ричард аккуратно завернул брошь и спрятал ее. Пора бы поговорить с миссис Тил об этой вещице, но старушка, вероятно, как и все в Лондоне, находится на большом приеме. Он поедет в Челси ранним вечером, когда она, вероятно, уже вернется домой.
Как оказалось, Ричарду повезло, что он приехал в Лондон в экипаже, потому что в этот день он вряд ли нашел бы экипаж в городе. Улицы все еще были полны народа, так что ему пришлось сначала проехать к северу от парка и лишь затем вернуться на юг к Челси. В результате дорога получилась вдвое длиннее, чем ожидалось.
Когда он добрался до дома миссис Тил, перед ним уже стоял другой экипаж. Ричард поставил свой экипаж сзади этого, бросил поводья неутомимому Талли, направился к двери, позвонил и едва не отпрянул.
Из двери навстречу ему вышла Изабелла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандальная связь - Герн Кэндис



По-человечески жаль бабку гл. героя, которая прожила с мужем 50 лет, дети, внуки, а он всю жизнь любил любовницу и подарил ей семейную драгоценность- талисман любви. На месте этой бабки, в молодости надо было гулять направо и налево, да родить наследника от другого. А не ждать 50 лет его смерти и демонстрировать ему на смертном одре брошь, которую вернула ( как она думала). Жалкая имитация мести. А что касается главных героев- интересная пара: не первой молодости нищая вдова-оторва ловко соблазнила и женила на себе молодого и богатого красавца виконта, к тому же богатого, и стала следующей владелицей талисмана любви.
Скандальная связь - Герн КэндисВ.З.,66л.
22.09.2014, 9.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100