Читать онлайн Леди, будьте плохой, автора - Герн Кэндис, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди, будьте плохой - Герн Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди, будьте плохой - Герн Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди, будьте плохой - Герн Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Герн Кэндис

Леди, будьте плохой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– На следующей улице поверните направо. Это как раз за площадью, слева.
Рочдейл повернул, надеясь, что Грейс должным образом впечатлила ловкость, с какой он управляет лошадьми, ведь он провел коляску между двумя большими телегами, ехавшими в противоположном направлении. Большинство женщин, которых он знал, восхищались мужчиной, который может повернуть на одном колесе, не опрокинувшись, или проехать всего в нескольких дюймах от встречного экипажа, и оба эти трюка Рочдейлу удалось с легкостью продемонстрировать во время долгой поездки в Челси.
Однако Грейс Марлоу – не большинство женщин. Или по крайней мере не такая, как большинство женщин, которые появлялись в жизни Рочдейла. Тот тип женщин, которым нравится рисковать, которые считают быструю езду чем-то сродни прелюдии. Такие женщины, от чьих предложений он отказался вчера вечером. Леди Дрейк и Сисели Эрскин обе в прошлом были весьма страстными в постели. Его все еще удивляло, что он отказал им ради одного поцелуя чопорной епископской вдовы.
Добродетельная миссис Марлоу никогда не была бы такой «рисковой», как леди Дрейк, или Сисели Эрскин, или сотни других женщин, которых он знал, но вопреки его ожиданиям она не жаловалась на скорость движения коляски. Он приготовился все время натягивать вожжи и ползти, как старая дева в тележке, если Грейс пожалуется или покажется встревоженной. Вместо этого при первом же намеке на скорость она схватилась одной рукой за ремень, а другой – за шляпку. Он понял это как знак, что она готова ко всему, – только не мог понять, будет она наслаждаться быстрой ездой или стоически терпеть. Он надеялся на то, что такое же отношение сохранится ко всему, что он хотел с ней сделать. Обнадеживало, что она не произнесла ни единого слова жалобы, пока он управлял легкой спортивной коляской так, как ею следовало управлять.
Когда они были вынуждены притормозить у найтсбриджского шлагбаума, он спросил, не слишком ли быстро едет.
– Вовсе нет: – Вымученность ее голоса говорила другое. Он мог бы перевернуть коляску в канаву, но эта упрямица Грейс просто продолжала бы придерживать шляпку и не доставила бы ему удовольствия насладиться ее испугом. – Тут удивительно удобно, – продолжила она, – и езда очень ровная. Полагаю, этот экипаж предназначен для бегов?
Рочдейл так чертовски гордился своей коляской, что с трудом сдерживался, чтобы не лопнуть от собственной значимости. Быстрые лошади и быстрая коляска были одними из первых в списке главных удовольствий в жизни, а эта маленькая красавица создана по его собственному проекту.
– Да, я приказал ее сделать специально для бегов, – сказал он, – и уже выиграл с ней не один забег. Упряжка, конечно, не менее важна. Это две мои лучшие упряжные лошади.
– Признаюсь, я была удивлена, что такую красивую коляску везут не одинаковые лошади, – заметила она. – Но они, кажется, хорошо подходят друг другу.
– Я подбираю лошадей по скорости и выносливости, а не по тому, насколько хорошо они смотрятся вместе. – Он наклонился ближе и понизил голос до соблазнительного: – Но возможно, мне следовало сегодня взять пару одинаковых серых. Под цвет ваших глаз.
Она улыбнулась и тихонько прищелкнула языком, смеясь над его лестью.
Рочдейл думал, что уже разгадал чопорную вдову, но она продолжала подбрасывать ему маленькие сюрпризы. Он ожидал недовольного фырканья или укоризненного стона. А вместо этого получил улыбку.
Успех!
– Вам нужно чаще улыбаться, – посоветовал он. – Вы выглядите еще красивее, когда улыбаетесь. – Что было величайшим преуменьшением, какое когда-либо произносилось. Грейс Марлоу была красавицей, самой настоящей. Он никогда не забудет, как она выглядела на бале-маскараде с распущенными волосами – Боже, какие это были волосы! – и открытой грудью.
Но даже сегодня, в коротком голубом жакете, застегнутом до подбородка, и с волосами, спрятанными под соломенной шляпкой, Грейс все равно выглядела такой же аппетитной, как спелый персик, ожидающий гурмана.
Необходимость держать вожжи в руках означала, что он не может прикасаться к ней так, как ему хотелось, дразня ее руки до тех пор, пока не почувствует, что они потеплели или дрожат. Но Рочдейл позаботился, чтобы его бедро было почти в постоянном контакте с ее бедром. Нужно обязательно держать ее в постоянном ощущении его присутствия, физически. Ухаживать за ней через благотворительность было недостаточно. Самым важным делом было медленное пробуждение ее физической страсти. Он ни в коем случае не хотел, чтобы она забыла, что он мужчина, который целовал ее и который желает ее.
Два поцелуя очень многое рассказали ему о Грейс Марлоу. Она была неиссякаемым источником страсти, так глубоко погребенной, что многие годы либо спала, либо была под строжайшим контролем. Рочдейл не мог не удивляться ее браку. Неудивительно, что епископу захотелось жениться на ней. Юной девушкой она, должно быть, была ослепительной. Старый болван, наверное, только раз взглянул на нее и напрочь потерял голову. И вся эта прекрасная юная плоть была потрачена впустую на старого дурака в два с лишним раза старше ее.
Никогда не поймешь этих надутых индюков в сутанах, которые читают проповеди о грехе прелюбодеяния. За закрытыми дверями они могли быть безразличными любовниками, полными ненависти к самим себе за то, что поддаются животным желаниям, или, напротив, жестокими к женщинам, в которых видели воплощение искушения. Старый Марлоу был крепким мужчиной, который выбрал себе в невесты прекрасную юную девушку. Он уже вырастил детей, так зачем брать молодую невесту, кроме как согревать его постель?
Как ни отвратителен ему был епископ, Рочдейл сомневался, что самодовольный старый болтун был жестоким мужем. В таком случае сдержанность Грейс была бы совсем другого рода, основанная на страхе. Он не видел в ее глазах такого страха – только шок и смущение – и готов был биться об заклад, что шок основывался на ее собственном физическом ответе, а не на простом гневе на поступки пресловутого распутника. Поэтому она либо была потрясена, ощущая чувственное влечение к мужчине, который не был ее мужем, или просто изумлялась, что вообще ощутила его.
Вероятнее всего, и того и другого понемногу. Он бы поставил всю свою конюшню на то, что Марлоу никогда не позволял ей проявлять страсть. Наверняка он не снимал с себя ночную рубашку и заставлял ее лежать под ним молча и совершенно неподвижно. Несколько сильных толчков, и он перекатывался с нее, не заботясь о ее наслаждении. После этого он, наверное, гладил ее по голове и благодарил за удовлетворение его низменных инстинктов.
Конечно, он мог ошибаться насчет Марлоу. Но Грейс явно не привыкла порождать чувственное желание. Требовалось очень мало, чтобы разбудить этот нетронутый источник страсти, честно говоря, вообще никакой ловкости. И именно это и пугало ее, Рочдейл был в этом уверен.
Чтобы выиграть пари, ему нужно избавить ее от этого страха, научить ее принимать свою чувственность как должное. Теми двумя поцелуями он добился успеха. Но Грейс все еще не доверяла ему, а это жизненно необходимо для финальной капитуляции. Сегодняшняя поездка в Челси послужит, как он надеялся, двум целям: Грейс не только поймет, что можно доверять ему, но и начнет доверять себе.
Ее вцепившаяся в ремень рука, когда они летели по лондонским улицам, и намек на улыбку сказали Рочдейлу, что он, пусть и медленно, продвигается к обеим целям.
Всякий раз, когда движение заставляло их притормаживать, было вполне естественно начинать разговор, Рочдейл побуждал ее говорить о благотворительности и планах на будущее. Он ни разу не упомянул ни поцелуи, ни стихи из Библии или пари. Он не спрашивал, занимался ли когда-нибудь старый Марлоу с ней любовью по-настоящему. Чтобы не смущать ее, он позволял говорить в основном ей, а сам лишь подбрасывал вопросы о работе, проводимой в Марлоу-Хаусе. К тому времени, когда они увидели здание, Рочдейл уже знал об этом проклятом месте больше, чем когда-либо хотел знать.
– Вот он, – сказала она, указывая на длинное кирпичное здание в форме буквы «Г». Только центр длинной части имел второй этаж, там, похоже, был главный вход. Остальное здание, низкое и тяжелое, приникало к земле своим единственным этажом, как будто обосновалось здесь много столетий назад. Но оно не казалось заброшенным или обветшалым. Поместье выглядело аккуратным и чистым, с хорошо ухоженными растениями вдоль стен и большим дубом, возвышающимся над домом в месте соединения крыльев.
– Раньше здесь была богадельня, – сказала Грейс, когда коляска остановилась у главного входа. – Мы думаем, что дом построили где-то около 1630 года, но он долго пустовал до того, как мы приобрели его.
– Тогда вы, должно быть, проделали большую работу, чтобы вернуть его к жизни. – Рочдейл спрыгнул со своего сиденья и бросил вожжи слуге.
– Это был труд любви. – Она посмотрела на здание с нежной улыбкой, потом опустила глаза и увидела Рочдейла, ожидающего ее внизу. Ее улыбка померкла.
Коляска не отличалась особой высотой, но все же была достаточно высокой для дам в юбках. Грейс поднялась, быстро постаралась восстановить равновесие и, придерживая шляпку, встала на первую ступеньку. Она проигнорировала руку, которую Рочдейл протянул ей, – Грейс была слишком занята тем, чтобы ее белые муслиновые юбки не позволили безнравственному распутнику увидеть изящные лодыжки или, Боже упаси, колени, когда она будет наступать на следующую ступеньку. Поскольку она не оперлась на предложенную руку, Рочдейл схватил ее за талию обеими руками и вынул из коляски.
Он получил больше, чем взгляд на ее лодыжки. Ее нежное стройное тело проскользило по его телу, когда он медленно опустил ее на ноги.
Как только он дотронулся до нее, она затаила дыхание и, дрожа, выдохнула, только когда сделала шаг назад. Он одарил ее одной из своих самых ослепительных улыбок и вдобавок подмигнул. Ее щеки вспыхнули тем восхитительным оттенком розового, который Рочдейл уже начинал обожать, Грейс быстро отвернулась и пошла ко входу в дом.
Следующий час прошел как в тумане, Грейс устроила Рочдейлу мучительно подробную экскурсию по Марлоу-Хаусу. Он видел похожие на кроличьи садки комнаты, столовые, кухни, классы, часовню, кладовую, лазарет и дюжину других помещений, назначение которых он сразу же забыл. Это было очень большое и очень деятельное предприятие, гораздо более обширное, чем он ожидал.
Рочдейл познакомился с Элис Чок, плотной коренастой матроной, которая управляла делами Марлоу-Хауса. В ее глазах мелькал озорной огонек, Элис сразу же понравилась Рочдейлу. Он познакомился еще с несколькими работниками, большинство которых здесь же и жили.
– От всех взрослых жильцов требуется вносить какой-то, пусть малый, вклад в поддержание работы нашего заведения, – объяснила Грейс. Она сняла шляпку и теперь выглядела до кончиков ногтей чопорной, респектабельной вдовой, с золотыми волосами, зачесанными назад и убранными в пучок, из которого не выбивался ни единый волосок. Не было ни малейшего намека на вчерашнюю королеву фей. Но каждый раз, когда Рочдейл смотрел на нее, он вспоминал Титанию с ее струящимися распущенными волосами и нежной белой грудью. Она больше не могла спрятаться от него, как бы ни старалась.
– В зависимости от их умений и предпочтений, – продолжала она, не осознавая, что интерес в его глазах не имеет никакого отношения к Марлоу-Хаусу, – они могут работать на кухне, в саду или в лазарете. Теперь у нас даже есть медсестра. Миссис Берч помогала больным и раненым на полях сражений в Испании. Когда, овдовев, она приехала сюда, мы взяли ее на постоянную работу.
– И много слуг остается здесь на таких условиях? – спросил он.
– Нет, постоянной обслуги здесь всего несколько человек. Большинство находятся в Марлоу-Хаусе временно. По крайней мере мы так надеемся. Они приходят сюда с детьми, потому что им больше некуда идти. Мы делаем все возможное, чтобы найти им работу или новое жилье, чтобы помочь им не оказаться на улице.
Пока они ходили по коридорам, Грейс находила доброе слово для каждой женщины или ребенка, которых они встречали. Она представляла Рочдейлу всех по именам. Он удивлялся, что она помнит их всех. Жилые помещения были переполнены, в каждой комнате обычно ютилась не одна семья.
– Теперь вы видите, почему нам нужно расширяться, – сказала Грейс. – У нас просто недостаточно места. А ведь еще так много семей отчаянно нуждаются в нашей помощи.
– Вы получите деньги на стройку, обещаю вам. Я поражен тем, что вам удалось тут сделать. Мой вклад ничто в сравнении со временем и усилиями, которые приложили вы.
Она улыбнулась, и он вдруг осознал, что она улыбается почти с самого их приезда. Это ее страсть. Это место и работа в нем – то, что делает ее счастливой. Однажды, очень скоро, он увидит, как она обратит эту страсть, эту лучезарную улыбку на него. И по совершенно другой причине.
– Я делаю это не одна, – сказала Грейс. – Так сложилось, что дом носит мое имя, или, вернее, имя епископа, но все наши попечительницы уделяют время Марлоу-Хаусу. И у каждой из нас есть свои любимые занятия. Леди Сомерфилд заботится о классе. Герцогиня Хартфорд руководит кладовой, миссис Кэйзенов – кухней. А леди Госфорт следит за садом, который вы еще не видели. Идемте?
Она провела его сквозь двойные двери в просторный и пышный сад.
– Тут у нас есть огород, сразу за ним мы выращиваем пряные травы, а вот эта часть чисто декоративная.
Она объясняла, как разбивалась каждая часть сада и с какой заботой постояльцы Марлоу-Хауса им занимаются. Несколько женщин работали, выпалывая сорняки, обрезая увядшие головки и рыхля землю. Худая темноволосая женщина, наклонившись над низкорослым кустом, срезала плоды и бросала их в корзину, которую держала угловатая девочка-подросток с такими же темными волосами. Светловолосый мальчик лет восьми-девяти сидел на земле, строя из грязи что-то похожее на пирамиду.
– А вот это миссис Флетчер, – представила Грейс, – и ее верные помощники, благодаря им наш огород процветает.
Женщина подняла глаза и улыбнулась, и Рочдейл чуть не упал в обморок. Господи, он же знает это лицо, хотя не видел его более двенадцати лет. Призрак давно прошедших дней. Тысячи воспоминаний сразу же затопили его мозг с такой головокружительной скоростью, что Рочдейл подумал, что у него подогнутся колени. Он смотрел на женщину, на минуту онемев от этого лица из другого времени, из другой жизни. Жизни, которую он давно оставил и к которой не имел никакого желания возвращаться.
Ее глаза расширились, когда она узнала его. Вот проклятие! Рочдейл надеялся, что изменился настолько, что она не узнает его. Это позволило бы ему отодвинуть сейчас на задний план эти неприятные воспоминания и похоронить их за пределами Марлоу-Хауса. Но она узнала его, и придется заговорить с ней. Черт, черт, черт!
– Джон? Джон Грейстон? Господи, неужели это действительно ты? О, ведь это же лорд Рочдейл? Как чудесно увидеть тебя после стольких лет.
Ее знакомый голос, высокий и музыкальный, вернул Рочдейла в то время и место, которые он полжизни пытался забыть. Он решил, что бессмысленно делать вид, что они незнакомы. То, как он вздрогнул, увидев ее, выдало его страх.
– Джейн. Прости меня. Я невероятно удивлен нашей встречей. – Ему следовало бы протянуть ей руки, поприветствовать, как старого друга, но вместо этого Рочдейл сцепил руки за спиной. Честно говоря, ему хотелось повернуться и уйти, но он решил, что это будет слишком трусливо или слишком невежливо даже для признанного негодяя.
Она вытерла руки об испачканный в земле фартук, надетый поверх поношенного платья, которое когда-то, видимо, было синим. Или, может быть, коричневым. Оно стало бесцветным после многочисленных стирок. Застенчивым женственным жестом она убрала за уши выбившиеся пряди волос. Если Рочдейл правильно помнил, она была моложе его на пару лет, но теперь выглядела старше. Каждая черточка ее лица была такой, как он помнил, – большие карие глаза, широкий рот, слегка квадратный кончик носа. Но эти знакомые глаза и рот были окружены морщинами, когда-то очаровательно веснушчатая кожа загрубела от солнца, в темных волосах появились серебряные нити. Она сильно похудела. Но при всем этом в ней сохранилась доля той красоты, которую он помнил.
Она инстинктивно подняла руку, без сомнения, надеясь, что он протянет свою. Он этого не сделал. Она неловко убрала руку.
– Так приятно видеть тебя, Джон. То есть лорд Рочдейл. Боже мой, сколько же прошло лет? Ты совсем не изменился. Все такой же красавец.
Боже, неужели ей обязательно так радоваться? И разве ее улыбке обязательно быть такой знакомой?
– Ты тоже не изменилась, Джейн. Все та же хорошенькая девчушка, которая гонялась за нами с Мартином по болотам. – Слова были веселыми, но Рочдейл не улыбнулся и лицо его не просветлело.
Она рассмеялась, не смущенная его отчужденностью.
– Льстец. Все мои годы видны на моем лице, ты не можешь отрицать этого. Но тут уж ничего не поделаешь. Каждая морщина и седой волос заслуженны. О, но тебе нужно познакомиться с детьми, которые подарили мне все эти седые волосы. – Она обняла одной рукой стоящую рядом с ней девочку: – Это Салли, моя старшая. Поклонись лорду Рочдейлу, девочка моя.
Салли повиновалась, настороженно глядя на него сквозь длинные ресницы. На вид ей было лет одиннадцать-двенадцать, и она была не так красива, как ее мать в детстве, хотя изящные черты лица будут привлекать мужские взгляды.
Рочдейл ответил коротким кивком. Он не был рад этой неловкой встрече после долгой разлуки. Пусть Джейн представит своих детей, а потом он уберется отсюда подальше.
– А это Тоби. – Светловолосый мальчик прятался за спиной матери. Рочдейл был так потрясен, увидев Джейн, что не обратил на него внимания. Теперь Джейн подтолкнула мальчика вперед, и Рочдейл едва не ахнул. Тоби был просто копией Мартина Флетчера, своего отца, человека, который когда-то был ближайшим другом Рочдейла. В детстве Мартин выглядел точно также, как этот мальчик, смотрящий сейчас на него.
Рочдейл взглянул на Джейн, которая улыбнулась и сказала:
– Он очень похож на него, правда?
– Точная копия. Здравствуй, Тоби. Я рад познакомиться с тобой.
– Да, сэр. Я тоже, сэр.
Глядя на мальчика с лицом Мартина Флетчера, Рочдейл вдруг осознал, почему Джейн и ее дети оказались в Марлоу-Хаусе. Его сердце сжалось от боли. Он посмотрел на Джейн:
– Мартин?..
В ее темных глазах появилась печаль.
– Да. Он погиб в Альбуерре два года назад.
Рочдейл на мгновение закрыл глаза и попытался проглотить комок, вдруг застрявший в горле. Боже, он не хотел слышать этого. Наконец сказал:
– Прости, Джейн. Жаль, что я не знал. Жаль, что я не поддерживал связь. Как бы мне хотелось… – Как бы ему хотелось никогда не узнать, что стало с Мартином. И как же чертовски не хотелось чувствовать себя в ответе за его смерть. Конечно, это французская пуля или сабля оборвали жизнь его старого друга, но если бы фермам арендаторов не позволили дойти практически до разорения, Мартину вообще не пришлось бы идти в армию. Он был фермером, а не солдатом. Он должен был умереть в своей постели через много-много лет, окруженный внуками, слыша мычание коров, пасущихся на лугу.
– Ты ничем не мог бы помочь, Джон.
Рочдейл покачал головой, возражая против этих слов. Но что он мог сказать? Прости, что прожигал жизнь, в то время как Мартин был вынужден воевать в Испании, а его семье пришлось перебраться в благотворительное заведение?
– Тоби, Салли! Вы не покажете мне то, что посадили на этой неделе? – Грейс вышла вперед и, обняв за плечи обоих детей, повела их в другую часть сада. Забавно, Рочдейл почти забыл о ней. Должно быть, она решила, что им с Джейн есть о чем поговорить наедине, возможно, о вещах, которые причинят детям боль. Она не могла знать, что не было ничего более нежеланного, чем слышать рассказ о жизни Джейн и Мартина после Беттисфонта. – Я уже отсюда вижу иссоп, – сказала Грейс. – И даже чувствую его аромат. Пойдемте посмотрим.
– Она очень добрая леди, миссис Марлоу, – сказала Джейн, глядя, как Грейс уводит детей. – Замечательная женщина. Знаешь, здесь все существует благодаря ей. Не могу представить, что стало бы со всеми нами без ее помощи.
Наступила долгая пауза, во время которой Джейн смотрела на Рочдейла с оттенком ожидания в карих глазах, несомненно, надеясь, что он станет расспрашивать ее обо всех прошедших годах. Господи, как же ему хотелось убежать! Но он решил, что должен просто покончить с этим. Кроме того, если он не спросит Джейн о ее жизни, она наверняка станет расспрашивать о его.
– Что случилось, Джейн? Последнее, что я знаю, это то, что ты была с Мартином и его полком.
– Да, я несколько лет была с ним в армии. Это была хорошая жизнь, интересная. Знаешь, вместе с полком он ездил по всему свету. Салли, она родилась в Ирландии, а Тоби – в Германии. Но когда в Португалии стало совсем туго, Мартин настоял, чтобы я вернулась с детьми в Англию ради их безопасности. У него была небольшая сумма за добычу, захваченную в бою, и он снял нам однокомнатный домик в Кенсингтоне. Дом в городе был дороговат, но владелец приходился родственником одному из солдат, и поэтому нам удалось снять этот коттедж по разумной цене. Каждые несколько месяцев Мартин посылал нам все, что мог, на еду и обувь для детей. Но когда почти через два года он погиб, деньги закончились и мне пришлось содержать нас троих.
Она посмотрела на Рочдейла взглядом, полным извинения и сожаления, как будто гибель Мартина каким-то образом была ее виной. Рочдейл не сказал ничего – что он мог сказать? – но отчаяние в ее голосе ранило его, как нож в сердце.
– Я занималась стиркой и шитьем, – продолжала она, – но было трудно, действительно трудно прокормить троих. Когда я больше не могла платить за жилье, хозяин выкинул нас на улицу. Я нашла для нас другое место, поменьше, но было трудно найти работу. В конце концов, мы оказались в крошечной комнатке в Сент-Джайлзе и я собирала тряпье и распоротую одежду, но мне не удавалось выбраться из нищеты. Я волновалась, что дети попадут на улицу, станут жертвами бог знает чего. Я впала в отчаяние, да. Была готова… сделать все, что угодно, только чтобы поддержать детей.
Рочдейл снова закрыл глаза и едва сдержал стон. Она была готова продавать себя ради детей. Возможно, и продавала. Та милая веснушчатая девочка, которую он когда-то знал, продавала свое тело на улицах. В нем закипел гаев.
– А потом мне рассказали об этом месте, – продолжила она, – и что как вдову солдата меня обязательно примут. Я каждый день благодарю Бога за Марлоу-Хаус каждый день. Мне страшно подумать, что стало бы со всеми нами, если бы мы не приехали сюда.
Так же, как и ему. Боже. Теперь он действительно понимал, что здесь делала Грейс. Она совершенно буквально спасала жизни.
Рочдейл в тот же момент решил удвоить сумму, которую планировал дать ей. Но больше не приедет сюда, чтобы посмотреть, как Грейс потратила ее.
– Мы стараемся не думать о тех тяжелых временах и о том, что могло бы случиться. Здесь нас учат смотреть вперед, в лучшее будущее, и, видит Бог, они делают столько, что кажется, будто все плохое позади.
– У тебя есть место, где обосноваться, когда вы уедете отсюда? – спросил он. – Они нашли для тебя какую-нибудь работу? Хоть что-нибудь?
– Пока нет, но все будет хорошо. Они не позволяют семье покинуть Марлоу-Хаус, пока не убедятся, что ситуация благополучно разрешена. Я видела много семей, уезжающих отсюда с великолепными перспективами. Наше время придет.
– Я… я найду место для тебя и детей, Джейн. – Слова вырвались раньше, чем он смог остановить их. О чем он думал? У него не было ни малейшего желания связываться с кем-то из далекого прошлого. С кем-то, кто напоминал бы, как низко он пал по сравнению с жизнью, которую когда-то знал. Но ведь есть способы предпринять что-то, не вмешиваясь в это лично. Он мог бы передать это дело своему управляющему, а сам держаться в стороне.
– Беттисфонта больше нет, – сказал он, – но у меня есть другие возможности. Я найду что-нибудь. Обещаю.
Она протянула руку и робко положила ее ему на рукав, потом отдернула.
– Джон, ты не обязан помогать нам. Ты не отвечаешь за нас.
– Позволь мне это сделать, Джейн. Я должен это Мартину, тебе и детям. – Его взгляд упал на мальчика, стоящего рядом с Грейс, явно скучающего в этом саду и подскакивающего от бурлящей в нем энергии. Тоби все время тайком поглядывал через плечо на незнакомого аристократа, но отворачивался, смущенный, когда Рочдейл ловил его взгляд. – Боже мой, смотреть на Тоби – это все равно что снова видеть Мартина.
Она улыбнулась:
– Я знаю. И я благодарна за это. Я никогда не забуду лицо Мартина, потому что каждый день вижу его в Тоби.
– Я отправлю его в школу. И Салли тоже. – Опять слова вырвались раньше, чем он понял, что собирается произнести их. Похоже, он был так потрясен, снова увидев Мартина в лице его сына, что все рациональные мысли вылетели из головы. У Рочдейла не было желания связываться с семьей Флетчеров. Но он был состоятельным человеком, пусть даже большая часть его состояния и приобретена игрой, и казалось неправильным не помочь этим людям, этой женщине, которую он знал девочкой и которая была замужем за его другом. – Мне хочется позаботиться о детях Мартина, – сказал он. – С хорошим образованием они смогут найти работу и обеспечивать себя. Позволь мне сделать это, Джейн. Я возмещу вам все, через что заставила вас пройти безответственность моего отца. Черт побери, мне бы хотелось отправить вас назад в Беттисфонт, но я так и не восстановил ни дом, ни фермы. Только конюшни.
– Знаю.
Рочдейл удивленно поднял брови:
– Знаешь?
– Да, конечно. Мы некоторое время поддерживали связь с другими семьями. А с тех пор, как вернулись, невозможно не слышать о подвигах знаменитого лорда Рочдейла.
Он поморщился:
– Я бы сказал печально знаменитого.
– Возможно. Но видеть тебя сегодня здесь, с миссис Марлоу… значит ли это, что ты исправляешься? – Она взглянула на Грейс, которая смеялась вместе с детьми. – Я считаю, что она ангел с небес. Миссис Марлоу очень красива, правда?
– Да, но не делай ошибочных выводов. Я согласился финансировать постройку нового крыла в Марлоу-Хаусе, но не более того. Я не благодетель человечества, Джейн. Я очень далек от этого. И боюсь, что мне уже слишком поздно меняться. Я слишком глубоко погряз в разгуле, чтобы выбираться из него на этом этапе жизни.
Она нахмурилась:
– Совсем не такой жизни я ожидала от тебя, Джон. Когда я впервые услышала твое имя в связи с… с одним скандалом…
– Серена Андервуд.
– Да. Когда я услышала эту и другие истории, я не поверила, что это тот самый Джон Грейстон, которого я когда-то знала. Я думала, что ты будешь…
– Да, ну что ж, все меняется.
Она заморгала от надломленного, резкого тона его голоса, и в ее темных глазах появилась настороженность.
– Люди меняются, – продолжил он тем же тоном, надеясь, что это выражение в ее глазах означает понимание. Он хочет сохранить между ними дистанцию и не хочет возобновлять дружбу. – Я больше не идеалистичный юный дурак. Но зато теперь у меня есть деньги. И довольно много. И я помогу тебе, Джейн. Обещаю. Это самое меньшее, что я могу сделать.
– Благослови тебя Бог, Джон. Я никогда не смогу отблагодарить тебя.
– Как только я что-нибудь организую, я пошлю записку миссис Марлоу или миссис Чок.
– О, хорошо. Но мы ведь увидим тебя…
– Сэр? – Маленький Тоби подбежал и встал рядом с матерью. Грейс и Салли приближались медленно, в приличной дамам манере.
Рочдейл бросил на мальчика сердитый взгляд, хотя и был рад, что их прервали.
– Да?
Тоби тяжело сглотнул, но не отступил перед суровым взглядом Рочдейла. Его глаза были большие и настороженные, но в них светилось такое знакомое флетчеровское упрямство. В них было и что-то еще, какая-то неистовость духа, которая, должно быть, выковалась за несколько тяжелых лет. Может быть, он тоже был вынужден жить на улицах, прежде чем приехать в Марлоу-Хаус? Вдруг, пока его мать сшивала лохмотья, Тоби воровал кошельки?
– Это правда, что вы знали моего папу?
Вопрос и жадное ожидание в его глазах рассеяли все мысли о проворном уличном мальчишке. В свое время Тоби, может быть, и стащил часы, а то и пару, но сейчас он был просто маленьким мальчиком, который скучает по своему отцу. Лицо Рочдейла невольно смягчилось. Мальчуган был так похож на Мартина Флетчера, что это было почти невыносимо, но выражение его глаз победило Рочдейла.
Он присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с парнишкой.
– Да, знал. Я знал его, когда был в таком возрасте, как ты, и даже моложе. Временами он был настоящим бесенком. Всегда готовый проказничать. – Он протянул руку и взъерошил мальчишке волосы. – Такой же, как ты, готов поспорить. И волосы у него, точно так же, как у тебя, всегда падали на глаза.
Тоби пожал плечами:
– Я не очень хорошо его помню. Мне было всего четыре года, когда мы приехали в Англию.
– Да, но я помню его очень хорошо. Он был веселый, забавный, полный смеха. А еще сильный и смелый. Я помню случай, когда одна девочка в поместье упала в колодец. Твой отец вытащил ее. Он был хорошим человеком, твой отец.
Глаза Тоби загорелись восхищением.
– Он вытащил девочку из колодца?
– Точно. – Рочдейл решил, что не следует упоминать, что он и другой мальчишка держали Мартина за ноги, опуская его в колодец. В конце концов, все-таки это Мартин дотянулся до девочки и вытащил ее.
– Думаю, он был смелым, – сказал Тоби, – раз пошел сражаться со старым Бони и всеми остальными. А вы знаете еще что-нибудь про него, сэр? Мама много рассказывала мне, но… ну, она же женщина, а вы знаете, какие они. Пожалуйста, сэр, вы не могли бы рассказать мне больше о папе?
В этот момент Рочдейл понял, что попался на удочку и ему придется встретиться с прошлым, которое предпочел бы забыть, он оказался беспомощным перед этим мальчуганом со знакомым лицом и дьявольски печальными глазами.
– Конечно, Тоби. Что бы ты хотел узнать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди, будьте плохой - Герн Кэндис



Очень понравился роман, читала не отрываясь. Великолепная книга!
Леди, будьте плохой - Герн КэндисЛилия
11.06.2012, 7.31





да чудесный роман любовь пари и два человека которые нашли свое счастье
Леди, будьте плохой - Герн Кэндиснаталия
11.06.2012, 12.53





прикольно. книга о том как один распутник соблазняет девушку,с безупречной репутацией ,а в итоге сам влюбился.Вот это дддааааааааа!!!!!!!
Леди, будьте плохой - Герн Кэндисчитатель
18.06.2012, 20.51





Хороший роман !
Леди, будьте плохой - Герн КэндисМари
25.06.2012, 12.24





Прочитайте. Не пожалеете.
Леди, будьте плохой - Герн КэндисАксинья
26.06.2012, 9.28





Не поддерживанию восторженных коммментариев. Сюжет стандартный-он распутник, она сама невинность... с виду. И зачем с окружающими обсуждать интим-лично мне этот ход автора не понравился. В общем, не зацепило
Леди, будьте плохой - Герн Кэндислена:
26.04.2013, 18.45





Не поддерживанию восторженных коммментариев. Сюжет стандартный-он распутник, она сама невинность... с виду. И зачем с окружающими обсуждать интим-лично мне этот ход автора не понравился. В общем, не зацепило
Леди, будьте плохой - Герн Кэндислена:
26.04.2013, 18.45





ya konechno je prochla roman do konca, no chisto iz principa i eshe iz-za togo chto len bilo iskat chego to drugogo!rnRoman ochen uj srednenki, postroeni ves na pari, gg-ya tipa ochen uj blagopristoinaya (nadoeli so svoim vdovoi episkopa). Voobshem romanu 3ka, a pisatelnice za otsutsvie voobrajeniya 2!
Леди, будьте плохой - Герн КэндисAndreevnd
27.04.2013, 22.15





ya konechno je prochla roman do konca, no chisto iz principa i eshe iz-za togo chto len bilo iskat chego to drugogo!rnRoman ochen uj srednenki, postroeni ves na pari, gg-ya tipa ochen uj blagopristoinaya (nadoeli so svoim vdovoi episkopa). Voobshem romanu 3ka, a pisatelnice za otsutsvie voobrajeniya 2!
Леди, будьте плохой - Герн КэндисAndreevnd
27.04.2013, 22.15





Интересный роман о вдовах. Еще раз убеждаюсь, как хорошо в те времена быть вдовой, естественно богатой. Эта вдова Грейс, чопорная и закомплексованная получила виконта суперраспутника, но доброго внутри. Советую почитать.
Леди, будьте плохой - Герн КэндисВ.З.,65л.
30.04.2013, 12.09





Очень длинные мысленные рассуждения, и очень мало живой речи. Читать можно, но не больше одного раза.
Леди, будьте плохой - Герн КэндисТаня Д
10.08.2014, 16.01





а мне смешно. весь роман крутился вокруг обычной скаковой лошади. равноценные вещи, ничо не скажешь.
Леди, будьте плохой - Герн Кэндислёлища
12.01.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100