Читать онлайн История первой любви, автора - Гербер Джина, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - История первой любви - Гербер Джина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

История первой любви - Гербер Джина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
История первой любви - Гербер Джина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гербер Джина

История первой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9



Стеф понимала, что это смешно, но, когда Билл открыл дверь, она обнаружила, что внутренне совсем не готова к встрече с ним. Поспешно изобразив улыбку и уже собираясь изречь какую-либо дежурную любезность, она, вдруг натолкнувшись на прямой взгляд синих глаз, позабыла все слова на свете.
— Рад, что ты пришла, — сказал Билл, будто это не было обусловлено заранее и она могла не прийти.
Негромкие слова прозвучали проникновенно, почти интимно. И причиной тому стало не их содержание, а тон, которым они были произнесены. Стеф готова была бесконечно слушать до боли знакомый голос.
— Я н-не слишком рано? — пролепетала она.
Стеф стояла у порога с черным портфелем в руке, где находились купленные ею с вечера необходимые для урока принадлежности. Она знала, что пришла вовремя, и задала свой вопрос только для того, чтобы отвлечь внимание Билла от своего вспыхнувшего пунцовым румянцем лица.
Нет, так на работу не ходят, мысленно попрекнула себя Стеф. Что она сможет сделать, если, даже не войдя в дом, уже дрожит как осиновый лист? Если бы у нее еще оставалось хоть немного рассудка, сказала она себе, ей бы нужно было немедленно повернуться и уехать. Но рассудок, вероятно, давно уже ее оставил, мысленно съехидничала Стеф в свой адрес, иначе она не стояла бы тут, вцепившись в свой портфель дрожащими руками, как набедокурившая школьница.
— Входи же, — приветливо пригласил Билл, распахивая и придерживая рукой дверь.
Стеф поняла, что ей не удастся пройти, не задев Билла, наполовину загородившего собой проход. Одна только мысль о физическом контакте заставила ее сердце биться так, словно она пробежала дистанцию в три мили. Господи, почему же я так глупо себя веду, подумала Стеф. Билл всего лишь придерживает дверь, чего же бояться?! И, тем не менее, она не могла сделать ни шагу.
— Испугалась? — Билл наклонил голову, приглашая ее в дом. В его глазах плясали веселые чертики, будто он наперед знал все ее мысли и потешался про себя над ее душевными колебаниями. — Ты войдешь сразу или я могу просмотреть пару фильмов по телеку, прежде чем ты решишься?
Он явно веселился от всей души, и Стеф прикусила губу, чтобы тоже не расхохотаться. Да, преувеличенные ожидания — одно из ее слабых мест. Она привыкла относиться к себе и к жизни слишком серьезно и время от времени нуждалась в ком-то, кто мог бы ее, как говорила Вики, «заземлить».
Стеф хорошо знала, что в глубине души она — пессимистка. Ну а после развода у нее и вовсе вошло в привычку готовиться в любой ситуации к худшему. Вот почему, если плохое все же случалось, это для нее не оказывалось неожиданностью, если нет, то это становилось приятным сюрпризом.
На сей раз Стеф была приятно удивлена. Билл, похоже, не имел намерений коварного искусителя, желающего заманить доверчивую девочку в свое логово. Сердце стало биться спокойнее. Она даже смогла улыбнуться.
— Ну, я, пожалуй, войду, если ты не против…
Стеф прошла в дом мимо сияющего Билла, которого все-таки не смогла не задеть плечом. И что? Искры от этого не посыпались, и током ее не ударило. Она вздохнула с облегчением, которое, однако, больше напоминало разочарование. Из-за чего, спрашивается, нужно было почти полчаса топтаться у дверей, не решаясь перешагнуть через порог? Господи, как глупо!..
— Не хочешь выпить чего-нибудь холодненького? — прервал Билл ее размышления.
— Да, пожалуйста, — с готовностью отозвалась она. — Сделай милость.
— Что ты предпочитаешь? Пепси? Чай со льдом? Пиво? — перечислял он по пути на кухню.
— Пепси было бы просто здорово. В холодильнике у Айрин оно подолгу не задерживается, — пояснила Стеф, шедшая за ним следом. — Детки, с которыми она сидит, выпивают все уже к обеду. Остается один лишь апельсиновый сок.
Билл засмеялся.
— Плохо разве?
Подойдя к холодильнику, он извлек оттуда ледяную банку пепси-колы для Стеф и бутылку пива для себя.
— Да нет, не плохо, но слишком часто. Я его напилась уже, наверное, на всю оставшуюся жизнь, — призналась Стеф, наблюдая, как Билл наливает пепси-колу в стакан со льдом. — Зачем такие хлопоты? Мог бы дать и просто банку.
Он протянул ей стакан, потом откупорил свое пиво и сделал большой глоток.
— В начале обслуживаем всегда по первому классу, — сказал он, усмехаясь. — В следующий раз получишь банку и будешь открывать сама.
Стеф расхохоталась и припала к холодной пепси-коле. Удивительно, как напиток ее бодрит и проясняет мысли! Впрочем, быть может, ее так возбуждает присутствие этого человека? От неожиданной мысли руки Стеф задрожали, и она, чтобы не выдать волнения, поспешила уткнуться в стакан. С наслаждением отпив большой глоток, Стеф опустилась на скамейку и огляделась по сторонам.
— О, у тебя классный дом, — заметила она, переводя разговор на нейтральную тему, впрочем, ничуть не покривив душой: дом был действительно замечательный — большой, одноэтажный, тщательно отделанный деревом, он замечательно смотрелся снаружи и был очень уютен внутри. — Ты сам его строил?
Билл отпил еще пива и пояснил:
— Нет. Честно говоря, я его сюда привез.
Он еще раз отпил и вытер губы. Бутылка просто тонула в его большой ладони. Все его ухватки, подумала Стеф, были типично мужскими. Не это ли почти гипнотически неизменно влекло ее к нему? Билл до мозга костей был мужчиной, самцом.
— Южнее Хэмпстеда строили новое скоростное шоссе, и дома, оказавшиеся в полосе дороги, подлежали сносу, — продолжал Билл, оторвав Стеф от ее мыслей. — Я присмотрел среди них вот этот, купил за гроши, потом заплатил кучу денег за перевозку и, наконец, угрохал на перестройку по своему вкусу столько времени и средств, сколько не пришло бы в голову ни одному здравомыслящему человеку.
— Да ну? — Стеф удивленно подняла брови. — Ты хочешь сказать, что когда делал это, то был не в своем уме?
Билл не поддержал шутки. Его глаза вдруг стали серьезными. Где-то в глубине их загорались и гасли синие огоньки, похожие на сполохи далекой грозы летней ночью.
— Почему только тогда? — пробормотал он. — Если бы ты знала, какая мысль мне пришла в голову сейчас, ты бы точно решила, что я потерял голову. — И Билл медленно перевел взгляд на ее губы.
Стеф почувствовала, как кровь жарко застучала у нее в висках. Во рту пересохло, щеки запылали огнем.
— Ну… в общем… п-получилось у тебя с переносом дома совсем неплохо, — промямлила она и так жадно припала к пепси-коле, будто умирала от жажды.
Билл не мог не рассмеяться, слыша, как от дрожи в руках звенят льдинки в стакане Стеф. Господи, да он напугал ее! Билл не собирался этого делать, но теперь был даже доволен. Несмотря на их уговор забыть о прошлом, ему хотелось произвести на нее впечатление. Быть может, потому, что сам он постоянно находился под впечатлением, производимым ею.
Как ей это удалось? — спрашивал Билл себя. Как женщина, прошедшая и через брак, и через развод, сумела сохранить удивительное очарование невинности? И при этом вполне оставаться женщиной… Да еще какой!
Билл вспомнил о разговоре с ней на мостике в прошлое воскресенье. Он-то знал, скольких сил ей стоило тогда признаться, что она порой чувствует себя испуганной и беспомощной, как маленькая девочка.
Тогда это признание пробудило у него желание защитить ее. То же самое Билл чувствовал и теперь, глядя на эту хрупкую девочку, нуждавшуюся в прочной опоре, на эту прекрасную женщину, которой он хотел бы обладать.
— Извини. — Она встряхнула головой, отгоняя какие-то тайные мысли. — Я, кажется, забыла, о чем мы говорили.
Билл смотрел на нее с нескрываемой теплотой и даже нежностью.
— Не бери в голову, — сказал он и улыбнулся. — Не думаю, что ты много потеряла.
Он вдруг увидел на столе папку, принесенную им накануне из школы от мистера Дарнтона. Улыбка тут же испарилась с лица Билла, уступив место угрюмой озабоченности. Он положил документы перед Стеф.
— Взгляни, пожалуйста. Это — школьное досье Джеффа.
— Бумаги для перевода в другую школу? — Стеф придвинулась к столу.
— Да, — кивнул он, усаживаясь напротив. — Все эти уровни и коэффициенты для меня — китайская грамота. Единственное, что я понял из объяснений мистера Дарнтона, это то, что у Джеффа оказалось гораздо больше проблем с учебой, чем я предполагал.
— В самом деле? — услышав явную обеспокоенность в словах Билла, Стеф почти машинально раскрыла папку.
Чем больше она вникала в содержание документов, — результаты тестов, оценки за контрольные, измерение интеллектуального коэффициента, — тем сильнее хмурилась.
— Ну? Что ты скажешь? — робко поинтересовался Билл, ожидая и одновременно боясь ответа.
В напряженной тишине он пристально вглядывался в выражение ее лица, как бы по нему пытаясь предугадать грядущий приговор.
Несколько минут спустя Стеф закончила изучение бумаг и, тяжело вздохнув, закрыла папку. Она выглядела крайне обеспокоенной.
— Где Джефф? Он здесь?
Билл уже не находил себе места от волнения.
— Да, конечно. Он у себя в комнате. Стеф свела брови и, подперев щеку рукой, очень серьезно посмотрела на Билла.
— Скажи, когда ты впервые узнал, что у Джеффа есть проблемы с учебой?
Билл неуверенно пожал плечами и задумался.
— Даже не знаю. Он ведь не жил со мной. То есть, как ты знаешь, он жил с матерью, а до меня доходила лишь выборочная информация, — в его тоне явно сквозила горечь. — Я тебе уже говорил, что в прошлом году Джефф завалил восьмой класс, да и ты сама видишь, что он никогда не был отличником. Но я знаю, что мальчик все-таки старался и лишь в последние два года начал по-настоящему отставать.
Стеф кивнула. Услышанное подтверждало ее предположения.
— А как насчет спорта? Занимается ли Джефф чем-нибудь?
Билл покачал головой.
— Нет, он никогда не интересовался спортом. Эд прошлой весной пытался вовлечь его в баскетбольную команду, существующую при церкви, но безуспешно.
— А ты когда-нибудь видел, как он играет в баскетбол, бейсбол или что-нибудь в этом роде? Хотя бы, когда он был маленьким? — Она заметила, как Билл встревоженно нахмурился. — Поясню. Я просто хочу знать, не замечал ли ты когда-нибудь у него некоторой… — Стеф замялась, подбирая слова, — скажем так, неуклюжести? Нет ли у него проблем с координацией движений?
— Не вижу, какая тут связь со школьными занятиями. — Билл насупился, в его голосе зазвучали обида и раздражение. — Насколько могу судить, Джефф развит ничуть не хуже своих сверстников. И координация у него именно такая, какая обычно бывает у всех долговязых подростков. Да, иногда он путается в собственных ногах, но не понимаю, как это связано с его способностью держать карандаш. К чему это ты клонишь?
Взгляд его синих глаз стал колючим и неприветливым.
Даже если бы Стеф имела какие-либо сомнения относительно готовности Билла всеми силами защищать свое чадо, теперь они должны были рассеяться. Все, что касалось ребенка, Билл явно принимал близко к сердцу.
— У Джеффа интеллектуальный коэффициент гораздо выше среднего уровня, — поспешила заверить Стеф. — И все же читает он, как ученик от силы класса шестого. Мальчик вполне справляется с работами по математике, труду, черчению и прочим предметам, где надо иметь дело с цифрами. Что же касается естественных и гуманитарных наук, языков и всего того, что требует большого чтения, Джефф значительно отстает от сверстников.
— Но ведь его коэффициент…
— Да, сто девятнадцать, что намного выше нормы. Но порой люди придают этому показателю слишком большое значение. В действительности же это всего лишь предполагаемый уровень потенциальной обучаемости.
— А, говоря простым языком, это означает?..
— То, что некоторые так никогда и не поднимаются до прогнозируемого уровня, тогда как другие его могут даже превысить.
— Зачем же тогда вообще нужны подобные тесты?
— По крайней мере, в отношении Джеффа они показывают, что он мальчик незаурядный и никоим образом не имеет задержек в умственном развитии. Одним словом, он вполне способен учиться, если материал подается в той форме, в которой он его может понять.
— Честно говоря, я сам уже начинаю плохо соображать.
Стеф засмеялась.
— А ты думал все просто? Ладно, не буду углубляться в подробные объяснения, пока сама во всем не разберусь. Я хотела бы пару дней протестировать Джеффа.
— Давай, давай, тестируй. Только не думаю, что он будет в восторге. У него просто аллергия на всякие тесты.
— Не беспокойся. Это не обычные тесты на выбор одного из нескольких возможных ответов. Они его не утомят, а некоторые, наоборот, даже покажутся занимательными.
— Правда? — недоверчиво спросил Билл. — Посмотрим. Но все же, разрази меня гром, не пойму, какая существует связь между игрой в баскетбол и школьными занятиями.
— Потерпи немного. Если мои предположения окажутся правильными, я тебе все объясню.
— Все-все? Обещаешь?
Билл хитро прищурился, голос его зазвучал обольстительно. Он что, проверяет, не изменила ли она свое намерение не привносить ничего личного в их деловые отношения? Или это ее собственное влечение к нему заставляет видеть в его словах нечто большее, чем то, что он в них сам вкладывает? Стараясь говорить как можно спокойнее, несмотря на отчаянное биение сердца, Стеф обронила:
— В разумных пределах, конечно. Озорно усмехнувшись, Билл парировал:
— Хотел бы я знать, докуда простираются эти пределы. — Но затем, резко сменив тон, он очень серьезно произнес, вставая: — Пойдем, я тебе покажу комнату Джеффа.
Они пересекли холл и остановились перед дверью, из-за которой доносились звуки рок-н-ролла. Понизив голос, Билл предупредил:
— Честно говоря, Джефф едва ли будет прыгать от радости, узнав, что его ожидают занятия с репетитором. Так что первое время тебе будет непросто найти с ним общий язык.
— Не беспокойся, — улыбаясь, заверила Стеф. — Я не позволю ребенку запугать себя.
— Надеюсь на тебя, — почти торжественно заявил Билл и, постучавшись, толкнул дверь, которая оказалась не заперта.
— Джефф? К нам пришла миссис Саути.
Сделав глубокий вдох, словно собираясь броситься в холодную воду, Стеф вслед за Биллом вошла в комнату.
Мальчик стоял возле полки, заставленной дорогой аудиоаппаратурой. Огромные наушники висели на его тощей шее, как хомут на шее жеребенка. Вошедших он встретил настороженным и неприветливым взглядом. Да, общаться с ним будет совсем непросто, Стеф мысленно повторила слова Эда. Уже во второй раз на протяжении последних двух часов она спросила себя, не сделала ли ошибку, придя сюда?
— Как я тебя уже предупреждал, миссис Саути пришла, чтобы помочь тебе, Джефф, — услышала она, как сквозь вату, голос Билла. — Она в нашем доме гость, и ты, конечно же, проявишь по отношению к ней уважение и благородство. Точно так же, как тебе хотелось бы, чтобы я обращался с твоими друзьями, которые пришли бы оказать дружескую услугу.
Джефф невесело усмехнулся.
— У меня нет друзей, и я не нуждаюсь ни в чьих услугах.
Стеф почувствовала, как напрягся Билл, и решила, что уж если она здесь, то надо попытаться выполнить свою задачу наилучшим образом. Ей уже не раз приходилось сталкиваться с враждебным отношением подростков, и, зная о трудностях Джеффа с учебой, она нисколько не была обескуражена и удивлена столь неприветливым приемом, оказанным им учителю. Скорее наоборот, в его ситуации это была вполне естественная реакция. Стеф, дружелюбно улыбаясь, шагнула к нему навстречу, поспешив вмешаться в разговор, пока между отцом и сыном не завязалась словесная перепалка.
— Как это, совсем нет друзей? Не может быть. Наверное, ты просто очень разборчив в знакомствах. — Стеф сделала короткую паузу. — Знаешь, мне это ощущение прекрасно известно. Иногда я и сама оказывалась в такой ситуации, когда не с кем было поделиться своими мыслями и все приходилось хранить в себе. Так что, быть может, мы вполне сумеем найти общий язык, а возможно, и стать друзьями.
Джефф, недоверчиво прищурившись, с подозрением рассматривал ее. Несколько мгновений спустя взгляд его смягчился и отразил некоторую растерянность. Похоже, он не знал, что и думать. Стеф подметила вопросительный взгляд мальчика, брошенный в сторону отца, стоявшего за ее спиной. Она не видела выражения лица Билла, но почувствовала по реакции Джеффа, что отец безмолвно подтвердил искренность ее слов. Подросток молча опустил голову и задумался.
Похоже, начало партии осталось за ней. Воодушевленная первым, хотя и маленьким, успехом, Стеф решила предпринять еще один шаг к сближению. Широко улыбаясь, она опять обратилась к мальчику:
— Прежде всего, Джефф, я хотела бы, чтобы мы с тобой поближе познакомились. Сегодня мы не будем заниматься, а только немного побеседуем. Хорошо? Честно говоря, меня никто не зовет миссис Саути, — она могла бы добавить «кроме моих учеников», но не стала этого делать. — Ничего, если ты меня будешь звать просто Стеф? Для краткости.
Лицо Джеффа осталось бесстрастным, но в глазах отразилось смешение растерянности и любопытства. Да, мальчик явно неглуп, подумала Стеф. Она была готова держать пари, что он сейчас говорит себе: валяй, училка. Хочешь играть открыто? Что ж, посмотрим, кто первый отступит.
Билл извинился за то, что вынужден их покинуть, и вышел из комнаты. Оставшись с Джеффом один на один, Стеф предприняла еще одну попытку вызвать его на разговор. Чтобы в дальнейшем успешно с ним работать, ей необходимо было доверие подростка. Ему ведь придется ответить на вопросы достаточно личные, что, учитывая его замкнутый характер, может оказаться совсем не просто.
— У тебя очень уютная комната, — скачала Стеф, осматриваясь.
Как профессиональный психолог она шала, что для установления контакта надо сначала найти тему разговора, интересную для них обоих. Но какую? Она пошла вдоль стен, оклеенных постерами знаменитых певцов рок-н-ролла и кантри. Джефф, по-прежнему не говоря ни слова, опустился на кровать и внимательно наблюдал за ее реакцией, крутя шнур от наушников. Похоже, он ожидал от нее обычных для взрослых людей критических замечаний в адрес своих кумиров — исполнителей современной музыки.
Его упорное молчание уже начинало раздражать Стеф. Ладно, Джефф, погоди, сказала она себе. Ты, значит, любишь музыку, а она, говорят, универсальный язык для всех. Пусть же музыка станет мостиком и для нашего сближения. Надо только найти зацепку.
— Так, Джефф, ты, значит, любишь рок-н-ролл и кантри? — снова обратилась к нему Стеф, чтобы выиграть время.
На ответ она особо не надеялась, да, впрочем, его и не дождалась. Необходимый ключик еще не найден.
Вот оно!
Стеф едва не подпрыгнула от радости, когда ее взгляд упал на большой постер, занимавший самое видное место на противоположной от окна стене. Высокий черноволосый мужчина в обтягивающих джинсах и узких сапогах нежно прижимал гитару к обнаженной мускулистой груди. Энтони Мэльюсибл! Стеф закусила губу, чтобы не рассмеяться. Теперь-то она была уверена, что маленький злюка и недотрога у нее в руках.
Обернувшись к Джеффу, она небрежно обронила:
— Тебе нравится Мэльюсибл? Как бы в ближайшем будущем его дела не съехали под гору. Насколько мне известно, он теперь отказался давать концерты, а это, боюсь, может отрицательно сказаться на продаже его альбомов. Ведь личное обаяние на сцене заменяет ему талант певца, не так ли?
Реакция Джеффа превзошла все ее ожидания. Он буквально взвился под потолок и вне себя от возмущения обрушил на нее целый поток сердитых слов:
— Ну что ты в этом понимаешь?! Тони Мэльюсибл — настоящий король! Он — живая легенда! Ему не нужно прыгать по сцене, чтобы его диски распродавались. Их и так с руками оторвут.
Ну и фанат! — с удовлетворением подумала Стеф. Всю его замкнутость и молчаливость будто рукой сняло. Что ж, надо ковать железо, пока горячо.
— Если он тебе так нравится, думаю, ты был бы не против встретиться с ним лично?
Джефф обиженно насупился, будто его спросили о чем-то настолько невозможном, граничащем с фантастикой, что об этом в столь обыденном тоне просто неприлично и говорить. Помолчав, он возвел глаза к плакату и тяжко вздохнул:
— О, да. Конечно, я хотел бы с ним встретиться. Кто бы не хотел? Но ведь ты же сама сказала, что он больше не дает концертов. А если бы и давал, разве меня к нему подпустили бы? У него таких фанатов сотни тысяч.
— Ну, быть может, я смогла бы тебе это устроить, — сказала Стеф самым что ни на есть светским тоном.
Джефф открыл рот и безмолвно уставился на нее. Секундой позже он взял себя в руки и, взъерошив волосы, дурашливо откликнулся:
— Гениально! А я в таком случае договорюсь, чтобы тебя пригласили на завтрак к президенту.
— Спасибо, конечно. Но встреча с президентом меня что-то не привлекает. Тебе же я вот что скажу. Если ты обещаешь усердно заниматься со мной в последующие недели, я не только организую тебе встречу с Тони Мэльюсиблом, но и попрошу его пустить тебя к себе на звукозапись.
— Не надо меня дурачить. Если я и остался на второй год, это еще не значит, что я слабоумный. Ты же не можешь вот так запросто позвонить такому человеку, как Тони Мэльюсибл.
— Почему бы и нет? Звонит же мне его жена…
Джефф вытаращил глаза. Стеф засмеялась:
— Да не пугайся ты так. Энтони Мэльюсибл — муж моей сестры Кэт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - История первой любви - Гербер Джина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману История первой любви - Гербер Джина



Классный роман Советую почитать
История первой любви - Гербер ДжинаЛюбаня
7.07.2014, 18.48





Есть над чем подумать. Родители, дети...
История первой любви - Гербер ДжинаИнна
15.09.2015, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100