Читать онлайн История первой любви, автора - Гербер Джина, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - История первой любви - Гербер Джина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

История первой любви - Гербер Джина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
История первой любви - Гербер Джина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гербер Джина

История первой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



— Ну, как тебе живется с папашей? — спросил Джеффа по телефону Том Маккиган в среду вечером.
Джефф вздохнул и откинулся на спинку кровати, приладив поудобнее подушку у себя под головой.
— Пока не знаю, старик. Во всяком случае, думаю, совсем не так плохо, как казалось сначала. Конечно, я скучаю по друзьям. Но здесь я, по крайней мере, могу слушать свою музыку и разговаривать по телефону сколько хочу.
— А разве твоя мать тебе все это запрещала?
— Не столько она, сколько ее дружки. Мать их приводит в дом, и они тут же начинают распоряжаться всем, как своей собственностью.
— Да ну? И что они делали?
— Не поверишь, старик, но они, прежде всего, требовали, чтобы я почтительно к ним относился. Представляешь, приходит всякий раз новый хахаль — а мамаша меняет их, как перчатки — и начинает качать права. И то не делай, и туда не ходи… Тьфу, зараза! Им-то, конечно, лучше было бы, чтоб я вообще испарился. Некоторых прямо судорогой сводит, когда они видят, что у их подруги такой большой сын.
Том прищелкнул языком.
— Да уж, досталось тебе. Но все-таки ты даже не представляешь себе, как тебе повезло, что твои родители разошлись. А если бы у тебя были такие же предки, как мои? Они же бьются с утра до вечера, не переставая. Даже в одной комнате не могут находиться, чтобы не сцепиться. Иногда мне прямо страсть как хочется, чтобы они разбежались.
Джефф засмеялся.
— Ну, ты уж, старик, слишком. Впрочем, я тебе скажу, что думаю. Самые настоящие проблемы наверняка начинаются тогда, когда предки снова женятся. Ведь неродных детей все просто ненавидят. Мне кажется, это — закон природы.
Теперь захихикал уже Том. Но веселиться им пришлось недолго.
— Послушай, я уже заканчиваю, — приглушенным голосом торопливо проговорил Том. — В соседней комнате включили телевизор. Папаша может заглянуть в любую минуту.
— Ладно, пока. Увидимся в воскресенье в церкви, если не получится раньше.
Джефф повесил трубку и, не вставая с кровати, включил стоящий рядом магнитофон. Слушая музыку, он глядел в потолок и думал о том, что сказал ему Том относительно развода родителей. Потом повернул голову и посмотрел на молчащий телефон. Не больно-то ему хотелось слышать ее голос, постарался убедить он себя, но все же мать могла бы ему хоть раз да позвонить.
Все последующие дни были для Стеф, как под копирку, списаны с предыдущего. С одной только разницей: она больше не видела Билла Уиндхема. Не то что бы она этого ждала, но, когда в воскресенье Стеф подумала, что Билл с Джеффом наверняка сегодня будут в церкви, она уже с утра принялась думать, что надеть и как причесаться.
Себе Стеф сказала, что это так ее заботит лишь потому, что она выглядела просто ужасно, когда встретила их в начале недели в магазине. Но затем, спросив себя, почему ее так волнует, что подумает о ней Джефф, Стеф решила, что лучше будет на этот вопрос не отвечать, и постаралась выбросить подобные глупости из головы.
Прошло уже много времени с тех пор, когда она в последний раз посещала маленькую городскую церковь, где служил пастором муж Вики. Но Стеф всегда нравилось это компактное и уютное здание, от которого веяло спокойствием и умиротворением.
Когда они с Айрин приехали, церковь уже была полна. Хорошо еще Норман Рассел занял для них места на задней скамье, а то пришлось бы всю службу слушать стоя. Устроившись поудобнее, Стеф украдкой рассматривала присутствующих. Различив в полумраке две коротко остриженные белокурые головы, она почувствовала, что сердце учащенно забилось. Это были отец и сын Уиндхемы.
Раздались первые аккорды органа. Все встали. Стеф с трудом заставила себя отвести глаза от Билла и сосредоточиться на богослужении. Эд прочувствованно говорил о любви к ближнему. Когда во время проповеди он встречался взглядом с Вики, сидевшей в первом ряду, его глаза начинали светиться любовью и нежностью. Глядя на них, Стеф не могла сдержать слез, так была тронута силой чувства, связавшего ее сестру и Эда. Однако когда она исподтишка посмотрела на соседей, то, к своему разочарованию, увидела, что они совершенно спокойны. Похоже, никто кроме нее и не собирался плакать. Видимо, мало кому из них довелось в жизни испытать такую же удивительную по силе любовь, как Вики и Эду.
А может быть, печально подумала Стеф, такая любовь дается, хотя бы раз в жизни, каждому человеку, но лишь немногим удается при встрече распознать ее. Мысль эта резанула болью. Не потеряла ли она уже свой шанс? Тяжело вздохнув, Стеф низко опустила голову.
Когда закончилась служба, она одной из первых поспешила к дверям. Стеф не могла себе объяснить, почему, оказавшись в пятидесяти ярдах от Билла Уиндхема, всякий раз робеет, словно девочка-подросток. Сегодня, дала она себе слово, все будет по-другому.
Быть может, Кэт права, размышляла Стеф, после развода она и вправду чрезмерно унимается своим горем, полностью утратив собственное «я». Быть может…
— Стеф?
При звуке столь знакомого, хрипловатого голоса она тут же позабыла, о чем только что думала. Обернувшись, Стеф увидела, что Билл направляется прямо к ней.
Он дружески улыбался, с явным удовольствием рассматривая ее ладную фигурку.
— Ты выглядишь просто классно! — заявил он, приблизившись.
— Спасибо, — зарделась Стеф.
Про себя она отмстила, что и Билл смотрится неплохо. Легкая синяя — под цвет глаз — рубашка плотно облегала его широкие плечи. Белоснежные джинсы придавали ему какой-то особенно нарядный, праздничный вид. Стеф почувствовала, как дрогнуло и сильно забилось ее сердце, словно от внезапно подступившей слабости. Растерянно оглядевшись по сторонам, она увидела, что народ уже начал разъезжаться. И только у дверей церкви Эд еще продолжал пожимать руки, прощаясь с последними из прихожан.
— Тебе понравилась сегодняшняя проповедь? — несколько невпопад спросила Стеф, лишь бы прервать паузу.
— Да, Эд, как всегда, великолепен! Он умеет дойти до самой сути вещей.
Стеф была приятно удивлена. Она-то полагала, что прочувствованная проповедь о любви тронула только ее. Однако слова Эда, похоже, нашли отклик и в сердце Билла.
Теплый ветер играл ее волосами. Билл осторожно поправил непослушную прядь, упавшую ей на глаза, и вдруг неожиданно предложил:
— Я бы хотел пригласить тебя на ланч. Сердце Стеф бешено заколотилось. Но появившееся у нее чувство опасности заставило поспешно ответить:
— Нет, нет… Не стоит!..
— Почему же?
Стеф посмотрела по сторонам, словно ища у окружающих убедительного оправдания своего отказа.
— Я приехала на автомобиле с Айрин…
— Что, Айрин не умеет водить?
— Умеет, конечно. Но…
— Тогда не вижу проблемы. — Билл ответил столь категорично, что Стеф, как не искала, не могла найти возражений. — Айрин поедет на твоей машине домой. Джеффа подбросят Маккиганы. Мне же надо непременно с тобой поговорить.
Стеф облизнула пересохшие губы.
— О чем именно?
Он так откровенно в упор сверлил ее глазами, что ей все время приходилось отводить взгляд.
— Я хочу сделать тебе предложение, — решительно заявил он, но, увидев ее большие испуганные глаза, поспешил уточнить. — Нет, нет, не в этом смысле. Мое предложение касается Джеффа. В прошедшем учебном году у него были большие проблемы в школе. И теперь, чтобы перевестись сюда в соответствующий класс, ему надо сдать экзамен. К сожалению, летняя школа здесь уже закрывается, а без дополнительной подготовки экзамена ему не сдать. Не могла бы ты помочь парню? Он очень плохо читает, а Эд сказал, что это как раз по твоей части.
У Стеф несколько отлегло от сердца.
— Что ты имеешь в виду, говоря «помочь»? Позаниматься с ним?
— Да-да, конечно. Ты же учительница и, насколько я помню, неплохая.
Стеф тяжело вздохнула.
— Даже не знаю, Билл. Не думаю, что я для этого наиболее подходящая кандидатура.
Она прекрасно помнила, как Джефф оба раза вел себя при их встрече, и ей совсем не хотелось оказаться третьим лишним в конфликте отца и сына. В своей и без того неустроенной жизни она меньше всего нуждалась в каких-либо дополнительных потрясениях.
— Может, обратиться к кому-нибудь другому? — неуверенно спросила Стеф.
— Больше не к кому, — отрезал Билл. Блуждая взглядом по сторонам, Стеф заметила, что уже почти все машины, стоявшие на церковной площади, разъехались. Еще немного, подумала она, и они останутся здесь с Биллом одни. Только в стороне, возле ее машины, Айрин терпеливо ждала, когда они закончат свой разговор.
— Ты не хочешь с ним заниматься потому, что он мой сын? — продолжал настаивать Билл.
Она увидела, какими колючими стали его глаза. А ведь именно так смотрел на мир подросток Билл Уиндхем — всегда готовый постоять за себя самый «трудный» ученик в их школе. Странно, подумала Стеф, если бы у Джеффа были не карие, а синие глаза, его взгляд, который она видела всего несколько дней назад, оказался точной копией отцовского.
— Билл, — искренне отмстила она, — ты же знаешь, что не поэтому. Я никогда не отказалась бы от Джеффа только из-за того, что он твой сын.
— Извини, — сказал Билл уже значительно мягче. — Я просто очень огорчен твоим отказом. Сын для меня — это все.
В тот же самый момент Айрин, потеряв наконец терпение, крикнула от машины:
— Эй, голубки, скоро вы там? Или вы обсуждаете тему сегодняшней проповеди?
Стеф вспыхнула до корней волос. Даже Билл почувствовал себя слегка смущенным и сердито сунул руки в карманы.
— Нет, ты не угадала, — ответил он. — Присоединяйся к нам — узнаешь. Я тут пытаюсь уговорить твою сестру, чтобы она мне позволила довезти себя до дому. Но она боится за свой автомобиль. Скажи ей, что ты доставишь его домой в целости и сохранности. Иначе мне никогда не удастся соблазнить ее поехать со мной.
Стеф, сверкая глазами, резко повернулась к нему и уже открыла было рот, чтобы запротестовать, но Айрин ее опередила:
— Замечательная идея! Я давно обещала Форрестам, что заеду к ним посмотреть, как поживают их близняшки. Сто лет их не видела. Стеф, ты не возражаешь, если я возьму твою машину?
Она оказалась в ловушке. У нее больше не было ни малейшего предлога для отказа. Стеф утешилась тем, что десятиминутная поездка с Биллом все же лучше, чем совместный двухчасовой ланч.
Через несколько секунд она уже устраивалась поудобней в кабине его пикапа. Ни Стеф, ни Билл не заметили того, как внимательно из-за угла наблюдает за ними Джефф Уиндхем.
— Кто это? Папашина любовница? — подходя, поинтересовался у приятеля Том Маккиган.
Сузив глаза, Джефф отрубил:
— Нет. Я тебе уже говорил: у него нет любовницы.
— Хмм… — Том погрузился в размышления, после чего наконец сделал вывод: — А я бы от такой не отказался.
— Это не входит в планы отца. А уж если он и заведет любовницу, то это будет не она. Он мне сказал, что они со Стеф — просто друзья.
Том двусмысленно ухмыльнулся.
— Друзья? А мне кажется, что-то тут не так. На нее смотреть одно удовольствие. Твой папаша был бы полным дураком, если бы пропустил такой лакомый кусочек.
Сплюнув сквозь зубы, Джефф бросил через плечо:
— Том, закрой свой рот, будь уж так любезен.
Минут пять Билл и Стеф ехали в напряженной тишине. Стеф постаралась отодвинуться как можно дальше и сидела, плотно обхватив колени руками.
— Тебе идет это платье, — нарушил тишину Билл.
Впрочем, он ничуть не покривил душой. Спасибо, — коротко ответила Стеф, недоумевая, почему же она так нервничает.
Они опять замолчали и не проронили больше ни слова до самого конца пути. Наконец пикап затормозил возле дома Гринуэй.
— Хочешь кофе или, может быть, что-нибудь покрепче? — спросила Стеф, заметив, что Билл заглушил мотор, видимо намереваясь проводить ее до дверей.
— Нет, спасибо, — сказал Билл, выходя из машины. Обогнув автомобиль, он открыл противоположную дверцу и помог Стеф выбраться наружу. — Я еще не потерял надежды уговорить тебя стать репетитором у моего сына.
Стеф опустила голову в раздумье.
— Билл, мальчик меня терпеть не может, — сказала она после недолгой паузы. — Ты же сам это видел.
— Не сгущай краски. Он ведь пока не знает тебя. Да и, честно говоря, он вообще-то никого особо не любит.
Стеф медленно направилась к дому, но Билл мягко придержал ее за локоть.
— Подожди, не уходи, — попросил он. — Я бы хотел поговорить. Мы с тобой уже так долго по-хорошему не разговаривали. Помнишь все те вечера?.. — он мечтательно улыбнулся.
Конечно же, Стеф ничего не забыла. Терпкое вино былого теплой волной подступило к ее сердцу, заставив его учащенно биться, и затуманило голову. Билл взял ее за руку — Стеф не сопротивлялась — и повел в каменному мостику, перекинутому через протекавший возле дома ручей. Когда-то этот мост сложил своими руками ее отец.
Здесь, над бегущей водой, Билл остановился и, повернувшись к Стеф, долгим, внимательным взглядом посмотрел на нее. По обоим берегам ручья благоухали разноцветные тюльпаны, ирисы и циннии. На аккуратно подстриженных кустах роз покачивались под легким ветерком красные, желтые и розовые бутоны. Ничего не изменилось, подумала Стеф. Так же, как и в годы ее детства, это место навевало ей мысли о библейском Эдеме, где первый на свете мужчина встретил первую женщину.
— О чем ты думаешь? — мягко спросил Билл, кончиками пальцев прикоснувшись к шелковой пряди ее волос, ниспадающих на загорелые плечи.
— Я думаю о том, как мы все выросли, — честно ответила Стеф. — Айрин, Кэт, Вики и я. Иногда мне это даже кажется невероятным. Порой я смотрю в зеркало и вижу взрослую женщину, но в душе по-прежнему чувствую себя маленькой девочкой.
Сухой и горячей ладонью Билл осторожно накрыл ее руку, лежавшую на разогретых солнцем перилах.
— Я думаю, время от времени то же самое бывает с каждым из нас, — тихо сказал он. — Все мы порой ощущаем некую ирреальность происходящего. Будто нам удалось одурачить целый мир, притворившись взрослыми, все на свете знающими и уверенными в себе. Но где-то в глубине сердца, как и раньше, я остался мальчишкой, боявшимся своего горячего на руку отца, который, подвыпив, мог поставить мне фингал под глазом, просто чтобы сорвать злость. — На его губах появилась добродушная усмешка. — А та маленькая девочка, что до сих пор таится в тебе, по-прежнему не любит принимать решения и боится любого риска?
У Стеф сжалось сердце.
— Ты помнишь даже это? — недоверчиво прошептала она. — Помнишь, что я тебе однажды сказала?
— Да я помню много того, о чем, ты думала, что я забыл.
— Например? — почти беззвучно спросила она.


Долг и тревога рвут
Жизнь мою пополам.
Поверьте, мне нелегко


В этом признаться вам. Стеф не смогла сдержать слез. Он, оказывается, до сих пор помнит строки Поля Элюара, которые однажды вечером она читала ему. То, что память Билла сохранила все, даже самые, казалось бы, незначительные мелочи, связанные с их встречами, вызвало в душе Стеф целую бурю эмоций.
— Спасибо тебе, — всхлипнула она. — Спасибо за то, что запомнил мои любимые стихи…
Они, не отрываясь, смотрели друг на друга, как в ту далекую ночь, тринадцать лет назад. Билл медленно, словно притягиваемый магнитом, начал приближаться к ней. Но Стеф испуганно отстранилась.
— Нет, — прошептала она. — Я еще не готова. Извини, пожалуйста. Постарайся меня понять, Билл.
Он вздохнул и отодвинулся.
— Я хочу, я очень хочу тебя понять. Но и ты мне объясни… — Он осторожно взял ее за плечи и повернул лицом к себе. — Почему? В твоей жизни был кто-то другой? И поэтому твой брак распался?
Билл смотрел ей прямо в глаза и видел, как в них отразилась затаенная боль. Неужели она до сих пор любит своего бывшего мужа? — спросил он себя, молча ожидая ответа. Не выдержав его взгляда, Стеф отвернулась.
— Да, — сказала она просто. — Был кто-то другой, но не у меня.
Она попыталась улыбнуться, но вместо улыбки на ее лице появилась гримаса страдания. Сейчас она выглядела такой жалкой, такой беззащитной. Биллу хотелось крепко прижать ее к себе и держать, пока ее боль не пройдет. Но он прекрасно знал, что от этого страдание не исчезнет. Это — ноша, которую ни с кем невозможно разделить, и облегчить ее способно только время.
— Ты все еще любишь его? — спросил Билл, страстно желая знать ответ и одновременно боясь его услышать.
Стеф удивилась такому вопросу. Странно, подумала она, этого не спрашивали даже сестры. И не потому, что семья не поддерживала ее в разводе. Они просто никогда не интересовались подробностями, а сама она не рассказывала. Стеф сообщила сестрам лишь то, что Энди уходит от нее к другой женщине. Но она ни словом не обмолвилась о ребенке. Разве может женщина признаться в том, что другая ждет ребенка от ее мужа?
Любит ли она его до сих пор? Стеф медленно покачала головой.
— Нет. Когда-то любила. Но теперь уже нет…
Билл мягко развернул ее лицом к себе.
— Твой муж — глупец, — сказал он тихо. — Ни один мужчина в здравом уме не позволил бы себе потерять такую женщину, как ты.
Стеф едва не рассмеялась, уловив в его словах печальную иронию, которую сам Билл не заметил, но сдержалась и лишь с грустной усмешкой обронила:
— Не мне судить. Но у меня в жизни было двое таких мужчин.
Ее слова поразили Билла в самое сердце. Неужели она говорит о нем? Неужели один из двух он? Или это он только тешил себя мыслью, что занимал в ее жизни столь большое место?
Не зная, что ответить, Билл поднял с перил сухой лист и принялся разминать его между пальцев. Стеф, не говоря ни слова, наблюдала за ним. Наконец он решился нарушить молчание.
— И я вхожу в, этот список? — произнес Билл полувопросительным тоном.
— С-список? — удивилась Стеф. Билл не решался посмотреть на нее и не отрывал глаз от сухого листа, рассыпавшегося в прах между его пальцами.
— Я все понимаю, — продолжил он, с трудом выговаривая слова. — Это было глупо с моей стороны. Ты выглядела такой юной, такой невинной в своей мантии бакалавра и белой шапочке — полная планов об учебе в колледже. А с другой стороны был я — женатый мужчина с ребенком, занятый бракоразводным процессом и борьбой за опеку над сыном. Я заставлял себя даже не думать о тебе и, уж тем более, тебя не видел. Но я все же пришел украдкой посмотреть на тебя. О, я так тобой гордился, когда ты произносила прощальное слово на выпускной церемонии!
У Стеф перехватило дыхание. Она едва не вскрикнула от неожиданности. Зачем он это делал? Зачем приходил к ней на выпускной вечер? Стеф закружил поток воспоминаний: черные мантии и белые шапочки ее одноклассников; начало торжественной церемонии; прощальное слово, которое она готовила несколько недель. Теперь все это кажется таким далеким и незначительным.
А потом она поступила в колледж. И встретила там Энди. Если бы ее брак оказался удачным, а об этом мечтает каждая женщина, сегодняшний разговор никогда бы не состоялся. Стеф так никогда и не узнала бы, что Билл Уиндхем так много думал о ней, что даже приходил на ее выпускной вечер.
Она не знала теперь, что надо сказать, и просто спросила:
— Зачем ты мне все это говоришь? Билл засмеялся, правда, несколько неуверенно.
— Даже не знаю, — сказал он, бросив остатки листа в воду и проводив их взглядом. — Я много лет хранил это в себе и, наверное, просто хотел, чтобы ты знала.
Звук подъехавшего автомобиля заставил Стеф обернуться. Айрин вышла из машины и, заметив стоявшую на мостике пару, помахала им рукой. Стеф вздохнула и посмотрела на Билла.
— Боюсь, теперь мне уже точно пора идти.
— Да, конечно — Билл не скрывал своего огорчения. — Я провожу тебя.
На сей раз он не взял ее за руку. Когда они уже почти пересекли двор, Стеф замедлила шаг.
— Спасибо, что довез меня до дома!..
— Спасибо, что позволила мне это сделать!..
В его синих глазах стоял немой вопрос, и она не могла промолчать:
— Билл, я не готова начать встречаться с тобой.
— Понимаю, — бесстрастно обронил он. Стеф продолжила:
— Если я стану репетитором у Джеффа, то я стану заниматься только этим. Не будет ничего другого, ничего личного!..
Она не добавила «между нами». На его лице не дрогнул ни один мускул.
— Хорошо, ничего личного, — согласился Билл. — Интересы сына для меня прежде всего. Я все понимаю, не волнуйся.
Стеф почувствовала облегчение.
— Ладно, тогда я завтра позвоню, и мы назначим первое занятие.
Я, наверное, сошла с ума, подумала она про себя.
— Спасибо, я этого не забуду, — пообещал Билл, повернулся и пошел к своей машине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - История первой любви - Гербер Джина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману История первой любви - Гербер Джина



Классный роман Советую почитать
История первой любви - Гербер ДжинаЛюбаня
7.07.2014, 18.48





Есть над чем подумать. Родители, дети...
История первой любви - Гербер ДжинаИнна
15.09.2015, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100