Читать онлайн История первой любви, автора - Гербер Джина, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - История первой любви - Гербер Джина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

История первой любви - Гербер Джина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
История первой любви - Гербер Джина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гербер Джина

История первой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



Старый деревенский дом, в котором выросла Стеф, мало изменился за прошедшие годы, и ей порой с трудом верилось, что сама она изменилась так сильно. Высокие потолки, некрашеные полы из широких досок, старомодная мебель, семейные фотографии на стенах и знакомые с детства безделушки — все напоминало о детстве.
Ее отец выстроил первый этаж лет пятьдесят назад, еще до того, как юная Джери Смит стала его женой. Верхняя половина из двух спален, разделенных небольшой ванной, была добавлена уже позднее, когда стали появляться дети: сначала Айрин, затем — Кэт, потом — Стеф, которой исполнилось всего три года, когда их мать, дав жизнь Виктории, умерла при родах.
Поднимаясь теперь по лестнице, Стеф с грустной улыбкой заметила, что пятая сверху ступенька по-прежнему скрипит, правда, совсем тихо и только если наступить на ее правый край. Сосновые перила за многие годы до блеска отполированы множеством прикосновений рук и юбочками катавшихся по ним девчонок.
Наверху Стеф остановилась и перевела дыхание, прежде чем шагнуть в небольшой холл, откуда одна из дверей вела в спальню, которую она в детстве делила со своей младшей сестрой.
Хотя Стеф в последний раз была здесь всего месяц назад, сейчас ей показалось, что прошли годы. Когда же она решилась наконец толкнуть дверь и увидела знакомые прозрачные шторы и желтые обои с белыми цветами, слезы застлали ей глаза, а сердце омыла теплая волна воспоминаний. Медленно она обводила взглядом комнату, не упуская из виду ни малейшей детали. И, как всегда, тихо засмеялась при виде разделительной линии из черной ленты, проходившей по потолку, полу и обеим стенам.
Отец в свое время немало попотел, пока прикрепил этот символ границы, разделивший комнату строго пополам, но только так ему удалось обеспечить бесконфликтное совместное проживание таких разных сестер: темноволосой мечтательницы Стеф, не выносившей ни малейшего беспорядка, и блондинки Вики, непоседы и авантюристки, способной перевернуть вверх дном все, к чему бы она ни прикоснулась.
Стеф улыбнулась, вспомнив, как Кэт дразнила обоих, называя их комнату "Разделенный континент», пока отец не объяснил ей, что такой выход дешевле, чем строительство перегородки. На самом же деле ему надо было просто перевести Вики в комнату Кэт.
Но, честно говоря, и теперь Стеф и Вики оставались совершенно непохожими друг на друга, действительно почти как два разных континента. И все же Стеф не могла не чувствовать, что в их семье она и Вики каким-то удивительным образом дополняют друг друга. Так же, как и их детской комнате черная доска для заметок и разноцветные туристические проспекты Вики мирно уживались с черно-белыми трафаретами изображения Фрэнка Синатры, сделанными руками Стеф.
Почему-то мысли Стеф вдруг из далекого детства перенеслись в сегодняшний день. Билл Уиндхем… «Я тебе позвоню», — сказал он. Она боялась поверить этим словам. Неужели, с замирающим сердцем спросила она себя, он помнит о таком же обещании, которое дал ей тринадцать лет назад?..
Стеф вообще неуверенно чувствовала себя с мужчинами. Она выросла в доме, где жили в основном женщины. Единственным мужчиной, которого она хорошо знала, был ее отец. Но при всей его доброте и заботливости по отношению к дочерям он ни с одной из них не был особо близок. Постоянно задумчивый и немного отрешенный, кроме тех случаев, когда приходилось журить кого-либо за проказы, отец редко разговаривал с дочерями. Много работая, он проводил большую часть времени вне дома, но, даже когда возвращался, казалось, что мысли его по-прежнему витают где-то далеко отсюда.
И так же, как в своем отце, Стеф находила в Билле нечто для нее совершенно непостижимое и немного пугающее. В школе она не могла заставить себя спокойно пройти мимо, а всегда спешила побыстрее проскочить у него за спиной. Если же это не удавалось, Стеф опускала голову, чтобы ненароком не встретиться с ним взглядом, поскольку боялась, как бы он по глазам не догадался о том, что она испытывала к нему. Едва ли кто мог предположить подобные чувства у примерной девочки, которой еще не исполнилось и шестнадцати, к такому хулигану, как Билл Уиндхем.
Стеф думала, что он не только не замечает ее, но даже и не подозревает о ее существовании. По крайней мере, она так считала до тех пор, пока Билл однажды не подошел к ней на школьном дворе.
Был прохладный февральский денек. Занятия уже закончились, и Стеф стояла у спортивной площадки вместе с одноклассниками, ожидая школьного автобуса. Она о чем-то задумалась, скрестив руки на груди, когда ее окликнули по имени:
— Стеф? Стеф Гринуэй?
Не только она, но и все находившиеся поблизости обернулись посмотреть, кто ее зовет. Стеф показалось, что с ней от волнения сейчас случится обморок, когда она встретилась глазами с Биллом и, на мгновение потеряв дар речи, даже не ответила ему. Словно окаменев, Стеф стояла неподвижно, глядя на то, как Билл приближается к ней под любопытными взглядами окружающих.
— Я хотел бы поговорить с тобой, — сказал он несколько неуверенно, и было заметно, что он смущен. — С глазу на глаз, о'кей?
Она попыталась непринужденно пожать плечами, показывая, что не видит в разговоре с ним ничего такого, отчего бы стоило нервничать. И все же дрожь в голосе выдала ее.
— Д-да, конечно, — словно со стороны услышала она свой ответ, произнесенный тоненьким, прерывающимся голоском, нет, даже не произнесенный, сказала себе Стеф, а прочириканный.
Ее лицо запылало, когда она подумала, что, наверное, выглядит со стороны как взъерошенный, испуганный воробей. Ну уж, по крайней мере, ответила она ему именно так.
Впрочем, что бы там Стеф о себе ни думала, Билл не обратил внимания ни на что, кроме ее согласия переговорить наедине. Она не имела ни малейшего понятия, о чем пойдет речь, однако не стала упираться, когда он взял ее за руку и увлек за собой в закуток между стеной и колонной, поддерживающей навес над широким школьным крыльцом. Внутри у Стеф все похолодело, когда Билл повернулся к ней и оперся рукой на колонну так близко от ее головы, что своей щекой она ощутила тепло, идущее от его ладони.
— Я заваливаю литературу, — решительно и без какого-либо вступления сообщил Билл так, будто они продолжали ранее начатый разговор.
Он внимательно смотрел на нее, словно ожидая пространного комментария. Чтобы не выглядеть слишком глупо, Стеф подняла брови, изобразив удивление.
— Да ну?
Впрочем, даже этих нечленораздельных междометий оказалось для Билла вполне достаточно, чтобы продолжить: — Да уж, вот так, — скривился он, при щелкнув языком.
Не в силах от волнения долго сохранить одну позу, он сменил положение, привалившись к колонне, на которую спиной опиралась Стеф. Их плечи соприкоснулись, отчего она вздрогнула, как от электрического разряда.
Словно в тумане, у нее промелькнула мысль о том, что школьные автобусы сейчас уедут, но она даже не попыталась пошевелиться, чувствуя, что не может двинуть ни рукой, ни ногой. Сквозь тонкую шерстяную кофту Стеф ощущала жаркое тепло Билла, чувствовала железную крепость его мускулов, видела прямо перед обой широко открытые блестящие синие глаза, и от всего этого голова у нее пошла кругом, а сердце словно проваливалось в бездонную пропасть. Краем уха Стеф услышала шум отъезжающих автобусов, но не тронулась с места.
— Понимаешь, если я не сдам это проклятое сочинение, — энергично продолжал Билл, — я не смогу закончить последний класс и потеряю год.
Озабоченность, сквозившая в его голосе, поразила Стеф до глубины души. Оказывается, ему совсем небезразлично, как он закончит школу!
— А может, тебе пойти в летний класс? — мягко предложила она.
— В том-то и дело, что я не могу этого сделать, — с горечью ответил он. — Ты знаешь, сколько это стоит?
Стеф отрицательно помотала головой.
— Слишком дорого, — его глаза погрустнели. — Впрочем, дело не только в деньгах. Для занятий требуется время, а мне нужно хорошо поработать этим летом.
Даже теперь Стеф помнила, как удивили ее тогда рассудительность и практичность Билла. Ранее он не производил на нее впечатления человека, озабоченного уровнем своего образования. Конечно, она понимала, что родители едва ли многого требовали от него. Стеф вспомнила, что он из бедной семьи, а его отец не имеет работы и много пьет.
И, быть может, именно потому, что Стеф обо всем этом знала, ей тогда и пришла впервые мысль, что Билл Уиндхем далеко не такой, каким все его считают. И ей захотелось, чтобы и он об этом знал.
Однако речь шла не о том, что о нем думают другие, а о том, как закончить школу. Оторвавшись от колонны, Стеф встала перед ним лицом к лицу.
— Чем я могу тебе помочь? — Хоть она и не была до конца уверена, что-то подсказывало ей, что именно этот вопрос сейчас наиболее уместен.
Билл медленно выпрямился и сунул руки в карманы джинсов. На его лице появилось непривычно кроткое выражение.
— Ну, понимаешь ли… Если ты действительно согласна… Не могла бы ты позаниматься со мной литературой?
Стеф широко раскрыла глаза.
— Почему бы нет? Я бы не отказалась, — честно призналась она. — Но только достаточно ли я для этого подготовлена? Ты же учишься в выпускном классе, а я — пока только на второй ступени.
— Но ведь ты проходила какие-то ускоренные курсы, не так ли?
— Да. Но…
— Я должен представить выпускное сочинение. Если получу положительную оценку, — Билл расплылся в мечтательной улыбке, — аттестат у меня в кармане!
Его настроение передалось и Стеф. Она невольно заулыбалась.
— А какая тема?
— Маргарет Митчелл, — он сморщился, будто откусил от лимона. — Краткая биография, изложение основной работы и комментарий к ней.
Стеф замотала головой, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, так уморительно он выглядел.
— Честно говоря, тебе повезло. Боюсь признаться, но Митчелл — моя любимая писательница.
— Да, я догадывался, — уверенно кивнул Билл. — Я видел, ты как-то читала на перемене «Унесенные ветром». Поэтому я к тебе и обратился.
Улыбка исчезла с лица Стеф, но сердце ее от радости забилось еще сильнее. Значит, он даже обратил внимание на то, что она читала! А она-то была убеждена, что до сегодняшнего дня Билл даже не знал, как ее зовут. Почему он проявил к ней интерес? Только потому, что ему потребовался репетитор?
Оглядываясь теперь назад с высоты прожитых лет, Стеф готова была признать, что им тогда руководили не только прагматические соображения, но и личный интерес. Иначе зачем ему, старшекласснику, обращаться к ученице второй ступени за консультацией? Быть может, если бы поняла это еще тогда, она никуда не уехала бы и ее сердце не было бы разбито. И эта вторая неудача в ее жизни не ранила бы так больно.
Пытаясь уйти от воспоминаний, Стеф вытянула ноги на кровати и, закрыв глаза, откинулась на подушки. Она действительно устала, измученная сегодня жарой, и единственное, чего бы ей хотелось, так это забыться сном. Но воспоминания не отпускали, всплывая из тьмы минувшего бесконечной чередой. Невольно Стеф мысленно опять вернулась к тому дню, вспомнив, как они с Биллом договаривались о плате за уроки.
Он горячо настаивал на почасовой оплате в разумных пределах, которые определял так: «Немного больше жалованья приглашенной няньки, немного меньше платы профессиональному репетитору». Однако Стеф с не меньшей настойчивостью отказывалась брать деньги.
— В таком случае можешь забыть о моей просьбе, — прорычал Билл. — Я не позволю тебе работать даром. Я не нуждаюсь в благотворительности и не хочу, чтобы со мной так обращались.
— Послушай, — сказала Стеф, стараясь не подавать виду, что его ярость произвела на нее впечатление. — Мне же не приходится вкалывать на двух работах и экономить на всем. А если ты слишком горд, чтобы позволить оказать тебе дружескую услугу, то я не думаю, что в таком случае вообще смогу иметь с тобой дело.
Понемногу Билл остыл и, глубоко вздохнув, согласился на ее условия, пробурчав, что когда-нибудь и он окажет ей услугу.
И занятия начались. С середины февраля до начала мая Билл трижды в неделю приходил по вечерам к ней домой, и они, поднявшись в комнатушку над гаражом, вместе вслух по очереди читали роман «Унесенные ветром».
Иногда читали молча и, лишь закончив главу, ее анализировали, комментируя абзацы, содержавшие описание исторических событий и фона, на котором те разворачивались. А иногда разговаривали совсем о других вещах.
— Что ты собираешься делать после школы, Билл? — однажды спросила Стеф после того, как, усердно отзанимавшись в течение трех часов, они позволили себе немного отдохнуть, сидя на полу, вытянув ноги: он — прислонившись спиной к старому журнальному столику, заваленному книгами и тетрадями с записями, она — напротив, облокотившись на кресло.
— Я хочу быть строителем, — оживился он, и глаза его заблестели. — Если бы у меня были деньги, я закончил бы колледж и стал архитектором. Но мне это не по карману, да и набранных в школе баллов, честно говоря, не хватает, чтобы продолжить образование. — Билл вздохнул. Впрочем, он совсем не выглядел удрученным. — Думаю, придется ограничиться курсами в Центре профессионального обучения и получить сертификат строителя… — На его губах заиграла улыбка, и в тот момент у него был вид человека, способного преодолеть любые преграды, возведенные судьбой на его пути. — И уж тогда-то я покажу этим мальчикам из колледжа, как надо строить дома!
Стеф задумчиво улыбнулась, представив, какие чудеса архитектуры создал бы он, если бы получил для этого возможность. Но она знала, что Билл не станет ждать, когда судьба ему улыбнется. Он добьется всего сам. И ей это нравилось.
Билл резко подался вперед и уселся, по турецки скрестив ноги.
— А ты? Чем ты будешь заниматься после школы? — спросил он низким голосом, с трудом скрывая волнение.
Стеф пожала плечами. Она еще серьезно не задумывалась о будущем.
— Не знаю. Наверное, поступлю в колледж. Я, честно говоря, еще не решила. Быть может, стану учительницей.
— У тебя это хорошо получится, — засмеялся он и, легонько прикоснувшись кончиками пальцев к локону, ниспадавшему на ее лицо, убрал его. — Из тебя классная училка выйдет.
Не выдержав его взгляда в упор, она, на мгновение смутившись, отвела глаза.
— Признаюсь, я не хочу загадывать, что будет со мной после школы. До сих пор мою жизнь определяли и определяют другие. Мне совсем не часто самой приходилось принимать решения.
— И за тебя все решают другие? — мягко спросил он.
Доверчиво глядя ему в глаза, она честно призналась:
— Я не люблю рисковать.
Он понимающе улыбнулся.
— А ты не думаешь, что вся жизнь — сплошной риск и что тот, кто боится рисковать, боится жизни?
— Ты решил, что я трусиха? Считаешь, я боюсь жизни?
— Не важно, что считаю я, важно то, что ты сама об этом думаешь. Но тебе скажу, поскольку сам уже это понял: лишь тот, кто рискует, свободен. Тот, кто этого не делает, находится в рабстве всю свою жизнь, прячась в себе, вместо того чтобы быть частью мира.
Его слова били прямо в цель, и даже теперь Стеф помнила, какое волнение охватило ее тогда от его напора.
Вскочив и отвернувшись от него, она попыталась обороняться:
— Я твердо знаю одно, чего мне хочется в этой жизни. И я не испугаюсь воспользоваться своим шансом, чтобы этого добиться.
— Чего же именно?
Стеф услышала в его голосе неподдельный интерес. Билл тоже поднялся и встал у нее за спиной. Повернувшись к нему, она вздрогнула, не ожидая, что он окажется так близко. Его широко открытые синие глаза смотрели прямо на нее.
Она сглотнула, прежде чем начать говорить.
— Я хочу иметь семью. Мужа и детей. Думаю, это — все, что мне по-настоящему нужно. Хочу быть счастлива с любимым человеком и сделать его таким же счастливым.
— И это — все, что ты хочешь? Ты уверена? — произнес он с удивлением.
Стеф не знала, что ответить, если, конечно, Билл вообще ждал ответа. Он смотрел на нее так… Стеф облизнула губы и попыталась улыбнуться.
— Выходи иногда из своей раковины, маленькая Стеф, — тоже улыбаясь, посоветовал он. — И быть может, ты удивишься миру, в котором живешь.
Став старше и оглядываясь назад, Стеф подумала, что теперь она не сдалась бы так легко Биллу Уиндхему. Но в то время она была всего лишь доверчивой, страшно наивной девочкой.
В ту весну своей первой любви, накануне шестнадцатилетия, Стеф каждую ночь грезила о Билле. Она часами не могла уснуть и, лежа на кровати, мысленно повторяла каждое брошенное им слово, каждый сделанный им жест, как бы малозначительны они ни были. А иногда она даже имела смелость так переиначивать и так истолковывать слова и жесты Билла, что ей самой казалось, что он любит ее так же безоглядно и страстно, как она его.
Но время шло. Их работа была уже почти закончена. И однажды ночью, уже в середине мая, Стеф решила, что должна что-то предпринять. Она не могла позволить, чтобы Билл так просто взял и ушел из ее жизни, и решилась признаться ему в любви. Но вдруг он посмеется над ней и расскажет всем о ее признании? Ведь ей еще только пятнадцать лет, и она совсем не похожа на тех искушенных в любовных делах старшеклассниц, с которыми, она знала, встречался Билл, холодея, думала Стеф.
Он пришел, как обычно, в восемь, и они сразу поднялись в комнату над гаражом. Выпускная работа была уже готова, оставалось лишь провести последнюю шлифовку. Билл приготовился заниматься, но мысли Стеф оказались заняты дру гим. Она смотрела куда-то в сторону, думая, как начать признание, и от волнения покусывала ногти. Наконец Билл, устав ждать, встал и, взяв за запястье, отвел ее руку от лица.
— Ты же знаешь, что не должна этого делать.
— Чего? — растерянно спросила Стеф, не поняв сразу, о чем речь.
— Грызть ногти — нехорошо. У тебя прекрасные руки, маленькие и изящные, а кожа подобна шелку, нежному и блестящему. — Их глаза встретились. Билл ласково гладил ее ладонь. — Не грызи ногти, Стеф, не порти красоту своих рук.
Она помнила, как замерло ее сердце, когда он медленно поднес к губам ее пальцы и начал осторожно целовать их кончики, один за другим. При этом Билл не отводил взгляда от ее глаз, словно опасаясь, что она вырвет у него руку при первом же неосторожном движении.
Но Стеф и не думала вырываться. Губы Билла, его пальцы мягко прикасались к нежной девичьей коже, волнующе лаская. Стеф почувствовала, что у нее начинает кружиться голова, а глаза невольно закрываются, — сладкая нега охватила ее.
Отпустив наконец руку, он так же осторожно прикоснулся к волосам Стеф, а затем, взяв ее голову в большие ладони, мягко притянул к себе. Закрыв глаза, она наслаждалась его прикосновениями, чувствуя, как он большим пальцем легонько поглаживает крошечную родинку над ее верхней губой. Билл прерывающимся шепотом повторял ее имя, и голос его звучал, как чарующая музыка, все дальше и дальше увлекающая в волшебное забытье…
Она положила руки ему на грудь и почувствовала, как напряглись мускулы под тканью рубашки. Ладони ощущали его горячее тепло, которое передавалось и ей самой, жаркой волной разливаясь по всему телу.
Не открывая глаз, Стеф чувствовала, как он наклоняется к ее лицу все ближе, ближе…
— О, Билл!.. — только и успела выдохнуть она.
Их губы встретились.
Все было очень невинно. Теперь она не могла не удивляться остроте испытанных тогда ощущений, ведь почти всю ночь они только целовались и ничего более.
Время летело незаметно. Стеф помнит, что окно было открыто и теплый ночной ветерок, врываясь в комнатушку, ласково овевал их разгоряченные лица. Обнявшись, они сидели рядом на полу, глядя на россыпи сверкающих звезд, усыпавших иссиня-черное южное небо. Стеф доверчиво положила голову на мощное плечо Билла.
— Уже поздно, — сказал он наконец. — Мне лучше уйти.
— Нет… — попыталась она возразить, но поцелуем в губы он прервал ее протест. Когда Билл заглянул ей в лицо, его смеющиеся глаза лучились счастьем. — Ты же не хочешь, чтобы твой папа пришел сюда с дробовиком?
Она тоже засмеялась, представив эту картину, но признала, что он прав. Ночь уже перевалила за половину, отец действительно может заволноваться и подняться к ним, пусть даже и не с дробовиком. Билл поднялся и помог ей встать.
Они прошли через двор, и здесь он под сияющей золотом луной поцеловал ее на прощание в последний раз.
— Я тебе позвоню, — шепнул Билл и, повернувшись, ушел в ночь, не оглядываясь.
Стеф провожала любимого взглядом до тех пор, пока его силуэт не растворился во тьме. Ее сердце прыгало от радости, ей хотелось петь и кричать, чтобы все вокруг знали, как она счастлива.
Потихоньку пробравшись в дом через черный ход, на цыпочках она стала подниматься к себе.
— Стеф? Это ты? — раздался сонный голос отца из спальни.
— Да, папа.
— Мальчик ушел?
— Да.
Билл ушел, но он мне позвонит, хотелось крикнуть ей. Позвонит и придет! И мы будем не только работать над сочинением.
— Осторожней на лестнице, детка. И поскорее ложись. Вставать в шесть.
— Да, папа.
Но Стеф так и не сомкнула глаз. Упоительная мысль о том, что днем в школе она снова встретит Билла, не дала ей уснуть до самого утра.
Однако на следующий день Билл так и не появился в школе. Не позвонил он ей и в выходные. Стеф не находила себе места. Предположения, одно страшнее другого, роились у нее в голове. Может быть, он опасно болен? Или попал в автомобильную катастрофу? Она попыталась осторожно что-нибудь выведать у его одноклассников, но никто ничего не знал. А может быть, им просто не было до него дела. Стеф так переживала, что даже осмелилась набрать его номер, но, когда ответил отец Билла, храбрость ее оставила и она положила телефонную трубку. Когда же и в следующий понедельник он не пришел на занятия, ею овладело отчаяние.
И все же Стеф упрямо твердила себе, что не надо падать духом. Она решила дождаться конца недели и, если Билл так и не появится в школе, попросить у отца разрешения воспользоваться их автомобилем (она только что получила права), чтобы поехать к Биллу домой и узнать, что случилось.
Однако осуществить этот план ей так и не довелось. На другой день, когда в раздевалке для девочек Стеф завязывала кеды, готовясь к физкультуре, она случайно услышала разговор двух старшеклассниц.
— Ты знаешь про Оттилию?
Стеф узнала голос Стеллы Туффолз, капитана группы поддержки школьной баскетбольной команды, одной из первых красавиц в выпускном классе.
— Нет, а что? — ответила ее подружка, смазливая Мэгги Льюис.
Стеф не собиралась подслушивать, но их разделял только один ряд шкафчиков для одежды, и до нее долетало каждое сказанное ими слово. Не участвуя в разговоре, Стеф, однако, сразу поняла, что речь идет об Оттилии Дартвелл, самой красивой и самой богатой девочке в их школе.
— Да ты что! Слушай, ты не поверишь, но она беременна.
— Врешь! А это точно?
Стеф услышала приглушенное хихиканье.
— Ну, положим, я со свечкой не стояла, если ты это имеешь в виду. Но, по моим сведениям, она не только беременна, но ее хахаль даже готов жениться на ней.
— Дори? Да он никогда ни на ком не женится, разве что на себе самом!
Снова раздалось хихиканье. Они говорили о Дориане Фитцпатрике, капитане футбольной команды и старосте старших классов. О его романе с Оттилией знала вся школа.
— Нет, не угадала. Дори — это бы еще куда ни шло, но не он сделал ей ребенка.
— Ты хочешь сказать…
— Да-да-да, — пропела Стелла. — Похоже, Отти бегала через окошко на ночные свидания не только с Дори. Представляешь, какое будет лицо у папаши Дартвелла, когда он узнает, что его куколку затрахал не кто иной, как Билл Уиндхем?!
Зазвенел звонок, и обе с хохотом выкатились из раздевалки. Стеф же не могла пошевелиться. Ей казалось, что от нестерпимой душевной боли сердце ее сейчас разорвется на тысячу частей. Он никогда не говорил ей о своих отношениях с Оттилией! Ни разу даже не намекнул, что встречается с ней. Стеф не могла поверить, что это правда. Ведь он бы не стал тогда ее целовать и говорить все те прекрасные слова, которые она от него услышала.
Так она уговаривала себя, пока очень скоро не поняла, что лишь усиливает свою боль, отказываясь взглянуть правде в глаза. Выходит, об отношениях Билла и Оттилии знает вся школа. Вся, кроме Дориана Фитцпатрика и самой Стеф.
Она почти не помнила, как прошел остаток того дня. Да и последние две недели школьных занятий тоже. По традиции выпускники заканчивали учебу на неделю раньше, чем остальные классы. Ну а поскольку Стеф не пошла на торжественную церемонию проводов, то после той ночи, когда Билл ее поцеловал, она видела его еще один лишь раз. Правда, к тому времени он уже женился и стал отцом ребенка.
Отцом Джеффа. Странно, подумала Стеф, она еще помнит имя мальчика. Что же касается Билла, сегодняшнее ее волнение при встрече с ним оказалось сюрпризом для нее самой. Глупо!.. Абсурдно!.. Они ведь даже с трудом узнали друг друга. И все же в глубине души что-то говорило, что ей лучше держаться от него подальше. Довольно сюрпризов!
Шел десятый час вечера, когда Билл завез к ним домой вещи Стеф. Айрин встретила его у дверей, объяснив, что сестра устала и уже легла. Билл так толком и не понял, что испытал он, узнав об этом: разочарование или облегчение.
Возможно, сказал он себе, садясь в машину, — и то, и другое понемногу. Наверное, это даже лучше, что ему не представилась возможность увидеть Стеф снова. По крайней мере, надо сначала разобраться с теми, казалось, давно уснувшими чувствами, которые вновь пробудила встреча с ней.
— Ну, куда теперь? — спросил Брайен Маккиган, сидевший рядом с ним в пикапе.
Коренастый толстяк, которому уже давно перевалило за сорок, Брайен был отличным плотником, у которого Билл когда-то учился премудростям этого ремесла. Теперь Брайен на него работал.
— Обратно к машине Стеф, — ответил Билл, разворачивая на дороге свой автомобиль. — Днем я уже ликвидировал поломку. Теперь потребуется твоя помощь, чтобы доставить машину ко мне домой. А уж там я и займусь окончательной регулировкой.
Брайен покорно пожал плечами и натянул бейсболку поглубже, чтобы ее не сдуло ветром, врывавшимся в открытое окно.
— О'кей, я не против. У моей старухи с утра было препаскуднейшее настроение. Так что могу тебя заверить, домой я не тороплюсь.
Билл покосился на друга.
— Как я ее понимаю! Если бы каждое утро, просыпаясь, я тоже видел тебя рядом с собою, думаю, у меня настроение было бы не лучше.
— Спасибо, дорогой, — буркнул Брайен. — Ты настоящий друг.
Билл засмеялся. Несколько минут спустя он затормозил возле маленькой зеленой «ауди», принадлежавшей Стеф.
— Посиди пока тут, я попробую ее завести, — бросил Билл через плечо, выбираясь из пикапа.
Отперев ключом дверь «ауди», он протиснулся внутрь. В полутемной кабине легкий запах духов Стеф закружил ему голову. Билл завел мотор, дал Брайену сигнал следовать за ним. Всю дорогу до города он думал о Стеф.
Уже лежа в постели и глядя сквозь открытое окно на звездное небо, Билл вздохнул: если бы она только знала, как сильно он хотел бы ее увидеть снова!
Глубокой ночью его разбудил пронзительный телефонный звонок. Опрометью скатившись с кровати, он схватил трубку:
— Алло! — и бросил взгляд на часы: О, Господи, три!
— Билл?..
Он услышал дрожащий голос своей бывшей жены.
— Оттилия, что стряслось?! Что с Джеффом?! — прежде чем она успела ответить, в его голове пронеслись самые ужасные предположения.
— Да он-то жив и здоров. Я тебе скажу, что стряслось. Твой сын разбивает мою жизнь, и это после всего, что я для него сделала! Ума не приложу, как он мог выкинуть такой финт!
У Билла отлегло от сердца: с сыном все в порядке. Вздохнув с облегчением, он подпер голову рукой.
— Оттилия, ты напугала меня до смерти. Знаешь, который час?
— Конечно, — огрызнулась та. — Передо мной висят часы. Прямо над столом офицера полиции в отделе по делам несовершеннолетних. Думаю, тебе лучше сюда приехать самому.
— Лечу, — бросил он уже на ходу.
В мгновение ока натянув джинсы, Билл кинулся к машине и уже на бегу вспомнил о том, что должен был сегодня позвонить еще в одно место.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - История первой любви - Гербер Джина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману История первой любви - Гербер Джина



Классный роман Советую почитать
История первой любви - Гербер ДжинаЛюбаня
7.07.2014, 18.48





Есть над чем подумать. Родители, дети...
История первой любви - Гербер ДжинаИнна
15.09.2015, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100