Читать онлайн История первой любви, автора - Гербер Джина, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - История первой любви - Гербер Джина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

История первой любви - Гербер Джина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
История первой любви - Гербер Джина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гербер Джина

История первой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12



Когда после недолгого чаепития у Вики они возвращались домой, Стеф все время не оставляло предчувствие, что должно что-то произойти. Хотя и Билл, и она сама внешне хранили полное спокойствие, это было спокойствие вулкана, внутри которого клокочет лава, готовая в любой момент вырваться на поверхность. Оба слишком хорошо помнили о том, что случилось накануне. Не меняя серьезного, почти печального выражения лица, Билл положил руку ей на бедро. Она тут же накрыла его ладонь своею.
— Ну, — мягко сказал он, — что мы будем делать дальше?
От этого вопроса во рту у Стеф пересохло. Она непонимающе и даже испуганно взглянула на Билла.
— Я имею в виду с Джеффом, — поспешно пояснил он, почувствовав, как она напряглась. — Ты сказала, что дисфункцию нельзя устранить, но можно научиться с ней справляться. Хотелось бы знать, как много времени это займет.
Стеф перевела дыхание.
— В случае с Джеффом потребуется год или, самое большее, два года занятий. Помимо обычной учебы в школе, он должен работать со специалистом по индивидуальной программе.
Билл перевел взгляд на дорогу, но Стеф успела заметить, как потемнели его глаза.
— А ты останешься здесь на такой срок?
Хотя вопрос был задан спокойным и даже безразличным тоном, Стеф почувствовала, с каким внутренним напряжением Билл ждет ответа.
Глядя куда-то в сторону, она тихо произнесла:
— Это долгий срок. Я… я не знаю.
Дальше они ехали молча. Билл больше не отвечал на взгляды, которые Стеф время от времени бросала на него из-под полуопущенных ресниц. Напряженное выражение не сходило с лица Билла, и одному Богу было известно, что творится в его душе.
Но ведь она действительно не может остаться здесь на целый год, мысленно рассуждала Стеф. У нее есть работа, так что придется вернуться в Оклахому. А здесь что ее держит? Начатое, но неоконченное дело, жестко ответила она себе.
Откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза, Стеф попыталась расслабиться. Солнечные лучи скользили по ее лицу, просвечивая красным сквозь закрытые пеки. Врывавшиеся через опущенное стекло порывы теплого ветра ласкали ее кожу нежными, но требовательными прикосновениями.
Неужели все так и кончится? — спрашивала себя Стеф. Неужели она уйдет из жизни Билла Уиндхема, как он ушел из ее жизни тринадцать лет назад? Неужели, когда лето кончится, они просто расстанутся как старые друзья, обменявшиеся несколькими поцелуями, кое-какими воспоминаниями и ничем более?
Тупая боль заставила сжаться ее сердце. Стеф повернула голову к Биллу и открыла глаза. Тот, нахмурившись, вел машину одной рукой (вторая по-прежнему лежала на бедре Стеф), полностью погруженный в свои мысли.
Ей захотелось прикоснуться не только к его руке. Она хотела бы разгладить морщины на лбу Билла, провести кончиками пальцев по четко очерченной линии чувственного рта. Она страстно желала, чтобы он ее снова поцеловал, как тогда, когда они только подъехали к дому Вики. Под его ласками Стеф почти потеряла контроль над собой. О, как давно она не была с мужчиной!.. А теперь вот он, рядом с ней, — мужчина, которого она любит с пятнадцати лет. Ах, если бы он мог быть ей не просто другом, но и любовником?
Они ехали уже в течение получаса. Стеф была так занята своими мыслями, что даже не заметила, когда Билл свернул с шоссе в сторону. Оглядевшись, Стеф вдруг поняла, что они едут по какой-то узкой проселочной дороге. Местность была ей незнакома. Как ужаленная, она подскочила на своем сиденье.
— Куда это мы?
Билл посмотрел на нее с загадочной усмешкой.
— Сиди, сиди, не волнуйся. Через минуту-другую мы будем на месте.
Его ответ ничуть не успокоил Стеф, но она почувствовала, как изменилось ее настроение. Словно камень спал с души, и она ощутила непривычную легкость. Поддержав его шутливый тон, Стеф с притворной строгостью поинтересовалась:
— А ты уверен, что мне там понравится?
— Ой, даже и не знаю, — Билл сделал испуганный вид. — Но удивлена ты будешь, это уж точно.
Она хотела было потребовать у него объяснений, но Билл уже остановил машину на небольшой, плотно укатанной колесами площадке, за которой дорога обрывалась. Вокруг высился густой сосновый бор.
— Билл? — робко начала Стеф дрожащим голосом, но он, не обратив на ее сомнения ни малейшего внимания, спокойно и твердо скомандовал:
— Пошли.
Выйдя, он обогнул машину, открыл дверь с противоположной стороны и галантно помог Стеф встать на твердую землю.
— Теперь немного пешком. Здесь недалеко, — ободрил он ее.
Но Стеф продолжала колебаться.
— Если бы я знала, что мы поедем на пикник, то оделась бы соответствующим образом. Не могу же я продираться через лес в юбке и босоножках.
— Сможешь, сможешь. — решительно отрезал Билл, не выпуская ее ладони из своей. — Здесь есть хорошая тропка. Ею, правда, мало кто пользуется: только олени и змеи.
— Змеи?! — вскричала Стеф и вдруг, вырвавшись, чуть ли не на метр подпрыгнула над землей, почувствовав, как что-то холодное и влажное прикоснулось к ее ноге.
— Да успокойся ты… — Билл потер кончик носа, чтобы спрятать улыбку. Он и не подозревал, что обычно медлительная Стеф способна на такую стремительную реакцию. Указав рукой на то место, где она только что стояла, Билл поспешил рассеять ее страхи. — Одуванчики не кусаются, даже когда становятся мокрыми от дождя или росы.
Стеф сердито сверкнула глазами, но он, посмеиваясь, только кивнул в сторону леса, приглашая следовать за собой. Женское любопытство Стеф постепенно брало верх над ее опасениями.
— Билл, куда мы идем? — дрожащим от возбуждения голосом тихо спросила она.
— Тсс!.. Потерпи немного — сама увидишь. Пошли скорей, а то будет поздно.
— Поздно? Для чего?
Он не ответил и широким шагом направился к тропинке, начинавшейся у противоположного края площадки. Стеф последовала за ним и уже несколько секунд спустя пробиралась между рыжевато-коричневыми стволами сосен, уходившими ввысь, словно колонны гигантского сказочного храма. Здесь царил прохладный полумрак. Только шорох их шагов по сухой хвое нарушал тишину.
— Это — мое потайное место, — прошептал Билл, беря ладошку Стеф в свою огромную руку. — Теперь уже совсем недолго.
Вскоре лес поредел, и легкий ветерок донес откуда-то свежий запах воды. Билл остановился и, обернувшись к Стеф, попросил:
— А теперь для полного эффекта закрой, пожалуйста, глаза. Я тебя доведу до места сам, а там, увидишь, тебя ожидает полный восторг.
Она заколебалась:
— А что, если я упаду?
Но все же глаза закрыла и, улыбаясь, последовала за ним.
— Тогда я тебя поймаю, — пообещал Вилл.
Он произнес это таким вкрадчиво-нежным голосом демона-соблазнителя, что у Стеф сладко заныло сердце в предвкушении еще неведомых ею ощущений.
Последний их переход длился не более минуты. Наконец Билл остановился, отпустил ее руку и, зайдя сзади, положил ладони на талию Стеф.
— А теперь смотри, — приказал он. Стеф открыла глаза и покачнулась от внезапно охватившего ее головокружения. Если бы Билл не поддерживал ее, она, наверное, упала бы. Прямо перед нею раскинулась сверкающая на солнце золотом лазурная гладь тихого лесного озера.
— О-о, Билл, это великолепно! — простонала Стеф, не в силах оторвать глаз от восхитительного зрелища. — Боже, какая красота!
Билл улыбался, зарывшись лицом в ее роскошные, густые волосы. Он был счастлив, что его сюрприз произвел на Стеф желанное впечатление.
— Я называю это место Озером теней, — пробормотал он, дрожа от возбуждения, вызванного близостью любимой женщины. — Много лет назад я, отправившись ловить рыбу, случайно наткнулся на него.
Стеф повернулась к нему лицом, посмотрев в упор своими карими, блестящими от волнения глазами.
— А кому оно принадлежит?
Билл засмеялся.
— Какая разница? Сейчас только нам с тобой.
Несмотря на все старание Билла держать себя в руках, голос его слегка вибрировал. Он страстно хотел ее, свою любимую женщину, которую ждал столько лет и теперь наконец держал в руках, ощущая ладонями теплоту и упругость ее тела. Билл не отрываясь смотрел на прекрасное и такое родное лицо, но краем глаза также замечал восхитительную округлость ее небольших, но четко очерченных грудей, плотно обтянутых тонкой кофточкой. Желание до краев переполняло его, но все же что-то мешало сделать последний, решающий шаг. Быть может, он ждал ее слишком долго и теперь боялся поверить, что то, о чем мечтал все эти годы, становится реальностью?
— Стеф, я люблю тебя, — словно через силу произнес Билл неожиданно охрипшим голосом. — Я всегда любил тебя и всегда… — Он на мгновение запнулся и, потупившись, все-таки продолжил: — Всегда хотел тебя. Даже тогда, когда мы учились в школе. Но тогда это было невозможно. Меня останавливали и твой юный возраст, и твоя невинность. Но теперь… — Он поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. — Теперь мы уже взрослые люди. И свободные. Нам больше ничто не мешает делать то, что мы хотим.
Стеф слышала, как гулко стучит его сердце, и видела, как тяжело вздымается грудь. Она понимала, что Билл прав. Ничто им больше не мешало. И хотела того же, что и он.
Глядя в потемневшие от желания глаза ярко-василькового цвета, Стеф мягко высвободилась из объятий Билла и отступила на несколько шагов назад, оказавшись почти у самой кромки воды. Дрожащими, непослушными пальцами она расстегнула молнию юбки, и пестрая шелковая материя с легким шуршанием скользнула вниз по ее ногам.
Биллу показалось, что сердце его сейчас лопнет от возбуждения, разлетевшись мириадами докрасна раскаленных осколков. Боже мой, как же она красива! — мысленно повторял он, жадно пожирая глазами стройные ноги самой совершенной формы, пленительный изгиб бедер, словно выточенных из слоновой кости, нежнейший атлас кожи ее живота, открывшийся над тонкой полоской черных трусиков.
Билл перевел взгляд на лицо Стеф и был поражен тем, как оно изменилось. Ее прежняя стыдливость словно сгорела в пламени неистового желания. Теперь в лучах заходящего солнца ему предстала пылающая вожделением лесная нимфа с рассыпавшейся по плечам копной темных волос и карими глазами, сверкающими от страсти.
Будто во сне, Билл смотрел, как медленно, шаг за шагом, она входит в воду, взглядом приглашая следовать за собой. Когда вода дошла до пояса, Стеф протянула ему руку, зовя к себе.
В одно мгновение он скинул с себя одежду и бросился в теплую, как парное молоко, воду. Словно зачарованный, Билл не видел вокруг себя ничего, кроме манящей его руки. Когда их пальцы соприкоснулись, Стеф вздрогнула, как от электрического разряда.
— О-о!.. — тихо простонала она, когда Билл заключил ее в свои объятия. — Умираю, как желаю тебя!..
Подняв руки к лицу любимого, Стеф ласкала кончиками пальцев его губы, глаза, лоб. Никогда прежде ей и в голову не приходило, что столь невинные прикосновения могут ее так возбудить. Стеф, как женщине, побывавшей замужем, в своей жизни уже приходилось испытывать влечение, занимаясь любовью. Но лишь теперь она впервые узнала, что такое настоящая страсть, когда все тело бьет неистовая дрожь только оттого, что прикасаешься к телу любимого человека. К телу Билла, ее Билла. Каждая ее клеточка беззвучно кричала это имя — имя самого прекрасного, самого дорогого для нее мужчины на свете.
А он целовал Стеф в губы, в глаза, мокрые от счастья, целовал нежный шелк шеи, плеч и рук. Его пальцы, не зная ни мгновения покоя, сквозь тонкую, прилипшую к телу ткань ласкали ее отвердевшие соски. Стеф застонала и выгнулась, плотно прижав маленькие упругие груди к его широким горячим ладоням.
Теряя голову от страсти, Билл рванул намокшую материю и, наклонившись, покрыл обнаженную грудь Стеф жадными поцелуями. А его руки тем временем скользнули вниз по ее животу и еще дальше по ногам, увлекая за собой скрученную жгутом узкую полоску трусиков. Когда ловкие и умелые пальцы Билла пустились в обратный путь по внутренней стороне бедра Стеф и стали, поглаживая и слегка пощипывая ее нежную кожу, медленно, но неуклонно подниматься все выше и выше, Стеф почувствовала, что голова у нее плывет, а колени подгибаются.
Он подхватил на руки ее обмякшее, податливое тело и отнес почти к самому берегу, положив на плотный белый песок, едва прикрытый тонким слоем воды. Здесь, на границе трех стихий — земли, воды и воздуха, при свете последних лучей опускающегося за лес солнца Билл и Стеф слились воедино и одновременно достигли пика наслаждения. И когда недвижную тишину лесного озера разорвал пронзительный женский крик восторга и благодарности, эхо подхватило его, и еще долго в вершинах сосен звенело замирая: — О-о-о, Билл!..
Домой они возвращались уже в темноте. Стеф ощущала себя девочкой-подростком, только что преступившей грань дозволенного и впервые вкусившей запретный плод. Она не могла, как хотела бы, всем телом прижаться к Биллу, который вел машину, и довольствовалась тем, что придвинулась к нему как можно ближе, оставаясь на своем сиденье. Он опять держал руль одной рукой. Другая уже привычно лежала на плече Стеф, наполняя ее спокойной уверенностью, какая прежде была ей неведома. В душе Стеф царило удивительное умиротворение, в котором растворились без следа все заботы, тревоги и огорчения. Она склонила голову Биллу на плечо и задремала, убаюканная мерным звуком работающего мотора.
— Э-эй, приехали, — ласково прошептал ей Билл, прикоснувшись пальцем к щеке.
Стеф подняла голову и обнаружила, что машина стоит уже перед его домом.
— Давай оставим ее здесь, а я отвезу тебя к Айрин на своей, — предложил Билл.
Стеф грустно вздохнула.
— Ну уж нет. Мне будет слишком трудно отпустить тебя оттуда. Давай уж лучше простимся здесь.
Он откинулся на спинку сиденья.
— Стеф, я просто без ума от тебя. Ты это знаешь?
Легкая улыбка скользнула по ее губам.
— Ты сегодня мне это продемонстрировал вполне убедительно.
Он еще раз поцеловал ее в губы, вновь повергнув в транс, более глубокий, чем любое наркотическое опьянение.
— Что ж мы так и будем всю ночь целоваться в машине? — шепотом спросила она.
— Это — непростая работа, — засмеялся Билл, — но ведь кто-то должен ею заниматься.
Стеф выпрямилась и оправила одежду.
— Если я немедленно не поеду, боюсь, Айрин позвонит шерифу, — решительно заявила она.
Оба выбрались из машины. Бросив короткий взгляд в сторону дома, Стеф вдруг заметила свет в комнате Джеффа.
— Билл, — удивленно окликнула она. — Посмотри-ка, Джефф, оказывается, дома. А ты вроде говорил, что он собирался сегодня ночевать у Тома.
— Наверное, парень передумал, — нахмурившись, предположил Билл. — С этими детьми никогда ничего не знаешь наверняка.
Подойдя к Стеф вплотную, он спросил:
— Ты точно не хочешь зайти хоть на чуть-чуть?
— Нет, нет. Сегодня уже поздно.
— А завтра я тебя увижу?
У них уже было оговорено дать Джеффу время, чтобы отдохнуть после нескольких недель интенсивной работы. Да и, честно говоря, Стеф пока еще не определилась относительно дальнейшего репетиторства.
Она легонько провела пальцем по вороту его рубашки.
— Ты этого хочешь? — спросила она, игриво скосив глаза.
Билл запечатлел у нее на лбу жаркий поцелуй.
— Очень хочу, ты же знаешь.
— Ты мне позвонишь?
— Конечно. Что бы ни случилось!
Он обнял ее и, прижав к груди, поцеловал в губы.
А в доме Билла несколькими минутами раньше Том Маккиган сидел у окна, когда его внимание привлекли отблески фар подкатившего автомобиля.
— О, глянь-ка, твой папаша приехал, — сообщил он Джеффу, отодвинув штору и выглянув на улицу.
— Да, пора уже, — бросил тот через плечо, продолжая возиться с ржавым стартером, который они хотели поставить на свой карт. — Я думал, он приедет раньше. Папа повез какую-то дребезгу показать священнику, а с ним поехала Стеф навестить сестру.
Том вдруг присвистнул и, не поворачиваясь к Джеффу, сказал:
— Извини, конечно, старик, но мне кажется, ты не совсем правильно оцениваешь ситуацию.
— Что ты имеешь в виду?
— Взгляни-ка сам…
Джефф подскочил к окну как раз в тот самый момент, когда отец подарил Стеф долгий прощальный поцелуй. Кровь бросилась в голову мальчика, щеки запылали огнем.
— Вот видишь, — бубнил над ухом Том. — Я же тебе говорил. У твоего папаши роман с училкой. Неплохо спелись, а? Наверное, поэтому она так и добра к тебе. Посмотрим, будет ли она так же добра, когда добьется своего.
— Да заткнись ты! — зло оборвал его Джефф и с недетской силой отшвырнул приятеля от окна. — Заруби себе на носу: она для него ничто! Ноль! Понял?
Том, удивленный подобной реакцией, молча смотрел на друга, а тот, резко развернувшись, пулей вылетел из комнаты.
Мгновением позже Билл уже входил в дом.
— Джефф, где ты? Я уже пришел. Но Джефф не слышал его. Запершись в ванной и включив воду, он горько плакал от обиды и злости. Если у отца получится что-нибудь со Стеф, то что будет с ним? Неужели у этих взрослых всегда так? Почему отцу недостаточно его любви? Неужели ни мать, ни отец так никогда и не смогут полюбить его постоянно?
Билл заглянул в комнату Джеффа и нашел там только Тома, растерянно сидящего на полу.
— Привет! — поздоровался Билл. — А я-то думал, вы с Джеффом сегодня ночуете у тебя. Иначе вернулся бы раньше. Где Джефф?
Том пожал плечами.
— Наверное, в ванной.
На лице мальчика Билл заметил смущение.
— Все нормально?
— Да, — кивнул тот. — Мои родители опять сегодня затеяли выяснять между собой отношения, и мы решили провести вечер здесь. Это ничего?
— Да ради Бога, — улыбнулся Билл.
Он направился к ванной комнате и постучал в дверь.
— В чем дело? — Тон Джеффа выдавал крайнее раздражение, но Билл решил, что это всего лишь один из перепадов в настроении, о которых они днем говорили со Стеф.
— Я пришел. Все в порядке?
— Просто замечательно!.. — крикнул через дверь Джефф.
Не видя перекошенное от злости лицо сына, Билл не уловил в его словах сарказма и с облегчением ответил:
— Ну и славно. А я, пожалуй, пойду спать. У меня был сегодня трудный день.
По другую сторону двери Джефф сидел на краю ванны, утирая ладонью слезы с глаз.
— Еще бы, — зло прошипел он. Но отец ничего не услышал.
На другое утро, когда первые лучи солнца проникли сквозь окно в кухню дома семьи Гринуэй и солнечные зайчики закружили на противоположной стене веселый хоровод света и тени, Стеф в легком цветном платьице уже сидела за столом над чашкой кофе. Погруженная в свои мысли, она не замечала, что кофе давно остыл, и продолжала думать о чем-то своем. По губам ее блуждала загадочная улыбка.
Айрин в розовой ночной рубашке села напротив, подперев щеку ладонью.
— Дорогая, что случилось? — спросила она, лукаво поблескивая глазами. — Что это у тебя за потусторонняя улыбочка на лице?
Стеф рассмеялась. Мысленно она спросила себя, нужно ли ей и дальше продолжать утаивать добрые новости. Всю свою жизнь она старалась все держать в себе, но теперь, похоже, эта игра устарела. Ей хотелось говорить о Билле, кричать на весь мир, что жизнь прекрасна и что она, Стеф, не такая уж и неудачница. Вчера она ничуть не разочаровала Билла, а уж он-то и подавно ничем не разочаровал ее.
Залпом Стеф осушила свою чашку и, подняв лучащиеся счастьем глаза, прошептала:
— Билл… Мы провели вчера вместе весь день. Это было потрясающе!..
— Да что ты говоришь? — просияла Айрин. — Ты, чувствую, просто потеряла голову от любви. Дай-то Бог вам счастья. Никто не заслужил этого больше, чем ты.
Стеф стиснула ее руку.
— Никто, кроме тебя.
Улыбка Айрин на мгновение угасла. Она печально вздохнула.
— Думаю, мои сестры разобрали себе всех самых лучших мужчин, когда-либо посещавших Гринуэй Кроссроуд. Если же и на мою долю еще остался кто-нибудь, то он обязательно придет в свое время. А пока… — И глаза ее снова засветились искренней радостью. — Настала твоя очередь найти свое счастье. Наслаждайся им, детка.
Телефонный звонок прервал их беседу. Айрин подмигнула Стеф и взяла трубку, чтобы мгновение спустя протянуть ее сестре.
— Это тебя, — нараспев произнесла она. — Судя по голосу, Билл.
Стеф с улыбкой взяла трубку.
— Доброе утро, — мягко сказала она, утвердительно кивнув Айрин, которая, заговорщицки усмехнувшись, стала наливать сестре вторую чашку кофе.
— Доброе утро, — голос Билла звучал умиротворенно и немного сонно. — Я скучаю по тебе.
— Я тоже.
Богатый подтекст этих простых слов был понятен им обоим.
— Пойдем куда-нибудь сегодня днем. Или вечером. Или и днем, и вечером.
Стеф звонко рассмеялась.
— У тебя уже есть какие-нибудь планы?
— Конкретно пока ничего. Я просто думал о каком-нибудь уединенном местечке. Где были бы только ты да я одни на природе.
— На природе, значит? — игриво прошептала Стеф, надеясь, что Айрин не услышит и ни о чем по ее тону не догадается. — Ну да ведь на природе-то в это время года довольно жарко.
— Нет проблем, — парировал он. — Надень просто что-нибудь полегче. Что не трудно снимать. Никогда ведь не знаешь, когда температура начинает зашкаливать.
Щеки Стеф слегка порозовели.
— Во сколько? — спросила она.
— В три устроит? — спросил Билл. — Дикие звери в это время спят, так что можешь не бояться, — съехидничал он напоследок.
Стеф снова рассмеялась.
— Положим, не все они спят. Один-то уж точно бодрствует. Ладно, я заеду к тебе. Что-нибудь захватить с собой?
После долгой паузы он хрипло прошептал, прикрыв трубку ладонью:
— Возьми с собой свое потрясающее тело. И улыбку…
Лицо Стеф запылало огнем. Повесив трубку, она оглянулась и увидела, что Айрин, прислонившись к дверному косяку, наблюдает за ней с добродушной улыбкой.
Закончив разговор, Билл еще какое-то время задумчиво постоял возле телефона, пытаясь представить, как сегодня будет выглядеть Стеф.
— Кому ты звонил? — отрывисто спросил Джефф, появившись в дверях кухни.
Вид он имел весьма недовольный, глаза раздраженно поблескивали. Билл улыбнулся сыну и спокойно ответил:
— Твоей учительнице. Я позвонил спросить, не хочет ли она провести сегодняшний день с нами.
Глаза Джеффа сузились.
— Это еще зачем? В субботу? Я думал, что сегодня мы не будем заниматься.
— Я просто пригласил ее в гости. Быть может, возьмем удочки и рванем на рыбалку к Лесному озеру, а? Если будет клев, сможем нажарить рыбы к ужину. Хочешь жареной рыбки?
Джефф скривился.
— Ты же обещал нам помочь сегодня с картом. Поэтому Том и решил поспать утром подольше.
Билл хлопнул себя ладонью по лбу.
— Ах ты, незадача! Извини, Джефф, совсем запамятовал. Но я ведь уже ее пригласил. Мы можем отложить работу с картом до завтра. А сегодня поехать на рыбалку, хорошо?
Джефф резко развернулся и направился к выходу.
— Ненавижу рыбалку, — пробурчал он на ходу. — На меня не рассчитывай. Мы с Томом останемся здесь и будем сами доделывать карт. В конце концов, вчера мы занимались этим весь день одни.
— Постой, постой, — сказал Билл. Джефф медленно развернулся и угрюмо уставился на отца. — Тебе же нравится Стеф. Вы с ней так дружно общались позавчера за ужином.
— Да, действительно, — подтвердил Джефф. — Но с тех пор я изменил о ней свое мнение.
Билл нахмурился и на секунду задумался. Неужели он что-то упустил? Что произошло с сыном?
— Но почему? — удивленно спросил он.
Джефф молча пожал плечами. Сейчас он был похож скорее на капризничающего четырехлетнего малыша, чем на тринадцатилетнего подростка.
Глядя на него, Билл почувствовал смутное подозрение, что мальчик, наверное, ревнует его, заметив, как в последние дни он сблизился со Стеф. Однако Билл тут же отверг эту мысль как совершенно глупую. Ведь именно Стеф помогла им, отцу и сыну, преодолеть напряжение и их отношениях. Разве может Джефф ревновать к женщине, сделавшей это?
И все же… Сомнение заставило Билла изменить свои планы, по крайней мере, на сегодня.
— О'кей, — улыбнувшись, сказал он Джеффу. — Я сейчас позвоню Стеф, и мы перенесем рыбалку на другой день.
Джефф недоверчиво посмотрел на отца.
— Правда, что ли? Ты действительно это сделаешь?
Билл рассмеялся.
— Ну, конечно. Обещал — надо выполнять. Не так ли? А я обещал тебе помочь с картом.
— Да, так…
Джефф все еще выглядел растерянным и даже немного виноватым.
Билл снял трубку и начал набирать номер Стеф.
— Думаю, поймет. Она же вполне разумный человек…
— А я, значит, неразумный? — окрысился Джефф. — Ты это хочешь сказать?
Билл огорченно вздохнул и положил трубку на место.
— Джефф, что с тобой? Зачем ты передергиваешь мои слова? Думаю, мы живем с тобой бок о бок уже достаточно долго, чтобы говорить друг с другом честно и откровенно. Если есть какая-нибудь проблема, мы можем сесть и обсудить ее.
Джефф снова пожал плечами.
— О чем тут говорить? Ты дал обещание. Я просто спросил, сможешь ли ты его сдержать. Вот собственно и все.
— Ну и хорошо, — сказал Билл. — А я тебе уже ответил.
Джефф замялся, словно ожидая какого-нибудь подвоха. Билл понял, что в их отношениях настал критический момент.
— Ну, чего ты ждешь? — мягко поинтересовался Билл. — Буди Тома, а там уж мы посмотрим, как заставить старый движок заработать.
Лицо Джеффа расцвело в улыбке.
— Бегу! — крикнул он и пулей помчался в свою комнату.
Билл не смог сдержать улыбки. Как мало надо мальчику для счастья. Но эта небольшая жертва может стоить ему гораздо дороже, чем хотелось бы.
Том оторвал голову от подушки и удивленно взглянул на Джеффа, когда тот с грохотом влетел в комнату, что-то напевая себе под нос.
— Что с тобой, старик? Никак ты выиграл миллион в лотерею?
Джефф засмеялся.
— Похоже, что так.
А на кухне Билл сидел, задумчиво глядя на телефон и спрашивая себя, надо ли звонить Стеф, чтобы отменить назначенную встречу, или лучше сначала посмотреть, как пойдут дела с утра. Быть может, они управятся с картом к обеду и свидание отменять не придется? Тогда он сдержит оба обещания.
В конце концов, у меня должна быть своя личная жизнь, подумал он и тут же поймал себя на мысли, что практически слово в слово повторил фразу, брошенную ему Оттилией при их последней встрече. Но ведь он имеет в виду совсем другое, попытался оправдаться перед собой Билл. Для Оттилии Джефф только обуза в ее светской жизни. Он же лишь считает, что тринадцатилетний мальчик не должен диктовать ему, как проводить личное время.
И все же подобная параллель неприятно поразила Билла. Он вздохнул и, поставив локоть на стол, подпер щеку кулаком. Дело в том, что они ему оба дороги: и Стеф, и сын. Если сейчас позволить сыну вновь отдалиться, тот без сожаления оставит отца. Ведь Оттилии может заблагорассудиться опять вступить в материнские права, чего от нее, например, в любой момент может потребовать ее папаша, обеспокоенный нарушением внешних приличий. Если же они с сыном и далее будут так же близки, как сейчас, то есть шанс, что Джефф решит остаться у него навсегда. А в таком случае, что бы Оттилия ни предприняла, у нее ничего не получится.
Что же касается Стеф, то времени у него осталось крайне мало. Ему надо обязательно убедить ее остаться в Гринуэй Кроссроуде. Он не хочет, чтобы она возвращалась в Оклахому. Ему не безразлична судьба этой женщины. Более того, позавчера он понял, что любит ее по-прежнему. Правда, пока он еще боится об этом думать. Ведь в таком случае им надо что-то решать.
Билл даже не думал о том, чтобы предложить Стеф просто жить с ним в гражданском браке. И дело не только в Джеффе. У них маленький городок, да и она воспитана совсем по-другому. Кроме того, он никогда не позволит любимой женщине испытать такое унижение, которому большую часть своей жизни подвергалась его мать. Нет, чтобы быть со Стеф, у него есть лишь один путь — жениться на ней.
Жениться… Билл мечтательно улыбнулся, представив, как будит Стеф по утрам, а ее улыбка озаряет дом ярче, чем лучи восходящего солнца. Он также представил, как они вместе хлопочут на кухне, перебрасываясь шутками и смешками… Джефф присутствовал в этих мечтах наравне со Стеф. Перед мысленным взором Билла встала картина того, как его сын сидит за завтраком, рассказывая им, как всегда, в своей ироничной манере, что он будет делать сегодня в школе.
Может быть, вздохнул Билл, эти мечты когда-нибудь сбудутся? Они же вполне осуществимы, не так ли? Если Стеф будет жить с ними, Джефф наверняка ее полюбит. Ведь это же невозможно: находиться рядом с нею и не полюбить ее, подумал Билл.
Стеф взглянула на часы и спросила себя, не перепутала ли она что-нибудь. Билл назначил встречу на три, она уже десять минут сидит на крыльце, а от него ни слуху ни духу. Стеф постучала еще раз, подождала и снова взглянула на то место, где был припаркован его пикап. Машина здесь, а куда же подевались они сами? — подумала она. Не мог же Билл забыть о том, что она приедет…
Спустившись с крыльца, Стеф пошла вокруг дома. Задний двор напоминал скорее недавно выкошенный луг. Слева стоял маленький трактор, на котором Билл подстригал траву, справа — небольшой сарайчик, где у него помещалась мастерская. И ни души.
Разочарованно вздохнув, Стеф уже было решила вернуться к машине и ехать домой, как вдруг со стороны мастерской до ее слуха долетел звук работающего моторчика, сопровождаемый восторженными возгласами. Она направилась туда и заглянула в сарайчик.
Билл и Джефф, перемазанные с головы до пят, хохотали, как дети, глядя на тарахтящий перед ними карт.
— Что это за тайное сборище? — со смехом спросила Стеф.
Услышав ее голос, оба одновременно обернулись. Правда, на их лицах отразились прямо противоположные чувства. Отец расплылся в широкой улыбке, сын недовольно насупился.
— Стеф?! — воскликнул Билл, роняя из рук инструмент. — Который час?
— Я думал, она не придет, — пробурчал Джефф. — Ты же сказал, что позволишь ей.
— Я собирался сказать лишь то, — пояснил Билл, поймав вопрошающий взгляд Стеф, — что мы можем немного задержаться.
Он указал на механизм, стоявший у их ног.
— Мы проверяли, потянет этот движок карт или нет. Нам Том помогал, но ему пришлось уйти домой.
Стеф улыбнулась и присела на корточки, чтобы лучше рассмотреть аппарат. На ней была футболка и шорты.
— Выглядит впечатляюще. Жаль, что я не специалист в таких вещах и не могу вам помочь.
Джефф бросил наземь тряпку, которой вытирал руки, и, не говоря ни слова, направился к дому.
— Ты куда? — окликнул его Билл.
— Слишком жарко стало, — бросил через плечо подросток. — Пойду-ка я домой…
Билл был слишком взволнован и обрадован приездом Стеф, чтобы заметить горечь, прозвучавшую в словах сына.
— Хорошо! — весело крикнул он ему вслед. — Я тогда приберу все здесь, а закончим завтра.
— Завтра так завтра, — буркнул мальчик.
Из окна своей спальни Джефф наблюдал, как пикап отца выехал на дорогу. Он не выходил из комнаты, пока Билл умывался, а когда тот позвал его отправиться с ними на прогулку, мальчик отказался, заявив, что у него назначена встреча с Томом. У Джеффа росло ощущение одиночества, какое-то смутное предчувствие того, что скоро его счастливая жизнь должна прерваться…
Не будь слюнтяем, жестко говорил он себе, отец ведь провел с тобой все утро. Они почти закончили работу с картом. И все же в глубине души ему казалось, что этого недостаточно. Ведь у них осталось так мало времени. Скоро, очень скоро Стеф заберет у него отца раз и навсегда.
Джефф встал с кровати и сунул ноги в тапочки, решив, что надо скорее идти на улицу, пока он тут не расстроился еще больше. Может быть, найдется Том, они смогут пообщаться. И, быть может, все будет не так плохо, как он ожидает.
— Куда бы ты хотела поехать? — спросил Билл, одной рукой ведя машину, другой обнимая Стеф за хрупкие плечики.
Она покорно льнула к нему, а услышав вопрос, откинула голову и нежно посмотрела на Билла затуманенными глазами.
— Неважно. Я просто хочу быть с тобой, — шепнула Стеф.
От этих слов сердце Билла сладко заныло. Он еще сильнее прижал любимую к себе и поцеловал в макушку, жадно вдыхая пьянящий аромат ее пушистых волос.
— Эх, если бы ты раньше мне сказала, что дело обстоит именно так, я бы сразу остановил машину на обочине и утащил тебя в лес.
Стеф бросила на него нежный взгляд, а на ее губах заиграла искусительная усмешка.
— Мне кажется, ты это уже делал. Билл широко улыбнулся.
— Повторение — мать совершенства. Ах, эта улыбка! Когда она появляется на его лице, Билл становится самым красивым мужчиной на свете, подумала Стеф. Она повернулась к нему и нежно обняла, прижавшись всем телом.
— Постой чуток, дорогая, — почти простонал он. — У меня и так уже голова идет кругом. Еще немного и мы спикируем в кювет.
Билл! Стеф не произнесла вслух, но каждая клеточка ее существа на все лады повторяла его имя, пела, кричала. Никогда еще Стеф не ощущала такой абсолютной близости, такого духовного единения с другим человеком, и теперь находила это чувство одновременно восхитительным и пугающим. Как теперь повернется ее жизнь? Стеф не хотела задаваться таким вопросом. Она гнала от себя саму мысль о том, как будут развиваться их отношения. Или как они закончатся.
Билл остановил машину и выключил мотор. Подняв правую руку, которой обнимал Стеф, он осторожно прикоснулся к ее щеке.
— Э-эй, мы приехали, — певуче произнес он.
Стеф подняла голову и огляделась. Прямо перед ними высился уютный двухэтажный дом, находившийся на завершающей стадии строительства. Внешние стены и крыша были готовы, а судя по видневшимся в куче мусора обрывкам обоев и жестяным банкам из-под краски, уже вовсю шла и внутренняя отделка. Стеф вопрошающе посмотрела на Билла.
— Это — один из возводимых тобою домов?
Билл кивнул.
— Да, тот самый, где будут жить Вики и Эд.
— Как здорово! — восторженно протянула Стеф, внимательно осмотрев особнячок и прилегающий к нему участок.
Она представила резвящихся на площадке детей, карабкающихся по деревьям, играющих в салки и прятки, качающихся на качелях. Потом она мысленно добавила в эту картину Эда и Вики, копающихся в садике, где растут всякие полезные для детей овощи.
Но ведь это же ее мечта, вдруг поняла Стеф. Нарисованная ею счастливая картина, она же о ее собственной семье, а совсем не обязательно о семье Вики. Стеф сама хотела бы жить в таком же доме, чтобы вокруг бегали ее дети и чтобы она растила для них в саду морковку и салат. Впрочем, как всегда говорит Айрин, завидовать другим — только время терять. А хуже бесполезной траты времени для Айрин не было ничего на свете.
— Пойдем, — позвал Билл, прервав ее размышления. — Я проведу для тебя экскурсию.
Они приблизились к массивной задней двери из кедра и дымчатого стекла, прикрытого ажурной решеткой. Билл достал из кармана ключ и легко повернул его в замке.
— Дом уже практически закончен, — сообщил он, пропуская Стеф вперед себя. — Надо только, чтобы Вики определилась с расцветкой обоев и ковровых покрытий для спален.
Стеф осторожно вошла в будущее жилище своей сестры. У нее захватило дух от показавшегося ей огромным пространства большой комнаты. Сюда же примыкали кухня, гостиная и столовая, все расположенные на первом этаже.
— Вики здесь просто потеряется, — восхищенно заметила Стеф, радуясь за младшую сестренку, у которой никогда в жизни не было такого просторного жилья.
— Площадь не так уж и велика, — пояснил Билл. — Все дело в планировке, чтобы ни один квадратный фут не пропал без пользы.
Стеф вышла на середину залы и полной грудью вдохнула царивший повсюду запах сухой сосны и свежих опилок. Композиционным центром помещения служил большой камин, сложенный из диких камней. Он создавал впечатление роскоши и изысканного вкуса, хотя в целом внутренняя отделка отличалась скромностью.
— Если бы дом принадлежал мне, здесь я поставила бы большой диван с мягкой спинкой и подлокотниками, — сказала Стеф, осматриваясь по сторонам. — А тут…
Билл посмотрел на нее с нежностью и восхищением.
— Я мог бы построить для тебя такой же дом, — мягко произнес он. — Или даже больше. Или совсем другой, какой бы ты пожелала.
Стеф перестала мечтать о том, что было бы, если б она владела таким же особняком, и несколько растерянно взглянула на человека, предлагавшего сделать ее мечты явью.
— Д-да, я знаю, что ты все можешь. Я хочу сказать… — Она замялась и попыталась засмеяться. — Что ты можешь построить все, стоит только задумать. Но мне… мне не нужен дом.
Билл подошел к ней вплотную. Глаза его были совершенно серьезны.
— Быть может, не сразу, — в голосе его звучали нотки надежды. — Но ведь если ты решишь остаться в Гринуэй Кроссроуде, ты же не сможешь все время жить у Айрин.
Стеф опустила глаза к полу, по которому были разбросаны щепки, оставшиеся после облицовки стен деревянными панелями.
— Я это не планирую, — тихо сказала она. — Скоро начнутся занятия в школе, и мне уже надо думать о своей работе.
— Можешь по-прежнему быть репетитором у Джеффа, — предложил Билл. — Ты нужна ему. Ты нужна мне…
Неожиданно Стеф стало холодно в этом большом и пустом доме, хотя на дворе стоял август и температура на улице вполне соответствовала времени года.
— Не знаю, Билл. Мне же надо содержать себя, а репетиторства у одного ребенка будет недостаточно.
— Я стану платить больше.
Стеф подняла голову и увидела перед собой его глаза, полные мольбы и надежды.
— Да нет, я не это имела в виду, — поспешно пояснила она.
— А что тогда?
Стеф плотно прижала руки к груди.
— Пойми, мне нужно что-нибудь постоянное.
— Ты могла бы преподавать в школе здесь, в Хэмпстеде, или в каком-нибудь из ближайших городков.
Она прошла на кухню и принялась рассматривать обстановку и оборудование. Все сказанное им звучало весьма соблазнительно, но Стеф не хотелось снова попадать в зависимость. Ни от Билла, ни от кого бы то ни было.
— Я подумаю об этом. Но, пойми, мне придется оформлять себе лицензию на преподавание в Арканзасе. Было бы глупо опять проходить через все эти экзамены, когда у меня уже есть работа в Оклахоме.
Стеф бросила короткий взгляд через плечо и увидела, как потемнело его лицо, а у переносицы появились морщинки, свидетельствовавшие о глубокой озабоченности.
— Похоже, ты уже приняла решение, — голос его звучал глухо.
— Да нет же!.. — Стеф стремительно повернулась к Биллу. Чего бы она только сейчас ни отдала, чтобы на смену его убитому выражению лица пришло другое — то, от которого ее сердце радуется и поет. — Я просто пытаюсь рассуждать практично. Я…
— А что, если бы я попросил тебя остаться? — осмелился наконец произнести он с дрожью в голосе. — Это поменяло бы дело?
Стеф почувствовала, как сжалось сердце, а к глазам подступили слезы.
— Нет, — с рыданием вырвалось из ее дрожащих губ. — Пожалуйста, Билл, не проси меня остаться.
— Останься, — прошептал он, приблизившись и обняв Стеф. — Останься, дорогая, умоляю тебя.
Горячие слезы ручьем полились из ее глаз, а Билл, целуя Стеф, собирал их губами. Она закрыла глаза и мысленно твердила себе, что заслужила его любовь. Но сердце ее было почти вдребезги разбито предыдущей неудачей, и Стеф боялась, что еще одной она просто не переживет.
— Я дважды любила, — еле слышно выдохнула она, — но оба раза меня бросили.
— Нет, нет, я тебя больше не оставлю, — жарко шептал Билл. — Никогда тебя не оставлю, поверь мне, пожалуйста.
Их губы встретились. Его долгий и страстный поцелуй уносил из души Стеф страх и тревогу, наполняя ее таким спокойствием и умиротворением, какого она еще никогда не знала. Это — судьба, вспомнила Стеф слова Вики. Судьба не сдается, а пытается свести их вновь и вновь…
И чем больше слез вытекало из глаз, чем дольше длился поцелуй, тем отчетливее Стеф чувствовала, как напряжение постепенно оставляет ее, а тело становится в объятиях Билла податливым, как сырая глина.
Он взял ее на руки и понес в спальню, где на полу высилась стопа нарезанной лоскутами обивочной материи. Здесь Билл позволил Стеф встать на ноги и тщательно утер ей слезы тыльной стороной ладони.
— Не плачь, милая, — нежно приговаривал он. — Пожалуйста, не плачь.
Стеф схватила руку Билла и. уткнувшись в нее лицом, покрыла поцелуями шершавую, обветренную кожу. Когда она вновь подняла голову, то увидела темно-синие глаза прямо перед собою. Стеф почувствовала, как его губы сначала осторожно, а потом все более и более требовательно прижались к ее рту. От сладкого волнения у нее потемнело в глазах.
Не прерывая этот обжигающе страстный поцелуй, они очень медленно опустились на рассыпанную по полу материю. Через несколько мгновений футболка и шорты Стеф, а следом и то, что скрывалось под ними, полетело в сторону.
Билл ласкал ее нежно и сильно, осыпая поцелуями каждый дюйм ее тела. А когда он припал губами к самым сокровенным местам, Стеф почти потеряла сознание от неведомых прежде неземных ощущений.
— Стеф, я люблю тебя, — как сквозь сон, услышала она его страстный шепот. — Не оставляй меня, пожалуйста!..
Плотный ком наслаждений уже подкатывал к горлу Стеф, когда Билл соединился с нею.
— Боже мой, Стеф, я обожаю тебя, ты слышишь! — почти кричал он, а она уже каменела в мучительных судорогах, предшествующих взлету на сказочную высоту, именуемую блаженством.
Он взорвался внутри нее, с силой прижимая ее голову к своей обнаженной мускулистой груди и едва сдерживаясь, чтобы не закричать от восторга. И тут Стеф от переполнявших ее душу чувств вдруг заплакала навзрыд, как ребенок. Слезы душили ее, сладкие слезы счастья и умиротворения.
Билл ни о чем не спрашивал, а лишь снова и снова целовал лицо любимой, собирая губами бесценную влагу…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - История первой любви - Гербер Джина

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману История первой любви - Гербер Джина



Классный роман Советую почитать
История первой любви - Гербер ДжинаЛюбаня
7.07.2014, 18.48





Есть над чем подумать. Родители, дети...
История первой любви - Гербер ДжинаИнна
15.09.2015, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100