Читать онлайн Искупление любовью, автора - Гейтс Оливия, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искупление любовью - Гейтс Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.72 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искупление любовью - Гейтс Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искупление любовью - Гейтс Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гейтс Оливия

Искупление любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Камал скатился бы вниз по лестнице, если бы не застыл на месте как вкопанный.
Только Элия. Только она могла с ним это сделать. Только она вызывала у него реакцию, о существовании которой он до встречи с ней и не подозревал.
Он ее чувствовал все время коронации. И хотя он продолжал себя убеждать, что это лишь плод его воображения, ее неповторимый аромат щекотал ему ноздри.
Она здесь. Затаилась в темноте у входа. И все же он не видел никого, кроме нее.
Элия наблюдала за церемонией коронации. Он это знал. Она пришла сюда вопреки всем традициям и правилам. Стала первой королевой – будущей королевой, которая присутствовала на коронации своего короля.
И все же не это было самым смелым вызовом, который она бросила ему.
Вопреки всем традициям и ожиданиям, Элия была в черном.
В своем списке с указаниями он запретил ей надевать белое, поскольку в Джударе этот цвет был траурным. Он ожидал, что она выберет что-нибудь светлое, что символизировало бы непорочность будущей жены короля Джудара, как того требовали правила морали. В крайнем случае, что-нибудь такое, что подчеркивало бы цвет ее глаз и волос.
Но она выбрала черный. Цвет власти.
Только в их регионе поймут, что она хотела этим сказать. Остальной мир, увидев репортажи с церемонии в новостях, подумает, что Элия оплакивает свою свободу.
Возможно, она рассчитывает на обе интерпретации.
Кровь прилила к вискам.
Она опять взялась за свое! Пытается застать его врасплох, обезоружить, скомпрометировать. На этот раз в самый важный для него день. И для всего Джудара.
Он не позволит ей его опозорить и очернить образ будущей королевы. Он отведет ее назад и заставит переодеться. Собственноручно сорвет с нее этот компрометирующий наряд и оденет ее во что-нибудь более подходящее.
Внезапно его осенило, и кровь отхлынула от головы и разлилась по всему телу волнами спокойствия.
Это совсем не похоже на прошлое. Она не прервала церемонию, а наблюдала за ней из укрытия. Так не стал бы вести себя человек, не заботящийся о последствиях своих поступков.
Тогда почему она это сделала?
Может, хотела быть свидетелем такого знаменательного события в его жизни и истории Джудара, ее новой родины? Но почему? Ни он, ни его страна ничего для нее не значат. Или все же значат?
Каким бы ни был ответ, одно изменилось наверняка. Семь лет спустя всеми ее поступками руководит желание бросить ему вызов, а не отчаяние добиться его внимания.
И, черт бы его побрал, ему это нравилось.
Это то, чего он хотел. Равная борьба. Равный противник, не дающий расслабиться ни на секунду.
Теперь он не представлял ее в других нарядах, кроме черного. Такой вызов очень ему льстил.
Нет, он не станет ничего менять даже ради соблюдения приличий. Одобрение общества не имело для него значения. Он в нем не нуждался. В данный момент ему хотелось только сбежать вниз, прорваться сквозь толпу, взвалить Элию на плечо и отнести туда, где никто не будет ему мешать отвечать на ее вызов. Каким-то образом ему удалось сохранить спокойствие, когда он поднялся с трона и, не сводя глаз с Элии, жестом велел всем присутствующим подняться.
Самые влиятельные люди на планете расступились, чтобы пропустить его. Он чувствовал, что Фарук и Шебаб, следующие за ним, тоже видели Элию. Теперь у них появился отличный повод отпускать шуточки в его адрес по меньшей мере на пятьдесят лет вперед.
Но он совсем не возражал.
С каждым шагом сердце Камала билось все быстрее. Он чувствовал, как каждая клеточка в его теле зазвенела в предвкушении того, что он сделает с Элией по окончании свадебной церемонии.
Все повернулись, чтобы последовать за ним, и, увидев Элию, несомненно поняли, кто она. Толпа зажужжала как пчелиный рой, затем шум стих, превратившись в удивленный шепот. Невеста в черном?..
Да. Его невеста была в черном, и он не собирается ничего менять.
Пусть весь мир разгадывает эту загадку.
До Элии оставалось всего метров десять, и Камал едва не побежал к ней, как вдруг она закусила губу, опустила глаза, повернулась и пошла в обратную сторону. Ее спутницы поспешили за ней, перед этим испуганно посмотрев на него.
Но глаза матери Элии заставили его остановиться. В них были мольба и ужас. Бахия боялась его реакции на выходку ее дочери. Неужели она думает, что он накажет Элию, причинит ей боль?
Камал никогда бы не причинил боль женщине, тем более своей невесте. Причин для страха не было, и он должен убедить в этом Бахию, принцессу Зохейда, сестру короля Атефа и свою будущую тещу.
Он подмигнул и улыбнулся ей. Бахия пристально уставилась на него и чуть не споткнулась.
Продолжая улыбаться, он жестом велел начальнику королевской охраны подойти к нему.
– Распорядитесь, чтобы королеву и принцесс отвезли во дворец.
Мужчина удалился, и через пару минут рядом с женщинами притормозил лимузин. Прежде чем сесть в салон, Элия обернулась и пронзила жениха взглядом.
Когда машина уехала, Камал ускорил шаг. Не будь рядом с ним сотен гостей и репортеров с камерами, он бы побежал.
Элия бросила ему вызов, и он его принял.
Мы еще посмотрим, кто кого.


Элия пребывала в крайнем изумлении. Она ожидала, что Камал потащит ее назад во дворец и сорвет с нее провоцирующий черный наряд. Но когда она спустилась вниз, ей лишь сообщили, что сейчас начнется церемония.
Камал стоял у дверей в сад, ангел мести из мира восточных сказок. Его длинная угольно-черная абайя колыхалась на ветру, окутывая его покровом тайны и придавая ему угрожающий вид.
Камал был воплощением богатства и могущества своей страны, опасности, таящейся в ее горах и пустынях, неотвратимости судьбы. И она по-прежнему любила его, несмотря на горький урок, который он преподал ей семь лет назад. В ту минуту, когда Камал станет ее мужем, начнется обратный отсчет времени до того момента, когда она перестанет его любить. Этот политический брак, несомненно, лучший способ его разлюбить.
Камал находился по другую сторону символического порога, который она должна была переступить, чтобы начать новую жизнь рядом с ним. Наконец он поднял руку и жестом пригласил невесту пройти в сад. Затем он улыбнулся ей, и именно от этого у нее задрожали колени. В ушах зазвенело так сильно, что она больше не слышала оглушительного боя барабанов и приветственных возгласов гостей.
Это была улыбка удачно поохотившегося хищника перед брачными играми с самкой.
Собравшись с духом, Элия доковыляла до жениха и вложила руку в его ладонь. Затем они под вспышки фотокамер прошли в оазис, который стараниями Кармен был превращен в место действия для волшебной арабской сказки.
Их окружала роскошь. Когда сгустились сумерки и загорелись гирлянды фонариков, соединяющие стволы пальм, перед ними предстал огромный шатер с арками, колоннами и крышей из полосок органзы, между которыми проглядывало вечернее небо.
Элия смотрела куда угодно, только не на своего спутника. На суетящихся операторов, на многочисленные столы, установленные рядами в виде огромного полукруга, перед которым находился кушах, деревянное возвышение, к которому Камал вел ее.
На возвышении, усыпанном лепестками алых роз, стояли друг напротив друга два позолоченных, напоминающих трон, кресла. Между ними был квадратный столик, возле которого их уже поджидал священник.
Камал поднял руку, и музыка тут же замолкла.
В звенящей тишине Элию охватила паника, но ей каким-то образом удавалось переставлять ноги. Она не замечала ни людей за столиками, ни Фарука и Шебаба, следовавших за ними. Поднявшись по ступенькам, они подошли к столику, Камал усадил ее в кресло и сел напротив.
Элия не могла пошевелиться. Единственное, что сейчас у нее могло двигаться, это глаза. Подняв их, она обнаружила, что Камал наклонился вперед и положил на стол руку.
– Мы займемся армрестлингом?
Элия поняла, что произнесла это вслух, только когда услышала приглушенный смех Фарука и Шебаба. Камал еще шире заулыбался, но обещание наслаждения в его потемневших глазах граничило с угрозой.
Взяв влажную руку невесты в свою, он переплел свои пальцы с ее и еле слышно прошептал:
– Позже.
Тогда священник подошел ближе вместе с Фаруком и Шебабом, двумя свидетелями, которые должны были оставить свои подписи в книге регистрации браков.
Не сводя глаз с Элии, Камал запустил руку под свою абайю и, достав белоснежный шелковый платок с монограммой в виде герба семьи Аль Масуд, протянул его священнику. Приняв его, тот сел за столик, накрыл им их руки и, положив сверху свою, начал читать брачные клятвы, которые они должны были повторять за ним.
Когда он назвал ее целомудренной невестой, Элия чуть было не отдернула руку.
Словно предугадав ее реакцию, Камал усилил хватку, улыбнулся и беззвучно произнес:
– Спокойно.
Элия впилась ногтями в его руку. Вот тебе, получи! – хотелось сказать ей.
В ответ на это он лишь закусил нижнюю губу, словно от наслаждения, и посмотрел на нее полными желания глазами.
Она не могла в это поверить. Что с ней не так? Неужели ее инстинкты самосохранения отключаются в присутствии Камала?
Священник, не замечавший их борьбы, продолжал, наверное, в тысячный раз читать клятвы. Элия неохотно повторяла их. В них не было романтики, только условия делового соглашения и свод правил. Элия понимала необходимость этого, но вместе с тем слова священника действовали на нее как холодный душ.
В конце своей речи он спросил их обоих, согласны ли они вступить в брак на вышеперечисленных условиях.
Что ей оставалось, кроме как ответить «да»?
Камал пожал руку Элии, прежде чем выпустить, и теплые пальцы скользнули по ладони девушки, вызвав у нее дрожь желания. Он с наслаждением наблюдал за ее реакцией.
Убрав платок, священник сделал запись в регистрационной книге и, когда Элия с Камалом и свидетелями оставили там свои подписи и печати, поздравил новобрачных и удалился.
Элия хотела подняться, но Камал взглядом велел ей сидеть. Что? Разве эта часть церемонии еще не закончилась?
Встав с кресла, Камал проводил братьев до края платформы и поднял руку.
В следующую секунду музыканты заиграли на ручных барабанах и, просочившись между столами, выстроились в ряд, ведущий к лестнице платформы.
Камал снова вернулся к Элии и, возвышаясь над ней, взял ее руку в свою. Она не заметила, как оказалась прижатой к нему, а его ладонь скользнула сзади под ее топ.
– Что? – пробормотал он, лаская ее. – Думаешь, что после того, как ты появляешься на нашей свадьбе в черном, оплакивая свою свободу, намекая на то, что ты не девственница, и оспаривая власть своего мужа и короля, я не имею права на некоторые вольности?
Элия почувствовала, что ее нервы напряглись до предела.
– Я думала, что демонстрация интимных отношений на публике в Джударе так же неприемлема, как и в Зохейде.
Его взгляд красноречиво скользнул по ее декольте.
– Это так, но я уверен, что все меня простят и даже будут подбадривать, если я покажу, кто главный в этом браке после того, как ты дерзко пренебрегла ценностями, которых королевская семья придерживалась на протяжении долгих лет. Возможно, они даже простят тебя, поскольку ты долго жила за границей и выбрала черный наряд по незнанию. В конце концов, тебя объявили девственницей перед лицом всего мира.
Элия собиралась прокричать ему в ответ что-нибудь оскорбительное, но в этот момент барабанщики заиграли громче, вызвав аплодисменты собравшихся. Шум усилился, когда на платформу начали подниматься по двое мужчины в черных с золотом костюмах с тяжелыми сундуками.
Ошеломленная, Элия позволила Камалу отвести ее в центр платформы, где мужчины, поставив сундуки в ряд, опустились за ними на колено. Камал сделал им знак, и они одновременно откинули крышки.
Элия была поражена. Она думала, что за свою жизнь видела достаточно всевозможной роскоши.
Но по сравнению с содержимым этих сундуков то было мелочью. Что там говорить, рядом с ним померкли бы богатства царя Соломона и пещеры Али-Бабы!
Похоже, это были драгоценности казны Джудара.
Наклонившись, Камал прошептал ей на ухо:
– Твой свадебный подарок, жена моя.
Элия посмотрела на него. Неужели он действительно это сказал?
Вдруг она вспомнила о своем непомерном требовании, на которое он ответил спокойным согласием, и ее бросило в дрожь. Неужели он действительно подумал, что она говорила серьезно? Неужели он и вправду готов их ей подарить? Неужели думает, что она примет драгоценности казны Джудара?
Элия попыталась высвободиться из его хватки, но он, жестом велев мужчинам унести сундуки, снова прошептал ей на ухо:
– Улыбнись и помаши гостям, покажи им, что ты рада получить самый дорогой свадебный подарок за всю историю нашей страны.
Смущенная, Элия сделала так, как он велел, и буквально побежала вслед за ним на их очередной кумах – еще одну платформу, окруженную полированными медными колоннами и искусно сделанными перегородками и завешанную драпировками из воздушных тканей цвета меди и золота, колышущимися на ветру.
Усадив жену на диван, Камал опустился рядом с ней. Он снова сделал знак, и рабабах – музыкальный инструмент со струнами из конского волоса, возвестил о начале праздника. Вскоре к нему присоединились многочисленные духовые инструменты, напоминающие свирель. Пока звучала музыка, платформа, на которой Элия и Камал сочетались узами брака, была разобрана в считанные минуты.
В тот момент, когда были унесены последние детали конструкции, на освободившееся место вышли сотни мужчин в национальных халатах, размахивая сверкающими мечами, и сотни женщин с длинными волосами в расшитых национальных платьях. Когда к хору инструментов присоединились барабаны, вся эта пестрая толпа пустилась в пляс.
Загипнотизированная близостью Камала, Элия тупо уставилась перед собой, стараясь не смотреть на мужа. Это должно было быть несложно, учитывая захватывающее зрелище, разворачивающееся у нее перед глазами. И, черт побери, ей следовало наслаждаться красотой и талантом этих людей!
Но в присутствии Камала она ни о чем не могла думать, кроме него. Внезапно он наклонился и прошептал ей на ухо:
– Расслабься, Элия. Наслаждайся представлением.
Она посмотрела ему в глаза, вложив в этот взгляд всю боль, которую когда-либо испытывала. Камал застонал в ответ. Она скорее почувствовала это, чем услышала. После этого он нежно коснулся ее лица и развернул его так, чтобы она могла смотреть представление.
На глаза Элии навернулись слезы. Тогда, не в силах больше выносить его волнующее присутствие, она встала и подошла к краю платформы.
Не успела она отдышаться, как Камал снова настиг ее и провел ладонями вниз по ее обнаженным рукам, затем сложил их вместе.
– Поаплодируй, если тебе нравится представление. Они танцуют специально для тебя, – прошептал он, нежно лаская губами ее ухо.
Элия повернула голову, чтобы посмотреть на мужа, но не удержалась и положила ее ему на плечо. Внезапно она почувствовала себя маленькой беззащитной девочкой. Это было приятное чувство, которое она испытывала только рядом с Камалом.
Она тряхнула головой, чтобы прояснить мысли, но ударилась о его плечо и застонала.
– При чем здесь я? Они просто хотят доставить удовольствие своему новому королю в самый, важный день в его жизни.
Камал пристально посмотрел на нее.
– Неужели, живя за границей, ты забыла традиции наших народов, дорогая?
Он был прав. В детстве она провела в Зохейде слишком мало времени, чтобы познать его традиции. И саму себя. Вот только Камал не должен был об этом знать.
Она кивнула, и его взгляд смягчился.
– Тогда позволь мне немного тебя просветить. В нашем регионе празднование свадьбы устраивается только ради невесты. Роль жениха – лишь сопровождать ее, когда соберутся гости, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение.
Элия фыркнула.
– Это главная причина, по которой я не очень люблю свадьбы и медовые месяцы. Они мне кажутся неискренними. У тебя есть один вечер, когда все приходят к тебе засвидетельствовать свое почтение, и короткое время блаженства, а потом тебя постепенно затягивает рутина.
Его глаза были полны удивления.
– Знаешь, а ты права. Люди отграничивают важнейшие этапы своей жизни вехами. Достигнув их, они плывут по течению, не делая того, чего хотят, потому что думают, будто их время прошло. Но то люди. Думаешь, я придерживаюсь тех же правил?
Нет, она так не считала.
– С одной стороны, – начала Элия, окинув его оценивающим взглядом, – я уверена, что ты придумываешь свои собственные. Но ты всегда страдал раздвоением личности, как и я, хотя у меня не столь тяжелый случай, поскольку я не принимала такого активного участия в жизни королевской семьи, как ты. Ты был свободен ото всех, правил, но в то же время связан больше остальных ожиданиями и требованиями других.
– Ты всегда была такой проницательной или просто повзрослела?
Элия зацокала языком.
– Я не стану спрашивать, был ли ты всегда таким снисходительным. Помнится, раньше это не относилось к числу твоих добродетелей. Я задам тебе другой вопрос. Был ли ты всегда таким изворотливым или в тебе вдруг заговорил дипломат? Подожди, не отвечай. Это будет очередной уверткой. Ты накапливаешь мастерство дипломата, постоянно практикуясь в запутывании дел.
– Звучит так, словно дипломат занимается чем-то предосудительным.
Элия поморщилась, и он, проведя ладонями по обнаженным бокам девушки, притянул ее к себе.
– Но я ни от чего не уклонялся и доказал это, восхитившись твоей проницательностью. Обладая большой властью и поставив перед собой далеко идущие цели, я придумал свои собственные правила и строго следую им, но в то же время никогда не позволяю себе идти наперекор законам Джудара. Став королем, я получил неограниченную власть, но вместе с тем и огромную ответственность.
Элия стояла, потрясенная не только откровенностью мужа, но и реакцией собственного тела на его прикосновения. Камал почти занимался с ней любовью на глазах у тысяч людей, хотя и запретил репортерам приближаться к их кушах.
Опьяненная присутствием Камала, Элия прильнула к нему, но в этот момент раздался шквал аплодисментов. Фарук и Шебаб направились к площадке, преследуемые вспышками фотокамер.
– Сейчас начнется еще одно представление в твою честь, – сказал ей Камал.
Остановившись в центре площадки Фарук и Шебаб пожали друг другу руки, после чего обнажили мечи и начали сражаться, демонстрируя свое великолепное мастерство владения оружием. Наконец они остановились и поклонились публике, которая отблагодарила их бурными аплодисментами и одобрительными возгласами. Затем к мужьям подошли Фара и Кармен и заиграла музыка, под которую не пустился бы в пляс только мертвый. Танцоры вернулись и, разделившись на пары, выстроились причудливым узором, так что две королевские пары оказались в центре.
– Давай присоединимся к ним, – предложил Камал Элии, потащив ее к лестнице.
Она высвободилась из его объятий.
– Можешь идти один. У меня болит голова.
– Если ты со мной потанцуешь, я дам тебе подержать свой меч.
Элия с вызовом посмотрела на него.
– Только если ты позволишь мне немного им помахать.
В ответ он схватил ее за руку и потащил за собой. Вскоре они оказались среди танцующих. Толпа заревела, музыканты и танцоры поддержали их одобрительными возгласами. Положив руку жене на талию, Камал широко улыбнулся ей. Покачиваясь в такт музыке, Элия наблюдала за мужем и повторяла его движения, вспоминая совсем о других танцах, когда их тела были единым целым, а сердца стучали в унисон.
Она словно перенеслась в другой мир, где не существовало никого, кроме него. Его глаз, разжигавших внутри нее огонь желания. Он двигался так, словно был прочно связан с ней, словно ее телом управляла его воля, а ее мыслями – его разум.
Прошло много времени, прежде чем танцы закончились, к большому разочарованию гостей.
Но Камал поднял руки и успокоил зрителей, дав им понять, что это еще не все. Затем он вынул из ножен меч, символ королевской власти, и, опустившись на колено, протянул его Элии.
Толпа снова разразилась аплодисментами, и сердце девушки подпрыгнуло.
Опустив взгляд, она прочитала в глазах мужа вызов. Это мгновенно заставило ее собраться.
– Уже надоело быть королем? Но ведь ты пробыл им всего несколько чёсов и успел только отдать несколько распоряжений и потанцевать.
Его белозубая улыбка ослепила ее.
– Я даю тебе его подержать. И помахать им, если, конечно, сможешь.
Яростно сверкнув глазами, Элия взяла меч за рукоятку и подняла его. Он оказался очень тяжелым. К черту его снисходительность! Она возьмется обеими руками.
Сделав это, она вопросительно посмотрела на Камал а, который уже поднялся и стоял рядом с ней.
– Не боишься, что я могу использовать его по назначению?
Камал рассмеялся.
– Отрубишь мне голову? Или то, что ниже пояса?
Посмотрев на него с неодобрением, она отошла в сторону, затем начала рисовать мечом в воздухе замысловатые узоры. Толпа притихла и с изумлением наблюдала за ней. Камал смотрел на нее как зачарованный.
Закончив, она опустила меч и осталась стоять на месте, как конкурсант, готовящийся выслушать решение жюри.
Сначала ее похвалил Камал и только после этого по толпе прошел ропот одобрения, и раздались аплодисменты.
Вместо того чтобы забрать у нее меч, Камал, смеясь, кивнул Фаруку, который, поняв брата без слов, бросил ему свой меч. Ловко поймав его, Камал повернулся лицом к Элии и начал размахивать перед ней мечом. Его глаза озорно блестели.
– Сдавайся, жена.
Подняв меч над головой, Элия повернулась и приняла боевую позу.
– А может, наоборот? – с вызовом произнесла она. – Может, тебе лучше уступить, и не демонстрировать свою силу перед хрупкой женщиной? Это дешевый трюк.
– Дешевый? – поддразнил ее он. – И это после того, как я сделал тебе подарок стоимостью в несколько миллиардов долларов?
– Ты имеешь в виду драгоценности, принадлежащие твоей семье? Напомни, чтобы я восхитилась твоим великодушием, когда ты подаришь мне что-нибудь свое.
Запрокинув голову, он рассмеялся, затем подошел ближе и стал ходить вокруг нее, словно хищный зверь.
– О, я еще продемонстрирую тебе свое великодушие, можешь не сомневаться.
Поняв, что им предстоит увидеть, зрители принялись неистово кричать и улюлюкать. Музыканты заиграли военный марш, когда король и королева сошлись в беспрецедентном поединке, который должен был стать достойным завершением увеселительных мероприятий.
Элия атаковала первой. Увернувшись, Камал нанес ответный удар. Его черная абайя колыхалась подобно плащу волшебника. Элия чувствовала, что он сдерживает свою силу. Повернувшись, изо всех сил нанесла удар, показывая ему, что он не должен поддаваться. Тогда Камал, охваченный азартом, полностью отдался этой дуэли, и она почувствовала, как все ее обиды и предрассудки уносит прочь волна возбуждения. Ее страсть сталкивалась с его при каждой встрече их мечей, высекая искры.
Наконец, сделав выпад, он схватил ее, разоружил и крепко прижал к себе. Внезапно музыканты заиграли так громко, что Элия испугалась за свои барабанные перепонки.
– Что они делают? – возмутилась она. – Пытаются нас оглушить?
Убрав в ножны свой меч, он бросил Фаруку его оружие.
– Возвещают о том, что мне пора лишить свою молодую жену невинности.
– Что?
– Ты все прекрасно слышала.
С этими словами Камал подхватил Элию на руки и понес во дворец под одобрительные возгласы гостей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Искупление любовью - Гейтс Оливия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Искупление любовью - Гейтс Оливия



трилогия про братьев интересна и не затянута, советую прочитать, не зря потратите время
Искупление любовью - Гейтс Оливияандреа
22.01.2012, 21.31





Не вызвало сильных эмоций 4/10
Искупление любовью - Гейтс ОливияЕ
9.02.2014, 15.00





глупый бульварный романчик для наивных дурочек
Искупление любовью - Гейтс Оливиясаида
24.02.2015, 15.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100