Читать онлайн Искупление любовью, автора - Гейтс Оливия, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искупление любовью - Гейтс Оливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.72 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искупление любовью - Гейтс Оливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искупление любовью - Гейтс Оливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гейтс Оливия

Искупление любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Элия уставилась на полоску в своей дрожащей руке. На ней начала проявляться линия. Когда она приобрела отчетливый розовый цвет, у Элии подкосились колени.
Беременна.
Опустившись на кровать, девушка застонала. Скользнув рукой по плоскому животу, она почувствовала, как ее душат противоречивые эмоции. Она снова потеряет Камала. И на этот раз навсегда. Но…
Может, она его и не потеряет. Может, все изменилось. Они изменились. После их первой брачной ночи. Тогда Камал словно забыл о прошлом, обо всех обидных словах, которые наговорил ей. Словно стал новым человеком, еще более восхитительным, чем тот, которого она знала семь лет назад. А главное – их брачная ночь, которую она посчитала неповторимой, стала нормой их супружеских взаимоотношений.
Камал посвящал ее в свои дела, советовался с ней, позволял ей распоряжаться во дворце. Казалось, он был в восторге от всего, что бы она ни говорила и ни делала, проявлял интерес к ее проектам, поддерживал ее в новых начинаниях. Она чувствовала себя так, словно у нее выросли крылья.
Камал тоже словно парил. Он выполнял большую часть своей работы дома и строил свой рабочий график таким образом, чтобы как можно больше времени проводить с женой и дарить ей незабываемое наслаждение. Она еще никогда не видела его таким воодушевленным.
Элия больше не думала о нем как о человеке, который принудил ее выйти за него замуж. Ей уже было безразлично, что заставило его так измениться. Она брала все от каждой минуты, проведенной с ним. Говорила себе, что все его слова и поступки означают, что он передумал с ней разводиться после рождения ребенка. Но она могла и ошибаться…
Возможно, он просто старается получить максимум удовольствия от их брака, пока не добьется своей цели.
И он уже ее добился.
Элия застонала, уткнувшись лицом в подушку.
Она должна перестать об этом думать и помнить только о последних счастливых шести неделях. О том, что у нее будет ребенок. Славный малыш, который унаследует от Камала его силу и красоту.
Проведя рукой по животу, она снова застонала. На этот раз от радости.
Шум в передней прервал ее размышления, и она, соскочив с кровати, побежала в ванную. Камал вернулся из своей поездки. Заперев дверь, Элия завернула полоску теста в бумажную салфетку и выбросила в мусорную корзину, после чего открыла кран и сбрызнула лицо холодной водой.
Она должна ему сказать. Лучше сразу узнать о его намерениях, чтобы быть морально готовой ко всему.
Чувствуя себя словно перед прыжком со скалы, Элия вышла из ванной. Камал стоял у качелей и водил пальцем по шелковистому канату. Он выглядел так, словно у него на плечах лежал груз всего мира. Боже, как она его любила!..
Затем он поднял глаза, и ее сердце остановилось.
Его мрачное лицо, тревожный взгляд… что все это значит? Господи, неужели это конец? Сейчас он скажет ей, что ничего не изменилось и условия их сделки остаются в силе. Она поймет, что все это время жестоко себя обманывала и ее чувства были безответными.
Казалось, он колеблется, и именно эта его нерешительность заставила ее действовать. Она не могла позволить ему сказать об этом сейчас.
Подойдя к мужу, Элия бросилась ему на шею. Застонав так, словно внутри у него что-то оборвалось, Камал крепко сжал жену в объятиях, после чего опустился на качели. Оседлав любимого, Элия принялась покрывать поцелуями его лицо, при этом помогая ему избавляться от одежды.
– Элия… – взмолился он, но она накрыла губами его губы.
– Ничего не говори, позволь мне все сделать самой.
И Камал подчинился. Мгновение спустя они уже были единым целым, и Элия, поднимаясь на вершину наслаждения, забыла о своих страхах.


Элия уставилась на свои брюки, висевшие на ней как на вешалке.
Она очень похудела. Камал снова сказал ей об этом сегодня утром. С тех пор как она сделала тест на беременность, прошло три недели. Она была беременна девять недель и не сомневалась, что это произошло в их первую брачную ночь.
Но причиной потери веса была вовсе не утренняя тошнота. Со дня возвращения Камала из Америки ее изнутри что-то глодало, и его, казалось, тоже.
Он по-прежнему уделял ей много внимания, оказывал поддержку, его ласки стали еще нежнее, но у нее создавалось такое ощущение, словно он страдает от какой-то непонятной душевной болезни, которая с каждым днем угнетает его все больше.
Когда, думая, что Элия поглощена работой, муж наблюдал за ней, в его глазах вместо привычного вожделения была пустота. Разговаривая с ней, он теперь взвешивал каждое слово. Она тоже боялась сказать или сделать что-нибудь не то и усугубить ситуацию. Казалось, они оба ходят по лезвию ножа.
Из-за всех этих переживаний Элия и начала терять в весе. Она заставляла себя есть только ради своего ребенка. Ребенка Камала. Ребенка, о котором ей рано или поздно придется ему сказать.
Но Элия продолжала откладывать этот разговор. И чем больше проходило времени, тем труднее ей было решиться сообщить ему, что его желанный наследник уже на подходе. Она постоянно думала о том, что последует за этим.
Ей придется еще три месяца жить в аду, пока они не узнают пол ребенка. Если это девочка, то весь этот кошмар повторится заново. Точнее, он будет повторяться до тех пор, пока они не добьются желаемого результата. Если мальчик, то через семь месяцев Камал отберет у нее сына и разведется с ней. Оба варианта были одинаково невыносимы, и Элия боялась что-либо предполагать.
Ее мысли путались, но одно она знала наверняка: сейчас ей прежде всего нужно думать о собственном здоровье. Ради ребенка.
Налив себе стакан воды, Элия подошла к комоду и, выдвинув ящик, достала оттуда флакончик, вытряхнула на ладонь таблетку и поднесла к губам. Когда взгляд девушки случайно упал на зеркало, стакан выскользнул у нее из руки и ударился о комод, а вода расплескалась. За спиной у нее раздался громоподобный голос:
– Что ты делаешь, черт побери?!


После поездки в Лас-Вегас жизнь Камала превратилась в настоящий ад. После того восторженного приема, который ему оказала Элия, он почти не выпускал ее из вида, пытался дать ей все, что мог. Но его снедало чувство вины. Он считал себя самым ужасным чудовищем, которое когда-либо порождала земля, и чувствовал, что должен быть за это жестоко наказан. Преследовавшие его мысли были хуже, чем мучительная смерть. Еще хуже было только ее потерять.
Камал хотел страдать, хотел, чтобы Элия причинила ему боль. Но он знал, что она этого не сделает. Напротив, жена была с ним как никогда ласкова, и от этого его ненависть к самому себе только усиливалась.
Сейчас он пришел сюда, чтобы положить конец всему этому.
Ему нужно было, чтобы она вынесла ему приговор. Немедленно.
Но, войдя в спальню и увидев ее несчастное лицо, он понял, что даже самого сурового приговора будет недостаточно.
Затем Камал увидел, что она глотает таблетку так, словно это было ее спасением, и весь ужас прошлого обрушился на него, лишив самообладания.
Бросившись к ней, он с такой силой схватил Элию за плечи, словно пытался оттащить ее от края пропасти, в которую она снова собиралась прыгнуть.
– Что это? Что ты приняла? Выплюнь сейчас же!
– Камал… что?.. – недоуменно пробормотала Элия, пытаясь вырваться.
Она казалась худее и бледнее обычного, и это его до смерти напугало.
Он начал ее трясти.
– Я сказал, выплюнь! Я не позволю тебе снова это с собой делать.
– П-перестань… отп-пусти меня… о чем ты говоришь?
– Я говорю о транквилизаторах, которые ты больше не будешь принимать. Если понадобится, я для этого прикую тебя к себе наручниками.
– К-какие еще транквилизаторы? Я принимала мультивитамины!
Эта сцена словно перенесла его в прошлое, когда он оставил ее на растерзание боли и отчаянию. Все повторялось с мучительной точностью, и его ужас и чувство вины вырвались наружу.
– Не лги. Я знаю, Элия. Знаю. Помнишь, как я спросил тебя, не было ли причиной твоего агрессивного поведения употребление наркотиков в юности, а ты все неистово отрицала? Я задал тебе этот вопрос только потому, что обнаружил упаковку транквилизаторов в твоей квартире, куда ты никогда меня не приглашала. И будь я проклят, если позволю тебе, моей жене, королеве Джудара, снова себя губить!
Ему еще никогда не было так страшно, как в тот момент, когда он произнес эти слова. Казалось, ее съежившееся тело рассыплется на части в его руках, а из покрасневших глаз хлынут слезы.
Тогда он, полный раскаяния, крепко прижал ее к себе, словно желая спрятать внутри себя.
– Пожалуйста, прости меня… Я не хотел тебя расстраивать… Я просто сошел сума от беспокойства. Не позволяй отчаянию тобой завладеть. Все будет хорошо, только не сдавайся. Клянусь, на этот раз я буду рядом и сделаю все, чтобы помочь тебе преодолеть эту ужасную зависимость.
Но ее рыдания только усилились, когда она между всхлипами произнесла слова, заставившие его похолодеть.
– О боже… з-значит, вот почему т-ты испытывал ко мне отвращение… я всегда боялась, что это п-произойдет, если т-ты узнаешь…
– Нет-нет, я только хотел тебе помочь, но ты не говорила мне правду, а я долго не знал, что делать, затем решил заставить тебя признаться, принять мою помощь…
Внезапно Камал остановился. Он понимал, что за этим должно последовать объяснение, почему он не только не помог Элии, но и бросил ее. Не было слов, которыми Камал мог бы выразить свой стыд, свою вину, но он знал, что должен как-то ее поддержать.
Элия попыталась высвободиться из его объятий, но ей не хватило сил. Тогда он поднял жену и отнес на диванчик у окна с видом на море. Бережно усадив ее, он опустился на колени перед ней.
По-прежнему не глядя на него, она наконец прошептала:
– Перестань так на меня смотреть. Я не наброшусь на тебя под воздействием наркотиков, если тебя это беспокоит. Я действительно принимала мультивитамины.
Тогда он коснулся дрожащими пальцами ее мокрого от слез лица, умоляя посмотреть на него.
– Единственное, о чем я думаю, это о том, как тебе помочь.
Наконец она посмотрела на мужа, и он с радостью принял боль, которая пронзила его при виде ее страданий.
– Так же, как хотел помочь тогда? Ты проделал огромную работу. Как мои родители до тебя. Благодарю, но мне не нужна ни твоя помощь, ни еще чья-либо. Кстати, те таблетки, которые ты нашел моей квартире, когда меня там не было…
– Элия, дорогая… Я клянусь тебе…
Но она неумолимо продолжала:
– Я их спрятала, потому что стыдилась своей грязной маленькой тайны, но это не то, о чем ты подумал. Мои родители заставляли меня их принимать с шести лет, думая, что у меня синдром повышенной активности. Вскоре они поняли, что либо врачи поставили неправильный диагноз, либо лекарства совершенно не подходили мне. Перед ними стоял выбор: либо продолжать давать мне таблетки, и я была бы как зомби, либо прекратить, и я была бы на грани самоубийства. Они выбрали второе и заперлись вместе со мной в четырех стенах.
Застонав как от боли, Камал склонился над ней, но Элия выставила вперед ладонь.
– Тогда я поняла, почему мне всегда казалось, будто я наблюдаю за миром через забор. Клянусь, что больше никогда не употребляла этих таблеток. Борьба была длительной и трудной, но я победила, и родители меня отпустили. Первые месяцы своей самостоятельной жизни я прожила словно в аду. Я отчаянно боролась с депрессией, чтобы не сорваться снова. Отвыкание проходило очень болезненно. У меня были все симптомы «ломки». Я терпела изо всех сил, но люди сторонились меня. Но мне было все равно, что думали обо мне люди. Я была решительно настроена продержаться до конца. Но период отвыкания затянулся надолго, и я уже начала думать, что зависимость от таблеток и их ужасный побочный эффект лучше, чем «ломка». Затем я встретила тебя, и у меня появилась надежда. Теперь мне было что терять. Во мне забурлила энергия, и я испугалась, что она может перелиться через край, как в детстве. Мне нужна была психологическая поддержка. Поэтому я купила таблетки и спрятала их лишь для того, чтобы мне было спокойнее. Клянусь, что никогда их не принимала. Но когда ты спросил меня, не употребляла ли я в юности наркотики, я запаниковала. Мне было так стыдно осознавать, особенно перед тобой, таким уверенным в себе и лучшим во всех отношениях, что я большую часть своей жизни находилась в зависимости от таблеток, а оставшуюся – в «ломке». Я думала, ты начнешь испытывать ко мне отвращение. Именно поэтому я и сказала «нет». Но это не было ложью. Я никогда не принимала наркотиков добровольно. Затем ты меня бросил, и в беспросветном отчаянии, которое за этим последовало, я нуждалась в притуплении чувств, которое давали таблетки. Боль была такой невыносимой, что я чуть было не сдалась. Но все же выстояла. За два года я научилась смотреть в глаза реальности и твердо стоять на ногах. Я начала рисовать, научилась ездить верхом и сражаться на мечах. И вот теперь, когда я думала, что нашла свой жизненный путь, мой мир снова перевернулся и уже ничего не будет как прежде…
Камал чувствовал мучительную боль, которая простиралась в бесконечность без надежды на исцеление. Ту, которая побуждает людей сводить счеты с жизнью.
Но собственные чувства не имели для него значения. Только ее. Он должен дать ей объяснение. Не оправдывать себя, а показать, что в своих поступках руководствовался фактами, хоть и ошибочными. Надеяться, что когда-нибудь Элия сможет его простить.
Тогда он впервые попытался выразить словами свою первую боль, которая таилась в его душе все эти годы.
– Когда мне было двадцать два, мой кузен и друг детства Хоссам умер от передозировки. Но душевную рану мне нанесла не его смерть, а то, что происходило в предшествующие годы. Он стал наркоманом в пятнадцать, и происходящие с ним перемены медленно подтачивали меня изнутри. Его родители и я пытались сделать все возможное, чтобы его спасти, а он в ответ обрушивал на нас свою ярость и ненависть. Затем поддерживающая терапия начала приносить положительные результаты, он стал потихоньку выкарабкиваться, и мы боялись нарушить этот хрупкий баланс. Но ему все же удалось выскользнуть из-под нашего наблюдения и взяться за старое. Его ложь, вспышки ярости и наши неоправдавшиеся надежды опустошили нас. Затем он умер, оставив нам еще одну причину для угрызений совести – наше облегчение от того, что все наконец кончилось.
Воцарилось тяжелое молчание. Элия заговорила первой.
– Так вот почему ты меня бросил. Думал, что из-за меня тебе придется пройти через тот же ад. – Ее шепот отзывался болью у него внутри.
– У меня были такие мысли, но я не поэтому.
Язык и губы еле шевелились, словно его парализовало. Камал знал, что наступил момент истины. Он должен быть честен перед ней и самим собой. – Нет, ты права. Я еще недостаточно тебя любил и потому искал причину не бороться за тебя, чтобы избежать повторения ужасных мук. Я обвинил тебя по всем статьям, даже не выслушав.
– По всем статьям? – удивилась она. – Я была виновата перед тобой в чем-то еще?
Сгорая от стыда, Камал, не в силах смотреть жене в глаза, опустил голову ей на колено и признался в остальном. Когда Элия наконец нарушила молчание, последовавшее за этим признанием, ее голос был полон горечи:
– Шейн… Я никогда даже не подозревала… Я поверила всему, что он мне сказал… Шейн был так добр ко мне, как брат, которого у меня никогда не было, и он воспользовался моим доверием. О боже… Когда ты меня бросил, со мной случилась истерика прямо у него на глазах. Я искала объяснение нашему разрыву, и Шейн рассказал мне о твоем визите. О том, как он пытался тебя убедить, что между нами ничего нет, но ты якобы сказал, что тебе это безразлично, потому что я тебе не нужна. И твое поведение во время нашей последней встречи подтверждало его слова. Это Шейн во всем виноват. Это он настроил нас друг против друга…
Камал поймал ее дрожащие руки.
– И поплатился за то, что сделал с тобой, обернув свою ненависть против самого себя и разрушив свою жизнь, как почти разрушил твою. Но я единственный, кто во всем виноват. Не имеет значения, что он сделал. Это я обвинил тебя во всех смертных грехах, нанес тебе сокрушительный удар, причинил боль.
Элия покачала головой.
– У тебя была причина… слишком много причин… считать меня не только наркоманкой, но и… шлюхой. Боже мой, я помню, как ты меня так назвал той ночью. Но что еще ты мог обо мне подумать?
Камал взял в ладони ее лицо. Он должен был ее остановить.
– Нет, милая, тебе не снять с меня бремя вины. Ничто не может оправдать то, что я сделал. Я был жестоким, эгоистичным мерзавцем, который из-за своей гордости чуть не разрушил твою жизнь. И уцепился за возможность быть оправданным. Я заслуживаю самого сурового наказания. Накажи меня, Элия. Ты должна меня наказать, а потом потребовать любую компенсацию.
В ответ на это Элия разразилась слезами. Тогда он, вне себя от отчаяния, притянул ее к себе и крепко обнял.
– Не плачь, я не стою твоих драгоценных слез.
Покачав головой, Элия еще сильнее затряслась от рыданий. Он продолжил:
– Скажи мне, любимая, что я могу сделать, чтобы искупить свою вину? Умоляю тебя, требуй от меня все, что угодно.
Элия пыталась что-то сказать, но ее всякий раз душили рыдания, и она замолкала. Тогда она, закрыв глаза, прижалась к нему и постепенно рыдания утихли.
Не открывая глаз, она неожиданно прошептала:
– Ты всегда был моей любовью, моей душой, моей жизнью. Я всегда тебя боготворила.
– Ты моя жена, моя королева, властительница моей жизни. Ты для меня все.
Ее глаза распахнулись, и, к своему облегчению, Камал больше не увидел в них следов пережитой боли. В них снова появился озорной блеск, придававший им особую красоту.
– Ты правда хочешь понести наказание? Знаешь, это отдает мазохизмом. Но раз ты к этому готов… Знаешь, я всегда хотела довести тебя до беспамятства на нашем брачном ложе.
У Камала закружилась голова от переполнявших его эмоций.
– Это не наказание, а высочайшая из наград. Не делай этого, Элия. Не прощай меня так легко.
– А кто сказал, что будет легко? Любить всю жизнь – это тяжелая работа.
Заглянув в ее глаза, он прочитал в них спокойствие и прощение.
– Элия…
– Займись со мной любовью сейчас, чтобы я знала, что ты любишь меня так же сильно, как я тебя.
Подавшись вперед, он зарылся лицом в ее грудь.
– Как ты можешь продолжать меня любить, когда я заслуживаю лишь презрения и ненависти?
Запустив пальцы в волосы мужа, она приподняла его голову и посмотрела ему в глаза.
– Осмеливаешься перечить королеве Джудара?
Не веря своему счастью, Камал подхватил ее на руки и отнес на кровать, где доказывал ей свою любовь всю ночь напролет. Если он думал, что она отдала ему всю себя прежде, то теперь он знал: это произошло только сейчас.
Только сейчас, когда их сердца были полностью открыты друг для друга, они смогли стать по-настоящему единым целым и достичь новых вершин наслаждения.
Затем, когда Элия забылась сном в его объятиях, Камал осторожно высвободился, быстро оделся и направился в парадный зал. Сейчас он сделает то, что должен был сделать с самого начала.
Освободит их обоих.


Элия проснулась в новом мире. Мире абсолютной свободы. Свободы от обид, от тягостных воспоминаний. От законов притяжения и осознания собственной смертности. Она ощущала себя богиней.
А разве могло быть иначе, когда такой мужчина, как Камал, любил ее всем своим существом?
И он всегда ее любил. Чувства, которые она к нему испытывала, были безграничны, потому что даже если ее разум и молчал, сердце всегда знало, кто был его властелином.
Да, в прошлом у них все пошло наперекосяк, но она тоже была виновата в этом. Разумеется, Камал взял всю ответственность на себя. Он всегда так поступал.
Теперь, когда она знала, что произошло семь лет назад, прошлое словно исчезло. Это счастье показалось бы ей незаслуженным, если бы они оба не заплатили за него страданиями. Теперь они могли спокойно им наслаждаться. Ее беременность означала не конец, а, напротив, радостное начало.
Вчера она ничего ему не сказала. Вчера был их день. День прощания с прошлым и заложения прочной основы для счастливого будущего.
Но сегодня она обязательно скажет ему о новой жизни, которую они создали. О ребенке, который был зачат в любви.
И она сделает это прямо сейчас.
Дойдя до парадного зала, Элия попросила охранников удалиться. Она не сомневалась, что за ее признанием немедленно последует бурная близость.
Открыв дверь в переднюю, Элия шла на цыпочках до тех пор, пока не увидела Камала, сидящего за столом перед большими компьютерными мониторами, с которых на него смотрели Фарук и Шебаб.
– …а когда вы узнаете, что я сделал, вам придется признать, что я гений. Глядя мне в глаза.
И какие глаза! Вместо ярости и затаенной обиды в них теперь было столько любви и озорного веселья, что ей захотелось подойти к мужу, нарушить его сеанс связи и снова подарить ему всю себя без остатка.
Но он был слишком занят разговором с братьями и не замечал ее присутствия. Поэтому Элия решила немного подождать.
Она услышала, как Шебаб вздохнул.
– Да, брат, признаю, ты всегда умел добиваться своего. Я скажу тебе то, что ты хочешь услышать, не выслушивая то, что ты хочешь сказать. Ты действительно гений и, как я подозреваю, сумасшедший. Ты до смерти нас перепугал, вызвав так неожиданно и заставив прервать наши поездки. Я подумал, случилось нечто ужасное.
Камал рассмеялся.
– Я сейчас на такой высоте, на какую никогда еще не поднимался. Помнишь, как в день своей свадьбы с Фарой ты пожелал мне такого же счастья? Так вот, ты больше не являешься носителем звания «самый счастливый человек на свете».
Сердце Элии чуть не выпрыгнуло из груди. Камал. Любовь всей ее жизни. Отец ее будущего ребенка. Она была так счастлива, что ей хотелось кричать об этом на весь мир.
Шебаб застонал.
– А также самый невыносимый. Ну давай же, брат, говори, в чем дело.
Камал сделал полный круг в своем вращающемся кресле.
– Я только что закончил десятичасовую видеоконференцию с главами всех домов Аль Шалаанов и Аль Масудов, посвященную ситуации в регионе. Я сделал это! Войны не будет. Мой брак с Элией и рождение наследника больше не является необходимым условием для сохранения мира.
У Элии перехватило дыхание. Неужели он имел в виду… Он не мог… Вдруг он вскочил на ноги и, раскинув руки в стороны, радостно закричал:
– Я свободен!
И для нее наступил конец света.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Искупление любовью - Гейтс Оливия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Искупление любовью - Гейтс Оливия



трилогия про братьев интересна и не затянута, советую прочитать, не зря потратите время
Искупление любовью - Гейтс Оливияандреа
22.01.2012, 21.31





Не вызвало сильных эмоций 4/10
Искупление любовью - Гейтс ОливияЕ
9.02.2014, 15.00





глупый бульварный романчик для наивных дурочек
Искупление любовью - Гейтс Оливиясаида
24.02.2015, 15.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100