Читать онлайн Венера и воин, автора - Гастингс Сьюзен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Венера и воин - Гастингс Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Венера и воин - Гастингс Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Венера и воин - Гастингс Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гастингс Сьюзен

Венера и воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1
Деревня в долине

Утренний туман поднимался из округлой долины, куда падали первые золотистые лучи солнца. Укрытая светло-серыми отрогами Альп, подобными защищающим ее рукам, деревня все еще была в тени.
В долине располагалось около двадцати длинных хижин. Из отверстий в крышах поднимался дым, люди начали просыпаться. Все дома тянулись с запада на восток. Через вход в южной стороне свет проникал в сумрачное внутреннее помещение жилища. Два ряда крепких деревянных подпорок ограничивали просторные сени. Налево и направо от прохода были стойла – быки и коровы беспокойно мычали. Где-то лаяли собаки, кудахтали куры.
Многочисленные скамейки и кушетки располагались вдоль стен вокруг разложенного в центре очага. Между камнями в очаге мерцал слабенький огонек.
Высокая девушка вышла из жилой комнаты в сени и потянулась. Она подхватила вязанку хвороста, лежавшего у двери, и понесла его к очагу. Железным крюком она поворошила в очаге, осторожно положила туда хворост и подождала, пока пламя охватит ветки. Только потом она стала класть более крупные куски дерева.
Тем временем с постели поднялась вторая женщина. Она была намного старше, в ее светлых волосах уже показались седые пряди. Обе женщины взяли большие глиняные сосуды и покинули дом. Их путь проходил мимо плетеного забора, огораживающего ржаное поле, к широкому ручью, протекавшему по долине. Женщины вышли на поросший травой берег и начали свой утренний туалет. Они сняли с себя одежду и вымылись в ледяной горной воде. Их светлая кожа покраснела.
Одежда обеих женщин состояла из льняной рубашки, доходившей до щиколоток, и юбки в сборках, подпоясанной широким кожаным ремнем. Единственным украшением были округлые металлические пластинки на поясе. Затем женщины начали расчесывать друг другу полосы и заплетать их в косы. У более молодой женщины были очень длинные светлые волосы, которые старшая заплела ей в косу в руку толщиной. Узкие кожаные повязки на лбу довершали их прически. После этого они поднялись и, наполнив кувшины водой, направились со своей ношей домой. Из входа, громко мыча, высыпали быки и коровы и разбрелись по зеленому лугу возле дома. Животных погонял кнутом высокий светловолосый юноша. При этом он во весь рот зевал и тер себе глаза. Он был совсем голый.
– Ты все еще не протрезвел, несчастный пьянчуга – заругалась старшая женщина и брызнула в юношу холодной водой. Тот засмеялся и отряхнулся. Отбросив в сторону кнут, он побежал вниз к ручью и прыгнул с громким криком в ледяную воду.
– Я разбужу мужчин, – сказала молодая женщина и ушла и дом.
Она поставила кувшин с водой на камни очага и снова поворошила хворост. В свете пламени на широких деревянных скамейках были видны другие спящие, которые сейчас лениво задвигались. Сделав неосторожное движение, крепкий мужчина слетел со своей скамьи и с шумом приземлился на утоптанном полу хижины. Он громко выругался и снова забрался под свое меховое одеяло.
– Доброе утро, отец. Сегодня чудесный день, чтобы вспахать поля. Почва хорошо пахнет, и если мы принесем жертву богине земли Нертус, она отблагодарит нас в этом году богатым урожаем.
– Зигрун, позаботься о хозяйстве и пиве. О, пиво хорошее. У меня в голове шумит, как будто медведь двинул меня по ней лапой.
Зигрун рассмеялась и помогла отцу выбраться из-под одеяла.
– Знаешь, Хелфгурд хочет сегодня послать посредника. Для этого мы должны кое-что приготовить. Кислое тесто, из которого испечем хлеб, уже почти подходит. Однако вы вчера выпили так много пива, что, боюсь, его на сегодня уже не хватит.
– Мы предложим посреднику мед, а не пиво. Что подумает обо мне род Хелфгурда, если я стану угощать их пивом? В конце концов, я свободный крестьянин Зигмунд Наякс. Испеки хлеб повкуснее и зарежь ягненка. И принеси кувшины с медом.
– Только когда придут гости, отец, – возразила Зигрун, – иначе и меда на всех не хватит.
– Не перечь мне, дочь, – проворчал Зигмунд, однако улыбнулся. Он гордился своей хорошенькой и самоуверенной дочерью. Она выглядела как его жена Херта, когда та была молодой и Зигмунд к ней посватался. Тогда они еще жили на берегу Северного моря. Его взгляд помрачнел. Он вышел из двери и огляделся. Перед ним простиралась долина. Но она была недостаточно широкой, и вокруг поднимался густой темный лес, достигавший голых серых скал. Вместе со своими четырьмя батраками он в последние дни вспахал землю и подготовил ее к посеву. Прокормит ли эта земля всех людей его рода, было неясно. Они продвинулись уже очень далеко, так и не найдя земли, которая могла бы вдосталь обеспечить кимберов зерном. Зимы в горах были длинными и холодными и земля прогревалась поздно.
Херта внесла миску с молоком. Она подогрела его на очаге и добавила в него мед. Это придаст им силы для дневной работы. Зигмунд должен был сегодня снова идти пахать с батраками. Ему эта работа опротивела. Свободному человеку не пристало выполнять работу батраков. Однако после того как в последнюю зиму трое его работников умерли от голода и болезней, он должен был сам заняться трудом. Поэтому он был доволен, что Хелфгурд сватался к Зигрун. Ей будет хорошо с родом Хелфгурда. Там есть еще несколько сильных мужчин, которые могут справиться с полевыми работами.
Все присели на корточки перед очагом, глотая горячее молоко из мисок и жуя ржаной хлеб. Потом Зигмунд вместе с батраками и недовольно мычавшими быками отправился снова пахать землю. Холодный утренний воздух обвевал их обнаженные спины. Вскоре после того как они начали пахать каменистую на этом месте почву, их сильные тела покрылись потом.
Высокий светловолосый юноша, который, наконец, соизволил, как и остальные мужчины, надеть льняные штаны, сидел на краю постели и охал. На ноги он надел кожаные сапоги в виде чулка, ремешки которых аккуратно обвязал вокруг икр. Он взял железный топор из угла темного помещения.
– Я нарублю еще дров в лесу, чтобы разжечь сильный огонь в очаге, когда придет посредник. Между прочим, я знаю, кого Хелфгурд пришлет, – рыжего одноглазого Айзенхарда.
– Откуда ты это знаешь, любопытный братец Наякс? – спросила Зигрун. – И даже если одноглазый Айзенхард не очень хорошо видит, он различит на вкус ячменное пиво и мед. Может, он даже сам Один, потому что Один также стал одноглазым после того, как заглянул в колодец познания и потерял при этом глаз. А еще поговаривают, что иногда на плече у Айзенхарда сидит черный ворон. И его серая лошадь выглядит как Слейпнир, лошадь Одина. Не напрасно из его рода происходит король Бойорикс. Вероятно, из-за этого Хелфгурд и посылает Айзенхарда как посредника.
– Ба, да что ты себе воображаешь, – рассмеялся Наякс. – Он потерял свой глаз во время драки. Его чуть не забили до смерти после того, как он затеял ссору. А вороны слетаются к нему, потому что он пахнет падалью.
Зигрун в гневе обернулась и бросила в брата кусок дерева.
– Вороны выклюют твой дерзкий язык, если ты тут же не прикроешь рот. А теперь исчезни и наруби дров, бездельник. Я не хочу, чтобы Хелфгурд подумал, будто я происхожу из семьи лентяев.
Зигрун тихо вздохнула, когда ее брат исчез с топором на плече. Однако она на него не злилась. Она подумала о своих четырех братьях, которые во время их продвижения на юг погибли в боевых схватках.
Херта никогда так и не оправилась от этой потери, ведь дома были нужны сильные мужчины. Но в каком доме? Вряд ли в этой сбитой на скорую руку хижине, которую они соорудили перед надвигавшейся зимой, когда дальнейшее продвижение на юг закрыли им снежные бури. Забота о ежедневном пропитании прорезала глубокие морщины на ее лице. Мало что осталось от их прежде гордого рода с тех пор, как они покинули свою старую родину на берегу моря. Она обернулась и окинула печальным взглядом деревянную повозку. Херта безошибочно чувствовала, что и здесь они также долго не задержатся. Жертва, которую они принесут богине Нертус, вряд ли окупится. Но люди племени попытаются. Кровь зарезанного ягненка, молоко лучшей коровы, хлеб из лучшего зерна и орехи настроят Нертус на примирение. Люди обойдут пашню три раза против солнца, а затем принесут свою жертву. Нертус должна ее принять. С угрюмым видом Херта месила тесто, которое поставила накануне.
Когда она увидела смеющееся лицо дочери, досада ее прошла. Она вытерла руки, измазанные в муке, о юбку и потянула дочь к своей постели. Покопавшись под соломенным матрасом, она достала кинжал тонкой работы с рукоятью из рога оленя. Глаза Зигрун расширились.
– Это мой дар Хелфгурду? – спросила она удивленно.
Херта кивнула.
– Я получила кинжал в дар. Он достоин того, чтобы освятить им начало супружеской жизни. Конечно, если Хелфгурд, со своей стороны, принесет достойный подарок. Это не только быки и объезженная лошадь, это также щит, меч и копье.
– Я знаю, – подтвердила Зигрун. – Ты сомневаешься, что он принесет щедрые подарки.
– Нет, – засмеялась Херта. – А теперь поторопись с работой. Когда солнце сядет, придет посредник. До этого у нас еще полным-полно дел.


Весь в поту, недовольно ворча, к обеду с поля вернулся Зигмунд. Он считал ниже своего достоинства гонять быков и обрабатывать землю вместе со своими батраками. В кого только превратился теперь гордый и воинственный кимбер? В жалкого полевого раба! Он наполнил глиняную кружку ячменным пивом и выпил его одним глотком, затем рукой вытер губы и отправился к ручью помыться. Он знал, что на нем лежит задача принять посредника от Хелфгурда. Для этого он должен быть чистым, отдохнувшим и одетым в хорошую одежду. У ручья он наблюдал за своей дочерью. Она кормила свиней в хлеву рядом с домом. Он снова нахмурил брови. Не дело это для дочери свободного воина – кормить свиней. Однако последняя служанка умерла зимой, как и батраки, от голода и болезней.
– Я желаю тебе лучшей жизни, Зигрун, – тихо промолвил Зигмунд и начал старательно мыться.


Одноглазый Айзенхард приехал на роскошно украшенном коне мышиной масти и с легким презрением посмотрел на жалкое строение. Были ли эти люди действительно достойны связи с его родом, из которого происходит король Бойорикс?
Зигмунд вышел ему навстречу и приветствовал его в своем доме. Как и на Айзенхарде, на Зигмунде были надеты узко прилегавшая шерстяная нижняя рубаха с длинными рукавами, штаны до колен и нарядная цветная накидка из ткани, скрепленная застежкой на правом плече.
Айзенхард положил перед домом свое оружие. Зигмунд втайне восхитился ценным кожаным щитом с магическими знаками. Не был ли прибывший самим Одином? В любом случае Зигмунд будет с ним очень любезен.
В жилом помещении Айзенхард сел на скамейку, в то время как хозяин устроился на деревянном стуле. Стол ломился от мисок и тарелок, на которых были разложены мясо ягненка, ржаной хлеб, овсяная каша, сыр, сушеные фрукты и орехи. Кувшины полнились фруктовым вином и медом. Херта удалилась в угол помещения и ждала приказаний мужа, если гость еще захочет есть или пить.
Она знала, что переговоры затянутся до ночи. Потом к ним присоединятся еще их сын и батраки и Айзенхард будет так пьян, что даже не сможет сам взобраться на лошадь. Лошадь уже стояла в стойле и степенно жевала душистое сено.
Зигрун наполняла на пивоварне новые кувшины ячменным пивом.
– Тсс, Зигрун…
Зигрун удивленно обернулась. Позади изгороди, сплетенной из хвороста, она различила голубую накидку Хелфгурда.
– Хелфгурд, что ты здесь делаешь? Айзенхард в доме и ведет переговоры с отцом.
Зигрун осторожно отставила кувшин с пивом и подбоченилась.
– Тсс! Не говори так громко. Конечно, я знаю, что Айзенхард ведет переговоры. Твоего отца трудно уговорить.
Зигрун рассмеялась:
– Я это знаю. Мне только девятнадцать. Если ты не хочешь подождать еще год, то должен будешь поднести особенно красивый подарок невесте.
– Я это, безусловно, сделаю. Положись на меня. Я тоскую по тебе, Зигрун, я должен тебя видеть.
Хелфгурд откинул свою нарядную накидку. Стало видно его мускулистое тело, и Зигрун улыбнулась.
– Подожди, – шепнула она. – Я только отнесу кувшины в дом, а потом мы встретимся в саду, за домом. Однако постарайся, чтобы тебя не заметили батраки.
Зигрун схватила тяжелые кувшины и без видимого усилия понесла их в дом. Она робко стояла в дверях, пока отец не кивнул ей.
– Разве она не чудесная девушка? – спросил он Айзенхарда и любовно положил свою руку на поясницу Зигрун. – Она родит вам много здоровых детей, потому что у нее широкие бедра и сильные плечи.
Айзенхард кивнул. Его здоровый глаз блеснул в сумрачном помещении. Он и без света знал, какая красивая Зигрун. Он знал, что сватовство лишь формальность, и он ее в точности соблюдает. А пивом, которое варила Зигрун, действительно пренебрегать не стоило.
Смеясь, Зигрун снова выскользнула из дома и побежала в сад, за которым они ухаживали вместе с матерью и посадили там горох, бобы и репу. Хелфгурд прятался за дикой грушей и притянул к себе Зигрун.
Она ради смеха стала обороняться и вырвалась от него.
– Хелфгурд, почему ты нарушаешь священные обычаи? Разве ты не можешь потерпеть?
Хелфгурд расхохотался во все горло.
– Нет, этого я не могу. Почему мне нельзя обнять мою будущую жену?
Он снова схватил ее, его губы искали ее рот. Однако она отвернула лицо. Поэтому он удовлетворился ее гибкой шеей, покрыв ее нежными поцелуями. Жар пронизал ее, сердце ее бешено забилось.
– Потому, что твоя жена должна вступить в брак девственницей, – выдохнула она.
– Я знаю, – прошептал он, не прекращая ласк. – Я хочу тебя только поцеловать, твои губы, твою шею, твою чудесную грудь…
Его руки скользили под ее тонкой рубашкой. Он подавил стон.
– Какое жестокое испытание – так долго ждать.
У Зигрун прервалось дыхание, когда она ощутила его руки на своей груди. Девушка качнулась.
– Милый, то, что мы делаем, нам нельзя.
Она обняла его широкие плечи.
– Кто осмелится судить там, где правит любовь? А я люблю тебя.
– Я не сомневаюсь, именно поэтому мы должны уважать обычаи.
Ее ладони нежно провели по его рыжим волосам, спадавшим на плечи. Солнце отбрасывало на них свои красные блики.
– Покажи мне свою любовь, Зигрун, хотя бы совсем немного, – попросил Хелфгурд.
Она ответила на его поцелуй и ощутила тепло его губ, они были подобны жару летнего солнца. Его руки обняли ее покорное тело, и она почувствовала, как все ее хорошие намерения угрожают отлететь от нее в потоке этой страсти. Он прижался к ней всем телом, волнение охватило его, и голова пошла кругом. Он был как в тумане.
– Нет, ты должен потерпеть. Очень скоро я стану твоей женой. Однако сначала ты должен меня поймать.
Смеясь, Зигрун вырвалась у него из рук, выбежала из сада и помчалась по зеленому лугу.
– Как только женщина может быть такой жестокой, – выругался он, задыхаясь, и побежал за ней, а Зигрун, оборачиваясь, смотрела, чтобы ее отрыв не был слишком большим.
– Напрягись, Хелфгурд, и поймай свою невесту. Она – олениха, легко прыгающая по лугу, а глупый охотник не должен ошибиться.
Она высокомерно засмеялась и скрылась между стволами деревьев в лесу.
– Я – хороший охотник, – закричал Хелфгурд и побежал за ней.
– В этом я не сомневаюсь, – поддразнила его Зигрун, – однако для меня нет ничего дороже свободы.
– Я знаю это. И то, что ты очень гордая. Но я знаю также, что ты меня любишь, и поэтому ты добровольно позволишь мне поймать себя.
– В это веришь только ты, дикий охотник. Старайся догнать свою олениху.
Смеясь, она убегала все дальше в лес, чтобы спрятаться от Хелфгурда. Косые солнечные лучи проникали сквозь темные ветки, окрашивая все в желтовато-зеленый цвет. От земли поднимались белые облачка тумана. Зигрун присела на корточки между широкими листьями папоротника.
Пахло влажной землей и смолой. Она крикнула, подражая сове, чтобы приманить Хелфгурда. Потом подождала.
Позади нее что-то зашелестело. Смеясь, Зигрун повернулась и окаменела. Она увидела сильные ноги в черных волосах, обутые в ременные сандалии. Медленно ее глаза поднялись к короткому кожаному фартуку и сверкающему панцирю на груди. Из-под шлема на нее глядели холодные черные глаза. Римский солдат!
– Один, помоги! – закричала Зигрун.
В то же мгновение она вскочила на ноги и побежала. Теперь только сильные ноги могли помочь ей спасти жизнь. Она зигзагами металась между деревьями, сбивала ветки и рвалась вперед к свету, к окраине леса, к спасительной долине. Сильные батраки разобьют череп этим проклятым римлянам. Где же только Хелфгурд?


– А она умеет бегать! – ухмыльнулся солдат. – На коней! Мы добудем эту дикую кошку.
Римляне взлетели на лошадей и поскакали за убегавшей Зигрун. Они гоготали. Погоня забавляла солдат, как при охоте на зайца.
– Окружайте ее! – крикнул предводитель, когда Зигрун выбежала из леса на зеленый луг. Громко крича, они гоняли отчаявшуюся девушку то туда, то сюда, чтобы утомить ее. Однако у Зигрун была сила, много сил. Сильным движением она столкнула одного из солдат с его лошади. Чертыхаясь, он покатился по траве и снова вскочил на ноги. Зигрун попыталась вскочить на лошадь, вцепившись ей в гриву. Ей это почти удалось, но другой солдат ударил ее по голове рукояткой короткого меча. С глухим стоном Зигрун рухнула на землю.
– Она мертва? – спросил кто-то из солдат.
– Нет, нет, было бы жаль, посмотрите только на ее волосы, желтые, как солнечные лучи. Представьте себе, что она принесет на рынке.
Выбитый из седла римский солдат снова вскочил на лошадь. Он задумчиво посмотрел вниз на Зигрун. Юбка девушки разорвалась, и были видны ее длинные белые ноги.
– Она большая и сильная, и еще эти красивые ноги. Было бы удовольствием сейчас с ней позабавиться. Вы бы только подержали ей ноги. – Он засмеялся.
– Не болтай глупостей. Центурион сказал, что мы должны приводить к нему красивых девственниц. Только они имеют высокую цену. Если ты возьмешь ее, то у нее больше не будет никакой ценности.
– Тогда берем ее с собой, и центурион решит, что с ней делать. Положи ее к себе на лошадь, мне она больше не интересна. – С деланным равнодушием он отвернулся.
Два солдата подхватили Зигрун и перебросили ее через лошадь. Один из них сел позади нее. Пока они в полном спокойствии покидали долину, он посмотрел на болтавшееся перед ним тело. Он приподнял повыше подол ее шерстяной нижней одежды.
– Эй, только посмотрите, какая у нее задница, белая и круглая, как луна. Мы должны просто отвезти ее в наш лагерь.
– Я не собираюсь ссориться с центурионом из-за этой варварки, – сказал предводитель. – Даже если у нее волосы как солнце, а задница как луна. На вознаграждение, которое мы получим за эту пленницу, мы сможем позволить себе не одну девушку.
Одобрительно ворча, остальные поехали за ним.


У Хелфгурда было чувство, будто он лежит в теплой каше. Он попытался двинуться. Но ужасная боль вынудила его снова затихнуть. Осторожно он поднял руку и ощупал свое плечо. Он почувствовал что-то теплое, клейкое – кровь.
И сразу все вспомнил.
Он видел, как Зигрун, смеясь, исчезла между деревьями, слышал ее звонкий голосок, когда она звала его. Он последовал за ней, предполагая, что она прячется в чаще, там, где деревья становились более редкими и рос высокий папоротник. Его хорошенькая олениха совершенно точно сидит на корточках под зеленым навесом. Вот крик совы, это была Зигрун, только почему позади него захрапел конь? Когда он обернулся, он увидел, как взметнулся широкий короткий меч. Как будто молния Циу настигла его плечо. Падая, он вцепился в ствол дерева. От второго удара он потерял сознание.
Зигрун! Где Зигрун? Эта мысль молотом застучала у него в голове. С трудом Хелфгурд попытался подняться. Он огляделся вокруг. Уже стемнело.
– Зигрун!
Голос звучал хрипло. Он прислушался. Только ветер шелестел в высоких вершинах елей. Со стоном он поднялся. Ужасная рана в плече болела и сильно кровоточила.
– Зигрун!
Молчание леса выдало ему, что он один. Шатаясь, Хелфгурд вышел из леса и побежал вниз, в долину, при этом несколько раз спотыкался и падал. Из последних сил он дотащился до дома.
В жилом помещении Зигмунд, Айзенхард, Наякс и батраки праздновали успешное заключение брачного договора. Они уже крепко приложились и к меду, и к пиву. Было шумно и весело.
Истекавшего кровью Хелфгурда первой заметила Херта. Из материнской груди вырвался пронзительный вопль. Теперь пьяные обратили на вошедшего внимание. Айзенхард вскочил и подхватил Хелфгурда своими сильными руками.
– Что случилось? – спросил он, растерявшись.
– Зигрун, – заикаясь, произнес Хелфгурд. – Зигрун!
– Что с Зигрун?
– Ее похитили! Римляне! – с трудом проговорил Хелфгурд и потерял сознание.
Зигмунд вскочил на ноги, Наякс тоже. Батраки схватили оружие. Они ринулись через дверь в темноту.
Долина лежала в мирном молчании. Наякс взмахнул своим копьем в воздухе.
– Месть! – закричал Зигмунд. – Месть римлянам!
Но тут же рухнул на землю и остался лежать на ней, горько, безутешно рыдая.


Сначала Зигрун почувствовала какой-то странный запах. Она попыталась открыть глаза. В голове у нее шумело, и глазам стало больно, едва она увидела свет. Был яркий день. Она услышала вокруг себя смех и шум голосов, ржание лошадей. Звенел металл, сверкало оружие. Испугавшись, она хотела резко встать и тут же снова упала. Ноги ее были в цепях, а цепи приковали к стене.
Теперь она узнала римских солдат, которые деловито сновали туда и сюда. Одни тренировались на открытой площадке, повторяя приемы владения мечом, другие чистили лошадей, стоявших за изгородью. На лугу были раскинуты просторные палатки. До Зигрун постепенно начало доходить, что она попала в плен и находится в солдатском лагере римлян.
Никто не заботился о ней. Только сейчас она заметила, что к этой стене прикованы и другие пленники: мужчины, молодые женщины и дети. Девушка глубоко вздохнула. Теперь она знала, откуда шел странный запах, который она почувствовала вначале. Неподалеку была расположена полковая кухня. В огромном котле варили мясо.
В животе у Зигрун заурчало.
Несчастной стало дурно. Она пленница, находится в лагере врагов, ей не надо больше есть, она убьет себя. Немедленно, такой позор свободная германка не переживет. Свобода для нее дороже всего. Если ее отнимут, то исходом может быть только смерть. Это единственный путь избежать позора. Единственный путь.
Зигрун села. Голова у нее все еще болела, но она заставила себя не думать о боли. Бедой было то, что она не могла не думать о позоре, навлеченном на нее римлянами: они отняли у нее свободу.
Зигрун огляделась. Как она может покончить со своей жизнью, чем? Ноги у нее в железе, руки тоже, на шее железный ошейник. Тяжелые цепи тянули ее к земле.
Она едва могла двигаться. Девушка лежала на грязной соломе, которую насыпали у стены. Никакого оружия, никакого ножа, никакого прута – ничего, что она могла бы использовать, чтобы покончить со своей жизнью.
К ней наклонился римский солдат. Он протянул ей миску с супом. Соблазнительный запах достиг ноздрей Зигрун, и тотчас пустой желудок заявил о себе. Девушка посмотрела в лицо солдату, он улыбался. Этот мужчина улыбался, потому что она была пленницей. Сильным движением своих скованных рук она выбила у римлянина миску из ладоней. Горячий суп брызнул на его голые колени. Выражение лица у него мгновенно изменилось.
– Ты, мерзкая дрянь! – выругался он и сильно ударил Зигрун ладонью по лицу. Голова ее стукнулась о каменную стену, и девушка потеряла сознание. Когда она открыла глаза, солдата уже не было.
Сомнений нет, римляне будут ее унижать и мучить, когда вернутся. Она должна избежать этого. Но как? Ее взгляд упал на разорванную одежду, внезапно она улыбнулась. Один указал ей путь.
С большим усилием она разорвала свою юбку и рубашку, которая и так уже была порвана на узкие полосы, связала их вместе, чтобы получилась крепкая веревка. Веревку она обмотала вокруг шеи, запихнув ее под ошейник, скрестила оба конца и сильно потянула.
– Норны, прядущие судьбу, зачем вы сделали это со мной? – тихо спросила Зигрун, пока снова приподнималась. – Ты, гневный бог, почему ты отказал мне в своей помощи? Нет, это ваша воля, что я меняю жизнь на свободу. Пусть так и будет, вы, мудрые женщины, я пойду в Валгаллу.
type="note" l:href="#n_2">[2]
С этими словами Зигрун еще крепче затянула концы веревки и сделала сильный рывок. Она почувствовала ужасное давление в голове, легкие, казалось, разорвались и режущая боль в шее почти лишила ее сознания. Девушка потянула еще сильнее, как вдруг ее схватили за руки.
На нее накинулся римский офицер и схватил за локти. Он что-то крикнул, и другие солдаты поспешили к нему на помощь. Зигрун почувствовала сильные удары по лицу, которые снова привели ее в сознание. Она растерянно открыла глаза.
– Вы видели? Она хотела от нас ускользнуть. За этими варварами нужен глаз да глаз. Они охотнее выбирают смерть. Вы знаете, сколько эта голубка принесет на рынке? Только посмотрите на светлые волосы и на длинные белые ноги.
Центурион снова выпрямился.
– Часового сюда!.. Смотри за ней, чтобы она снова ничего не сделала с собой, и сорви у нее с тела эти тряпки, чтобы она не начала все сначала.
Он отвернулся и оставил отчаявшуюся Зигрун вместе с ее охранником. Тот недоверчиво присел на корточки перед ней, однако не очень близко. Никогда не знаешь, что придет в голову этим дикарям.


Свет луны падал на озеро. Лежавшие вокруг горы отражались в кристально чистой воде. Там, где берег образовывал небольшой выступ, над блестящей поверхностью воды согнулось дерево. Под ним сидели на корточках множество мужчин, рядом с ними лежали копья, щиты и мечи. Тлеющий огонь отбрасывал призрачный свет на собравшихся. Это был тинг кимберов.
Поднялся один из могучих воинов и посмотрел на собратьев.
– Мы ушли с нашей старой родины, потому что нам недоставало земли для нас и наших детей, не хватало плодородной почвы, не было просторных пастбищ для наших стад. Прорицательницы бросили жребий, они вслушивались в ржание священных скакунов, толковали журчание ручьев. Мы принесли жертвы богам. Боги были с нами, они вели нас. Теперь мы сидим здесь, между этими голыми скалами, пашем землю и ждем урожая, который Нертус не приносит нам. Потому что мы еще не добрались до цели нашего путешествия. Это не та теплая и солнечная южная страна, которую видели мудрые женщины. Не будем бездеятельными, не будем влачить жалкое существование и голодать. Отправимся дальше и найдем желанную страну.
Говоривший сел, и раздался многоголосый крик. Мужчины стучали рукоятками копий о щиты, громкий стук донесся до неба и почтил Донора.
Поднялся второй воин.
– Есть сведения, что на юге живут римляне, и есть сведения, что их пути простираются и сюда. Если отправимся дальше на юг, мы непременно столкнемся с ними, но мы голодны и слабы, для этой борьбы нам нужны силы. Многие воины уже пали в боях по дороге. Давайте, по меньшей мере, соберем урожай, чтобы иметь достаточно провианта для дальнейшего похода.
Неодобрительный ропот, сопровождавший его речь, перерос в возмущенный протест.
– Ты трус, ты не хочешь драться?
– Спрячься за печку и соси, как младенец, коровье молоко.
– Только послушайте, этот медлительный человек хочет уговорить нас подождать.
– Мы сидим в этих негостеприимных горах, в то время как юг ждет нас.
Поднялся молодой человек. Это был Хелфгурд. Одним движением руки он отбросил накидку, окутывавшую его тело. На нем были только льняные штаны, верхняя часть его тела была обнажена. Он указал на едва зажившие ужасные раны на своем плече.
– Это сделали римляне, – крикнул он.
Рокот голосов ответил ему.
– Они украли мою невесту. Они и дальше будут воровать наших девушек, а наших мужчин уводить в рабство. Мы должны бороться против них, мы должны защитить наши роды. Бойорикс, ты происходишь из моего племени, ты прежде вел нас. Веди нас сейчас, и мы отомстим, наша месть римлянам будет огромной. Снова раздались крики, и воины застучали о свои щиты. Тут поднялся Бойорикс, избранный князь и предводитель, мужественный сорвиголова и храбрый боец. Он был еще молод, всего на несколько лет старше Хелфгурда. Повелительным жестом он призвал к тишине.
– Римляне считают себя непобедимыми. Они дерзко сказали мне это прямо в лицо. Однако против кимберов у них нет шансов. У этих маленьких черных петухов с перьями на голове.
Все засмеялись.
– Мы отомстим! Этого требует наша честь. Отомстим за каждого уведенного в плен, отомстим за каждое похищенное животное, отомстим за каждое сожженное поселение.
– Месть! Месть! Месть! – раздался рев тысячи глоток.
– Поэтому мы снимаемся с места и идем на юг. Однако нами движет не только месть. Там, на юге, есть земля для всех, там наш народ будет сытым. Поэтому мы отправляемся на юг.
Раздался оглушительный шум.
– Мы снова нагрузим повозки, посадим на них наших жен и детей, впряжем в них быков и отправимся дальше. Вперед, храбрые воины кимберов, боги с нами!
Мужчины закричали, ударяя рукоятями копий о щиты, а затем вскочили на ноги.
– Бойорикс! Бойорикс! Бойорикс!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Венера и воин - Гастингс Сьюзен



Читать только тем кому нравиться древний мир и достаточно крепкие нервы. лично мне понравилось несмотря на некоторые несоответствия.
Венера и воин - Гастингс Сьюзенвилка
27.02.2013, 9.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100