Читать онлайн Замки, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замки - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 151)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замки - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замки - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Замки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Ей просто некогда было по нему скучать. Колин вернулся только к вечеру. Алесандра была благодарна ему за отсутствие в доме, поскольку не хотела, чтобы он вмешивался в ее дела.
Целый день Алесандра принимала визиты. Принцесса немного устала, принимая старых друзей своего отца. Они заходили один за другим, чтобы выразить почтение и предложить свои услуги знатной гостье. Большинство визитеров оказались титулованными членами высшего общества, но среди посетителей были также и представители богемы, и даже простые смертные. Отец Алесандры был чрезвычайно общительным человеком. Он был прекрасным знатоком людских характеров – черта, которую Алесандра унаследовала от него, и принцессе пришлись по душе все друзья отца.
Мэтью Эндрю Дрейсон был ее последним гостем. Пожилой господин с круглым животиком стал доверенным лицом ее отца в Англии и до сих пор управлял некоторой частью наследства Алесандры. Дрейсон более двадцати лет был тайным владельцем цепных бумаг лдондонской фирмы Ллойда. Он приобрел отличную репутацию брокера. Он не только был безукоризненно честен, но обладал недюжинным умом. Отец Алесандры дал указания своей жене, а та, в свою очередь, дочери: в случае смерти главы семьи обращаться за советом по финансовым делам именно к этому человеку.
Алесандра пригласила его отобедать. Обед подавали Фланнеган и Вейлина. Однако работу в основном пришлось выполнять горничной, поскольку Фланнеган был больше занят тем, что прислушивался к обсуждению денежных вопросов. Он удивлялся тому, как женщина могла иметь такие обширные познания о рынке ценных бумаг, и мысленно отметил необходимость передать услышанное своему хозяину.
Дрейсон весьма продолжительное время уделил различным рекомендациям.
Алесандра добавила к этому несколько дельных замечаний. Брокер пользовался только ее инициалами, когда представлял подписчикам свои регистрационные карточки у Ллойда, потому что делать инвестиции в какое-то предприятие для женщины считалось просто невероятным. Даже Дрейсон огорчился бы, узнав, что предложения Алесандры исходили на самом деле от нее самой, но она понимала предубеждение мужчин против женского ума. Алесандра успешно преодолела это препятствие, выдумав старого друга семьи, которого назвала дядюшка Альберт.
Алесандра поведала Дрейсону, что Альберт ей вовсе не родственник, но она относится к нему с такой симпатией, что давным-давно привыкла считать его членом своей семьи. Чтобы избежать попыток Дрейсона навести справки об этом человеке, Алесандра мимоходом добавила, что Альберт был близким другом ее отца.
Любопытство Дрейсона было удовлетворено ее объяснениями. Он не имел ничего против того, чтобы следовать указаниям мужчины в финансовых вопросах, хотя неоднократно отмечал странность того, что дядюшка Альберт позволяет Алесандре как доверенному лицу подписываться своими инициалами.
Он хотел встретиться с ее наставником и почтенным родственником, но Алесандра и тут выкрутилась, объяснив, что Альберт совсем превратился в затворника и не переносит общества незнакомых людей.
«С тех пор как дядюшка переехал в Англию, он считает гостей большой помехой для своих тихих обыденных занятий», – солгала она не моргнув глазом.
Дрейсон получал немалые комиссионные от каждого договора, заключаемого со страховой компанией, а так как советы дядюшки Альберта оказывались на высшем уровне, не считал нужным обсуждать это с принцессой.
Если Альберт не желает встречаться с брокером, пусть делает как знает. Не терять же клиента в самом деле. Дрейсон решил, что Альберт не лишен чудачества.
После обеда они вернулись в гостиную, куда Фланнеган подал для Дрейсона бокал кларета. Алесандра расположилась на диване напротив гостя и выслушала несколько забавных историй о подписчиках, толпящихся на Королевской фондовой бирже. Ей хотелось бы самой попасть на биржу и увидеть все своими глазами. Дрейсон поведал ей об оригинальной традиции, возникшей еще в тысяча семьсот десятом году, – «глашатай в зале». Он объяснил, что официант по имени Сидней обычно выходил на возвышение, что-то вроде кафедры, и читал вслух газеты громким, четким голосом, в то время как деловые люди сидели за столиками и потягивали бренди.
Алесандра должна была довольствоваться тем, что представляла эти события в своем воображении, поскольку женщин не допускали на биржу.
Колин вернулся домой, когда беседа Дрейсона и Алесандры подходила к концу.
Хозяин дома бросил свой плащ дворецкому, потом прошел в гостиную. Заметив гостя, он остановился.
И Дрейсон, и Алесандра встали. Алесандра представила агента хозяину дома. Колин уже был наслышан о Дрейсоне.
Агент Алесандры произвел на него благоприятное впечатление, поскольку имя Дрейсона было прекрасно известно в корабельном бизнесе. Многие считали брокера финансовым гением. Колин восхищался этим человеком. В жестоком бизнесе рынка Дрейсон оставался одним из немногих, кто ставил дела своих клиентов выше собственной прибыли. Он по праву пользовался всеобщим уважением, и Колин считал, что это вполне справедливо.
– Я не помешал важной встрече? – спросил он.
– Мы уже покончили с делами, – ответил Дрейсон. – Весьма рад познакомиться с вами, сэр, – продолжал брокер. – Я следил за успехами вашей компании и должен выразить вам свое восхищение, сэр. Пройти путь от владений тремя кораблями до двадцати с лишним за пять лет – это под силу далеко не каждой компании.
Колин кивнул.
– Мы с моим компаньоном стараемся выдерживать конкуренцию, – сказал он.
– Вам никогда не приходила мысль представить акции своей компании на аукцион, сэр? Прежде всего, я сам бы был заинтересован в инвестициях в такое прибыльное предприятие.
Колин ощущал пульсирующую боль в ноге, которая отвлекала его от разговора. Он переменил позу, поморщившись, и покачал головой. Ему хотелось сесть, вытянуть раненую ногу и как следует выпить. Он не собирался жалеть себя, но нога не давала покоя, заставляя его искать удобное положение. Наконец он оперся о подлокотник дивана, усилием воли принудив себя сосредоточиться на разговоре с агентом.
– К сожалению, нет, – объявил он. – Акции корабельной компании «Эмеральд» распределены между мною и Натаном поровну. Мы не заинтересованы в том, чтобы ими владели посторонние лица.
– Если у вас когда-нибудь появится желание…
– Никогда. Дрейсон кивнул.
– Принцесса Алесандра объяснила, что вам доверена забота о ее делах на время болезни настоящего опекуна и его семьи.
– Верно.
– Вам выпала такая честь! – воскликнул.
Помолчав, он улыбнулся Алесандре. – Не оставляйте своих забот о ней, сэр. Эта девушка – редкое сокровище.
Алесандра была смущена похвалой Дрейсона. Но тут брокер вежливо поинтересовался у Колина о здоровье его отца.
– Я только что виделся с ним, – ответил Колин. – Он действительно был серьезно болен, но теперь болезнь отступила.
Алесандра не могла скрыть своего удивления. Она хотела обратиться к Колину с вопросом о встрече отца и сына, но что-то удержало ее.
Алесандра уже была готова выпалить, что Колин, очевидно, не поверил ей и в самом деле пытался поймать своего отца на лжи. Она нашла такое поведение недостойным. Однако личные дела никогда не должны обсуждаться в присутствии партнеров по бизнесу. Алесандра чуть было не нарушила прописную истину, которой следует придерживаться, даже если глубоко задето твое самолюбие.
Едва заметная ухмылка в глазах Колина говорила о том, что он прекрасно понял состояние Алесандры.
Она приняла невозмутимый вид, и ее взгляд обратился в лед.
– Разве вы не старались держаться подальше от своего отца или матери? – спросила она. – Я считаю. что существует опасность заражения, – объяснила она Дрейсону.
– Опасность? – Колин с трудом сдерживал смех. Алесандра не обратила на него никакого внимания. Она не сводила глаз с агента.
– Старший брат Колина навестил отца всего на часок несколько дней назад, а теперь он и его любимая жена лежат в жару. Я бы его предупредила, разумеется, но в это время совершала прогулку верхом, а когда вернулась, Кейн уже уехал.
Дрейсон выразил свое сочувствие из-за постигшего семейство несчастья.
Алесандра и Колин вышли проводить агента.
– Я вернусь через три дня, если вы не возражаете, принцесса, с бумагами, готовыми для вашей подписи.
Через минуту брокер ушел.
Колин закрыл за ним дверь. Он оглянулся и встретил пристальный взгляд Алесандры. Она стояла подбоченившись. Выражение ее глаз не предвещало ничего хорошего.
– Вы должны принести мне извинения, – объявила она.
– Непременно.
– Как вы могли так поступить!
В гневе ее слышалась угроза. Колин улыбнулся.
– Да, мог, – повторил он. – Я не поверил вам, когда вы сказали, что мой брат и отец настолько больны, что не могут заботиться о вас.
– Вам необходимо было удостовериться в этом, не так ли?
Колин не обратил ни малейшего внимания на ее гневный тон.
– Сознаюсь, подумывал, что все подстроено, – сказал он ей. – Я действительно считал, что смогу привезти отца с собой.
– С какой целью?
Колин решил быть честным до конца.
– Чтобы сбыть вас с рук, Алесандра. Она старалась не выдать своей обиды.
– Простите, что, оставаясь тут, я причинила вам столько беспокойства.
Колин вздохнул.
– Вам не следует принимать это так близко к сердцу. Просто сейчас у меня дел по горло и совсем нет времени, чтобы брать на себя еще одну обузу.
Алесандра хотела было сказать, что вовсе не принимает сказанное так близко к сердцу, но Колин обратился к своему дворецкому;
– Фланнеган, принеси мне чего-нибудь выпить. И покрепче. Сегодня чертовски холодно ездить верхом.
– Так вам и надо, – не сдержалась Алесандра. – Когда-нибудь ваша подозрительность доведет вас до беды.
Колин наклонился ниже, и его глаза оказались в нескольких дюймах от ее глаз.
– Моя подозрительность сохраняет мне жизнь, принцесса.
Алесандра не поняла, что Колин хотел этим сказать. Ей стало не по себе от этого хмурого взгляда, поэтому она решила оставить молодого человека в покое. Она повернулась и стала подниматься по лестнице.
Колин последовал за ней. Он услышал, как Алесандра что-то тихонько пробормотала про себя, но не мог расслышать что. Во всяком случае, он был слишком рассеян, чтобы обращать внимание на ее замечания. Колин был занят тем, что изо всех сил пытался не смотреть на мягкое покачивание ее бедер и не признаваться, какой восхитительной он находит всю ее грациозную точеную фигурку.
Алесандра услышала громкий вздох позади и поняла, что Колин поднимается по лестнице следом за ней. Она спросила, не оглядываясь:
– Вы нанесли визит и Кейну или поверили своему отцу на слово, что брат ваш тоже нездоров?
– Я заглянул и к нему.
Алесандра повернулась, чтобы бросить на Колина сердитый взгляд, и чуть было не наскочила на него. Поскольку она стояла на одну ступеньку выше, теперь они смотрели друг другу прямо в глаза.
Она заметила, каким загорелым было его лицо, какой упрямый у него рот, как блестели его глаза зелеными искорками, когда он улыбался своей обезоруживающей улыбкой.
Колин заметил очаровательные веснушки на ее переносице.
Алесандра мысленно отругала себя за собственную слабость.
– Вы весь в пыли, Колин, и от вас разит, как от вашего коня. Вам нужно принять ванну.
Такое пренебрежение задело его.
– А вам нужно перестать пялиться на меня, – парировал он с точно такой же интонацией, как и у нес. – Подопечной не следует обращаться со своим опекуном с таким непочтением.
Алесандра не нашлась, что ответить на этот выпад.
Колин действительно на некоторое время оказался ее опекуном, и, вероятно, ей нужно было относиться к нему с большим уважением. Однако ей не хотелось соглашаться с ним, и все из-за того, что он так явно выражал недовольство ее присутствием в своем доме.
– Надеюсь, ваш брат чувствует себя лучше.
– Он в полубессознательном состоянии, – сообщил Колин ей почти весело.
– Вы не любите Кейна? Он рассмеялся:
– Как можно не любить собственного брата!
– Тогда почему вы так радостно сообщили, что он уже одной ногой стоит в могиле?
– Потому что он и в самом деле болен, а вовсе не в сговоре с моим отцом.
Алесандра покачала головой и двинулась дальше.
– А жене его лучше? – спросила она через плечо.
– Она уже не такого зеленого цвета, как Кейн, – ответил Колин. – Хорошо еще, что их маленькая дочка не заразилась. Она со Стерном осталась за городом.
– А кто такой Стерн?
– Их дворецкий, который теперь превратился в няньку, – объяснил Колин. – Кейн и Джейд останутся в Лондоне, пока не поправятся. Матушка моя чувствует себя лучше, но мои сестрички до сих пор не могут ничего съесть, без того чтобы их не стошнило. Разве не странно, Алесандра, что вы тоже не заболели?
Она потупилась. Алесандра понимала, что это она виновата во всем, но не хотела сознаваться в этом.
– Видите ли, теперь я припоминаю, что была немного больна по дороге в Англию, – невозмутимо заметила она.
Колин засмеялся:
– Кейн обозвал вас чумой!
Алесандра опять повернулась и посмотрела на него:
– Я ненамеренно заразила их. Он на самом деле меня во всем обвиняет?
– Несомненно. – Колин нарочно сказал не правду, чтобы досадить ей. Алесандра явно расстроилась.
– Я надеялась переехать к вашему брату и его жене завтра.
– Ничего не выйдет.
– Теперь вы думаете, что не скоро отделаетесь от меня, не так ли?
Алесандра подождала отрицательного ответа. Джентльмен в конце концов должен сказать что-то галантное, даже если это ложь, просто из вежливости.
– Алесандра, мне от вас никуда не деться.
За такую прямоту она одарила его пристальным взглядом.
– Вы могли бы просто смириться с обстоятельствами и найти несколько вежливых слов.
Она поспешила по коридору и вошла в кабинет Колина. Он облокотился о дверной косяк и наблюдал, как Алесандра собирала свои бумаги со стола напротив камина.
– Неужели вы и в самом деле расстроились из-за того, что я не поверил в болезнь моих родных?
Она ответила ему вопросом на вопрос.
– А ваш отец говорил с вамп о моих делах? Смятение и ее глазах удивило его.
– Он не мог говорить со мной долго. – Алесандра заметно приободрилась. – Но вы ведь сами хотели рассказать мне об этих обстоятельствах, не так ли?
Колин говорил тихим, вкрадчивым голосом. И все-таки Алесандра восприняла его слова так, словно он на псе накричал.
– Я бы предпочла, чтобы вам все объяснил ваш отец.
– Он не может. Зато можете вы.
– Так и быть, – в конце концов согласилась Алесандра. – Я расскажу вам об этом сама.
В дверях показался дворецкий.
– Вы не лаете Фланнегану пройти, – добавила она с явным облегчением оттого, что ее прервали.
– Принцесса Алесандра, к вам с визитом Нейл Перри, граф Харгрейв. Ожидает в гостиной, чтобы переговорить с вами, – доложил дворецкий.
– Что ему нужно? – спросил Колин.
– Нейл – брат Виктории, – объяснила Алесандра. – Я послала ему записку сегодня утром и попросила прийти.
Колин подошел к столу и облокотился о него.
– А он знает о цели вашего приглашения?
Алесандра вручила Фланнегану свои бумаги, вежливо попросив отнести их к ней в комнату, а потом снова обратилась к Колину:
– Я действительно не объяснила ему цели нашей встречи.
Она поспешно вышла из комнаты, не дав Колину сказать ни слова. Алесандра как будто не слышала его требования вернуться назад и заглянула в свою спальню.
Она наскоро составила список вопросов, которые намеревалась задать Нейлу, ведь она не хотела позабыть ни одного из них, свернула листок, улыбнулась Фланнегану, который поправлял покрывало на ее постели, и проворно спустилась по лестнице.
Фланнеган хотел было объявить о ее появлении. Но она опередила его. Нейл стоял в гостиной. Он повернулся, когда Алесандра вошла в комнату, и низко поклонился, приветствуя ее.
– Как мило с вашей стороны, что вы ответили на мое приглашение, – сказала Алесандра, приседая в глубоком реверансе.
– Вы упомянули, что дело, которое вы хотите обсудить, очень важное, принцесса. Мы раньше не встречались. Поэтому ваша записка меня весьма заинтриговала.
«Братец Виктории изо всех сил старается быть обворожительным, – подумала Алесандра, – но его улыбка больше похожа на ухмылку». Граф Харгрейв был всего на дюйм или два выше ее ростом, но держался так прямо, что казалось, одежда на нем стоит колом, словно накрахмаленная.
Алесандра не разглядела в его худом лице никаких сходных с Викторией черт, кроме цвета глаз. Они были того же коричневатого оттенка. Что касается Виктории, то она унаследовала самые привлекательные фамильные черты. Носик у нее был короткий, прямой, а у Нейла – длинный, похожий на орлиный и чрезвычайно узкий. Алесандра подумала, что он довольно непривлекательный мужчина, а его прононс при разговоре разозлит кого угодно.
«Внешность, – напомнила она себе, – это еще не все». Алесандра молилась, чтобы Нейл оказался таким же милым собеседником, что и его сестра. Выглядел он занудой. Она надеялась, что первое впечатление ее обманет.
– Пожалуйста, располагайтесь, граф. Я хочу поговорить с вами о деле, которое имеет отношение ко мне лично, и прошу вас снисходительно отнестись к моим расспросам.
Нейл отвесил церемонный поклон. Он подождал, пока Алесандра села на диван, а потом опустился в ближайшее к дивану кресло, положив ногу на ногу и картинно сложив руки на колене. Его ногти, как заметила Алесандра, были довольно длинными для мужчины и тщательно отполированными.
– Никогда не бывал в этом доме, – заметил Нейл. Он оглядел комнату. В его голосе звучало презрение, когда он добавил:
– Конечно же, расположен он замечательно, но следует понимать, вы его снимаете?
– Так и есть, – согласилась Алесандра.
– Он совсем не большой, верно? Я всегда думал, что принцессы должны занимать более подходящие апартаменты.
Нейл оказался снобом до мозга костей, и Алесандра пыталась не обращать внимания на эту отвратительную черту, но его замечания невольно вызывали у нее неприязнь. Тем не менее, он брат Виктории, и Алесандре не обойтись без его помощи в поисках своей подруги.
– Мне тут очень удобно, – заметила она, усилием воли придав своему голосу любезность. – Ну а теперь, граф, мне бы хотелось расспросить вас о вашей сестре.
Нейлу не понравилось то, что он услышал. Улыбка в тот же миг исчезла с его лица.
– Моя сестра не предмет обсуждения, принцесса Алесандра.
– Надеюсь, вы измените свое мнение, – ответила она. – Я познакомилась с Викторией в прошлом году, – добавила Алесандра, тряхнув кудрями. – Она оставалась в монастыре Святого креста, заболев во время своего путешествия. Она никогда не упоминала обо мне?
Нейл покачал головой.
– Мы редко разговаривали друг с другом, – признался он.
– Неужели? – Алесандра не смогла скрыть своего удивления.
Нейл глубоко вздохнул, стараясь скрыть нахлынувшее раздражение.
– Виктория жила с нашей матушкой. У меня собственное поместье, – добавил он горделиво. – Конечно, теперь, когда сестрица сбежала, Бог знает куда, матушка живет в моем доме.
Он забарабанил кончиками холеных пальцев по колену, не скрывая своего нетерпения.
– Прошу прощения за вмешательство в ваши семейные дела, но я так волнуюсь за Викторию. Мне не верится, что она могла сбежать и тайно обвенчаться.
– Не переживайте, – бросил Нейл с пренебрежением в голосе. – Она не стоит того, чтобы о ней так пеклись, Она получила то, чего…
– Мне непонятно ваше бессердечное отношение. Виктория, возможно, попала в беду.
– А я не понимаю вашего отношения, принцесса, – повторил за ней Нейл. – Вы давно не были в Англии и, следовательно, не можете себе представить, как этот скандал отразился на нашем положении в обществе. Моя матушка совершенно выбита из колеи бездумным поступком Виктории. Ведь впервые за пятнадцать лет ее не пригласили на ежегодный Эшфордский бал. От такого унижения она провела в постели целый месяц. И все из-за моей сестры! Виктория ветрена и никогда не отличалась умом. А ведь могла выйти замуж за кого только пожелала бы! Я знаю по крайней мере трех джентльменов, которым она отказала. Конечно же, Виктория думала в первую очередь о себе. Пока наша матушка беспокоилась и подыскивала ей подходящего супруга, она тайно бегала через черный ход на свидания со своим любовником.
Алесандра изо всех сил старалась сохранять самообладание.
– Вы не можете знать этого наверняка, – возразила она. – А что касается скандала…
Он не дал ей договорить.
– Вам не стоит проявлять беспокойство о скандале, – пробормотал Нейл. – Теперь меня нисколько не удивляет, почему вы так тесно сошлись с моей сестрой.
– Что вы хотите этим сказать? – спросила Алесандра.
– Вы живете в одном доме с неженатым мужчиной, – сказал Нейл, – Об этом уже поползли слухи.
Алесандра глубоко вздохнула, справляясь с нахлынувшим гневом.
– И что это за слухи?
– Одни говорят, что сэр Колин Холбрук – наш кузен. Другие считают его вашим любовником.
Алесандра резко поднялась, и листок упал на ковер.
– Действительно, ваша сестра редко говорила мне о вас, и теперь я понимаю почему. Вы – недостойный человек, Нейл Перри. Если бы я так не волновалась о благополучии Виктории, то выставила бы вас отсюда сию же минуту.
– Я возьму на себя этот труд, – раздался голос Колин а.
Он опирался о дверной косяк, небрежно скрестив руки на груди. Выглядел он совершенно спокойным, но его глаза… Боже мой, глаза его были полны ярости! Алесандра никогда не видела Колина в таком гневе. При виде этого ее бросило в дрожь.
Нейл не мог скрыть испуга и замешательства. Но он тут же взял себя в руки и неуклюже поднялся.
– Если бы я знал причину, по которой вы хотели меня видеть, ноги бы моей здесь не было. Прощайте, принцесса Алесандра.
Она все еще не могла отвести глаз от Колина, чтобы ответить графу. У нее возникла странная уверенность что Колин готов наброситься на Нейла.
Ее чутье не подвело.
Фланнеган широко отворил двери гостю.
Колин подошел и встал рядом с дворецким. Лицо его ничего не выражало, и поэтому Нейл не ожидал, что тот действительно хочет вышвырнуть его вон.
Алесандра стояла не мигая. Перед ее глазами предстало удивительное зрелище. Нейлу хватило времени только чтобы возмущенно взвизгнуть, словно перепуганному поросенку. Колин схватил графа сзади за загривок и пояс панталон, приподнял и вышвырнул на улицу. Нейл приземлился в сточную канаву.
Алесандра легонько охнула, подобрала юбки и поспешно бросилась к дверям. Фланнеган отодвинулся, чтобы она насладилась видом распростертого на земле графа Харгрейва, прежде чем захлопнуть дверь.
Она в ярости набросилась на Колина:
– И что же мне теперь прикажете делать? Сомневаюсь, что Нейл еще раз придет сюда, после того как вы выбросили его вон, Колин.
– Негодяй вас обидел, я не мог этого стерпеть.
– Но я должна получить от него необходимые сведения.
Колин пожал плечами.
Алесандра в замешательстве поправила волосы. Она не могла решить, была ли она довольна или задета поступком Колина.
– А как же мой список?
– Какой список, принцесса?
– Список вопросов, которые я собиралась задать Нейлу.
Алесандра поспешно вернулась в гостиную, наклонилась и нашла листок бумаги под диваном.
Фланнеган и Колин наблюдали за ней.
– Принцесса Алесандра твердо верит в списки, милорд, – сказал дворецкий.
Колин оставил это заявление без ответа. Он хмуро посмотрел на Алесандру, когда та прошла мимо него к лестнице.
– Я не разрешаю вам снова приглашать Перри сюда, Алесандра! – выкрикнул Колин, все еще горя возмущением от низменных высказываний этого надутого человечка.
– Я непременно приглашу его еще раз, – бросила она через плечо. – Пока вы выполняете обязанности моего опекуна, Колин, это и мой дом. И если это означает, что вы не желаете принимать неприятного братца Виктории, его приму я.
Колин обратился к дворецкому:
– Не впускай его. Ясно?
– Куда уж яснее, милорд. Наш долг – защищать нашу принцессу от клеветников.
Алесандра уже была на пороге своей комнаты и, следовательно, не могла слышать ни приказа Колина, ни ответа Фланнегана. Она была ужасно утомлена мужчинами вообще и Нейлом Перри в частности. Алесандра на некоторое время решила выбросить из головы брата Виктории. Этот вопрос подождет до завтра.
Вейлина поджидала свою хозяйку в спальне.
Они с Фланнеганом уже перенесли вещи Алесандры из комнаты Колина в смежную спальню.
Алесандра опустилась на краешек постели и сбросила туфли.
– Похоже, нам придется остаться тут еще на несколько дней, Вейлина.
– Прибыли ваши чемоданы, принцесса. Начинать их распаковывать?
– Завтра. Несмотря на довольно ранний час, думаю, мне лучше отдохнуть. Ты мне сегодня не нужна. Ступай.
Вейлина оставила госпожу. Алесандра стала не спеша готовиться ко сну. После всех этих встреч она чувствовала себя совсем обессиленной. То, что она говорила с таким множеством друзей отца и выслушала столько добрых слов о нем, всколыхнуло ее тоску по родителям.
Алесандра справилась бы со своим унынием, если бы не эта беседа с графом, оказавшимся таким негодяем. Ей хотелось на него накричать и сказать, что он должен благодарить Бога за мать и сестру, которых он может любить.
Но, подумав немного, она решила, что холодный самовлюбленный Нейл не придал бы значения ее словам, поскольку был точно таким же, как все те, кто считает свою семью чем-то само собой разумеющимся.
В минуту слабости Алесандра не могла бороться с охватившей ее жалостью к самой себе. У нее нет никого, кто бы искренне переживал за нее. Колин дал ясно понять, что она ему досаждает, и ее настоящий опекун, хотя и был гораздо добрее и мягче, чем его сын, вероятно, тоже считал ее обузой.
Как бы ей хотелось, чтобы с ней была ее мамочка! Воспоминания о семье теперь не успокаивали ее. Они причиняли ей боль одиночества. Помедлив несколько минут, Алесандра легла в постель, спряталась под одеяло и плакала, пока не заснула.
Она проснулась в середине ночи, не почувствовав никакого облегчения, и снова разразилась рыданиями.
Колин слышал все, лежа в своей постели. Сои к нему не шел. Пульсирующая боль в ноге не отпускала ни на секунду. Алесандра старалась заглушить рыдания, но Колин прислушивался к каждому шороху в доме. Он тотчас же отбросил одеяло и сел на постели. Поднявшись на ноги, оп уже почти пересек свою комнату, когда вспомнил, что на нем нет никакой одежды. Колин натянул панталоны, потянулся к дверной ручке, но остановился.
Ему хотелось утешить Алесандру, однако Колин понимал, что ей не станет легче оттого, что он будет свидетелем ее слабости. Звуки были приглушенные, говорившие о том, что девушка не хочет быть услышанной. Колин решил, что ему следует уважительно отнестись к желанию принцессы побыть в одиночестве.
– Черт знает что! – пробормотал он тихонько.
Колин сам себя не узнавал. Обычно он не проявлял такой нерешительности. Интуиция подсказывала ему, что от Алесандры необходимо держаться подальше. Она оказалась загадкой, которую он не мог разгадать.
Он вернулся в свою постель. Колин, наконец, принял правду такой, как она есть. Он защищал Алесандру от невзгод. Нет, он также защищал ее от собственных развратных мыслей. Она была в постели, возможно, только в одной прозрачной ночной рубашке, и, черт его подери, если бы он подошел поближе, то наверняка прикоснулся бы к ней!
Колин скрипнул зубами и закрыл глаза. Если бы эта невинная малышка за дверью знала, какие у него мысли, она наверняка выставила бы своих телохранителей на страже у своей спальни.
Он вступил в неравную борьбу с желанием обладать красавицей принцессой.
* * *
Он убил шлюху. Это была ошибка. Ему это не принесло никакого удовлетворения. Стремления властвовать и насыщения не возникло. В течение последующих нескольких скольких дней он размышлял над этим, пока не нашел подходящее объяснение. Со шлюхой все было слишком просто и скучно, и хотя ее крики возбуждали его, однако это было не то. Несомненно, ему пришлось воспользоваться своим умом, чтобы заставить ее клюнуть на наживку. Это было словно соблазнение невинности мастером своего дела. Вот в чем ключевые моменты, которые и составляли разницу. Шлюха была грязной и доступной всем. Она не заслуживала быть похороненной с теми, другими. Он бросил ее в овраг и оставил на растерзание диким зверям.
Ему нужна леди!
* * *
На следующее утро, к тому времени как Алесандра спустилась вниз, Колин уже ушел. Фланнеган и Реймонд явились за указаниями и ждали, пока она рассортирует внушительную стопку приглашений, полученных этим утром. Стивен теперь отдыхал, потому что дежурил ночью. Алесандра не считала необходимым, чтобы кто-то оставался на часах всю ночь, но Реймонд, старший телохранитель, настоял на своем.
– Кто-то всегда должен быть начеку на случай неприятностей, – возражал он.
Поскольку Алесандра возложила ответственность на него, ей пришлось позволить ему поступать по собственному усмотрению.
– Но мы же теперь находимся в Англии, – снова напомнила она телохранителю.
– К генералу нельзя относиться легкомысленно, – возразил Реймонд. – Мы ведь уже на месте, верно? Он мог послать людей со следующим кораблем.
Тут Алесандра оставила этот разговор и обратила все свое внимание на гору приглашений.
– Удивительно, сколько людей так скоро узнали, что я нахожусь в Лондоне, – заметила она.
– Не удивляюсь, – вступил в разговор Фланнеган. – Я уже слышал от повара, который узнал от мясника, что вы вызвали целый переполох. Боюсь, ваше имя замешано в некоторых сплетнях, поскольку вы остановились в нашем доме, но то, что у вас есть два телохранителя, не способствует распространению клеветы. Ходят довольно интересные слухи… совершеннейшая чепуха…
Алесандра как раз вытаскивала записку из конверта. Она замерла и посмотрела на Фланнегана.
– Так что за чепуха?
– Говорят, что вы и мой хозяин находитесь в родстве, – объяснил он. – Они думают, что Колин – ваш кузен.
– Об этом упомянул Нейл Перри, – сказала она. – Он также сказал, что другие считают, что Колин – мой любовник.
Фланнеган явно огорчился,
Алесандра снисходительно добавила:
– Ничего страшного. Люди верят в то, во что хотят верить. Бедный Колин! Он едва выносит мое присутствие, и если кто-нибудь сошлется на меня как на его кузину, это будет выше его сил.
– Как вы можете говорить такие вещи? – спросил Фланнеган. – Милорд очень доволен, что вы здесь.
– Вы большой оригинал, Фланнеган.
– Ну что вы, принцесса.
– Вы только что сказали мне возмутительную ложь не моргнув глазом.
Фланнеган не засмеялся, пока она не улыбнулась.
– То есть Колин был бы очень доволен, что вы здесь, если бы не был так занят своими финансовыми делами, – заметил дворецкий, опустив глаза.
Алесандра предположила, что слуга старается не уронить достоинства своего господина. Она кивнула в знак согласия и занялась работой.
Фланнеган спросил, не может ли он помочь ей. Она велела ему прикладывать печать к конвертам. Герб принцессы был более чем необычным. Фланнеган никогда не видел ничего подобного. На гербе было четкое изображение замка и орла или голубя на одной из замковых башен.
– У этого замка есть название, принцесса? – спросил Фланнеган, заинтересованный необычной деталью.
– Он называется «Стоун хевен» – «Каменный рай». Тут поженились мои родители.
Алесандра охотно отвечала на вопросы дворецкого. Общительный простодушный Фланнеган приподнял ей настроение. Он был полон недоверия, когда услышал, что она владеет не одним, а двумя замками, и она рассмеялась, увидев выражение его лица. Его простодушие она находила весьма забавным.
Они проработали вместе все утро, но когда часы пробили час дня, Алесандра поднялась наверх переодеться. Она сказала Фланнегану, что ожидает гостя и обязана выглядеть как можно лучше.
Фланнеган считал, что принцессе не нужно переодеваться. Для нее было просто невозможно стать еще красивее, чем она была.
В тот вечер Колин вернулся домой около семи. Он был снова выжат как лимон из-за рутинной многочасовой работы в конторе корабельной компании. Тем не менее ему пришлось взять часть работы домой.
Колин нашел своего дворецкого сидящим на ступеньках лестницы, ведущей наверх. Парадную дверь ему открыл Реймонд.
Фланнеган выглядел совершенно потерянным.
– Что произошло? – спросил Колин.
Дворецкий встал и стал давать хозяину сбивчивые объяснения:
– У нас сегодня снова были посетители. Принцесса меня не предупредила. Я ее не виню, конечно, ведь она мне сказала, что ждет гостей, но я не мог даже представить каких! А когда высокий гость находился тут с сопровождающими лицами, я пролил только что приготовленный чай. После того как он отбыл, у двери появился рабочий-докер. Я думал, он пришел искать приработок, но принцесса Алесандра услышала, как я велел ему пройти к черному входу, чтобы его чем-нибудь накормили на кухне. Она вмешалась. Оказывается, принцесса ждала этого человека, и знаете, милорд, она относилась к нему с тем же уважением, что и к тому, первому посетителю.
– Что за первый? – спросил Колин, пытаясь разобраться в невнятных объяснениях слуги.
– Принц-регент.
– Он был здесь? Черт его побери! Фланнеган снова сел на ступеньку.
– Если мой дядя Стерн прознает о моем позоре, мне несдобровать.
– О каком позоре?
– Я пролил чай на камзол принца-регента.
– Очень хорошо, – ответил Колин. – При первой возможности получишь вознаграждение.
Фланнеган улыбнулся. Он только сейчас вспомнил, как сильно его хозяин недолюбливает принца-регента.
– Я был совершенно смущен его присутствием, а принцесса Алесандра вела себя так, будто ничего особенного не произошло. Она держалась с большим достоинством. И принц-регент оставил свои обычные напыщенные манеры. Он вел себя словно провинившийся школьник. Ясно было, он без ума от принцессы.
На верхней площадке лестницы появилась Алесандра.
Колин поднял глаза и сразу же нахмурился. Опять, как в прошлый раз, у него перехватило дыхание.
Алесандра была ослепительно красива в белом с серебром платье, которое переливалось на свету при каждом ее движении. Покрой платья не казался слишком вызывающим, и вырез весьма целомудренно приоткрывал грудь; на шее принцессы красовалось дорогое ожерелье.
Роскошные волосы были забраны вверх, а через локоны продета нитка жемчуга. На затылке вились породистые непослушные завитки, выбившиеся из прически. Алесандра выглядела поразительной красавицей. Каждый нерв тела Колина воспринимал эту неземную красоту. Ему вдруг захотелось заключить ее в объятия, целовать ее и никогда не выпускать…
– Куда это, черт побери, вы собрались? – бросил он своим обычным резким голосом. Гнев прятал его растерянность – по крайней мере, Колин на это надеялся.
Глаза ее расширились от неприязни, послышавшейся в его вопросе.
– В оперу, – ответила Алесандра. – Принц-регент настоял, чтобы сегодня вечером я заняла его ложу. Я беру с собой Реймонда.
– Вы остаетесь дома, Алесандра, – безапелляционно объявил Колин.
– Принцесса, вы не можете потребовать от меня, чтобы я пошел в оперу и занял место рядом с принцем-регентом, – сказал Реймонд несколько печально.
– Там его не будет, Реймонд, – успокоила телохранителя принцесса.
– И все равно, я не могу войти в здание. Это будет уж слишком. Я подожду у экипажа.
– Вы никуда не пойдете без меня, – объявил Колин. Он так посмотрел на нее, что у Алесандры не осталось сомнений в его словах.
Улыбка ее была лучезарной. Колин понял, что у нее вовсе не было намерений тащить Реймонда в оперу. Она мастерски обвела его вокруг пальца, чтобы он помог ей.
– Поторопитесь и переоденьтесь, Колин. Мы не должны опаздывать.
– Ненавижу оперу!
Он говорил словно маленький мальчик, который жаловался на то, что ему приходится есть манную кашу. Алесандра не проявила к его словам никакого сочувствия. Она тоже не слишком любила оперу, но не собиралась ему в этом признаваться. Тогда Колин наверняка захочет остаться дома, а она и в самом деле не хотела обижать принца-регента, не воспользовавшись его ложей.
– Это никуда не годится, Колин. Ведь вы уже пообещали пойти со мной. Поторапливайтесь!
Подобрав подол своего платья, Алесандра грациозно сошла вниз. Фланнеган провожал ее взглядом, забыв закрыть рот. Она улыбнулась, проходя мимо.
– У нее поступь настоящей принцессы, – прошептал Фланнеган своему хозяину.
Колин улыбнулся:
– Она и есть настоящая принцесса, Фланнеган.
Внезапно Колин перестал улыбаться. Вырез платья Алесандры был несколько глубже, чем ему показалось сначала. С высоты своего роста и на близком расстоянии он заметил нежно дышащую плоть ее груди.
– Вам следует сменить платье, прежде чем мы отправимся куда-то, – объявил он.
– С какой стати мне переодеваться?
Колин что-то пробормотал про себя.
– Это платье слишком… соблазнительно. Вы что, хотите, чтобы все мужчины пялились на вас?
– А вы считаете, что они станут?
– Что б мне провалиться, конечно!
Алесандра улыбнулась.
– Хорошо.
– Вы хотите привлекать внимание? – язвительно спросил Колин.
Она явно вышла из себя:
– Бесспорно, я хочу привлекать внимание! Я пытаюсь найти себе мужа, не забывайте!
– Вы смените свое платье!
– Я останусь в этом!
– Переоденьтесь!
У Фланнегана уже начала болеть шея, поскольку во время этих горячих дебатов он поворачивал голову то к хозяину, то к принцессе.
– Вы становитесь смешны, – заявила Алесандра. – И ужасно старомодны.
– Я ваш опекун. Я такой, черт побери, какой есть!
– Колин, опомнитесь! Вейлина потратила уйму сил и времени, чтобы на мне все сидело без сучка и задоринки.
Он прервал ее увещевания:
– Вы понапрасну теряете время.
Алесандра покачала головой, глядя на него. Она не собиралась уступать независимо от того, каким угрожающим становился его сердитый взгляд.
Колин подошел к ней. Прежде чем Алесандра поняла его намерения, он схватил лиф платья и попытался подтянуть материю к ее подбородку.
– Каждый раз, как я сочту, что ваш наряд требует некоторых поправок, я буду действовать точно таким же образом, вне зависимости от того, где мы находимся.
– Я переоденусь.
– Полагаю, что вам следует это сделать незамедлительно.
Как только он отпустил платье, Алесандра метнулась вверх по ступенькам.
– Вы несносны, Колин!
Он не обратил внимания на ее обиду. Он добился своего, и только это имело значение. Разрази его гром, если он позволит неженатым хищникам смотреть па нее голодными, горящими глазами!
У Колина не заняло много времени, чтобы умыться и привести себя в порядок. Он снова стоял у лестницы через четверть часа.
Алесандре же потребовалось гораздо больше времени. Наконец она снова стала спускаться по лестнице, а Колин в это время бесцельно слонялся у двери в столовую, жуя зеленое яблоко. Он неподвижно застыл, увидев ее на ступеньках. Взгляд его на некоторое время задержался на лифе платья, потом Колин одобрительно кивнул. Он удовлетворенно улыбнулся. Алесандра подумала, что он рано празднует свою победу. Было ясно, что он счел платье цвета лесной зелени подходящим. Хотя все было наоборот. Вырез лифа был глубоким и узким в форме латинской V, но Алесандра благоразумно задрапировала его кружевной косынкой, чтобы угодить своему опекуну.
Она выбрала это платье вовсе не для того, чтобы вызвать неудовольствие Колина. Просто у нее не было другого. Остальные платья слишком помяты, чтобы их можно было надеть, а Вейлина только что закончила гладить это.
Алесандру поразила элегантность Колина. Черный цвет удивительно был ему к лицу. Он поправлял свой крахмальный галстук, не забывая кусать яблоко.
Элегантность удивительным образом сочеталась в нем с мужской привлекательностью. Ткань камзола туго обтягивала его широкие плечи. Панталоны были крайне облегающими, и Алесандра, как ни отводила глаза, не могла не отметить выступающие мышцы его бедер.
Пока они ехали в оперу, Колин, казалось, был занят собственными мыслями. Алесандра сидела напротив него в тесном экипаже, скромно сложив руки. Она забилась в уголок, дав место его ногам. В темноте его размеры были гораздо более пугающими. И молчание тоже.
– Не думал, что вы с принцем-регентом друзья, – заметил Колин.
– Он вовсе мне не друг. Я с ним познакомилась только сегодня.
– Фланнеган сказал, что вы произвели на принца впечатление.
Алесандра покачала головой:
– На него произвела впечатление не я, а то, кто я.
– А именно?
Алесандра тихонько вздохнула, прежде чем ответить.
– Это был официальный визит, Колин. Принц-регент нанес его, потому что я принцесса. Он не был знаком со мною лично. Теперь вы понимаете?
Колин кивнул.
– Общество примет вас в свои объятия из-за вашего титула, Алесандра. Я рад видеть, что мелочность, которая может возникнуть з дружеских отношениях, задевает вас. Это говорит о вашем зрелом уме.
– О зрелом уме? Нет, это говорит о моем цинизме. Колин улыбнулся.
– И об этом тоже.
Несколько минут прошли в молчании. Затем Колин заговорил снова:
– Он вам понравился?
– Кто?
– Разумеется, принц!
– Я недостаточно его знаю, чтобы составить мнение.
– Не увиливайте от ответа, Алесандра. Скажите мне правду.
– Я обязана быть по-светски любезной, – ответила она. – Но дам вам прямой ответ. Нет, он мне не особенно понравился. Вы теперь довольны?
– Да. Ваш ответ говорит о том, что вы неплохо разбираетесь в людях.
– Возможно, у принца доброе сердце, – наметила Алесандра, чувствуя себя виноватой, поскольку созналась, что принц не вызвал в ней расположения.
– Вовсе пет!
– А вы-то почему его недолюбливаете?
– Он нарушил слово – обещание, данное моему компаньону, – объяснил Колин. – К принцу-регенту попало большое состояние, принадлежавшее жене Натана Саре, и некоторое время спустя он решил оставить его себе. Это было бесчестно.
– Какой позор! – согласилась Алесандра.
– А вам почему он не поправился?
– Он мне показался… несколько самовлюбленным, – призналась девушка.
Колин хмыкнул.
– Он полон… – Колин заставил себя замолчать, чтобы у него не выскользнуло грубое слово, о котором он подумал, и заменил его другим, –…уксуса.
У здания Королевской оперы экипаж резко остановился. Алесандра поправила белые перчатки, не сводя глаз с Колина.
– Я бы никогда не позволила ему переступить порог вашего дома, если бы знала, как он поступил с вашим компаньоном. Я должна извиниться перед вами, Колин. Ваш дом – ваша крепость, куда приглашаются только друзья.
– И вы бы отказали ему?
Алесандра кивнула. Он улыбнулся ей. Сердце ее тотчас же заколотилось, словно перепуганный зверек. Боже, он был очарователен!
Реймонд ехал с кучером на передке экипажа. Он спрыгнул с высокого сиденья и открыл перед ними дверцу.
Колин вышел первым и повернулся, чтобы помочь Алесандре. Когда она оперлась о его руку, ее плащ распахнулся. Косынка, прикрывающая вырез, сдвинулась, и когда Алесандра ступила на мостовую, кружево упало.
Колин подхватил его. Он бросил взгляд на ее рискованный вырез и не мог оторвать глаз.
Он был вне себя от ярости. Алесандра попятилась под угрюмым взглядом и чуть было не упала, споткнувшись о бордюрный камень. Колин подхватил ее, потом развернул, чтобы она встала лицом к дверце экипажа, и:нова набросил кружевную косынку ей на плечи.
Алесандра страдала от унижения, отвечая па его разъяренный взгляд не менее сердитым взором. Они долго смотрели друг на друга, пока она, наконец, не уступила и не отвела глаз.
Колин поправил ей плащ на плечах и потащил за собой к парадному входу. Алесандра сочла, что ей нужно быть благодарной за то, что он не устроил сцену. Вряд ли кто-то еще заметил их маленькое противостояние. Колин загородил ее собой от толпы, входящей в здание оперы. Да, ей следовало быть благодарной. Однако Алесандра не чувствовала благодарности. Колин поступал, словно старик.
– Вы слишком много времени проводите за своими бухгалтерскими книгами, сэр. Вам действительно нужно появляться в обществе почаще. Тогда бы вы заметили, что мое платье вовсе не такое вызывающее, а на самом деле довольно строгое. – Алесандра не придала значения его недоверчивому фырканью. Она почувствовала, что ей хочется дать ему хорошего тумака. – Вы принимаете свои обязанности опекуна слишком близко к сердцу.
Когда они стали подниматься по лестнице, Колин крепко обнял рукой ее плечи. Алесандра попыталась скинуть его руку. Однако Колин был настроен решительно и проявил властность; в конце концов, она сдалась.
– Алесандра, мой отец доверил мне заботу о вас. И не важно, нравится мне это или нет. Я ваш опекун, и вы будете делать, как я прикажу.
– Жаль, что вы совсем не похожи на своего отца. Он такой милый, добрый человек. Вам следует у него поучиться.
– Когда вы прекратите одеваться как продажная девка, я стану именно таким, – пообещал Колин. Алесандра выдохнула, заикаясь:
– Еще никто не смел назвать меня продажной девкой!
На это яростное утверждение Колин ничего не ответил, пряча улыбку.
Долгое время ни один из них не вымолвил ни слова. Их проводили в ложу принца-регента, и они заняли места бок о бок.
Здание оперы было заполнено до отказа, но Колин был уверен, что только Алесандра следила за действием. Остальные наблюдали за ней.
Она притворялась, что не замечает пристальных взглядов. Алесандра и Колина сразила наповал своей красотой. Она была замечательно сложена. Держась с царственной простотой, она ни разу не отвлеклась от сцены. Однако Колин мог видеть ее руки. Они были крепко сжаты и лежали на коленях.
Он пододвинулся немного поближе. Потом протянул руку и накрыл обе ее руки одной своей ладонью. Алесандра не отвела взгляда, чтобы посмотреть на него, но своих рук не убрала. Они не шелохнулись до окончания спектакля.
Белый крахмальный галстук на шее Колина сводил его с ума. Он хотел сорвать эту штуковину, задрать ноги на перила ложи и закрыть глаза. Вероятно, с Алесандрой случился бы сердечный приступ, если бы он осмелился так бесстыдно себя повести. Конечно, Колин не стал ее смущать, но, видит Бог, как он ненавидел все это притворство, все эти светские приличия!
Колину было невыносимо находиться в ложе принца-регента. Натан неделю бы вопил, если бы узнал об этом. Его компаньон не любил правителя еще больше, чем Колин, поскольку его жена обманным путем лишилась своего наследства, оказавшегося в руках не слишком благородного принца.
Ужасная опера, которую Колин был вынужден терпеть, не привела его в хорошее расположение духа. Тогда он и на самом деле закрыл глаза, попытавшись не слышать визгливых звуков, доносящихся со сцены.
Алесандра до окончания представления так и не поняла, что Колин задремал. Она повернулась к нему, чтобы спросить его мнение о спектакле, и когда уже собралась заговорить, Колин всхрапнул. Алесандра чуть было не рассмеялась и с трудом сохранила невозмутимый вид. Опера и в самом деле была бездарной, и ее так же безудержно клонило ко сну. Алесандра никогда не призналась бы в этом Колину, чтобы не увидеть его злорадства.
Она с силой ткнула его локтем в бок. Колии вздрогнул и проснулся.
– Вы действительно невыносимы, – сказала она шепотом.
Он улыбнулся:
– Хотелось бы и мне так думать.
Его просто невозможно обидеть! Она прекратила всякие попытки. Алесандра встала и оглянулась, выходя из ложи. Колин последовал за ней.
Фойе внизу было заполнено нарядной публикой. Большинство людей стремились рассмотреть ее поближе.
Алесандра обнаружила себя в окружении джентльменов, сгорающих от желания представиться ей. В суматохе она потеряла Колина и, когда наконец отыскала его взглядом, обнаружила, что его со всех сторон обступили дамы. Одна рыжеволосая, разукрашенная, словно рождественская елка, дамочка висела у Колина на руке. Женщина непрестанно облизывала свою верхнюю губку и напомнила Алесандре голодную помоечную кошку, которая только что увидела крынку со сметаной.
Оказывается, Колин имел у дам бешеный успех. Алесандра попыталась сосредоточиться на том, что ей говорил джентльмен аристократического вида, но вопреки своей воле не отводила глаз от Колина. Он казался очень довольным всеобщим вниманием, а еще почему-то и тем, что заметил, как разозлилась Алесандра.
Этот неразумный приступ ревности возник совершенно внезапно. И Господи, это было такое мучительное чувство! Алесандра просто не могла видеть руку женщины на плече Колина.
Она почувствовала отвращение скорее к себе, чем к Колину. С тех пор как она оказалась в Англии, она пыталась вести себя так, как, по ее понятиям, должна вести себя принцесса. Два святых слова матери Марии – «достоинство и приличия» – эхом отозвались у нее в голове. Алесандра припомнила предостережения настоятельницы и ее совет быть как можно более осмотрительной.
Мать Мария не поленилась привести с добрый десяток примеров того, какие неприятности влекут за собой взбалмошность и неосмотрительность.
Алесандра вздохнула. Она решила, что не имеет права бросаться к Колину и сбрасывать ненавистную руку рыжеволосой с его плеча. Это было бы слишком опрометчиво. Более того, она знала, что сплетни, которые поползут не далее как завтра, заставят ее пожалеть о своем поступке,
У нее было такое ощущение, словно степы фойе давили на нее. Казалось, никто не спешил уходить. Все больше и больше людей скапливалось в небольшом помещении, чтобы посмотреть на других и показать себя.
Ей отчаянно хотелось глотнуть свежего воздуха. Алесандра извинилась перед джентльменом, желающим представиться, разрешив послать ей записку, а потом медленно направилась через толпу к парадному выходу.
Ей было все равно, идет за ней Колин или нет.
Алесандра вышла на улицу; остановившись на первой ступеньке, глубоко вдохнула не слишком свежего городского воздуха. Экипаж Колина стоял прямо перед ней внизу.
Реймонд уже увидел ее. Он спрыгнул со своего высокого сиденья, где поджидал конца представления вместе с кучером.
Алесандра приподняла подол платья и стала спускаться по ступенькам. Внезапно кто-то грубо схватил ее за руку. Она подумала, что это Колин наконец-то догнал ее. Ей было больно. Она попыталась сбросить его руку, хотела сказать, чтобы он не сжимал ее так сильно.
Это оказался вовсе не Колин. Незнакомец, схвативший Алесандру, был одет в черное с головы до ног. Берет полностью закрывал его лоб. Алесандра едва могла различить его лицо.
– Отпустите меня! – приказала она.
– Вы должны поехать с нами домой, принцесса Алесандра.
У нее похолодело сердце. Человек разговаривал с ней на родном языке отца. И тут Алесандра поняла, что происходит. Она постаралась держать себя в руках. Девушка попыталась вырваться, но тут подоспел еще один незнакомец.
Ей было больно от цепких рук, схвативших ее. Алесандра вдруг так разозлилась, что больше не думала о боли. Эти двое молча потащили ее в темноту за угол здания. От каменной колонны перед входом в здание оперы отделился человек и побежал вниз по лестнице наперерез Реймонду.
Ее телохранитель кинулся вверх, чтобы защитить ее. Реймонд первым нанес удар, но человек, которого он ударил, только отшатнулся назад. Незнакомец бросился на ее телохранителя с чем-то острым. Алесандра увидела кровь, брызнувшую из щеки Реймонда, и закричала что было сил.
Грубая рука закрыла ей рот, заглушая звуки. Алесандра изо всех сил укусила своего обидчика. Он вскрикнул от боли, но руку не отдернул. Теперь Он душил ее, Он продолжал уговаривать ее не сопротивляться, в противном случае угрожал причинить ей боль.
Алесандру обуял ужас. Она не могла дышать. Она продолжала бороться, решив во что бы то ни стало освободиться от этого ужасного человека и убежать к Реймонду. Она должна ему помочь! Он истечет кровью и умрет. О Господи, во всем виновата она! Ей нужно было послушаться Реймонда, когда он настаивал на том, что люди генерала найдут ее. Ей нужно было оставаться дома… ей нужно было…
Она услышала Колина прежде, чем увидела. В темноте раздался разъяренный рык, непохожий на что-либо слышанное ею раньше. Незнакомец, державший ее сзади, неожиданно был оторван от нее, схвачен и брошен головой вперед в одну из каменных колонн. Он рухнул на землю, словно мешок с овсом.
Алесандра задыхалась, хватая ртом воздух. Незнакомец, схвативший ее за руку, попытался прикрыться ею от Колина как щитом. Движения его были так быстры, что Алесандра не успела помочь Колину. Его кулак опустился прямо на лицо бандиту. Берет его был отброшен в сторону, а ее обидчик слетел с лестницы. Он грохнулся у ног Реймонда. Телохранитель Алесандры был целиком поглощен тем, что кружил вокруг своего противника, сосредоточив внимание на сверкающем ноже, который тот держал в руках.
Колин зашел сзади. Мужчина оглянулся, намереваясь броситься на него. Колин ногой выбил у него нож, снова рванулся вперед и крепко схватил его за руку, вывернув ее. Кость хрустнула, и вслед за этим жутким звуком последовал вопль боли. Однако Колин еще не покончил со своей жертвой. Он с силой бросил бандита головой вперед о задок кареты.
Алесандра поспешно сбежала с лестницы. Она вынула из-за корсажа кружевной носовой платочек, чтобы унять потоки крови, лившейся из глубокого пореза на правой щеке Реймонда.
Колин не знал, придется ли ему вступать в единоборство с другими, но счел, что Алесандра не будет в безопасности, пока не окажется дома.
– Алесандра, в экипаж. Живо!
Голос его был хриплым от гнева. Она подумала, что он сердится на нее, и поспешила выполнить его приказ, пытаясь усадить с собой Реймонда. Алесандра обхватила его за плечи, напряглась под его весом и шепотом велела ему опереться на нее.
– Со мной все в порядке, принцесса, – сказал ей Реймонд.
– Забирайтесь в карету. Вам небезопасно тут находиться.
Колин оттащил ее от телохранителя. Он приподнял ее, как пушинку, и затолкал в экипаж, потом повернулся к Реймонду.
Колину нужно было остаться, чтобы расспросить негодяя, который напал на принцессу. Однако Реймонд потерял довольно много крови и вот-вот потеряет сознание. Алесандру никто не мог защитить.
Колин, чертыхнувшись, забрался в карету. Кучер немедленно свистнул и пустил лошадей во весь опор.
Алесандра сидела рядом с телохранителем.
– Не понимаю, почему больше никто не пришел нам на помощь, – прошептала она. – Разве они же видели, что мы попали в беду?
– На улицу вышли только вы, принцесса, – ответил Реймонд.
Он скорчился в углу кареты.
– Все произошло так неожиданно. Почему вас никто не сопровождал? – Реймонд повернул голову и бросил взгляд на Колина, задав этот вопрос. Носовой платочек, который он держал у щеки, стал ярко-красным. Он прижал материю к порезу и повернулся к Алесандре.
Она сидела потупившись.
– Это моя вина, – произнесла принцесса. – Я была слишком нетерпелива, а в фойе была такая толпа. Я уже не могла без свежего воздуха. Мне следовало бы подождать.
– Было бы замечательно, если бы вы подождали! – угрюмо произнес Колин.
– Пожалуйста, не сердитесь на меня, Колин.
– Где же находился этот проклятый Хилмэн, будь он неладен?
– Тот граф, которого вы мне представили, прежде чем покинули меня?
– Я от вас никуда не уходил, – пробормотал Колин. – Хилмэн представлял вам некоторых своих друзей, и я только на минутку отвернулся, чтобы поприветствовать знакомых. Проклятие, Алесандра, если вы захотели выйти, почему не обратились к Хилмэну, чтобы он разыскал меня?
– Совсем не обязательно повышать на меня голос. Я несу полную ответственность за все, что произошло. – Она обратилась к своему телохранителю:
– Реймонд, я так перед вами виновата. Мне следовало бы оставаться дома. Я подвергла вас опасности…
Колин прервал ее:
– Нет нужды прятаться за семью замками, Алесандра. Вам просто не стоило выходить без меня.
– Они сделали бы свое черное дело, даже если бы вы были рядом, – возразила она.
Колин озадаченно посмотрел на нее.
– Объясните, – потребовал он.
– Я объясню, если вы прекратите кричать на меня. Он вовсе не кричал на нее, но, очевидно, Алесандра была слишком расстроена, чтобы это заметить. Она сняла свои белые перчатки. Колин наблюдал, как Алесандра свернула их четырехугольником и снова повернулась к Реймонду. Теперь, когда носовой платочек насквозь промок от крови, она приказала Реймонду воспользоваться перчатками вместо повязки.
– Пропади все пропадом, Алесандра, вас могли ранить!
– Так же, как и вас, Колин, – отвечала она. – Реймонду нужен лекарь.
– Как только мы приедем домой, я пошлю Фланнегана разыскивать Уинтерса.
– Уинтерс – ваш личный врач?
– Да. Алесандра, вы знаете тех людей, что на вас напали?
– Нет, – ответила она. – По крайней мере, их имен. Однако я знаю, откуда они.
– Они подкуплены, – прервал ее Реймонд.
Алесандра больше не могла смотреть на хмурое лицо Колина. Она откинулась на мягкую спинку сиденья и закрыла глаза.
– Эти люди с моей родины. Они хотели увезти меня туда. – С какой целью?
– Чтобы заставить ее выйти замуж за их негодяя-генерала, – ответил за Алесандру Реймонд, – Прошу прощения, принцесса, за то, что обозвал его так, но Айван отъявленный негодяй.
Колину пришлось прекратить расспросы, потому что экипаж подкатил к крыльцу его дома. Он не позволил девушке выбраться из укрытия кареты, пока не открыл парадную дверь и не кликнул Стивена. Телохранитель вышел, чтобы помочь Реймонду, а Колин проводил в дом Алесандру.
Целый час был потрачен на лечение Реймонда. Лекарь Колина жил за три квартала и в тот вечер, к счастью, оказался дома. Фланнеган привез его в экипаже хозяина.
Сэр Уинтерс оказался мужчиной с благородной сединой и карими глазами, ласковым голосом и сильными руками.
Он считал, что нападение совершили разбойники. Никто не стал разубеждать его.
– Теперь, когда на улицах бродят толпы бандитов, в Лондоне стало небезопасно выходить из дома. Нужно что-то делать, и как можно скорее, пока не поубивали всех порядочных людей.
Врач стоял посреди прихожей, положив руку на челюсть Реймонда, изучая рану на щеке и разглагольствуя о беспорядке на лондонских улицах.
Колин предложил усадить Реймонда у обеденного стола в столовой. Фланнеган принес несколько шандалов со свечами, чтобы у лекаря было достаточное освещение.
Порез промыли отвратительно пахнущей жидкостью, затем зашили черной ниткой. Во время этой болезненной процедуры Реймонд ни разу не вздрогнул.
Вместо него морщилась Алесандра. Она сидела рядом с телохранителем и, когда Уинтерс вкалывал иглу в его тело, сжимала руку Реймонда.
Колин, наблюдая, стоял в дверях. Он сосредоточил свое внимание на Алесандре. Он видел, как сильно она была расстроена. В ее глазах стояли слезы, а плечи дрожали. Колин боролся с желанием подойти и успокоить ее.
Алесандра была такой мягкой, чувствительной девушкой, и Колина трогала ее беззащитность. Она что-то шептала телохранителю, но Колин не мог разобрать слов. Он прошел вперед, затем резко остановился, когда услышал ее речь.
Алесандра обещала телохранителю, что с ним больше ничего не случится. В конце концов Айван не самый ужасный муж. Она говорила охраннику, что подумала и решила вернуться к себе на родину.
Реймонд не слишком обрадовался ее обещаниям. Колин же был взбешен.
– Вы не станете принимать никакого решения сегодня вечером, Алесандра, – безапелляционным тоном сказал он.
Она повернулась и посмотрела на него снизу вверх. Гнев в его голосе удивил Алесандру. Ему-то какое дело до ее решения?
– Да, принцесса, – сказал Реймонд, превозмогая боль. – И завтра не поздно будет решить, как вам поступить.
Алесандра сделала вид, что согласилась. Однако она уже приняла решение. Она больше не допустит, чтобы из-за нее кто-то пострадал. До сегодняшнего вечера она не осознавала, как далеко могут зайти сторонники генерала, чтобы добиться своей цели. И если бы не вмешательство Колина, Реймонда могли убить.
Колин тоже мог быть ранен. О да, она уже все решила!
Уинтерс закончил свою работу, отдал последние распоряжения и удалился. Колин налил Реймонду полный бокал бренди.
Охранник опрокинул содержимое одним махом.
Как только Реймонд поднялся наверх и лег спать, Фланнеган исполнил ежевечерний ритуал проверки всех запоров на окнах и дверях, чтобы удостовериться, что дом надежно заперт.
Алесандра попыталась было уединиться в своей спальне, но Колин перехватил ее, когда она уже коснулась дверной ручки. Он взял ее за руку и повел за собой в кабинет. Не сказав ни слова, он просто впихнул ее в комнату, а потом затворил за собой дверь.
Алесандра подумала, что давно настало время объяснить во всех подробностях ее необычные обстоятельства. Она подошла к камину и остановилась, грея руки над огнем, который развел неутомимый Фланнеган.
Колин наблюдал за ней, не говоря ни слова.
Алесандра наконец повернулась и посмотрела ему в глаза. Он стоял, опершись о косяк, скрестив руки па груди. Колин не хмурился и вовсе не выглядел сердитым – скорее задумчивым.
– Из-за меня вы подвергались опасности, – прошептала Алесандра. – Мне нужно объясниться.
Она ожидала, что Колин согласится с этим утверждением; Он удивил ее, покачав головой.
– В этом есть и моя доля вины, Алесандра. Мне следовало настоять, чтобы вы рассказали мне о своих обстоятельствах. Я был слишком поглощен собственными заботами, чтобы обращать внимание на вас. Я довольно небрежно выполнял свои обязанности опекуна. Но отныне будет по-другому. Вы ведь ничего не утаите, верно?
Алесандра прижала руки к груди.
– Это не ваша вина, сэр. Не думаю, что останусь тут надолго, чтобы доставлять вам лишние хлопоты, особенно после того как вы дали мне понять, что у вас пет намерений жениться еще долгое время. Я также считала, что генерал обязательно пошлет посла и потребует моего возвращения. Я ошиблась, как видите. Думала, что он поступит как порядочный человек. Но он не такой. Ясно, что он решителен… и отвратителен.
У нее на глаза навернулись слезы. Алесандра глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки.
– Я очень сожалею о том, что произошло сегодня вечером.
Колину стало жаль ее.
– Вы ни в чем не виноваты.
– Они охотились за мной, – возразила Алесандра. – А не за Реймондом и не за вами.
Колин наконец подошел к стулу за своим столом и сел, положив ноги на стоящую поблизости скамеечку.
– А почему этот генерал требует вашего возвращения на родину?
– Это не моя родина, – поправила его она. – И родилась я совсем в другом месте. Вы знаете, мой отец был королем, пока не женился на моей маме. Она была простой англичанкой и не могла входить в его круг. Отец отказался от трона, чтобы жениться на ней, в пользу своего младшего брата Эдварда. Все было устроено надлежащим образом. По беспристрастному лицу Колина невозможно было ничего прочитать, и Алесандра не имела ни малейшего представления о его мыслях.
– Хотите, чтобы я продолжала? – спросила она, явно обеспокоенная.
– Я хочу, чтобы вы объяснили, почему генерал требует вашего возвращения на родину, – повторил он.
– Моего отца любили подданные. Они не осуждали его за то, что он женился на моей матери. На самом деле они считали это очень романтичным. Ведь он отказался ради нее от целого королевства, и все, кто был знаком с моей матерью, обожали ее. Она была милой, доброй женщиной.
– Вы похожи на свою мать внешне?
– Да.
– Значит, она была красавицей, не так ли?
Колин только что сделал ей комплимент, но на Алесандру это никак не подействовало. Ее мать была не только красива.
– Обычно от комплиментов так не хмурятся, – заметил Колин,
– Моя матушка была красавицей, – сказала она. – Но у нее было чистое сердце, и мне бы хотелось быть похожей на нее, Колин. Мои мысли редко бывают чистыми. Я сегодня вечером так разозлилась, что мне хотелось убить этих людей.
Колин впервые позволил себе улыбнуться.
– Я их проучил, – напомнил он ей. – А теперь, пожалуйста, продолжайте дальше. Мне не терпится услышать все остальное.
– Брат моего отца умер в прошлом году, и в стране снова началась смута. Похоже, возникло мнение, что мне следует вернуться на родину. Генерал хочет жениться и считает, что сможет удержать трон, если я стану его женой.
– Почему он так считает?
Алесандра вздохнула:
– Потому что я единственная наследница трона, оставшаяся в живых. Все благополучно забыли, что мой отец отрекся от престола. Как я уже говорила, его сильно любили подданные, и эта любовь…
Она вдруг замолчала. Колин заметил слабый румянец на ее щеках.
– И эта любовь что? – спросил он.
– Была перенесена на меня, – выпалила она. – По крайней мере, так сэр Ричарде из вашего военного Департамента объяснил мне, и все эти письма, которые я получала годами от преданных людей, подтверждают мои догадки.
Колин выпрямился на стуле.
– Вы знакомы с сэром Ричардсом?
– Да, – ответила Алесандра. – Однажды он оказал мне неоценимую услугу. Почему вы так удивлены? Что в этом особенного? Вы даже вздрогнули при одном его имени.
Колин покачал головой.
– Какое отношение ко всему этому имеет глава департамента секретной службы?
– Значит, и вы тоже знакомы с мистером Ричардсом?
– Я на него работаю.
Теперь настала ее очередь удивляться.
Алесандра была потрясена.
– Но он ведает секретами… Колин, если вы работаете на него, то ваша работа опасна. И что думают ваши родители о вашей двойной жизни? О, сэр, неудивительно, что у вас нет никакого желания жениться. Ваша жена все время будет беспокоиться за вас. Непременно.
Колин пожалел, что сказал ей правду.
– Я работал на него, – поправился он. Алесандра поняла, что он лжет. Доказательством тому были его глаза. Они стали холодными, неприязненными. Она решила не выказывать своего недоверия. Если Колину необходимо, чтобы она считала, что он не связан с секретной службой, пусть будет так, как он хочет.
– Так все-таки при чем здесь сэр Ричарде? Раздраженный тон Колина вновь призвал ее к ответу.
– Он приезжал повидаться со мной как раз за день до болезни вашего отца. Он и его ближайшее окружение хотели, чтобы я вышла замуж за генерала Айвана.
– Значит, он знаком с генералом? Алесандра покачала головой.
– Он о нем наслышан, – уточнила она. – Сэр Ричарде считает Айвана меньшим из двух зол.
Колин тихонько выругался. Алесандра сделала вид, что не расслышала.
– Сэр Ричарде сказал вашему отцу, что при таком раскладе генералом легче будет управлять. Англия желает продолжать импортные поставки, а генерал, несомненно, станет считать вашу страну дружественной, если ваши официальные круги убедят меня выйти замуж за Айвана. Там есть еще кое-кто, стремящийся захватить трои, и сэр Ричардс считает этого человека куда более жестоким. Он также считает, что тот не станет налаживать торговые связи.
– И вы оказались жертвенной овечкой, отданной на заклание, не так ли?
Алесандра не ответила.
– И что же ответил мой отец сэру Ричардсу? Она переплела пальцы рук.
– Глава департамента может быть очень убедительным. Ваш отец выслушал его аргументы и пообещал обдумать этот вопрос со всех сторон. После того как Ричарде ушел, мой опекун решил, что этой свадьбе не бывать.
– Почему же?
Алесандра опустила глаза на руки, увидела, как побелели пальцы, и расцепила руки.
– Я плакала, – призналась она, – Мне стыдно в этом признаться, но я действительно плакала. Я была просто в отчаянии. Ваша матушка рассердилась на вашего отца, что стало причиной бурной сцены. От этого я почувствовала себя страшно виноватой. Я понимала, что разочаровываю всех из-за своего эгоизма.
Единственным моим оправданием было то, что у моих родителей был очень счастливый брак, и я не могла себе представить, что может быть по-другому. Я не верила, что смогу найти любовь и счастье, если выйду замуж за человека, которому нужна только для того, чтобы прийти к власти.
Я никогда не встречалась с генералом, но Реймонд и Стивен много рассказывали мне о нем. Если только половина из услышанного мною правда, он – человек, ставящий выше всего свои прихоти.
Алесандра замолчала, пытаясь успокоиться.
– У вашего отца мягкое сердце. Он не мог видеть моих слез. Ведь он дал обещание моему отцу позаботиться обо мне, – продолжила принцесса.
– Поэтому он решил, что вы должны выйти замуж за меня.
– Да, – ответила она. – Он надеялся, но не исключал возможности неудачи. В противном случае ваша матушка не стала бы вписывать ваше имя в приглашения. Я питала иллюзии, когда говорила вашему отцу, что хочу выйти замуж по любви. Я понимала, что сейчас это невозможно, если принимать во внимание поспешность заключения брака, и поэтому решила рассматривать свадьбу как обычную сделку. В обмен на мое немалое наследство мой муж будет жить своей жизнью, а я – своей. Я думала, что смогу путешествовать… а со временем вернусь в обитель Святого креста. Там так спокойно и тихо.
– Дьявольщина!
Алесандра не знала, как относиться к такому богохульству. В ответ она нахмурилась и сказала:
– Я также надеялась, что, возможно, мы с моим мужем со временем станем друзьями.
– А как же любовь?
Она пристально посмотрела ему в глаза.
– Все возможно, Колин, если запастись временем и терпением. Однако у меня было достаточно времени, чтобы пересмотреть свои представления. Мне казалось, что джентльмены в Англии более воспитаны, и я надеялась, что смогу подыскать именно такого, с кем можно будет неплохо ужиться, но сегодня вечером поняла, что все это напрасный труд. Я согласна. Я выйду замуж за генерала. Я и так стала причиной стольких несчастий. Возможно, со временем этот человек научится… помягче относиться к людям.
Колин усмехнулся:
– Не обманывайте себя, принцесса. Он не переменится, и вы не выйдете за него замуж. Понятно?
Она вздрогнула от резкости его тона.
– Мне нужно заручиться вашим согласием, Алесандра.
Он никогда этого не получит. У нее перед глазами все еще стояла кровь, заливающая лицо Реймонда.
– Я больше не хочу быть причиной…
– Подойдите сюда.
Алесандра подошла и встала перед столом. Колин жестом попросил ее подойти поближе. Она обогнула край стола и остановилась на некотором расстоянии от него.
– Генерал отказался бы от своих планов и оставил бы меня в покое, если бы у меня был муж… правда?
Сочетание страха и надежды в ее голосе необычайно растрогало его. Она слишком молода, чтобы беспокоиться о подобных вещах. Алесандре пристало быть такой же легкомысленной и ветреной, как его младшие сестры.
Этой юной девушке нужен защитник! Колин потянулся и взял ее за руки. Алесандра только сейчас заметила, что снова переплела пальцы. Она попыталась успокоиться, но это ей не удалось.
– О свадьбе с генералом не может быть и речи. Договорились? – Колин держал ее руки в своих. – Хорошо, – сказал он, глядя на ее головку, склоненную в знак согласия. – Вы ничего не упустили, когда давали мне объяснения?
– Нет.
Колин улыбнулся.
– Никто не осмеливается спорить с главой департамента секретной службы, – заметил он позже, говоря о сэре Ричардсе.
– Ваш отец осмелился.
– Разве? – Колин был необычайно доволен своим отцом. – Завтра же поговорю с Ричардсом: вдруг нам удастся заручиться его поддержкой.
– Спасибо.
Колин нетерпеливо кивнул.
– Поскольку моя семья несет ответственность за вас, я назначу встречу с отцом и братом, как только они поправятся.
– С какой целью?
– Чтобы определиться, что, черт возьми, делать с вами!
Колин хотел, чтобы это замечание было похоже на шутку.
Алесандра же приняла его близко к сердцу. Она рывком выдернула руки. Его прямолинейность обидела ее. У Алесандры была на редкость чувствительная натура. У Колина с языка чуть не сорвался совет получше держать себя в руках, но он вовремя остановился, побоявшись снова обидеть принцессу.
– Я не хочу быть никому в тягость.
– Я этого не говорил.
– Но имели это в виду.
– Вовсе нет. Я всегда говорю то, что есть на самом деле.
Алесандра повернулась и направилась к двери.
– Считаю, настало время передумать, – бросила она через плечо.
– Мы уже это сделали.
– Лично я собираюсь попробовать еще раз, – объявила она.
Приступ тошноты удивил Колина. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул. В желудке у него заурчало, и он решил, что его внезапная слабость возникла из-за того, что он не успел пообедать.
Колин заставил себя подумать о последнем замечании Алесандры.
– И что вы собираетесь теперь переосмысливать?
– Наше соглашение, – объяснила она. – Ничего из этого не получится. Я на самом деле считаю, что мне нужно завтра же подыскать себе новое пристанище.
– Алесандра…
Он не повысил голоса, но в его резком тоне все еще слышалась язвительность. Алесандра остановилась в дверях и оглянулась. Она вся напряглась в ожидании его очередной откровенности, ранящей ее самолюбие.
Колин почувствовал себя словно в аду, когда увидел слезы у нее на глазах.
– Простите, – пробормотал он. – Вы мне вовсе не в тягость. Несомненно, ваше теперешнее положение очень запутанно. Вы согласны с этим? – спросил он.
– Ну, допустим.
Колин рассеянно потер лоб и был удивлен, когда почувствовал на нем пот. Он ослабил галстук. В кабинете было жарко, как в пекле. Огонь в камине давал тепла больше, чем требовалось, предположил Колин. Он было хотел снять и камзол, но от усталости не сделал даже этого.
– Мое положение очень серьезно, Колин, – добавила Алесандра, нарушив молчание.
– Но ведь это не конец света, правда? Вы потрясены сегодняшним происшествием.
– Да, я потрясена! – выкрикнула она. – Реймонд был ранен сегодня вечером. Или вы забыли? Его могли и убить. И вы… вас тоже могли ранить!
Колин снова нахмурился. Алесандра уже почти пожалела о том, что напомнила ему о случившемся. Она решила не заканчивать вечер на такой печальной ноте.
– Я забыла о хороших манерах, – выпалила она. – Мне следовало бы поблагодарить вас.
– Следовало бы? Почему же?
– Потому что вы извинились, – объяснила она. – Я знаю, вам было это нелегко сделать.
– И откуда вы можете знать об этом?
– Голос у вас был так резок, и вы так на меня смотрели. Да, это было нелегко. И все-таки вы попросили прощения. И от этого ваши извинения мне еще более приятны.
Алесандра приблизилась к нему. И пока ее храбрость не пропала, она наклонилась и поцеловала его в щеку.
– И все-таки я предпочла бы, чтобы моим опекуном был ваш отец, – сказала она ему, чтобы вызвать у него улыбку. – С ним гораздо легче..,
Алесандра подыскивала подходящее слово. Колин подсказал его:
– Управляться?
Она рассмеялась:
– Да.
– Мои четыре младшие сестренки успешно им командуют. Эти барышни скоро превратят его в шоколадный пудинг.
Колин устало вздохнул и снова потер лоб. В последнее несколько минут его одолевала пульсирующая головная боль, и он едва мог сосредоточиться на разговоре.
– Идите спать, Алесандра. Уже поздно, и у вас был тяжелый день.
Она собралась уходить, но что-то удержало ее.
– С вами все в порядке? Ваше лицо мне кажется слишком бледным.
– Я чувствую себя прекрасно, – сказал он ей. – пора спать.
Колин с легкостью сказал ей не правду. Он вовсе не чувствовал себя прекрасно. Он был словно в аду. Внутри у него все горело. Желудок реагировал так, словно он только что проглотил кусок раскаленного угля. Кожа была липкая, влажная и горячая, и Колин благодарил Бога за то, что не много съел за ужином. При одной мысли о еде его затошнило.
Колин был уверен, что если немножко поспит, то почувствует себя лучше. К часу ночи он хотел закрыть глаза и умереть.
К трем часам ночи он думал, что это уже произошло.
Он горел от лихорадки, и провалиться ему на этом месте, если его уже двадцать раз не стошнило тем самым поганым зеленым яблоком, которое он съел перед поездкой в оперу.
В конце концов его желудок смирился с тем, что там больше ничего не осталось, и сжался в тугой узел. Колин лежал распростертый на кровати, лицом вниз, широко раскинув руки.
О да, смерть была бы для него счастливым избавлением!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Замки - Гарвуд Джулия



Очень интерестная история : принцесса умный и здравомыслящий человек, герой романа - эгоист, увечен, не способен понять свои чувства. Вечная дилема - мужчина тиран и женщина воительница за права. 26.07.11. Читайте, не пожалеете.
Замки - Гарвуд ДжулияДжули.
27.07.2011, 8.48





Да, интересный роман. Я бы гг добавила в начале немного слез, все таки он ее сильно обижал.Но она молодец, справилась с ним. Любовь всегда побеждает))))
Замки - Гарвуд ДжулияLana
23.11.2012, 11.20





Просто замечательный роман! Нравится, что у автора сильные характером гл героини, умные, с юмором! И такие же гл герои!
Замки - Гарвуд Джулиясв
24.11.2012, 10.28





Хороший роман, как и все у Джулии Гарвуд. Красивые герои, нежная любовь, интересный конец.
Замки - Гарвуд ДжулияКэт
25.12.2012, 0.04





Самый мой любимый роман. По моему мнению в нем всё как надо. Герои, сюжет, концовка. Нет нудятины, всё в темпе, приятно читать и перечитывать тоже :-)
Замки - Гарвуд ДжулияДаша
16.01.2013, 14.00





Это третья книга.Лутше начать с"Ангел-хранитель"-про Кейна,"Дар"-про Натана. Все три книги великолепны.
Замки - Гарвуд ДжулияКрик
28.05.2013, 6.19





великолепная серия. читайте. и смех, и слезы, и любовь... адекватные гг-и. характеры. все ясно.
Замки - Гарвуд Джулиямаруся
12.06.2013, 17.36





если быть точной то это 4 роман в серии,а не третий
Замки - Гарвуд Джулияюлька
20.10.2013, 23.56





Классный роман!Для Криг - это4й роман, первый "Львица" про Лайнела и Кристину, друг Кейна. Все они классно написано и их интересно читать,так что читайте и наслаждайтесь чтением.
Замки - Гарвуд ДжулияАнна Г,
27.03.2014, 9.12





Присоединяюсь к положительным отзывам. Но коснусь одного нюанса, который ,правда, встречается у многих авторов. После болезненной ликвидации девственности, простыни так залиты кровью, что героине стыдно перед слугами и ей приходится их прятать. В студенчестве, во время изучения судебной медицины, нам демонстрировали одну экспертизу, когда молодой муж привел новобрачную с жалобами, что невеста не была целкой, т.к. КРОВИ БЫЛО МАЛО (!!!). Преподаватель объяснял ему, что он не барана резал, но муж остался при своем мнении. Может быть он тоже начитался таких романов.
Замки - Гарвуд ДжулияВ.З.,66л.
10.04.2014, 9.34





Обожаю Джулию Гарвуд, а книгу ещё больше!
Замки - Гарвуд Джулияирина
22.07.2014, 23.35





Замечательная книга!!!! Супер!!!
Замки - Гарвуд ДжулияНадежда
23.03.2015, 15.57





Замечательный роман и главные герои классные.В стиле Д.Гарвуд.10 б))) советую прочесть
Замки - Гарвуд ДжулияМорган
22.06.2015, 23.54





роман замечательный.Главный герой лапочка,настоящий мужчина,обожаю таких.Много классных сцен,особенно со свадьбой.Читайте не пожалеете)))
Замки - Гарвуд ДжулияМорган
22.06.2015, 23.57





О, многомудрая Алесандра, принцесса не знаю там, чего! Не знаю, что она вытворяла в монастыре, но приехав с целью выйти " взамуж" она наводит зеленую тоску свей правильностью и бесконечными списками! Герой занудливый упрямец, как у Островского:" Будем жить своими трудами- с!" Да бери ты уж ее мульены и строй корабли! В конце романа автор спохватилась и забила страницы таким старательным сексом, что хоть пособие выпускай! Злодея приплели для антуражу, а то б что наша гениальная принцесса разгадывала !
Замки - Гарвуд ДжулияЕлена Ива
25.06.2015, 12.09





Читала эту книгу в 20 лет. Тогда понравилась. Думала, какая организованная девушка со списками по любому поводу. А сейчас терпеть не могу таких скурупулёзных барышень, они не настоящие.
Замки - Гарвуд ДжулияОльга
18.12.2015, 14.59





Господи, какая нудятина... Глаза слипаются в сонном порыве. Героиня уже пол романа пытается своим поведением уговорить героя жениться на ней. Это так не правдоподобно описано все. Никаких описаний встреч после её приезда в Англию, никакого разговора о браке, объяснений внятных герою не дала. Просто все перед фактом ... Роман очень скудный .. Тяжело читать не отвлекаясь. Я конечно попробую его осилить. .. Но очень уж клонит в сон .
Замки - Гарвуд ДжулияМарика
27.02.2016, 19.17





Нет,это все же выше моих сил)))) не могу...
Замки - Гарвуд ДжулияМарика
27.02.2016, 22.21





Читаю и как-то нудновато. Дочитываю тк не привылка бросать недочитанным.
Замки - Гарвуд Джулиялена
3.03.2016, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100