Читать онлайн Замки, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замки - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 151)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замки - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замки - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Замки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Колин разбудил Алесандру рано следующим утром.
– Сердце мое, открой глазки. Я хочу переговорить с тобой, прежде чем уйду.
Она с трудом села в постели.
– Куда ты идешь?
– На работу.
Алесандра стала сползать под одеяло. Колин наклонился над постелью и схватил ее за плечи. Он не мог понять, открыты у нее глаза или нет, потому что кудри закрывали ей лицо и не давали ему рассмотреть. Он поддержал ее одной рукой, а другой отбросил волосы за спину. Колин был раздосадован и удивлен.
– Ты уже проснулась?
– Думаю, да.
– Я хочу, чтобы ты никуда не выходила, пока я не вернусь. Я уже отдал приказания Стивену и Реймонду.
– Почему мне нельзя выходить?
– Разве ты уже забыла о полисе, который действует в течение тридцати дней?
Алесандра громко зевнула. Она об этом совершенно забыла.
– Ты хочешь сказать, я должна сидеть под замком целый месяц?
– Придется соглашаться на это время от времени, женушка.
– Колин, который теперь час?
– Уже рассвело.
– Боже правый!
– Ты слышала, что я говорю? – не отставал он.
Алесандра не ответила. Она выбралась из постели, надела халат и пошла к нему в спальню.
Ее муж последовал за ней.
– Что ты делаешь?
– Ложусь в твою постель.
– Зачем?
– Мое место здесь!
Алесандра забралась под одеяло и через минуту крепко заснула. Колин наклонился и поцеловал ее в лоб.
Фланнеган ждал в коридоре. Колин пошел отдавать распоряжения дворецкому. На следующие тридцать дней их дом должен стать крепостью, и никто, кроме членов семьи, не будет допускаться в него.
– Это сделать нетрудно, милорд, гораздо труднее принцессу удержать дома.
Предсказание Фланнегана оказалось точным.
Сражение началось поздним утром.
Дворецкий обнаружил свою новоиспеченную хозяйку сидящей на полу в спальне Колина. Вокруг нее стояли все туфли мужа.
– Что это вы делаете, принцесса?
– Колину нужны новые башмаки, – ответила она.
– Но у него по крайней мере пять пар остались еще ненадеванными. Он приверженец старомодных туфель от Хессиана, хотя теперь в моде веллингтоны.
Алесандра рассматривала подошвы башмаков.
– Фланнеган, ты заметил, что каблук левого ботинка почти не сношен?
Дворецкий встал на колени рядом с хозяйкой и посмотрел на ботинок, который та ему протягивала.
– По виду как новенький, – заметил он. – Но я знаю, что он их носил.
– Да, эти башмаки он надевал, – подтвердила она. – Алесандра протянула правый ботинок. – Этот здорово поношен, верно?
– И что это означает, принцесса?
– Мы разговариваем сейчас с тобой с глазу на глаз, Фланнеган. Я не хочу, чтобы это дошло до Колина. Он болезненно реагирует, когда обсуждают его больную ногу.
– Я и словом не обмолвлюсь. Алесандра кивнула.
– Похоже, у Колина покалеченная нога чуточку короче другой. Мне хотелось бы, чтобы сапожник изучил эти туфли и внес кое-какие поправки.
– Вы имеете в виду, что один каблук будет выше? Колин тотчас же заметит, принцесса.
Она покачала головой.
– Я подумывала об изменениях внутри ботинка – возможно, это будет кожаная подушечка под стелькой. Кто сейчас шьет Колину обувь?
– Эту пару делал Хобби, – отвечал Фланнеган. – Любой уважающий себя джентльмен заказывает обувь у него.
– Тогда он нам не подходит, – возразила Алесандра. – Я не хочу, чтобы кто-то узнал о нашем секрете. Мы должны найти другого мастера.
– Есть еще Куртис, – заметил Фланнеган после минутного размышления. – Он обычно шил обувь отцу Колина. Теперь он уже отошел от дел, но живет в Лондоне, и его можно уговорить помочь вам.
– Я сейчас же должна с ним увидеться! Возьму только одну пару башмаков Колина. Если нам повезет, муж не заметит их отсутствия.
Фланнеган отчаянно затряс головой.
– Вы не можете выходить из дома. Я сам с радостью займусь этим, – добавил он поспешно, когда по виду Алесандры понял, что сейчас начнутся возражения. – Если бы вы написали свои пожелания Куртису…
– Так и быть, – согласилась она. – Составлю список моих предложений. Это отличная идея. Ты можешь отправиться к нему сегодня днем?
Дворецкий с готовностью согласился. Алесандра вручила ему башмаки и поднялась.
– Если нам улыбнется удача, я закажу для Колина у Куртиса пару веллингтонов, только покороче. Тогда у него будет пара сапог, чтобы носить их с брюками. А теперь, Фланнеган, у меня к тебе еще одна просьба.
– Да, принцесса?
– Не мог бы ты отнести записку сэру Уинтерсу? Хочу, чтобы он зашел к нам в середине дня.
– Да, конечно, – согласился дворецкий. – Осмелюсь спросить, зачем вам понадобился доктор?
– Сегодня днем я буду больна.
Фланнеган растерялся.
– Неужели? А откуда вы знаете…
Алесандра вздохнула.
– Если я все тебе объясню и попрошу держать в строгом секрете, то тебе придется лгать своему хозяину. А мы не можем этого допустить, не правда ли?
– Да, конечно, не можем.
– Видишь ли, Фланнеган, поэтому тебе лучше ничего не знать.
– Это имеет отношение к хозяину, верно? Алесандра улыбнулась.
– Возможно, – уклончиво ответила она.
Алесандра удалилась, оставив Фланнегана в окружении полчища башмаков, которые нужно было сложить обратно в гардероб, и отправилась в свою комнату написать записку сапожнику. Башмаки, что она посылала, были из мягкой телячьей кожи, и в своей записке Алесандра попросила обувных дел мастера приспособить башмак для больной ноги Колина так, чтобы при ходьбе как можно меньше ее тревожить. Новоиспеченная леди Холбрук не преминула выразить надежду, что высочайшее мастерство господина Куртиса позволит ему блестяще исполнить эту небольшую просьбу.
Затем Алесандра послала записку сэру Уинтерсу, прося встречи с ним. Она назначила время на четыре часа дня,
Доктор был пунктуален. Стивен проводил его в гостиную. Он осмелился бросить хмурый взгляд на свою хозяйку за то, что та настояла на визите сэра Уинтерса. Алесандра улыбнулась телохранителю.
– Ваш супруг дал нам специальный приказ не впускать никого, кроме ближайших родственников, – прошептал он.
– Сэр Уинтерс – все равно что член семьи, – возразила Алесандра. – И я плохо себя чувствую, Стивен. Мне нужна его помощь.
Преданному Стивену стало стыдно за свои слова. Алесандра почувствовала себя немного виноватой из-за того, что ей пришлось солгать. Однако быстро справившись с этим чувством, она напомнила себе, что движет ею только одно – забота о Колине.
Алесандра выпроводила телохранителя, прикрыв французские двери в гостиную. Сэр Уинтерс остановился напротив нее. В руках у него был коричневый кожаный саквояж. Алесандра предложила доктору сесть.
– Если вы чувствуете недомогание, вам следует быть в постели, принцесса, – сразу приступил к делу сэр Уинтерс.
Алесандра улыбнулась врачу.
– Я не настолько больна, – объявила она, – У меня чуть-чуть першит в горле. Только и всего.
– Тогда горячий чай избавит вас от этого. А если не поможет, – продолжал сэр Уинтерс, – капелька бренди сделает свое дело.
Поскольку добрейший доктор был таким искренним, а вид у него – таким сочувствующим, Алесандра не могла больше притворяться.
– Причина, по которой я попросила вас прийти сюда, вовсе не в этом, – сообщила она. – Я бы хотела переговорить с вами о Колине.
Алесандра уселась в кресло напротив врача и нервно сцепила пальцы.
– Я воспользовалась ложным предлогом, чтобы заставить вас прийти сюда, – призналась она. – Алесандра вела себя так, словно только что созналась в смертном грехе. – Горло у меня вовсе и не болит. По правде говоря, оно у меня болит только в том случае, когда мне очень хочется накричать на своего упрямого мужа, а я знаю, что так не полагается.
Сэр Уинтерс улыбнулся:
– Колин может проявлять упрямство, не правда ли?
– К несчастью, да, – прошептала Алесандра.
– Так значит, это он болен? – спросил врач, все еше не понимая настоящей причины своего визита.
Алесандра покачала головой.
– Дело в его ноге, – стала объяснять она шепотом. – Он не желает говорить о своем увечье. Видите ли, он к этому относится чрезвычайно щепетильно, но я знаю, что он испытывает ужасные муки. Я подумала, нельзя ли что-нибудь предпринять, чтобы облегчить его страдания?
Врач откинулся на диванные подушки. Волнение, написанное на лице принцессы, говорило о том, что она не на шутку встревожена.
– Он не рассказал вам, как получил увечье, не так ли?
– Нет.
– Акула откусила ему часть ноги, принцесса. Я его лечил и одно время уже подумывал, не отнять ли ему всю ногу. Компаньон Колина Натан не позволил мне этого сделать. Понимаете, ваш муж тогда был не в силах выразить собственного мнения по этому вопросу. Его состояние было настолько тяжелым, что он долго находился в беспамятстве.
Их разговор был прерван стуком в дверь. Вошел Фланнеган, неся серебряный поднос. Собеседники ни словом ни обмолвились, пока дворецкий разливал горячий чай. Разговор возобновился, только когда Фланнеган покинул гостиную.
Сэр Уинтерс с удовольствием угостился сладкими бисквитными пирожными, которые стояли в серебряной вазочке. Они словно таяли во рту.
– Колин будет очень расстроен, если узнает о нашем с вами разговоре, – созналась Алесандра. – А я чувствую себя виноватой и думаю, что он будет мной недоволен.
– Пустяки, – перебил ее сэр Уинтерс, не спеша прихлебывая чай. – Вы действуете в его же интересах. Он не узнает о нашем разговоре. А теперь что касается вашего вопроса. Как вы можете ему помочь? Я бы предложил настойку опия или бренди, когда боль становится непереносимой, но знаю, что Колин никогда не согласится на это.
– Причиной тому гордость? – спросила Алесандра, которая ловила каждое слово доктора, всей душой надеясь на его помощь.
Уинтерс покачал головой.
– Зависимость, – возразил он. – К опию привыкают, принцесса, равно как и к горячительным напиткам. Но я считаю, Колину это не грозит.
– Понимаю, – отвечала она, когда доктор не стал распространяться дальше.
– Я также предложил надеть стальной каркас от колена до щиколотки. Ваш супруг отклонил и это предложение.
– Он человек гордый, – в который раз заметила Алесандра.
Уинтерс кивнул.
– И к тому же Колин оказался гораздо умнее меня, – заметил он. – Я почти не верил, что он сможет когда-нибудь ходить без посторонней помощи. Он доказал, что я ошибался. То, что осталось от мышцы, достаточно укрепилось, чтобы он мог опираться на ногу при ходьбе. Сейчас Колин только слегка прихрамывает.
– По вечерам, когда устает, он хромает сильнее.
– Тогда следует прикладывать горячие полотенца. Конечно, это нельзя считать лечением, но они облегчат его боль. Успокаивающий массаж тоже сделает свое дело. Алесандра подумала, что вряд ли Колин когда-нибудь позволит ей следовать этим советам. Но это уже отдельный разговор, и она не будет посвящать в это сэра Уинтерс а.
– Что вы еще можете сказать, доктор? – спросила она.
– Если боль будет усиливаться, он может лишиться ноги, – объявил сэр Уинтерс. – Не стоит ждать воспаления.
Алесандра кивнула в знак согласия. Она сильно приуныла, но не показывала виду, чтобы врач не заметил ее глубокого разочарования. Его предложения мало что меняли.
– Вы дали мне советы, как облегчить боль, сэр Уинтерс, но я надеялась, что вы поможете вылечить ногу.
– Вы надеетесь на чудо, – ответил сэр Уинтерс, – но я же не Господь Бог. Нельзя ничего сделать, чтобы его нога стала прежней, принцесса.
Голос его был полон доброты.
– Да, – сказала она шепотом. – Полагаю, я надеялась на чудо. И все-таки ваши предложения могут быть полезны. Если у вас будет что добавить, не напишете ли мне записочку? Я воспользуюсь всеми советами, которые вы можете дать.
Сэр Уинтерс взял с подноса последнее пирожное. Голова у него была целиком занята мыслями о здоровье Колина, и он не заметил, что съел все угощение один. Алесандра снова наполнила его чашку чаем.
– Неужели все мужья такие же упрямые? – спросила она врача.
Сэр Уинтерс улыбнулся:
– Похоже, эта черта присуща всем мужьям.
Он рассказал ей несколько забавных историй о титулованных особах, которые отказывались признавать, что им необходима врачебная помощь. Любимой его историей был рассказ о маркизе Экермане. Джентльмен участвовал в дуэли. Ему прострелили плечо, и он не позволял никому осмотреть рану. Его брат пригласил Уинтерса оказать помощь.
– Мы нашли его в «Уайтсе» за одним из игорных столов, – рассказывал врач. – Пришлось попросить троих его друзей оттащить его от стола. Когда мы сняли с него сюртук, кровь была повсюду.
– Маркиз поправился?
Уинтерс кивнул.
– Слишком упрям, чтобы умереть, – заметил он. – Говорил о ране как о пустяковой царапине, пока не потерял сознание. Я посоветовал его жене привязать его к кровати, пока он не выздоровеет.
Алесандра улыбнулась, вообразив эту картину.
– Колин столь же упрям, – со вздохом сообщила она. – Я была бы вам благодарна, если бы вы сохранили в тайне наш разговор. Я уже говорила, что Колин очень чувствителен в том, что касается его увечья.
Сэр Уинтерс поставил чанную чашку на поднос, взял саквояж и встал, чтобы откланяться.
– Не беспокойтесь, принцесса. Я и словом не обмолвлюсь об этом визите. Вы будете удивлены, когда узнаете, сколько жен просят у меня подобных советов относительно здоровья своих мужей.
Дверь в гостиную распахнулась как раз в тот момент, когда врач протянул руку к дверной ручке. Колин отодвинулся, дав пройти Уинтерсу. Он коротко кивнул доктору в знак приветствия и обратился к жене:
– Фланнеган говорит, что ты заболела.
Не дожидаясь ответа, он обратился к доктору:
– Что с ней?
Алесандра не хотела, чтобы врачу пришлось солгать из-за нее.
– У меня першило в горле, но теперь мне уже легче. – поспешно ответила она. – Сэр Уинтерс предложил пить горячий чай.
– Совершенно верно, – не замедлил подтвердить доктор.
Тут было что-то не так, но Колин еще не мог понять, в чем дело. Алесандра избегала смотреть ему в глаза. Он прекрасно видел, что она не говорит ему всей правды. Ее пышущий здоровьем вид говорил об обратном. Щеки ее разрумянились, что было признаком замешательства, Колин решил повременить с выяснением сути дела до тех пор, пока они останутся наедине.
Алесандра вместе с Колином провожала доктора. Она случайно оглянулась через плечо и поймала сочувственный взгляд дворецкого, который стоял поодаль.
Она вдруг почувствовала угрызения совести за свою ложь, а выражение лица Фланнегана только усилило это чувство.
Но цели ее чисты, тут же сказала она себе. Затем Алесандра тихонько вздохнула. Именно этим оправданием она утешала себя, когда делала второй набор бухгалтерских книг для настоятельницы в монастыре.
Но грех есть грех, и именно так заявила монахиня, когда обнаружила ее маленькую хитрость. Большой он или маленький – не важно. Бог, назидательно говорила мать-настоятельница, ведет точный список любого и каждого прегрешения каждой женщины и каждого мужчины на земле. А список грехов Алесандры, размышляла мать Мария, вероятно, настолько длинный, что его хватит до дна океана.
Алесандра не считала, что она так много и часто грешила. Она полагала, что к сегодняшнему времени перечень ее грехов был не длиннее ее собственной тени. Интересно, неужели Создатель ведет две колонки в списке ее грехов: одну – для небольших прегрешений, а другую – для более весомых проступков?
Алесандра внезапно вернулась к действительности, услышав слова Уинтерса:
– Я сожалею о потере «Бриллианта», Колин. Это большое несчастье.
– Ты потерял бриллиант? – спросила Алесандра мужа.
Колин покачал головой;
– Это корабль, Алесандра. Он затонул вместе с грузом. Сэр Уинтерс, откуда вам стало известно об этом так скоро? Я сам узнал только вчера.
– Мой друг ведет дела с Ллойдом. Сегодня один из их агентов упомянул об этом. Ведь это они застраховали корабль от несчастного случая, не правда ли?
– Да.
– Это правда, что вы с Натаном в этом году теряете уже второе судно? Колин кивнул.
– Почему ты не сказал мне об этом? – спросила Алесандра.
Как она пи старалась сдержаться, ее голос зазвенел от обиды.
– Не хотел тебя волновать, – объяснил Колин. Алесандра не поверила, что причина была только в этом. Возможно; это было всего лишь частью правды, а вся правда заключалась в том, что Колин не хотел посвящать ее в свои неприятности. Она старалась не обижаться на него. Колин не привык делиться своими бедами ни с кем, и не так просто покончить со своими привычками, даже если ты женат.
Алесандра решила, что ей следует проявлять терпение. Колину нужно свыкнуться с ее присутствием, и, Бог даст, со временем он научится доверять ей.
Ее муж все еще беседовал с врачом, когда Алесандра извинилась и пошла наверх. Она вернулась к себе в комнату и принялась записывать советы доктора, но ее мысли были далеко. Как он мог умолчать о гибели корабля! И если он обеспокоен, у нее тоже есть полное право волноваться. Мужьям и женам полагается делить все беды поровну, так было всегда!
Через некоторое время в дверях показался Фланнеган и объявил, что кушать подано. Спускаясь по лестнице, Алесандра попросила его еще об одном одолжении.
– Вы уже слышали о неприятностях виконта Тальбота?
– О да, – отвечал Фланнеган. – Весь Лондон об этом говорит. Леди Роберта оставила своего мужа.
– Колин запретил мне говорить с виконтом, а я должна уважать желания своего мужа. Он считает, что я только посыплю соль на раны виконта.
– А вам это необходимо сделать?
– Я считаю, что между внезапным исчезновением его жены и тем, что никто не может сказать, где находится леди Виктория, моя подруга, есть какая-то связь. Леди Виктория тоже исчезла. Я хотела узнать, не переговоришь ли ты с прислугой виконта ради меня. Видишь ли, мне нужно узнать, не получала ли леди Роберта небольших подарков от неизвестного воздыхателя.
– Подарки какого рода, принцесса?
Она пожала плечами.
– Цветы, возможно, конфеты, – сказала она. – Разве прислуга не заметила бы таких подарков?
Фланнеган кивнул.
– Да, конечно же, слуги бы заметили. И стали бы судачить об этом, между собой. Хотя мне они этого не скажут. Новый повар может кое-что узнать, когда отправится завтра утром на рынок. Могу я передать вашу просьбу ему?
– Да, пожалуйста, – ответила Алесандра.
– О чем это вы тут вдвоем шепчетесь? – спросил Колин, стоя в дверях столовой.
Он улыбнулся, увидев, как его жена вздрогнула от неожиданности.
– Ты сегодня сама не своя, – заметил он.
Алесандра в замешательстве не нашлась, что ответить. Она последовала за Фланнеганом в столовую. Колин отодвинул ей стул и потом занял место во главе стола на противоположном конце.
– И что же, мне теперь весь месяц придется сидеть под замком? – спросила она.
– Да.
Колин был занят тем, что разбирал стопку корреспонденции и не дал себе труда взглянуть на нее, отвечая.
Он не оторвался от своей работы даже для того, чтобы как следует поесть. Алесандре пришло в голову, что он может страдать временами несварением желудка, и она чуть было не спросила об этом мужа.
Но, сочтя это неуместным, она заговорила о другом.
– Как идет подготовка к первому балу Кэтрин? До него осталась всего неделя, Колин. Я не хочу его пропустить.
– Я тебе обо всем расскажу.
– Ты пойдешь без меня?
Алесандру это задело. Колин улыбнулся.
– Да. Я должен там присутствовать. А тебе следует отнестись к этому разумно.
Его твердо сжатые челюсти говорили о том, что он не пойдет ни на какие уступки. Алесандра раздраженно забарабанила пальцами по скатерти:
– Невежливо читать письма за обеденным столом.
Колин так погрузился в письмо от своего компаньона, что не заметил выпада жены.
Закончив читать длинное послание, он сложил бумаги на столе.
– Жена Натана подарила ему девочку. Они назвали ее Джоанной. Младенцу уже почти три месяца, и Натан пишет, что, как только Сара окрепнет, он привезет мать и малышку в Лондон на некоторое время. Джимбо проследит за конторой во время отсутствия Натана.
– Кто такой Джимбо? – с улыбкой спросила Алесандра, услышав такое странное имя.
– Очень хороший друг, – ответил Колин. – Он капитан одного из наших кораблей, «Изумруда», но судно сейчас на капитальном ремонте, поэтому у Джимбо есть свободное время.
– Это хорошие новости, Колин? – заметила Алесандра.
– Да, конечно.
– Тогда почему ты такой хмурый?
Колин не осознавал, что хмурится, пока жена не спросила его об этом. Он откинулся на стуле и вновь заговорил.
– Натан хочет выставить десять – двадцать процентов акций на продажу. Мне ненавистна мысль об этом, и я прекрасно понимаю, что Натан делает это не из собственной прихоти. Однако его можно понять. У него теперь есть семья, и он должен заботиться о ее благосостоянии. Они с Сарой снимали меблированные комнаты, а теперь, с рождением ребенка, им нужен собственный дом.
– А почему вы оба так настроены против других владельцев акций?
– Мы хотим оставить контрольный пакет за собой.
Колин выводил ее из себя.
– Если будут проданы десять или двадцать процентов акций, вы с Натаном останетесь владельцами контрольного пакета и, следовательно, будете контролировать свою компанию.
Похоже, ее логика не произвела на него впечатления, потому что Колин продолжал хмуриться. Алесандра попыталась подойти к этому с другой стороны.
– А что, если продать акции кому-то из членов семьи?
– Нет!
– Ради Бога, почему «нет»? Колин вздохнул.
– Это будет все равно что взять у них взаймы.
– Наоборот, – возразила она. – Кейн или твой отец получат хорошую прибыль. Это будет неплохой вклад денег.
– Почему ты посылала за Уинтерсом? – Колин словно не слышал ее доводов.
Алесандра не собиралась ему уступать.
– Натан дал разрешение на продажу акций?
– Да.
– И когда ты решишь?
– Я уже все решил. Поручу это дело Дрейсону. А теперь довольно об этом. Ответь мне на мой вопрос. Почему ты посылала за Уинтерсом?
– Я уже объясняла, – начала она. – У меня горло…
– Знаю, – сказал Колин. – Тебе было больно глотать.
Алесандра сворачивала и разворачивала белую полотняную салфетку.
– Действительно, у меня немного болело горло.
– Да, – согласился он. – А теперь я хочу, чтобы ты сказала мне всю правду. И не своди с меня глаз, когда будешь давать объяснения.
От неожиданности Алесандра уронила салфетку себе на колени. Немного помолчав, она наконец подняла на него глаза.
– Очень невежливо с твоей стороны уличать меня во лжи.
– Неужели?
– Да.
– В самом деле?
– Потому что, если бы я рассказала тебе всю правду, ты пришел бы в бешенство.
– В будущем ты мне не будешь лгать, женушка. Дай мне слово.
– Но ты же мне лгал.
– Это когда же?
– Когда говорил, что больше не работаешь на сэра Ричардса. Я видела денежные поступления от него в твоих бухгалтерских книгах, Колин, и слышала, как он разговаривал с тобой о новом задании. Да, ты мне солгал. Если ты поклянешься мне не лгать в будущем, то и я с радостью дам тебе свое слово.
– Алесандра, это не одно и то же.
– Неужто?
Неожиданно муж привел Алесандру в ярость. Она бросила салфетку на стол как раз в тот момент, когда в распахнутую дверь вошел Фланнеган с подносом в руках.
– Я ничем не рискую, Колин. А ты рискуешь. Ты не можешь упрекать меня, верно? – Не дожидаясь ответа, она поспешно продолжила:
– Ты намеренно влезаешь в опасные дела. Я же никогда такого не делала. Теперь, когда мы поженились, я думаю не только о своем благополучии, но и о твоем. Если с тобой что-нибудь случится, я буду уничтожена. Однако если что-то произойдет со мной, думаю, ты почувствуешь лишь легкое неудобство. Мои похороны отвлекут тебя от твоей работы на несколько часов. Прошу меня извинить, сэр, пока я не наговорила того, о чем потом буду сожалеть.
Алесандра не стала ждать его позволения выйти из-за стола. Кроме того, она оставила без внимания его требование не делать этого и бегом направилась в свою спальню. От злости она чуть было не хлопнула дверью, но вовремя сдержалась, помня о достоинстве и приличиях.
К счастью, Колин не последовал за ней. Сейчас Алесандре нужно было побыть одной, чтобы справиться со вспышкой ярости. Она была огорошена тем, что так быстро и так сильно разозлилась на Колина. Она ему не нянька, говорила она себе. Если Колин хочет работать на Ричардса, она не сможет да и не станет пытаться отговаривать его.
И все же ему не следует так рисковать. Если бы Колин думал о жене, то не стал бы наносить ей такую обиду.
Алесандра попыталась избавиться от гнева, шагая по комнате. Она ходила туда-сюда перед камином добрых четверть часа, не переставая что-то бормотать себе под нос.
– Мать-настоятельница никогда не стала бы подвергать себя риску. Она знала, насколько все ее воспитанницы от нее зависят, и она никогда не стала бы пренебрегать опасностью. Она любила меня, видит Бог!
– Сомневаюсь, что сэр Ричардс стал бы просить монахиню работать на него, Алесандра.
Колин сделал это замечание, стоя в дверях. Алесандра так была погружена в свои переживания и несвязные речи, что не слышала, как отворилась дверь. Она обернулась и увидела своего мужа, который стоял, прислонившись к дверному косяку, небрежно сложив руки на груди. Он улыбался, но нежность, которую она увидела в его глазах, не обманывала ее.
– Твои насмешки лишают меня всякого терпения.
– А меня раздражают твои недомолвки, – возразил Колин. – Почему ты не сказала, что расстроена тем, что я все еще не оставил службу у сэра Ричардса?
– Я не могла предполагать, что это меня так расстроит.
Он приподнял бровь после такого странного признания.
– Ты хочешь, чтобы я порвал связи с сэром Ричардсом?
Алесандра хотела было кивнуть, но неожиданно для себя отрицательно покачала головой.
– Я хочу, чтобы ты сам захотел оставить это. Вот в чем разница, Колин. На то Божья воля, возможно, ты когда-нибудь это поймешь.
– Помоги мне понять сейчас.
Прежде чем заговорить снова, Алесандра в раздумье поглядела на экран камина.
– Пока я жила в монастыре, я никогда намеренно не подвергала свою жизнь риску – по крайней мере после одного случая. Однажды произошел пожар, а я оказалась внутри. Успела выбраться за секунду до того, как рухнула крыша. Мать-настоятельница была вне себя от беспокойства. Она даже плакала. Она была так благодарна Богу за то, что я осталась жива и невредима, и очень рассердилась на меня. Видишь ли, мне пришло в голову взять свечку, чтобы прочесть письмо Виктории, в то время как другие воспитанницы молились. Я испытала сильнейшее раскаяние, потому что явилась причиной такого несчастья. Пожар был случайностью, но я дала обещание самой себе, что никогда не стану совершать неосмотрительных поступков.
– Почему же ты совершила неосмотрительный поступок, если это была случайность?
– Ну, я все время возвращалась туда, чтобы спасти картины и ценные вещи, которыми особенно дорожили монахини.
– Это было глупо.
– Да.
– Мать-настоятельница любила тебя как дочь, не так ли?
Алесандра кивнула.
– И ты ее любила,
– Да.
Минута потянулась в молчании.
– С любовью приходит ответственность, – прошептала Алесандра. – Я не понимала этой истины, пока не увидела, как мать-настоятельница пришла из-за меня в сильнейшее волнение.
– Ты меня любишь, Алесандра?
Колин ждал ответа. Алесандра увидела, как он приближается к ней. Она невольно отступила.
– Я не хочу тебя любить. Страх в ее голосе не остановил его.
– Ты меня любишь? – повторил Колин свой вопрос.
Просто счастье, что в тот вечер в камине не горел огонь. Ее платье загорелось бы, потому что Алесандра теперь уперлась спиной в камин.
Она отшатнулась от Колина или от его пытливого вопроса? Колин ни в чем не был уверен. Однако он жаждал услышать ее ответ именно сейчас. Ему было необходимо получить у нее признание.
– Ответь мне, Алесандра.
Неожиданно она гордо выпрямилась и скрестила руки на груди. Высоко подняв голову, она пристально посмотрела ему в глаза:
– Да.
– Что «да»?
– Да, я тебя люблю.
Его довольная усмешка сказала ей обо всем. Колин вовсе не удивился, и это привело в изумление Алесандру.
– Ты знал, что я тебя люблю, правда?
Он медленно кивнул. Алесандра покачала головой.
– Как ты мог знать об этом, когда я сама не была в этом уверена?
Колин попытался обнять ее. Она ускользнула от его объятий.
– Ну уж нет! Ты хочешь меня поцеловать? Тогда я растеряю все свои мысли. Сначала ответь мне, Колин.
От него не так-то просто было отделаться. Он обнял ее, приподняв ее подбородок, и впился в ее рот долгим, страстным поцелуем. Его язык проник внутрь и стал тереться о ее язык. Алесандра не сдержала глубокого вздоха, когда Колин наконец оторвался от нее. Она прижалась к его груди и закрыла глаза. Его руки обнимали ее за талию. Он прижал ее крепче к себе, его подбородок уперся ей в макушку.
Как ему было приятно обнимать ее! Конца дня он стал ждать теперь с нетерпением, в сладком сознании того, что дома его ждет она.
Неожиданно до Колина дошло, что ему нравится иметь жену. И не прост жену, уточнил он про себя, а Алесандру. Он обычно не любил вечеров, потому что к тому времени боль в ноге по обыкновению истязала его. Его мягкая маленькая женушка отвлекала его мысли от боли. Она выводила его из себя и в то же время завораживала, и он обычно так был занят тем, как обуздать ее выходки, что в его голове больше ни для чего не оставалось места.
И она любит его!
– Теперь я отвечу на твой вопрос, – сказал Колин хриплым шепотом, который действовал на Алесандру как волшебный напиток,
– На какой вопрос?
Он рассмеялся:
– Ты и в самом деле забываешь обо всем, как только я прикоснусь к тебе?
– Не стоит так радоваться такой постыдной мелочи. Ты ведь выше этого, верно? Могу представить, у тебя голова полна других мыслей, когда ты меня целуешь?
– Так оно и есть.
– Ох, – удрученно вздохнула Алесандра.
– И каждая из этих мыслей направлена на то, что я хочу сделать с тобой своими губами, руками, своим…
Алесандра протянула руку вверх и зажала ему рот, боясь услышать что-то неприличное.
Это снова рассмешило Колина. Он отодвинул ее руку и сказал:
– Ты спрашивала, когда я понял, что ты меня любишь?
– Да, спрашивала.
– Это было в нашу первую брачную ночь, – объяснил он. – То, как ты отвечала мне, не оставляло сомнений в твоей любви.
Алесандра покачала головой.
– Мне это не было ясно.
– Может быть, нет, сердце мое, – отвечал Колин. – Но ты не могла ничего скрыть от меня. Твое отношение ко мне было чертовски откровенным. Ты никогда не могла бы позволить себе такого, если бы не любила меня.
– Колин?
– Да?
– Надо что-то делать с твоим самодовольством. Это никуда не годится.
– Мое самодовольство тебе нравится! Алесандра оставила без ответа столь возмутительное заявление.
– Я не стану вмешиваться в твои дела, Колин. Обещаю.
– Я никогда в этом и не сомневался, – ответил он, улыбаясь ее горячности.
– Ты не изменил своих намерений, правда? Тебе все еще нужно пять лет, для того чтобы,.. – она не договорила.
– Для того, чтобы что?
«Для того, чтобы влюбиться в свою жену, дурень, – подумала она про себя. – И заиметь детей». Через пять лет он, вероятно, решит заиметь одного или парочку. Алесандра будет уже стара иметь детей к тому времени.
Разумеется, ей не стоит иметь ребенка сейчас. Ребенок свяжет Колина по рукам и ногам. Ведь его компаньон Натан так сильно изменился с появлением младенца. Теперь для него все средства хороши, лишь бы заработать. Этим и была вызвана продажа акций; именно рождение дочери повлияло на то, что Натан переменил свое решение.
– Алесандра, для чего? – переспросил Колин. Тоска в ее голосе весьма озадачила его.
– Для того, чтобы достичь своей цели, – выпалила она.
– Да, – подтвердил Колин. – Еще пять лет.
Он бросил это замечание по пути к кровати. Колин сел на край и наклонился, чтобы снять башмаки.
– Я и не думал, что ты обеспокоена моей службой у сэра Ричардса, – сказал он, возвращаясь к прежнему разговору. – Тебе следовало об этом сказать. – Он отбросил башмаки в сторону и взялся за сорочку. – И ты права, когда говоришь, что мы теперь в ответе друг за друга. У меня не было времени, чтобы подумать о твоих чувствах. Прости.
Алесандра наблюдала, как он расстегивал сорочку. Она не могла отвести от него глаз. Молодая женщина ловила каждое его слово в надежде, что муж признается ей в своих чувствах. У нее не хватало решимости спросить, любит ли он ее. Колин не постеснялся спросить ее об этом, подумала она. Ведь он уже знал ее ответ.
А его ответа она не знала.
Алесандра помотала головой, отгоняя непрошеные мысли. Мужчины не думают о таких вещах, как любовь, и, по крайней мере, считают недостойным задумываться этом. Если у Колина не хватило времени, чтобы подумать о ее отношении к его опасной службе у сэра Ричардса, тогда почему же у него должно хватить времени, чтобы поразмыслить над своим чувством к ней? Голова у него забита только собственными планами превращения его компании в империю, и ни для чего больше там не остается места.
Алесандра гордо подняла голову и призвала всю свою решимость. Она напомнила себе, что считала преданность своему делу чертой, достойной восхищения. Ей нужно проявить терпение. Колин обратит на нее свое внимание лет этак через пять.
Прервав размышления жены, Колин сказал, что обязался передать сэру Ричардсу несколько подготовленных документов.
Он замолчал, бросая рубашку на стул, и встал.
– А что касается остальных дел, которые мне были предложены, пусть ими занимается Морган. По правде говоря, я уже решил не брать на себя ничего, что требовало бы моего отсутствия в Лондоне, по крайней мере на две недели или на три. Конечно, Бордерс позаботился бы о делах в конторе, но я не хочу оставлять тебя одну.
Алесандра подумала, что это самое приятное из того, что когда-либо говорил ей Колин. Он скучал бы по ней. Ей захотелось услышать это признание из его уст.
– Почему ты не хочешь оставлять меня одну?
– Из благоразумия, разумеется. Плечи ее безвольно опустились.
– Обо мне могут позаботиться Стивен и Реймонд.
– Я за тебя отвечаю, Алесандра.
– Но я не хочу, чтобы ты нес за меня ответственность, – невнятно сказала она. – У тебя и так достаточно ответственности. Не стоит вносить и меня в этот список.
Колин ничего не ответил на эту краткую речь. Он расстегнул брюки и стянул с себя оставшуюся одежду.
Мысли у нее улетучились. Она не могла не смотреть на своего мужа. Господи, он такой привлекательный! Он был похож на древнегреческого бога, каким она его себе воображала. Колин весь состоял из мускулов и источал силу, а его тело было таким гладким и совершенным.
Алесандра следила за ним взглядом, когда Колин пересекал комнату и запирал дверь в спальню. Он снова прошел мимо нее, возвращаясь к постели. Откинул одеяло, разгладил простыню и поманил ее.
Она, не колеблясь, подошла и встала прямо перед ним. Ее руки были прижаты к груди. Алесандра старалась не выдать своего волнения, но от Колина не укрылось ничего. Тоненькая жилка на шее отчаянно билась.
Он заметил это, когда убирал ее волосы и наклонился,
Чтобы поцеловать ее.
Алесандра начала раздеваться.
Колин нежно отодвинул ее руки от лифа платья.
– Позволь мне, – прошептал он.
Руки ее безвольно упали. Колин гораздо медленнее снял с нее одежду, однако не был слишком аккуратен. Он не позаботился о том, чтобы сложить ее платье, а бросил всю одежду ворохом поверх своей рубашки. Ему не терпелось дотронуться до ее обнаженной кожи. Когда он развязывал ленту у выреза ее сорочки, заметил, что руки у него дрожат, и улыбнулся своему нетерпению.
Колин не ожидал этого от себя. Его дыхание было прерывистым, сердце бешено колотилось в груди, а ведь он еще и не дотронулся до нее – по крайней мере не так, как хотел касаться ее. Ожидание отозвалось в нем болью напряжения.
Алесандра была настроена несколько по-другому. Она все еще надеялась услышать от него признание, что вдали от нее он стал бы скучать.
Когда она была полностью обнажена, Алесандра обратила свой взгляд на подбородок мужа и прошептала его имя:
– Колин?
– Да?
– Если бы ты уехал из Лондона, ты скучал бы без меня?
Он приподнял ей подбородок и заглянул в глаза. Его улыбка была полна нежности.
– Да.
Алесандра тихонько вздохнула, не сдержав тихой радости. Колин наклонился и легко коснулся губами ее рта.
– А тебе хотелось бы знать, буду ли я скучать по тебе? – шепотом спросила она у мужа.
– Нет.
– Почему нет?
Колин отвлек ее, взяв ее руки и обвив ими свою шею. Затем стал покусывать мочку ее уха.
– Потому что я уже знаю, что ты будешь скучать без меня. Ты ведь любишь меня, помнишь?
Алесандре нечего было ответить на его слова. Ее муж явно не страдал от излишней скромности. Она уже собралась сказать ему об этом. Как только он прекратит путать ее мысли своими поцелуями, она непременно это сделает.
Колин оставлял влажные следы поцелуев на ее горле. Теперь сердце ее отчаянно билось, и Алесандра дрожала в его объятиях.
Колин медленно сводил ее с ума своими прикосновениями, зная об этом. Она догадалась об этом и отпрянула от него. Смутившись, он отпустил ее.
– В чем дело, дорогая? Почему ты меня отталкиваешь? Я знаю, ты хочешь меня, и, черт побери, ты прекрасно знаешь, как я хочу тебя!
Алесандра решила отплатить мужу той же монетой. Она улеглась посреди кровати, а потом поднялась на колени, глядя ему в глаза. Почувствовав, что краснеет, она напрочь отказывалась поддаваться смущению. Колин – муж ей и ее любовник, и она сможет с ним делать все, что хочет.
Она поманила его пальцем. Колина так позабавила ее храбрость, что он рассмеялся. Он лег в постель и протянул к ней руку. Алесандра покачала головой и подтолкнула его в плечо, говоря ему без слов, что хочет, чтобы он лег на спину.
– Ты доволен моей храбростью?
– Да, – с улыбкой ответил он. – Доволен.
Дрогнувший голос мужа заставил Алесандру продолжить свою игру. Она пробежалась пальцами вниз по его мощной груди.
– Когда ты прикасаешься ко мне, я схожу с ума, – прошептала она. – Но сегодня…
Алесандра не закончила. Ее пальцы медленно кружили вокруг его пупка. Она улыбнулась его прерывистому дыханию, когда ее рука двинулась ниже.
– Неужели? – спросил он одними губами.
– Сейчас ты перестанешь властвовать над собой быстрее, чем я. Ты принимаешь мой вызов, муженек?
В ответ Колин закинул руки за голову и закрыл глаза.
– Победа будет за мной, Алесандра. У меня больше опыта.
Она рассмеялась над его самоуверенностью. Странно, но признание ему в любви вдруг освободило ее от скованности. Алесандра почувствовала страсть и желание, вовсе не заботясь о том, что теряет достоинство. Какие могут быть приличия, когда она полностью обнажена!
– Спасибо, что ты сказал мне, что я тебя люблю, Колин.
– Всегда к твоим услугам, сердце мое. Он окаменел.
– Ты уже набралась достаточно храбрости?
– Сейчас я перейду в наступление, – последовал ответ.
Эти слова вызвали у него улыбку. Алесандра проявляла любопытство к его телу. Ей хотелось узнать его вкус, так же как он познал вкус ее тела. При мысли о своих намерениях она зарделась как маков цвет, но глаза Колина были закрыты, и не было причины скрывать свою стыдливость.
– Колин… разрешается делать все или есть что-то запретное?
– Ничего запретного нет, – медленно проговорил он. – Наши тела принадлежат друг другу.
– Прекрасно.
Она опустилась на колени, размышляя, откуда бы ей начать. Ее притягивала его шея, но и остальные части тела были не менее привлекательны.
– Сердце мое, я засну, если ты не начнешь, – заявил он.
Алесандра решила не терять понапрасну времени и приступила к той части тела, которая занимала ее больше всего.
Ему следовало бы открыть глаза. Когда он почувствовал ее нежное прикосновение, то чуть не выпрыгнул из постели. Стон удовольствия, вырвавшийся у него, был похож на дикий крик.
Он больше не мог выдерживать этой сладкой пытки. Неожиданно он издал низкий стон и схватил ее за плечи, приподнимая вверх. Колин раздвинул ей бедра коленом так, чтобы Алесандра оседлала его бедра, обхватил ее шею ладонью сзади, чтобы приблизить ее губы к своим, и слился с ее мягкими губами, проникая в нее одним резким рывком. Горячая влага сказала ему, что она была готова принять его. Руки его упали ей на бедра, и он с силой приподнял ее вверх, чтобы опять рывком проникнуть в нее. Он лишился рассудка, как только почувствовал, что она где-то внутри сжимает его, забыв обо всем на свете. Вершина райского наслаждения застала его врасплох.
Такие откровенные прикосновения к мужу и то, что она ощутила его в своей власти, усилили удовольствие Алесандры. Он оказался на пике блаженства раньше ее, но не прекратил своих движений. Экстаз был почти непереносим. Когда пожар страсти стал охватывать ее тело, Алесандра прерывистым шепотом повторила его имя. Голова ее блаженно откинулась назад. Колин услышал всхлипывания и снова начал ласкать ее. Его прикосновение помогло ей воспарить к вершине. Она выгнулась дугой, неподвижно замерев от всепоглощающего удовольствия, пронизывающего каждую клеточку ее тела до самых кончиков пальцев рук и ног.
Казалось, дрожь возбуждения не прекращалась,;метая все на своем пути, но Алесандре не было страшно, потому что Колин обнял ее и притянул к своей груди. Их тела переживали ураган страсти как единое существо.
Неземное блаженство от их любовного слияния было вышеe ее сил. Алесандра была так потрясена только что происшедшим, что разразилась громкими рыданиями на его груди.
Колин был столь же потрясен. Он гладил ее и шептал ласковые слова голосом, порывистым, как зимний ветер, пока она немного не успокоилась.
– С каждым разом все лучше, – прошептала Алесандра.
– Неужели это было так ужасно? – спросил Колин.
– Через неделю я умру, – промолвила молодая женщина. – Разве ты не чувствуешь, как бьется мое сердце? Уверена, это мне вовсе не на пользу.
– Если ты и умрешь, моя дорогая, то умрешь счастливой, – самодовольно заявил Колин. – Тебе понравилось быть сверху, не так ли?
Алесандра медленно кивнула.
– Я выиграла это сражение, верно?
Он громко рассмеялся.
– Да, – сдался Колин.
Теперь Алесандра успокоилась. Она закрыла глаза и уютно устроилась на груди мужа.
– Мы забыли пообедать, – прошептала она.
– Мы поедим чуть позже, – ответил он, – Теперь моя очередь.
Алесандра не поняла:
– Какая еще очередь?
Колин перевернул ее на спицу, накрыв своим телом. Приподнявшись на локтях, он заглянул ей в глаза и улыбнулся.
Чувствуя легкое прикосновение его губ на своих губах, она услышала его слова:
– Моя очередь победить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Замки - Гарвуд Джулия



Очень интерестная история : принцесса умный и здравомыслящий человек, герой романа - эгоист, увечен, не способен понять свои чувства. Вечная дилема - мужчина тиран и женщина воительница за права. 26.07.11. Читайте, не пожалеете.
Замки - Гарвуд ДжулияДжули.
27.07.2011, 8.48





Да, интересный роман. Я бы гг добавила в начале немного слез, все таки он ее сильно обижал.Но она молодец, справилась с ним. Любовь всегда побеждает))))
Замки - Гарвуд ДжулияLana
23.11.2012, 11.20





Просто замечательный роман! Нравится, что у автора сильные характером гл героини, умные, с юмором! И такие же гл герои!
Замки - Гарвуд Джулиясв
24.11.2012, 10.28





Хороший роман, как и все у Джулии Гарвуд. Красивые герои, нежная любовь, интересный конец.
Замки - Гарвуд ДжулияКэт
25.12.2012, 0.04





Самый мой любимый роман. По моему мнению в нем всё как надо. Герои, сюжет, концовка. Нет нудятины, всё в темпе, приятно читать и перечитывать тоже :-)
Замки - Гарвуд ДжулияДаша
16.01.2013, 14.00





Это третья книга.Лутше начать с"Ангел-хранитель"-про Кейна,"Дар"-про Натана. Все три книги великолепны.
Замки - Гарвуд ДжулияКрик
28.05.2013, 6.19





великолепная серия. читайте. и смех, и слезы, и любовь... адекватные гг-и. характеры. все ясно.
Замки - Гарвуд Джулиямаруся
12.06.2013, 17.36





если быть точной то это 4 роман в серии,а не третий
Замки - Гарвуд Джулияюлька
20.10.2013, 23.56





Классный роман!Для Криг - это4й роман, первый "Львица" про Лайнела и Кристину, друг Кейна. Все они классно написано и их интересно читать,так что читайте и наслаждайтесь чтением.
Замки - Гарвуд ДжулияАнна Г,
27.03.2014, 9.12





Присоединяюсь к положительным отзывам. Но коснусь одного нюанса, который ,правда, встречается у многих авторов. После болезненной ликвидации девственности, простыни так залиты кровью, что героине стыдно перед слугами и ей приходится их прятать. В студенчестве, во время изучения судебной медицины, нам демонстрировали одну экспертизу, когда молодой муж привел новобрачную с жалобами, что невеста не была целкой, т.к. КРОВИ БЫЛО МАЛО (!!!). Преподаватель объяснял ему, что он не барана резал, но муж остался при своем мнении. Может быть он тоже начитался таких романов.
Замки - Гарвуд ДжулияВ.З.,66л.
10.04.2014, 9.34





Обожаю Джулию Гарвуд, а книгу ещё больше!
Замки - Гарвуд Джулияирина
22.07.2014, 23.35





Замечательная книга!!!! Супер!!!
Замки - Гарвуд ДжулияНадежда
23.03.2015, 15.57





Замечательный роман и главные герои классные.В стиле Д.Гарвуд.10 б))) советую прочесть
Замки - Гарвуд ДжулияМорган
22.06.2015, 23.54





роман замечательный.Главный герой лапочка,настоящий мужчина,обожаю таких.Много классных сцен,особенно со свадьбой.Читайте не пожалеете)))
Замки - Гарвуд ДжулияМорган
22.06.2015, 23.57





О, многомудрая Алесандра, принцесса не знаю там, чего! Не знаю, что она вытворяла в монастыре, но приехав с целью выйти " взамуж" она наводит зеленую тоску свей правильностью и бесконечными списками! Герой занудливый упрямец, как у Островского:" Будем жить своими трудами- с!" Да бери ты уж ее мульены и строй корабли! В конце романа автор спохватилась и забила страницы таким старательным сексом, что хоть пособие выпускай! Злодея приплели для антуражу, а то б что наша гениальная принцесса разгадывала !
Замки - Гарвуд ДжулияЕлена Ива
25.06.2015, 12.09





Читала эту книгу в 20 лет. Тогда понравилась. Думала, какая организованная девушка со списками по любому поводу. А сейчас терпеть не могу таких скурупулёзных барышень, они не настоящие.
Замки - Гарвуд ДжулияОльга
18.12.2015, 14.59





Господи, какая нудятина... Глаза слипаются в сонном порыве. Героиня уже пол романа пытается своим поведением уговорить героя жениться на ней. Это так не правдоподобно описано все. Никаких описаний встреч после её приезда в Англию, никакого разговора о браке, объяснений внятных герою не дала. Просто все перед фактом ... Роман очень скудный .. Тяжело читать не отвлекаясь. Я конечно попробую его осилить. .. Но очень уж клонит в сон .
Замки - Гарвуд ДжулияМарика
27.02.2016, 19.17





Нет,это все же выше моих сил)))) не могу...
Замки - Гарвуд ДжулияМарика
27.02.2016, 22.21





Читаю и как-то нудновато. Дочитываю тк не привылка бросать недочитанным.
Замки - Гарвуд Джулиялена
3.03.2016, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100