Читать онлайн Рискованная игра, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованная игра - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 121)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованная игра - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованная игра - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Рискованная игра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

На следующее утро она не могла смотреть Нику в глаза. Вчера, как только свет погас снова, он отскочил от нее и побежал в коридор снимать камеру. Хорошо еще, что в спальне стало темно и мужчины не видели ее смущения. Едва держась на ногах, она с трудом проковыляла в ванную, решив скрываться, пока не придет в себя. Но из этого так ничего и не вышло. Пришлось просто броситься на постель и лежать, пока дыхание не пришло в норму, а сердце стало биться ровнее.
Ник и Джо зашли чуть позже и велели ей отдыхать. Сами они дежурили по очереди. Она так и не знала, удалось ли Нику поспать, и единственное, что помнила, – невероятную усталость, которая все-таки ее одолела.
Лорен проснулась на рассвете и надела свой обычный спортивный костюм: облегающие голубые брюки из спандекса, белый в голубую полоску топ из той же ткани и разношенные, но удобные кроссовки «Рибок». Стянув волосы в хвостик, она вернулась в спальню и начала делать зарядку.
Ник явился как раз в ту минуту, когда Лорен выходила из ванной. При одном, взгляде на нее сердце замерло и куда-то покатилось. Откровенный наряд облегал каждый изгиб изящной фигурки.
– Эй, Лорен, а брат знает, что ты носишь по утрам? Лорен принялась сосредоточенно приседать и, не глядя на него, бросила:
– А что тебе не нравится в моей одежде? Я же в ней не в церковь хожу, а бегаю по утрам.
– Может, стоило бы натянуть сверху футболку пошире, чтобы прикрыть…
– Что именно?
– Грудь.
Но как спрятать ее изумительно длинные ноги? Ник просто не мог отвести от них глаз.
– И длинные брюки, – добавил он. – Это маленький город, и ты шокируешь обитателей.
– Вовсе нет, – заверила она. – Они уже привыкли.
Ему это ничуть не понравилось, но кто он такой, чтобы жаловаться? Если она хочет одеваться так откровенно… а, черт, да что с ним творится?! Какое право он имеет ей указывать, как одеваться? Даже будь они родственниками, чего на самом деле нет, это никоим образом его не касается.
Ник тоже натянул выцветшую голубую футболку, спортивные шорты, белые носки и когда-то белые кроссовки. Пока Лорен делала наклоны, он положил пистолет в кобуру, расправил футболку, чтобы прикрыть оружие, и сунул в ухо миниатюрный наушник. Потом, подойдя к зеркалу, приколол чуть повыше ключицы небольшой круглый диск.
– Что это такое? – поинтересовалась Лорен, завязывая шнурок.
– Микрофон, – пояснил Ник. – Так что следи за своим лексиконом. Никаких выражений. Уэссон услышит каждое слово, но, думаю, Джулз, это бредовая идея.
– Позвольте мне решать самому, агент Бьюкенен, и для вас я сэр, а не Джулз, – раздался голос в наушнике.
– Кретин, – прошептал Ник одними губами и обернулся к Лорен: – Готова?
Девушка кивнула и впервые за все утро посмотрела ему в глаза.
– Я все гадал, сколько времени тебе на это потребуется. Лорен не стала притворяться, будто не понимает:
– Ты заметил?
– Теперь ты краснеешь.
– Вовсе нет! – Пытаясь скрыть смущение, она понизила голос в надежде, что Уэссон не расслышит: – Пожалуй, не стоит говорить о том, что было вчера.
– Не стоит, – согласился он и, улыбнувшись своей неотразимой, чуть кривоватой улыбкой, добавил: – Но нам обоим суждено думать об этом весь день напролет.
Он бессовестно пялился на ее рот, поэтому она уставилась в пол.
– Пойдем, – велел Ник. Лорен, кивнув, проскользнула к выходу. Спускаясь вниз, он наставлял: – Главное – держись передо мной и ни о чем не волнуйся. Я постараюсь не обгонять тебя.
– Постараешься? Думаю, этого не понадобится.
– Я бегаю каждое утро с тех пор, как работаю в ФБР. Мы, агенты, всегда должны быть в идеальной форме, – похвастался он.
– Угу, – согласилась Лорен. – Но ты, кажется, говорил, что бегун из тебя никакой.
– Нет, я сказал, что ненавижу бегать.
– Твердил, что это вредно для суставов, и пообещал ныть и стервозиться всю дорогу.
– Это вредно для суставов, и я Собирался ныть.
– Сколько миль пробегаешь каждое утро.
– Около сотни, милей больше, милей меньше.
– Неужели? – засмеялась девушка.
Джо стоял у окна гостиной, заглядывая в щель между шторами.
– Ник, посмотри-ка! Пожалуй, лучше отменить вашу пробежку. Лорен ринулась к окну.
– Все в порядке! – облегченно вздохнула она. – Это здешние парни меня ждут. Мы каждое утро бегаем вместе.
Присмотревшись, Ник насчитал семерых молодых людей, выстроившихся на тротуаре. Еще двое приплясывали посреди мостовой.
– Кто они?
– Старшеклассники.
– И бегают с тобой каждый день? Какого же черта ты молчала? – разозлился Ник.
– Не вижу причин расстраиваться, – удивилась Лорен. – Что тут такого? Подумаешь! Совсем забыла. Это мальчики из школьной спортивной команды… некоторые, – поправилась она. – Кроме того, они не провожают меня до самого озера. Только до половины пути. Зато потом ждут, когда я вернусь, и…
– И что? – процедил он, но едва она открыла рот, пробормотал: – Уэссон, вы слышите?
– Вполне отчетливо, – прорвалось сквозь треск статических помех.
– И что потом? – не отставал Ник, – Они торчат на месте, пока ты не повернешь назад, а потом?
– Потом провожают меня до дома. Вот и все. Просто им нужно держать форму во время каникул, так чтобы к началу занятий они показывали чудеса на беговой дорожке.
Ник снова выглянул в окно и обнаружил, что толпа поклонников увеличилась еще на одного человека.
– Угу, сразу видно серьезных спортсменов, – ехидно хмыкнул он. – Особенно тот, что лопает вот уже второй пончик. Он определенно готовится к Олимпийским играм!
В этот момент Джо случайно увидел свое отражение в зеркале. Ну и чучело! Волосы торчат в разные стороны, поскольку он, встав с постели, вернее, с дивана, даже не потрудился причесаться и теперь смущенно попытался их пригладить.
– Э… сомневаюсь, что мальчишки вскочили едва ли не затемно только для того, чтобы заняться бегом. Нет, не бег у них на уме.
– В таком случае что заставляет их каждое утро вскакивать едва ли не затемно? – раздраженно процедила Лорен.
– Гормоны. Взбесившиеся гормоны, дорогая, – пояснил Ник.
– О, брось! В это время суток? У мальчиков их возраста полно других забот, кроме секса.
– Да ну? – ухмыльнулся Ник.
Лорен обратилась за поддержкой к Джо, но тот развел руками.
– Ник прав, – констатировал Джо.
Ник с торжествующей улыбкой ткнул пальцем в окно:
– Да я в их годы ни о чем другом и не думал.
– Да и я тоже, – поддакнул Джо. – В основном – как уложить девчонку на спину. А когда удавалось, ломал голову, где бы найти еще одну, такую же сговорчивую.
Лорен не знала, то ли злиться, то ли смеяться. Беседа принимала совершенно фантастический оборот.
– Хотите сказать, что день и ночь мечтали об этом?
– Почти, – признался Ник. – Поэтому я прекрасно понимаю, что им нужно. Пожалуй, выйду я, потолкую с ними.
– Только посмей!
Но тут Ника осенило. Он им покажет! Он заправил футболку в шорты, так что оружие оказалось на виду. Джо одобрительно кивнул:
– Это немного выпустит из них пар. Ник улыбнулся и открыл дверь.
– Может, стоило бы пристрелить парочку умников?
Лорен красноречиво закатила глаза, вышла на улицу и, подозвав свой эскорт, представила Ника как своего жениха. Подростки, разумеется, заметили пистолет, но удостоили оружие лишь беглым взглядом, прежде чем снова вытаращиться на несомненные достоинства фигуры Лорен. Никто даже ухом не повел, когда Лорен объяснила, что Ник работает в ФБР.
Похоже, его затея с треском провалилась.
Ник упорно держался на два шага позади Лорен. Мальчишки топали рядом, пытаясь занять Лорен беседой. Первым выбыл парнишка с пончиком. Трое остальных быстро последовали за ним. Лорен постепенно увеличивала скорость: длинные ноги оставляли позади милю за милей. Она оказалась права относительно выносливости членов своего фан-клуба. Когда они добрались до входа в парк, последние, самые упрямые, хватались за грудь и тяжело дышали. У одного началось даже нечто вроде рвотных спазмов, что доставило Нику искреннее удовольствие.
Лорен любила это время дня, когда все вокруг выглядит так мирно и спокойно. На целый час она заставила себя забыть обо всем. Листья еще не просохли после вчерашнего дождя. Но к полудню снова станет жарко. Засухи нередки в Айове, и даже сейчас деревья и кусты стали из зеленых коричневыми. Стоило обогнуть озеро, и справа показались ворота заповедника, где еще сохранился кусок прерии, расстилавшейся на добрых десять акров. Трава тихо шелестела и трепетала на легком ветерке.
Пробегая мимо коттеджа аббата, она словно ощутила взгляд Уэссона и посмотрела на окна. Но жалюзи были опущены. Сваи ближнего причала почти все оказались над водой: еще один признак того, что вчерашний дождь был первым за много дней.
Капли пота ползли по шее и скользили между грудями. К тому времени, как Лорен сделала полный круг, она замедлила темп и остановилась, чтобы немного отдышаться. Сзади слышалось громкое пыхтение Ника.
Стоя здесь, они представляли собой превосходные мишени. Ник быстро осмотрелся и придвинулся поближе. Его футболка промокла насквозь. Пришлось вытереть лоб тыльной стороной ладони. Ничего, Лорен успеет отдохнуть, когда они вернутся.
– Давай выбираться отсюда. Рванем поскорее или пойдем медленно?
– Побежим трусцой.
Парни терпеливо переминались у входа в парк. Завидев парочку, они с идиотскими улыбками окружили Ника и Лорен.
– Кретины, – пробормотал Ник, когда Лорен помахала на прощание своим верным пажам и взбежала на крыльцо. Только сейчас Ник позволил себе расслабиться.
Черт, ну и духота!
– Как тебе озеро? Понравилось?
– Я же видел его вчера, – напомнил он, – когда мы ездили к Уэссону!
– Ну разве не чудесное? Настоящий рай для рыбаков. Вода такая прозрачная, что можно увидеть рыбу и усыпанное камешками дно.
– Вот как? Не заметил.
Лорен, все еще тяжело дыша, вызывающе подбоченилась.
– Как это не заметил? Куда ты смотрел?
– Пытался определить все места, где может спрятаться этот ублюдок. Возможно, он не выпускал тебя из виду с той минуты, как мы вошли в парк, до самого ухода, а я ничего подозрительного не засек. Больше не позволю тебе бегать. Слышишь, Уэссон? НЕС вполне способен забиться под любой куст. Слишком большая территория, всю не охватить.
В горле Лорен мгновенно пересохло.
– Думаешь, он может быть вооружен? – едва ворочая языком, выговорила она.
– Он слишком близко и совершенно непредсказуем, – пояснил Ник. – Вдруг захочет подстрелить тебя, чтобы не носилась так быстро?
– Остальные агенты все время держались неподалеку, пока вы были в парке, – сообщил Джо, последовав за Лорен на кухню. – Вроде все спокойно.
Лорен достала из холодильника две бутылки минеральной воды «Эвиан», вернулась в гостиную, бросила одну Нику и направилась к лестнице.
– Пойду приму душ, – пробормотала она, жадно припадая к горлышку.
– Подожди, – окликнул Ник и, забежав вперед, поспешил проверить ванную на наличие каких-либо сюрпризов.
Он учитывал каждую мелочь, и она была благодарна ему за это.
– Ладно, иди.
– Ты мог бы пойти в другую ванную, на первом этаже, – предложила она.
– Пожалуй, лучше подожду.
Четверть часа спустя, когда она вышла в спальню, Ник сидел на кровати с телефонной трубкой в руках. Он мельком взглянул на нее. С волос капает, короткий ситцевый халатик знавал лучшие дни. Но он мгновенно забыл, о чем хотел сказать. Какая пытка – сознавать, что под этим одеянием она совсем голая!
Ему пришлось вынудить себя вернуться к разговору:
– Послушай, Тео, потолкуем об этом, когда я вернусь в Бостон. Договорились?
Он положил трубку и медленно повернул голову, наблюдая, как Лорен открывает ящик комода и вынимает два кружевных лоскутка. Перед Ником тут же возникло соблазнительное видение: Лорен в этом откровенном костюме.
«Остынь, – уговаривал он себя. – Руки прочь от этой девушки. Каким нужно быть подлецом, чтобы вожделеть сестру лучшего друга?»
Но никакие увещевания не помогали. Он хотел ее. Вот так. Просто хотел.
Ну вот, он наконец признал очевидное. И что теперь делать? Да ничего. Не будь она даже сестрой Томми, Ник все равно бы пальцем к ней не прикоснулся. Между ними не может быть никаких отношений. Ничего не получится. И в конце концов она его возненавидит. Лорен хотела того, чего у нее никогда не было: семью и детей, кучу детей, а ему все это ни к чему. Слишком многого Ник навидался в жизни, чтобы так подставиться под удар. Жена, ребятишки – самое уязвимое место агента. И пусть у него семь братьев и сестер, по природе он все равно одинокий волк, и этот образ жизни ему нравится.
Ему ни за что не следовало целовать ее. Нужно же было сотворить такую глупость! Он и не представлял, как это чудесно. Черт возьми! Ну и ослом же он был! Искренне считал, что останется холодным и равнодушным, как истинный профессионал, но, когда ощутил прикосновение ее мягких рук и нежных губ, все пошло кувырком и он совершенно потерял рассудок, превратившись в одного из этих извращенцев-тинейджеров. И все, о чем был способен думать, – как поскорее уложить ее на спину.
Может, Моргенштерн действительно прав? И Ник слишком близко к сердцу принимает беду друга? Но Пит имел в виду Томми. Он представить не мог, что его агент воспылает желанием к Лорен. Как бы поступил Пит, узнав о его постыдном секрете? Ник ничуть не сомневался: наверняка содрал бы с него шкуру.
Телефон снова зазвонил. Ник поднял трубку, послушал и сказал:
– Да, монсеньор. Обязательно передам. Спасибо. Лорен стояла у шкафа, нетерпеливо переступая босыми ногами, и перебирала груду одежды, кое-как распиханной по вешалкам.
– Это монсеньер Маккиндри? – поинтересовалась она.
– Что? Да. Томми оставил на кухне свой ежедневник, и монсеньор обещал переслать по почте.
– Он не упоминал, когда Томми и Ноэ выехали?
– На рассвете, – сквозь стиснутые зубы процедил он. – Лорен, ради Бога, оденься же.
– Как только ты оставишь меня одну, я немедленно так и сделаю, – продолжая перебирать платья, бросила она.
Поняв, что невольно смутил девушку, Ник снова почувствовал себя идиотом.
– Сейчас, – торопливо промямлил он, бросившись к ванной. – Только не уходи из спальни, пока я не приму душ, и держи дверь на замке.
– Но внизу Джо.
– Да, но тем не менее подожди меня, – не допускающим возражений голосом приказал он.
Лорен метнулась следом, чтобы забрать фен и расческу. Он уже стаскивал футболку. Она случайно задела его плечо, и Ник дернулся как ошпаренный.
– Прости, – выдохнула она. Ник со вздохом швырнул футболку в раковину. Они молча стояли нос к носу. Одной рукой Лорен нервно сжимала полы халатика, другой – фен с расческой.
– Мистер Уэссон слушает? – прошептала она.
– Нет. Микрофон на комоде, вместе с наушником.
– Не хочу смущать тебя, но когда мы поцеловались… знаю, это было нужно для дела, но я…
– Что?
– Я снова все испортила, верно? Все так глупо!
– Мы оба…
– Что? – прошептала она, уставясь в пол.
– Разгорячились.
Лорен резко вскинула голову.
– Верно. И что теперь делать?
– Забыть, – предложил Ник. – Я знаю способ. Ей следовало бы заметить лукавый блеск в его глазах.
– Какой? – неосторожно выпалила она.
– Пойдем со мной под душ. Сразу избавишься от застенчивости.
Шокированная таким предложением, девушка от неожиданности рассмеялась. Именно этого и добивался Ник. Напряжение немного ослабло. Ник плотоядно ухмыльнулся.
– Долго репетировал такой оскал? – поддела она, выходя из ванной.
Поскольку зеркало заволокло паром и в ванной было нечем дышать, Ник попросил оставить дверь открытой. Подождав, пока зашумит вода, Лорен поспешила одеться и высушить волосы. Сегодня они собираются за обручальным кольцом, значит, нужно нарядиться соответственно случаю – в белые слаксы с заложенными у пояса складочками и шелковую блузку цвета персика. Потом отыскала на самом дне шкафа белые парусиновые сабо. Пока она причесывалась, Ник застелил постель. Получилось ужасно неряшливо, угол покрывала свисал до самого пола, но Лорен, решив быть великодушной, промолчала. Ник натянул джинсы и тенниску, прицепил к ремню кобуру, снова приколол красный диск и, сунув в ухо наушник, спрятал бумажник в задний карман.
– Итак, чем займемся? – осведомился он, наспех оглядев Лорен.
– Сначала позавтракаем, пока не умерли с голоду, потом – поход за продуктами со списком Джо. Нужно еще проверить, что сделано в моем магазине и начали ли менять полы. Если нет, я проведу там весь день.
– А ювелир? – напомнил Ник, сунув ноги в кожаные мокасины.
– Да, и выбрать платье для подружки невесты. И нужно бы провести час-другой в аббатстве. Пора прибрать чердак.
Все утро прошло в хлопотах, самых обычных для любой помолвленной пары, хотя в их отношениях не было ничего ординарного. Лорен непрерывно оглядывалась, даже выбирая продукты для Джо. Правда, на каждом шагу ее останавливала очередная соседка, и всякий раз она представляла Ника как своего жениха.
Он вел себя безупречно, разыгрывал нежного, заботливого влюбленного, и ей постоянно приходилось твердить себе, что все это притворство.
Лорен немного расслабилась, только когда села в машину. Тут она в безопасности. Ник подъехал к «Макдоналдсу» забрать завтрак и снова направился к дому. Он включил радио, и они молча слушали, как Гарт Брукс поет о потерянной и обретенной любви.
Лорен не терпелось показать Нику свой магазин. Она помогла ему занести продукты и оставить сумки в прихожей и снова выбежала на улицу. Поскольку их путь лежал сначала к ювелиру, а потом в аббатство, Ник решил заодно осмотреть площадь.
Он остановил машину у фонтана, чтобы лучше видеть сразу все здания. Ни одно нельзя было назвать историческим памятником, но каждое очаровательное строение, бесспорно, носило отпечаток индивидуальности. Правда, большинство нуждалось в ремонте, но только косметическом.
– Видишь, во что можно это превратить весьма малыми средствами?
– Верно, – согласился он. – Кому понадобилось сносить здания?
– Понимаешь, – с энтузиазмом начала Лорен, – много лет назад люди приходили сюда делать покупки и пообщаться. Я хочу, чтобы все было, как прежде!
– Привести в порядок строения – этого недостаточно, – возразил Ник. – Нужно чем-то привлечь людей на свою сторону.
– Ректор колледжа собирается перенести книжный магазин в угловое здание по правой стороне. Оно достаточно большое, а в студенческом городке места не хватает. Студентам придется покупать учебники на площади.
– Это сыграет нам на руку.
– Да, и кроме того, они могут добираться сюда пешком. Колледж всего в двух кварталах отсюда. Пойдем, – поторопила она, – покажу тебе мое детище.
Ее детская порывистость вызвала улыбку у Ника. Он припарковался в самом центре недалеко от ювелирного магазина, обнял «невесту» за плечи, и они направились к аптеке.
Показать аптеку не удалось: пол только что покрасили, а окна были занавешены, так что Ник даже не сумел заглянуть внутрь, полюбоваться на чудесный мраморный прилавок. Остается подождать несколько дней, пока нанесут второй и третий слой полиуретана.
Пришлось вернуться к ювелирному магазину Рассела. Ник произвел на владелицу, Мириам Рассел, неизгладимое впечатление, выбрав кольцо с бриллиантом в два карата, самое большое в магазине. Но Лорен оно не понравилось. Она предпочла кольцо-маркизу с бриллиантом в полтора карата, и, поскольку оно оказалось впору, Ник немедленно согласился.
Девушка вытянула руку, любуясь игрой света в камне, ахая и восклицая, как истинно влюбленная женщина. Правда, она боялась, что переигрывает, но Мириам всему поверила и буквально таяла от умиления.
Когда Ник вручил Мириам свою карточку «Америкен экспресс», владелица магазина мгновенно стала серьезной и заявила, что хочет перекинуться с Лорен словечком. Женщины ушли в глубь магазина, а Ник терпеливо ждал у прилавка. До него не доносилось ни слова, но разговор, очевидно, смущал покрасневшую до корней волос Лорен.
Наконец Ник подписал квитанцию, снова надел кольцо на палец Лорен и, наклонившись, снова поцеловал ее, нежно, нетребовательно, хотя сама она была потрясена до глубины души.
– Помни, что я сказала, Лорен. Буду держать пальцы скрещенными на удачу! – окликнула Мириам.
Лорен, вне себя от смущения, поспешила прочь. Ник едва догнал ее.
– В чем дело?
– Ничего особенного.
– Почему она пожелала тебе удачи?
– Все это вздор.
– Ну же, Лорен, признавайся! Лорен оставила попытки обогнать его.
– Ладно, слушай. Мириам тревожилась, что кольцо придется вернуть. Она считает, что помолвка долго не продлится. Это ее слова, не мои. Надеюсь, ты понимаешь, что, когда все кончится и мы расстанемся, винить во всем будут меня. Это не смешно, Ник, так что перестань ухмыляться.
Но Ник явно отказывался ей сочувствовать.
– Странная у тебя репутация! – весело хмыкнул он. – Интересно, что ты творишь с теми мужчинами, которые пытаются узнать тебя поближе?
– Ничего! – вскричала она. – Совсем ничего! Просто я слишком… разборчива. В этом городе есть женщины, которым нечего делать, кроме как судачить целыми днями, и, стоит одной из них увидеть меня рядом с холостяком, она тут же выдумывает всякий вздор. И на следующий же день эта надоеда Лайза Хэмбург печатает в своей колонке какую-нибудь сплетню. Если же я не бросаюсь в объятия очередному потенциальному жениху, все уверены, что и на этот раз у меня ничего не вышло.
– Она действительно печатает в газете подобный вздор?
– Лайза заведует светской хроникой, – пояснила Лорен. – Все это слухи и чушь собачья. Видишь ли, здесь не так много событий, поэтому она…
– Сгущает краски?
– О Господи, – прошептала Лорен, – помяни черта… Бежим, Ник. Она нас засекла.
Поздно. Лайза уже спешила в их сторону. Лицо с мелкими чертами казалось еще меньше в обрамлении длинных кудрявых выбеленных волос. Длинные серьги-подвески едва не били по плечам и бешено раскачивались с каждым шагом. На плече висела огромная, размером с чемодан, сумка с леопардовым узором, клонившая ее набок своей тяжестью, что придавало Лайзе вид записной алкоголички, допившейся до того, что больше не способна удержать равновесие. Но сейчас она, по-видимому, поставила себе целью во что бы то ни стало перехватить влюбленную пару. Четырехдюймовые каблуки туфель фисташкового цвета отчаянно выстукивали дробь по тротуару.
– Ну и зрелище, – заметил Ник. – Настоящий спринтер!
Вблизи оказалось, что у нее совершенно нет бровей. Похоже, она их выщипывала и рисовала карандашом ровную линию над глубоко посаженными глазками.
Из-за намеренной медлительности Ника Лорен тоже пришлось задержаться.
– А я думала, агенты ФБР куда проворнее, – пробормотала она. Ничего не поделаешь, придется представить жениха женщине, которую она втайне называла «газетной гориллой».
– А наша главная цель? Подумай, ведь нам представляется блестящая возможность! Перестань хмуриться и окинь меня любящим взором.
Ник пустил в ход все свое обаяние, отчего Лайза вела себя еще назойливее обычного. Она немедленно потребовала дать интервью и, вытащив толстый блокнот, заявила, что желает услышать все подробности их внезапно вспыхнувшего романа.
Уже через пятнадцать секунд Ник понял две вещи: эта женщина не только ненавидит Лорен, но и беззастенчиво домогается его. Нет, он не тешит самолюбие. Обыкновенная проницательность. Стоит только увидеть, как она жадно облизывает губы остреньким язычком, чтобы все стало ясно. И до чего же противно!
Горло Лорен перехватывало все туже по мере того, как вопросы Лайзы становились все более бесцеремонными, но взорвалась она, только когда та спросила, живут ли они как муж и жена.
– Это не твое чертово дело, Лайза! Ник поспешно стиснул ее плечо.
– Солнышко, покажи Лайзе свое обручальное кольцо. Все еще лопаясь от злости, Лорен помахала рукой перед носом Лайзы.
– Должно быть, стоит целое состояние! – с завистью прошипела та. – Все в городе знают, что вы работаете на ФБР! Представьте, мне уже человек шесть звонили! Правда-правда, – заверила она в ответ на его скептический взгляд. – Все дело в оружии. Люди беспокоятся. Вежливость не позволяет им спросить, но…
– Поэтому они судачат за его спиной, – вмешалась Лорен. Однако Лайза высокомерно проигнорировала ее.
– Кажется, жалованье агента ФБР не слишком высоко, верно?
– Хотите узнать, по карману ли мне такое кольцо? – осведомился Ник.
– Ну… не в такой форме… Ник стиснул руку Лорен.
– Я человек состоятельный. Фамильный трастовый фонд, видите ли, – пояснил он.
– Значит, вы богаты?
– Ради Бога, Лайза, какое тебе…
Ник незаметно ущипнул Лорен и нежно заметил:
– Дорогая, не стоит волноваться. Лайза просто любопытствует, вот и все.
– Именно, – согласилась та. – Кстати, откуда вы, Ник? Не возражаете, если я стану вас так звать?
– Разумеется, нет! Я живу в Бостоне, но вырос в Нейтан-Бэй.
– Значит, после свадьбы увезете Лору в Бостон?
– Нет. Собираюсь поселиться здесь. Я много путешествую, так что все равно, где осесть, но Лорен любит этот город. Мне тоже он пришелся по душе.
– Но Лоре не придется работать, когда вы поженитесь?
– Я не продам магазин, Лайза, так что забудь об этом, – заявила Лорен.
– Ты мешаешь прогрессу, Лорен.
– Ничего не поделаешь.
Не слишком остроумный ответ, но уж какой есть.
– Кроме того, я хочу работать.
– Разумеется, – снисходительно бросила Лайза.
– Все будет так, как пожелает Лорен, – сообщил Ник. – Она современная независимая женщина, и я буду поддерживать ее во всех начинаниях.
Лайза захлопнула блокнот, сунула в сумку и принялась за Лорен:
– Хочется надеяться, что это у тебя навсегда, но, говоря по правде, я немало сомневаюсь. Очень уж противно печатать очередное опровержение. Люди верят, что я обычно пишу правду, так что мое беспокойство вполне объяснимо.
Ник обнял Лорен и привлек к себе.
– Вам пришлось печатать опровержение насчет Лорен?
– Дважды, – прошипела Лайза.
– Это не важно! – выпалила Лорен. – Нам пора идти. У меня много дел.
– Вы, конечно, заметили, какой маленький у нас городок, снова завелась Лайза. – Но я здесь человек не последний. Редактор светской хроники. Люди надеются, что именно я буду держать их в курсе событий. И разумеется, ожидают от меня точности. Но с вашей невестой чрезвычайно трудно иметь дело. Я дошла до того, что меня просто тошнит каждый раз, когда приходится писать о ней!
– В таком случае не пиши, кто тебя просит, – посоветовала Лорен.
Но журналистка, проигнорировав ее, повернулась к Нику.
– До того, как меня грубо перебили, я уже объясняла, что Лорен постоянно меняет объекты своей… э-э… привязанности. В одной из статей я упомянула, что между ней и Стивом Бреннером достаточно серьезные отношения и, вполне вероятно, дело дойдет до свадьбы, но пришлось печатать опровержение. Видите ли… – она окинула Лорен пренебрежительным взглядом, – это она меня заставила. Можете представить?! На карту была поставлена моя профессиональная репутация, но ей плевать! Уперлась, как ослица!
– Потому что во всей заметке не было ни грана правды! – рассердилась Лорен. – Ты прекрасно знаешь, что я никогда не принимала ухаживаний Стива Бреннера, но для тебя главное – сиюминутная сенсация, верно?
Французский акцент Лорен стал куда заметнее: верный признак того, что она расстроилась и нервничает.
– Что за оскорбительные намеки?! Это мои сведения недостоверны?! Я пишу только на основании фактов!
– Если память мне не изменяет, речь шла о моих свадебных планах.
Лорен явно загоняла ее в угол, и это Лайзе, естественно, не нравилось.
– Сейчас трудно припомнить все детали, но я наверняка получила эти сведения из первых рук, иначе не предала бы их гласности, – пробормотала она, обиженно поджимая губки.
– И эти «первые руки», разумеется, принадлежат Стиву Бреннеру? – вмешался Ник.
– Должна признать, что скорее всего немного… преувеличила, но что бы там ни твердила Лора, поверьте, я просто не могла бы сочинить все с начала до конца, иначе читатели перестали бы мне доверять.
– А что сказал Стив насчет статьи?
– Ничего, – пожала плечами Лайза. – Вы уже встречались?
– Не имел удовольствия.
– Вам он понравится, – предсказала Лайза. – Как, впрочем, всем, кроме Лоры.
Она небрежно ткнула пальцем в сторону Лорен.
– Стив так много делает для подъема местной экономики и старается помочь городу! Наверняка он был смущен и обижен не меньше меня, когда прочел опровержение, но даже слова не сказал! Истинный джентльмен. Я, разумеется, и не подумала бы ничего печатать, если бы Лорен не пригрозила, что будет действовать через мою голову. Она иногда бывает очень… несговорчивой.
– Нам пора, – повторила Лорен. Она сыта по горло крошкой Лайзой!
Но Ник не двинулся с места.
– Только для порядка: поскольку вам так важна точность и все такое…
– Да? – алчно спросила Лайза, держа наготове перо.
– Ее зовут Лорен. Не Лора и не Лоран. Кроме того, мы любим друг друга, так что вам не придется больше волноваться насчет очередного опровержения, правда, солнышко?
Лорен было замялась, но Ник предостерегающе сжал ее плечо.
– Да, – выдавила она. – Ник любит меня, а я – его. На физиономии Лайзы снова возникла мерзкая злорадная ухмылка. Было совершенно очевидно, что она не поверила Лорен, и той отчего-то стало крайне важным убедить назойливую дрянь.
– Это произошло мгновенно. Раз – и все, – пояснила она, для наглядности щелкнув пальцами под носом Лайзы. – Никогда не верила в любовь с первого взгляда, пока не встретила Ника. Сначала приняла это за добрую старую похоть, не так ли, дорогой? Но потом поняла: вот оно, настоящее. Я безумно влюблена.
Маленькие глазки журналистки отчаянно забегали, вбирая самодовольную усмешку Ника и серьезное лицо Лорен.
– Я собираюсь напечатать эту речь, с первого слова до последнего, – угрожающе прошипела она.
– Вот и прекрасно, – кивнул Ник и, взяв под руку Лорен, направился к машине. По счастью, идти было недалеко. Ник открыл дверцу Лорен, обошел с другой стороны и сел за руль.
Лайза не тронулась с места, провожая их откровенно злобным взглядом.
– У меня сложилось впечатление, что малышка Лайза не слишком тебя любит, – пробормотал Ник, рассматривая репортершу в зеркало заднего обзора.
– Теперь понятно, почему тебя взяли в ФБР. За наблюдательность.
– Статья появится в воскресном выпуске! – прокричала Лайза вслед. – Пожалуйста, постарайся не разлюбить Ника хотя бы до этого дня.
Взбешенная тем, что наглая девка так и не поверила ей, Лорен опустила стекло и высунулась.
– Повторяю в последний раз: это настоящая любовь, Лайза. Навеки!
– Неужели? – прошипела та, ступив на мостовую.
– В самом деле, – в тон ей ответила Лорен.
– Вы уже назначили день свадьбы?
– Мы не хотим тянуть. Кроме того, все уже решено. Говоря по правде, Лайза, человеку твоей профессии следует быть более расторопной. Весь город уже знает об этом, только ты, редактор светской хроники, пребываешь в блаженном неведении!
– Все готово? Так быстро? – фыркнула неуязвимая Лайза. – Кстати, в чем причина такой спешки? Вы, случайно, не вынуждены поторопиться?
– Именно! – воскликнула Лорен, потянувшись к ручке дверцы. Ник едва успел схватить ее за руку, стараясь при этом не смеяться слишком громко. Его так и подмывало спросить, что бы сделала Лорен, выскочив из машины. Неужели послала бы малышку Лайзу в нокаут?!
До Лорен наконец дошло, что она ведет себя, как полная идиотка. Она устало осела на сиденье и подняла стекло.
– Поехали. Я хочу поскорее убраться отсюда.
Никто не произнес ни слова до тех пор, пока машина не свернула на дорогу, ведущую к аббатству. Только тогда Лорен взорвалась:
– Лайза Хэмбург – самая наглая, подлая и самоуверенная женщина в Холи-Оукс. Не выношу ее! Злобная и жестокая и обожает сеять смуту и разводить склоки и сплетни. И как она смеет мне не верить? Я никогда не лгала ей раньше! Никогда. Но ты видел ее физиономию? Она ни минуты не сомневается, что я все сочинила!
– Лорен! – помолчав, отозвался Ник.
– Ну что еще? – угрюмо буркнула она.
– Ты и вправду лгала.
– Но ведь она не могла этого знать!
– Очевидно, догадалась.
– Веди машину, Ник. Без комментариев.
И тут Ник, не выдержав, расхохотался. Лорен постаралась не обратить на это внимания и сосредоточилась на том, чтобы взять себя в руки.
– Не слишком ты логична, – заметил он. – Подумай, что будет, когда все кончится и мне придется вернуться в Бостон? Заставишь Лайзу печатать очередное опровержение или признаешься, что лгала?
– Ничего я не собираюсь признавать. Никогда. Не доставлю этой гнусной бабе удовольствия узнать, что она с самого начала была права, – вскинулась Лорен, но тут же обмякла и уставилась в пол. Пусть она ведет себя неразумно, но с удовольствием треснула бы Гориллу по башке. – Лайза абсолютно аморальна и беспринципна. Видит Бог, я пойду на все, лишь бы ни в чем не признаваться. Вплоть до того, что выйду за тебя замуж! – поклялась она. – Несмотря на то что ты мне совершенно не подходишь!
Ник сбросил скорость.
– То есть как это не подхожу?
– Ты опасен! Вот так! Подумай сам, ты не расстаешься с оружием!
– Я уже говорил, это моя работа.
– Вот именно.
– Жизнь не дает никому никаких гарантий, и полной безопасности нигде в мире не существует. Никогда не думала, что тебе может свалиться на голову кирпич? Любой водитель автобуса каждый день рискует, выходя на работу.
– И многие водители автобуса, по-твоему, были убиты в перестрелке?
– Далеко не всем агентам ФБР из тех, которых я знаю, выпало несчастье ввязаться в перестрелку. Ты несешь совершенную чушь, неужели не понимаешь?
– А может, мне нравится нести чушь! – процедила Лорен. – Что тут такого?
– Давай выясним: даже зная, что это крайне неразумно, ты все равно вышла бы за меня замуж назло Лайзе?
Конечно, она не сделала бы ничего подобного. Но ни за что не признается в этом Мистеру Задавале.
– А что, если да?
– Ничего. Если считаешь подобное возможным, то я возражать не стану.
Лорен сложила руки на груди и пригвоздила Ника негодующим взглядом.
– Вот и прекрасно. Шестое октября, семь часов вечера. Запиши, чтобы не забыть!
То, что одному здорово, – другому смерть. То, что одному – хлам, для другого – сокровище. Именно на это надеялась Лорен, разбирая заплесневевшие коробки со старым пожелтевшим бельем, поломанными безделушками и всякими мелочами, накопившимися на чердаке за пятьдесят лет. Найти клад.
Поэтому к концу дня она была в пыли и поминутно чихала, а белые слаксы почернели, но, увы, ни бесценного Ван Гога, ни Дега так и не обнаружилось. Но Лорен не отчаивалась. В конце концов, еще все впереди, поскольку больше шестидесяти коробок остались не разобранными.
Ник помог ей снести мусор вниз.
– У нас еще есть время заехать к портнихе за платьем подружки? – осведомилась Лорен.
– Разумеется, если поторопимся. Через час нужно ехать за Ноэ и Томми. Времени как раз достаточно, чтобы принять душ и переодеться.
Внизу их встретил Джо.
– Хотел убедиться, что все в порядке, вот и обошел комнату за комнатой, – сообщил он.
Ник осторожно разложил платье на столе и направился в кухню выпить чего-нибудь похолоднее. Лорен поспешно собирала вещи. Больше она не сделает ошибки, показавшись Нику в старых лохмотьях, поэтому пришлось забрать с собой в ванную все необходимое, включая босоножки.
Двадцать пять минут спустя она решила, что почти добилась совершенства. Сегодня – день особенный, и поэтому она надела то самое, главное, платье. Короткое. Черное. Из ткани стрейч, так что облегало во всех нужных местах. Низкий квадратный вырез открывал верхушки грудей. Со времени приезда в Холи-Оукс она надевала платье всего однажды, когда пригласила Мишель и Кристофера в ресторан отпраздновать их помолвку. Мишель назвала наряд «смерть мужчинам», уверяя, что один вид подруги в таком платье способен довести любого поклонника до предынфарктного состояния и что эта вещь самая сексапильная из гардероба Лорен. Кристофер горячо поддержал невесту.
Лорен подошла к зеркалу и принялась прихорашиваться. Даже завила волосы, хотя настолько неумело, что в процессе прижгла ухо и громко застонала. Ну зачем ей все эти хлопоты? Чтобы выглядеть хорошенькой? Ради кого?! Опять она ведет себя, словно влюбленная кретинка!
Господи, неужели она все-таки влюбилась в него?
От этой мысли по спине прошел холодный озноб. Он уедет, как только маньяка поймают!
– Идиотизм! – воскликнула девушка, швырнув расческу на столик. Помешалась на друге своего братца! И в самом деле, глупее некуда!
Ее самолюбию был нанесен сокрушительный удар, когда вошедший в комнату Ник почти не обратил внимания на девушку и, наскоро оглядев ее, должно быть, желая убедиться, что туфли надеты на ту ногу, объявил, что звонит Пит и хочет с ней поговорить. Голос Ника звучал напряженно. Что так его взволновало?!
– Что-то случилось?
– Ничего особенного, – рассеянно бросил он, уставясь в какую-то точку поверх ее головы. – Просто хочет узнать, как ты тут.
Проходя мимо Лорен в ванную, он уловил запах ее духов, но притворился, будто ничего не замечает. Он не подал виду, и когда увидел ее в этом невыносимо сексуальном черном облегающем платье. И, только захлопнув дверь, обессилено прислонился к стене и тяжело вздохнул.
– Кажется, я крупно влип, черт возьми, – пробормотал он.
Они опоздали к Томми на четверть часа. Ник и Лорен как раз выходили из машины, когда на крыльце показался Томми. Ноэ нигде не было видно. Томми подбежал к ним и обнял Лорен.
– Ты в порядке?
– Лучше некуда – заверила она.
– Садись в машину.
Томми отпустил ее, открыл дверцу и попытался силой запихнуть ее на сиденье. Очевидно, ему было не по себе.
– Ник, это не слишком хорошая идея.
– Где Ноэ? – поспешно спросил Ник и, подождав, пока Томми скользнет на заднее сиденье, включил зажигание.
– Сейчас придет. Почему бы нам не заехать за гамбургерами? Отправимся к Лорен, там и поедим. Ей не стоит слишком много бывать на людях. Это опасно.
Лорен обернулась.
– Томми, не могу же я сидеть взаперти.
– Почему бы нет?
– Вспомни о нашем плане.
– Да знаю я этот ваш план! – отмахнулся он. – Довести маньяка до точки кипения, чтобы он потерял голову и ринулся за тобой.
– Вот именно, – спокойно заметил Ник. – Все будет, как задумано. Просто мы хотим ускорить процесс. Но мы готовы его встретить.
– Как я уже сказал, план этот никуда не годится. А если что-нибудь пойдет наперекосяк?
– Разве ты не знаешь, что за нами постоянно следят агенты? – перебила Лорен.
Беда в том, что она понятия не имела, правда ли это. Просто пыталась утихомирить брата.
– Где они? – удивился Том, вытягивая шею, чтобы посмотреть в заднее стекло.
– Во всяком случае, не там, где ты можешь их увидеть, – авторитетно заявила Лорен.
Томми, казалось, немного расслабился.
– Ну ладно, если так. А, черт, я забыл бумажник.
– Следовало вспомнить об этом, только когда с тебя потребуют чек, – пошутил Ник.
– Сейчас приду.
Томми выскочил из машины и побежал к аббатству.
– В Канзас-Сити он был гораздо спокойнее, – покачала головой Лорен.
– Что ж, вполне понятно.
Несколько минут спустя на крыльце вновь показался Томми. За ним следовал Ноэ. Разглядев, во что он одет, молодые люди дружно расхохотались. Черный костюм, такая же рубашка и белый стоячий воротничок. Словом, полное облачение священника!
– Он попадет прямо в ад после такого кощунства! – предрек Ник.
Лорен захлебывалась смехом.
– Как по-твоему, а оружие у него есть?
– Он обязан его носить, – пожал плечами Ник.
– Постоянно?
– Постоянно, – подтвердил он.
Ноэ не потрудился поздороваться: не до того было. Он горел решимостью победить в споре с Томми.
– Говорю тебе, это ненормально.
– Может, для тебя, – запальчиво кричал Томми.
– Для любого мужчины, – фыркнул Ноэ. Догадавшись, о чем идет речь, Ник понимающе улыбнулся:
– Обет целомудрия, верно?
– Ну да! Священнику запрещено спать с женщинами, разве это не бред?!
Ник ухмыльнулся. Томми покачал головой и попытался сменить тему:
– Где поужинаем?
Ноэ, однако, не поддался на удочку. Очевидно, злосчастный обет целомудрия оскорблял его лучшие чувства.
– Да это просто вредно! – вскричал он. – Ты ведь даже не замечаешь, как женщины едят тебя глазами! Верно? Чаша терпения Томми переполнилась.
– Замечаю, – сухо ответствовал он. – И стараюсь их игнорировать.
– О чем я и толкую. Это просто…
– Знаю-знаю, – перебил Томми. – Это ненормально. Оставь, Ноэ.
Ноэ решил умаслить его.
– Черт побери, какие у вас прекрасные духи, Лорен. Или это у тебя, Ник? – пошутил он и, прежде чем кто-то из них успел ответить, спросил: – Вы заметили несусветное количество фургонов в этом городе? Черт возьми, от них продыху нет! Надеюсь, Уэссон записывает номера?
Легкомысленное настроение мгновенно улетучилось, и беседа приняла серьезный оборот.
– Я звонил ему, что бы узнать, нет ли каких новостей. Спрашивал, не записал ли он номера машин тех рабочих, что живут в квартале Лорен, но Уэссон не соизволил ответить.
– Даже не объяснил?
– Цитирую: «Я выполняю свою работу».
– Значит, для него мы всего лишь наемники? – вздохнул Ноэ. – Видно, полностью намерен оттеснить нас от дела.
– Похоже, – буркнул Ник.
– Ну и черт с ним. Я не собираюсь работать вслепую.
Томми принялся бомбардировать Ника вопросами и предложениями, и к тому времени, как они остановились у черного хода ресторана «Роузбрайар», Лорен успела напрочь потерять аппетит.
Ноэ едва успел схватить за руку Томми, пытавшегося выбраться из машины.
– Послушай, священник, попробуй еще раз сбежать, и я лично пристрелю тебя, так что не смей отходить от меня ни на шаг.
– Да, ты прав, это больше не повторится.
Ноэ, вновь обретя хорошее настроение, улыбнулся, и инцидент был забыт. Томми вышел и открыл дверцу со стороны Лорен. Прежде чем выйти, та смущенно оправила юбку. Ноэ протяжно свистнул.
– У тебя сестра что надо, Том.
– Священнику не полагается свистеть вслед хорошеньким женщинам!
Ноэ умоляюще взглянул на Ника.
– Поверишь, с тех пор как я напялил этот ошейник, постоянно слышу проповеди и наставления. Я пытаюсь быть терпеливым и полезным, готов всячески помочь, но силы мои на исходе.
Томми вместе с Лорен пошли вперед. Склонив друг к другу головы, брат и сестра тихо переговаривались.
– Интересно, чем это ты можешь помочь? – поинтересовался Ник.
Ноэ пожал плечами:
– Предложил дежурить в исповедальне за одного из священников, но Том полез на стену и запретил.
– Еще бы я тебе позволил! – возмутился Том, расслышав последнюю фразу.
– Твой друг слишком всерьез принимает всю эту поповскую чушь.
– Как любой священник, – пояснил Ник. – Мне следовало бы предупредить Томми насчет твоего извращенного чувства юмора.
– Его легко довести.
– Потому что ты знаешь, на какие кнопки нажимать.
– А как насчет Лорен?
– Что «насчет Лорен»?
– Ты уже успел нажать на ее кнопки? – подмигнул Ноэ. – Я заметил, как ты на нее поглядываешь.
– Я уже говорил, это запретная зона. Эй, Томми, подожди. Кто-то из нас войдет туда первым.
– Запретная зона, говоришь? Для тебя или для меня?
– Для нас обоих. Она не та женщина, которую можно уболтать, не сделав предварительно предложения. Не из твоих доступных девиц.
Вокруг дома вилась вымощенная каменными плитами дорожка. Ноэ устремился вперед, Ник шагал сзади. Оба зорко поглядывали по сторонам.
Вдоль дорожки стояли глиняные горшки с цветущей геранью. «Роузбрайар» был большим старым домом в викторианском стиле, превращенным последним владельцем в ресторан. В обеденном зале на столах, устланных белыми скатертями, красовались хрустальные вазы с весенними цветами. Даже фарфор выглядел старинным и дорогим.
Их провели в комнату в глубине дома с видом на рощу и пруд с утками и подвели к круглому столу перед окном. Правда, Ноэ немедленно показал на угловой столик и заявил, что они лучше устроятся там.
В комнате было шумно, полно народа, слышались веселые голоса и смех: очевидно, здесь было принято приводить с собой детей. Пока они пробирались к столику, головы посетителей, включая подростков, то и дело поворачивались к Лорен. Но девушка, похоже, осталась равнодушной к восхищенным взглядам мужчин.
Официант выдвинул столик так, чтобы Лорен могла сесть в углу. Ник сел рядом, Ноэ и Том – напротив, но поскольку Ноэ терпеть не мог поворачиваться спиной к входу, то и поставил стул так, чтобы видеть остальных обедающих Он даже попытался стянуть пиджак, но, вспомнив про кобуру с пистолетом, передумал.
Томми не мог оставаться спокойным: каждые две секунды оглядывал комнату и при очередном взрыве хохота нервно вскидывал голову.
– Сиди смирно и попытайся расслабиться, – велел Ноэ. – Ты привлекаешь к себе ненужное внимание. И прекрати пялиться на окружающих. По-моему, ты и так почти всех знаешь.
– Вовсе нет, – покачал головой Томми. – Потому и стараюсь следить за ними.
– Не стоит заниматься не своим делом, – посоветовал Ник. – Лучше возьми меню.
– Томми, постарайся улыбнуться, – прошептала Лорен. – Что ни говори, а у нас праздник.
– Сейчас закажу бутылку шампанского, – пообещал Ник.
– А что мы празднуем? – удивился Ноэ.
– Мы с Ником официально обручились, – сообщила Лорен. Тут Томми действительно расплылся в искренней улыбке.
– Так вот почему ты так вырядилась сегодня!
– И вовсе я не вырядилась! – обиделась Лорен.
– И косметику наложила, верно? Ты же совсем косметикой не пользуешься!
Лорен понимала, что брат отнюдь не старается намеренно ее смутить, но все же едва утерпела, чтобы не лягнуть его ногой под столом и хотя бы этим привести в чувство.
– И прическа у тебя другая.
– Ну, завилась я раз в жизни, и что с того? Подумаешь! Кстати, на случай если кто-нибудь спросит, ты в восторге оттого, что я выхожу за твоего лучшего друга.
– Еще бы! – воскликнул Томми.
– Видишь ли, я, может, и в самом деле женюсь на твоей сестрице, – ухмыльнулся Ник.
– Это как?
– Лорен случайно столкнулась с подругой…
– Лайза мне не подруга. Ник кивнул:
– И Лорен готова на все, лишь бы не дать Лайзе восторжествовать. Та клянется, будто наша помолвка не продлится и недели. Представь только, с каким злорадством Лайза объявит: «Я так и знала. Говорила же…» Так вот, Лорен этого ни за что не допустит.
– Лорен всегда терпеть не могла Лайзу. Похоже, тебе все-таки придется идти к алтарю, – рассмеялся Томми и, откинувшись в кресле, задумчиво добавил: – А знаете, это совсем не плохая мысль. Вы вроде как неплохо друг другу подходите.
– Но она не желает выходить за меня. Я не отвечаю ее представлениям о безопасности и покое.
– Свадьба назначена на шестое октября, в семь часов вечера. Венчать будешь ты, – сообщила Лорен. – Я точно знаю, что Лайза будет донимать тебя, поэтому сделай счастливое лицо и не забудь дату.
– Да-да, шестое октября, – согласился Томми. – Конечно, не забуду. Но когда все закончится, вам придется сказать Лайзе правду.
– Раньше я вообще отсюда уберусь, – яростно затрясла головой Лорен.
– А мне казалось, ты выходишь за меня, чтобы спасти лицо, – вмешался Ник.
– Возможно, – пожала плечами девушка.
– Бракосочетание – это святое таинство, – напомнил Томми.
– Опомнись, – посоветовала Лорен, – в каком веке ты живешь?
– Иными словами, ври напропалую?
– Именно, – улыбнулась Лорен.
– Ладно, в таком случае позволь спросить: если я буду проводить свадебную церемонию, кто поведет тебя к алтарю?
– Я об этом не подумала, – призналась девушка.
– Идея! – воскликнул Ноэ. – А если мне поженить Ника и Лорен? Тогда Том мог бы выдавать сестру замуж.
– Верно! – воскликнул Ник.
– Послушай, Ноэ, – раздраженно прошипел Том, – ты вообще не священник, а это означает, что не имеешь права ни женить, ни исповедать.
Ноэ расхохотался на всю комнату.
– Черт, тебя ничего не стоит завести! Не лезь в бутылку! Мы делаем вид, что Ник и Лорен женятся. Верно? Вот я и притворюсь, будто совершаю обряд.
Томми умоляюще взглянул на Ника.
– Да втолкуйте ему хотя бы вы! Аббат и так сделал Ноэ одолжение. Пит поговорил с ним и убедил помочь нам. Аббат даже согласился сказать всем, что Уэссон – его кузен и с его позволения гостит в коттедже на озере. Словом, сделал все что мог. Но мы не слишком любим, когда миряне изображают священников, а Ноэ клятвенно пообещал, что ничем не запятнает это звание, и что же? Ровно через пять минут после ухода из кабинета аббата нагло подмигивает Сьюзи Джонсон и величает милашкой.
– Я изображаю дружелюбного священника, – объяснил Ноэ. – И я все-таки считаю, что священникам должен полагаться хотя бы один выходной в неделю, чтобы…
– Знаю-знаю, – перебил Томми. – Слышал уже. Выходной, чтобы заняться любовью. Но так просто не бывает.
Телефон Ника зазвонил. Немного послушав, Ник бросил:
– Да, сэр, – и отключился.
– Шериф только что вышел из нового красного «форда-эксплорера» и идет сюда.
– Он один? – спросил Ноэ.
– Похоже.
– Здесь проходят еженедельные заседания масонской ложи, – пояснила Лорен. – Остальные, возможно, наверху. В одном из залов поменьше.
– Бреннер тоже член ложи?
– Думаю, да.
– Я, пожалуй, после ужина поднимусь наверх, поздороваюсь, – решил Ник. – Давно пора познакомиться со стариной Бреннером.
Несколько минут спустя в дверях появился шериф, одетый в серый мундир и ковбойские сапоги. Толстяк, даже не потрудившись снять шляпу, немедленно стал подниматься по лестнице. Догнавшая его официантка вручила меню.
– Бреннер – местный гений, кажется? – осведомился Ноэ.
– Кажется, – подтвердил Ник.
– Вы это о чем? – удивился Томми.
– Парень, который стремится править здесь бал. Любым способом, – пояснил Ноэ. – Почти в каждом городе есть такие.
– Да, Бреннер из этих, – согласился Томми. – Единственная, кто пытается противостоять ему, – моя сестра. – И, заметив, как любуется кольцом Лорен, улыбнулся: – Я на твоем месте не стал бы привязываться к этому бриллианту, сестра. Как бы не пришлось возвращать!
– Я изображаю восторг, Томми, – прошептала она. – Но кольцо чудесное, верно? Я и не знала, что у Мириам продаются такие вещи.
Но втайне она подумала, каково это – быть женой Ника, знать, что, просыпаясь каждое утро, найдет его рядом. Любить и быть любимой…
– Интересно, каков срок возврата? – осведомился Томми. Лорен поспешно спрятала руку за спину.
– Обычно десять дней, но миссис Рассел сделала для меня исключение. Дает мне целый месяц. И знаешь, что она сказала? «Памятуя о прискорбной истории твоих отношений с мужчинами, даю тебе целый месяц, дорогая, на то, чтобы передумать».
– Да, моя сестрица создала себе в городе весьма определенную репутацию: злючки, способной отпугнуть даже самого стойкого поклонника.
– Благодаря всем бредням, которые Лайза обо мне сочиняет.
– Будь же честной, Лорен. Ты действительно приводишь в трепет мужчин, но, по мне, лучше уж так. Меньше идиотов к тебе привязывается, – заметил Томми и, заслышав чьи-то голоса, обернулся. – Это Фрэнк Гамильтон. Тренер старших классов по футболу, с двумя помощниками. Умирают от желания познакомиться с тобой, Ник. Пообщаемся, прежде чем они пойдут наверх.
– Откуда они знают Ника? – поинтересовалась Лорен.
– По записи матча, которая идет по спортивному каналу раза два в год.
– О, дьявол, – пробормотал Ник и, швырнув салфетку на стол, последовал за Томми.
– Ник терпеть не может любого упоминания о той игре.
– А что случилось?
– Ты не видела записи? Лорен покачала головой:
– Нет, и Томми никогда ничего не говорил.
– Ник забил решающий гол.
– Очень мило.
– И не только, – рассмеялся Ноэ. – Там было кое-что еще. Ник поймал короткую передачу, обошел защиту. В этом ему равных не было, даже получил прозвище каттер. Он случайно повернул голову и вдруг уставился на цементное ограждение, в то время как комментатор громко спросил: «Интересно, куда смотрит игрок под номером 82?»
Другой же оператор успел заснять объект его внимания, так что, когда сравнили обе пленки…
Ноэ помедлил и выпил воды, прежде чем продолжать:
– Какой-то мужик перегнулся через ограждение. Потом выяснилось, что он был в доску пьян и орал, как и другие болельщики. В одной руке банка пива, в другой – малыш. Он усадил ребенка на самый край. Представляешь, какой идиот? Но, как я уже говорил, он здорово надрался
– И уронил мальчика?
– Вот именно, но Ник успел заметить. Позже рассказывал, что увидел, как негодяй схватил мальца за руку, да так и оставил болтаться в воздухе. Ник летел с такой скоростью, что оставил всех позади. На бегу забил гол и рванул к ограждению. Решил постоять внизу, пока кто-нибудь заставит отца поднять парнишку, а когда был всего в десяти футах, мужик потерял равновесие и выпустил ребенка. Тот полетел вниз и наверняка убился бы, но Ник успел подхватить его. Не представляешь, что это было за зрелище!
История потрясла Лорен. На языке вертелись десятки вопросов, и тут Ноэ добавил:
– После игры Ника дисквалифицировали.
– Что?!
– Это правда. Когда матч окончился, в раздевалку пожаловал папаша спасенного с операторами. Он так и не протрезвел и, как мне потом передавали, охотно раздавал интервью, наслаждаясь всеобщим вниманием. Так или иначе, ему взбрело в голову поблагодарить Ника, но тот, едва завидев его, развернулся и врезал в челюсть. Мужик и с ног долой.
– И поэтому Ника дисквалифицировали?
– Да, хотя и ненадолго. Публика возмутилась, и тренер, которому вовсе не хотелось лишаться такого игрока, поспешил отменить наказание. Ника вполне можно понять.
Возникший официант принес корзинку с булочками. Ноэ поспешно схватил одну.
– Ладно, теперь твоя очередь. Объясни кое-что.
– Что ты хочешь знать?
– Почему Томми в детстве жил в семье Ника?
– Мой отец открывал контору в Бостоне, поехал купить дом и привез Томми с собой, чтобы тот начал семестр в новой школе. Я была тогда совсем малышкой и осталась с матерью. Она должна была собрать вещи и выехать к отцу. Но тут все изменилось. Отец погиб в автокатастрофе, Томми оказался на попечении экономки. Мать не перенесла потери и запила. Даже за Томми не поехала. Сидела на «колесах», трезвой не бывала. То снотворное, то стимуляторы, то виски. Умерла от передозировки.
– Самоубийство?
– По-видимому. Дед считал, что она смешала спиртное с таблетками. Хотел верить, что это несчастный случай.
– Смертельная комбинация. Лорен вздохнула:
– После ее смерти у деда на руках остались двое детей. Он знал, что Томми в Бостоне хорошо, и не захотел вырывать его из уже привычной среды, тем более что тут как по волшебству возник судья Бьюкенен и предложил взять Томми к себе, пока все не уладится. Ник и Томми подружились, и Томми без того все время торчал в доме судьи. Дед подумал, что это ненадолго, но вскоре умер.
– А Томми так и остался у судьи.
– Верно.
– А ты?
Лорен устало пожала плечами:
– Меня послали в пансион. Окончив университет, я провела год в Париже, изучала историю искусств, а потом вернулась в Штаты, устроилась на работу в Чикаго. Прожила там девять месяцев и переехала в Холи-Оукс. Так что ничего сверхъестественного.
– Значит, у тебя не было даже семьи? Ни одного родного человека рядом?
– Я была счастлива.
– Не верю! – отмахнулся Ноэ.
– А вот и они! – уклончиво воскликнула Лорен. – Знаешь, я больше не хочу об этом говорить, ладно?
– Так и быть.
Ник, широко улыбаясь, уселся за стол.
– Что веселенького? – полюбопытствовал Ноэ.
– Здешние мужики дали Лорен прозвище.
– Да? Интересно какое? – вскинулся Ноэ.
– Снежная баба или просто Снеговик.
Все трое рассмеялись. Но Лорен раздраженно поджала губы.
– Ну и трепач ты, Томми.
– Но он сам спросил, – оправдывался брат.
Лорен бросила на него взгляд, не предвещающий ничего хорошего, но тут Ник наклонился и прошептал ей на ухо:
– Они просто не знают, как ты умеешь целоваться.
Официант принял заказ, но не успел уйти, как мужчины принялись дразнить Лорен. В конце концов той это надоело.
– Я слышала, футбольная команда Пенсильванского университета переживает не лучшие времена. Потеряла своего ведущего игрока.
Разумеется, ничего подобного она не слышала, но разве это так важно? Стоило произнести слово «футбол», как беседа сразу же переключилась на спортивные темы. Так же легко, как заставить малыша съесть конфетку!
Довольно улыбнувшись, Лорен откинулась на спинку стула. Ник и Томми играли в футбол за Пенсильванский университет, а Ноэ, как выяснилось, – за Мичиганский, и каждый считал себя авторитетом в этой области. Весь ужин они спорили о тактике и стратегии и не обращали на нее внимания. Лорен молча благословляла судьбу.
Стоило им встать из-за стола, и семья из шести человек мгновенно осадила Томми. Ноэ остался с ним. Ник и Лорен вышли на улицу. Там их поджидал Лонни. Его «шевроле-нова» влетел на автостоянку, как раз когда они направлялись к машине. Визжа тормозами, «шевроле» замер в нескольких футах от помолвленной пары. Ник толкнул Лорен в промежуток между двумя машинами и встал перед ней, выжидая, что предпримет водитель.
Лонни был не один. Кроме него в автомобиле сидели еще трое подростков, все с судимостями. Когда Стив Бреннер поручал Лонни серьезное дело, тот всегда брал своих дружков, выделяя им сущие гроши из тех денег, что платил Стив. Но они были слишком глупы, чтобы заподозрить неладное. И довольствовались малым. Ко всему прочему, они шли на это не столько из-за корысти, сколько желая поразвлечься, и это тоже было на руку Лонни. Если что-то сорвется, есть на кого свалить вину. Идиот папаша всегда отмажет сыночка! Как это будет выглядеть, если сын шерифа вдруг окажется в каталажке?! Власть и положение в этом паршивом городишке для предка важнее всего на свете, и Лонни считал, что если быть достаточно осторожным, то и убийство вполне сойдет с рук.
Стив сказал, что Лорен с дружком разъезжают в «эксплорере», а сейчас они стояли рядом с новеньким красным «фордом-эксплорером». Бреннер ничего не сообщил о Нике, кроме того, что он считается женихом Лорен, только поручил Лонни как следует его проучить, чтобы на всю жизнь запомнил. Пусть не отбивает чужих невест.
– Вышвырни его из города! – приказал Стив, и Лонни, у которого слюнки потекли при виде пачки банкнот, которой тот помахал перед его носом, поклялся из кожи вылезти, но выполнить поручение босса.
– Это Лонни, сын шерифа, – прошептала Лорен. – Что ему здесь надо?
– Похоже, скоро выяснится, – пробормотал Ник в ответ. – Ждать придется недолго. Эй, парень, отгони свою машину!
Но Лонни, не выключив двигателя, открыл дверцу и выскочил. В отличие от толстяка отца он был тощим, высоким и нескладным, с лицом, покрытым юношескими угрями. Тонкие губы растянуты в злобной ухмылке, длинные немытые волосы свисали жирными прядями. На вид ему было лет семнадцать-восемнадцать. Словом, совершенный отморозок. Наверняка плохо кончит, это по физиономии видно.
– Начнем с тачки, – велел Лонни приятелям. – Сделаем из нее конфетку. – И, вытащив из заднего кармана нож с выкидным лезвием, стал громко бахвалиться: – Сейчас этот городской щеголь у меня на карачках будет ползать! Смотрите и учитесь! А ты, крошка, поедешь домой с нами, поскольку колымага твоего дружка превратится в кучу дерьма к тому времени, когда я с ней покончу!
Он высвободил лезвие и стал медленно надвигаться на Ника. Но тот громко рассмеялся. Такой реакции Лонни не ожидал.
– И что тебя так развеселило, фраер?
– Ты, – пояснил Ник и, заметив, как Ноэ, толкнув Томми себе за спину, бежит к ним, окликнул: – Эй, Ноэ, какой-то местный головорез вознамерился изуродовать новую машину.
– Но это… – начал Томми.
– Конечно, – перебил Ник.
– Лонни, что это ты вытворяешь? Немедленно убери нож! – приказал Томми.
– У меня кое-какие дела с Лорой, Вас они не касаются, – нагрубил Лонни. – А вам с вашим дружком лучше зайти в ресторан.
– Этот парень что, дурак или притворяется? – удивился Ноэ.
– Похоже, первое, – процедил Ник, сунув руку за пазуху и расстегивая кобуру.
Взбешенный тем, что кто-то посмел высмеивать его перед приятелями Лонни рванулся вперед и всадил нож в переднее колесо. Потом повторил процедуру, посмеиваясь, когда услышал шипение выходившего воздуха.
– Все еще считаешь меня идиотом?
– Слава Богу, у нас есть запаска! – воскликнул Ноэ. Дел у него было по горло: приходилось удерживать Томми на месте и одновременно следить за хулиганами.
Лонни повел себя именно так, как надеялся Ноэ: проткнул другую шину. Его сообщники громко ржали, подбадривая главаря. Глубокие царапины украсили капот и крылья.
Лонни отступил, чтобы полюбоваться делом рук своих.
– Ну? И как собираетесь ковылять домой? – насмехался он.
– Сяду в свою машину и поеду, – пожал плечами Ник.
– Со спущенными шинами?
– А этот «форд» вовсе не мой, – улыбнулся Ник. Лонни недоуменно моргнул. Ник шагнул к нему и, не оборачиваясь, крикнул: – Ноэ, пожалуй, тебе стоит позвать шерифа. Ему будет интересно посмотреть, что стало с его машиной.
– Мать твою! – завопил растерявшийся Лонни.
– Брось нож! Немедленно! – скомандовал Ник. – Не то хуже будет! Ты испортил чужую вещь и угрожал федеральному…
Он уже хотел объяснить Лонни, что тот имеет дело с агентом ФБР, но не успел.
– Никому не позволю издеваться надо мной! – прошипел Лонни.
– Ты сам над собой поиздевался, – возразил Ник. – А теперь брось нож! В последний раз предупреждаю!
Но Лонни не внял разумному призыву и вместо этого бросился на Ника.
– Я на кусочки тебя располосую, козел!
– Ну да, как же, – спокойно кивнул Ник и, подставив Лонни подножку, вырвал нож, скрутил ему руки и ударил головой о машину. Завыла сигнализация. Лорен, заметив валявшийся на земле нож, не растерялась и ловким ударом ноги послала его под автомобиль. Напуганные дружки Лонни забрались в его колымагу. Ник разжал руки, и Лонни мешком свалился на землю.
– Ты, сволочь! Сейчас я…
– О, смотрите, а вот и папочка! – жизнерадостно объявил Ник.
С лестницы колобком скатился шериф, придерживая руками болтавшееся брюхо. Трое парней лихорадочно пытались отыскать ключ зажигания. Ноэ спокойно шагнул к ним.
– Вы это ищете? – осведомился он, позвякивая связкой ключей.
– Мы ничего не сделали! Это все Лонни придумал, – проныл один.
– Заткнись, Рики! – крикнул тот, что скорчился на заднем сиденье.
– Вон из машины! – скомандовал Ноэ. – Помедленнее, и руки вверх, так чтобы я их видел!
Он не хотел раскрываться раньше времени, но все-таки держал руку в кармане, а палец – на курке своего «глока», на случай если кто-то выхватит оружие.
У шерифа сделался такой вид, как будто он вот-вот расплачется.
– Моя новая машина! Посмотрите, что он сделал! Неужели это ты, парень? Ты?!
Лонни с трудом поднялся.
– Нет, – бросил он. – Это вон тот дебил! И едва меня не пришиб. – Он обличающе ткнул пальцем в Ника.
– Я не успел сказать, что купил новую машину, – продолжал шериф, словно не слыша сына. – Хотел сделать сюрприз. Собирался дать и тебе покататься… – Горестно шмыгнув носом, он провел ладонью по глубоким царапинам на капоте. – Даже дня не продержалась. А ведь я только купил ее.
– Говорю тебе, это вон тот говнюк! – проорал Лонни.
– Не мешало бы парню последить за своим лексиконом, – задумчиво произнес Ноэ.
– Да ты что, не веришь? – взвился Лонни. – Последний раз повторяю, он порезал твои колеса и поцарапал краску.
Возмущенная Лорен протиснулась мимо Ника к шерифу.
– Конечно, он ваш сын, и вам это не слишком приятно, но вы шериф и должны выполнять свой долг. Лонни лжет. Это все он натворил. Решил, что это машина моего жениха. Нравится вам это или нет, но придется его арестовать.
Ллойд поспешно поднял руку.
– Потише, Лора. К чему такая спешка? Это мой автомобиль, и парень ответит, если это действительно его работа. Но он показывает на твоего дружка.
– Он лжет! – заикаясь от злости, протестовала Лорен. – Мой брат, Ноэ, Ник да и я сама готовы это подтвердить.
– Значит, четверо против четверых. Уверен, что приятели Лонни его поддержат, а у меня нет причин им не верить.
– Лонни угрожал нам ножом.
Глядя мимо Лорен на Ника, шериф негодующе потребовал:
– Вам бы лучше заткнуть рот своей девице! Не позволю, чтобы на меня тут тявкали! Ну-ка придержи язык, Лора.
Лорен не верила собственным ушам. Да как он смеет указывать ей, будто капризному ребенку!
– Придержать язык?! Черта с два! Немедленно сделайте что-нибудь! – потребовала она.
– Обязательно, – зловеще прошипел шериф, тыкая пальцем в Ника. – Эй ты! Я хочу видеть твои документы! Пошевеливайся!
И тут Лорен, не выдержав, повернулась к Томми и разразилась язвительной французской тирадой, подробно объяснявшей все, что она думает о шерифе. Ник на хорошем французском посоветовал ей успокоиться.
Шериф, сжав кулаки, то и дело оглядывался на сына. Ему страстно хотелось как следует вломить мерзавцу, но приходилось прилагать немыслимые усилия, чтобы держать гнев в узде. Кроме того, если он даст себе волю, вполне возможно, что Лонни ответит ударом на удар и измочалит родного отца. Такое уже бывало и вполне может повториться снова.
– Повторяю, где твои документы?
– Без проблем, – скучающе отозвался Ник, вытаскивая значок. – Николас Бьюкенен, шериф, ФБР.
– О дьявол! – простонал Ллойд.
– Вам придется арестовать его. Завтра приду и заполню все необходимые бумаги.
– Какие еще бумаги, мистер агент ФБР? Пострадала моя машина. Лонни, сотри эту ухмылку со своей рожи, иначе, клянусь, я тебе ее распишу!
– Я, как священник, не слишком знаком с законом, – скромно вставил Ноэ, – но мне кажется, что преступление совершено вашим сыном. Лонни угрожал агенту ФБР ножом, а ведь это преступление, не так ли?
– Может, да, а может, нет, – затянул шериф. – Я не вижу никакого ножа, так что все это, возможно, измышления. Теперь вам понятна причина моих затруднений?
– Нож под машиной, – сообщил Ноэ. Пытаясь выиграть время и сообразить, что делать, шериф пробормотал:
– Как он туда попал?
– Я забросила, – буркнула Лорен.
– А зачем вам понадобился нож?
– О, во имя… – начала она.
Шериф снял шляпу и почесал в затылке:
– Вот что я сделаю. Езжайте по домам и предоставьте все мне. Завтра можете заехать в контору, но предварительно позвоните, мистер ФБР. К этому времени все прояснится.
Лорен трясло от злости. Она демонстративно повернулась спиной к шерифу и направилась к машине Ника, громко стуча каблуками. Расслышав, как она бормочет что-то себе под нос, Ник поспешил догнать ее и взял за руку.
– Тебе плохо? Вся дрожишь! Напугалась? Но я не допустил бы, чтобы с тобой что-то случилось, ты ведь знаешь это!
– Конечно, – кивнула она. – Я просто из себя вышла, вот и все. Попомни мои слова, шериф и пальцем не пошевельнет. Опять Лонни все сойдет с рук.
– Успокойся, солнышко.
– У него был нож! – снова вскричала она. – Он мог тебя ранить.
– Ты волновалась за меня? Меня?! – поразился Ник.
Томми и Ноэ как раз садились в машину, и Лорен не хотела, чтобы ее слышали.
– Ну, разумеется, волновалась. Да прекрати скалиться, как идиот, и влезай поскорее! Я хочу домой.
Ему смертельно хотелось поцеловать ее, но пришлось удовлетвориться пожатием руки. Жалкий суррогат!
– Шериф, – окликнул Ник, открывая дверцу, – я хотел бы завтра потолковать с вашим сыном.
Когда Ник выводил машину со стоянки, Томми ухитрился посмотреть в заднее стекло и увидел, как шериф о чем-то спорит с Лонни.
– Как по-твоему, может, это Лонни преследует Лорен?
– Проверим, – отозвался Ник. – Но не думаю. Лонни не производит впечатления слишком сообразительного индивида.
– Да попросту кретин, – поддакнул Ноэ.
– Верно, и поэтому ты его подзуживал, – буркнул Ник.
– Это как? – с невинным видом осведомился Ноэ.
– Значит, у нас и запаска есть? Не помнишь, что сказал Лонни после того, как он порезал первое колесо?
– Возможно, – признался Ноэ. – Хотел чем-нибудь занять его, чтобы оставил вас с Лорен в покое.
– Да ну? А мне казалось, пытаешься определить, как далеко он способен зайти.
Ноэ пожал плечами и раздраженно дернул за жесткий воротничок, немилосердно натерший шею.
– Просто удавка какая-то, – пожаловался он.
– Ник, а в ресторане были агенты? А если и были, почему не пришли на помощь? – допытывалась Лорен.
– Все под контролем! – уверенно бросил Ник.
– Уэссон приказал мне позволить Томми принимать исповеди, – объявил Ноэ.
– А Пит против. Не слишком умная идея, – возразил Ник.
– Я так ему и ответил.
Судя по тону, Ноэ тоже был не в восторге от Уэссона. Повернувшись к нему, Лорен спросила, в чем дело. Ник поспешно прижал большой палец к диску. Ноэ, заметив его жест, покачал головой:
– Не стоит. Пусть Уэссон слышит. Лично я считаю его амбициозным болваном, который рвется к власти. По трупам пойдет, лишь бы добраться до вершины, никого не пожалеет, включая Моргенштерна.
Очевидно, Ноэ слишком долго сдерживался и теперь, не стесняясь, изливал душу.
– Он, конечно, одинокий волк и не привык играть в команде. Совсем как я. Однако при этом я всячески избегаю рекламы и, как огня, боюсь папарацци, а Уэссона хлебом не корми, только дай пообщаться с прессой. Помнишь, Ник, дело Старков? Ну еще бы! Разве можно забыть ситуацию, в которой приходится убивать?!
– И что дальше? – спросил Ник, разглядывая Ноэ в зеркало заднего обзора.
– Бьюсь об заклад, ты немало удивился, когда пару дней спустя развернул газету и прочитал трогательную историю о фэбээровце, спасшем малыша. Не показалось странным, что репортер так хорошо осведомлен о твоей семье и лучшем друге, Томе Мэддене?
– Хочешь сказать, что это Уэссон разболтал? – охнул Ник. – Да представляешь ли ты, что это означает?
От ярости потемнело в глазах. Он осекся и стиснул зубы, чтобы не выразить свое мнение в более откровенной форме.
– Вот именно, хочу, – заверил Ноэ. – Неужели не заметил, что почти в каждой строчке красуется его фамилия? Уверен, что, если бы мне удалось припереть к стенке автора статьи, он бы все подтвердил.
– Но зачем это ему нужно? – вмешалась Лорен. – Какая Уэссону от этого выгода?
– Затаил злобу. И хочет стать начальником над апостолами, – пояснил Ноэ. – Он всегда этого добивался, поэтому и считает, что чем чаще его имя станет появляться в газетах, тем больше у него шансов. Говорю тебе, Ник, как только Моргенштерн получит повышение или уйдет на пенсию, Уэссон сделает ход конем. И тогда самое умное, что ты сможешь сделать, – немедленно уйти.
Ник въехал на стоянку позади аббатства и заглушил двигатель.
– Пока что нам следует сосредоточиться на задании. Томми, советую тебе получше отдохнуть. Ты сам на себя не похож.
– Увидимся завтра на пикнике, – пообещал Том и, подавшись вперед, сжал плечо сестры. – Ну как ты?
– В порядке. Спокойной ночи, Томми.
Ноэ проворно выскочил из машины и, сунув голову в окно, пропел:
– Сладких снов, Снеговичок!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рискованная игра - Гарвуд Джулия



великолепно!!!!!!!!!!!!!!!!
Рискованная игра - Гарвуд Джулиякенуль
20.09.2012, 9.58





Книгу почитала за ночь!!! Рекомендую.
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияМаруся
27.01.2013, 23.38





Очень понравился роман!) Хочу прочесть всю серию. Поначалу прочитала второй роман, тоже хороший, но этот поярче. Читайте - не пожалеете!) Мужчины в этих книгах просто офигенные)))
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияОльга
4.04.2013, 11.05





Читала весь день не отрываясь! Очень хороший роман со счастливым концом.Бесподобно описана любовная и детективная линия.Превосходный автор!
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияЯна81
31.05.2013, 17.48





Обалденный роман!!!
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияКрик
28.06.2013, 23.47





очень пронзительный просто супер
Рискованная игра - Гарвуд Джулиякрис
29.09.2013, 16.27





Классный роман с детективной линией! Первый из серии про Бьюкененов. Остальные пока не читала, но вся в предвкушении. ГГ просто супер мужчина:-) и любовная и детективная линии сюжета просто супер. Читала взахлеб:-)) очень понравилось!
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияХомка
17.11.2013, 0.54





Не знаю, я и до половины не дочитала. Диалоги никакущие, тяжеловесные и героиня неавдоподобная
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияEvgene
22.01.2014, 10.18





Ну о-о-очень понравился. Советую всем.И вообще Гарвуд стала для меня автором номер 1.У нее все романы читаются очень легко и во всех присутствует юмор.
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияЯсмин
14.05.2014, 23.02





Даже не знаю. И да, и нет. Что-то было, что- то происходило. Но чего-то не хватило.
Рискованная игра - Гарвуд Джулияren
30.05.2014, 23.13





Роман захватил, удерживая внимание до конца. 10 баллов, но чего-то не хватило в конце. Осталось чувство неудовлетворенности. Не было выброса энергии, чувств в конце. Последняя глава скомкана, а до нее все чисто и прекрасно.
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияОксана
19.08.2014, 18.47





Девочки кто читал этот роман подскажите,одна я заметила нестыковки,весь роман почти гг-ня говорила про целомудрие,про то,что не спала ни с кем,,а потом в 1 раз у них все было так просто,и я не поняла то ли,Гарвуд запуталась и забыла про целомудрие Лорен или я что-то не доперла?А вообще мне кажется все-таки ей больше удаются исторические романы,их перечитываю всегда с удовольствием ,а соврем не айс по мне.При чем так у многих моих любимых писательниц истор зачитываешься,переживаешь,а совр не очень.
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияАмина
10.08.2015, 11.04





Девочки кто читал этот роман подскажите,одна я заметила нестыковки,весь роман почти гг-ня говорила про целомудрие,про то,что не спала ни с кем,,а потом в 1 раз у них все было так просто,и я не поняла то ли,Гарвуд запуталась и забыла про целомудрие Лорен или я что-то не доперла?А вообще мне кажется все-таки ей больше удаются исторические романы,их перечитываю всегда с удовольствием ,а соврем не айс по мне.При чем так у многих моих любимых писательниц истор зачитываешься,переживаешь,а совр не очень.
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияАмина
10.08.2015, 11.04





В целом книга понравилась, хотя местами было слегка затянуто.rnСерия книг "Братья Бьюкенен"rn1.Рискованная игра.rn2.Провинциальная девчонка.rn3.Опасные забавы.rn4.Список жертв.rn5.Скрытая ярость.rn6.Танец теней.rn7.Огонь и лёд.rn8.Жар желания.rnНе все книги этой серии есть на сайте.
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияОльга К
24.08.2015, 23.42





Интересный детектив. Люблю настоящих мужчин:-) 10/10
Рискованная игра - Гарвуд ДжулияВикки
7.02.2016, 22.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100