Читать онлайн Провинциальная девчонка, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 171)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Провинциальная девчонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Новый Орлеан, наши дни


Первое убийство можно было назвать эвтаназией. Убийством из сострадания. Преступлением из милосердия.
Она умирала очень, очень медленной, мучительной смертью. Каждый день приносил новое унижение: еще один дюйм когда-то великолепного тела, разрушенный изнурительной болезнью. Бедняжка, бедняжка Кэтрин. Всего семь лет назад она была самой прекрасной на свете невестой, со стройной фигуркой, осиной талией и длинными ногами, которую вожделели мужчины. Которой завидовали женщины. В кого она превратилась теперь? Жирная, обрюзгшая… с желтой, покрытой пятнами и сыпью, когда-то алебастровой кожей.
Временами ее муж Джон просто не узнавал жену. И тогда, вспоминая, какой она была, с пугающей ясностью представлял, кем стала теперь. Эти великолепные, сверкающие зеленые глаза, так пленившие его при первой встрече, сейчас тупо, словно затянутые наркотической дымкой, смотрели в пространство: несчастной постоянно кололи болеутоляющее.
Чудовище не торопилось прикончить жертву, хотя ни на миг не выпускало из своих челюстей.
Каждый вечер Джон с ужасом думал о том, что придется идти домой. По дороге он всегда останавливался на Ройял-стрит, чтобы купить двухфунтовую коробку шоколада «Годива»: ритуал, который он завел несколько месяцев назад, дабы доказать, что он все еще любит жену, несмотря на внешность.
Он, разумеется, мог бы договориться о ежедневной доставке, но, любая задержка становилась благом. Лишь бы оттянуть минуту, когда он снова ее увидит. Наутро почти пустая коробка будет лежать в фарфоровой корзине для мусора рядом с огромной кроватью под балдахином. Он притворялся, будто не замечает, как она объедается сладостями. Впрочем, и она тоже.
Джон больше не ругал ее за обжорство. Конфеты, как он полагал, доставляли ей удовольствие, весьма редкая штука в ее унылом, трагическом существовании.
Бывало и так, что вечерами, купив шоколад, он возвращался в офис и работал, пока усталость не одолевала его, вынуждая все же возвращаться домой. Пока он вел свой «БМВ» – кабриолет вверх по улице Сент-Чарлз к Садовому району, его неизбежно начинало трясти, словно от переохлаждения, но по-настоящему плохо становилось, только когда он входил в черно-белый вестибюль своего дома.
Сжимая в ладони коробку с шоколадками, он клал портфель от Гуччи на пристенный столик и минуты две стоял перед зеркалом в позолоченной раме. Смотрел на свое отражение, глубоко дыша, чтобы успокоиться. И всегда безуспешно, хотя он не изменял этой привычке, повторяя действие ночь за ночью. Хриплое дыхание смешивалось с громким тиканьем настенных часов с маятником, висевших рядом с зеркалом. Это назойливое «тик-так» напоминало таймер бомбы. Бомбы, спрятанной в его голове и готовой взорваться.
Костеря себя на все лады, обзывая трусом, он тем не менее шаг за шагом поднимался наверх. Плечи сами собой опускались, в желудке сворачивался тошнотный ком, ноги тяжелели так, словно были залиты цементом. К тому времени, когда длинный коридор заканчивался, на его лбу выступали бисеринки пота, а ступни холодели и влажнели.
Джон вытирал лоб платком, натягивал на физиономию ослепительно-фальшивую улыбку и мысленно готовился нюхать омерзительную вонь, висевшую в воздухе плотной пеленой и буквально сшибавшую с ног. Комната пропахла таблетками железа и освежителем с запахом ванили, которым горничные упорно брызгали по несколько раз в день, хотя смрад становился еще гуще. Иногда он становился таким нестерпимым, что Джону приходилось поспешно выбегать из комнаты под выдуманным предлогом, прежде чем она услышит рвотные позывы.
Однако он готов был на все, лишь бы она не узнала, какое отвращение вызывает в муже.
Но временами его желудок не бунтовал. Джон закрывал глаза, прежде чем наклониться, поцеловать ее в лоб и тут же отодвинуться, чтобы поговорить с ней.
Обычно он стоял рядом с «бегущей дорожкой», подаренной им в честь пер, вой годовщины их свадьбы. Он не мог припомнить, чтобы жена хоть раз ее включила.
На ее ручках теперь висели стетоскоп к два одинаковых просторных банных халата из шелка в цветочек. Широкая черная виниловая полоса посерела от пыли. Похоже, горничные никогда о ней не вспоминали.
Иногда, не в силах смотреть на Кэтрин, он поворачивался к высоким арочным окнам, выходившим на слабо освещенный английский сад за домом, огражденный, как и многие маленькие дворики, черным забором кованого железа.
За его спиной орал телевизор, включенный двадцать четыре часа в сутки, настроенный либо на ток-шоу, либо на канал «Телемагазин». Жене в голову не приходило приглушить звук, когда он говорил с ней, а он дошел до такого состояния, когда уже не обращал внимания на подобные пустяки. И хотя Джон научился мысленно отсекать непрестанную трескотню, все же часто гадал, насколько ее мозг разрушен болезнью. Как она может слушать и смотреть этот бред час за часом?
Пока болезнь не уничтожила ее личность и жизнь, эта женщина считалась интеллектуалкой, которая могла невероятно остроумной и злой отповедью разбить противника в пух и прах.
Он вспомнил, как она любила обсуждать политику, сажать ультраправых консерваторов за свой с безупречным вкусом накрытый обеденный стол, что гарантировало бурные схватки и настоящий фейерверк остроумия. Но теперь все, о чем она могла говорить и волноваться, – регулярное функционирование своего кишечника. Это, и еда, разумеется. Она всегда с воодушевлением рассуждала о будущем обеде.
Он часто возвращался мыслями ко дню их свадьбы и вспоминал, как отчаянно хотел ее. Теперь же брезговал находиться с ней в одном помещении и даже переселился в комнату для гостей.
До того как Кэтрин слегла, у нее была просторная комната, отделанная в светло-зеленых тонах, обставленная громоздкой мебелью времен итальянского Ренессанса и украшенная бюстами ее любимых римских поэтов, Овидия и Вергилия, стоявшими на белых пьедесталах по обе стороны окна-эркера. Когда способный молодой дизайнер закончила работу, Джон пришел в такой восторг, что нанял ее заново оформить интерьер своего офиса, но теперь ненавидел спальню, олицетворяющую, все, что ушло из его жизни.
Как он ни пытался, не мог уйти от постоянных напомнаний. Недели две назад он должен был встретиться с одним из партнеров за ленчем в модном новом бистро на Бьенвиль, но едва переступил порог и увидел светло-зеленые стены, как в ударе все перевернулось, а в горле застрял комок, мешая дышать. Несколько пропитанных ужасом минут он был уверен, что его хватил сердечный приступ. Ему следовало бы набрать 911 и попросить помощи, но вместо этого он, тяжело, прерывисто дыша, выскочил на свет. Солнце, согревшее щеки, немного облегчило его состояние, и Джон сообразил, что корчится в приступе подлинной паники.
Временами он был уверен, что теряет рассудок.
Слава Богу, за поддержку трех ближайших друзей. Они вместе выпивали по пятницам, чтобы расслабиться, и Джон жил от пятницы до пятницы, когда мог немного облегчить душу. По крайней мере, его выслушают и посочувствуют.
Какая грустная ирония заключается в том, что он пьет в компании приятелей, пока Кэтрин умирает в одиночестве. Если парки решили наказать одного из них за прошлые грехи, почему ее, а не его? В их браке именно она отличалась моральным превосходством и твердыми принципами: никогда в жизни не нарушила закона, не получила ни одной штрафной квитанции за незаконную парковку и была бы возмущена и потрясена, узнав о том, что творили Джон и его дружки.
Они называли себя «Соуин-клуб» <Клуб сеятелей (англ.).>.
Тридцатичетырехлетиий Камерон был старшим в группе. Даллас и Джону было по тридцать три, а младшему, Престону, прозванному Красавчиком за смуглое лицо и точеные черты, было тридцать два. Приятели учились в одной частной школе и, хотя ходили в разные классы, сумели сблизиться на почве общих интересов и стремлений. Одни стремления, одни цели, одни амбиции. Да и пристрастия тоже одинаково дорогие, а главное, все они были готовы преступить закон ради собственных желаний. Друзья пошли по кривой дорожке еще в старших классах, когда обнаружили, как легко сходит с рук мелкое воровство. Впрочем, скоро они поняли, что на этом особенно не разбогатеешь. Поэтому ничтоже сумняшеся совершили первое настоящее преступление, когда уже учились в колледже: ограбили ювелирный магазин и сбыли добычу ловко, как настоящие профессионалы. Затем Джон, щедрее остальных наделенный способностью анализировать, решил, что риск слишком велик и никакая прибыль не стоит той опасности, которой они подвергаются: даже самые продуманные планы могут провалиться из-за неучтенной случайности. Поэтому их преступления постепенно становились все более утонченными, типичными для «белых воротничков». Свое образование друзья использовали, чтобы заводить связи.
Первая настоящая удача пришла из Интернета. Используя свои лэптопы последних моделей, они приобрели под вымышленными именами ничего не стоящие акции, наводнили чаты фальшивыми данными и слухами, а потом, когда цена акций взлетела до небес, поспешно их сбыли, прежде чем работники Комиссии по ценным бумагам и биржам спохватились и проверили, что происходит. Доход от их небольшого предприятия составил свыше пяти тысяч процентов.
Каждый украденный или полученный вымогательством доллар переводился на счет «Соуин-клуба» на Каймановых островах. Ко времени окончания колледжа и получения должностей в Новом Орлеане они накопили больше четырех миллионов. Но это только подогрело их аппетиты.
Как-то во время одной из встреч Камерон заявил, что, если бы ими занялся психиатр, наверняка объявил бы их социопатами. Джон с ним не согласился. Социопат не учитывает ничьих потребностей или желаний. Они же, наоборот, были преданы клубу и договору, предусматривающему необходимость делать все возможное для получения желаемого. Их целью было награбить восемьдесят миллионов долларов к сорокалетию самого старшего. И когда Камерон праздновал тридцатый день рождения, половина суммы была уже собрана.
Ничто не могло их остановить. За эти годы связь между друзьями только окрепла, и каждый был готов на все, абсолютно на все, чтобы защитить остальных. Главным вкладом в общее дело были их таланты. Камерон, Даллас и Престон признавали, что Джон был мозговым центром и без него они никогда не достигли бы таких высот. И не могли позволить себе потерять его, поэтому были крайне встревожены его душевным и умственным состоянием.
Джон попал в беду, но они не знали, как ему помочь. Поэтому просто слушали, как он изливает свои горести. При этом неизбежно возникала тема его любимой жены. и Джон излагал им самые последние ужасающие подробности ее агонии. Остальные годами не виделись с Кэтрин из-за болезни последней. Так решила она сама. Хотела, чтобы они запомнили ее прежней, а не теперешней.
Троица разумеется, посылала ей подарки и открытки. Джон был им как брат, и хотя они искренне сочувствовали Кэтрин, все же куда больше их беспокоило его состояние. По общему мнению, с ней все равно было покончено. А вот с ним… Кроме того, они видели то, чего не видел Джон: бедняга семимильными шагами мчится навстречу собственной гибели. Мало того, почти не может сосредоточиться на работе – опасная тенденция, если учесть род его занятий, – а также слишком много пьет.
Вот и сейчас набрался до чертиков. Престон пригласил его и остальных в свой новый пентхаус, чтобы отпраздновать успех последнего предприятия. Они сидели за обеденным столом на обитых плюшем стульях и любовались панорамным видом на Миссисипи. Время близилось к полуночи, и в густо-чернильной тьме сверкала россыпь огоньков. Каждые несколько минут воздух прорезал тоскливый рев сирены. Этот скорбный звук настроил Джона на меланхолический лад.
– Сколь' лет наш' дружбе? – пробормотал он, глотая слова. – Кто н'будь помнит?
– Почти миллион лет, – ответил Камерон, потянувшись за бутылкой виски.
– Довольно долгий срок, парни, как по-вашему? – смешливо фыркнула Даллас.
– Со старших классов, – поправил Престон, – когда мы основали «Соуин-клуб». И больше всего я боялся Джона. Он просто меня подавлял. Всегда был таким самоуверенным и надменным. А уж манеры! Куда там учителям!
– А что ты думал обо мне? – полюбопытствовал Камерой.
– Что ты слишком нервный. И всегда был… ну… постоянно на взводе… понимаешь, о чем я? Да ты и сейчас такой.
– Самый осторожный среди нас, – кивнула Даллас.
– Озабоченный, – добавил Престон. – Вечно чего-то опасался. Тогда как мы с Даллас всегда были более…
– Дерзкими, – вставила Даллас. – И я никогда бы не подружилась ни с кем из вас, не сведи нас Джон вместе.
– Я видел в вас то, чего не замечали вы, – объявил Джон. – Талант и алчность.
– Слушайте, слушайте, – пробормотал Камерой, шутливо отсалютовав стаканом.
– Кажется, мне было всего шестнадцать, когда мы основами «Соуин-клуб»… – протянула Даллас.
– И ты все еще была девственницей? – осведомился-Ну уж нет! Я лишилась девственности в девять!
– Да ну? – воскликнули остальные со смехом.
– Ладно, не в девять. Немного позже, какая разница!
– Господи, каким же мы были наглым маленьким дерьмом1 Воображали себя умнее всех со своим тайным клубом, – вздохнул Престон.
– А мы и были умными, – возразил Камерон. – И удачливыми. Неужели не понимаешь, до чего же мы глупо рисковали1
– И каждый раз, когда в голову взбредало напиться, созывали собрание клуба, – хмыкнула Даллас. – Повезло еще, что не превратились в алкоголиков!
– А кто сказал, что это не так? – снова засмеялся Камерон, Джон поднял свой стакан.
– За клуб, симпатичную сумму, которую мы только сейчас получили благодаря такой миленькой конфиденциальной информации Престона.
– Слушайте, слушайте, – откликнулся Камерон, чокаясь с остальными. – Однако я так и не возьму в толк, как тебе удалось получить эту самую информацию.
– А как по-твоему? – буркнул Престон. – Напоил ее, затрахал до бесчувствия, а когда она отключилась, залез в ее компьютер. И все за одну ночь.
– Так ты ее поимел? – взвыл Камерон.
– «Поимел»! Кто в наше время употребляет подобные термины? – возмутился Престон.
– Интересно, как это у тебя на нее встал? Я видела эту бабу. Настоящая свинья, – объявила Даллас.
– Эй, я всего лишь сделал то, что мне поручали. Думал только о восьмистах штуках, которые мы должны сделать, и…
– И что? – осведомился Камерон.
– А что по-твоему? Зажмурился, ясно тебе? Впрочем, на второй раз меня вряд ли хватит. Придется кому-нибудь из вас меня сменить, парни. Уж очень… тошно, – признался Престон ухмыляясь.
Камерон осушил стакан и взялся за бутылку.
– Сожалею, но надо потерпеть. Отбываешь повинность, пока дама сходит с ума по твоим бугрящимся мускулам и физиономии киношного красавчика.
– Зато через пять лет мы обеспечены на всю жизнь. Можем убираться, даже исчезнуть, если захотим, делать все, что в голову взбредет. Не забывай о нашей цели, – упрекнула Даллас.
Джон покачал головой:
– Вряд ли я выдержу еще пять лет. Со мной уж точно все кончено.
– Эй, держись, дружище! – всполошился Камерон. – Мы слишком много потеряем, если ты сейчас развалишься. Слышишь, Джон? Ты – мозг всей нашей компании. Мы же только…
Он не сразу смог подобрать нужное слово.
– Участники преступного сговора? – нашелся Престон.
– Именно, – подтвердила Даллас. – Но при этом все выполняем порученные нам роли. Не только у Джона есть мозги. Именно я нашла Монка, не помните?
– О, ради Бога, сейчас не время тешить оскорбленное эго, – пробормотал Престон. – И нет никакой нужды напоминать нам о том, как много ты сделала, Даллас. Все мы знаем, как усердно ты работаешь. Собственно говоря, в этом вся твоя жизнь. У тебя ничего нет, кроме этой работы да нашего клуба. Когда в последний раз ты брала выходной, чтобы отправиться по магазинам? По-моему, такого вообще не бывало. Каждый день я вижу тебя либо в черном костюме, либо в синем. А ленч носишь в пакете из оберточной бумаги и, бьюсь об заклад, опустошив его, складываешь и убираешь в карман, чтобы использовать на завтра. Вот признайся, ты хоть раз оплачивала столик в ресторане за всю компанию?
– Хочешь сказать, что я жмотина? – взвилась Даллас. Но прежде чем Престон успел ответить, вмешался Камерон:
– Эй, вы оба, заткнитесь. Какая разница, кто из вас умнее и кто трудится больше? Все мы одинаково в этом замешаны. А знаете, сколько лет получим, если на свет выплывут наши делишки?
– Никто ничего не узнает, – рассердился Джон, – поскольку понятия не имеет, где искать. Я об этом позаботился. Никаких следов, только компьютерные дискеты у меня дома, а к ним не имеет доступа ни один человек, кроме меня. Ни телефонных звонков, ни документов, ни единой бумажки. Даже если полиция или Комиссия по ценным бумагам и биржам нами заинтересуются, не найдут ни единой улики, то есть совершенно ничего, что могли бы нам предъявить. Мы чисты, как утренняя роса.
– Монк может навести на нас полицию. Камерон никогда не доверял курьеру, или «наемной рабочей силе», как называл его Джон. Но они нуждались в ком-то надежном, в том, кто мог бы осуществлять их идеи, а Монк вполне удовлетворял всем требованиям, то есть был таким же жадным и продажным, как они. К тому же, если он не выполнит их требований, может потерять все и навеки, а подобные вещи держат лучше стальных канатов.
– Он работает на нас достаточно долго, чтобы заслужить некую толику доверия, – вступился Престон. – А если донесет в полицию, ему придется куда хуже, чем нам.
– Верно, – пробормотал Джон. – Слушайте, мы, конечно, решили держаться, пока Камерону не стукнет сорок, но, говорю вам, я так долго не протяну. Иногда мне даже кажется, что я теряю… о, черт, не знаю. – Он встал, направился к окну и, заложив руки за спину, уставился на россыпь огней. – Я когда-нибудь рассказывал вам, как встретился с Кэтрин? В Центре современного искусства. Мы оба хотели купить одну и ту же картину, и во время оживленной перепалки я сам не заметил, как влюбился. Господи, между нами просто искры сыпались,.. было на что посмотреть. И даже годы спустя эти искры не погасли. Теперь она умирает, а я только и могу, что глазами хлопать! Черт возьми, неужели ничем нельзя ей помочь?
Камерон переглянулся с друзьями. Те дружно кивнули.
– Мы знаем, как ты любишь Кэтрин, – начал он.
– Только не изображай из нее святую, Джон. Она не совершенна, – заметила Даллас.
– Молодец, высказалась, – пробормотал Престон.
– Ничего, я понимаю. И знаю, что у Кэтрин, как и у всех, есть недостатки. У каждого имеются свои заморочки. Просто она боится вдруг остаться без какой-нибудь вещи, вот и покупает все в двух экземплярах. Например, два одинаковых телевизора стоят бок о бок на столе у ее кровати. Один работает день и ночь, но Кэтрин опасается, что он может сломаться, поэтому позаботилась о немедленной замене. И поступает точно так же, заказывая что-нибудь в магазине или по каталогу. Покупает две вещи, но что тут плохого? Никому от этого хуже не стало, а у нее так мало радостей в жизни. Она мирится с моим существованием, потому что любит меня. – Джон уныло склонил голову и шепотом закончил:
– В ней вся моя жизнь.
– И это мы знаем, – согласился Камерон. – Но нас больше волнуешь ты.
Джон круто развернулся. Его лицо, искаженное гневом, налилось краской.
– Волнуйтесь за себя! Боитесь, что я оступлюсь и все вам изгажу?
– Такая мысль приходила нам в головы, – кивнул Камерон.
– Джон, мы не можем позволить тебе роскошь рехнуться и все провалить, – добавил Престон.
– Не тревожьтесь, не рехнусь.
– Ладно-ладно, – отмахнулась Даллас. – И вот что я предлагаю. Джон скажет нам, когда понадобится помощь. Договорились?
– По рукам, – буркнул Джон.
Приятели сочли за лучшее оставить скользкую тему и до конца вечера обсуждали следующий проект.
Они продолжали встречаться пятничными вечерами, по предпочитали обходить молчанием нарастающую депрессию Джона. Да и никто не знал, что с этим делать.
Прошло три месяца. Наконец Джон сорвался. Он больше не мог вынести страданий Кэтрин, и, кроме того, его финансовое положение было весьма шатким, что, разумеется, казалось ему совершенным абсурдом, если вспомнить о миллионах, лежавших на счету «Соуин-клуба». Миллионах, которых они не имели права коснуться еще пять лет. Он объяснил, что страховка покрывала только жалкую часть расходов на лечение Кэтрин и если его жена протянет еще немного, от ее трастового фонда не останется ни цента, и он окончательно разорится. Если, разумеется, приятели не позволят ему снять часть средств со счета клуба.
– Все вы знаете, как мне нужны деньги, – запротестовал Камерон, – с этим разводом и прочими расходами. Но если мы снимем деньги сейчас и не закроем сразу весь счет, значит, в бумагах останутся сведения, и Служба внутренних доходов…
– Знаю, – перебил Джон. – Это слишком рискованно. Мне не следовало об этом упоминать. Я что-нибудь придумаю.
В следующую пятницу во второй половине дня они встретились в своем любимом баре «У Дули». За окнами хлестал дождь, гремел гром, из динамиков несся голос Джимми Баффетта, певшего о Маргаритавилле, и в общем шуме Джон перегнулся через стол и прошептал вслух свое тайное желание.
Он хотел покончить с собой и изощренной пыткой, терзавшей его день и ночь.
Друзья были потрясены и возмущены, упрекали и журили его за столь крамольные и безумные мысли, но вскоре увидели, что их увещевания не помогают, наоборот, только усиливают его страдания и горе. Резкие слова сразу же сменились участливыми. Чем они могут помочь ему? Что ни говори, а выход всегда найдется.
Они продолжали беседовать, сгрудившись за столиком в углу бара, склонив друг к другу головы, пытаясь отыскать самое приемлемое решение в этой невыносимой ситуации. Позже, уже к полуночи, после долгих споров один из них набрался храбрости высказать то, что было на уме у остальных. Бедной женщине уже вынесен смертный приговор. Если кто-то и должен покинуть этот свет, так именно она, несчастная страдалица.
Если только…
Потом ни один из них так и не вспомнил, кто именно озвучил предложение убить Кэтрин.
Три пятницы подряд они обсуждали эту возможность, но как только дебаты закончились и вердикт вынесли, обратной дороги уже не было. Решение принято единогласно. Все так же отчетливо и ясно, так же очевидно, как высохшая кровь на белом ковре.
Они не считали себя монстрами, не признавали, что все их мотивы вызваны одной алчностью. Нет, они всего лишь интеллектуалы, добившиеся невероятного успеха, работавшие усердно и тяжко, ведущие игру по суровым правилам. Рисковые ребята, внушающие страх посторонним той властью, которую приобрели за последнее время. Их знали как крутых типов, у которых все схвачено, – репутация, которая крайне им льстила. Но несмотря на всю спесь и дерзость, ни у кого не хватало мужества назвать тот план, что они собирались осуществить, его настоящим именем – убийством, поэтому они предпочитали именовать его «событием».
Они и в самом деле были круты, учитывая, что «Дули» находился всего в сотне метров от участка Восьмого района новоорлеанского департамента полиции и преступление задумывалось в окружении детективов и полицейских. Пара агентов ФБР, прикрепленных к полицейскому департаменту, тоже иногда заходили в бар, заодно с начинающими поверенными, надеявшимися завести полезные связи в этом известном местечке. Полиция и судебные адвокаты считали бар своим персональным пристанищем, как, впрочем, изведенные работой и отсутствием денег интерны и лечащие врачи «Черити хоспитал» и Университета Лойолы. Правда, эти слои общества редко общались друг с другом. «Соуип-клуб» тоже держался в стороне. Его члены обычно сидели в углу.
Однако все знали, кто они, и до тех пор пока не начиналась серьезная пьянка, разговор постоянно прерывали коллеги и подхалимы.
О да, наглости и нахальства им не занимать, ибо прямо здесь, среди лучших полицейских Нового Орлеана, они спокойно толковали об эвтаназии.
Беседа никогда бы не зашла так далеко, не имей они к этому времени на примете нужного человечка. Монк и раньше убивал за деньги и без зазрения совести убьет еще раз. Даллас первой заметила его способности в этом направлении и воспользовалась своим влиянием, чтобы спасти Монка от правосудия. Монк понял, что оказался в долгу, который так или иначе следует выплатить. Поэтому и пообещал Даллас, что сделает все, все на свете при условии, что риск разоблачения достаточно невелик, а плата достаточно велика. Если отбросить сантименты, их киллер был прежде всего бизнесменом.
Для заключения устного договора они встретились в одном из предпочитаемых Монком притончиков, носивших простенькое название «Френки», убогой серой лачуге неподалеку от автострады №10, на другой стороне Митейри.
В баре воняло табаком, арахисовой кожурой, которую посетители бросали прямо на обшарпанные доски иола, и тухлой рыбой. Монк клялся, что тут подают лучших жареных креветок на всем Юге.
Он опоздал, но не счел нужным извиниться. Просто уселся, положил локти на стол и перед тем, как взять деньги, скрупулезно изложил свои требования. Монк был человеком образованным – одна из основных причин, по которой Даллас спасла его от смертельного укола <В некоторых американских штатах приговоренным к смерти делают укол с ядом.>.
Им был нужен умный, сообразительный исполнитель, а он идеально для этого подходил. Да и вид у Монка был соответствующий: лощеный и поразительно изысканный, учитывая, что он был, можно сказать, профессиональным преступником. Когда они с Даллас впервые ударили по рукам, он позволил себе похвастаться своей исключительно богатой биографией, включавшей поджог, шантаж, вымогательство и убийство. Полиция, разумеется, не знала о его «подвигах», хотя у них было достаточно улик, чтобы предъявить обвинение в убийстве, улик, намеренно скрытых от суда.
Во время первой встречи, в квартире Даллас, Монк произвел на них неизгладимое впечатление. Они ожидали увидеть громилу, а вместо этого перед ними предстал человек, почти ничем от них не отличавшийся и на взгляд постороннего казавшийся профессионалом высокого класса… пока ему не взглянули в глаза, холодные и безжизненные, как у угря. И если правда, что глаза – зеркало души, значит, Монк уже давно продал свою дьяволу.
Заказав пиво, он развалился на стуле и преспокойно потребовал двойную цену.
– Да вы шутите! – ахнул Престон. – Это вымогательство.
– Нет, убийство, – поправил Монк, – Больший риск означает большие деньги.
– Это не убийство, – возразил Камерон. – Тут случай особый.
– И что тут такого особенного? – хмыкнул Мопк. – Хотите вы, чтобы я убил жену Джона? Или я ошибаюсь?
– Нет, но…
– Но что, Камерон? Неприятна моя прямота? Если хотите, я могу употребить другой термин, но сути дела это не изменит, верно? – Монк пожал плечами и добавил:
– Я хочу больше денег.
– Мы уже сделали вас очень богатым человеком, – указал Джон.
– Совершенно верно.
– Слушай, болван, мы уже договорились о цене! – взорвался Престон, но тут же испуганно оглянулся – проверить, не слышит ли кто.
– И это правда! – бросил Монк, ничуть не тронутый этой вспышкой гнева. – Но вы не объяснили, что делать, так ведь? Вообразите мое удивление, когда я потолковал с Даллас и узнал детали.
– А что Даллас вам сказала? – поинтересовался Камерон.
– Всего лишь, что у вас проблема, которую вы хотите устранить. А теперь, узнав, в чем суть проблемы, я удваиваю цену. И считаю это вполне разумным. Нужно учитывать риск, просто огромный в данном случае.
За этим заявлением последовало гробовое молчание. Наконец Камерон выдавил:
– Сдаюсь. Откуда мы наскребем остаток денег?
– А вот это уже моя проблема, не ваша, – вмешался Джон. – Я даже готов набросить десять штук сверху, если согласитесь подождать, пока не зачитают завещание.
Монк задумчиво наклонил голову.
– Десять штук сверху. Что же, конечно, подожду. Я знаю, где вас найти. А теперь изложите подробности. Известно, кого вы хотите убить, так что остается объяснить, когда, где и сколько она должна страдать.
Потрясенный до глубины души, Джон откашлялся, проглотил полстакана пива и прошептал:
– О Господи, нет! Я не хочу, чтобы она страдала. Несчастная и без этого достаточно натерпелась.
– Она смертельно больна, – пояснил Камерон. Джон кивнул:
– И никакой надежды. Не могу вынести ее мучений. Постоянная, бесконечная боль. Я… –Душевное смятение его было так велико, что он не мог продолжать.
Камерон немедленно пришел на выручку другу:
– Джон окончательно извелся, а когда стал подумывать о самоубийстве, мы решили, что нужно что-то делать.
Монк, завидев официантку, знаком велел ему помолчать. Та поставила на стол наполненные стаканы и сказала, что вернется через минуту принять заказ на ужин.
Дождавшись ее ухода, Монк тихо сказал:
– Послушайте, Джон, я не знал, что ваша жена больна. Похоже, я показался вам слишком равнодушным. Прошу прощения. Мне очень жаль.
– Настолько, чтобы сбавить цену? – оживилась Даллас.
– Нет, так далеко я не заходил.
– Так вы беретесь или нет? – нетерпеливо спросил Джон.
– Заманчивое предложение. Согласитесь, что я, в общем, делаю доброе дело, не так ли?
Он подробно расспросил о состоянии Кэтрин и о том, кто живет в доме. Пока Джон отвечал, Монк подался вперед и подложил ладони на стол. Тщательный маникюр, кожа гладкая, ни следа мозолей. Он смотрел прямо вперед, казалось, погруженный в собственные мысли, словно заранее составляя план действий.
Джон начертил схему расположения комнат, описал систему сигнализации и условия работы прислуги и стал напряженно ожидать новых вопросов.
– Итак, вечерами горничная уходит домой. Как насчет домоправительницы?
– Роза… Роза Винчетти… так ее зовут. Она остается до десяти все дни, кроме понедельника, когда я обычно прихожу домой пораньше, чтобы она могла уйти к шести.
– Какие-то друзья или родственники, о которых я Должен побеспокоиться?
Джон покачал головой:
– Кэтрин разогнала всех друзей много лет назад. Она не любит гостей. Смущается… из-за своего состояния.
– А как насчет родственников?
– Есть дядя и парочка кузенов, но она почти порвала с ними все связи. Называет их белой швалью. Дядюшка звонит раз в месяц. Она старается быть вежливой, но уже через несколько минут кладет трубку. Долгие разговоры ее утомляют.
– А он когда-нибудь забегает без приглашения?
– Нет. Они не виделись несколько лет. О нем можно не беспокоиться.
– Значит, и не буду, – подхватил Монк.
– Я не хочу, чтобы она страдала… то есть когда вы… это возможно?
– Разумеется, – заверил Монк. – Я человек сострадательный и совсем не чудовище. Верите или нет, но я руководствуюсь строгими принципами и несгибаемой этикой.
Ни один из присутствующих не посмел посмеяться над столь, мягко говоря, противоречивым заявлением. Наемный убийца, рассуждающий о морали и этике?! Настоящее безумие! Но все послушно кивнули. Похвастайся Монк, что может ходить по водам, они сделали бы вид, что верят и этому.
Закончив перечислять свои добродетели, Монк перешел к делу и признался Джону, что не терпит излишней жестокости и старается не причинять ненужной боли, но, хотя пообещал, что объекту не причинят страданий, все же в качестве предосторожности предложил Джону увеличить дозу болеутоляющего, которое жена принимала перед сном. Больше никаких изменений обычного режима не требовалось. Джону предписывалось включить сигнализацию, как обычно, перед отходом ко сиу, а потом подняться к себе и больше не выходить. Монк твердо, с уверенностью, которую сообщники нашли непристойно утешительной, гарантировал, что к утру Кэтрин будет мертва.
Он оказался человеком слова. Убил ее ночью. Как он вошел и вышел из дома при включенной сигнализации, осталось загадкой, но словно бы бесплотный Монк быстро и эффективно погрузил страдалицу в вечное забытье.
И чтобы доказать свое пребывание в доме, он положил розу на подушку рядом с ее лицом, предупредив предварительно Джона. Таким образом, он устранял всякое сомнение в том, кому обязан свободой муж и кто должен получить плату за труд.
Джон убрал розу перед тем, как позвать на помощь.
Он даже согласился на вскрытие, чтобы позднее не возникло никаких вопросов. Отчет патологоанатома гласил, что больная задохнулась, пытаясь проглотить целую горсть конфет. Комок глазированной шоколадом карамели размером с кулак был обнаружен в пищеводе. Правда, на шее темнели синяки, но предполагалось, что несчастная, задыхаясь, сжимала себе горло в безуспешной попытке устранить препятствие. Смерть посчитали случайной. Дело было официально закрыто, и тело отдали для похорон. Но оказалось, что эту гору жира пришлось бы нести восьмерым носильщикам, а гроб, как деликатно пояснил распорядитель, пришлось бы делать по специальному заказу. Смущенно отводя глаза и рассыпаясь в извинениях, он сказал вдовцу, что втиснуть покойницу в стандартный гроб красного дерева с атласной подбивкой будет просто невозможно. Он же и предложил решить проблему, кремировав тело, на что муж с готовностью согласился.
Похоронная церемония была короткой и немноголюдной. Присутствовали только несколько родственников Джона да близкие друзья. Камерон пришел, а вот Престон и Даллас отговорились занятостью. Зато, была домоправительница Кэтрин, и Джон, покидая церковь, слышал ее громкие завывания. Позже она встала перед ним в вестибюле, сжимая четки и злобно пялясь на него с выражением: гореть-тебе-в-аду-за-грехи.
Джон, не задумываясь, уволил едва не бьющуюся в истерике женщину.
Присутствовали также двое скорбящих родственников Кэтрин, но они держались позади ничтожно маленькой процессии, шагавшей к склепу. Джон несколько раз оглянулся на мужчину и женщину, отчетливо ощущая их упорные взгляды, но когда понял, что они действуют ему на нервы, повернулся к ним спиной и склонил голову.
Небеса рыдали по Кэтрин и пели ей заупокойную. Пока священник молился над ней, молнии прорезали низко нависшие тучи, гром гремел оглушительными раскатами, а ливень обрушивал сверху потоки воды. И так продолжалось до той минуты, когда урну с пеплом закрыли в склепе.
Кэтрин наконец упокоилась с миром, а мучения ее мужа закончились. Его друзья ожидали, что он будет скорбеть и одновременно радоваться, что жена больше не страдает. Что ни говори, а он любил ее всем сердцем, верно ведь?
Несмотря на то, что все советовали вдовцу немного отдохнуть, он на следующий же день вернулся к работе, утверждая, что должен чем-то заняться, дабы не мучиться тяжелыми мыслями.
Погожим безоблачным днем он ехал по Сент-Чарлз. Солнце грело плечи. Во влажном воздухе висел сладкий запах жимолости. Из динамиков рвалась его любимая «Мне так больно».
Джон припарковался в подземном гараже на обычном месте, поднялся на лифте в свой офис и открыл дверь, на которой висела табличка с его именем. Секретарь поспешила навстречу с выражениями соболезнования. Джон ответил, что жена любила такие чудесные летние дни, а она потом пересказала сотрудникам, что он произносил имя жены со слезами на глазах.
Шли дни, и Джон старался побороть депрессию. Но на работе казался рассеянным и отчужденным, занимавшимся повседневными делами механически, словно по обязанности. Правда, временами он вел себя неестественно жизнерадостно, чем еще больше шокировал подчиненных, относивших его выходки на счет не унявшейся скорби. Поэтому они старались оставлять его в покое, и не тревожить по пустякам. Джон был не из тех, кто изливает свои печали окружающим, и все знали, как он замкнут.
Зато они не знали, что Джон также ведет весьма активную жизнь.
Уже через две недели после «события» он избавился от всяких болезненных напоминаний о жене, включая мебель в стиле итальянского Ренессанса, которую обожала жена. Уволил всех преданных слуг и нанял экономку, никогда не видевшую Кэтрин. Велел перекрасить двухэтажный дом снизу доверху в яркие, бросающиеся в глаза тона и перепланировать сад. Добавил фонтан, который давно хотел установить, тот самый, с херувимом, у которого из ротика лилась вода. Он давно мечтал о таком, но когда показал Кэтрин картинку в каталоге, та объявила фонтан чересчур аляповатым.
Все было сделано, как пожелал Джон. Он выбрал современную мебель из-за изящных, не вычурных очертаний, чистых линий. Дизайнер по интерьерам лично руководила ее расстановкой.
Потом, когда последний грузовик отъехал от дома, хозяин и, о-такая-способная-и-красивая молодая дизайнерша окрестили новую, покрытую черным лаком кровать на свой лад. Прокувыркались всю ночь на дорогом матраце… в точности как он обещал ей год назад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулия



супер,дуже цікава історія
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулиятетяна
18.08.2011, 23.24





Обожаю ее романы серии Бьюкенены. С юмором, с задором, главное интересно, не оторваться
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияЯлим
14.03.2012, 12.26





Надо сказать, что история, действительно очень интересная. Читеатся на одном дыхании.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияЛюдмила
10.04.2012, 22.14





очень интересный роман... супер..
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулиягаля
5.06.2012, 11.52





Один из лучших романов.Класс.
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулиягалина
20.07.2012, 22.30





Очень хорошая книга, всем рекомендую )
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияНадежда
22.07.2012, 16.26





Роман очень интересный, столько переплтений, азарта.Читается на одном дыхании
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияСвтлана
27.07.2012, 16.43





Класс!просто не оторваться!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияНаталья
10.09.2012, 9.37





Хороший роман. Главный герой душка. Читайте и наслаждайтесь!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияЮсик
15.10.2012, 18.00





Роман очень хорош. Читается быстро, легко. Получила болшое наслаждение.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияИрина
21.10.2012, 9.39





Согласна со всеми. Понравилось. Буду читать дальше про всех Бьюкиненов)
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияОльга
30.03.2013, 0.46





роман супер!!!!!!!!!!!10балов!!!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияKhristina
7.04.2013, 0.48





Очень понравился, читайте, не пожалеете!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияСтелла
12.04.2013, 14.01





Здоровский роман! И детектив и любовь!! !Все в меру, читайте, не пожалеете.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияАлена
5.05.2013, 20.35





Класс!!!! Увлекательно, интересно. Супер!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияСветлана
3.06.2013, 17.36





Вся серия про Бьюкененов просто супер! Читайте!!!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияЭва
16.08.2013, 18.05





Роман понравился. Это скорее лихо закрученный детектив с любовной темой. Стиль изложения заслуживает внимания. Роман до конца держит в напряжении. Так что читайте и наслаждайтесь!!!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияАлсу
18.08.2013, 12.18





роман прикольный
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулиякрис
29.09.2013, 16.23





Очень добротный детектив с любовной линией: 8/10.
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулияязвочка
2.10.2013, 0.07





роман читала не первый раз,в эл. версси впервые 10
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулиязося
18.10.2013, 15.46





Роман читается легко, по началу мне понравилось, что героиня так остра на язык, и у нее с гг такие диалоги,казалось в этом сюжет и интереснее, но потом слишком заумные речи и выпады главной героини, даже чуть-чуть раздражали. Но всю серию про Бьюкененов все равно дочитаю.
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулиялюсьен
4.11.2013, 18.37





интересно и больше понравилось, чем "танец теней". надо сказать,что отношения гг написаны классно, а вот детективная история этого романа получилась лучше.
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулияийлина
7.11.2013, 22.06





Вначале было очень динамично и увлекательно,описывались параллельно две истории,в середине романа сюжеты переплелись,правосудие победило.Но жалко,что автор перестала писать про плохишей,а сделала акцент больше на любовную историю,неинтересные затяннутые диалоги героев подпортили впечатление.И в финале про Джона не поняла-зачем ему понадобилось убивать жену из-за 4 млн,когда он оказывается мог в любое время единолично снять 80 и слинять из страны и от дружков.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияОсоба
14.11.2013, 16.23





Охриневшая Особа не порть впечетление о книге!
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияУмка
14.11.2013, 17.35





От книги в восторге. Правда было жалко, что Киллер вроде как ушел от правосудия, а потом оказалось что про Монка есть продолжение - Третья книга из серии про братьев Бьюкенен - "Опасные забавы". Правда на этом сайте эта книга почему то в разделе "Исторические романы". И в качестве ГГ там брат главной героини этой книги - Джон Пол.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияХомка
25.11.2013, 7.50





Понравились все книги,которые прочитала. Просто завораживает:)
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияНатали
28.05.2014, 9.03





Роман понравился , но это больше детектив , чем любовный роман .
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияMarina
29.05.2014, 6.59





Романы серии братья Бьюкенены просто замечательные.Советую всем.rn1.Рисковая играrn2.Провинциальная девчонкаrn3.Опасные забавыrn4.Список жертвrn5.Скрытая яростьrn6.Танец теней
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияРИТА
14.08.2014, 22.31





Потрясающий роман - просто дух захватывает от приключений. Единственное, хотелось бы побольше описаний ГГ как врача, осталось ощущение какой-то ее неполной реализованности. Но это мое личное мнение, кто=то может вообще не обратит на это внимания. Хочу прочитать всю серию о братьях, думаю не разочаруюсь.10 из 10.8
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияВасилиса
2.12.2014, 0.20





стоит потраченного времени...........10 б. Жаль , что фильм не снят по этому роману..............получилось бы здорово.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияКетрин
10.02.2015, 10.59





Столько положительных отзывов думала, что-то суперское, ан нет средненький детективчик с любовной линией, лично мне не очень. Но почитать следует может вас за интрегует побольше меня ...
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияЗара
30.03.2015, 15.05





Увлекательная книга, отличная интрига и любовная линия хороша.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияОльга К
21.08.2015, 10.23





Хороший роман. Легко читается. Насыщенный. 10/10
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияВикки
6.02.2016, 19.59





Ух! Какие мужчины в этом романе. Один одного лучше. Тут и ЛР и детектив очень неплохо.
Провинциальная девчонка - Гарвуд Джулияиришка
6.03.2016, 10.22





Читать было очень интересно. Подробности из истории США очень впечатлили, а особенно трогательные отношения в семье отца и троих детей, жизни маленького провинциального городка. Отмечу, что немного затянуто, но за то полное погружение сюжет. Главный герой, конечно, супермен, от которого скулы сводит, но в нём много и простых человеческих черт. Очень интересно описаны главные злодеи - с таким погружением в психику, их поступки! Главная героиня немного "ломака", но достойный врач и послушная дочь. Серия заинтересовала, братья Бьюкенен -такой образец мужчин! 9 из 10.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияКирочка
28.03.2016, 13.14





Понравился. Читайте.
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияОля ля
23.05.2016, 22.24





...Интересный такой детектив с любовной историей совместно ...Понравился...Оценка : 1о ***У Джулии Гарвуд много интересных романов,чего только стоит её знаменитая история в нескольких романах: 1)"Львица","Ангел-хранитель","Замки"...
Провинциальная девчонка - Гарвуд ДжулияМилаяМила
29.05.2016, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100