Читать онлайн Опасные забавы, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные забавы - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 130)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные забавы - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные забавы - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Опасные забавы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Кэрри проснулась в холодном поту. Кошмар был настолько реален, что от него трудно было опомниться. Дрожа, как испуганный ребенок, она плотнее закуталась в одеяло и ждала, пока сердце перестанет трепетать у самого горла. Грудь болезненно стеснилась, словно перед сердечным приступом. Кэрри прижала к ней руку и несколько минут дышала размеренно и глубоко.
Каким живым, каким реальным был сон! И почему, Бога ради, он вдруг приснился? Ведь она годами не вспоминала о Джилли. Невозможно, чтобы сестра дотянулась до нее даже с того света!
Должно быть, виной всему усталость. Она переутомилась на работе, да еще дорога…
Кэрри ухватилась за эту мысль, как утопающий за соломинку. Чем сильнее человек измотан, тем беспомощнее он перед капризами подсознания, а разве она не работала по семьдесят, восемьдесят часов в неделю два последних месяца? Хотелось крепче встать на ноги, глубже копнуть из вожделенных недр. Но теперь, когда все контракты подписаны и отправлены, можно наконец снизить губительный темп. Правда, налицо и последствия — перегруженный мозг слегка съехал с катушек.
Кэрри повернулась в постели и невольно зажмурилась, когда в глаза ударил ослепительный солнечный свет — шторы так и остались незадернутыми. «Что советует система йогов? Набрать полные легкие воздуха с праной, усвоить прану и выдохнуть воздух. Ну, это легко. Затем отбросить все посторонние мысли и сосредоточиться на последовательном расслаблении каждой мышцы. Это мы тоже проходили. Начнем с ног. Так, пальцы… икры… и так далее. Расслабляйся же, черт возьми!»
Система йогов, увы, оказалась бессильной. Страх притаился поблизости и ждал, когда можно будет взять ее за горло. Бога ради, нельзя же так распускаться из-за простого кошмара! Ну, реальный, что с того? Не настолько реальный, чтобы выплеснуться в жизнь!
Кэрри пожалела, что валиум не был больше легко доступен. Ей бы сейчас не помешала пара таблеток. К счастью, организм начал успокаиваться сам по себе, вопреки сознанию: сердце билось ровнее и больше не пыталось вырваться из груди, как монстр в известном фильме.
Нужно принять душ, решила Кэрри. Это сразу взбодрит. Она отбросила покрывало и села в постели. Интересно, сколько времени? Солнце в горах много ярче, чем в Л.А. Оно и понятно, ведь в горах нет смога.
Душ и потом большая чашка крепкого кофе. Надо вызвать горничную. Кофеин — вот лучший стимулятор. В голове сразу прояснится, и глупые мысли исчезнут без следа.
Кэрри уже перебрасывала ноги через край кровати, когда в глаза ей бросилось такое, отчего кровь заледенела в жилах. На столике остриями к ней лежали и угрожающе поблескивали ножницы. Вопль ужаса застрял у Кэрри в горле. Она смотрела, каждую секунду ожидая, что этот чудовищный плод ее воображения исчезнет. Но ножницы не исчезали.
Сердце возобновило испуганные скачки. Мелькнула мысль: а ведь от страха тоже умирают! Что за идиотские шутки? Нет, не шутки. Чтобы так пошутить, нужно знать о ней все.
«Приди в себя! Думай! Соображай!» Для начала надо понять, реальны ножницы или только мерещатся.
Кэрри потянулась, искренне надеясь, что коснется только прохладного дерева. Но пальцы легли на холодную сталь, и она их отдернула — судорожно, с жалобным звуком.
Нет, это не галлюцинация! Значит, должно быть какое-то рациональное объяснение. Возможно, тут они и лежали, а она просто не обратила внимания, занятая неприятными ощущениями. Но подсознание отметило, что они есть, и подало сигнал в виде кошмара.
Логично? Вполне.
Внезапно Кэрри увидела на столе рядом с ножницами желтый конверт, из тех, в которых рассылаются приглашения. Он был прислонен к ножке лампы, так что можно было видеть ее имя, написанное изящным бисерным почерком.
Вчера конверта на столике не было — это совершенно точно.
Кэрри распечатала конверт, ожидая увидеть на листке символ «Утопии». Его не было, да и сама бумага оставляла желать лучшего. Кэрри повертела конверт. Обратного адреса не было тоже.
— Что все это, к дьяволу, значит?.. — спросила она в пространство.
Ответ могло дать только содержание письма, и Кэрри с волнением начала читать.
«Для Кэрри.
Скажи, ты хоть немного горевала в тот день, когда тебе сказали, что я мертва? Конечно, нет! Ты отпраздновала эту новость, признайся. Ведь ты считала себя средоточием всего наилучшего, а меня — ошибкой природы. Думаешь, я забыла? Ты всегда меня недооценивала, Кэрри, и в этом твой главный просчет. Если ты хоть немного помнишь наше детство и юность, то помнишь и то, что я любила сводить счеты с обидчиками. Наконец-то он настал, прекрасный день, когда я сведу счеты с тобой, дорогая сестричка.
Не надейся, что сумеешь выкрутиться, — ты у меня в руках. Дом изолирован не хуже, чем любая колония строгого режима. Даже лучше. Он как минное поле: один неверный шаг — и с тобой покончено. Я могу разнести дом на куски простым нажатием кнопки, когда заблагорассудится. Думаю, скоро мне придет такая охота. Тик, тик… это истекает твое время, Кэрри.
Хочешь знать, как я этого добилась? Для начала нашла подходящего мужчину. Он от меня без ума, но это так, мелкая деталь — без этого никогда не обходится. Куда важнее, кто он и каков. Не сомневайся, это профессионал, и к тому же педант. Уж если он за что-то берется, то непременно доводит дело до конца. Я его обольстила, и теперь у меня есть свой собственный киллер. Кстати, его имя Монк, если ты еще не догадалась.
Этот человек готов для меня на все, а взамен я научила его выполнять свою работу не просто с толком, а с удовольствием. Он замкнут, самолюбив, осторожен и методичен. Такие не совершают промахов, Кэрри, так что можно сказать, с тобой покончено. В прошлом Монк брался только за одно дело за раз, но я убедила его, что нужно стремиться к более широким горизонтам. По контракту требовалось разнести этот дом на куски. Благодаря мне вместе с домом взлетит на воздух несколько женщин, в том числе ты, Кэрри.
Ты понимаешь, не можешь не понимать, что заслужила смерть. Разве ты не ставила мне палки в колеса? Разве не украла мою дочь и не настроила ее против меня? Не стану перечислять все твои прегрешения. Из-за тебя я была несчастлива, и этого довольно.
Джилли.
P.S. Об Эвери не беспокойся — ее очередь тоже придет ».
Кэрри спрятала лицо в ладони и разрыдалась. Она была не просто напугана, а потрясена до глубины души. Несколько минут спустя, по-прежнему плача навзрыд, она прошла к окну, отодвинула тюль и устремила взгляд за стекло. Долго высматривать не пришлось — взрывное устройство было укреплено прямо на подоконнике. Красный огонек зловеще подмигивал, показывая, что оно активировано. Это было все равно что смотреть в лицо смерти.
— Боже мой, Боже мой…
Кэрри в панике метнулась к двери, споткнулась и сильно ударилась о ножку кровати. Боль пронзила ногу до самого колена. Она выругалась сквозь зубы, но не остановилась.
Дверь оказалась незапертой. Это немного отрезвило. Стоя в коридоре, Кэрри огляделась и осторожно позвала:
— Есть тут кто-нибудь?
Ни звука в ответ. Мелькнула мысль, что надо бы вернуться и прихватить в качестве оружия хоть ножницы, но ножницы побывали в руках Джилли, и коснуться их было выше всяких сил.
Джилли. Психопатка Джилли. Боже, помилуй того, кто перешел ей дорогу!
Впереди маячила винтовая лестница. Кэрри двинулась к ней шажок за шажком, прижимаясь спиной к стене. Страшно было заглянуть в глубокий колодец, но еще страшнее было оставаться в неведении, поэтому, набравшись храбрости, она бросила вниз опасливый взгляд. К ее великому облегчению, в холле никого не было. Возможно, они в доме одни, заживо похороненные…
Кэрри сбежала по лестнице на второй этаж и толкнулась в ближайшую дверь. Ей и в голову не пришло постучать.
Из-за плотно задернутых гардин обращенная на запад комната была погружена в почти полный мрак. Кэрри вытянула руки на всю длину и двинулась туда, где, по ее расчетам, должно было находиться окно. В самом деле, руки скоро зарылись в тяжелую ткань гардин. Она поспешно их раздернула и отшатнулась от мигающего красного огонька. Проклятие, весь дом обвешан этим безобразием!
Сара лежала в постели, укрытая одеялом по самую макушку, лицом к двери. Кэрри приблизилась, с надеждой ловя звук дыхания, но мерный шум кондиционера заглушал все остальное.
— Сара! — окликнула Кэрри, сдвигая край одеяла с лица женщины.
Та не шевельнулась. К счастью, объемистые формы не были совершенно неподвижными — дыхание слегка колебало их.
— Проснитесь! — Кэрри встряхнула Сару за плечо.
Ответом был жалобный стон. Найти пульс на пухлом запястье оказалось непросто, но когда он наконец обнаружился, то выяснилось, что он вполне стабильный. Обнадеженная, Кэрри склонилась над своим товарищем по несчастью. Ей уже было ясно, в чем дело.
Накануне им подали отравленную пищу. Разумеется, это не был смертельный яд, их просто хотели на время убрать с дороги. Скудная порция еды и последующая обильная рвота не дали ей впасть в ступор, но остальные получили по полной программе. Оставалось выяснить тяжесть их состояния.
— Сара, Сара! Откройте же наконец глаза! Черт возьми, надо проснуться!
Пару минут Кэрри изо всех сил трясла женщину за плечи но та лишь стонала в ответ. Между тем часы на ночном столике показывали половину второго. Стоило обратить к ним взгляд, как в глаза бросился конверт, в точности такой же как у нее в комнате. Он и стоял так же, прислоненный к лампе, только имя на нем было другое.
Открыть?
— Уйдите!..
Хриплый голос заставил Кэрри вздрогнуть. Сара слабо возила ногами по постели. Глаза ее были все так же закрыты.
— Просыпайтесь!
— Уйдите… — повторила Сара шепотом.
— Хотя бы попробуйте открыть глаза! Время вставать! Наконец настояния сработали, и затуманенные глаза открылись. Сара даже попыталась сесть в постели, но не сумела и снова рухнула навзничь. Щурясь, она тупо смотрела на Кэрри, очевидно, пытаясь понять, что происходит.
— Что вы делаете… в моей комнате?..
— Послушайте, дело дрянь! — сказала Кэрри. — Вчера нам что-то подсыпали в еду. Это нездоровый сон, поэтому просыпайтесь! Ну что, доходит? Мы влипли в крупные неприятности!
— Подсыпали? Что подсыпали?
— Не знаю… какой-нибудь наркотик! Сара поморгала.
— Я не употребляю наркотиков…
— При чем тут вы! — рассердилась Кэрри. — Говорят же, вчера мы наелись отравленной еды!
— Отравленной? Нас отравили?
— Наконец-то вы начинаете что-то понимать! Держите глаза открытыми, а я принесу мокрую тряпку. И попробуйте сесть!
К тому времени как Кэрри вернулась из ванной с мокрым полотенцем, Сара сумела приподняться в постели и теперь сидела в подушках, поникнув всем своим массивным телом. Она то и дело смыкала и размыкала веки, как человек, У которого двоится в глазах.
— Что вам нужно? — простонала она.
Кэрри сделала попытку положить полотенце ей на лоб, но женщина отшатнулась.
— Мы в беде! Надо разбудить и Анну… нет, сначала разберемся с вами. Начните наконец шевелить мозгами! Ну же, напрягите извилины!
— Перестаньте кричать! Вы хотели, чтобы я проснулась, и вот я не сплю. Что еще вам от меня нужно?
— Дом обложен взрывчаткой.
— То есть как это? — Сара снова заморгала.
— Мы здесь в плену. Если попробуем выйти или хотя бы отворить окно, все взлетит на воздух. Видите, за окном на подоконнике что-то мигает? Это взрывное устройство.
— Наверняка оно игрушечное. Кто-то решил сыграть с нами шутку.
— Какие шутки?! Не вздумайте выяснять, иначе от нас мокрого места не останется! — Кэрри схватила конверт и сунула женщине. — Я получила такой же. Вставайте, приводите себя в порядок и спускайтесь вниз, в холл. Там сравним содержание. Только ради всего святого, не пытайтесь выглянуть в окно! Недоверие может дорого обойтись. Жду вас внизу, а пока надо узнать, что с Анной.
— Ладно, я не стану подходить к окну. Встретимся в холле.
На пороге Кэрри оглянулась, увидела, что Сара вертит в руках конверт, и поспешила дальше. К комнате Анны, находившейся на другом конце коридора, она подбежала запыхавшись… и нашла ее пустой.
Первоначальный испуг сменился облегчением, когда из ванной послышались звуки. Однако, узнав их, Кэрри снова встревожилась — это явно были звуки неудержимой рвоты.
— Как дела, Анна? — спросила Кэрри через дверь.
Ответа не последовало, звуки продолжались. Кэрри окликнула еще и еще раз, потом забарабанила в дверь, но тщетно. Казалось, прошло очень много времени, прежде чем Анна ее впустила. Вид у нее был совершенно больной, она едва держалась на ногах.
— Не самый удачный момент для визита… — едва выговорила она. — Что вам нужно?
— Позвольте, я помогу.
Кэрри подхватила ее за талию, снова поразившись хрупкости сложения, и повела к постели.
— Но потом отойдите подальше! — хрипло прокаркала Анна сквозь надсаженное горло. — Может, это заразное, какой-нибудь желудочный грипп!
— Никакой это не грипп, — возразила Кэрри.
К постели она поднесла Анну почти на руках. Отбросив одеяло, усадила ее и подперла подушками.
— Господи Боже, я всю ночь только и делала, что бегала к унитазу! — простонала женщина. — Все признаки желудочного гриппа!
Кэрри поискала глазами конверт, но его не было.
— Значит, вы вообще не ложились? — уточнила она. — Вы должны были что-то заметить… хотя бы услышать.
— Ничего я не слышала! — отмахнулась Анна. — Отойдите же, иначе заразитесь! Я хочу лечь.
— Мы все отравлены, — сказала Кэрри, надеясь, что на этот раз ей не придется так долго биться. — Вчера в еду была подсыпана какая-то гадость.
— Что за глупости! Я еще могу согласиться, что пища была некачественная при всем своем аппетитном виде, но отрава!.. Впрочем, я все равно собираюсь подать на «Утопию» в суд. Это им даром не пройдет! Сначала недосмотр с транспортом, а теперь еще это!
Кэрри решила не терять времени на уговоры и просто рассказать, что знает. Отсутствие конверта на ночном столике Анны как-то выпадало из общей картины. Она упомянула о полученных письмах.
— Теперь видите, как серьезно обстоит дело? Главное, не забывайте, что все окна и двери обложены взрывчаткой. Если открыть хоть что-нибудь, дом взорвется.
Во взгляде Анны появилось обычное упрямство обывателя, который не хочет смотреть в лицо проблеме.
— Не понимаю, чего вы добиваетесь, запугивая меня.
— Я не запугиваю, я объясняю положение дел! Странно все же насчет конверта… скажите, а вы не получали никакого письма?
— Нет! — отрезала женщина.
Было совершенно очевидно, что она лжет, но почему? Чего ради отрицать простой факт?
— Послушайте, мы все в одной лодке и должны действовать сообща. Признайтесь, письмо было.
— Мне не в чем и незачем признаваться! — возмутилась Анна. — Уходите! Дайте мне прийти в себя!
— Как я могу уйти? Неизвестно, сколько времени мы останемся тут втроем. Нужно употребить его с пользой — найти какой-то способ покинуть дом без того, чтобы нас всех разнесло на куски.
— Это моя комната! Вы не имеете права навязывать мне свое общество! — вдруг крикнула женщина, багровея от гнева.
Кэрри решила сменить подход.
— Вы нам необходимы, Анна! Без вас мы с Сарой пропадем.
— Это еще почему?
— Потому что из нас троих вы самая умная.
— Откуда вы это взяли? — спросила Анна с подозрением.
— От вас самой. У вас свое дело, не так ли? Женщина непроизвольно вскинула подбородок — очевидно, это был предмет ее гордости.
— В самом деле. Я начинала, можно сказать, с нуля, а теперь это компания с оборотом в сорок миллионов! Отец называл это моим маленьким хобби, но только поначалу. Вообразите, в прошлом году наш доход был в четыре раза выше, чем ожидалось! Акционеры просто прыгали от восторга.
Кэрри подумала, что у нее нет времени разделять их восторги, даже ради пользы дела. Следовало как-то вернуть разговор к текущему моменту. Анна была из тех, кто никогда не сталкивался с реальной опасностью. Она просто не могла этого объять своим ограниченным разумом, и кричать на нее было бесполезно.
— Вот потому я и прошу вас помочь нам с Сарой. Мы договорились встретиться внизу, в холле, и все подробно обсудить. Ваша практическая сметка нам очень пригодится.
Довольно долго Анна смотрела на Кэрри молча, склонив голову и как бы что-то для себя прикидывая.
— То есть вы настаиваете на своей версии происходящего? — спросила она наконец. — Всерьез полагаете, что…
— Я не полагаю, я суммирую факты и делаю выводы!
— Кстати, как вас зовут? Я что-то не припоминаю.
— Кэролайн, — ответила Кэрри, с усилием удерживаясь в рамках корректности. — Можете звать меня просто Кэрри.
— Что ж, Кэрри, я составлю вам с Сарой компанию в холле.
— Если вы слишком обессилели, мы можем…
— Почему это я обессилела? — снова ощетинилась Анна. — Я не слабее вас!
— Да, но вы сами сказали, что всю ночь бегали к унитазу.
— А вы сказали, что мы все отравлены!
— Верно.
— Потому я и бегала! Это всего лишь отравление, а не… какая-то другая болезнь!
«Да плевать мне на ее болезни, — в сердцах подумала Кэрри. — Наверняка булимия, но речь-то не об этом!»
— Хорошо, хорошо. В таком случае спускайтесь сама.
— Но не обещаю, что куплюсь на вашу теорию. Вся эта суета по пустякам…
И тут дамбу прорвало.
— Суета по пустякам?! — закричала Кэрри. — Мы торчим вдоме, вокруг которого тоннами громоздится взрывчатка, который в любую секунду может взлететь на воздух с нами вместе, а вы говорите, что это пустяки?!
— Разумеется, для человека с кое-каким интеллектом. Вашу проблему можно решить в одну минуту: нужно всего лишь снять трубку и набрать телефон «Утопии», а они уж вызовут кого следует.
Телефон. Кэрри совершенно упустила из виду это привычное средство связи с внешним миром. Она схватила трубку с аппарата на ночном столике Анны… и услышала только мертвую тишину.
— Ни звука, — объявила она с горьким торжеством.
— Есть еще мобильные, — не сдавалась Анна. — Я, правда, не уверена, что в горах хороший сигнал… — Она поискала взглядом свой телефон, не обнаружила и повернулась к Кэрри с недоуменно сдвинутыми бровями. — Странно! Я поставила его на подзарядку, но теперь его здесь нет. Зачем вам понадобилось его переставлять? Чем он вам мешал?
— Я его не трогала!!! — Разъяренная до последней степени, Кэрри склонилась к самому ее лицу. — Его забрали те, кто держит нас в этом проклятом доме!!! — Она отдернула занавески. — Видите? Видите или нет?
— Не кричите так!
— Видите этот огонек? И провода? Устройство активировано! Мыв опасности! Что еще нужно, чтобы вы очнулись?!
— Ну, допустим, — буркнула Анна, уходя в себя, как устрица в раковину.
Оставалось надеяться, что Сара сумеет пробиться через это непостижимое упрямство.
— Я пойду проверю, на месте ли мой мобильный телефон, — сквозь зубы сказала Кэрри, не в силах смотреть на замкнутое желтое лицо женщины. — А вы поскорее спускайтесь в холл. И не вздумайте открыть окно! Помните, там взрывчатка.
— Благодарю, до меня это уже дошло.
Хотелось бы верить, подумала Кэрри. Говорить с Анной означало попусту транжирить драгоценное время.
— И захватите письмо, — все же сказала она с порога. — Прошу вас, это очень важно!
— Еще раз повторяю: возле моей лампы не было никакого письма.
Кэрри, уже закрывавшая за собой дверь, остановилась.
— А кто говорил, что оно возле лампы? Я об этом не упоминала.
— Вам пора, — только и сказала женщина. Нелепость ее поведения не укладывалась в голове. Чего она надеялась добиться, отрицая очевидное? Время покажет, решила Кэрри. У нее была более насущная проблема — отыскать хоть один мобильный телефон.
Перед распахнутой дверью своей комнаты Кэрри остановилась как вкопанная. Ее превосходные чемоданы были беспощадно взрезаны острым лезвием, а их содержимое разбросано по всей комнате. Странно, что такой кавардак ускользнул от ее внимания. Само собой, телефона и след простыл. С ним исчезли оба зарядных устройства, лэптоп и даже комплекты батареек.
Кэрри, трепеща, приблизилась к встроенному шкафу, куда накануне повесила пиджак. Если обшарили и его, все пропало, но, может быть, тюремщики не настолько скрупулезны.
Когда двойные двери раздвинулись, первым, что бросилось Кэрри в глаза, был лежавший на полу пиджак. Слезы сами собой хлынули из глаз. Джилли не оставила ей ни единого шанса.
Пару минут Кэрри сидела на краю постели, заливаясь слезами, потом мысль о быстро текущем времени заставила ее взять себя в руки.
— Я проигрываю, проигрываю… — сорвалось с губ.
В ванной Кэрри посмотрела в зеркало и ужаснулась. Глаза у нее распухли и покраснели, волосы висели кое-как, щеки казались особенно впалыми. Нельзя было так распускаться. Она умылась, почистила зубы, причесалась и надела халат прямо на ночную сорочку. Даже эти простые шаги придали ей уверенности. Прихватив письмо, оставленное полоумной сестрицей, Кэрри отправилась в холл.
Там было пусто — ни Анны, ни даже Сары. Памятуя о том, в каком состоянии их нашла, Кэрри не особенно удивилась. Чтобы скоротать время, она заглянула в кладовую при кухне, почти уверенная, что там все выметено дочиста. Однако ее приветствовал ряд непочатых коробок с кукурузными хлопьями, банки овощных консервов и тому подобное. Судя по толстому слою пыли, запасы были сделаны давным-давно. Холодильник оказался пустым, зато на полке над ним стояла большая банка растворимого кофе.
Прежде чем взяться задело, Кэрри выглянула в холл, проверить, не появился ли кто-нибудь из ее товарок. Их все еще не было. Тогда она сделала себе кофе в кружке побольше и устроилась у холодного камина — подальше от окон, на случай слежки.
Ожидание действует на нервы даже в самой безобидной ситуации, а уж в напряженной просто изводит. Руки у Кэрри так дрожали, что она дважды пролила кофе на халат. Целую вечность спустя на лестнице наконец появилась Сара. Пронзительный аквамариновый цвет халата подчеркивал ее нездоровую бледность. Она тащилась, с трудом передвигая ноги.
— Хотите, я вам помогу? — не выдержала Кэрри, когда Сара в очередной раз повисла на перилах, пережидая слабость или дурноту.
— Ничего, справлюсь. Сказать по правде, меня все еще водит из стороны в сторону. Хотелось бы знать, чем нашпиговали эти бутерброды!
— Чем-то мощным.
— Нас могли отравить насмерть!
Ну нет, подумала Кэрри. Если бы она умерла, отравившись канапе с семгой, то так и не узнала бы, кто все это подстроил. У Джилли был иной расчет. Ей хотелось вволю позлорадствовать, вот почему она взяла на себя труд объяснить свою роль. Месть только тогда сладка, когда жертва знает, откуда нанесен удар.
— Кофе хотите?
— Не думаю, что он удержится у меня в желудке. И потом, откуда вы знаете, что и кофе не отравлен?
— Уверена, что нет. Вот письмо от моей сестры. Она из кожи вон лезет, чтобы меня запугать. Хочет, чтобы перед смертью я хорошенько помучилась. Вот почему можно не опасаться яда — он действует слишком быстро.
— Тогда зачем было подсыпать что-то в пищу?
— Чтобы не болтались под ногами.
Сара дотащилась до дивана и рухнула на него. Кэрри подождала, пока она отдышится, и добавила:
— Ночью сестра была у меня в комнате. И не только у меня.
— Верно, кто-то заходил ко мне. Рылся в вещах и забрал мои телефоны.
— А линия молчит.
— Знаю, я проверяла.
Кэрри вдруг пришло в голову, что судья, пожалуй, уж слишком спокойна, если учесть, с чем они столкнулись. Сара не стала этого отрицать.
— А что толку биться в истерике? Это не поможет, только еще больше обессилит. Я предпочитаю спокойно поразмыслить над тем, как выбраться отсюда целой и невредимой.
Кэрри вернулась к своей кружке. Кофе остыл и показался горьким. Все же она допила его, чтобы подкрепить силы.
— Сестра вернулась с того света.
— То есть?
— Много лет назад нам сообщили, что она погибла в автокатастрофе, и у меня не было оснований в этом сомневаться. Мы с мужем отпраздновали это событие втайне от племянницы, когда та уже была в постели. Вообще говоря, никто не видел сестру мертвой (жертва сгорела не хуже, чем в печи крематория), но сумочка в момент удара вылетела в окно и пострадала меньше, чем все остальное. Ее содержимое убедило полицию, что погибла именно Джилл Делейни, а я была настолько глупа, что тоже в это поверила. В то время сестра разыскивалась для дознания в деле об ограблении…
— И замела следы, инсценировав собственную НО смерть. Хитро придумано.
— Да уж, хитрости ей было не занимать. — Кэрри протянула Саре письмо. — Вот прочтите! Теперь у нее есть, как она пишет, «собственный киллер».
— Надо же, родная сестра… — задумчиво произнесла Сара.
Казалось, она не столько удивлена, сколько заинтригована. Кэрри нашла это странным. В типичной семье (если таковая вообще существует) сестры могут ссориться, драться, соперничать во всем и даже ненавидеть друг друга, но пойти на убийство… это нечто из ряда вон выходящее.
— Вас это не шокирует?
— Не особенно.
— И не удивляет?
— Пожалуй, нет.
— Но ведь это уж слишком, вам не кажется? Уверена, что до сих пор вы с таким не сталкивались.
— Может, поспорим? — сухо заметила судья. — Я вынесла приговор не одной сотне мужчин и женщин и могу вас заверить, что закоренелые преступники встречаются в любом из полов. За двадцать два года на судейской скамье пришлось насмотреться такого!.. Не думаю, чтобы меня еще можно было шокировать.
— Жизнь щедра на сюрпризы, — хмыкнула Кэрри, — так что не зарекайтесь. А вы? Кто желает вашей смерти?
Сара не спеша перевязала пояс халата так, чтобы бант был симметричен, сложила руки на коленях и подняла взгляд.
— Кто желает моей смерти? Думаю, таких немало. Она, в свою очередь, протянула письмо Кэрри и с легкой усмешкой следила, как та читает. Это была скорее записка, короткая и по существу.
«Судье Коллинз.
Я обещал, что рассчитаюсь с тобой, помнишь? Так вот, я человек слова. Настал наконец и твой черед. О, как бы мне хотелось при этом быть! Видеть все — разумеется, с безопасного расстояния. Ну ничего, мне будет сладко просто знать, что ты мертва.
Чтоб тебе вечно гореть в аду, стерва!»
— А теперь вы прочтите мое, — сказала Кэрри, откладывая письмо. — Это займет некоторое время. Я пока приготовлю себе еще кофе.
— Пожалуй, я тоже выпью чашечку.
Когда пять минут спустя Кэрри вернулась с кухни с двумя дымящимися кружками, письмо Джилли уже лежало рядом с другим на столике между диванами. Сара приняла кружку, рассеянно кивнула, когда Кэрри сказала, что кофе очень горячий, и пригубила напиток, не сводя взгляда с писем.
— Сестра вас ненавидит, — заметила она.
— Еще как!
— По ее словам, вы украли у нее дочь и… — Сара справилась с письмом, — и настроили против нее.
— Это чушь.
— Тем не менее она верит, что все ее беды и несчастья — из-за вас.
— Она верит в то, во что считает нужным. Джилли умеет переписать прошлое заново и безоговорочно принять новую версию.
— Иными словами, это психопатка?
— Чистейшей воды! Не то чтобы диагноз был поставлен официально, но это не меняет дела.
Слушая, Сара размеренно водила кончиком пальца по глубокой морщине на лбу. Туда, обратно. Туда, обратно. Судя по всему, она не сознавала, что делает это.
— А что стало с ее ребенком?
— С Эвери? Ребенок вырос и превратился в привлекательную молодую женщину. Сестра бросила Эвери сразу после рождения — оставила нашей матери со словами, что ей совершенно все равно, как с ней поступят.
Кэрри ощутила, что глаза наполняются слезами. Сара явно была не из тех, кто выказывает слабость, и меньше всего хотелось плакать при ней, но слезы все равно пролились, и она была бессильна их остановить.
— Как видите, Джилли мало разобраться только со мной. Она хочет наказать и Эвери — за отступничество. Господи, надеть бы на нее смирительную рубашку и запереть покрепче! Мы с племянницей хотели вместе отдохнуть, и она непременно появится в «Утопии»… если уже не появилась! — Кэрри закрыла лицо руками. — Надо как-то выбираться! Я должна предупредить Эвери!
— Сестра хорошо поработала, чтобы заманить вас в ловушку, — произнесла Сара все тем же тоном глубокого раздумья.
Кэрри рассказала о ночном визите Джилли к ней в комнату — визите, который она поначалу сочла кошмарным сном. Судья выслушала ее не перебивая и с таким олимпийским спокойствием, что на душе стало чуточку легче.
— Насколько я помню Джилли, когда она чего-то хочет, то умеет быть терпеливой, как кошка у мышиной норы. Еще она любит запутанные интриги. Чем сложнее план, тем он ей больше по душе.
— В таком случае, как по-вашему, сколько у нас времени? — спросила Сара, отставляя пустую кружку.
— Думаю, времени хватит. Джилли не для того все это затеяла, чтобы просто прикончить меня. Для начала мне положены долгие муки неопределенности.
Обе одновременно вспомнили про Анну и посмотрели вверх, на лестницу — не идет ли она.
— Я выглянула в каждое окно, на случай, если хоть одно пропущено, — сказала Кэрри. — Увы, на каждом подоконнике взрывчатка.
— Само собой.
— Хотелось бы мне быть такой невозмутимой!
— Сила привычки, — усмехнулась Сара. — На деле у меня трясутся поджилки.
— А у меня-то!
— Вот что я подумала…
— Что? — с надеждой спросила Кэрри.
— Интересно все же, почему именно мы трое оказались в этом доме? Что у нас общего? Ведь должно же что-то быть!
— Наверное, но мне ничего не приходит в голову. И боюсь, у нас не будет времени вволю над этим поразмыслить.
— Мы выкрутимся.
— Хотелось бы…
— Странно, что Анна так задерживается.
— С ней будут проблемы.
— Почему вы так думаете?
— Она отрицает получение письма.
— Возможно, это первоначальное потрясение.
Кэрри оставила при себе мысль, что потрясение затянулось.
— Возможно.
— Разумеется, мы должны держаться вместе: думать, действовать — вот только не знаю, будет ли толк лично от меня. Мне ведь уже без малого семьдесят! В таком возрасте даже опытный скалолаз уходит на покой, а я… сами видите, в какой я форме. Я получила приглашение в «Утопию» как бесплатный бонус к повышению по службе и подумала: вот он, долгожданный шанс! Все в один голос утверждают, что никогда не поздно заняться собой, вот я и решила сбросить пару фунтов и подтянуться. Моя главная беда — лишний вес. И не только это. Если мы выберемся… нет, не «если»! Когда выберемся, далеко мне не уйти. Надо было заняться коленями еще много лет назад, а теперь при ходьбе они больше мешают, чем помогают.
— Не расстраивайтесь! Нам бы выбраться, а там мы с Анной спрячем вас в каком-нибудь безопасном месте поблизости.
Наверху отворилась и снова захлопнулась дверь. Кэрри подняла взгляд — и челюсть у нее отвисла.
Анна разоделась, как на большой прием. На ней были розовый брючный костюм с позолоченными пуговицами и висячие золотые серьги. Она наложила макияж, подвила волосы щипцами и спускалась по лестнице, как королева, с благосклонной улыбкой на ярко накрашенных губах.
Словно не замечая круглых глаз аудитории, она приблизилась, громко кликая по полу высокими каблуками.
— Боже правый! — прошептала Сара.
— Доброе утро, дамы, — оживленно произнесла Анна. — Вернее, добрый день!
Складывалось впечатление, что разум бедной женщины не выдержал потрясения. Потом Кэрри пришло в голову, что это все та же игра в «ничего не вижу, ничего не слышу». Она собралась спросить, какого дьявола, но Сара опередила ее, предложив Анне сесть.
— Хорошо ли вам спалось? — учтиво осведомилась Анна и, не дожидаясь ответа, затараторила: — Я так разоспалась, что забыла про все на свете! Должно быть, это горный воздух, о котором вчера так много говорил мистер Эдвардс. После Кливленда здесь просто рай!
— Не хотите ли кофе? — спросила Сара, ловя прищуренными глазами каждую деталь ее поведения.
— Пока нет. Когда придет охота, вызову горничную.
— Ну, что я говорила? — спросила Кэрри Сару. — Вот вам и проблема.
— Что, простите? — Анна приняла безукоризненную позу настоящей леди: лодыжки скрещены, руки сложены на коленях.
— Горный воздух, как же! — Кэрри повернулась к ней. — Совсем недавно вы утверждали, что всю ночь не сомкнули глаз! Вы отлично знаете, что нас отравили.
— Глупости! Кому нужно травить клиента? К тому же клиента, которого сочли возможным устроить в таком чудесном…
— Письмо при вас? — перебила Кэрри.
— Не понимаю, о чем вы.
— Видите? — снова обратилась Кэрри к Саре.
— Минутку! — Та примирительно подняла руку. — Анна, мы с Кэрри получили по письму. Вот они, на столе. Можете прочесть.
Анна рывком схватила письма. Кэрри бросилась в глаза неуправляемая дрожь ее рук. Вместо того чтобы приняться за чтение, Анна вдруг бросила письма на прежнее место.
— Зачем?
— Потому что это важно, — мягко заверила Сара. — Прочтите — и вам станет ясно, что мы в беде. Кто-то нашпиговал дом взрывчаткой и хочет нас убить.
— Глупости! — повторила Анна. — Читать я не стану! Я вовсе не желаю портить такой чудесный день. Не знаю, что это за игра, но я в нее не играю!
— Мы в ловушке.
— Ничего подобного!
— Не тратьте слов, — вмешалась Кэрри. — Полчаса назад я уже пыталась ей объяснить, но ничего не вышло.
— Да я вас сегодня первый раз вижу!
Кэрри чуть было не пнула ее по аккуратно скрещенным лодыжкам, но сдержалась, из опасения, что столь хрупкое создание от пинка развалится на куски. Вообще казалось, что это может случиться само по себе и в любой момент.
— Это не игра, — терпеливо продолжала Сара. — Здесь полно взрывчатки. Если открыть окно или дверь, дом взорвется.
Хотя к тому времени Кэрри ожидала от Анны почти всего, ей и в голову не могло прийти, что случится после этих слов. Женщина вскочила и бросилась к входной двери с криком:
— Вы хотите свести меня с ума! Никакой взрывчатки тут нет, и я это докажу!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные забавы - Гарвуд Джулия



роман с неплохими интригами
Опасные забавы - Гарвуд Джулияжанна
25.03.2012, 23.56





Это современный детектив, а вовсе не исторический любовный роман. И любовная линия здесь второстепенна. Автор молодец, многообразен и непредсказуем, а модератору стоит навести порядок в классификации.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияТатьяна
19.04.2012, 16.14





шикарный детектив.
Опасные забавы - Гарвуд Джулиятаня
5.09.2012, 23.36





Да, это современный роман, третий из серии про братьев Бьюкинен. Этот мне тоже очень понравился.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияОльга
7.04.2013, 1.42





великолепная серия!!! читать...
Опасные забавы - Гарвуд Джулиямаруся
19.06.2013, 22.05





Очень понравилась книга. Правда к историческим романам отношения не имеет, но детектив с любовной линией шикарный. Очень удивила низкая средняя оценка, по сравнению с остальными романами из серии про Бьюкиненов. Было интересно узнать окончание истории про Монка и Джона Пола:-)
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияХомка
25.11.2013, 7.39





Не скажу что очень... но читать можно, и при чём здесть братья Бьюкенены, в этой части совсем не про них
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияАнна Г,
14.03.2014, 13.50





Мне не хватило чего-то, даже не могу понять чего,какая-то неправдоподобно мерзкая мамаша, читала с отвращением описания про нее. Приятно порадовали ГГ - причем оба. Интересно, но не потрясающе 8 из 10.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияВасилиса
3.12.2014, 16.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100