Читать онлайн Опасные забавы, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные забавы - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 130)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные забавы - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные забавы - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Опасные забавы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Это был какой-то совершенно ненасытный мужчина. Эвери проснулась только в полдень. В нормальных условиях она не умела спать днем, но что делать, если всю ночь не дают сомкнуть глаз?
Проснувшись, она обнаружила, что лежит на краю кровати на животе, свесив руку, и что по спине что-то легко и щекотно движется. Оказалось, это пальцы Джона Пола. Он, что же, решил снова завести ее до неба? Или боится как следует дотронуться из-за шрамов?
Боже милостивый, шрамы! Даже Кэрри, при всей ее материнской любви, невольно кривилась, бросив на них взгляд.
— Ты спишь, Эвери?
Вместо «доброго утра» в ответ с языка сорвалось:
— Ну, и что ты думаешь?
— Насчет чего?
— Насчет моего вида сзади?
— А ты готова услышать правду?
Ну вот, так она и знала! Вопрос говорит сам за себя. Эвери немедленно ощетинилась.
— Представь себе, всегда готова! Давай, выкладывай!
— Зад у тебя — просто чудо, маленький и тугой. Она возвела глаза к небу.
— Между прочим, это первое, что я отметил, когда ты вышагивала там, на курорте, как по подиуму.
— И не думала вышагивать! — Но она против воли улыбнулась.
— Не прикидывайся, я видел. Каждая рада покрасоваться, дай только возможность.
— Шовинист!
— А ты либерал! Это ничем не лучше, так что мы один другого стоим. Что касается шрамов…
— Да, что насчет их? — поощрила Эвери, все еще улыбаясь.
— Шрамы как шрамы, и нечего с ними так носиться. Это всего лишь незначительная деталь твоей внешности, а уж к характеру вообще не имеют отношения. Одевайся, завтрак на подходе! — Джон Пол спрыгнул с кровати. — Чего ждешь? Шевелись!
Он был совершенно голый, но держался вполне естественно, словно так и надо. Он был великолепен! Сплошные мышцы.
— Не хочешь одеться?
— Зачем это?
— Затем, что так не разгуливают. Или у себя на пустоши ты практиковал нудизм?
— Пару раз это приходило мне в голову, но увы, там полно дикой живности. Не ровен час…
Тем не менее он подхватил со стула джинсы и ушел в жилую комнату с ними под мышкой. Эвери приняла душ, надела шорты и блузку, заправила волосы за уши, чтобы не мешали, и вышла к столу.
Джон Пол появился из кухонного проема с тарелкой и каждой руке. На столе уже красовались плетенка с хлебом, стаканы сока, соль и соус табаско.
На завтрак полагалась яичница, так щедро посыпанная перцем, что первый же кусочек заставил Эвери схватиться за свой стакан.
— Вижу, ты любишь острое!
— Как всякий уроженец Луизианы. Там без специй не бывает блюда.
— А каково это было? Я имею в виду, расти в городке вроде Боуэна, у отца вроде Большого Па?
— Пожалуй, занятно. Отец — человек с фантазией и неуемной энергией, из тех, кто вечно берется сразу за десять дел и ни одно не доводит до конца. Аферист, но с золотым сердцем.
Снова пошли истории из детства. Эвери забывала жевать, слушая о том, какие проказы выдумывали Джон Пол и его брат Реми. Было что послушать и о младшей сестре Мишель. Стоило упомянуть о ней, как голос рассказчика смягчался.
— Мы зовем ее Майк. Это давно повелось, еще с детства. Она любит командовать, потому и выбрала себе мальчишеское имя. — Он произнес это с улыбкой, как комплимент. — Муж, между прочим, упорно зовет ее Мишель, один-единственный. В сентябре они ждут первенца.
— Муж? Ты имеешь в виду Тео, того самого, что работает в министерстве юстиции?
— Ну да.
Случай за случаем — и наконец тарелки опустели. Эвери и Джон Пол плечом к плечу, по-домашнему, вымыли посуду.
— Рано утром была гроза, да такая, что дом весь трясся.
— Надо же, а я не слышала!
— Я тебя совсем замучил.
Это прозвучало без малейшего раскаяния. Эвери как-то не захотелось сбивать с Джона Пола законную мужскую спесь.
— Это правда. — Она пристроила полотенце на вешалке и сменила тон: — Пора нам подумать о будущем.
— Можно, — согласился он.
Они вернулись в жилую комнату. Эвери свернулась калачиком в одном углу дивана, Джон Пол сел в кресло, сбросил обувь и скрестил вытянутые ноги в другом углу. Он был такой громадный, что казалось, кресла ему едва хватает.
— Но сегодня мне что-то не хочется строить планы, — сказал он. — Займемся этим завтра.
— Тогда о чем же мы будем говорить?
— Не о чем, а о ком. О Джилли.
Эвери хотела запротестовать, но вечно отнекиваться не годилось.
— Что ж, о Джилли так о Джилли. Кэрри вела дневник. Начала еще девочкой, в одиннадцать лет, только это не была история обычных девчоночьих надежд, стремлений и разочарований — там было все о Джилли, и только о Джилли. Не проходило дня, чтобы к списку не прибавился еще один зловещий инцидент. Это напоминало историю болезни из дома для умалишенных. По-моему, Кэрри хотела создать что-то вроде… я не знаю… вещественного доказательства, что ли, если когда-нибудь встанет вопрос о психической ненормальности Джилли. Думала, наверное, что доктора, прочтя ее дневник, поймут, насколько Джилли опасна, и упрячут ее подальше до скончания жизни.
— Не сладко ей жилось, — заметил Джон Пол.
— Когда Джилли уехала из города, нечего стало записывать, но Кэрри берегла дневник на случай, если «полоумная сестрица» снова объявится. Я о нем знала и не раз просила почитать. Кэрри не позволяла.
— Но ты все равно его прочла, верно?
— Верно, и очень об этом сожалею. В то время я была уже не маленькая и думала, что совладаю со всем, с чем угодно, но те страницы были полны такого ужаса!
— Сколько же тебе было?
— Четырнадцать. Я прочла дневник и потом месяцами не могла избавиться от кошмаров. Кэрри не пожалела подробностей. Чего только я не узнала о Джилли!
Эвери прижимала диванную подушку к груди так, словно хотела расплющить. Боль в ее глазах трогала до глубины души.
— Ненавижу говорить о ней!
— Понимаю.
— В этом мире порой рождаются настоящие чудовища… — вздохнула она, поникая. — Хищники, только внешне похожие на человека. Такова Джилли. Знаешь, что меня испугало больше всего?
— Что?
— Что однажды поутру я проснусь и пойму, что стала точно такой же! Помнишь, как это — доктор Джекилл и мистер Хайд? Генетически я ведь навеки с ней связана.
— Ничего подобного не случится.
— Кто знает…
— Невозможно иметь совесть и вдруг лишиться ее. Совесть или дается от рождения, или нет. Ты не имеешь с Джилли ничего общего.
— Так утверждал и доктор Хан.
— Кто такой доктор Хан?
— Психиатр. Я каждую ночь просыпалась с криком, в ледяном поту, так что в конце концов Кэрри повела меня к психиатру. Мне пришлось пообещать, что я не упомяну об этом ни единой живой душе, чтобы не пошли разговоры, что и со мной не все в порядке.
— Выходит, твою тетку волнует мнение других людей? — удивился Джон Пол.
Эвери пропустила вопрос мимо ушей.
— Доктор Хан был очень добр ко мне, и он мне в самом деле очень помог. Я научилась… жить с этим. Кэрри понятия не имела, почему у меня кошмары, но где-то на третью или четвертую встречу доктор пригласил ее и предложил мне объяснить, в чем дело. Она ужасно вспылила, но когда наконец успокоилась и доктор спросил, нельзя ли и ему прочесть дневник, она согласилась. Кэрри готова была на все, лишь бы избавить меня оттого, что называла «ночными припадками».
Некоторое время длилось молчание. Неожиданно Эвери улыбнулась и села на диване.
— После прочтения дневника у доктора тоже начались кошмары. Ты не можешь себе представить, что там понаписано! Я росла, зная, что родилась от психически ненормальной женщины, но и помыслить не могла, что она собой представляет на самом деле.
— Почему ты решила, что у доктора Хана начались кошмары? Он что-то говорил об этом?
— Он был вне себя. При этом он страшно сожалел, что не может изучить ее подробно как пациентку. Не часто ведь встретишь законченного психопата. По его предварительному заключению, Джилли морально и эмоционально недоразвита и потому не способна на чувство вины или жалости. Чужая боль для нее — источник неиссякаемого развлечения. Зато другим она не прощает ни малейшей обиды и часто даже выдумывает проступки, за которые должна «покарать». Ее способность менять лица не знает сравнений.
Джон Пол тоже опустил ноги на пол, уперся локтями в колени и наклонился вперед, ближе к Эвери.
Та продолжала:
— Поразительно, как Джилли умеет заставить других плясать под свою дудку! Если ей нужно, чтобы ее любили, ее любят невзирая ни на что.
— Например?
— Еще в детстве Джилли выказала интерес к домашним животным — особого рода интерес. Например, она замучила котенка Кэрри до полусмерти, потом облила бензином и подожгла. Кэрри она со смаком описала подробности, но перед матерью рыдала взахлеб, от жалости к «несчастному котику, которого так любила». Соседка, что была при этом, так расчувствовалась, что купила ей мороженое, чтобы утешить. Подрастая, Джилли сделалась только хуже, но в школе, разумеется, была самой популярной девочкой. Все ее обожали. Однако на конкурсе красоты победила другая ученица, некая Хизер Митчелл. Ее нарекли королевой школы, а Джилли достался только титул первой фрейлины. Ты не знаешь, в какой ярости она вернулась в тот день домой, хотя в школе проглотила поражение с милой улыбкой. Дом едва-едва уцелел. Больше всего досталось комнате Кэрри — там как будто прошелся смерч. К ужину Джилли успокоилась, только в глазах затаился особенный хитрый блеск.
Эвери умолкла, чтобы перевести дух. Мышцы рук болели. Она взглянула вниз и увидела, что снова комкает подушку.
— На другой день в школьной лаборатории недосчитались колбы с серной кислотой. Позже Кэрри видела, что Джилли под руку уводит Хизер Митчелл в укромный уголок. Видишь ли, Джилли пригрозила, что Хизер пожалеет, если явится на коронацию. Бедняжке и без того приходилось несладко: за полмесяца до этого ее мать внезапно умерла от аневризмы аорты, и потрясение еще длилось. Угрозы Джилли заставили ее запереться в спальне. Она отказывалась выходить, пока отец не выманил у нее признание. По словам Хизер, Джилли похвасталась насчет кражи кислоты и обещала когда-нибудь подстеречь ее после школы и облить этой кислотой лицо.
— Сурово.
— Я это к тому, что Кэрри не просто домысливала то, что писала. Это были факты. Насчет кислоты она знает от самой Хизер.
— Что же отец?
— Пошел к директору и потребовал исключения Джилли. В полицию он тоже обратился.
— Ну?
— Ничего не вышло, ни там, ни там. Шеф полиции был близким другом бабушки Лолы и не совершил бы ничего, что могло повлиять на их отношения. И потом, что такое слово девочки? Подростковое соперничество в порядке вещей, а Джилли, конечно, все отрицала. В тот день вечером мать повела ее к директору и заставила Кэрри пойти тоже.
— Но Джилли не исключили?
— Как можно! — фыркнула Эвери. — Ведь директор был мужского пола. Некий мистер Беннет, солидный человек, очень несчастливый в браке. Если судить по записям Кэрри, он был женат на холодной и сварливой особе.
— Чем же все кончилось?
— Кэрри стала свидетелем того, как Джилли соблазнила мистера Беннета. Ловко, так что не придерешься: устроила истерику, рухнула, заливаясь слезами, на диван в директорском кабинете. Само собой, он бросился к ней со стаканом воды, сел рядом, обнял за плечо… и тут уж осталось только читать речь тела. Кэрри пишет, что это был спектакль не хуже, чем на сцене. Ты когда-нибудь обращал внимание, как ластится кошка? Так вот, Джилли именно это и делала: терлась о мистера Беннета без малейшего стыда.
— Но ведь там была ее мать.
— Наивная, как всегда… во всяком случае, так считает Кэрри. В тот момент бабушка Лола бегала в школьный медпункт за валерьянкой, но даже сиди она рядом, не заметила бы ничего, потому что не хотела замечать. В процессе утешений как-то само собой вышло, что Джилли рыдает у директора на груди. В какой-то момент она посмотрела через его плечо на Кэрри и улыбнулась улыбкой одновременно торжествующей и плотоядной. Позже, провожая всех до дверей, мистер Беннет обещал исключить Хизер за наговоры.
— Ого!
— Говорю тебе, Джилли всегда умела вертеть мужчинами. Большинство из них теряли из-за нее голову, звонили в любое время дня и ночи. Иногда Кэрри пробиралась в бабушкину спальню, к другому аппарату, и подслушивала. Мужчина плакал и унижался, а Джилли, бросив трубку, хохотала, довольная. Ей нравилось играть мужскими сердцами. Секс — одно из самых действенных орудий манипуляции. Больше всего ей нравилось разбивать семьи. Нетрудно догадаться, чья была первой.
— Мистера Беннета?
— Именно.
— И все это еще в школе? Эвери молча кивнула.
— А как потом обернулось дело с Хизер?
— Понятно, что она не явилась на коронацию и по традиции корону присудили первой фрейлине. Думаешь, Джилли на этом успокоилась? Как бы не так! Ей была не в радость корона, на которую имела шансы и другая. Эту другую следовало наказать за дерзость, и потому втайне она при каждом удобном случае изводила несчастную Хизер. У нее была на это своя метода: жертве дается передышка, и когда та вздохнет свободно, думая, что мучение кончилось, все начинается снова. Как-то раз после такого вот затишья Хизер вернулась домой из школы и нашла свою любимую детскую игрушку в жутком состоянии — ее щедро полили кислотой. Понятно кто?
Джон Пол кивнул.
— Узнав об этом, на другой день Кэрри зашла домой к Митчеллам. Отец был дома, вынужден был остаться, поскольку дочь была на грани нервного срыва. Кэрри прямо сказала ему, что Джилли не остановится и что единственный шанс для него помочь Хизер — это увезти ее из города и никому не говорить куда. К тому времени бедняжка уже ходила на курсы психотерапии. Психотерапевт тоже считал, что ей полезно сменить обстановку, так что после зимних каникул она не вернулась в Шелдон-Бич.
— Надеюсь, это поставило точку на всей истории?
— Не надейся. Некоторое время спустя отец Хизер подал жалобу в полицию: у него то и дело пропадала корреспонденция. Он решил выследить вора и обнаружил, что это Джилли. Открыв почтовый ящик, она просматривала письма, выясняя, где теперь Хизер.
— Упорная особа.
— Еще какая! А расчетливая просто на удивление. Вообрази, она не позволяла вольностей ни единому парнишке в школе и слыла недотрогой. Никто ни на минуту не усомнился в физической чистоте самой безнравственной девицы в городе, и только среди более старшего поколения ходили кое-какие слухи. В результате история с Хизер еще больше укрепила ее популярность. Ту заклеймили, а Джилли превознесли до небес, как оболганную добродетель. Тебе это нравится?
— Не слишком.
— Выпить не хочешь?
Джон Пол поразмыслил. Странное дело, после услышанного сама мысль об алкоголе была противна. Он взял себе и Эвери по бутылке воды, чтобы смыть неприятный привкус во рту.
— Послушай, неужели родители Джилли не видели, что с ней что-то не в порядке? — спросил он, когда они снова уселись.
— Родители! Отец бросил семью, когда дети были еще маленькие, и с тех пор о нем не было ни слуху ни духу, а мать, то есть моя бабушка Лола, жила в воображаемом мире, мире розовых красок и идеальных людей. Что бы Джилли ни натворила, у нее всегда находилось для этого извинение.
— Даже когда она забеременела еще в школе?
— Конечно. Между прочим, эта беременность и спасла бедняжку Хизер — у Джилли появились другие заботы, и она оставила мысли о дальнейшем преследовании. О ребенке и речи не шло, но когда она наконец обратилась к доктору, для аборта было уже слишком поздно. Пришлось рожать. Едва покончив с этим, Джилли сбежала неизвестно куда. На этом дневник кончается.
— А ребенок… то есть ты?
— Меня забрала из роддома бабушка. Это был тяжкий удар, после которого она наконец прозрела: собрала вещи Джилли и выбросила в мусорный бак. Опустошая платяной шкаф, она обнаружила на самом дне в углу коробку с письмами Хизер отцу и… угадай что?
— Кислоту?
— Правильно. В колбе оставалась еще половина — более чем достаточно, чтобы изувечить или даже убить человека. Джилли никогда окончательно не отказывалась от мысли о мести. Она и теперь просто ждет подходящего момента.
Неожиданный удар грома заставил Эвери подпрыгнуть и сжаться. Она бросилась к окну. Небо обложили тяжелые темные тучи. Молнии сверкали еще в отдалении, но гром звучал все ближе. Не отрывая взгляда от этой мрачной картины, Эвери продолжала:
— Кэрри считает, что при всей своей ловкости Джилли была тогда не слишком умна — просто у нее в распоряжении был хороший арсенал, и она без зазрения совести им пользовалась. Но с годами ее дьявольская натура созрела, а гнусные таланты отточились. Кэрри думает, что теперь ни один мужчина не устоит перед ней.
— Ты не можешь в это верить!
— Сама жизнь показывает, что это так. Взять хоть Скаррета. Наверняка Джилли вертела им, как хотела. Мне было пять лет, когда они вдвоем явились забрать меня у бабушки. Джилли предложила ей откупиться, если хочет, чтобы я оставалась в доме. К счастью, Кэрри еще не уехала, хотя именно в тот день собиралась в Калифорнию. Она без долгих слов вытолкала Джилли за дверь. Хотя скандал был ужасный, Скаррет остался в стороне… до поры до времени. Помню, Джилли кричала: «Тебе конец, Кэрри!»
— А где была ты?
— Понятия не имею. То есть знаю, конечно, но только со слов Кэрри. Она нашла меня под кроватью. У меня у самой это выветрилось из памяти, видимо, от ужасного потрясения. Кэрри пообещала тогда, что это не повторится.
Эвери выпила воды, чисто механически закрутила крышку, отставила бутылку и снова устремила взгляд в окно. На ладони — там, где она сжимала пробку, — остался глубокий след.
— Но повторилось?
— Да.
Джон Пол молча выслушал рассказ о том, что случилось четырнадцатого февраля, много лет назад. Закончив, Эвери выпила еще воды и повернулась к нему с бледной улыбкой.
— Ну вот, теперь ты знаешь.
— Да уж…
— И что скажешь?
— Что ей место в психушке строгого режима.
— Я не об этом.
— Тогда о чем?
— О том, не жалеешь ли ты.
Они как будто играли в вопросы и ответы, и найти правильный ответ было не легче, чем человека, который прячется где-то в забитой вещами комнате: холодно, холодно, еще холоднее…
— Жалею о чем?
— Что связался со мной? Не то чтобы у этого могло быть продолжение, но даже временно…
— Не жалею.
— Только не нужно меня щадить, — очень твердым тоном потребовала Эвери. — Антипатия к дочери маньяка — вещь естественная.
— Ну, значит, я извращенец.
— Будь же серьезнее! — рассердилась она. — Ты происходишь из совершенно нормальной семьи, я — из семьи со сдвигом по фазе. Генетический мусор — вот что я такое!
— Давай обойдемся без мелодрамы, без всех этих сочных эпитетов, ладно? И не кричи так, со слухом у меня все в порядке.
— Не смей улыбаться! Что смешного?
— Что ты пытаешься пришить себе целую кучу чужих преступлений.
Для ушей Джона Пола это звучало в высшей степени логично, но Эвери, как видно, махнула рукой на логику.
— По крайней мере ты должен понимать, почему я шарахаюсь от брака!
Улучив минуту, Джон Пол заключил Эвери в кольцо рук и привлек к себе. Она уперлась ладонями ему в грудь.
— Понимаешь?!
— Нет.
Она забилась, но вырваться не удалось.
— Не понимаю и не пойму, — продолжал он. — Хочешь сказать, что твой здравый рассудок держится на волоске и может улетучиться, скажем, от сильного кашля или чихания?
Чихнешь вот так — и пойдешь губить народ толпами? — Нет, но дети мои могли бы, и даже если…
— Помню, — перебил он. — Даже если бы ты могла их иметь, то не завела бы, чтобы исключить всякий риск.
— Бесплодных не берут в жены… — тупо произнесла Эвери.
— Кто не берет, а кто и берет.
— Да, но дети! Каждый мужчина мечтает о детях!
— Не каждый.
— А… ты?
— Не скажу, что не подумывал однажды завести семью и парочку ребятишек, но никогда не уточнял, что они будут плоть от плоти, кровь от крови моей. Детей в мире хватает, а вот семей, где они могут быть счастливы, к сожалению, меньше.
— Усыновить? — Эвери сделала круглые глаза. — И ты думаешь, об этом встанет вопрос, после того как проверят мою наследственность?
— Что-нибудь можно придумать.
— Брак не для меня!
Голос звучал все так же твердо, и глаза смотрели с вызовом, но это была лишь тяжелая броня на хрупком, ранимом сердце.
— Знаешь, давай пока на этом закончим, — сказал Джон Пол примирительно. — Сменим тему и все такое. Впереди целый день, я еще успею поднять тебе настроение.
Эвери с удивлением подумала, что это не просто поза. В точности как и ее шрамы (шрамы, отравившие столько чудесных минут, перечеркнувшие столько светлых надежд), страшные истории о Джилли нисколько не тронули этого человека.
Что с ним такое?
— Тебе стоит переключиться, Эвери. Расслабиться.
— Я займусь йогой… — прошептала Эвери.
— Есть и получше способы.
Он расстегнул свои шорты и сделал движение стянуть их по бедрам. Она ухватила его за руки.
— Что это ты задумал?
Он только улыбнулся. Улыбка заставила ее забыть все возражения. Когда одежда оказалась на полу, Джон Пол подмигнул.
— Давай отправимся в наше, общее «счастливое место».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные забавы - Гарвуд Джулия



роман с неплохими интригами
Опасные забавы - Гарвуд Джулияжанна
25.03.2012, 23.56





Это современный детектив, а вовсе не исторический любовный роман. И любовная линия здесь второстепенна. Автор молодец, многообразен и непредсказуем, а модератору стоит навести порядок в классификации.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияТатьяна
19.04.2012, 16.14





шикарный детектив.
Опасные забавы - Гарвуд Джулиятаня
5.09.2012, 23.36





Да, это современный роман, третий из серии про братьев Бьюкинен. Этот мне тоже очень понравился.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияОльга
7.04.2013, 1.42





великолепная серия!!! читать...
Опасные забавы - Гарвуд Джулиямаруся
19.06.2013, 22.05





Очень понравилась книга. Правда к историческим романам отношения не имеет, но детектив с любовной линией шикарный. Очень удивила низкая средняя оценка, по сравнению с остальными романами из серии про Бьюкиненов. Было интересно узнать окончание истории про Монка и Джона Пола:-)
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияХомка
25.11.2013, 7.39





Не скажу что очень... но читать можно, и при чём здесть братья Бьюкенены, в этой части совсем не про них
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияАнна Г,
14.03.2014, 13.50





Мне не хватило чего-то, даже не могу понять чего,какая-то неправдоподобно мерзкая мамаша, читала с отвращением описания про нее. Приятно порадовали ГГ - причем оба. Интересно, но не потрясающе 8 из 10.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияВасилиса
3.12.2014, 16.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100