Читать онлайн Опасные забавы, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные забавы - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 130)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные забавы - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные забавы - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Опасные забавы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

«Брак не для щепетильных. Если двое хотят, чтобы союз продолжался и процветал, каждый из них должен дать волю сорванцу, что живет глубоко в душе, — пусть себе резвится, сколько хочет. На то он и ребенок, чтобы ваяться в грязи. Великодушие умоет его, а любовь переоденет в чистое, ошибки будут прощены, а раны исцелятся».
Что за никчемный жирный болван, думала Кэролайн Пелейни-Сальветти, пока консультант по семейным проблемам зачитывал избранные места из пособия, составленного им самим и с претензией озаглавленного «Помоги своему „я“ раскрепоститься в браке». Какой идиот сравнивает брак с борьбой в грязи? Впрочем, вот он, этот идиот. Больше всего на свете Кэрри хотелось послать консультанта ко всем чертям.
Она сделала вид, что потирает локоть, при этом поддернув рукав блузки так, чтобы видеть часы. Симпатичные «Картье» сказали, что осталось вытерпеть десять минут. Она не была уверена, что продержится.
Выпустив рукав, Кэрри глубже ушла в кресло и позволила мыслям странствовать, изредка глубокомысленно кивая — для мужа и для идиота-консультанта.
— Брак не для щепетильных! — повторил тот противным гнусавым баритоном.
Это был один из тех голосов, что раздражают невыносимо, как скрип мела по классной доске. От него сводило челюсти.
Консультант был напыщенным толстым пустомелей. Он настаивал, чтобы к нему обращались просто «доктор Пирс», полагая, что полное имя — Пирс Эбрихт — звучало бы чересчур формально на сеансах, где пациент делает харакири своей душе и вываливает ее содержимое на стол для анализа. На первом же сеансе Кэрри окрестила его про себя «доктор Прик». Он был выбран исключительно за свою популярность: все, кто с ним сталкивался, утверждали, что это современным гуру в вопросах супружеского воссоединения. По мнению Кэрри, это был мыльный пузырь, не более того. Фигляр. Шут гороховый.
Впрочем, ее Тони ничего иного и не заслуживал. Он и сам был фигляр. В данный момент он сидел рядом, сложив потные ладони словно в молитвенном экстазе, с видом абсолютной готовноста немедленно воплотить все советы в жизнь — ни дать ни взять Буратино, деревянно кивающий каждый раз, как консультант незаметно дергает за веревочки.
Пришлось прикусить губу, чтобы не расхохотаться или не закричать во весь голос. Завизжать на самой высокой ноте. К сожалению, Кэрри не могла позволить себе такой роскоши. Она дала слово этому слизняку, своему мужу, что будет вести себя прилично, будет притворяться, что в самом деле желает спасти брак, идущий ко дну стремительно, как «Титаник». Развод означал алименты, из ее кармана и на всю его оставшуюся жизнь. Сама мысль об этом пронизывала холодом до костей, потому что Тони предстоял долгий остаток жизни — все его предки без труда доживали до сотни, а ныне живущие родственники не выказывали признаков увядания.
Дядя Энцо, например, до сих пор еще самолично давил виноград на вино на красивом, как картинка, куске земли поблизости от Неаполя. А между тем ему уже стукнуло восемьдесят шесть! О здоровом образе жизни тут и речи не шло. Единственное, в чем дядя Энцо пошел на уступки возрасту, — в восемьдесят пять снизил ежедневную дозу сигарет без фильтра с трех пачек до двух и в виде компенсации стал класть вдвое больше чесноку во все, что ел, не исключая утренней каши. Если Тони были суждены столь же крепкое здоровье и выносливость, он мог все еще порхать как мотылек, в то время как Кэрри, уже дряхлая старуха, по его милости осталась бы при пустых сундуках, и ей нечего было бы оставить той единственной, которая что-то значила, — племяннице Эве-ри. Оставалось подыгрывать, посещая сеансы доктора При-ка. На случай, если брак все же рухнет (по мнению Кэрри, это был единственно возможный случай), Тони клятвенно обещал уступить свою долю в бизнесе добровольно и без всякой компенсации.
Кэрри была далеко не глупа. Циничная до мозга костей, она ни за что не поверила бы на слово человеку, которого считала прожженным притворщиком и неисправимым лжецом. Однажды с одного из счетов фирмы исчезло сто двадцать три тысячи долларов, и, хотя доказательств не было, она ни минуты не сомневалась, что именно Тони их присвоил (деньги, конечно, пошли на безделушки для очередной содержанки). Зная, что мужу ничего не стоит нарушить слово и потребовать финансового обеспечения, Кэрри взяла с него письменное обязательство, написанное при свидетелях и по всем правилам заверенное. Этот бесценный документ хранился в ее депозитном ящике в Первом коммерческом банке.
Как же они до этого докатились? Ведь когда-то Тони был любящим и заботливым супругом.
Кэрри вспомнила ночь, когда проснулась от мучительной боли, которую справедливо приписала пищевому отравлению, — в тот вечер они с мужем опробовали новый тайский ресторанчик, о котором все отзывались с восторгом. Встревоженный Тони хотел отвезти ее в больницу, Кэрри отказывалась, и в конце концов он, несмотря на протесты, на руках отнес ее в машину. Пока Кэрри обследовали, он мерил шагами коридор, а когда поместили в палату, остался с ней и просидел всю ночь у постели, держа ее за руку. Стоило высказать хоть малейшее недовольство, как он бежал за сиделкой и, бессовестно пользуясь своим шармом, вымаливал нужное. В палате негде было повернуться от фиалок и гербер, любимых цветов Кэрри.
В то время он был само обаяние и, черт его побери, сохранил что-то от прежнего шарма даже теперь, потому-то юные красотки — будущие звезды экрана — так и липли к нему. Искушение непреодолимо: ведь жена не молодеет, годы понемногу берут свое. Не в этом ли кроется главная причина его измен?
Кэрри вторично глянула на часы и едва удержалась от вздоха. Неужели прошло всего пять минут? И все равно, еще через пять последний сеанс у доктора Прика будет закончен и можно будет забыть эту чушь, как кошмарный сон. Затем вопреки его советам освежить брак она отправится немного освежить самое себя. Спортивная одежда ждет в чемодане от Гуччи, бок о бок с тремя комплектами батареек к лэптопу, а также вторым мобильным телефоном и парой зарядных устройств, по одному на каждый. Это — самое необходимое, без чего не стоит даже выходить из дому. Багаж в наемном лимузине, лимузин у дверей, и все, что остается, — отрясти с ног прах этого кабинета.
Это будет первый отпуск вдали от фирмы, от ее драгоценного «Звездочета» — первый за восемь лет. Немудрено, что никак нельзя избавиться от опасений и тревожных предчувствий. Штат подобрался отличный, опыт деловых поездок показывал, что на него можно положиться, но Кэрри была из тех, кто должен непременно присматривать за всем сам. Мысль о том, что решения за нее будет принимать кто-то другой, казалась кощунством. Четырнадцать дней, подумать только! Эвери относила Кэрри к людям с непомерно высоким чувством ответственности, совершенно не способным на безделье. И верно, медовый месяц с Тони она свела к одной неделе в Баие, да и та показалась вечностью, поскольку в тот период сердце Кэрри было сполна отдано недавно основанной фирме — по сути, в нее она и была влюблена безраздельно.
Приглашение на шикарный и остро модный курорт под названием «Утопия» пришло три недели назад, то есть после второго сеанса у доктора Прика. Едва взглянув на него, Кэрри сообразила, что за этой прозрачной попыткой удалить ее из Лос-Анджелеса стоит Тони. Тот, конечно, все отрицал, словно она могла забыть, что вот уже несколько месяцев подряд он уговаривал ее сделать передышку, а заодно и поразмыслить над тем, как реанимировать гибнущий брак. Однако как ни пыталась Кэрри припереть его к стенке, Тони отпирался с раздражающим упорством. По его словам, он не имел с приглашением ничего общего, поскольку это обошлось бы ему в баснословную сумму, какой не стоит ни одна супружеская проблема.
В конце концов Кэрри это надоело, и она отступилась, хотя и осталась при своем мнении.
К приглашению прилагалась пухлая глянцевитая брошюра с фотографиями роскошных мест отдыха и развлечений и описанием всевозможных шикарных процедур. Одно слово, утопия. Еще была выписка из книги отзывов с многословными восторгами знаменитых гостей курорта, часть которых давно стала его постоянными клиентами.
Разумеется, Кэрри и раньше слышала об «Утопии» (кто в Голливуде не знал таких мест?), но даже не подозревала, что курорт настолько популярен, что он буквально кишит богатыми и славными. И даже знай она, Кэрри не помышляла бы о поездке на отдых по таким заоблачным ценам. Теперь она разрывалась между желанием поехать и страхом оставить фирму на произвол судьбы на столь невообразимо долгий срок, как две недели.
Стоит ли овчинка выделки? Одно дело появляться в модных и баснословно дорогих ресторанах (в конце концов, это своего рода реклама компании), и совсем другое — позволить себе дорогой курорт. Судя по всему, это тихое и уединенное местечко. Кто заметит ее, кроме персонала? И пригласят ли еще расписаться в книге знаменитых гостей? Однако если все-таки пригласят, это будет что-то! Когда имя значится среди самых громких, компания входит в моду. Это не помешает, отнюдь нет. В бизнесе такого рода делать следует только то, что заставляет других беситься от зависти. Это ведь Голливуд. Моргнуть не успеешь, как тебя забудут. Расслабиться можно, только если сидишь на самой вершине мира.
Но где гарантия, что ее сочтут достойной черкнуть пару строк в книге знаменитостей?
Кэрри не просто прикинула издержки, а рассчитала стоимость одного дня в «Утопии» до последнего пенса. Цифра ужаснула, и решено было остаться дома. Какая разница, на чьи нужды Тони почерпнет из бюджета, свои или ее, все равно это будет солидное кровопускание. Ну уж нет! Она позвонит на курорт, аннулирует бронь и потребует возмещения убытков.
Когда Кэрри на повышенных тонах высказала все это мужу, тот взял выписку из книги посетителей и начал вслух зачитывать имена тех, кто регулярно прохлаждался в «Утопии» и пел ей дифирамбы. Имя Барбары Роулендс заставило Кэрри прикусить язык. Об этой стареющей актрисе с тремя «Оскарами» в кармане говорили как о шедевре пластической хирургии: в прошлом году она исчезла из виду на две недели, а когда появилась (на многолюдном благотворительном базаре), ее было не узнать — она помолодела лет на десять. Неужели это чудесное превращение совершилось в «Утопии»?
Кэрри схватила брошюру. Ей не пришлось даже листать глянцевитые страницы, поскольку на первой же, венчая собой список персонала, красовались имена известнейших пластических хирургов.
Неужели ею займутся те же специалисты, к услугам которых прибегают известнейшие, влиятельнейшие люди столетия? Бог свидетель, не помешает подумать о себе! Речь не о пластической хирургии (в сорок пять начинать с этим рановато), но что-то предпринять стоит. К примеру, мешки под глазами по утрам становятся все тяжелее, и уже нельзя отмахнуться от этой маленькой, но важной проблемы. Недостаток сна, затяжные рабочие часы, двадцать чашек крепкого кофе в день, гиподинамия и никакой гимнастики — все это рано или поздно сказывается на женской внешности.
В приглашении говорилось, что добраться до «Утопии» из Лос-Анджелеса проще всего через Денвер, откуда самолет поменьше доставит до Аспена. «Утопия» расположена в горах, в пятнадцати минутах езды от другого курорта — лыжного. Если зарегистрироваться вечером, то уже утром к услугам клиента все необходимые специалисты. Кэрри отметила, что к числу предоставляемых процедур относится и липосакция — указана как нечто простое и повседневное, под общим массажем.
Ну как тут было отказаться? Особенно после того, как выяснилось, что деньги, внесенные анонимно, в случае отказа не возвращаются. Тони сделал вид, что эта маленькая приписка только сейчас попалась ему на глаза, в то время как сам нахально разбазарил деньги компании. Не из личных же сбережений он платил! Такие не способны отложить про запас и доллар. С тех пор как Кэрри пошла на слияние с его фирмой, он только и делал, что транжирил деньги. Ни бережливости, ни деловой сметки — никчемный тип!
Тем не менее разговор пошел в более спокойном русле. Тони заявил так: не важно, откуда приглашение, главное, что оно имеется, а раз так, пусть Кэрри считает его подарком ко дню рождения (этот дуралей искренне полагал, что дареному коню в зубы не смотрят). Он также выразил надежду, что между процедурами она поразмыслит над откровениями консультанта и святостью семейных уз. Он самым очевидным образом ждал, что, разнежившись в роскоши, жена пересмотрит свой взгляд на вещи и поймет как нелепость своих претензий, так и то, что в глубине души она его по-прежнему любит.
У Кэрри были совсем иные намерения. Она собиралась, пока идет процесс обновления, поработать над рекламным роликом в надежде, что удастся изобрести нечто совершенно убийственное — такое, чтобы компания взлетела ввысь как на крыльях. Чтобы превратилась во вторую «Клио». Последний раз они были отмечены почти четыре года назад, и по мере того, как шло время, нарастало беспокойство. Конкуренция — штука суровая, почище гладиаторских боев, в особенности на Манхэттене, в особенности в наши дни, когда в силу вступило неписаное правило «чем моложе, тем лучше». Кое-кто вообще отказывался иметь дело с народом старше тридцати, так что в качестве вывески пришлось взять в фирму трех совсем молоденьких девчонок-менеджеров. Кэрри иронически называла их «мои малолетки».
Бизнес требовал постоянно идти в ногу со временем, не давая себе ни малейшей передышки. Никого не занимают прежние достижения, важно, что ты собой представляешь на данный момент. Поскольку каждый лез наверх, расталкивая других локтями, приходилось поднатужиться, продвигая «Звездочет».
Голливуд, этот капризный ребенок, дарил свое внимание только тем, кто умел удержаться на гребне волны. Если бы Кэрри постоянно не подталкивала свой персонал все вверх, вверх, вдогонку за самыми предприимчивыми, фирма давно уже стала бы вчерашним днем.
Своей первой «звездочкой» Кэрри была обязана племяннице. «Мыльная опера» шла на ура, когда главная героиня вдруг устроила забастовку под тем предлогом, что ее обирают, и потребовала невозможно высокой прибавки. Глупышка думала, что держит компанию за горло только потому, что хорошо вписалась в сериал. И надо сказать, она добилась бы своего. Не будь Эвери, прибавку пришлось бы дать. Кэрри упрашивала племянницу, пока та, хоть и вне себя от ужаса, не согласилась выступить в роли главной героини. Актриса из нее была, можно сказать, никакая, но роль этого и не требовала. Довольно было хорошенького личика и стройной фигурки, а всего этого Эвери было не занимать. Сериал имел бешеный успех, и, вырази племянница хоть малейший интерес к такого рода карьере, Кэрри могла бы без труда обеспечить ей годичный контракт. Однако Эвери сбежала сразу, как только выдался шанс. Вернулась в школу, а чуть позже поступила в институт.
Летом тетка и племянница снова работали бок о бок, однако на том условии, что Эвери не придется покидать кабинета. Вот этого Кэрри было просто не понять. Откуда такое упорное желание держаться в тени? Эвери словно и не подозревала, а если подозревала, то была глубоко равнодушна к тому, что получила от Бога сногсшибательную внешность.
Впрочем, кинозвезде больше пристало быть поверхностной и тщеславной, а Эвери была личностью цельной, вдумчивой и рассудительной, с четким мнением на каждый счет и глубоким подходом к вещам. Она раз и навсегда решила для себя, что в жизни важно, а что нет. Иного нельзя было и ожидать. Разве не Кэрри воспитала ее в таком духе? Странно скорее то, что сама она застряла там, где всем заправлял поверхностный подход, где тщеславие ставилось во главу угла.
Каким завзятым лицемером она стала! Как далеко ушла от того, что постоянно проповедовала племяннице! Чтобы хоть немного походить на Эвери, следовало чаще бывать в ее обществе.
Так, едва проникнувшись идеей поездки в «Утопию», Кэрри решила прихватить с собой и племянницу. По телефону она долго умоляла Эвери провести с ней там хотя бы неделю. Обычно та проводила большую часть отпуска в отделе по присмотру за трудными подростками, и Кэрри прибегла к известной уловке — надавить на чувство вины. «Если бы ты проводила с родной теткой хоть сотую долю того времени, которое…» и так далее. При этом она умолчала о том, на какие издержки идет. Эвери хватил бы удар, узнай она истинную стоимость поездки. Для Кэрри было только в радость немного потратиться на племянницу, потому что против воли она исключительно тратилась на мужа. Вообще говоря, Кэрри сделала бы для Эвери все, буквально все, как раз потому, что та никогда ни о чем не просила. Непонятно было, как можно существовать на такое крохотное жалованье. Однако бесполезно было предлагать Эвери материальную помощь. Она отказывалась мягко, но наотрез, уверяя, что ей вполне хватает.
Эвери как бы удерживала Кэрри на твердой земле, не давая воспарить в заоблачные выси крупных расходов. Вот и теперь было совершенно ясно, что она откажется от большей части процедур.
Интересно, что она скажет насчет липосакции? Скорее всего возмутится и выступит с речью о тщеславии как таковом. При мысли о доводах, которые приведет племянница, на губах Кэрри затеплилась улыбка. Даже ворох новенькой спортивной одежды заставит ее укоризненно покачать головой — еще бы, все одно к одному и за бешеные деньги. Она, конечно же, заявит, что поддерживать себя в надлежащей форме можно в самых невзрачных тренировочных штанах и майке.
Скорее бы повидать ее!
— Чему ты улыбаешься, дорогая?
Голос мужа вырвал Кэрри из мечтаний и вернул к текущему моменту. Оба они — и Тони, и консультант — смотрели выжидающе и с некоторым подозрением, так что пришлось небрежно пожать плечами:
— Да вот, представила себе, как много всего нужно обдумать!
Ничего поумнее не пришло в голову, но хватило и этого. Доктор Прик просиял так, словно Кэрри этими словами позволила своему внутреннему сорванцу поваляться в грязи. Прик благосклонно кивнул и встал, показывая, что аудиенция окончена.
— Ты точно не хочешь, чтобы я проводил тебя до аэропорта? — спросил Тони, возвышаясь над ней, когда они шли к лимузину.
— Точно, точно!
— Приглашение не забыла?
— Нет, конечно. — Тут водитель подошел открыть дверь, и Кэрри высвободилась из супружеского объятия. — Я отправила Эвери три сообщения, а она так и не позвонила. Хотелось перед отъездом договориться хоть о главном.
— Наверняка Эвери с головой в работе, и ей не до звонков.
— А вдруг, как раз когда меня нет, я ей понадоблюсь?
— Она свяжется со мной или позвонит на один из твоих мобильных.
— Все-таки мне не нравится этот ее присмотр за подростками! Работа для мозолистых сердец, а она…
— Она бы этим не занималась, будь это занятие ей не по душе. Перестань наконец за нее беспокоиться! Эвери давно уже взрослая.
— Когда вернешься домой, проверь мой ящик. Может, она уже что-нибудь прислала, пока мы здесь сидели.
— Хорошо, проверю.
— Шестнадцатого будет пересмотр прошения о досрочном освобождении. Надеюсь, Эвери в курсе. Этот Скаррет…
— Как она может не быть в курсе? Не понимаю, при чем здесь это.
— При том, что в прошлый раз я была там с ней! — Кэрри невольно повысила голос. — Прежде чем решение было принято, нас вызывали обеих!
— И на этот раз поедешь, — примирительным тоном заметил Тони. — До пересмотра еще месяц. По-моему, пора тебе начать понемногу расслабляться. Пока ты просто комок нервов, а поездка задумана удовольствия ради.
— Ладно.
Это было сказано чисто механически, и Тони нахмурился:
— Вот! Ты потому и не можешь расслабиться, что давно забыла, что это такое. По-моему, у тебя предотпускной мандраж.
Кэрри кивнула и сделала шаг к машине, но Тони привлек ее к себе и расцеловал.
— Люблю тебя! — сообщил он жарким шепотом. — Только тебя всегда и любил, с первой минуты, с первого взгляда! Хочу, чтобы все стало как прежде!
— Да, конечно, — согласилась она, лишь бы он оставил ее в покое.
Стоило лимузину выехать на проезжую часть, как Кэрри схватила и приспособила на коленях лэптоп. Телефон зазвонил как раз когда экран засветился. Ни минуты не сомневаясь, что это опять Тони со своими нежностями, Кэрри начала по-настоящему сердиться.
— Ну, чего тебе еще?!
— Хорошее начало, — послышался в трубке голос Эвери.
— Ты, дорогая? Слава Богу! Я думала, это Тони. Говори скорее, как начинается отпуск. Надеюсь, ты успела хоть немного отдохнуть?
— Отпуск еще не начался. Я подбираю концы, чтобы ничего не висело над душой. Пару дней назад меня вызывал новый босс… жду не дождусь рассказать тебе, как все было! Это насчет одного дела, ты наверняка слышала. Может, встретимся в Аспене и поужинаем вместе?
— Так ты все-таки решила ехать со мной! — От радости голос Кэрри поднялся до самой высокой октавы. — Выходит, нытье сработало!
— Если я скажу «да», ты возьмешь это на вооружение. На этот раз тебе удалось пробудить во мне комплекс вины, но не надейся…
— А твои подростки? Ты же собиралась тащить их в Вашингтон.
— Поездку перенесли.
— Вот как? Значит, моя взяла чисто по воле случая?
— И ты на такое не согласна. Приглашение теряет силу. Правильно? — поддразнила Эвери.
— Не говори ерунды. Я сейчас же свяжусь с «Утопией» и предупрежу, что еду не одна. Ты уже заказала билеты на самолет?
— Как раз этим занимаюсь. Постой-ка… ага! До Денвера без проблем, и там как будто успеваю на рейс, но на месте буду поздно вечером.
— И все равно отлично! Обещаю, что мы с тобой всласть повеселимся. Знаешь, как только выберешь рейс, сообщи время прибытия. Ну все, дорогая, до скорой встречи!
Настроение Кэрри скакнуло вверх сразу на несколько уровней. Переговорив с «Утопией», она вернулась к работе и уже не обращала внимания на окружающее, пока не добралась до аэропорта. К будкам паспортного контроля, как всегда, пришлось двигаться черепашьим шагом. Перебрасывая ремень лэптопа с плеча на плечо, Кэрри на ходу надиктовывала указания подчиненным. Наконец самолет поднялся в воздух. Сидя в бизнес-классе с бокалом шардонне, она снова раскрыла на коленях лэптоп, но вместо работы задумалась о племяннице.
Звонка все еще не было. Возможно, стоило взять инициативу на себя. Надо же знать, когда они встретятся.
Кэрри потянулась к встроенному в подлокотник телефону, но передумала и решила набраться терпения. Самолет — не самое подходящее место для личных разговоров. Приходится надсаживать голос, чтобы перекричать шорох статики и гул двигателей, так что окружающие волей-неволей слышат каждое слово.
В Аспене Кэрри отошла в сторонку от главной пассажирской артерии, чтобы на свободе воспользоваться мобильным телефоном. Без толку перерыв саквояж, она вспомнила, что сунула его в сумочку. Вот они, отпускные странности, с неудовольствием подумала Кэрри. Ведь она всегда так точна, так организованна, даже в мелочах! Защелкивая саквояж, она чисто случайно глянула вдоль прохода, заметила мужчину, который держал табличку с ее именем, и предположила, что это водитель, хотя для такого занятия он был слишком хорошо одет, да и внешность его наводила скорее на мысли об огнях рампы, чем о баранке руля — возможно, потому, что он немного напоминал молодого Шона Коннери.
Кэрри механически порылась в сумочке, достала телефон и сунула в карман.
— Алло! Вы ждете Кэролайн Сальветти? Это я. Красавец адресовал ей голливудскую улыбку. На лацкане у него была приколота карточка. Там стояло «М. Эдвардс».
— Добрый вечер, миссис Сальветти! — сказал он с очаровательным британским акцентом.
— Вы от «Утопии»? В смысле, от курорта «Утопия»?
— Оттуда, — подтвердил он. — Приглашение при вас?
— Сейчас! — Кэрри сунула руку в сумочку. — Должно быть где-то здесь…
— Это излишне, миссис Сальветти. Вопрос был задан не ради контроля, а во избежание проблем на месте. Давайте получим ваш багаж.
Поспевая в босоножках на высоком каблуке за широким шагом своего спутника, Кэрри вынуждена была двигаться вприпрыжку и чувствовала себя довольно нелепо. В какой-то момент она споткнулась и повалилась бы ничком, не поддержи ее Эдвардс за локоть. Вообще-то она собиралась перед отъездом переобуться, но заработалась и совсем об этом забыла.
Когда они проходили мимо стояка с раковинами телефонов-автоматов, Кэрри вспомнила, что так и не выяснила номер рейса Эвери и часы ее прибытия. Черт возьми, неужели за все это время нельзя было позвонить? И какие могут быть дела в последнюю минуту? Только если до этого работал спустя рукава! Где теперь ее ловить? Должно быть, она уже на пути в аэропорт. Может, соизволит проверить почту хотя бы в Денвере? Пока суд да дело с багажом, можно послать сообщение.
— Кто-нибудь еще поедет до курорта? — поинтересовалась Кэрри.
— Да, — ответил ее спутник, — с нами будет еще двое. Они сейчас ожидают в холле. Отправимся сразу, как только получим ваш багаж.
— И вам предстоит снова сюда вернуться? Наверное, это не последний сегодняшний рейс.
— Нет, но для меня это последняя поездка. А почему вы спрашиваете?
— Из-за племянницы. Она тоже должна прилететь сегодня. Ее зовут Эвери Делейни.
Отчего-то очень удивленный, спутник Кэрри застыл на месте.
— Как, ваша племянница едет с вами?! Интересно, а что еще она могла иметь в виду?
— Да, только прилетает она из округа Колумбия, поэтому мы не вместе. Раз уж это ваша последняя поездка, придется Эвери ехать с кем-то другим.
— Очевидно, так.
Эдвардс произнес это рассеянно, словно мысли его где-то блуждали. Они возобновили путь.
— К сожалению, я не знаю время ее прибытия. Надеюсь, она догадается позвонить насчет того, чтобы ее забрали из аэропорта. Ох, боюсь, что нет! Не могли бы это сделать вы? Конечно, лучше всего было бы дождаться ее, ведь Аспен она никак не минует…
— Пожалуй, вы правы, — встрепенулся Эдвардс и повернул к группе свободных кресел. — Присядьте и подождите, а я свяжусь с курортом.
Кэрри уселась, довольная, что можно дать отдых ногам.
— А что такое «М»? — поинтересовалась она, устраиваясь поудобнее.
— Что, простите?
— В вашем имени. М. Эдвардс. Что такое «М»?
— Монк.
— Как оригинально!
— Однако в рабочее время я предпочитаю «мистер Эдвардс».
— Разумеется, — сказала Кэрри, думая: скажите, какая цаца!
— А теперь прошу меня извинить.
Он отошел к окну, за пределы ее слышимости, достал мобильный телефон и начал набирать номер. Внезапно вспомнив о фирме, Кэрри испытала приступ тревоги. Она подхватила саквояж и бросилась к Эдвардсу. Тот как раз начал что-то говорить низким, приглушенным голосом. Поскольку стоял он спиной к Кэрри, она тронула его за плечо.
— Мистер Эдвардс!
Он вздрогнул всем телом и круто повернулся.
— Минутку! — бросил он в телефон. — В чем дело, миссис Сальветти?
— Не могли бы вы заодно узнать, не передавал ли кто для меня сообщений?
Эдвардс повторил ее просьбу, подождал и отрицательно покачал головой. Оставаться рядом показалось Кэрри неуместным, и она отошла к своему креслу.
Долго ждать не пришлось. Через пару минут Эдвардс вернулся, подхватил саквояж и рассыпался в извинениях за задержку.
— Мисс Делейни заберет мой сменщик.
— А подождать никак нельзя?
— Что, простите?
Такая очевидная рассеянность начинала раздражать.
— Я спросила, нельзя ли подождать.
— К сожалению, нет. Как я уже сказал, нас дожидаются другие два гостя. Вернее, гостьи. Они здесь уже некоторое время, и нельзя заставлять их ждать до бесконечности. Надеюсь, вы не в обиде.
— Нисколько.
— Благодарю. Думаю, они оценят вашу любезность.
— А кто они? — напрямик спросила Кэрри.
— Что, простите?
— Я спросила, кто они, эти двое.
— Миссис Трапп из Кливленда и судья Коллинз из Майами.
Ни одно из этих имен ничего не говорило Кэрри, и она вдруг усомнилась, так ли уж много в «Утопии» знаменитостей. В это хотелось верить, иначе к чему все хлопоты. Чем больше солидных знакомств, тем лучше для дела. Если судья не из тех, кого увидишь по телевизору, но какое-то влияние у нее быть должно.
Впереди открылся зал получения багажа, и Кэрри с Эдвардсом влились в толпы ожидающих. К конвейерам пришлось проталкиваться.
— А далеко до курорта?
— Нет, не очень. Но мы сейчас отправимся не туда. Видите ли, миссис Сальветти, в предназначенном для вас домике обнаружились проблемы с водоснабжением. Не волнуйтесь, — заторопился Эдвардс, увидев выражение лица Кэрри, — все будет в спешном порядке отремонтировано! А пока в виде компенсации за это неудобство директор предоставляет вам, миссис Трапп и судье Коллинз частный домик.
Раздражение Кэрри усилилось еще больше. Ничего себе «Утопия»! Ей захотелось с ходу вернуться к билетным кассам.
— Вы не пожалеете, — заметил Эдвардс конфиденциальным тоном. — Последний раз я отвозил туда Тома Круза с дамой.
— Тома Круза! — эхом повторила Кэрри.
— Его самого. Поверьте, частный домик еще роскошнее вашего на курорте, так что вы нисколько не прогадаете. К тому же это всего на одну ночь. Завтра поутру вы уже будете в «Утопии».
— Как насчет моей племянницы? — встрепенулась она. — Ее отвезут в тот же домик?
— Не могу сказать. Если проблема с водопроводом решится до ее прибытия, то скорее всего она будет завтра ждать вас на месте.
— А где этот домик?
— Как раз за границами Аспена, в горном районе под названием «Два озера». Такой красоты вам еще не приходилось видеть, вы уж поверье. И климат там отменный: ночи холодные, зато днем тепло и солнечно. Лучшей погоды для прогулок не придумаешь.
— Я, знаете ли, не подхожу для прогулок по горам.
Кэрри вдруг заметила ширину плеч своего спутника и бугры мышц под костюмом… костюмом, сделанным явно на заказ. Интересно узнать, сколько на этом курорте платят шоферу?
— Зато вы, как я погляжу, скорее спортивного типа, — добавила она.
В это время на конвейер наконец начал поступать багаж. Кэрри глянула на часы — выходило, что они простояли рядком не менее десяти минут.
— Вот он, мой багаж. — Она указала на черный чемодан с маркой Гуччи в уголке, готовый, казалось, в любой момент лопнуть по швам, так туго он был набит. — Осторожнее, он ужасно тяжелый!
— Как, всего один? Хорошая шутка.
— Что вы, будут еще три.
— Надолго к нам? — вдруг спросил Эдвардс.
— На обычные две недели. А вы? Долго работаете на курорте? — спросила она в ответ, радуясь возможности скрасить легкой беседой минуты ожидания, которое, надо сказать, начинало действовать на нервы.
Если остальной багаж утерян, ей конец, потому что все батарейки и зарядные устройства находятся в другом чемодане.
— Год, — ответил Эдвардс.
— Отлично, — сказала Кэрри, пропустив ответ мимо ушей. Где же, черт возьми, остальные чемоданы?! Заметив, что нервно мнет ремень сумочки, она приказала себе успокоиться. Нервничать ни к чему. В конце концов, отпуск это или не отпуск?
Разглядывая окрестности, Кэрри заметила туалеты и расценила это как еще один шанс скоротать время.
— Мне бы хотелось вымыть руки, — сообщила она политически корректно.
— А это не может подождать до того, как?..
— Нет, не может! — отрезала Кэрри, ногой подтолкнула Эдвардсу саквояж и предупредила: — Не спускайте с него глаз. Здесь мой лэптоп и мобильный телефон.
С этим она поспешила к туалетам. Обмывая руки после посещения кабинки, она вспомнила про второй телефон, так и лежавший в кармане, и решила все-таки позвонить Эвери.
В туалете гомонили. Отойдя в дальний угол, чтобы хоть немного уединиться, Кэрри набрала номер. К счастью, сигнал проходил. В квартире Эвери был включен автоответчик. Кэрри оставила сообщение с просьбой позвонить при первой возможности и набрала рабочий номер, хотя шанс, что племянница все еще работает, был ничтожный. В самом деле, автоответчик отозвался уже после второго звонка.
— Черт возьми, Эвери! — взорвалась Кэрри, махнув рукой на корректность. — Я же просила позвонить, как только будешь знать номер рейса! У тебя что, совсем память отшибло? Надеюсь, ты хотя бы уже в воздухе и летишь в нужном направлении! У меня нет ни малейшего желания на месте выяснить, что ты все переиграла ради этой своей драгоценной работы! Да чтоб она провалилась в конце-то концов! Ты в ней погрязла настолько, что вполне способна опоздать на самолет из-за какого-нибудь суперважного заседания! Если это так, клянусь, я тебе устрою разгон, после которого будешь месяц ходить с заложенными ушами! Когда подумаю, каких успехов мы могли бы добиться вдвоем и какие деньжищи ты могла бы огребать, желчь разливается, вот ей-богу! Вместо этого сидишь в каком-то сыром каземате, до упаду анализируя всякую ерунду! Как раз это я и называю зарывать таланты! Даты и сама должна это понимать! Надеюсь, однажды ты вырвешься оттуда и мы подыщем тебе что-нибудь более подходящее!
Сообразив, что происходит, Кэрри разом остыла и засмеялась.
— Видишь, до чего ты довела свою старую тетку! Кричу на автоответчик, как в приступе маразма. Ну да для тебя это не ново. Короче, я уже в Аспене. Собиралась подождать тебя, чтобы добираться до «Утопии» за компанию, но тут еще двое экдут отъезда, и меня попросили не задерживать машину. По правде сказать, нас повезут совсем в другое место: вообрази, в стране «Утопии» проблемы с водопроводом! Водитель уверяет, что все будет исправлено в самый короткий срок, так что тебя скорее всего доставят прямо на место. Я в это время буду крепко спать в каком-то орлином гнездышке — нас троих устроят в домике в горах. Другие двое тоже женского пола, вот только имена уже успели вылететь у меня из головы. Помню лишь, что одна из них — судья. Хочется верить, что они из числа знаменитостей.
Припомнив выданную Эдвардсом информацию, Кэрри испытала новую вспышку радостного волнения.
— Домик находится в местности под названием «Два озера». Воображаю, как там роскошно, если последним туда наведался Том Круз! Говорят, там несказанная красота. Согласись, иначе и быть не может. Очевидно, это отделение класса «А», так что все к лучшему. Ну, мне пора, иначе водитель с отчаяния сунется в женский туалет. Господи, когда же мы наконец увидимся?! Вдвоем куда веселее, чем в одиночку. О! Я слышу свое имя. Это, конечно, водитель. Надо сказать, у них в «Утопии» даже за рулем сидят такие красавцы!.. Правда, этот Монк Эдвардс, на мой вкус, уж очень чопорный, но если вспомнить его британский акцент, то все сходится. К тому же внешне он не монах, а прямо-таки секс-символ. Если это у них в порядке вещей, за тобой пришлют кого-нибудь не хуже. Все, до встречи, надеюсь, скорой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные забавы - Гарвуд Джулия



роман с неплохими интригами
Опасные забавы - Гарвуд Джулияжанна
25.03.2012, 23.56





Это современный детектив, а вовсе не исторический любовный роман. И любовная линия здесь второстепенна. Автор молодец, многообразен и непредсказуем, а модератору стоит навести порядок в классификации.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияТатьяна
19.04.2012, 16.14





шикарный детектив.
Опасные забавы - Гарвуд Джулиятаня
5.09.2012, 23.36





Да, это современный роман, третий из серии про братьев Бьюкинен. Этот мне тоже очень понравился.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияОльга
7.04.2013, 1.42





великолепная серия!!! читать...
Опасные забавы - Гарвуд Джулиямаруся
19.06.2013, 22.05





Очень понравилась книга. Правда к историческим романам отношения не имеет, но детектив с любовной линией шикарный. Очень удивила низкая средняя оценка, по сравнению с остальными романами из серии про Бьюкиненов. Было интересно узнать окончание истории про Монка и Джона Пола:-)
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияХомка
25.11.2013, 7.39





Не скажу что очень... но читать можно, и при чём здесть братья Бьюкенены, в этой части совсем не про них
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияАнна Г,
14.03.2014, 13.50





Мне не хватило чего-то, даже не могу понять чего,какая-то неправдоподобно мерзкая мамаша, читала с отвращением описания про нее. Приятно порадовали ГГ - причем оба. Интересно, но не потрясающе 8 из 10.
Опасные забавы - Гарвуд ДжулияВасилиса
3.12.2014, 16.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100