Читать онлайн Мятежная страсть, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мятежная страсть - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мятежная страсть - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мятежная страсть - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Мятежная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Беспокойство Кэролайн о том, как она встретится с гостями на следующий день после свадьбы, оказалось напрасным. К концу недели, когда они с мужем наконец вышли из спальни, гости уже давно разъехались по домам.
– Мы вели себя непростительно грубо, – сообщила Кэролайн своему мужу за ужином.
Но ее улыбка поведала, что Кэролайн ничуть не рассержена, и он поймал себя на том, что тоже улыбается.
Бредфорд собирался было отправиться в свадебное путешествие и даже сделал все необходимые приготовления, но ни один из них не переступил порога спальни в течение многих этих наполненных блаженством дней и ночей.
Кэролайн быстро привыкла к новой жизни и просто и естественно приняла в свои руки бразды правления громадным домом. Гендерсон, слуга Бредфорда, и миссис Линденбоув, домоправительница, во всем помогали ей.
Бредфорд, как и предполагала Кэролайн, оказался не очень-то управляемым человеком. Но, как часто приходилось ей повторять, и любить его было тоже не так-то просто. Когда он приходил в гнев, его ярость вполне можно было сравнить с неудержимой силой Везувия во время извержения, но словесные проявления его гнева быстро сходили на нет. Кэролайн всегда соглашалась с ним, смягчала его гнев и мало-помалу свыкалась с тем, что в семейных отношениях ей все время приходится быть настороже.
Кэролайн с растущим в душе отчаянием ждала, когда же он скажет, что любит ее. Она верила, что придет время, и стена, которую Бредфорд возвел вокруг своего сердца, разрушится и он предстанет перед женой незащищенным.
Он был, без всякого сомнения, самым упрямым человеком в мире. Уже в первые несколько недель их совместной жизни она поняла, что есть темы, которых нельзя касаться. И первой из таких тем была его семья.
Терпение никогда не было свойственно Кэролайн, но ей удавалось справляться с чувствами, думая, что будущее того стоит. Настанет день, и Бредфорд поверит ей и откроет свое сердце.
Кэролайн очень не хотелось снова возвращаться в Лондон, но однажды наступило время сделать это. Формальной причиной явилась свадьба Черити, на которой им обязательно надо было присутствовать, но было страшно жаль, что медовый месяц подошел к концу. Она так и сказала Бредфорду, но он только рассмеялся, крепко прижав ее к себе в уютной карете, когда они возвращались в город.
– Любить друг друга можно и в городе, милая. Боже, мне кажется, я сделал тебя настоящей распутницей.
– Ты жалеешь об этом? – улыбнувшись, спросила Кэролайн;
Вместо ответа Бредфорд усадил ее к себе на колени и наглядно продемонстрировал, как на самом деле он к этому относится.
* * *
Кэролайн, никогда ранее не бывавшая в городском доме Бредфорда, нашла его вполне комфортабельным. Большое здание, несущее на себе отпечаток личности своего хозяина, было заставлено массивной, старомодной, обитой кожей мебелью, которая свидетельствовала о холостяцких вкусах владельца.
В спальне Бредфорда стояла громадная кровать под балдахином, боковые занавеси которого днем были раскрыты. Пока Бредфорд приводил себя в порядок перед обедом, Кэролайн присела на кровать и запрыгала, чтобы испытать мягкость матрасов. Краешком глаза Бредфорд следил за тем, как она развязывает удерживающие занавеси шнуры и задергивает их, скрывшись из виду, но веселый смех показал, как она наслаждается новой забавой.
– Нам будет здесь очень жарко. – донесся до него ее голос. – Уютно и тепло.
Бредфорд подошел к кровати и открыл занавеси. На его обнаженной груди еще блестели капельки влаги после ванны. Кэролайн улыбнулась, вытягиваясь поверх покрывала. Она забросила за голову руки, передразнивая его манеру, и медленно и соблазнительно подмигнула ему.
– Разве тебе было когда-нибудь холодно рядом со мной? – спросил Бредфорд.
Голос его был исполнен добродушной насмешки, что создавало забавный контраст с шутливой свирепой миной, которую он изобразил.
На Кэролайн был только полураспахнутый пеньюар. Бредфорд медленно смерил ее взглядом с головы до пят, и, когда снова пристально посмотрел ей в глаза, смех в его взоре совершенно пропал.
– Ты соблазняешь меня, Кэролайн, – произнес Бредфорд приглушенным голосом.
– Разве пора обедать? – шепотом спросила Кэролайн, встретив страстный взгляд мужа.
И с чарующей улыбкой она развязала пояс пеньюара, что еще сильнее разожгло желание Бредфорда, высвободилась из одежд и протянула руки к мужу.
Бредфорд не мог и не хотел отвергнуть искушение. Быстро раздевшись, он лег рядом с женой. Кэролайн думала, что он тут же заключит ее в объятия, но, безуспешно прождав целую вечность, поняла, что он ждет инициативы от нее. Весело рассмеявшись, что вызвало улыбку Бредфорда, она опустилась на него.
А затем она начала своими волшебными ласками превращать цивилизованного, уравновешенного герцога Бредфорда в дикого воина.
Бредфорд терпел сладкую муку до тех пор, пока не почувствовал, что вот-вот взорвется. Голос его стал хриплым, ответные ласки требовательными.
Не обращая на это никакого внимания, Кэролайн продолжала приводить его в исступление.
Испустив воинственный клич, Бредфорд поверг Кэролайн на спину.
– Никакой пощады тебе не будет! – прорычал он, наваливаясь на нее всем телом.
И принялся овладевать ею, пока она не взмолилась о пощаде. На лице его отразились восторг и боль желания, он снова опрокинул Кэролайн на себя и снизу вошел в нее с небывалой силой, и они снова утонули и растворились в восторгах любви…
Кэролайн запрокинула голову и тихо застонала, а Бредфорд все больше и больше погружался в ее лоно. Вершины наслаждения они достигли в один и тот же момент.
Кэролайн показалось, будто в объятиях Бредфорда она вознеслась на небеса, а затем плавно вернулась на землю. Голова ее покоилась на груди мужа, она слышала, как его сердце бьется совсем рядом. Дождавшись, когда его частое дыхание мало-помалу успокоилось, она прошептала:
– Я люблю тебя.
Она каждый раз повторяла эти слова, насладившись любовью мужа, и каждый раз страстно желала услышать такое же признание от него.
Она знала, что может требовать признания, и скорее всего услышала бы его, но хотела, чтобы Бредфорд догадался сам.
Бредфорд погладил ее и удовлетворенно вздохнул. Это было скорее знаком того, что он услышал ее и понял, и Кэролайн снова почувствовала, что он еще не готов произнести слова любви в ответ.
Усилием воли она подавила досаду и приподнялась на локте, чтобы взглянуть ему в глаза.
– Давай так и останемся до ночи.
– Прекрасное предложение, – с усмешкой ответил на это Бредфорд. – Но твоя семья может поинтересоваться причиной нашего отсутствия. Ты сама им объяснишь или лучше мне?
Кэролайн покраснела.
– Джентльмен не должен говорить о таких вещах, – сказала она. – Думаю, нам лучше начать собираться.
Она попыталась отодвинуться от Бредфорда, но он удержал ее на месте.
– Ну нет, Кэролайн. Давай-ка мы еще раз повторим нашу договоренность.
Кэролайн закатила глаза и вздохнула:
– Бредфорд, я помню все наизусть. Во время бала я не должна ни на шаг отходить от тебя, не должна никуда уединяться с Черити, а если ты отлучишься, то я буду держаться рядом с Милфордом вплоть до твоего возвращения.
Бредфорд кивнул головой с серьезным выражением лица. Кэролайн разгладила хмурые складки у него на лбу.
– Пожалуйста, не волнуйся, милый. Ведь люди, которых ты нанял, не смогли ничего обнаружить. Наверняка это просто была какая-нибудь мстительная леди, которая хотела заполучить тебя и таким способом отпугнуть меня.
Теперь пришла очередь Бредфорда вздыхать.
– Так это неуравновешенная леди толкнула тебя на лестнице, потом подпилила колесо кареты, а затем написала то письмо с угрозами? Ты это хочешь сказать?
– Не леди, дорогой, а женщина. В этом вся разница. И мне ее действия понятны. Она могла нанять кого-нибудь, чтобы подпилить ось кареты.
Бредфорд не стал развивать свою мысль. Его жена была еще совершенно неискушенной в жизни, и он не хотел понапрасну тревожить ее. Его долг был в том, чтобы защищать ее от любой опасности, и он просил ее всего лишь об осторожности. Вплоть до того момента, пока ловушка не захлопнется, пока все доказательства не будут собраны, Кэролайн должна постоянно находиться у него на глазах. Теперь он за нее в ответе, и, если кто-то коснется юной леди Бредфорд хотя бы пальцем, ему не жить.
* * *
Бредфорд не спеша одевался. Кэролайн все время вертелась рядом, пока наконец он не заметил, что ее собственная спальня совсем рядом и там можно спокойно собраться. Его жена с усмешкой выпалила, что ей совершенно не нравится, когда у каждого из супругов своя спальня.
– Но не могу же я позволить Гендерсону войти сюда и помочь мне, когда ты бегаешь тут совершенно голая, – пробурчал Бредфорд.
На Кэролайн, которая в этот момент причесывалась перед овальным зеркалом, слова его не произвели ни малейшего впечатления.
– Ну и что? Ты давно не ребенок, Бредфорд. И вполне можешь одеваться сам. Я это делаю всю жизнь.
– То-то Мэри Маргарет все время ворчит, что у нее работы невпроворот.
– У Мэри Маргарет хватает забот и без того, чтобы крутиться вокруг меня.
Бредфорд, поняв, что в споре он все равно проиграет, спустился по лестнице и принялся ждать жену внизу. Расхаживая по гостиной с бокалом коньяка в руках, он думал о предстоящем вечере. Он готов был отклонить приглашение в Клейвенхерст, громадное поместье маркиза Эйсмонта, поскольку невозможно было охранять Кэролайн среди толпы гостей. Но отказаться от поездки было совершенно невозможно, потому что маркиз все-таки приходился Кэролайн дядей и страшно обиделся бы, если бы она не появилась у него на празднестве.
Бал давался по нескольким поводам. Вскоре должно было состояться венчание Черити и Пола, поэтому предстояла предварительная церемония свадебного торжества. Но главной целью бала был первый выход в общество герцога и герцогини Бредфорд.
Кэролайн остановилась в дверном проеме, одетая в переливчатое платье голубоватого шелка, и увидела, что муж стоит, облокотившись о каминную полку. Увидев жену, Бредфорд просиял; его лицо засветилось самодовольством, весьма удивившим Кэролайн.
Она присела в глубоком реверансе – фиолетовые искорки в ее глазах блеснули в тон платью – и улыбнулась, когда Бредфорд приветственным жестом поднял бокал с коньяком.
– Секунду назад ты хмурился, а сейчас выглядишь очень довольным собой, – заметила Кэролайн.
«И очень красивым», – подумала она про себя. На нем был строгий черный костюм для визитов, и когда он отошел от камина, то показался ей громадным и сильным. Мимолетная мысль поразила Кэролайн: когда же его красота не будет заставлять ее сердце учащенно биться? Один лишь взгляд на мужа заставлял ее тело непроизвольно напрягаться в ожидании ласки.
Кэролайн никогда не отличалась умением скрывать свои мысли, и Бредфорд сразу же прочел все мысли и чувства ее на лице.
– Если ты будешь так смотреть, мы никуда не уйдем, – заметил он.
Поставив бокал с коньяком на каминную полку, он медленно подошел к жене. Кровь прилила к лицу Бредфорда, одежда показалась тесной – и все это только потому, что прекрасная жена как-то по-особому взглянула на него. Он не мог устоять перед искушением заключить ее в объятия и поцеловать.
С разочарованным вздохом выпустив жену, он помог ей надеть зимний капор и приказал подать карету. Они уже опаздывали. Кроме того, чем быстрее завершится званый вечер, тем скорее он сможет снова прижать ее к себе.
* * *
Граф Брэкстон в нетерпении поджидал их в прихожей дома маркиза и обнял Кэролайн, даже не дав ей снять капор.
– Я так соскучился по тебе, дочка, – сказал он. Он отвел ее в сторону и намеренно громким шепотом, так, чтобы слышал Бредфорд, произнес:
– Ты счастлива, Кэролайн? Он не обижает тебя?
Кэролайн улыбнулась.
– Я так счастлива, отец.
Она не стала делиться подробностями, зная, что Бредфорд внимательно слушает их. Если бы она рассказала отцу, как она фантастически счастлива, жить дальше с мужем было бы просто невозможно. Скромность никогда не была в числе его достоинств, а после таких признаний его "я" воспарило бы к новым высотам.
Черити и Пол тоже потребовали своей доли внимания, а потом к разговору присоединился и дядя Франклин с женой.
Герцог и герцогиня Бредфорды торжественно вошли в бальный зал и направились к хозяину дома. Дядя Мило сидел в кресле неподалеку от входа, и Кэролайн сразу заметила, что он уже очень утомлен. Увидев их, маркиз сделал попытку подняться, но Кэролайн покачала головой и расположилась рядом.
Бредфорд оставил Кэролайн в обществе дяди, строго посмотрев на нее, явно напоминая об осторожности. Маркиз признался ей, что он и в самом деле устал, но только от волнения. Подмигнув Кэролайн, он сообщил, что абсолютно ничего не делал для подготовки вечера. Франклин и Лоретта взяли все хлопоты на себя.
Кэролайн, держа дядю за руку, слушала его рассказ о событиях последних дней. Она с удовольствием просидела бы так до конца вечера, чтобы порадовать дядю, и отвергла нескольких претендентов на танец.
Когда же дядя Мило в свойственной ему добродушно-прямой манере осведомился, дождется ли он прибавления семейства, Кэролайн рассмеялась.
– Мы еще не говорили об этом, – призналась она ему. И, смутившись, добавила:
– Я даже не знаю, сколько детей хочет Бредфорд.
– Хотел бы я дожить до того дня, когда возьму на руки твоего первенца, – сказал ей маркиз.
– Я хотела бы, чтобы вы жили вечно, – прошептала в ответ Кэролайн.
Эти слова растрогали маркиза, и он, прослезившись, погладил ее по руке.
Бредфорд стоял рядом с Милфордом в противоположном конце зала и не мог отвести взгляда от Кэролайн. Милфорд сделал попытку разговорить друга, меняя темы беседы, и в конце концов, не преуспев в этом, удивился.
– Король разводится с женой и уезжает на следующей неделе во Францию, – заметил он.
Бредфорд кивнул головой, продолжая смотреть на жену.
– Да никуда она не денется, Бред. Ради Бога, успокойся, – сказал Милфорд, улыбаясь и хлопая Бредфорда по плечу.
– Она не носит никаких украшений. – Эти слова озадачили Милфорда, он повернулся и внимательно посмотрел на Кэролайн, а потом снова на своего друга.
– Она носит твое кольцо, – заметил он.
– И никогда не снимает его.
Столь самодовольное замечание вызвало улыбку Милфорда.
– Бредфорд, почему мы вдруг заговорили про драгоценности? – спросил он.
Бредфорд пожал плечами и наконец обратил внимание на Милфорда.
– Тебе удалось узнать что-нибудь новое о моих делах? – спросил он.
Он имел в виду расследование происков неизвестного врага Кэролайн, но вокруг толпилось слишком много народу, чтобы говорить в открытую.
– О наших делах, хочешь ты сказать. Да, я выяснил нечто существенное.
Бредфорд коротко кивнул.
– Поговорим об этом попозже, после ужина.
В противоположном конце зала Кэролайн помогла дяде подняться и подала трость. Они проговорили чуть ли не целый час, и он заметно устал. Поцеловав ее на прощание и взяв с нее обещание навестить его завтра после обеда, он направился в прихожую. Кэролайн пошла проводить его, раскланиваясь по пути со знакомыми.
– Неужели ты сможешь заснуть в таком шуме? – спросила дядю Кэролайн.
– Теперь я сплю, как ребенок, – ответил дядя Мило. – Ступай и веселись, моя дорогая. Я отдохну и к завтрашнему дню снова приду в себя.
Кэролайн, сложив на груди руки, провожала взглядом дядю, медленно поднимающегося по лестнице. Когда он скрылся за дверью, Кэролайн повернулась, собираясь поискать Бредфорда, но Рэчел Тиллман перехватила ее и вцепилась в руку с такой силой, что причинила боль.
– Вы должны быть чрезвычайно довольны собой, – сказала Рэчел.
Кэролайн настолько удивилась злобной ярости, которая звучала в голосе и жестах Рэчел, что лишь с изумлением смотрела, не произнося ни слова.
– Ты только взгляни, как искусно она изображает невинность, – бросила Рэчел, обращаясь к появившемуся рядом Найджелу.
Слова ее прозвучали насмешливо и издевательски, и Кэролайн пришла в ужас.
– Рэчел, о чем ты? – спросила Кэролайн. Она резко вырвала руку из цепких пальцев Рэчел и оглянулась по сторонам в поисках мужа. Но та по-своему поняла взгляд Кэролайн и сказала:
– О, не беспокойся. Я вовсе не собираюсь нарушать вашу идиллию. Для меня большая честь быть сюда приглашенной. Я только хочу сказать, что меня-то тебе не провести. Ты разбила все. Абсолютно все! – Рэчел снова схватила Кэролайн за руку, безжалостно оцарапав ногтями. – Ты заплатишь за это, мерзавка! Погоди, увидишь!
– Мне ведь еще ни разу не приходилось бить женщин, не правда ли, Милфорд? – донесся голос Бредфорда из-за спины Рэчел, которая, к счастью, не могла видеть выражения ярости на его лице. – Но если вы немедленно не отпустите руку моей жены, мисс Тиллман, то, мне думается, вы будете первой.
Рэчел отдернула руку с такой нескрываемой злобой, что Кэролайн отшатнулась. Рэчел бросила взгляд на Найджела, словно обвиняя его во внезапном появлении Бредфорда, потом повернулась и скрылась в бальном зале. Найджелу пришлось едва ли не бежать, чтобы поспеть за ней.
Кэролайн следила за ними, чувствуя нарастающий в душе гнев. Милфорд первым обратил внимание на изменившееся выражение ее лица. Взяв Кэролайн за руку, он принялся массировать следы от ногтей Рэчел.
– После драки кулаками не машут, – с улыбкой произнес он.
Кэролайн перевела взгляд с улыбающегося Милфорда на нахмурившегося мужа.
– Я всегда теряюсь в ответственный момент, – созналась она. – Бредфорд! Рэчел ненавидит меня. Она обвинила меня во всех смертных грехах.
– Но в чем же? – спросил Милфорд.
Кэролайн только пожала плечами. Заметив, что стоящие поблизости гости начинают поглядывать на них, она быстро прогнала с лица мрачное выражение.
– Понятия не имею.
– Мы уходим домой. Милфорд, присмотри за Кэролайн, пока я прикажу подать карету.
– Никуда мы не уходим, – возразила Кэролайн. – Я не собираюсь убегать из-за какой-то Рэчел Тиллман. Кроме того, я обещала повидаться…
– Ты не будешь ни с кем встречаться сегодня. – Голос Бредфорда загремел, и Кэролайн внутренне сжалась.
Ей не хотелось уходить. Отец будет разочарован столь быстрым расставанием, она совершенно не уделила ему внимания и, кроме того, обещала после ужина посекретничать с Черити. Но она не стала рассказывать все это Бредфорду и только прошептала:
– Ты даже ни разу не потанцевал со мной.
– Это верно, Бред, – вставил Милфорд, продолжая улыбаться, хотя герцог и герцогиня Бредфорд были мрачны.
– Ладно! – решил Бредфорд. – Мы пройдем один круг, а потом исчезнем.
Взяв Кэролайн под руку, он направился с ней в бальный зал.
Кэролайн улыбнулась, поняв, что она только что одержала маленькую победу.
– Благодарю тебя, муж мой, – сказала она, стараясь не показывать своего торжества.
– Только один танец, – предупредил Бредфорд, становясь вместе с ней в вереницу пар, готовых пуститься в танец.
– Да, Бредфорд.
Ее покорное смирение ни на минуту не обмануло его. Как только танец подошел к концу, рядом с ними неожиданно возник Милфорд и объявил, что следующий тур Кэролайн должна сделать с ним.
Бредфорд с неохотой согласился. Его настроение несколько улучшилось, когда он увидел, что Рэчел и Найджел покинули вечер. Ему не хотелось сегодня никаких стычек. Вполне разумно перенести выяснение отношений на завтра. Тогда ему достаточно будет краткого разговора с этой мерзкой женщиной.
* * *
Кэролайн протанцевала чуть ли не со всеми лондонскими кавалерами и почти выбилась из сил к тому моменту, когда поздний ужин закончился и танцы возобновились. Бредфорд не выпускал жену из виду. Он даже поймал себя на том, что порой улыбается, наблюдая страсти, кипящие вокруг его прекрасной жены. Ее манеры, неизменно исполненные гордости и достоинства, покоряли его. Иногда совершенно неожиданно она, отвернувшись на мгновение от очередного кавалера, находила взглядом мужа и улыбалась ему.
Бредфорд обратил внимание на то, что вокруг его жены постоянно увивается Теренс Сент-Джеймс, а также некий юнец по имени Стэнтон. Он отнесся к этому вполне спокойно и лишь мысленно пополнил этими именами все увеличивающийся список великосветских хлыщей, с которыми при случае следует весьма серьезно поговорить.
– Ты снова хмуришься, Бред. Неужели все еще думаешь о Рэчел?
Бредфорд отрицательно покачал головой.
– Просто смотрю, как эти типы увиваются вокруг моей жены, – заметил он. Голос его звучал скучающе, но Милфорд понял, как раздражен его друг. – Придется мне кое с кем из них поговорить, когда вечер закончится.
Милфорд покачал головой.
– Тогда тебе придется разговаривать с каждым мужчиной в этом зале, – заметил он. – Погляди, Кэролайн становится в паре с отцом. Танец займет несколько минут. Пожалуй, сейчас самое время нам поговорить о делах, если не возражаешь.
Бредфорд кивнул и вышел из комнаты вслед за Милфордом. На пороге он задержался на мгновение, грозно взглянул в глаза Стэнтону и прошел мимо. Милфорд был рассеян и небрежен, но то, что он дважды упомянул о некоей важной информации, было для Бредфорда доказательством ее ценности. Они вошли в кабинет маркиза, спугнув какую-то парочку, и закрыли за собой дверь.
* * *
Кэролайн закончила тур танца в паре с отцом, когда к ней подлетела запыхавшаяся от волнения Черити.
– Дядюшка, если ты позволишь, мы с Кэролайн хотели бы посекретничать.
Кэролайн покорно последовала за кузиной через весь зал.
– В этой нише можно хоть как-то уединиться, – заявила Черити.
Очки она держала в руке, но надела их, опускаясь в кресло рядом с Кэролайн.
– Я думала, мы сможем поговорить на балконе, но на улице слишком холодно.
Кэролайн улыбнулась и потрепала сестру по руке.
– Не нервничай, Черити. Всего лишь через два дня ты выйдешь замуж за человека, которого любишь, и все будет чудесно.
– Неужели будет? – шепотом спросила Черити и нахмурилась. – Как бы я хотела, чтобы здесь была мама. Я так беспокоюсь о том, что для тебя уже позади, а я об этом абсолютно ничего не знаю.
– Черити, не волнуйся, – успокоила ее Кэролайн, испытывая приятное чувство превосходства, но тут же вспомнила, как она сама дрожала в первую брачную ночь. – Пол должен понимать, что ты не очень-то опытна. И это в самом деле прекрасно.
Черити улыбнулась.
– Мне нравится, когда он меня целует, – призналась она. – И я знаю, что ты не будешь лгать. Если ты говоришь мне, что все прекрасно, значит так и есть.
Кэролайн улыбнулась, надеясь, что Черити не станет расспрашивать о подробностях, и была благодарна, когда кузина встала и сняла очки, прошептав:
– После нашего разговора я чувствую себя гораздо лучше.
Черити упорхнула во всем великолепии розового атласа, а рядом с Кэролайн возник тощий и долговязый Теренс Сент-Джеймс, прося уделить ему внимание.
Кэролайн была вынуждена отказать ему. Ей не хотелось уединяться в этом алькове. Кроме того, она вообще не была расположена к разговору с этим денди. Взгляд его не скрывал восхищения, но ее это раздражало. В конце концов, она ведь теперь замужняя женщина!
– Я только хотел предложить вам встретиться, пока вы здесь, в Лондоне, – не унимался Сент-Джеймс. – Теперь, когда вы замужем, небольшое приключение… – Не закончив фразы, он пожал плечами.
Кэролайн не могла прийти в себя от негодования.
– На первый раз я прощаю вам оскорбление, – сказала она.
Голос ее звучал холодно, ледяное выражение появилось во взгляде, когда она прошла мимо с гримасой отвращения.
– Но вы меня не поняли, – прошептал за ее спиной Теренс.
Кэролайн сделала вид, что не слышит, отыскала взглядом отца, стоящего в кругу друзей посредине залы, и без промедления направилась к нему.
Она еле сдерживала гнев, убеждая себя, что совершенно точно поняла, что имел в виду этот отвратительный англичанин. И решила серьезно поговорить с Бредфордом об аморальности некоторых мужчин, с которыми приходилось сталкиваться, но потом отвлеклась и забыла об этом происшествии.
* * *
Закончив короткий танец с Полом, она некоторое время искала взглядом Бредфорда, пока Пол не предположил, что герцог может находиться в библиотеке. Кэролайн направилась туда. Она уже сказала отцу, что устала и вскоре уедет. Теперь ей оставалось только найти мужа и сесть в карету. Рэчел Тиллман и Теренс Сент-Джеймс привели ее в скверное расположение духа, она желала как можно скорее покинуть этот шумный зал, переполненный раздражающими ее людьми. Но больше всего ей хотелось оказаться наедине с Бредфордом.
Кэролайн понятия не имела, что Теренс следил за ней вплоть до того момента, когда она, постучав, приоткрыла дверь библиотеки и заглянула внутрь. Комната была пуста, и Кэролайн уже собиралась уйти, когда Теренс втолкнул ее внутрь и захлопнул за собой дверь.
– Убирайтесь! – потребовала Кэролайн. Она была так разгневана, что готова была убить его, и еще больше разозлилась, когда он отрицательно покачал головой.
– Я неимоверно богат, – начал он. – Я могу дать вам…
Терпение Кэролайн иссякло. Она оттолкнула его с дороги и сделала шаг к двери, но Сент-Джеймс заговорил совсем иначе.
– На самом деле я отнюдь не богат, – заметил он, снова преграждая ей путь. – И мне хорошо заплатили за то, чтобы я скомпрометировал вас. Ваш муж – известный ревнивец, моя дорогая.
– Да, это за ним водится, – ответила Кэролайн. Она попятилась назад, рассчитывая приблизиться к письменному столу и схватить тяжелый канделябр, чтобы использовать в качестве оружия. – Он достаточно ревнив, чтобы убить вас!
– В такой толпе гостей? – с циничной усмешкой бросил он.
– Но почему? – спросила Кэролайн. – Зачем вы все это делаете?
– Из-за денег, разумеется, – ответит Теренс, пожав плечами. – Завтра я получу изрядную сумму от Рэчел. Вы чем-то здорово досадили ей, дорогая.
Кэролайн, отступая, приблизилась к столу и протянула руку, но недостаточно быстро. Теренс Сент-Джеймс бросился к ней и обхватил так, что её руки оказались прижатыми к туловищу. Намерения его были недвусмысленны.
– Я с большим удовольствием поцелую вас. Вы весьма привлекательны. Пусть даже это будет мне стоить пары пощечин от вашего разгневанного мужа.
Кэролайн не сопротивлялась, выжидая благоприятного момента. Теренс широко расставил ноги. Отлично, как только он потеряет осторожность, она применит прием, которому научил ее двоюродный брат Каймен.
– Мой муж поверит мне, а не вам, – ответила Кэролайн.
Теренс немного повернулся, и Кэролайн тут же поставила правую ногу между его ступней. Тут они одновременно услышали голоса у двери. Кэролайн открыла было рот, чтобы позвать на помощь, но Теренс заставил ее замолчать, прижавшись к ее губам поцелуем.
Дверь распахнулась в тот самый момент, когда Кэролайн уже собиралась двинуть коленом в пах Теренсу.
Но она не успела. Бредфорд в гневе был страшен. Невероятная сила оторвала от нее Теренса Сент-Джеймса и швырнула его через стол с такой скоростью, что Кэролайн отшатнулась. Мимо ее лица пронеслось тощее тело Теренса.
Кэролайн не видела лица мужа, стоявшего спиной. Он молча смотрел, как Теренс Сент-Джеймс пытается подняться на ноги. Кэролайн увидела в проеме двери Милфорда, загородившего собой вход в библиотеку.
Сент-Джеймс наконец поднялся на ноги, но только для того, чтобы тут же снова рухнуть от нового мощного удара в корпус.
Кэролайн обошла Бредфорда сбоку и наконец-то увидела выражение его лица – в нем смешались ярость, отвращение и презрение.
– Что ты подумал? – шепотом спросила Кэролайн, с трепетом ожидая ответа.
– Помолчи!
Свирепый окрик ошеломил Кэролайн. Она была так поражена яростью, звучавшей в голосе мужа, и бешеным выражением его лица, что заплакала. Великий Боже, неужели он и в самом деле верит, что она отвечала на ласки этого ужасного человека? Она покачала головой, отметая эту мысль, равно как и саму возможность того, что он может так низко думать о ней.
Судя по действиям Сент-Джеймса, он был столь же глуп, сколь и жаден. Он снова с трудом поднялся на ноги. Бредфорд повернулся к нему, схватил его за горло и двинул спиной о книжный шкаф.
Теренс дергался, как марионетка, лицо его стало наливаться кровью. Кэролайн попыталась задержать руку мужа, но безуспешно. Повернувшись к Милфорду, она стала умолять его вмешаться.
– Не давайте ему убить его! – попросила она. Милфорд равнодушно пожал плечами. Кэролайн вытерла слезы и снова повернулась к мужу.
– Бредфорд, тебя повесят, если ты убьешь его. И он еще должен рассказать нам, в чем дело, – попыталась она убедить мужа.
– Я прекрасно видел, чем вы тут занимались, – прохрипел ей в ответ Бредфорд.
В этот момент Милфорд все же решил вмешаться.
– Он не стоит твоего гнева. Бред. Просто выбрось отсюда эту рухлядь.
– Но чем же, как ты считаешь, мы здесь занимались? – спросила Кэролайн. – Скажи мне, Бредфорд. Скажи, что у тебя на уме!
Лицо Бредфорда из яростного стало озадаченным. Он отпустил пленника, равнодушно взирая на его жалкий вид.
Сент-Джеймс, к счастью, был жив. Кэролайн слышала, как он судорожно глотает воздух, и ждала ответа мужа.
– Бред, послушай жену. Кэролайн, объясните, что здесь случилось, – вмешался Милфорд, пытаясь выступить в роли примирителя.
– Я не буду ничего объяснять, – заявила Кэролайн.
Голос ее звучал спокойно, без эмоций, но руки были сжаты в кулаки, и только это выдавало охвативший ее гнев.
– Вы видели, что здесь произошло. Представляю вам сделать выводы самим. У моего мужа уже есть на это ответ. Не так ли, Бредфорд?
С этими словами она направилась было к двери, но Бредфорд остановил ее легким движением руки.
– Я верю, что твоей вины в случившемся нет, – произнес он наконец сдавленным голосом и все еще холодно. – Останься здесь, пока мы не будем готовы уйти. Милфорд! Позаботься о карете.
– Сам займись этим, – ответил ему Милфорд.
Он не хотел оставлять Бредфорда наедине с Сент-Джеймсом. По напряженной позе Бредфорда он понимал, что друг еще не до конца пришел в себя.
Бредфорд что-то недовольно пробурчал и вышел из комнаты.
Милфорд подошел к Теренсу и небрежно толкнул его ногой.
– Думаю, тебе лучше убраться отсюда, пока Бредфорд не вернулся.
Кэролайн стояла в центре комнаты, глядя в пол, и Сент-Джеймсу пришлось сделать большой крюк, чтобы обойти ее.
Милфорд проводил его взглядом и подошел к Кэролайн. Он положил руку ей на плечо, желая успокоить, и нахмурился, когда она отпрянула от него.
– Расскажите мне, что произошло, – попросил он.
Голос его звучал ласково и утешающе.
Кэролайн отрицательно покачала головой. – Вы все передадите Бредфорду, – прошептала она.
– Неужели это так ужасно?
Голос его, ласковый и заботливый, произвел странное действие на Кэролайн. Она задрожала всем телом и обхватила руками плечи, пытаясь обрести самообладание. Она не могла принять утешений, инстинктивно понимая, что любое проявление сочувствия только лишит ее так необходимой сейчас твердости.
– Я хотела бы уехать домой.
И она снова отступила назад, когда Милфорд попытался коснуться ее.
Отчаяние, которое звучало в голосе Кэролайн, смутило его. Поза ее была исполнена достоинства, лицо спокойно, но в голосе слышалась боль.
– Бредфорд вернется через минуту, – сказал Милфорд. – Кэролайн, он только что сам сказал, что знает: вашей вины в этом нет. Он зол только на Сент-Джеймса.
Кэролайн покачала головой, прервав объяснения Милфорда.
– Не в этом дело, – возразила она. – Он верит в самое худшее…
– Когда он остынет…
– Я не хочу ехать домой с Бредфордом, – произнесла Кэролайн, прервав фразу Милфорда.
– А вот это чертовски плохо, – послышалось от двери, в проеме которой появилась фигура Бредфорда.
Кэролайн даже не взглянула на него. Она надела капор и прошла мимо мужа.
* * *
По дороге домой они не обменялись ни единым словом. Кэролайн пыталась хоть немного прийти в себя. Время от времени она чувствовала взгляд Бредфорда, но сама ни разу не посмотрела на него.
Сердце ее было разбито, и винить она могла только себя. Она вела себя как совершеннейшая идиотка. Он не мог бы так оскорбить ее, если бы она не влюбилась по уши. Всем сердцем она верила ему, а теперь из-за этого оказалась в одиночестве. Его бешеная ревность и недоверие были настолько лишены всякой логики, что Кэролайн не представляла, как ей удастся хоть что-то объяснить. Она вспомнила, как он разозлился в тот вечер у отца, когда ее против воли поцеловал Клеймер. Гнев его тогда обрушился как на Клеймера, так и на нее. И сегодня тот же яростный гнев клокотал в его душе. Но теперь он был направлен против нее.
К тому времени, когда они остановились у входа в городской дом Бредфорда, единственное, чего хотелось Кэролайн, – это запереться в своей спальне и вволю выплакаться. Она чувствовала себя раненым животным, которое ищет тайное укрытие, чтобы отлежаться.
Бредфорд, увидев, что Кэролайн поднимается по лестнице в свою спальню, потребовал, чтобы она пошла за ним в библиотеку и объяснила происшедшее.
Кэролайн продолжала путь, совершенно не обратив внимания на приказ мужа. Она уже подошла к двери в спальню, когда Бредфорд рывком развернул ее лицом к себе.
– Ты что, не слышишь меня? Я сказал: в библиотеку!
– Нет.
Кэролайн повернулась и вошла в спальню, захлопнув дверь прямо перед носом изумленного и разгневанного мужа.
Дверь тут же вновь распахнулась, с грохотом ударившись о стену. Бредфорд ворвался в спальню и подошел к кровати. Его жена молча сидела на краешке, сложив руки на коленях.
Он остановился прямо перед ней, расставив ноги и сжав кулаки. Кэролайн взглянула ему в лицо, увидела полыхающий в глазах гнев и дала волю собственной ярости.
– После сегодняшнего вечера я вообще не желаю говорить с тобой.
Решительность, звучавшая в ее голосе, еще больше разозлила Бредфорда.
– Тебе все-таки придется объяснить, как ты оказалась в библиотеке вместе с Сент-Джеймсом, если ты не хочешь, чтобы я ударил тебя.
– Ты и пальцем не прикоснешься ко мне. – Спокойные и уверенные слова Кэролайн озадачили Бредфорда.
– Почему ты так уверена? – спросил он, заметно понизив голос.
– Стоит ли прибегать к кулакам, если всем своим видом ты можешь оскорбить куда сильнее. К тому же ты никогда не ударишь женщину: это не в твоих правилах.
Бредфорд вынужден был признать ее правоту. Громогласные угрозы не достигли цели. Он сменил тактику.
– Расскажи мне, что случилось.
– Расскажу, если ты ответишь на мой вопрос, – возразила Кэролайн. – Я уже знаю ответ, но хочу услышать его от тебя. – Она встала с кровати и прямо посмотрела мужу в глаза. – Когда ты увидел меня с Сент-Джеймсом, ты ведь решил, что я изменила тебе, не так ли?
– Я знаю, что ты в этом не…
– Я спросила не об этом, – возразила Кэролайн. – Ответь же мне, Бредфорд. И скажи правду!
Он нахмурился, но потом пожал плечами.
– Это было так естественно с моей стороны. Да, на секунду я поверил в твою измену. Накануне ты сказала, что хочешь с кем-то встретиться. Но я тут же сообразил, что погорячился, и верю, что ты ни в чем не виновата.
Кэролайн поникла плечами и покачала головой.
– Я всего лишь хотела поговорить наедине с Черити, – произнесла она. – И собиралась повидаться только с ней. А теперь я расскажу тебе, что же произошло. Я искала тебя. Пол предположил, что ты можешь быть в библиотеке, и Теренс Сент-Джеймс направился туда вслед за мной, Рэчел посулила заплатить ему, если он сможет скомпрометировать меня. Все вокруг знают, как ты ревнив, но только не твоя глупая жена! А Сент-Джеймсу были нужны деньги. Я сказала ему, что ты поверишь мне, а не своим глазам. Увы, я ошиблась.
Последние слова, произнесенные еле слышным шепотом, завершились всхлипом.
– Не передергивай! – закричал Бредфорд. – Ты уверила меня, что никуда не отойдешь. Но как только я повернулся спиной, ты тут же испарилась…
– Я пыталась найти тебя, – защищалась Кэролайн. – Правда, допустила ошибку
– Что ж, в этом ты права, – подтвердил Бредфорд
– Ошибка моя в том, что я вышла за тебя замуж. И в том, что я всем сердцем поверила тебе. В том, что я влюбилась в тебя. Но любовь и ненависть идут рядом, и сейчас, мне кажется, я почти ненавижу тебя. И виноват в этом только ты, потому что по капле выдавил из меня всю мою любовь.
Она повернулась спиной и начала раздеваться, стараясь не обращать на него внимания.
Оставшись в одной сорочке, она попыталась обогнуть Бредфорда, чтобы пройти в спальню и накинуть там на себя халат, но он встал у нее на пути.
– Почему ты хмуришься, Бредфорд? Ты должен сейчас торжествовать, – грустно произнесла Кэролайн. – С того самого дня, как мы впервые встретились, ты только и ждал, когда же я обману тебя. Ведь ты совершенно уверен в том, что я ничем не отличаюсь от других женщин, и теперь я укрепила твою уверенность. Я кажусь тебе куртизанкой, не правда ли?
– Что ты такое говоришь? – недоуменно произнес Бредфорд.
– Ведь ты же считаешь, что твой долг в том, чтобы защитить меня от меня самой, не так ли? Мы бедные женщины, настолько слабы, что нельзя серьезно говорить о нашей морали. И мы только и мечтаем, чтобы поскорее забраться в постель первого подвернувшегося под руку мужчины, ведь верно? Сознайся в этом, Бредфорд. И как только я дожила до нашего брака девственницей!
– Черт побери, в твоих словах нет никакого смысла!
Бредфорд не хотел кричать, но она была слишком близка к правде, чтобы он мог оставаться спокойным.
– Англия – ужасное место, – прошептала Кэролайн. – Все те годы, что я прожила в Бостоне, я только один раз оказалась в подобном положении! Их было трое, пьяных, а я забрела в ту часть города, куда приличным людям лучше не заходить. Но здесь, в каком бы обществе я ни оказалась, все ко мне пристают, запугивают… и, Боже мой, не только случайные незнакомцы! Мой собственный муж не исключение! Лучше бы я осталась дома. Я хочу вернуться в Бостон!
И Кэролайн залилась слезами.
– Кэролайн, ты же знаешь мою вспыльчивость.
– Какой смысл желать, чтобы слепой прозрел, а глухой обрел слух. Сегодня вечером я убедилась, что твои взгляды ничто не поколеблет. Ты никогда не будешь верить мне всем сердцем. Ты просто на это не способен. И мне не надо было выходить за тебя замуж, – завершила она.
– У тебя не было выбора, – заметил Бредфорд.
Он поймал себя на том, что ее горькие слова все больше и больше сердят его. Какого черта она позволяет себе говорить с ним в таком тоне?
Он молча смотрел, как Кэролайн легла в постель и повыше натянула одеяло. Она повернулась на бок, спиной к нему.
– Будь добр, оставь меня одну, – попросила Кэролайн.
Вся дрожа от холода и отчаяния, она знала, что вот-вот расплачется. Она хотела только остаться наедине с собой, выплакаться всласть, а потом начать спокойно думать, как жить дальше.
– Ты перевернула все с ног на голову. Боже, как это похоже на вас, женщин, – пробурчал Бредфорд. – У тебя нет причин сердиться на меня. Именно я застал тебя в библиотеке в объятиях этого негодяя. И это после того, как ты мне обещала, что будешь держаться рядом! Я всегда верил тебе, Кэролайн. Из-за своего упрямства ты постоянно попадаешь в ситуации, из которых сама не можешь выбраться.
– Совсем наоборот, – возразила Кэролайн, перевернувшись на спину и глядя прямо на Бредфорда. – Я только теперь поняла все до конца. Именно ты настоял на том, чтобы у нас были отдельные спальни. Если так, оставь меня одну. Я не хочу, чтобы ты спал рядом, – с горечью произнесла Кэролайн. – Я не позволю этого.
– Не позволишь? Ты мне не позволишь?
Яростный рык оглушил Кэролайн. Лицо Бредфорда исказилось от бешенства. Его гнев ужаснул бы ее, если бы не был теперь безразличен.
– Никто никогда не смел говорить со мной так! Ни один человек! Пойми меня, Кэролайн, только я могу позволять что-то в нашем браке. Но не ты!
Бредфорд подошел к кровати, снимая на ходу сорочку. Кэролайн перевернулась на живот. Она почувствовала, как он отдернул одеяло, услышала, как заскрипела кровать под тяжестью его тела, когда он вытянулся рядом с ней. Потом ее сорочка поползла с плеч, спустилась ниже талии и наконец упала к ногам. Она не двигалась, лишь едва заметно вздрогнула.
Замерев, затаив дыхание, она ждала, что муж силой возьмет ее, но этого не последовало. Вместо грубого насилия губы Бредфорда нежно коснулись ее затылка.
– Я не хочу, чтобы ты прикасался ко мне, – прошептала Кэролайн, уткнувшись лицом в подушку.
– Э нет, жена. Твои желания не имеют никакого значения. – Голос Бредфорда был непреклонен.
Кэролайн повернулась так резко и стремительно, что Бредфорд даже отшатнулся. Лицо ее было всего лишь в нескольких дюймах от его лица. Они долго молча смотрели друг на друга, пытаясь подавить собственный гнев. Кэролайн тихо произнесла:
– Возможно, для герцога Бредфорда мои желания и не имеют никакого значения, но на этом брачном ложе вся твоя власть и все твои деньги ничего не значат. В этой постели ты только мой муж. Все окружающие могут пресмыкаться перед герцогом Бредфордом, но только не я, его жена! Этого не будет никогда! Сначала человек, а уж потом титул – клянусь тебе, только так наш брак может уцелеть. – На лице у Бредфорда отразилось смущение, и Кэролайн захотелось закричать. – Оставь свою ревность и гнев за порогом вместе с высокомерием. Приди ко мне просто как Джеред Маркус Бентон.
Последние слова она произнесла шепотом и снова перевернулась на живот, предоставляя ему возможность подумать. Он все еще ничего не понял, подумала Кэролайн, и сердце ее сжалось.
Ему казалось, что она хочет невозможного. Она говорила загадками, а у него не хватало терпения разгадывать их. Ведь он был герцогом Бредфордом! И совершенно не представлял, что возможно отделить титул от человека. Черт возьми! Неужели она не понимает, что титул – это не камзол, его нельзя сбросить! Как можно лишить его силы и влияния?
Нелепые мысли зашевелились у него в голове. А что, если она вправду хочет оставить его без защиты? И что будет, если она преуспеет в этом? Что тогда у него останется?
Она требует от него чересчур многого и не может привести в порядок собственные мысли. Она ненавидит его власть, богатство, положение в обществе, хотя именно из-за всего этого и вышла за него замуж. Хотя из-за этого ли? А может, она просто любит человека Джереда Маркуса Бентона, своего мужа?
Бредфорд покачал головой, пытаясь избавиться от мучительного беспокойства. Боже, да у него даже голова закружилась от всех этих разговоров! В первый раз со времени смерти отца и брата он ощутил свою уязвимость. И попытался снова обрести былую уверенность.
Кэролайн внесла смятение в его душу, и он не готов был ответить на вызов, согласиться с тем, что она требовала. Он чувствовал только, что хочет ее, сейчас, сию минуту! Но хочет только, если она отдастся ему по доброй воле… любя его… и с такой же страстью!
* * *
Кэролайн потерла закрытые глаза, тщетно пытаясь остановить слезы. Она почувствовала, как Бредфорд прижался к ней. Рука его принялась ласкать ее спину. Ласки эти были такими нежными, что снова привели ее в смущение. Его горячее дыхание коснулось ее, от чего по спине побежали мурашки. Пальцы его прочертили чувственную линию от затылка до низа спины, замедлились там на долю секунды и скользнули к животу, породив горячую волну желания.
Она почувствовала какую-то перемену, поняла, что гнев его улетучился, и немного успокоилась. Первым ее побуждением было оттолкнуть мужа; она твердила, что то чувственное наслаждение, которое он ей навязывал, отвратительно, но тут же подумала, что он отнюдь не заставляет ее отвечать на ласки.
Губы его покрывали горячими поцелуями ее спину, а пальцы творили любовное колдовство, заставляя Кэролайн таять от желания. Она изо всех сил сжала складки простыни, когда его ласки стали еще жарче, почувствовала, как напряглись его мускулы, и невольно затрепетала всем телом.
Руки Бредфорда были нежными и влажными, и Кэролайн показалось, что она вот-вот умрет от этой сладкой пытки. Она выгнулась навстречу мужу, желая обрести избавление, и страстно прошептала его имя, моля о наслаждении.
Тогда Бредфорд приподнялся и встал на колени между ее раскинутых ног.
– Скажи мне, что ты хочешь этого, – потребовал он.
Голос его прозвучал хрипло, в нем чувствовалось его яростное желание. Но он жаждал услышать страстный призыв Кэролайн.
– Я хочу тебя, Джеред, – прошептала Кэролайн. – Пожалуйста, возьми меня.
– И я хочу тебя, Кэролайн, – ответил он.
Обняв ее бедра, он вошел в нее одним мощным движением.
Голос его взывал, увлекая в бездны неизведанных наслаждений, нежные, ласковые слова умоляли Кэролайн принять его дар. Он ждал, когда она полностью отдастся, и, снова услышав голос жены, произносящий его имя, повел ее дорогой любви, приближая к страстному разрешению.
Он взял жену со звериным рыком наслаждения и, когда дрожь мало-помалу стихла, перекатился на бок, по-прежнему сжимая в объятиях. Лицом Бредфорд прижался к ее голове, рукой ласково поглаживал по щеке. Почувствовав слезы, он стал шептать: «Не плачь, девочка», – повторяя снова и снова, пока Кэролайн не успокоилась и не расслабилась в его объятиях.
– Ты всегда можешь сделать так, чтобы я захотела тебя, – прошептала Кэролайн.
Эти слова прозвучали так, будто она каялась в смертном грехе.
Бредфорд ответил не сразу. Он укутал ее одеялом и снова прижал к себе, баюкая с такой нежностью, что Кэролайн снова расплакалась.
– Кэролайн, ты хочешь услышать от меня, что я сожалею обо всем? Я бы солгал, – со вздохом признался он. – Только что ты отдалась мне не по принуждению. Наше с тобой желание обоюдно.
Не успел он договорить, как она отчаянно замотала головой.
– Неужели это не так? – спросил он, удивленный тем, что она отрицает очевидное.
Она всегда упрямо говорила правду, порой даже во вред себе, и он привык верить ее словам.
– Да, я хотела тебя, – ответила Кэролайн. – Но я также хотела услышать, что ты жалеешь о своем поведении, когда решил, что я бесстыдно прельщала мужчин на приеме.
Все это она шептала, уткнувшись в подушку, и Бредфорду пришлось приподняться на локте, чтобы разобрать ее слова.
Он поцеловал ее в макушку и сказал:
– Ты преувеличиваешь;
– Я преувеличиваю? – переспросила Кэролайн, ошеломленная этим небрежным замечанием. – Ты едва не убил человека сегодня вечером, а когда смотрел на меня, лицо твое было просто ужасно! Ты хотел верить в мою вину, разве не так?
– Ради Бога, не нужно сцен, – попросил Бредфорд.
В голосе его звучало недовольство, и Кэролайн возмутилась. Он совершенно не представлял, какую обиду нанес своими подозрениями!
– Я быстро понял это, – тут же произнес Бредфорд.
– Не так уж быстро, – бросила Кэролайн, сев в постели и повернувшись к мужу. – Если ты до конца не поверишь мне, наш брак будет обречен. Мне нужно, чтобы ты слепо мне верил, я не удовольствуюсь меньшим. Ты должен верить мне, не рассуждая, без всяких оговорок, так, что, даже обнаружив меня в постели одновременно с двумя мужчинами, ты бы просто попросил объяснить, в чем дело, а не выносил приговор без раздумья.
– Ты вышла замуж не за глупца, Кэролайн, – пробурчал Бредфорд.
– Порой я в этом сомневаюсь, – ответила на это Кэролайн.
Она увидела гневный блеск в глазах мужа, но не замолчала.
– Глупец не тратит время, чтобы понять своего противника. Ты слишком быстро составил мнение о моем характере и убиваешь то, что я больше всего ценю.
– И что же это такое? – спросил Бредфорд. Голос его прозвучал почти нежно, было ясно, что он изо всех сил сдерживает себя.
– Моя честь.
– Неужели ты представляешь наш брак полем сражения? – усмехнулся Бредфорд. – Мы с тобой муж и жена, а не противники в битве.
– До сих пор я этого не чувствовала, – парировала Кэролайн. – И наш брак вполне может стать полем брани, пока ты не согласишься с тем, что я…
– Я не стану ни с чем соглашаться, – бросил Бредфорд.
Тема спора стала ему надоедать. Какие-то слова, сказанные Кэролайн ранее, подспудно беспокоили его, но он не мог сообразить, какие именно. «Ладно, потом вспомню», – решил он и зевнул.
А сейчас ему больше всего хотелось обнять жену и заснуть. Погружаясь в дремоту, он попытался закончить спор.
– Именно ты должна покоряться моей власти, моей силе. Неужели ты осмелишься предположить, что возможен другой вариант?
– Ты определенно не желаешь меня понимать, – упрекнула его Кэролайн. – Ты прекрасно знаешь, чего я прошу у тебя. Ты либо веришь мне, либо…
– Возможно, со временем, когда ты докажешь свою верность, – ответил Бредфорд.
Он снова зевнул, тут же выбросив из памяти суть спора, и попытался снова заключить Кэролайн в объятия.
Кэролайн отпрянула от него и выскользнула из постели. Она схватила плед и завернулась в него, дрожа от гнева.
– Я и так постоянно доказываю тебе свою преданность. Будь по-твоему, мне бы пришлось дрожать каждый раз, когда мужчина захотел бы сказать светский, ничего не значащий комплимент, боясь, что ты снова заподозришь меня в преступлении. Когда ты поймешь, что я не легкомысленная девчонка, которая думает только о твоих богатствах, и не жрица любви, жаждущая покорить всех мужчин Лондона, тогда, возможно, твоя жизнь и станет спокойной. А до той поры ты вполне можешь спать один. Пусть тебя согревают твои подозрения.
С этими словами она выбежала из комнаты, с торжеством хлопнув за собой дверью. Плохо лишь, что чувство удовлетворения быстро прошло, и вскоре, когда она забралась в постель Бредфорда, ее снова трясло от гнева. Кэролайн была совершенно уверена в том, что муж силой вернет ее, и была очень удивлена, когда он не сделал такой попытки.
Бредфорд открыл дверь в спальню и остановился около кровати, возвышаясь над женой и покачивая головой.
– Вот что, – произнес он ледяным тоном. – Это моя спальня. Позволяю тебе спать в твоей собственной комнате, женщина. Когда ты поймешь, сколь глупо твое поведение, буду рад услышать твои извинения.
Кэролайн не стала возражать. Она соскользнула с кровати и вернулась в свою спальню. Легла в кровать, поежилась от холода и, поплакав, попыталась забыться сном.
Уже засыпая, она подумала, что Бредфорд самый упрямый человек на свете.
Бредфорд в соседней комнате слышал тихие всхлипывания. Он было привстал, собираясь пойти к ней, но заставил себя остановиться. Она сама устроила эту суматоху, так пусть сама и приходит.
Он закрыл глаза, стараясь не думать о только что происшедшем разговоре. Засыпая, он вдруг вспомнил, что беспокоило его, таясь глубоко в подсознании. Она назвала его именем, которое ему дали при крещении. Когда они любили друг друга, она назвала его Джередом. Бредфорд нахмурился, не понимая, почему это так озадачило его.
* * *
Кэролайн сомневалась, удастся ли ей пережить ближайшие два дня. Черити готовилась к свадьбе и была так счастлива, так захвачена любовью, что Кэролайн порой испытывала к ней ревность. Но она успешно скрывала свои чувства и играла роль покорной супруги всякий раз, когда приходилось стоять рядом с мужем.
Два чувства сейчас владели ею – тоска по Бостону и родным и грусть при раздумьях об их отношениях с Бредфордом. Кэролайн чувствовала, что попала в ловушку любви, и часто мечтала избавиться от мучительных переживаний.
Сама церемония бракосочетания Черити и Пола прошла очень трогательно, а когда жених и невеста давали друг другу обеты верности, Кэролайн даже расплакалась, к величайшему неудовольствию мужа. Он сунул ей в руку носовой платок с таким громким вздохом раздражения, что его, как показалось Кэролайн, слышали все присутствующие в церкви.
Кэролайн на людях и наедине с собой была вынуждена скрывать негодование, но муж ее ничуть не думал сдерживать свое. Он вел себя как незаслуженно обиженный школьник. О, на приемах по поводу бракосочетания он был весьма обворожителен, даже порой улыбался, но только не с ней. Большую часть времени он просто не обращал на нее внимания, разве что когда считал необходимым что-то приказать.
Рэчел и ее мать присутствовали как на самом бракосочетании, так и на последовавшем приеме. При виде их Кэролайн была чрезвычайно удивлена, но ничего не сказала, пока они с Бредфордом в сопровождении Милфорда не заняли места в карете, направляющейся к городскому дому.
– Не могу понять, почему Рэчел приехала на бракосочетание, – начала разговор Кэролайн. – Она не скрывает того, что ненавидит меня, и совершенно точно знала, что я тоже буду там.
– Они были приглашены обе, – заметил Милфорд. – И мать, и дочь.
– Но ведь она говорила мне такие ужасные вещи, – произнесла Кэролайн, покачивая головой.
– Это так, но про это знаем только вы, Бредфорд, Найджел и я, – возразил Милфорд. – А ее мамочка не теряет надежды заполучить вашего отца.
– Я пыталась поговорить с ней наедине, – задумчиво сказала Кэролайн. – Но она юркая, словно мышь. Как только я приближалась к ней, она тут же ускользала в другой конец комнаты.
– Да она и выглядит как мышь, – улыбнулся Милфорд.
Бредфорда это не позабавило.
– Я не хочу, чтобы ты даже приближалась к ней, – резко произнес он.
– Но я только пыталась узнать, почему она так не любит меня. В чем я перед ней виновата? Думаю, я имею право знать, Бредфорд. Она ведь могла запросто убить меня, когда толкнула на лестнице в доме Клаймеров.
– Но почему вы думаете, что это была именно она?
Задавая этот вопрос, Милфорд смотрел на Бредфорда, который коротким движением головы дал другу знак оставить эту тему. Милфорд в недоумении приподнял бровь и заговорил о другом.
– Вы будете скучать по Черити, когда она вернется в Бостон? – спросил Милфорд, сознавая всю нелепость такого вопроса, но не в состоянии придумать ничего более умного, чтобы отвлечь ее от мрачных мыслей.
– Что? О да, конечно, мне так ее будет не хватать, – ответила Кэролайн, не в силах скрыть изумление. – Я даже начинаю подумывать, не отправиться ли и мне навестить родных.
Она искоса взглянула на Бредфорда, чтобы понять, как он воспримет подобную перспективу, но тот как раз смотрел в окно, снова не обращая на нее никакого внимания.
– Возможно, весной я и съезжу туда ненадолго, – добавила она.
– Ты никуда не поедешь, – перебил ее Бредфорд.
Тон его не допускал возражений, а Кэролайн чересчур устала за этот долгий день, чтобы снова вступать с ним в спор.
Милфорд попытался перейти к более благоприятной теме разговора. Напряжение внутри кареты стало ощутимым, и Милфорд почувствовал себя весьма неуютно.
– Как себя чувствует ваш дядя? – быстро нашелся он. – Я слышал, он не очень-то хорошо переносит такую погоду.
– Он слегка простыл, – ответила Кэролайн. – Мы с Бредфордом навестили его вчера, вид у него несколько нездоровый, но доктор сказал, что денька через два он будет на ногах. Он очень удручен тем, что не смог быть на бракосочетании Черити.
Когда карета остановилась около дома, Кэролайн сразу же направилась к себе наверх, а Бредфорд и Милфорд уединились в библиотеке, чтобы поговорить без помех.
Добрых полчаса Кэролайн нервозно мерила шагами спальню, потом бросилась ничком на постель и стала колотить кулачками ни в чем не повинные матрасы, пытаясь дать выход раздражению. Она была в отчаянии от все ширящейся пропасти между собой и мужем, ей уже порой начинало казаться, что выхода нет.
Дверь в спальню Бредфорда была приоткрыта, Кэролайн остановилась на пороге, не сводя взгляд с широчайшей и удобнейшей кровати. Права ли она, что требует любви от мужа? Или это простое упрямство? Бредфорд как-то назвал ее мечтательницей. Возможно, он прав, решила Кэролайн. Возможно, она требует слишком многого.
– Мне не нужны крохи, – прошептала она.
Кэролайн вознесла молитву, прося даровать ей силы, чтобы довести решение до конца, захлопнула дверь в спальню мужа и медленно вернулась в свою холодную одинокую постель.
* * *
На следующее утро Бредфорд заявил, что пришла пора вернуться в Бредфорд-Хилл. Кэролайн не стала спорить, сохраняя некую отрешенность, что, впрочем, вполне соответствовало настроению мужа.
Бредфорд тоже стал уставать от атмосферы враждебности. Он уже начал ценить своеобразный юмор жены, полюбил споры, скорее напоминавшие рыцарские турниры. Кэролайн была умной женщиной, которая прекрасно разбиралась в политических интригах, процветающих как в колониях, так и в самой Англии, и он скучал без былых горячих споров о различии двух народов.
Они легко устроились в загородном доме. Бредфорд рассчитывал, что Кэролайн вскоре почувствует себя одиноко и будет искать его общества. Он скучал, но ждал извинений и не мог проявить инициативу.
Но к концу недели Бредфорд уже отнюдь не был так уверен в своих расчетах. Кэролайн не выказывала никаких признаков скуки, и если бы он не знал ее характер, то мог бы подумать, что тихая деревенская жизнь привлекала ее куда больше, чем людское столпотворение Лондона.
Отец Кэролайн настоял на том, чтобы она взяла двух арабских жеребцов, и она каждое утро совершала длинные прогулки верхом, всегда в сопровождении двух охранников.
Дела потребовали присутствия Бредфорда в Лондоне, и там он купил несколько довольно дорогих украшений. Больше всего ему нравилось колье из бриллиантов с рубинами. Он отправил его жене со специальным посыльным, рассчитывая на следующий день по возвращении в Бредфорд-Хилл услышать ее бурные восторги.
Поздним вечером колье вернулось к нему с тем же самым посыльным. При нем не было никакой записки, но усталый посыльный рассказал, что герцогиня просила его возвратить колье мужу как можно быстрее.
Бредфорд был разгневан ее отказом принять подарок, но потом подумал, что колье ей не понравилось. Он решил купить еще несколько драгоценных камней чудесной работы, по стилю подходящих к колье, и захватить с собой, когда придет время вернуться домой. У него уже скопилась целая коллекция отрезов самых модных тканей. Ни одна женщина не сможет устоять перед искушением примерить новое платье, и Бредфорд полагал, что Кэролайн тоже не устоит перед его щедростью.
Оказалось, он жестоко ошибся и поэтому куда больше разозлился на самого себя, чем на жену. Она отказалась принять все его подарки и даже, похоже, была оскорблена. Хотя, в сущности, для Бредфорда это было извинением, а она стала вдруг чересчур упряма, чтобы захотеть понять это! Разумеется, он не стал оправдываться, но любая женщина, имеющая хоть каплю ума, поняла бы все сама.
Поздним вечером Бредфорд решил объясниться с женой. Он не скрывал своего недоумения, не понимал, почему его действия, похоже, только все больше сердят Кэролайн. На Кэролайн было простое платье темно-синего цвета, на плечи ее был наброшен теплый широкий шарф.
– Когда же ты поймешь, что я не похожа на других женщин? – спросила Кэролайн, стоя спиной к мужу перед горящим камином и грея над пламенем руки. – Я совершенно не хочу всех этих драгоценностей.
– Неужели для тебя ничего не значат эти чудесные вещи, которые так украшают жизнь? – спросил Бредфорд.
Голос его прозвучал намеренно холодно. Повернувшись, Кэролайн увидела гневный блеск в его глазах.
– Есть другие вещи, куда желаннее для меня, – ответила Кэролайн.
Она помедлила, думая, как бы лучше объяснить, что она больше всего на свете хотела бы обрести его любовь и доверие. Она знала, что, стоит только ей заговорить на эту тему, муж сразу же замкнется, и она не сможет найти тропинку к его сердцу.
– Я допустил серьезную ошибку по отношению к тебе, – холодно произнес Бредфорд. В голосе его снова появилось высокомерие, и он надменно продолжал:
– Завтра ты соберешь свои вещи и переберешься в другой конец поместья. Там есть еще один дом – самый первый дом, построенный в этих местах Бредфордами. Ты сказала, что роскошная жизнь для тебя ничего не значит. Что ж, докажи! Посмотрим, сколько времени тебе потребуется, чтобы признать очевидные вещи.
Кэролайн кивнула, пытаясь скрыть охватившую ее слабость. Как они смогут преодолеть разделяющую их пропасть, если даже жить им придется в разных местах?
– А ты будешь там со мной? – тихим голосом спросила она.
Увидев испуг в ее глазах, Бредфорд едва не улыбнулся. Он верил, что в конце концов сможет найти способ вернуть ее к реальности.
– Нет, – ответил он. – С тобой отправятся люди, которых я нанял для твоей охраны, а я должен вернуться в Лондон. Когда я закончу свои дела там, я вернусь сюда, в этот дом. В противоположность тебе, моя дорогая жена, я не скрываю, что мне доставляет удовольствие комфорт, приносимый богатством.
– А там, в Лондоне, ты заведешь себе какую-нибудь другую женщину? – смиренным голосом спросила Кэролайн.
Она по-прежнему стояла спиной к мужу, и он не мог видеть выражение ее лица.
Вопрос явно удивил Бредфорда. С первой встречи с Кэролайн он и не помышлял ни о какой другой женщине, а теперь тем более подобная мысль была для него отвратительна. Он понял, что она сама вложила ему в руки оружие, которое он может применить против нее, но поступить так ему не позволяла гордостью
– Нет.
Он ничего не добавил, просто ожидая ответа Кэролайн.
– Благодарю тебя.
Эти простые слова снова обезоружили его.
– Но почему? – спросил Бредфорд. – Почему это имеет значение для тебя?
Кэролайн повернулась и медленно приблизилась к своему мужу. Он стоял, опершись на край стола.
– Потому что я люблю тебя, Джеред Маркус Бентон, – произнесла она, глядя прямо в его глаза.
– У тебя довольно странный способ демонстрировать свою любовь, – заметил он. Протянув руку, он привлек ее к себе. – Я не заставляю тебя делить со мной постель, Кэролайн. Решай сама.
Кэролайн ничего не сказала. Она только смотрела на него, не отрываясь, и вскоре он уже не мог сопротивляться искушению. Губы его прижались к ее губам, и, почувствовав, что она не отстранилась, он стал целовать ее снова и снова.
Под этим страстным натиском губы Кэролайн приоткрылись, а руки обвились вокруг его талии. Она не скрывала, как ей нужны его ласки, его любовь.
Бредфорд ласкал языком ее губы, и с каждым его прикосновением волны желания вздымались в Кэролайн. Поцелуи его изменились, стали настойчивее и требовательнее. Когда он с силой прижал ее к себе, ее широкий шарф вдруг оказался на полу.
Она хотела, чтобы поцелуи не прекращались, и, когда Бредфорд принялся ласкать языком ее шею, Кэролайн даже вздохнула от легкого разочарования, смешанного, однако, с наслаждением.
– Я хочу тебя, – произнес Бредфорд голосом нежным, как бархат.
Он снова поцеловал ее, и этот долгий горячий, завораживающий поцелуй должен был лишить ее всякой мысли о сопротивлении. Потом он поднял жену на руки и понес к кровати.
– Ты ничего не имеешь против, жена? – полушутливо спросил он, заперев дверь и снова поворачиваясь к ней.
Кэролайн покачала головой. Бредфорд снова поцеловал ее и принялся медленно и осторожно раздевать ее. Потом он сбросил свою одежду, молча удивившись, что Кэролайн опустилась перед ним на колени и помогла снять башмаки.
В этот вечер она была необычайно покорна его желаниям, и Бредфорд поймал себя на том, что хмурится, обнаружив в ней такую неожиданную перемену.
Кэролайн выпрямилась и подошла к кровати. Бредфорд проводил ее взглядом, подумав о том, что она самая грациозная женщина в мире, и к тому же при всей невинности – самая чувственная. Через мгновение ему уже было не до рассуждений.
С каждой стороны кровати горело по две свечи в двойных подсвечниках, и Бредфорд не стал тушить их, желая не только ощущать, но и видеть страсть, овладевшую Кэролайн.
Сдернув закрывающие кровать покрывала, он лег на бок. Ему хотелось продлить удовольствие, но, как только он принял Кэролайн в объятия и ощутил нежную мягкость ее кожи, он уже не мог сдерживать себя. Поцелуи его стали первобытно-страстными, выдавая его чувственный голод, насытить который могла только она одна.
Этой ночью он не мог быть изысканно-нежным, и Кэролайн, разделяя страсть своего мужа, не желала любовной игры, которая всегда предшествовала их слиянию. Ногти ее впились в кожу его плеч, а бедра поднялись навстречу, моля о наслаждении.
Но как только Бредфорд вошел в нее, Кэролайн испустила слабый стон, и он тут же замер в напряженной позе.
– Боже мой, Кэролайн, я не хотел причинить тебе боль, – прошептал он.
Он подался было назад, но Кэролайн выгнулась ему навстречу, не отпуская его, изо всех сил прижимая к себе его бедра.
– Не останавливайся, Бредфорд, ну пожалуйста, – умоляла она.
Бредфорд ладонями обнял ее лицо, посмотрел в глаза и увидел, какое наслаждение он доставлял ей каждым движением тела. Глаза ее потемнели, стали темно-голубыми, и, когда он участил движения, она простонала, и этот хриплый первобытный звук пронзил все его существо, вознеся на вершину наслаждения.
Он тонул в чувственном восторге и по дрожи тела Кэролайн понимал, что она испытывает то же самое. Затем, ослабев, он спустился с небес на землю, опустошенный и удовлетворенный.
Кэролайн слушала, как затихает хриплое дыхание Бредфорда, как понемногу стихает бешеный стук его сердца, и в изнеможении закрыла глаза.
В эту минуту она ждала от него слов любви. Но секунды бежали, и с ними уходили надежды…
Бредфорд перекатился на бок и обнял Кэролайн.
– Похоже, это единственное место, где мы не спорим друг с другом, – прошептал он.
– А в Бредфорд-Хаусе такие же удобные кровати? – спросила она.
Заданный небрежным тоном вопрос продемонстрировал, что все осталось по-прежнему.
Но он не выказал досаду.
– Там вообще почти нет мебели. Боже, Кэролайн, ну почему ты такая упрямая? Только признай, что ты принадлежишь мне, и можешь оставаться здесь.
– Я никогда не отрицала того, что принадлежу тебе, – ответила Кэролайн, удивленная тем, что он так превратно понял ее слова. – И ты прекрасно понимаешь, о чем мы спорим. Как только ты осознаешь, что я не смирюсь с…
– Можешь взять из этого дома все, что тебе нужно, – прервал ее Бредфорд.
Он не собирался отступать, и Кэролайн с тоской ощутила, что он по-прежнему несгибаем.
– А зачем ты посылаешь со мной охранников? – спросила она, резко меняя тему разговора. – Я ведь знаю, что ты говорил с Рэчел, – прибавила она, пытаясь заглянуть ему в лицо.
Бредфорд прижал ее к груди, не давая пошевелиться.
– Рэчел не имеет к этому отношения, – ответил он. – Она не покушалась на тебя.
– Ты уверен? – Кэролайн все-таки высвободилась из объятий Бредфорда.
Сев в постели, она нахмурилась, мучительно пытаясь связать концы с концами.
Бредфорд не мог отвести взгляда от сидящей в постели жены. Ее вьющиеся волосы спускались вдоль лица, оттеняя нежность шеи. Одеяло едва прикрывало упругую грудь.
– Я спросила, уверен ли ты в этом, – повторила Кэролайн.
Бредфорд с неохотой вернулся к прерванному разговору:
– Совершенно уверен.
Кэролайн вздохнула.
– Извини, но мне кажется, что ты не особенно хочешь выяснить, что же случилось, – пробормотала она. – Если бы кто-то хотел причинить вред тебе, я бы перевернула весь Лондон. А ты ведешь себя так, словно тебе все уже наскучило.
– Я обещал тебе разобраться, – заявил Бредфорд. – Тебе больше ничего не надо знать. Это моя забота, а не твоя.
– Нет, Бредфорд, это наша общая забота.
Бредфорд только вздохнул и принялся рассказывать:
– Рэчел считает, что это именно ты отговорила отца от женитьбы на ее матери. Она строила большие планы, рассчитывая на этот брак, а ты, по ее мнению, спутала все карты.
– Но почему ей вдруг пришла в голову такая нелепая мысль? – удивленно воскликнула Кэролайн.
Бредфорд с минуту раздумывал, а потом медленно произнес:
– Потому что так ей сказал твой отец.
– Но зачем?
– Кэролайн, твой отец оказался в сложной ситуации и сослался на тебя, чтобы как-то деликатно выйти из нее. Ему было слишком трудно сказать матери Рэчел правду – что он не хочет на ней жениться. Он нашел самый простой выход, изобразив тебя грозной мегерой.
Кэролайн покачала головой, не в состоянии поверить.
– Но ведь это трусость, – прошептала она.
– Как правило, да, – согласился с ней Бредфорд, протянул руку и снова привлек Кэролайн к себе. – Но твой отец – исключение из правил. Он живет один, в собственном замкнутом мирке, уже давным-давно…
– Четырнадцать лет, – прервала его Кэролайн.
– Ну да, и в результате он уже не знает, как давать отпор таким особам, как женщины семьи Тиллман. Он все же не дал заманить себя в капкан и использовал тот путь отступления, который смог найти.
– Неужели он боялся сказать правду? – снова спросила Кэролайн. – И это все, что он мог придумать?
Бредфорд снова вздохнул.
– Он уже пожилой человек, Кэролайн, и несколько не от мира сего. Считай, что его сбили с толку, а не испугали.
– Но четырнадцать лет тому назад, когда он отправил меня к брату в Бостон, он был именно испуган. Я в этом совершенно уверена.
– Тогда он только что потерял жену и новорожденного сына, Кэролайн, и был вне себя от горя.
Но она едва слушала аргументы, которые Бредфорд продолжал приводить в пользу ее отца. Она вдруг осознала, что муж старался оправдать своего тестя. Вместо того чтобы со своей обычной неколебимостью назвать графа трусом Бредфорд пытался понять и оправдать его, а в чем-то даже сочувствовал.
Почему же он не мог сочувствовать ей, подумала Кэролайн. Почему не мог поступиться своими принципами, хотя бы чуть-чуть, ради нее? Несгибаемость была щитом, скрывающим его уязвимость, поняла Кэролайн. Но пока что она не знала, как убрать этот щит.
Бредфорд замолчал, и через какое-то время по его глубокому, ровному дыханию она поняла, что он заснул. Она попыталась было отстранить от него, но он сквозь сон еще крепче прижал жену к себе.
Кэролайн закрыла глаза, но сон долго не приходил. Голова кружилась и гудела. Она поняла, что муж по-настоящему беспокоится о ней. Возможно, необходимо только дать ему время, чтобы он признался в своей любви. Но придет ли вместе с любовью доверие?
Кэролайн не могла с полной уверенностью утверждать это. Она назвала его противником в битве за возможность понимать друг друга. Она припомнила, что как-то заявила ему, что он на самом деле совсем не знает ее. Бредфорд доказал справедливость этого утверждения тем, что пытался купить прощение драгоценными безделушками. Возможно, женщины, с которыми он имел дело в прошлом, и питали подобную слабость, но Кэролайн по-прежнему желала большего. Она хотела разбить броню, сковывавшую сердце мужа. Хотела завладеть его душой и телом.
Удивление, которое она испытала, слушая доводы Бредфорда в защиту отца, подсказало, что она и сама совершила серьезную ошибку. Она никогда не давала себе труда понять, в чем причина его цинизма. Она не знала своего противника.
Лежа без сна, Кэролайн решила предпринять еще одну атаку на броню, сковывающую сердце Бредфорда, и поймала себя на том, что молит Бога помочь ей в этом. Пусть она не сможет совершенно сокрушить крепостную стену, но она проделает в ней изрядные бреши!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мятежная страсть - Гарвуд Джулия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Мятежная страсть - Гарвуд Джулия



советуюпочитать...красивый роман
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияБрунгильда
19.10.2009, 14.30





Гордый и противоречивый характер Кэролайн разобьёт мегацинизм красавца-герцога.Обожаю противоречивость характеров ГГ,страсти кипят!
Мятежная страсть - Гарвуд Джулияmaksana74
28.05.2011, 13.43





Как то не зацепил.Мне не понравилось.Еле дочитала.
Мятежная страсть - Гарвуд Джулиячитатель
26.03.2012, 22.14





Книга очень понравилась. Насыщенна разнообразными интересными событиями, которые показывают характер главных героев. Поэтому книга читается легко и быстро. Побольше таких романов.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияЮлия
14.04.2012, 23.38





не могу понять свои чувства к роману вроде и не плохо,но что-то не хватает.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияЛюдмила
25.07.2012, 21.09





Неплохой роман. Но не самый лучший из произведений Джулии Гарвурд. Просто от неё ждёшь всегда чего-то особенного.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияСветлана
27.10.2012, 17.39





Милый и приятный роман с хорошими героями.
Мятежная страсть - Гарвуд Джулиянатали
27.10.2012, 18.56





Роман не плохой. Читать можно и нужно, не затянут. Есть ощущение, что конец оборван.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияМаруся
20.12.2012, 3.31





Первая половина романа гораздо интереснее второй, в которой опять появились доставшие меня вредители-кузены. Без них и роман был бы короче и гораздо интереснее.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.16





Хороший роман,читается очень легко
Мятежная страсть - Гарвуд Джулияkaty
10.01.2013, 22.27





РОМАН ХОРОШИЙ, НО "ЛЬВИЦА"-ЭТО ЧТО-ТО. СОВЕТУЮ ВСЕМ ЕГО ПРОЧЕСТЬ.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияОЛЬГА
7.02.2013, 18.15





mne roman ponravilsya! tak chto sovetuyu na proctenie, !
Мятежная страсть - Гарвуд Джулияkoshka
9.02.2013, 20.38





Роман в принципе интересный, насыщен событиями и развивается динамично, но мне совершенно не понравилась гг-ня. Очень уж она какая то...ни рыба, ни мясо. Гг-й делает, что хочет и когда хочет, она только возмущается и все равно идет у него на поводу. Ни какого характера у нее нет, только вредности выше крыши, и если бы гг-й ее не любил, он бы давно использовал ее и пошел дальше. Гордость то у девушки должна быть или нет? А то только на словах...
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияК
20.07.2013, 17.30





очень даже понравился,есть и юмор и чувства, ставлю 10
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияЕлена
27.10.2013, 12.49





Роман хороший,с удовольствием его прочитала, конечно есть романы вообще супер, но есть которые и читать невозможно, но этот роман читается легко и читать его и можно и нужно.Так что читайте и наслаждайтесь чтением.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияАнна Г,
5.04.2014, 23.30





Замечательный роман и вообще как и все романы Джулии Гарвуд читаю на одном дыхании
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияАнгелина
11.05.2014, 0.27





Люблю девушек с сильным характером, волей и разумом!10!
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияЛика
11.05.2014, 14.38





Точно не 10!!! Постоянно хотелось забросить чтение, но я всегда дочитываю до конца. Какой-то "безвкусный" роман, простой и неинтригующий. Моя оценка 6.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияНаталия
12.05.2014, 19.17





супер! Читать всем!
Мятежная страсть - Гарвуд Джулияэля
2.06.2014, 23.25





Скучно, очень мало действий и слабые описания. Сюжет неплохой, но автор его не обыиграла. Вообщем с трудом дочитала до скомканного и неинтересного окончания.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияДиана Анаид
4.06.2014, 16.09





Прочитав первые страницы романа, я думала что вообще брошу и читать дальше не буду. Не в моём вкусе эдакие героини-мамочки, не в меру умные, самоуверенные и нахальные. Но потом характер героини стал мягче и естественнее, а в конце концов она вообще превратилась в тряпку)))____rnГерой конечно показывает себя не с лучшей стороны. Речь идёт о высшем свете, а такое поведение это не поведение джентльмена, он иногда таскал её за собой как девку какую-то. Но характер героя выдержан до конца, это мне понравилось.____rnРоман насыщенный и читается с интересом, правда утомляет история с родственниками героини, особенно в конце
Мятежная страсть - Гарвуд Джулия7-8 из 10
18.08.2014, 23.56





кстати постельные сцены совершенно никакие, обычный набор слов который повторяется в течение романа и эти сцены просто хочется пропустить и не читать. Автор зачем-то подробно перечисляет позы и это всё буквально в 3-4 строки. Лучше б их вообще не было, чем так.
Мятежная страсть - Гарвуд Джулия7-8 из 10
19.08.2014, 0.05





Очень хорошая книга!!!! Советую читать!!!
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияНадежда
16.05.2015, 15.05





Роман скучный. Читала по диагонали. Нет ни любви, ни романтики. Одни штампы.Сюжет притянут за уши.Героиня никакая, герой не лучше.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияСофия
17.05.2015, 17.58





Читайте.
Мятежная страсть - Гарвуд ДжулияКэт
14.10.2015, 8.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100