Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Видно, Мэри Роуз не следовало искушать судьбу. Дела шли все хуже и хуже. Через какие-нибудь десять минут после унизительного избиения она очутилась в еще более незавидном положении, Она сидела на стуле в гостиной у Моррисонов, положив ноги на специально подставленную табуретку, совершенно одна. Мать Кэтрин отправилась за чистым полотенцем и водой, чтобы вымыть Мэри Роуз лицо, в то время как ее дочь развлекала гостей за кухонным столом.
Мэри Роуз честно призналась себе, что получила по заслугам. Кэтрин оправдала все ее худшие подозрения. Поначалу, когда Мэри Роуз только вошла в дом, Кэтрин изобразила сочувствие. В тот миг вокруг были зрители, и она разыграла настоящее представление и даже пустила слезу, видя свою подружку в столь жалком состоянии. Но Мэри Роуз раскусила Кэтрин уже много лет назад. Еще маленькой девочкой та старалась выглядеть паинькой s глазах своих родителей и братьев Мэри Роуз, однако стоило им отвернуться, как она тут же бросалась на Мэри Роуз, стремясь укусить ее или еще как-то напакостить. К сожалению, время нисколько не улучшило ее характер. Ее участливое отношение к Мэри Роуз закончилось в тот самый миг, когда миссис Моррисон проводила мужчин на кухню. Кэтрин тут же бросилась за Харрисоном, задев при этом краешком полотенца Мэри Роуз по лицу.
Трэвис, Кол и Харрисон сидели вокруг кухонного стола и поедали пирог с ежевикой, который миссис Моррисон только что вынула из печи. Затем к ним присоединился Дули. Со своего места Мэри Роуз было прекрасно видно Харрисона – и, разумеется, Кэтрин, которая к нему так и липла, но Харрисон, похоже, принимал это благосклонно.
Было настоящей пыткой наблюдать, как Кэтрин кокетничает с Макдональдом. Трэвис со своей стороны из кожи лез вон, выдавая Кэтрин один глупейший комплимент за другим. Кэтрин жмурилась, словно довольная кошка.
– Похоже, вы здорово разозлились, Харрисон, – с одобрением заявил Дули. – Я думал, вы спятили, когда увидел, что вы схватились со всеми разом. Вы, наверное, и ударов-то совсем не чувствовали.
– Нет, я не спятил, – покачал головой Харрисон. – Я прекрасно знал, что делаю.
– Кто бы мог подумать, – гнул свое Дули, – что такой шикарный парень, юрист – и так здорово дерется.
Кол вдруг замер.
– А он что, юрист? – поинтересовался он.
– Конечно, – отозвался Дули.
Кол медленно отложил ложку, повернулся к Харрисону и вдруг нанес ему боковой удар в челюсть. Харрисон покачнулся, скривился от боли, потом потер челюсть ладонью и уставился на Кола.
– Зачем ты это сделал? – спросил он.
– Затем, что ты юрист, – ответил Кол.
Он снова взял ложку и склонился над тарелкой с пирогом.
– Объясни мне, ради всего святого, почему ты не сказал нам, что ты юрист? – спросил он чуть погодя.
– Он вовсе не делал из этого секрета, – выпалил Дули, прислонившись к плите. В кухне не осталось ни одного свободного места, и, чтобы сесть, ему пришлось бы выйти в гостиную, однако Дули вовсе не собирался этого, делать – иначе он мог пропустить какую-нибудь интересную сплетню.
– Всему городу известно, чем Харрисон зарабатывает на жизнь, – заявил старик, проглотив еще ложку десерта. – Мы даже обсуждали с ним идею, чтобы открыть контору напротив магазина. Да, сэр, так оно и было.
– Если ты еще когда-нибудь ударишь меня, я тебя в лепешку раскатаю, – пообещал Харрисон Колу.
– Я ненавижу юристов.
– Заметно, – сухо сказал Харрисон. – Не можешь объяснить мне почему?
– Я бы тоже тебя треснул, да только Кол меня опередил, – пробормотал Трэвис.
– Да Кол вообще никого терпеть не может, разве ты еще не понял? – спросил Дули.
– Юристы вечно суют нос не в свои дела, – пояснил наконец Грэвис. – Собрать бы их всех вместе и перевешать.
– Сегодня с утра у нас тут пахло сразу несколькими казнями, мисс Кэтрин, – вставил Дули.
Харрисон посмотрел в открытую дверь гостиной, чтобы узнать, как дела у Мэри Роуз. Миссис Моррисон что-то чересчур долго готовилась оказать девушке помощь. У Харрисона уже кончалось терпение – он не мог больше сидеть сложа руки.
– Куда ты смотришь? – спросил Кол.
– На твою сестру, – признался Макдональд и стал подниматься с места. – Пожалуй, пойду взгляну, чем ей помочь.
– Пусть о ней позаботятся женщины, – сказал Трэвис. Харрисон снова уселся на место.
– Что-то эти женщины очень замешкались, тебе не кажется? –
тихо шепнул он.
– Всему свое время, Харрисон, – произнес Трэвис и, взглянув через плечо на сестру, снова повернулся к столу. – С ней все в порядке, не беспокойся.
– Кто-то же должен о ней беспокоиться, – упрямо заявил Харрисон. – Вы с Колом ведете себя так, словно она оцарапала коленку!
– Не показывай ей своего волнения, – произнес Кол.
Трэвис ухмыльнулся:
– Это дельный совет, Харрисон. Постарайся его запомнить. Харрисон поражался равнодушию братьев. Кол же, видя озадаченное выражение его лица, гадал, о чем он думает.
– Она маленькая, но стойкая.
– Но она, должно быть, ужасно себя чувствует, – сказал Харрисон.
– Ради Бога, не спрашивай ее об этом, – предупредил Трэвис.
– Почему?
– Ты как юрист должен сам соображать, – ответил Кол. – Ты и впрямь собираешься бросить свое занятие и содержать ранчо?
– Да.
– Мистер Макдональд, мне так нравится, как вы говорите, – сказала Кэтрин Моррисон. Раскладывая перед гостем льняную салфетку, она наклонилась и прижалась к нему. – Ваша речь звучит весьма необычно. Не правда ли, Трэвис?
– Его речь звучит так, словно у него что-то застряло в глотке, – пробормотал Трэвис. Его раздражало внимание Кэтрин к человеку, который мог стать его соперником.
– О, Трэвис, я обожаю, когда ты так злишься, – промурлыкала Кэтрин.
Кол с Харрисоном обменялись взглядами, в которых сквозило отчаяние. Харрисон считал, что молодой женщине удалось поднять искусство кокетства на небывалую высоту. Она действовала совершенно неприкрыто, нисколько не таясь. По мнению же Кола, Кэтрин вела себя как старая дева, отчаянно охотящаяся за женихами.
Что же касается Трэвиса, то он был искренне убежден, что Кэтрин – самая чудесная девушка в Блю-Белл.
Кэтрин только начала флиртовать, но Мэри Роуз больше не могла все это выносить. Ей хотелось добраться до дома, прилечь поудобнее… Если бы кровотечение из рассеченной кожи на голове и из разбитой губы не прекратилось само собой при такой, с позволения сказать, «помощи», она бы давно уже умерла. И ее смерти никто бы даже не заметил. Девушка понимала, что начинает жалеть себя, и это было естественно – это чувство могло отгородить ее от окружающих до вечера.
От долгого сидения на стуле у Мэри Роуз затекли все члены. Она встала и едва не потеряла равновесие. Качнувшись вперед, девушка выпрямилась и тут же бросила взгляд на кухонную дверь. Но никто не обратил внимания на то, что она встала со своего места.
Выйдя на улицу, она увидела лошадей, привязанных к забору. В тот самый миг, когда она сошла с крыльца, к дому верхом подъехал Дуглас.
– Ты что-то неважно выглядишь, Мэри Роуз, – сказал он.
– Ничего удивительного. Как-никак, меня избили, Дуглас. Когда я думаю обо всем…
– Ну-ну, не жалуйся, – перебил ее брат. Дуглас спешился и пошел к крыльцу.
– Где все? – спросил он.
– В доме, едят какой-то удивительно вкусный ежевичный пирог, приготовленный миссис Моррисон. Правда, мне никто не предложил ни кусочка.
– Ну вот, ты опять за свое. От твоего нытья тебе не станет легче.
Протянув руку, Дуглас неловко похлопал Мэри Роуз по плечу.
– Нет, станет, – заверила его девушка. – Я люблю жаловаться.
– Я знаю, – произнес брат примирительным тоном и улыбнулся ей. Однако его улыбка лишь сильнее растравила ее обиду. Неужели она ни от кого не добьется хоть немного сочувствия?
– Куда это ты собралась?
– Домой. И не смей меня останавливать.
До Дугласа наконец дошло, что сестра вот-вот заплачет.
– Ну ладно, – смягчился он. – Мы поедем домой. Только подожди меня здесь. Я пойду и соберу всех остальных. Я мигом, обещаю тебе.
Мэри Роуз сделала вид, что согласна, – лишь бы Дуглас оставил ее одну. Она знала, что произойдет дальше. Дуглас совершенно искренне обещал ей не задерживаться, но как только он окажется на кухне у Моррисонов, у него наверняка все вылетит из головы. Так уж устроены мужчины. Достаточно погладить их по головке, рассуждала девушка, угостить чем-нибудь – и они пойдут за вами хоть на край света. Добавьте к этому улыбку и несколько дурацких комплиментов – и они тотчас позабудут обо всех своих обязанностях. Например, о сестре, которая умирает тут, на крыльце чужого дома. Ну нет, решила Мэри Роуз, она добьется участия – даже если для этого ей придется пройти пешком весь путь до самого Хаммонда.
Девушка потратила немало времени, чтобы забраться в седло. Когда наконец ей это удалось, она поехала домой, стараясь справиться с мерзким настроением. В конце концов, она чувствовала себя не так уж плохо. Мэри Роуз любила сравнивать неприятные события в своей жизни с какими-нибудь другими неприятными событиями. И получалось, что нападение Бикли все же было не таким страшным, как нападение пчел, ужаснее которого ей пока не доводилось переживать ничего.
– Мэри Роуз, придержи лошадь и подожди нас, – услышала она голос Дугласа.
Девушка повиновалась, но когда брат поравнялся с ней и оне заметила у него на подбородке несколько крошек ежевичного пирога, она нахмурилась и отвернулась от него.
– Она может ехать верхом без посторонней помощи? – раздался сзади голос Харрисона.
– Она старается, – съязвила Мэри Роуз.
– Не лучше ли тебе поехать вместе со мной? – крикнул Кол.
– Сомневаюсь. У меня весь зад болит. Ты, наверное, забыл, m со мной случилось.
– И ты собираешься мне об этом напомнить?
Мэри Роуз едва не улыбнулась, но вовремя сдержалась – ей не хотелось, чтобы кто-либо из братьев разгадал ее игру. Весь ее смысл пропал бы, если бы они поняли, что девушка жалуется только потому, что братья этого очень не любят.
– Меня зверски били ногами, и…
– Не начинай все сначала, Мэри Роуз.
Кол поравнялся с ней и пересадил ее на спину своей лошади перед собой.
– Так тебе будет удобнее.
Брат вел себя так, как будто ничего особенного не произошло. Впрочем, столь же невозмутимо держались и остальные мужчины даже герой дня Харрисон. Мэри Роуз захотелось досадить Колу, она снова начала жаловаться. Кол попал в настоящую ловушку хныканьем Мэри Роуз могла добиться от него чего угодно. Обычно, когда она принималась перечислять свои беды, все попросту уходили. Она усвоила это уже много лет назад и теперь намеревалась еще раз прибегнуть к безотказному средству. Всегда, когда ей хотелось побыть одной, она начинала хныкать и капризничать, с любопытством наблюдая, как братья удирают от нее куда глаза глядят. Теперь она вновь решила прибегнуть к этому эффектному трюку.
Сейчас ее целью было вернуться в седло своей лошади и сделать так, чтобы ее оставили в покое. Девушке требовалось обдумать странное поведение Харрисона. Что случилось с тем покладистым и добрым мужчиной, который ей так нравился? Мэри Роуз решила хорошенько разобраться во всем этом – ей казалось, что только тогда она сможет смотреть на Харрисона без гнева.
Колу не хотелось, чтобы она ехала верхом самостоятельно, но вскоре Мэри Роуз так его утомила, что он передал ее на попечение Дугласа. Того не хватило и на пять минут, после чего настала очередь Трэвиса.
– Мэри Роуз, у меня от твоего нытья зубы болят, – сказал тот спустя некоторое время. – Почему бы тебе не потерпеть, пока мы доедем до дома – там ты сможешь сесть и сочинить длинное письмо маме, где посетуешь на свои беды и несчастья.
– Я не могу ждать. И потом, мама мне как-то написала, что молодой леди не к лицу жаловаться.
Трэвис засмеялся:
– А ты, значит, в своих письмах ябедничала ей на нас, верно?
– Я тогда была совсем маленькая. Мама быстро отучила меня от этого. Хотя сейчас она бы мне посочувствовала. Еще бы, меня избили, и…
– Харрисон, не хочешь меня сменить? – крикнул Трэвис.
– Не надо, – шепнула Мэри Роуз. – Я больше не буду ныть. Но Трэвис ей не поверил и прямо-таки швырнул сестру на колени Харрисону. Приземлившись на его чресла, девушка громко застонала. Харрисон предложил ей прислониться к его плечу. Когда девушка нашла наконец более или менее удобную позу, она немного расслабилась. Не отрывая взгляда от тропы, она думала о том, с какой нежностью Макдональд обнимает ее.
Но в голову ей лезли самые нелепые мысли. Она вдруг вспомнила, что выглядит, должно быть, просто ужасно. И это глупое беспокойство по поводу своей внешности было еще одним противоречием ее Натуры. Она понимала, что, вероятно, несправедлива к Харрисону, но все еще не могла поднять на него глаза. Наверное, она еще не оправилась от удара головой о столб.
Харрисон не выдержал молчания. Он осторожно отвел рукой волосы девушки и низко склонился над ней:
– Вам больно, Мэри Роуз?
– Нет.
– Вам нужен врач. Я могу съездить в Хаммонд и раздобыть там какого-нибудь доктора.
– Мне не нужен доктор, – заверила его девушка. – Я прекрасно себя чувствую.
– Постарайтесь расслабиться, – попросил Харрисон, осторожно пожимая ей руку.
Через несколько минут, когда он снова шепотом произнес ее имя, по телу у нее вдруг побежали мурашки. Вероятно, сильный удар головой лишил ее силы воли, подумала девушка.
– Почему вы отводите глаза? – спросил Макдональд. – Я напугал вас?
В голосе его звучал сдерживаемый смех. Сейчас он опять был добрым, внимательным и очень, очень нежным. Мэри Роуз вдруг захотелось пнуть его ногой. Харрисон вздохнул.
– Ладно, забудьте о моем вопросе, – сказал он. – Наверное, мне это показалось.
Они еще немного помолчали, но в конце концов чувство вины заставило Мэри Роуз открыться Харрисону:
– Вы не далеки от истины. Только я испугалась не вас, а того, что с вами произошло. Мне не нравятся мужчины, которые дерутся.
– Тогда вы должны ненавидеть своих братьев.
– Я люблю своих братьев. А вас нет.
Он знал, что она его не любит. И все же, когда она прямо сказала ему об этом, Харрисону стало больно.
– Я просто не знаю, что на меня нашло, – сказал он.
– Вас что, заколдовали, Харрисон?
– Не думаю. Когда я подхватил вас на руки, во мне словно что-то щелкнуло. Я не могу этого объяснить. Вы были вся в крови, я даже не мог разобрать, дышите вы или нет. Я не знал…
– Вы взяли меня на руки? А я решила, что Дули это придумал.
– Вы были без сознания, – объяснил Харрисон. – Поэтому ничего не помните. Вас могли растоптать лошади, и я должен был как-то вас защитить. Я, конечно, немножко запоздал, верно? Вы лежали на земле пластом и даже не пытались хотя бы прикрыть голову.
При этом воспоминании Харрисон вздрогнул и инстинктивно прижал ее к себе, и Мэри Роуз поняла, как ему было страшно,
– А что вы сделали потом?
– Когда я убедился, что вы дышите, я отнес вас в безопасное место и бросился разбираться с этим ублюдком.
В этот миг Мэри Роуз его уже почти не слушала – ее переполняло несколько странное злорадство. Не она ли говорила ему, что они с ним похожи? Не будет ли слишком жестоко, если она напомнит Харрисону об этом? Кажется, ему сейчас самое время признать ее правоту.
– Значит, вы совсем не раздумывали в этой ситуации? Вы просто действовали, правильно?
Харрисон с трудом сдержал улыбку – эта девушка была чертовски умна.
– Я этого не говорил…
– Нет, сказали. Вы немножко изменили свою философию, верно? Вспомните, что вы исповедовали раньше: сначала сердце, потом голова.
– Наоборот.
– Я знаю, – с улыбкой ответила девушка. – Вы хоть понимаете, какой чудесный комплимент мне сделали?
– Вот как? А вы меня только что оскорбили.
Мэри Роуз засмеялась – ее это, похоже, нисколько не смущало. Услышав ее смех, Кол пришпорил свою лошадь, чтобы ехать рядом с Харрисоном и сестрой. Он сразу же обратил внимание, как крепко Макдональд прижимает девушку к себе.
– Тебе не кажется, что ты обнимаешь Мэри Роуз неприлично крепко?
– Не суйся не в свое дело, Кол, – ответил Харрисон.
Кол выглядел озадаченным – он не привык, чтобы другие мужчины так с ним разговаривали. Гости Клэйборнов не решались перечить кому-либо из братьев Мэри Роуз, но Харрисон был непохож ни на кого из прежних знакомых девушки.
Кол решил не обострять ситуацию. Повернувшись к сестре, он одарил ее широкой улыбкой. Ей показалось, что он старается быть любезным, но улыбка не сходила с его лица, и девушка заподозрила подвох.
– Ты чего это так ухмыляешься? – строго спросила Мэри Роуз.
Кол вовсе не собирался говорить ей правду – все дело было в том, чтоо вид у его сестры был самый жалкий. Волосы стояли дыбом, бело-голубая лента упала на грудь, лоб, подбородок и часть шеи покрывала корка запекшейся крови. Кол опасался, как бы дома, когда Мэри Роуз посмотрит на себя в зеркало, с ней не случился обморок.
– Я просто рад, что ты чувствуешь себя получше, – сказал он, продолжая ехать рядом. Мэри Роуз же хотелось, чтобы он оставил их с Харрисоном наедине.
– Мне ничуть не лучше.
– Ты же только что смеялась, я слышал.
– Это было все равно как в бреду. Ты что, забыл, что со мной случилось? У меня раскалывается голова, а бедро…
Продолжать не было необходимости – Кол тут же словно испарился. Видимо, он поехал впереди кавалькады. Трэвис следовал за ним, Дуглас – позади всех, прикрывая группу с тыла от возможного нападения.
– Ну так что вы мне говорили?
– Мэри Роуз, я на самом деле беспокоюсь за вас. Надо, чтобы вас осмотрел врач, – снова принялся настаивать Харрисон.
– Да нет, все правда в порядке.
– Вы уверены? У вас был такой слабый и больной голос, когда вы только что разговаривали с Колом.
– Очень мило с вашей стороны так обо мне заботиться. Но я действительно в полном порядке. Так вы не можете от этого удержаться?
– От чего? От того, чтобы быть любезным?
– Нет, – улыбнулась Мэри Роуз, – я хочу сказать, что вы не можете не волноваться за меня.
– Да, конечно, я волнуюсь за вас. И за ваших братьев тоже. Вы дали мне кров и пищу, и…
– Приласкай их и накорми их, и они будут вечно тебе благодарны.
– Что вы сказали?
– Не важно.
– Вы так на меня и не взглянете?
– Я собираюсь с духом. Пообещайте мне одну вещь.
– Какую?
– Пусть с вами больше не происходит никаких метаморфоз.
Оставайтесь таким, каким я вас знаю, ладно?
– Со мной не происходит никаких превращений, Мэри Роуз, и я должен понять, за кого вы меня принимаете, прежде чем смогу выполнить вашу просьбу.
Мэри Роуз наконец повернулась и посмотрела Харрисону в глаза – и тут же пожалела об этом. Харрисон явно был поражен увиденным. Правда, через секунду-другую он справился с собой и одарил ее такой же глупой улыбкой, как и Кол несколько минут назад.
– Вы немножко похожи на Гоуста, – сказал он, предвосхищая ее вопрос.
– Неужели все так плохо? – шепотом спросила она.
Харрисон попытался хоть как-то пригладить безнадежно растрепанные волосы Мэри Роуз. Она принялась ему помогать.
– А в городе вы тоже улыбались, глядя на меня?
– В городе я был расстроен и встревожен, а сейчас нет. И потом, ваши волосы…
– Что мои волосы? – Она оттолкнула его руку, чтобы он не мешал ей приводить в порядок прическу. – О Господи, неужели я и впрямь напоминаю Гоуста?
– Нет, у него волосы лежат немного набок, а у вас торчком.
– Эй, Мэри Роуз! Тебе ни за что не догадаться, кто нас дожидается! – крикнул Кол. – На главном дворе стоит Клив Харрингтон.
Кол разглядел старика с гребня холма, высоко вздымавшегося над ранчо Клэйборнов. Услышав эту новость, Мэри Роуз тут же забыла о своей внешности и попросила Харрисона пришпорить коня и догнать брата.
– Наверное, Клив заболел! – заволновалась она.
– Не думаю, – сказал Кол, покачав головой.
Мэри Роуз встревожилась. Клив никогда не заезжал в чужие владения на дилижансе, говоря, что это противоречит его принципам. Пассажиров он высаживал где-нибудь на перекрестке, а как добираться до дома – это уж была их забота. Старик как-то признался Мэри Роуз, что ему некогда думать о таких пустяках.
Правда, он собирался сделать для нее исключение, но девушка настояла, чтобы на нее распространялись те же правила, что и на остальных. Клив же после этого решил, что Мэри Роуз – ангел во плоти.
Наконец девушка с Харрисоном тоже достигли гребня холма. Мэри Роуз сразу же заметила Клива, расхаживающего взад и вперед перед своими лошадьми.
– Произошло что-то ужасное, – объявила она. – Вы только взгляните, как бедняга возбужден.
– А где Адам? – поинтересовался Трэвис.
– Должно быть, в доме, – предположил Дуглас.
– Да, похоже, случилось что-то страшное, – снова повторила Мэри Роуз.
– Послушайте, Мэри Роуз, не переживайте раньше времени, – посоветовал Харрисон. – Может, все как раз наоборот – случилось что-то очень хорошее и кучеру дилижанса не терпится с вами этим поделиться.
Девушка, сидевшая у него на коленях, развернулась вполоборота, и по ее взгляду Макдональд понял, в какое отчаяние ее привела его дурацкая реплика.
– Наверное, его ограбили, – предположил Трэвис.
– Сомневаюсь, – произнес Кол. – Всей округе известно, что он никогда не возит с собой ничего ценного.
– Пожалуйста, поторопитесь, – умоляющим голосом попросила Мэри Роуз. – Я должна помочь Кливу.
– Может быть, Харрисон прав, и он принес вовсе не плохие новости, – сказал Кол.
– Это после сегодняшнего-то утра? – возразила девушка. – Новости наверняка скверные. Я это заслужила.
– Ты опять за старое?
– Я очень нехорошо отзывалась о Кэтрин, – заявила Мэри Роуз брату. – И хоть я нисколько не преувеличила, мне все же стоило держать язык за зубами. Но поверь, если бы ты знал, сколько гадостей она сделала мне в детстве, ты бы сейчас молил меня о прощении. Если бы я играла с гремучей змеей, я чувствовала бы себя в большей безопасности.
Трэвис улыбнулся Харрисону.
– Мэри Роуз все еще злится на Кэтрин, что та как-то остригла ей волосы. Наша сестренка бывает злопамятной.
– Этот поступок отнюдь не самый страшный. Значит, так – или мы спускаемся с холма, или посторонитесь, чтобы я могла проехать.
Братья наконец стали спускаться в долину, и через несколько минут Клэйборны и Харрисон добрались до ранчо. Клив подбежал, чтобы помочь ссадить Мэри Роуз на землю.
– Боже, что с вами случилось, мисс Мэри?
– Меня избил Бикли.
– Я пристрелю его. Вот увидите.
– Не сердитесь, Клив. Это вредит пищеварению. Бикли с его дружками уже отправлены в Хаммонд, там ими займется шериф. Спасибо, что вы так за меня переживаете. Вы настоящий друг.
– Вам больно, мисс Мэри? – спросил возница.
– Нет, – заверила она его. – Стоит мне умыться и переодеться – и никто ничего не заметит.
– И причесаться, – добавил старик.
Девушка тут же протянула руку к волосам, стараясь их хоть как-то пригладить.
– А теперь рассказывайте, почему вы здесь.
– Да уж. Слава Богу, что вы наконец дома. Вы же не должны были ездить нынче в Блю-Белл, мисс Мэри. Сегодня ведь не суббота. Разве вы забыли?
– Нет, не забыла, но мне нужны были припасы для одной моей подруги. Это особый случай.
– Ну тогда ладно, – пробормотал Клив. – Хотя вы и выглядите так, словно вас переехал экипаж, мне все равно приятно на вас смотреть. Я отчаянно нуждаюсь в вашей помощи.
Мэри Роуз бросила на братьев уничтожающий взгляд и лишь после этого снова повернулась к Кливу:
– Можете на меня рассчитывать. Скажите же мне, что стряслось.
– Вытащите ее из моего дилижанса. Она не желает покидать его. Адаму она не позволила даже к двери подойти – дескать, негоже, чтобы ее касался какой-то черномазый. Я пытался ей объяснить, как здесь обстоят дела, но она не захотела меня слушать. Она не поверила, что Адам – ваш брат. Конечно, она ведь приезжая, поэтому не привыкла к таким вещам. В конце концов Адам плюнул и пошел назад в дом. Ему вовсе не улыбалось схлопотать пулю. А она пригрозила пристрелить его, если он еще раз приблизится к дилижансу. Ваш брат предложил мне удобный стул и попить чего-нибудь холодненького, но я не осмелился воспользоваться его любезностью – не мог же я оставить ее здесь одну. Только Богу известно, что она может сотворить с моим дилижансом, если за ней не присматривать. Я пробовал поговорить с ней поласковее, мисс Мэри, но ничего не вышло. Она требует, чтобы ее встретили как следует, и заявляет, что не выйдет наружу, пока не получит то, что хочет. Она там уже битый час сидит. Ну и штучка, скажу я вам, мисс Мэри!
– Так кто там у вас внутри? – спросил Дуглас и попробовал заглянуть в окно дилижанса, но задернутая темная занавеска не позволила ему разглядеть ровным счетом ничего.
– Мисс Бордер, – шепотом сказал возница и вздрогнул.
– Элеонора?
Мэри Роуз застыла на месте, словно пораженная молнией. Что делает Элеонора Бордер на главном дворе ее ранчо?
Дуглас волчком крутанулся на месте и уставился на сестру.
– Та самая Элеонора?
Прежде чем Мэри Роуз успела ответить, Клив потянул ее за рукав:
– Избавьте меня от нее. Клянусь, я сделаю все, о чем вы ни попросите. Я готов умолять вас об этом.
– Ты и так уже умоляешь, – заметил Кол. Он был единственным из братьев, которого весть о приезде Элеоноры развеселила. Печально известная подруга Мэри Роуз, которая столько лет причиняла их сестре всевозможные неудобства и неприятности, заявилась к ним с визитом вежливости.
– Что ей здесь надо? – возмущенно спросил Трэвис.
– Ты ее приглашала? – поинтересовался Дуглас.
– Вроде того, – уклончиво ответила Мэри Роуз.
– Что значит «вроде того»? – не понял Дуглас и, тяжело спешившись, остановился рядом с сестрой. – Ну так что же приглашала?
– Да, но только будучи уверенной, что она никогда не воспользуется моим приглашением. Она считает, что жизнь в приграничных районах варварская и нецивилизованная. Дуглас, прекрати так на меня смотреть.
– Эта женщина когда-нибудь бывала западнее Сент-Луиса? – поинтересовался Трэвис.
– Нет, но и Сент-Луис ей тоже не нравится, – объяснила Мэри Роуз.
– Я надеюсь, это не та Элеонора, о которой ты столько рассказывала в последние годы? – спросил Дуглас и взял сестру за руку, требуя ответа.
– Ты прекрасно знаешь, что это та самая Элеонора, – прошептала Мэри Роуз, стараясь освободить руку, чтобы пойти встретить девушку.
– Я бы тебе шею свернул за такую гостью, Мэри Роуз, – пробормотал Трэвис.
– Ты ведешь себя как ребенок, – парировала она. – И пожалуйста, говори потише. Она очень чувствительная.
Кол снова захохотал.
– Клив, отвези ее обратно в Блю-Белл, – попросил Дуглас. – Она может остановиться в одной из комнат над салуном.
– Ради Бога, будь благоразумным. Там останавливаются одни пьяницы. Элеонора очень нежная и утонченная леди.
– Я вижу, вас не волнует моя проблема, – подал голос Клив. Мне надо избавиться от нее, иначе мне ни за что не добраться Мортон-Джанкшн засветло. Меня там люди ждут.
– Да, конечно, – успокоила его Мэри Роуз. – Мы вам поможем.
Но Клива уже понесло, и он выплескивал все раздражение, которое накопилось у него за последние два часа. Настало время что-то предпринять.
– Если здешние жители узнают, что я подвез ее прямо к вашей двери, я буду опозорен на всю оставшуюся жизнь, – перевел наконец дыхание старик и повернулся к братьям. – Я вам говорю, ребята, она та еще штучка. Элеонора уже продырявила мою лучшую шляпу. Слава Богу, что она в тот момент не была у меня на голове. Она заявила, что пристрелит меня, как собаку, если я буду ей перечить. Так что я сильно сомневаюсь в ее деликатности, мисс Мэри. Нужно что-то делать, и побыстрее. Я хочу убраться отсюда.
– Сейчас я вас от нее избавлю, – пообещала Мэри Роуз. – Дуглас, отпусти меня, пожалуйста. Мы и так уже заставили ее столько ждать.
Харрисон стоял рядом с Мак-Хью и наблюдал за происходящим. Похоже, его чрезвычайно заинтриговала Элеонора Бордер.
– Неужели я буду гостеприимным после того, как она нагрубила моему брату? – спросил Дуглас.
– Она просто ничего не поняла.
– Чего именно она не поняла? – спросил Трэвис. – Ведь Клив объяснил ей, что Адам твой брат.
– Она ему не поверила, – промолвила Мэри Роуз.
– И еще она угрожала его пристрелить, – встрял Клив. Улыбка исчезла с лица Кола.
– Повтори, что она сделала? – почти выкрикнул он.
– Я никогда никому не рассказывала о нашей семье. Успокойся, Кол. Вы все то и дело твердили мне, чтобы я не слишком откровенничала с посторонними, – призналась девушка и, понизив голос, добавила: – Элеонора, наверное, подумала, что Клив собирается ее вышвырнуть.
– Я так и собирался поступить! – рявкнул Клив.
Мэри Роуз закрыла глаза. Сегодня выдался явно не лучший день Для приезда Элеоноры. Тем временем разгорелся новый спор вокруг личности Элеоноры Бордер – Клэйборны разбирались, нравится она Им или нет.
– Она извинится перед Адамом, – пообещала Мэри Роуз.
– А если она откажется? – спросил Трэвис.
– Тогда она уедет, – сказала Мэри Роуз.
– А как насчет меня, мисс Мэри? Она назвала меня тупым мулом и еще кучу всяких гадостей наговорила. Язычок у нее, как бритва, доложу я вам. И все из-за того, что я хотел высадить ее на перекрестке. Вы же знаете, что у меня свои принципы.
– Да, я знаю. Мы никому не проболтаемся, что вы их нарушили. Перед вами Элеонора тоже извинится, Клив. И за новую шляпу заплатит. Это вас устроит?
Клив скорчил такую физиономию, словно собирался разрыдаться от переполнявшего его чувства благодарности. Мэри Роуз потрепала старика по плечу.
– Вы хороший человек, раз сумели с ней хоть как-то поладить. Я знаю, какой она может быть. Мне очень жаль.
– Она меня просто затерроризировала, мисс Мэри, – сказал Клив, наклонившись вперед.
Кол нетерпеливо закатил глаза.
– Ну что же, давайте тогда подожжем дилижанс, что ли, – предложил он. – Я куплю тебе новый, Клив. Зато она живо оттуда выскочит.
Мэри Роуз решила не тратить больше времени на разговоры, отошла от братьев и подбежала к дилижансу сбоку. Клив попятился до самых ступенек веранды.
Постучав в дверь, Мэри Роуз попробовала открыть ее, но она не поддалась.
– Элеонора, я уже вернулась! Пожалуйста, открой мне! – выкрикнула она. – Это я, Мэри Роуз.
Послышался щелчок отпираемой задвижки. Мэри Роуз забралась в дилижанс, закрыв за собой дверь прежде, чем кто-либо успел заглянуть внутрь. Через щель между занавесками в салон просачивалось достаточно света. При первом же взгляде на Элеонору Мэри Роуз раскаялась в том, что рассказывала о ней братьям всякие забавные истории. Ее подруга выглядела запуганной и несчастной. Она забилась в угол и так дрожала от страха, что это было заметно даже на расстоянии. По лицу ее струились слезы.
Мэри Роуз села на скамейку напротив Элеоноры, взяла ее за руку. Тут она заметила револьвер, лежавший у Элеоноры на коленях. Дуло его смотрело на Мэри Роуз.
– Когда ты приобрела револьвер? – спросила она.
– На прошлой неделе.
– Ты умеешь им пользоваться?
– Нет. Но я научусь.
– Оружие – очень опасная вещь, Элеонора. Тебе не следует носить с собой револьвер.
– Я подстриглась. Тебе нравится?
Мэри Роуз вовсе не удивил этот вопрос. Собственная внешность для Элеоноры всегда была на первом месте – по-видимому, забота о ней заглушала даже страх.
Элеонора была на редкость хорошенькой женщиной с темно-каштановыми волосами и живыми зелеными глазами. Обычно ее волосы доходили ей до плеч, но сейчас едва закрывали уши и завивались мелкими кудряшками.
– Да, мне нравится твоя прическа. Она просто чудесная.
Мэри Роуз почти шептала – ей не хотелось нервировать Элеонору. Медленно и осторожно она наклонилась и повернула револьвер таким образом, что ствол его уставился в пол дилижанса. Потом она тихонько вынула оружие из руки Элеоноры.
– Тебе нечего больше бояться. Теперь все будет хорошо.
– Нет. Никогда ничего не будет так, как прежде. Я не хотела сюда приезжать. Ты же знаешь, как я не люблю неустроенность.
– Зачем же ты приехала?
– Мне просто некуда податься.
Тут Элеонора впервые взглянула на Мэри Роуз. Вид у нее был самый жалкий: ясно, что страх ее все еще не прошел. Мэри Роуз решила выяснить, что ее так напугало. В школе ее подруга слыла, мягко говоря, не слишком эмоциональной.
– Ты очень противоречива, Элеонора, – заметила она. – Расскажи мне о своем отце. Разве вы не собирались с ним в Европу после окончания школы?
– Все это было вранье. Он даже не сказал мне, что уезжает. Он просто… сбежал.
– Но почему?
– Приходили полицейские, чтобы меня допросить. Только тогда я поняла, что натворил отец. Конечно, мне пришлось оставить школу. Директриса была в бешенстве – похоже, отец обещал ей деньги на строительство нового здания.
– Но она не могла так просто взять и вышвырнуть тебя, – запротестовала Мэри Роуз.
– Мой последний взнос не был уплачен. Выяснилось, что много лет отец разными способами воровал деньги у клиентов. Он производил впечатление богатого и влиятельного человека. У него в гардеробе было, должно быть, больше пятидесяти костюмов. И он всегда ходил под ручку с какой-нибудь молоденькой женщиной.
– И что? – спросила Мэри Роуз, когда Элеонора замолчала.
– Он не хотел, чтобы я жила с ним, потому что я как бы напоминала другим, что он уже немолод. Потому-то он и запихнул меня в эту школу – чтобы я не подрывала его положение в обществе.
– Может, он любил тебя.
– Нет. Отец мне все уши прожужжал о том, как он меня ненавидит. Моя мать, забеременев, заставила его жениться на ней. Она умерла во время родов, но на пальце у нее красовалось обручальное кольцо, так что, возможно, она была удовлетворена.
Мэри Роуз всем сердцем потянулась к Элеоноре, хотя и старалась не выказывать открыто свое сочувствие, боясь обидеть бедняжку.
– Я думала, вы с отцом живете такой интересной жизнью. Ты действительно путешествовала по всем этим экзотическим местам на каникулах…
– Нет, я никогда нигде не была.
– А как же все те истории, которые ты мне рассказывала…
– Я вычитала их в книгах. Мне хотелось произвести на тебя впечатление.
– Зачем?
– Не знаю, – пожала плечами Элеонора.
– Что же тебе мешало выложить мне всю правду?
– Приходилось держать марку, – пробормотала Элеонора. – У такого шикарного отца должна быть соответствующая дочь – наверное, так. Кроме того, ты начала бы меня жалеть.
– Что же случилось с твоим отцом? Где он сейчас?
– Понятия не имею. Полиция его все еще разыскивает, Наверное, я должна быть ему благодарна – ведь он хотя бы частично оплатил мое образование, но меня угнетает, что эти деньги были ворованные. Отец не оставил мне даже записки, чтобы я знала, куда он уехал. Полицейские мне не поверили. Меня забрали в тюрьму и продержали там двое суток. Это было ужасно. В конце концов, им пришлось меня освободить. Вся эта история, естественно, вызвала большой скандал. Люди до самого Чикаго ненавидят меня за то, что я с ним в родстве. Власти наблюдали за домом днем и ночью. Я пряталась за опущенными занавесками и делала вид, что ничего не случилось.
– Мне так жаль, – прошептала Мэри Роуз.
– Я думала, что дом, в котором я жила, принадлежит нам, но домохозяйка вышвырнула меня на улицу. Я не знала, куда мне деться. И тут я вспомнила, что ты предлагала мне свою помощь. Ты это серьезно говорила?
– Конечно.
– Ты меня не прогонишь?
– Нет, – пообещала Мэри Роуз. – Ты беспокоилась, что я не позволю тебе остаться, поскольку мы с тобой не всегда ладили?
– Ты оказалась единственным человеком в школе, который со мной ладил. Я знаю, что со мной бывает трудно ужиться. Я злилась на тебя, потому что ты меня жалела.
– Вовсе я тебя не жалела. Ну что, ты готова выйти наружу?
– Да.
Элеонора потянулась к дверной ручке, но Мэри Роуз остановила ее.
– Подожди минутку, – попросила она. – Я хотела бы поговорить с тобой о моих братьях, прежде чем ты встретишься с ними. Адам…
– Это тот самый чернокожий?
– Да.
– Неужели этот ужасный возница сказал мне правду? Как можно поверить в такую нелепую…
– Адам действительно мой брат. Кроме того, он самый старший среди нас и потому является главой семьи.
– Ты это серьезно?
– Совершенно серьезно. Тебе придется извиниться перед ним. Откинувшись на подушки, Элеонора во все глаза глядела на Мэри Роуз.
– Скажи на милость, каким образом…
– Это не важно. Адам мой брат, и я люблю его всем сердцем.
– Но он не может быть твоим братом.
– И тем не менее он мой брат, – твердо, почти резко подытожила она, давая понять, что не собирается больше дискутировать на эту тему. – Адам вместе с другими моими братьями вырастил и воспитал меня с пеленок. Мы – семья, Элеонора, а это самое главное.
– А ваше окружение относится к этому нормально?
– Конечно.
– Почему?
Мэри Роуз вздохнула.
– Мы живем здесь уже очень давно и к нам привыкли. Ну так как, ты извинишься?
Элеонора кивнула.
– Я вовсе не хотела его обидеть, Мэри Роуз. Просто я думала, что возница мне врет. А до этого он попытался высадить меня прямо посреди какой-то грязной дороги. Ты представляешь?
– Возницу зовут Клив Харрингтон. Он хороший человек. Перед ним тебе тоже придется извиниться. Зачем ты стреляла в него?
Элеонора передернула плечами.
– Я вовсе не собиралась в него стрелять. Он рассердится, если узнает, что револьвер выстрелил сам по себе.
– Он уже и так рассердился.
– Это была случайность, – настаивала Элеонора. – Почему я должна извиняться за то, что произошло не по моей воле?
– Ты могла его убить.
– Но не убила же.
– Кроме того, ты поставила старика в неудобное положение. И к тому же обидела его. Я пообещала ему, что ты перед ним извинишься и купишь ему новую шляпу, потому что ты продырявила единственную, которая у него есть.
– У меня не хватит денег на шляпу.
– Денег я тебе дам, – сказала Мэри Роуз. – Только не говори об этом Кливу. Пусть он думает, что ты купила ему шляпу на свои.
– Почему ты так о нем беспокоишься?
– Клив мой друг.
– Ну ладно, – пробормотала Элеонора. – Будь по-твоему. Но почему ты не рассказала мне об Адаме? Ты боялась, что я разболтаю об этом другим воспитанницам?
Мэри Роуз покачала головой.
– С какой стати мне об этом беспокоиться?
– С такой, что тебя стали бы избегать.
Терпение Мэри Роуз подходило к концу. Она не могла думать ни о чем другом, кроме горячей ванны и отдыха.
– Я знаю, что такое предрассудки, Элеонора. И если группа каких-то глупых девчонок перестанет со мной водиться, тем хуже для них. Мы с братьями научились не тратить наше время на людей, которых снедает ненависть. Все мои братья прекрасные, гордые люди. Я вовсе не стыжусь своей семьи.
– Тогда почему же ты ничего не рассказывала?
– Это очень личное, – повторила Мэри Роуз слова своих братьев. – Кто мы такие и чем мы занимаемся – других не касается.
– Теперь я припоминаю, что ты и о других своих братьях мне никогда ничего не говорила. Они… такие же, как Адам?
– Да, – ответила Мэри Роуз. – Они такие же добрые и хорошие. Правда, Дуглас и Кол немного поупрямее.
Элеонора, похоже, не могла оправиться от шока, в который ее повергли откровения Мэри Роуз.
– Ну что же, теперь мы можем выйти.
– Погоди немного, – шепнула Элеонора. – Здесь ведь все по– другому, верно?
– Конечно, здесь не так, как в городе. Но семья есть семья, где бы она ни жила.
– Ради всего святого, что ты имеешь в виду?
– Теперь, узнав о твоем отце, я прекрасно поняла, почему мы с тобой говорим на разных языках. Когда ты привыкнешь к нам, я думаю, тебе здесь понравится. Тут душно, Элеонора. Давай все-таки выйдем.
– Значит, Адам самый главный в семье. Я обещаю, что буду относиться к нему с уважением.
Мэри Роуз отрицательно покачала головой.
– Я уверена, Элеонора, что, когда ты познакомишься с ним и узнаешь его получше, ты будешь уважать моего брата за его человеческие качества.
– Мэри Роуз, ты меня совсем запутала. Как я понимаю, Адам – единственный человек, который может меня выгнать, ведь так?
Мэри Роуз порядком устала спорить с подругой.
– Ради Бога, – прошептала она. – Мне надо принять ванну. Может, ты наконец перестанешь со мной препираться и выйдешь?
Элеонора наконец заметила, как ужасно выглядит девушка.
– Что с тобой случилось?
– Да так, один спор вышел.
– Надеюсь, твои братья не,..
– Конечно, нет. Ей-богу, Элеонора, мы же не варвары какие-нибудь.
Мэри Роуз взялась за ручку двери.
– Будь со всеми вежливой, ладно? – попросила она, зная, на что способна Элеонора. – И не вздумай выкидывать с моими братьями свои штучки – они этого не потерпят.
– Какие еще штучки?
– Ты знаешь, о чем я говорю.
– Например?
– Ну, скажем, тот презрительный взгляд, которым ты всех одариваешь. И еще…
– Хорошо-хорошо. Я буду паинькой. Господи, только бы мне знать, что для этого нужно.
Мэри Роуз в эту минуту думала о том же. Наконец она открыла дверь и попыталась выбраться из дилижанса.
Открывшаяся дверь задела Харрисона – он стоял рядом, предвидя, что Мэри Роуз, возможно, потребуется его помощь. Он подал ей руку и помог спуститься на землю.
Заметив его обеспокоенность, девушка послала ему бодрую улыбку. Она все еще сжимала в руке револьвер Элеоноры. Харрисон забрал у нее оружие и перебросил его Колу, который тут же сунул револьвер в кобуру на своем поясе.
Через минуту из дилижанса вышла Элеонора и остановилась около Мэри Роуз. Она щурилась от солнца и неотрывно смотрела на подругу.
Первым делом Мэри Роуз познакомила Элеонору с Харрисоном, потом она заставила подойти к гостье братьев. Клив стоял около веранды с таким видом, словно все еще собирался повесить Элеонору на ближайшем дереве.
Элеонора с Мэри Роуз подошли к нему, после чего девушка прошептала свои извинения. Но Кливу этого показалось мало.
– Повторите это громко и ясно, чтобы все слышали. И называйте меня мистер Харрингтон.
Мэри Роуз убедила Элеонору не противиться. Клив никогда не улыбался, но по выражению его лица девушка поняла, что он остался доволен.
– Мисс Мэри, она сдержит слово насчет покупки новой шляпы?
– Да, – пообещала Мэри Роуз.
Клив кивнул и важно направился к дилижансу, беспрерывно бормоча что-то себе под нос. И хотя Мэри Роуз не разобрала ни слова, она знала, что он костерит женщин на все лады, поддерживая свою репутацию сварливого и неуживчивого человека.
Вскарабкавшись на козлы, он взял в руки вожжи и окликнул Мэри Роуз:
– Знаете, в начале этой недели я что-то неважно себя чувствовал, но теперь… – Он замолчал, бросив красноречивый взгляд на Элеонору. – Как долго она у вас пробудет?
– Недолго, – ответила Мэри Роуз. – И потом, для вас в доме всегда найдется место, Клив. Вы же это знаете.
– Сейчас мне получше, – сказал он. – Может, я сумею как-нибудь справиться со своей хворью… А теперь до свидания, мисс Мэри.
– О чем это вы говорили? – спросила Элеонора. Прежде, чем ответить, Мэри Роуз помахала старику рукой.
– Он пообещал мне не болеть до тех пор, пока ты отсюда не уедешь. Посиди на веранде, а я схожу в дом и поговорю с Адамом. Он должен дать свое согласие на то, чтобы ты пожила у нас, – только тогда ты сможешь войти в наш дом.
– А если он воспротивится?
– Адам сочувственно относится к чужим бедам. Ты не против, если я расскажу ему, что с тобой стряслось?
– А остальные об этом не узнают?
– Нет, – заверила Элеонору Мэри Роуз.
Элеонора согласилась.
– Мне придется сидеть здесь одной? – спросила она.
Мэри Роуз оглянулась в поисках кого-нибудь, кто мог бы составить Элеоноре компанию. Единственным кандидатом на эту роль оказался Харрисон, да и то только потому, что он не успел вовремя улизнуть.
Харрисон был не в восторге, но его галантность не позволила ему отказать Мэри Роуз. Правда, сначала он заставил ее хорошенько за собой погоняться.
– Остановитесь вы наконец или нет? – спросила она, поравнявшись с Макдональдом. – Почему вы такой хмурый?
– Я беспокоился за вас. Вам не надо было залезать в дилижанс. Она могла вас ранить, Мэри Роуз. Ведь до этого она уже выстрелила в Клива.
– Элеонора ни за что не причинила бы нам вреда. Она просто напугана, Харрисон. В последнее время с ней произошли большие неприятности. Будьте с ней поласковее.
Харрисон крикнул Дугласу, чтобы тот забрал Мак-Хью, и, когда он выполнил его просьбу, пошел следом за Мэри Роуз к веранде.
Мэри Роуз наконец вошла в дом. Адам сидел за столом в библиотеке. Он старательно вносил какие-то записи в свои гроссбух и в течение минуты или двух не замечал присутствия Мэри Роуз, которая остановилась в дверях. Девушка терпеливо ждала, борясь с подступающими слезами, но в конце концов сдалась. Она всегда была до отвращения предсказуемой. Какое бы оскорбление ей ни нанесли, как бы ей ни было больно, она сохраняла самообладание до того самого момента, пока не попадала домой и не встречалась со своим старшим братом. Тогда все ее защитные барьеры рушились. Точно так же она повела себя и сегодня.
Заметив ее, Адам спросил:
– О Господи, сестренка, что с тобой случилось?
Сразу же после этих слов Мэри Роуз разрыдалась и бросилась в его объятия.


13 февраля 1864 года
Дорогая мама Роуз,
Мы только что обсудили содержание газеты месячной давности, которую Трэвис выменял на шкурки в Перри. Какой-то джентльмен по фамилии Бенсон перепечатал выступление Линкольна, состоявшееся в Геттисберге. Мы уже читали о битве, которая, произошла в июле и в которой полегло так много храбрых солдат. Бенсон пишет, что президент выступил с речью на кладбище, где похоронены воины, погибшие в этом сражении. Адам читал и плакал, а потом все переписал, чтобы послать вам.
Даже если вы все это уже знаете, мы уверены, что такое стоит прочитать по меньшей мере дважды. Мы все молимся за вас и за Линкольна.
Дуглас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100