Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Харрисон поднялся, едва забрезжил рассвет. Спал он отвратительно. К тому же ночью его разбудил Кол, тихо пробравшийся в его комнату и перерывший все его вещи. Поначалу Макдональд хотел спросить его, что именно он ищет, но по зрелом размышлении решил продолжать притворяться спящим.
Он был уверен, что Кол не найдет ничего, представляющего для него какой-либо интерес, – Макдональд не имел при себе никаких важных документов или записей. Вся информация, которую ему удалось собрать, включая доклад адвоката из Сент-Луиса, уже была отправлена почтой в Лондон. Все же вторжение Кола его разозлило, и он собрался что-нибудь предпринять утром по этому поводу.
Увы, к утру настроение у него не улучшилось. Умывшись и одевшись, он пошел к конюшне проведать Мак-Хью. В течение двадцати минут там он никак не мог заставить упрямое животное покинуть стойло. Харрисон решил отвести жеребца в корраль, Мак-Хью же хотел остаться там, где он находился. Конь выбил уздечку из рук Макдональда, а когда тот поднял ее и снова приблизился к нему, едва не сшиб хозяина с ног. При этом неблагодарное четвероногое подняло такой шум, что перебудило всех в доме. Харрисон потерял терпение. Несколько минут он ругал жеребца на чем свет стоит на нескольких языках, и хотя это не возымело никакого действия, самому Харрисону стало немного легче.
В конце концов Макдональд сдался. Оставив загородку открытой, он повернулся, чтобы уйти, и тут же остановился как вкопанный. У входа в конюшню стояли Кол с Дугласом. Судя по злорадным ухмылкам на их лицах, они уже давно наблюдали за бунтом Мак-Хью.
– В доме есть еда, – сообщил Дуглас. – Когда позавтракаете, помогите Колу с работой.
– С какой работой? – спросил Харрисон.
– Я хотел, чтобы вы помогли мне объездить парочку мустангов, но теперь передумал. Почему бы вам не остаться в доме и не поиграть на рояле?
Харрисон разозлился и решил слегка подколоть самоуверенного брата Мэри Роуз.
– А когда мне можно будет поиграть – до или после Адама? Кол ринулся к Макдональду и остановился в нескольких дюймах от него.
– Послушайте, Макдональд, Адам научился играть на фортепьяно только ради Мэри Роуз. Вы поняли?
Дуглас также счел нужным объяснить мотивы, двигавшие старшим братом.
– Нам вовсе не хочется, чтобы у вас сложилось впечатление, будто Адам – не мужчина, – заявил он. – Он постоит за себя в любой драке. Верно, Кол?
– Вернее не бывает, черт побери. Что вы на это скажете, Макдональд?
Отвечая, Харрисон даже не пытался казаться вежливым:
– Вы оба ненормальные.
После слов Харрисона лицо Дугласа налилось кровью. Кол, похоже, никак не отреагировал на заявление Макдональда. Харрисон же, махнув рукой на обоих братьев, примитивные взгляды которых вызывали у него отвращение, хотел пройти мимо. Кол загородил ему дорогу, но Дуглас оттащил его в сторону.
– Погоди, – сказал он брату. – Я хочу его кое о чем спросить. Почему вы назвали нас ненормальными?
– Вы, наверное, считаете, что на рояле должны играть только женщины, верно?
Братья молчали. Харрисон покачал головой.
– Какая нелепость! Адам – по-настоящему развитой человек. И его таланты заслуживают всяческих похвал.
Макдональд повернулся к Колу:
– Что же касается вас…
Дуглас перебил его раньше, чем он успел закончить фразу:
– Я не потерплю никаких скандалов у меня на конюшнях. Лошади от этого становятся нервными. Кол, я не понимаю, почему бы Харрисону не помочь тебе с мустангами.
– Я уверен, что справлюсь, – заявил Харрисон. – Не думаю, что это занятие требует большого ума.
– Почему вы так решили? – спросил Дуглас.
– Но ведь Кол же с этим справляется? – с улыбкой ответил Харрисон.
Прошла секунда или две, прежде чем до братьев дошел смысл сказанного. Харрисон терпеливо ждал, когда Кол потянется за револьвером или полезет в драку, и был готов отразить нападение.
Внезапно глаза Кола округлились. Он сделал шаг назад, потряс головой и вдруг разразился хохотом, сильно разочаровав Харрисона, кулаки у которого так и чесались.
– А вы парень что надо, Харрисон, ей-богу, – произнес, отсмеявшись, Кол.
– Если вы еще раз полезете рыться в моих вещах, я вас пристрелю, – пообещал Макдональд.
– Вы что же, ночью все слышали?
– Еще как.
– Ты становишься неуклюжим, Кол, – заметил Дуглас.
– Похоже. Мне казалось, что я все делал совершенно бесшумно.
– А что вы, собственно говоря, искали? – спросил Харрисон.
– Да ничего особенного. Простое любопытство.
– Поймите нас правильно, – поспешил объяснить Дуглас. – Мы не поверили, что такой здоровяк, как вы, не может постоять за себя. Само собой, после того, как вы сказали, что играете на рояле, я уже все понял.
– Что же именно вы поняли?
– Ну… насчет вашего отца, прикованного к постели, и все такое… Кол, не надо было тебе рыться в его вещах. Это негостеприимно.
– Ты же сам меня попросил, – напомнил Кол.
Дуглас, однако, принялся отпираться, и братья горячо заспорили, то и дело перескакивая с одной темы на другую. Харрисон готов был колотиться головой о стену – братья Клэйбориы определенно сводили его с ума.
Наконец он решил взять инициативу в свои руки.
– Не сомневайтесь, я умею постоять за себя, – заявил он, заставив Кола с Дугласом разом забыть свои детские ссоры и обиды. – Я действительно хочу научиться содержать ранчо, но вам не стоит терять время, обучая меня драться или стрелять. Если вы позволите мне пройти, я докажу вам это.
Кол захохотал.
– Каким образом вы намерены реабилитироваться? Неужто вы обираетесь нас застрелить?
Харрисон покачал головой.
– Хорошая мысль, – одобрил он. – Но, пожалуй, будет достаточно, если я просто вышибу из вас дух.
Дуглас посмотрел на него с явным сожалением.
– Если вы не умеете драться, Харрисон, вам нечего стыдиться, мы научим вас всему необходимому. Хотя мне нравится, что у вас есть характер. Если вы хотите ладить с людьми, это вам пригодится.
– Смешно.
– Наверное, – согласился Кол. – Но так повелось в этих краях. Вы хотите, чтобы вас уважали, или нет?
Харрисон решил больше не спорить с этими упрямцами. Ведь он сам убедил их в своей неприспособленности к жизни в местных суровых условиях. Он вдруг подумал, что ведет себя столь же нелогично, как Кол и Дуглас. Он добился именно того, к чему стремился, и, по идее, должен бы испытывать удовлетворение. Но теперь ему претило, что Мэри Роуз считала его слабаком.
Харрисон никак не мог разобраться в своих чувствах. Оставив братьев на конюшне, он пошел к дому, стараясь сосредоточиться на том деле, ради которого он проделал свое утомительное путешествие. У него не оставалось никаких сомнений в том, что Мэри Роуз – это леди Виктория, давным-давно пропавшая без вести дочь лорда Эллиота.
Ему очень хотелось схватить девушку, закинуть на круп Мак-Хью и увезти на ее родину, в Англию. Но на его пути стояло несколько серьезнейших препон. Во-первых, надо было выяснить, кто организовал похищение ребенка. Пока виновник или виновники этого преступления не будут найдены, семья Эллиотов не сможет чувствовать себя в безопасности. Еще одним препятствием были братья Клэйборн.
Все было бы гораздо проще, если бы он не питал к ним симпатии. Но даже Кол временами вызывал у него улыбку. Было совершенно очевидно, что четверо братьев души не чают в сестре и не позволят просто так взять и увезти Мэри Роуз. Харрисон не знал, что ему предпринять в этой ситуации.
Что же касается самой Мэри Роуз, то Макдональд считал, что ее будет нетрудно убедить в необходимости отъезда. Вряд ли она станет сопротивляться неизбежному. Харрисон был уверен – все изменится, когда она узнает, что у нее есть отец, который ждет ее возвращения в Англию. Она была слишком милосердной, чтобы не увидеться с ним хотя бы раз. Ну а уговорить ее остаться в Лондоне – это уж забота ее родственников. Харрисон же в этом случае счел бы свою миссию законченной.
Наконец он выбросил все из головы, ускорил шаги и уже собирался завернуть за угол, чтобы пройти прямо в кухню через заднюю дверь, как вдруг увидел Мэри Роуз. Девушка крадучись направлялась к небольшому сараю. На руке у нее болталась плетеная корзинка с полукруглой ручкой.
– Доброе утро, Харрисон, – раздался за спиной у Макдональда голос Трэвиса.
– Доброе утро, – ответил он, обернувшись. – Куда это отправилась ваша сестричка! Похоже, она очень торопится.
Трэвис улыбнулся:
– Она удрала. Подожду еще пару минут, а потом двину за ней.
Адам рассердится, если узнает.
– О чем узнает?
– О том, что Мэри Роуз собралась проведать сумасшедшую Корнелию.
– Это та самая женщина, которая выжила после нападения индейцев?
– Вы о ней уже слышали?
– Вчера вечером ваша сестра рассказала мне о ней.
– Да, это она самая. Говорят, Корри совершенно не в себе. Теперь даже индейцы стараются держаться от нее подальше. Они ее боятся, как и большинство жителей Блю-Белл. Многие поговаривают, что ее надо сжечь.
– То есть как это – сжечь?
– Ну спалить ее хижину, – пояснил Трэвис. – Один траппер как-то раз оказался в тех местах и решил, что хижина пустует. Когда он захотел туда войти, Корри снесла ему голову из дробовика. Она живет в этой хижине больше пятнадцати лет. Ну а теперь, когда Мэри Роуз узнала о ее существовании, она решила нанести ей визит. Сестра считает, что подружится с этой женщиной. Адам запретил ей туда ходить – никто не знает, что может выкинуть эта женщина. Но Мэри Роуз, как всегда, его не послушалась. Вон она, видите? Ей-богу, Адам ее убьет.
Трэвис припустил трусцой за девушкой.
– Скажите братьям, куда я отправился, ладно? – крикнул он через плечо.
Он был вооружен на случай всяких неожиданностей. Харрисону было приятно видеть, что все мужчины в семье Клэйборнов оберегали свою маленькую сестренку. Услышав, как Трэвис на бегу посетовал насчет того, что ему надоело постоянно возиться с этой девчонкой, Харрисон не сдержал улыбки.
После этого ему очень долго не пришлось улыбаться. Объездка диких мустангов не была трудным делом – она была делом невозможным. В течение целой недели Харрисон не мог приобрести нужную сноровку и без конца испытывал одно унижение за другим. Его тело стало черно-синим от кровоподтеков, а уязвленное самолюбие причиняло ничуть не меньше страданий, чем ушибы. Он служил постоянным источником веселья для семейства Клэйборнов.
Кол на этот счет обладал каким-то особым чутьем. Чем бы он ни занимался, он всегда появлялся у корраля именно в тот миг, когда Харрисон падал с лошади. Реагировал Кол всегда одинаково. Сначала лицо его искажала сочувственная гримаса, потом он покачивал головой, приговаривая: «Это очень больно», после чего неизбежно следовал взрыв хохота.
Разумеется, Харрисон готов был его убить, но сил у него попросту не осталось. Он еще не решил, какое время суток для него хуже. По вечерам все его тело болело и пульсировало, а по утрам ему казалось, будто оно сковано трупным окоченением. Он ходил, как старик, страдающий болезнью суставов, и стонал так, будто ему было сто лет.
Однажды поздно вечером в гостевой домик пришла Мэри Роуз. К счастью, Харрисон еще не успел стащить с себя брюки. Сбросив изорванную рубашку, он рухнул на кровать ничком и даже не повернул головы, когда девушка вошла в комнату.
– Господи, Харрисон, да на вас живого места нет, – прошептала она. Сев рядом с ним на кровать, она осторожно похлопала его по спине. – Адам послал вам немного мази, чтобы расслабить мышцы. Хотите, я вотру немного в плечи?
Больше всего в снадобье нуждались его ягодицы, но с его стороны было бы невежливо сообщить об этом Мэри Роуз.
– Спасибо, – сказал он.
– Вы же совсем вымотались, верно? – спросила она.
Харрисон не ответил. Мэри Роуз открыла бутылку и, вылив ему на спину немного какой-то холодной жидкости, принялась старательно втирать ее в кожу.
– Ради всего святого, что это так смердит? – произнес Макдональд и посмотрел на открытую дверь, полагая, что запах доносится откуда-то с улицы.
– Это мазь, – пояснила девушка.
– Ну и пакость.
– Лошадям она, похоже, нравится.
Харрисон поднял голову:
– Вы лечите ею лошадей?
– Людям она тоже хорошо помогает, – сказала Мэри Роуз, вновь укладывая Макдональда на подушку. – Через минуту запах исчезнет. Расслабьтесь. И вам очень быстро полегчает.
Харрисон не поверил ее словам. К тому же боль в ягодицах в любом случае не могла пройти.
– Оставьте мне бутылку, – попросил он. – Если мазь действительно поможет, я позже смажу себе… ногу.
– Хорошо, – пообещала Мэри Роуз. – Закройте глаза и отдыхайте.
Вскоре ему показалось, что он умер. Девушка буквально сотворила чудо – боль в мышцах утихла. Однако ее прикосновения не вызвали в нем никакого другого отклика, а это, по его мнению, означало только то, что он мертв.
Харрисон застонал от наслаждения, прося Мэри Роуз продолжать разминать его измученное тело. Ей почудилось, что он заснул. Девушка не могла не оценить мужественную красоту его тела. Растрепавшиеся волосы упали ему на лоб. На подбородке Харрисона проступила похожая на тень щетина. Мэри Роуз внезапно захотелось ее потрогать. Сначала она дотронулась до его лба. Затем расхрабрилась и, заметив синяк у него на виске, осторожно погладила его кончиками пальцев. Кожа Харрисона была гладкой и теплой.
Осмелев еще больше, она прикоснулась к его идеально правильному носу и скуле, испытывая непреодолимое желание коснуться его губ… Она вдруг поняла, что в этом человеке ей нравится решительно все. Наклонившись, Мэри Роуз поцеловала Харрисона в лоб, поражаясь собственному нахальству. Обычно в обществе мужчин она вела себя сдержанно, даже застенчиво, но сегодня все было иначе.
Тихонько вздохнув, она поцеловала его в щеку, затем выпрямилась и снова принялась массировать ему плечи. Как приятно прикасаться к нему! Ее тело каким-то образом реагировало на присутствие Харрисона, но из-за своей неопытности девушка не представляла, как вести себя в такой ситуации.
Она уже собралась еще раз поцеловать Макдональда, как вдруг…
– Что ты делаешь рядом с полуголым мужчиной? Ты вообще ничего не соображаешь, Мэри Роуз?
Кол подошел к кровати.
– Тише, – шепнула девушка. – Он спит. Я специально оставила дверь открытой, чтобы мне можно было находиться здесь. Он хотя и полуголый, но совершенно безвредный. Обещаю, что я не воспользуюсь его беспомощностью.
– Прекрати, – попросил Кол. – Леди не пристало говорить подобные вещи. К тому же ты не знаешь, как воспользоваться его беспомощностью.
– А пора бы уже? Тебе не кажется, что пришло время мне кое-что объяснить?
– Позже, Мэри Роуз.
– Ты всегда от меня отмахиваешься, – прошептала девушка. – Ну и ладно. Я уже сама во всем разобралась.
Колу захотелось поговорить о чем-нибудь менее деликатном. Он присел рядом с Харрисоном, потом снова встал.
– Я что-то не слышу его дыхания. Он жив?
– Конечно.
– Выглядит он, как мертвец.
– Он жив, – заверила Кола Мэри Роуз. – Во всяком случае, пока. Когда вы с Дугласом оставите его в покое?
– Мы учим его всему, что необходимо знать будущему фермеру.
– Вы его убиваете.
– Нет. Харрисон гораздо крепче, чем кажется на первый взгляд.
– На самом деле он гораздо мягче, чем кажется на первый взгляд, – поправила она брата. – Он научился объезжать мустангов?
Кол вздохнул:
– В отличие от Дугласа я не вижу никаких улучшений.
Харрисон не от мира сего, Мэри Роуз.
– Почему ты так считаешь?
– Он разговаривает с мустангами. Дуглас уверяет, что он сначала уговаривает их, а потом залезает им на спину и надеется, что они его поймут и подчинятся. Он даже голоса на них никогда не повышает. а если и ругается, то только в конце дня. Возвращайся-ка лучше в Дом. Уже поздно.
Кол собрался было уходить, но потом передумал:
– Кстати, Кэтрин Моррисон просила своего отца разузнать, не хочет ли Харрнсон за ней поухаживать.
Эта новость поразила Мэрн Роуз – и привела ее в бешенство. Правда, она не показала этого брату и продолжала массировать мышцы Макдональда.
– Смешно, – сказала она. – Моррисоны с ним даже не знакомы.
– В воскресенье они собираются пригласить его на ужин.
– Харрисон не пойдет.
– Это еще почему?
– Он будет занят.
– Само собой, Трэвису не очень понравится, когда он узнает об этом. Он ведь вроде как неравнодушен к Кэтрин.
– Не понимаю, что он в ней нашел. Мне она совсем не нравится.
– С какой стати?
– Она спесивая и жеманная. И к тому же наглая.
– Я никогда этого не замечал.
– Конечно, мужчины никогда не замечают таких вещей. Кроме того, с тобой она не кокетничает. Она тебя боится.
– Похоже, тебя это немного злит, верно? – спросил Кол с ухмылкой.
– Что меня злит?
– Да то, что другая женщина интересуется Харрисоном.
– Я вовсе не злюсь.
Если бы Харрисон не притворялся спящим, он бы опроверг слова девушки. Теперь пальцы Мэри Роуз так терзали его тело, что он не знал, сколько еще сможет вытерпеть эту пытку.
– Кто-то обязательно должен присматривать за Харрисоном, – произнесла девушка. – Он ведь очень наивный.
– Не говори ерунду.
– И к тому же ужасно доверчивый.
– Серьезно?
– Да, Кол, не ухмыляйся. Харрисон очень добрый и мягкий человек. Неужели ты не заметил?
– Нет.
– Мы все должны заботиться о нем. Мы за него в ответе.
– Собственно говоря, что плохого сделает ему Кэтрин? Не укусит же она его в самом деле?
– С нее станется, – сказала Мэри Роуз. Она понимала, что это звучит глупо, но ничего не могла с собой поделать. – Наверное, жестоко так говорить, но я убеждена, что Кэтрин в душе настоящая змея. Передай Моррисонам, что Харрисон отказался.
Кол поднял глаза к небу.
– Завтра мы с Харрисоном поедем в город купить пару комплектов сбруи, так что он сможет лично принять или отклонить приглашение Моррисонов.
– Тогда я поеду вместе с вами.
Наконец терпение у Харрисона лопнуло. Он открыл глаза в тот самый миг, когда Кол вышел из комнаты.
– Хватит надо мной издеваться, – сказал он.
Услышав это, девушка отпрыгнула от него на целый фут.
– Вы проснулись?
Харрисон решил, что утвердительный ответ будет излишним.
– Вам уже легче? – спросила Мэри Роуз.
Пожалуй, теперь, после столь энергичного массажа, мышцы Макдональда болели еще сильнее, чем раньше.
– Да, спасибо.
Мэри Роуз заткнула пробкой бутылку, поставила ее на пол рядом с собой и встала.
– Когда же вы проснулись? – спросила она, стараясь, чтобы в ее голосе звучало лишь легкое любопытство.
– Только что, – солгал он. – А что?
Девушка вспыхнула. Харрисон хотел рассмеяться, но сдержался. Скатившись с постели, он встал на ноги. Его босым ступням было холодно на дощатом полу. Он находился слишком близко к девушке, но никак не мог заставить себя отодвинуться.
– Я просто хотела узнать, слышали ли вы, как приходил Кол, – запинаясь, пробормотала Мэри Роуз.
– Большое спасибо, что вы так беспокоитесь обо мне.
– С чего вы взяли, будто я о вас беспокоюсь? – поинтересовалась она, снова напрягаясь.
– Ну как же, а мазь?
Вздохнув с облегчением, Мэри Роуз повернулась к нему:
– Харрисон.
– Что?
– В воскресенье я устрою совершенно особенный ужин. Надеюсь, вы на нем будете? Придется, конечно, здорово похлопотать. Кстати, я могла бы даже пригласить Дули, Генри, Билли и Гоуста.
– Заманчиво, – сказал Харрисон, изо всех сил стараясь не расхохотаться.
Девушка улыбнулась:
– Вы не хотите познакомиться с одной моей подругой? Я думаю, вы ей понравитесь.
– Вы имеете в виду Сумасшедшую Корри? – спросил Харрисон заинтересованно.
– Пожалуйста, не называйте ее сумасшедшей, – попросила Мэри Роуз. – Она просто застенчивая и осторожная. Наверное, и вы были бы таким же, окажись на ее месте.
– Да, – согласился Харрисон. – Она разговаривала с вами?
– Нет, но она уже готова к этому. Я чувствую.
– Как вы можете это чувствовать? Она улыбнулась вам, или…
– Что вы, я ее даже не видела. Она от меня пряталась.
– Тогда откуда вы знаете, что она не сумасшедшая?
– Она же не застрелила меня.
Прежде чем продолжить расспросы, Макдональд закрыл глаза и мысленно сосчитал до десяти.
– Расскажите мне, как все это было. Вы стучали в дверь ее хижины? Внутрь входили?
– Я даже не подходила к двери.
– Как близко от хижины вы стояли?
– Я дошла до лужайки перед ней. Выстрел Корри угодил в землю. Она специально давала мне понять, чтобы я не приближалась.
– И что же вы сделали потом?
– Объяснила, кто я такая и что только совсем недавно узнала о ее существовании. И еще рассказала, как трудно было найти ее хижину. Конечно, мне пришлось все время кричать, а когда я поняла, что вот-вот сорву голос, я сказала, что принесла для нее корзинку с припасами. Мне не хотелось, чтобы она неправильно истолковала мое поведение. Я предлагала ей не милостыню, а дружбу. Похоже, она поняла, потому что позволила мне подойти на несколько футов ближе. Я положила корзинку и пообещала прийти завтра.
– Вы собираетесь ходить туда каждый день?
– Нет, это не получится – у меня очень много работы здесь. Когда Корри со мной заговорит и мы получше узнаем друг друга, я, наверное, буду навещать ее раз в неделю, но зато уж надолго. Мне кажется, мы станем хорошими друзьями. Кстати, вы до сих пор не сказали мне ни да, ни нет.
– По поводу воскресного ужина? Мэри Роуз кивнула.
– Если вы ради этого собираетесь готовить что-то особенное, конечно, я приду. – Харрисон сделал паузу. – Адам рассердился из-за того, что вы ушли, не предупредив, не так ли?
– Он огорчился, – со вздохом произнесла девушка. – А это гораздо хуже. Если бы он на меня накричал, я бы не чувствовала себя такой виноватой.
– Адам знает о ваших планах на завтра?
– Мы это уже обсудили. Он мне разрешил. Понимаете, Харрисон, он вовсе не требует, чтобы я на все спрашивала его позволения. Просто он волнуется за меня. Я пообещала ему, что никогда не буду ходить туда одна. Наденьте рубашку, а то простудитесь. Спокойной ночи.
Девушка повернулась, собираясь уходить, но Харрисон взял ее за руку и сказал:
– Подождите.
– Да?
– Я никогда не встречал таких девушек, как вы.
Харрисон не верил, что эти слова произнес он – настолько избитыми они были.
– Вы очень добрая, – добавил он.
Мэри Роуз вспомнила, что она говорила Колу о Кэтрин Моррисон всего несколько минут назад, и не удержалась, чтобы не открыть Харрисону глаза.
– Нет, я не добрая. Я стараюсь быть доброй, но иногда превращаюсь в мегеру.
Между тем Харрисон притянул девушку к себе. Впервые в жизни он не сопротивлялся своим чувствам, хотя давно уже решил, что с Мэри Роуз ему следует держать дистанцию. Но сейчас ему безумно захотелось ее поцеловать.
– Что вы делаете?
– Обнимаю вас.
– Зачем?
– Собираюсь вас поцеловать.
– Серьезно?
– Да.
Короткое «да» Харрисона прозвучало словно страстный призыв. Девушка обессиленно вздохнула, но вовремя взяла себя в руки.
– А вы хотите, чтобы я вас поцеловал? – спросил Макдональд.
– Речь сейчас не об этом. – Мэри Роуз сделала паузу и заговорила снова: – Я не понимаю. Вы почти не разговаривали со мной всю неделю, не смотрели на меня… а теперь хотите меня поцеловать? Харрисон, это нелогично.
– Вы правы, – засмеялся Харрисон.
Девушка явно пыталась проанализировать происходящее, обернув оружие Харрисона – логику и трезвый расчет – против него самого.
– Я люблю честную игру, – сказал Макдональд.
Девушка все еще не понимала, что он имеет в виду. Тем временем Харрисон прижал ее к груди, наклонился и поцеловал в лоб. Затем он взял ее руки и положил их себе на плечи. Мэри Роуз выглядела совершенно обескураженной, но отнюдь не шокированной.
– Вы-то меня поцеловали, – пояснил он, – И не один раз. Так что теперь моя очередь, Мэри Роуз. Вот это и называется честной игрой.
– О Господи, значит, вы не спали! – убитым голосом произнесла Мэри Роуз и уставилась Харрисону в грудь. Осторожно поддев девушку за подбородок, Харрисон поцеловал ее в щеку, а затем в переносицу.
– Когда вы притворялись спящим, вам, должно быть, было приятно, – прошептала Мэри Роуз, быстро оправившись от смущения.
– Нет.
– Почему?
– Вы чуть не свели меня с ума. Дело в том, что вы целуетесь, как ребенок.
Девушка стала перебирать пальцами волосы Макдональда и поразилась, какие они мягкие и шелковистые. Она тихонько вздохнула и придвинулась к нему – от Харрисона словно исходило тепло.
– Научите, как вас нужно целовать, Харрисон.
Он наконец обнял ее и попросил раскрыть рот. Девушка хотела было спросить, чем вызвана его просьба, но тут Харрисон прижался к ее губам, и все вопросы разом вылетели у Мэри Роуз из головы.
Никогда она не испытывала ничего более чудесного, чем этот поцелуй. Девушка прильнула к Макдональду, словно стремясь слиться с ним, и по тому, как он вздрогнул, поняла, что он испытывает такое же удовольствие, как и она.
Наклонив голову, Харрисон снова властно впился в ее губы, и она ответила ему с тем же пылом.
Поцелуй закончился гораздо раньше, чем хотелось бы Мэри Роуз, но даже когда они оторвались друг от друга, она по-прежнему прижималась щекой к груди Харрисона, чувствуя мощное биение его сердца. Или это кровь стучала в ее висках?
Оба тяжело дышали.
– Мне не хотелось прерываться, – шепотом призналась Мэри Роуз. Харрисон глубоко вздохнул, пытаясь овладеть собой. Он впервые испытывал такую вспышку страсти.
– А вам? – едва слышно проговорила Мэри Роуз.
– Мне тоже, – признался он. – Именно поэтому я и прекратил всe это. Не искушайте меня, Мэри Роуз. Вам пора возвращаться домой.
Ей не хотелось уходить, но было бы недостойно леди упрашивать Харрисона поцеловать ее еще раз. Медленно развернувшись, она пошла прочь из комнаты. У порога девушка обернулась и хотела пожелать у доброй ночи, но слова застряли у нее в горле. Она молча смотрела него, поражаясь, как он прекрасен. В свете масляной лампы кожа его казалась золотистой. Харрисон оперся на стойку кровати, и когда он переменил позу, девушка увидела, как бугрились его мышцы.
– С вами я чувствую себя в безопасности, – неожиданно выпалила Мэри Роуз.
– Все правильно, Мэри Роуз, – с улыбкой ответил Харрисон. – никогда не причиню вам зла.
– А сейчас я опять целовалась, как ребенок?
– Нет. То, что случилось сегодня, больше не повторится. Это я виноват. – Он запустил пальцы в свою шевелюру. – Между нами нe должно возникать ничего личного.
– Оно уже возникло.
– Нет, пока еще нет, – жестко сказал он.
Девушка не понимала, что на него нашло. Кивнув, она вышла на улицу. Готовясь ко сну, она ломала голову целый час, но в итоге сдалась. Мэри Роуз знала, что Харрисона влечет к ней – его поцелуй был весьма красноречив. Девушка решила не торопиться с выводами, пока не выяснит, в чем дело. Если он не хотел, чтобы между ними возникла близость, значит, на это существовала какая-то серьезная причина. Такой человек, как Харрисон, ничего не делает необдуманно. Что ж, она подождет, пока он сам ей все расскажет, а потом разрушит любое препятствие, стоящее между ними.
Надев ночную рубашку и тапочки, Мэри Роуз спустилась в библиотеку и застала там Адама, перечитывавшего одну из своих любимых книг. Он сидел на старом стуле, обитом потертой коричневой кожей. В камине потрескивал огонь, наполняя помещение теплом.
– Адам, можно тебя побеспокоить?
Старший из Клэйборнов поднял голову и улыбнулся. – Конечно, – сказал он, закрыв книгу и положив ее на стол.
У камина стоял еще один такой же стул, но Мэри Роуз села на подставку для ног рядом со стулом Адама.
– Мне бы хотелось поговорить с тобой о Харрисоне.
– Что-нибудь случилось?
– Нет, – заверила его девушка. – Просто он мне… очень нравится. И я, по-моему, тоже ему небезразлична.
– Так в чем же проблема?
Мэри Роуз уперлась взглядом в свои колени.
– На прошлой неделе я попросила его меня поцеловать. А сегодня вечером он наконец-то отважился.
Девушка посмотрела на брата, однако Адам никак не отреагировал на ее слова. Он снял очки и аккуратно положил их на книгу.
– А что было потом?
– Он сказал, что это никогда больше не повторится.
– Понятно. – На лице Адама появилась улыбка. – А он не объяснил тебе почему?
– Объяснил, но я ничего не поняла и теперь думаю, что, может быть, ему это понравилось гораздо меньше, чем мне.
– Значит, тебе понравилось целовать его. Нам надо побеседовать об этом.
– Адам, он считает, что между нами не должно ничего быть. Может быть, он не хочет причинять мне страдания. А может, собирается возвращаться обратно в Шотландию и боится вступать в серьезные отношения перед отъездом. Наверное, он такой же, как Кол.
– А какой, по-твоему, Кол?
– Кол панически боится, как бы какая-нибудь женщина не поймала его в свои сети. Он постоянно твердит мне, что никогда не женится. Неужели и Харрисон разделяет его взгляды.
– Что касается Кола, сестренка, то с его стороны все это только слова. Просто он еще не встретил подходящую женщину. Когда это произойдет, он станет рассуждать иначе.
– Почему мужчины считают брак ловушкой? Господи Боже мой, женщины вовсе не отнимают у них свободу.
– В какой-то степени отнимают, – ответил Адам, – Женатый мужчина – это женатый мужчина. Если он ошибся в выборе своей половины, он оказывается в западне, разве не так?
– Наверное, но ведь и женщина попадает в такое же положение.
Адам задумался. Если присутствие Харрисона в их доме каким-то образом связано с Мэри Роуз, его долгом было удостовериться, что Макдональд не причинит ей никакого вреда.
– Адам.
– Что?
– О чем ты только что думал?
– О Харрисоне. Мне пришло в голову, что мы о нем почти ничего не знаем. Получше изучи его, прежде чем в следующий раз захочешь с ним поцеловаться.
– Постараюсь, – кивнув, сказала девушка.
– Кол сказал мне, что я должен побеседовать с тобой об отношениях между мужчиной и женщиной и…
– Об интимных вещах, – договорила за старшего брата Мэри Роуз.
– Да.
– Но мы уже беседовали об этом много лет назад.
– Я помню, но Колу показалось, что ты кое-что недопоняла. Это так?
– Да нет, ты все объяснил очень понятно.
– Я тоже так думал. Признаться, ты задавала очень много вопросов.
– А ты очень терпеливо отвечал. Ты был единственным человеком в нашей семье, от которого можно было добиться толку. Трэвис принялся рассказывать мне про деревья и пчелок, а потом перескочил на какие-то библейские притчи. Когда он начал излагать о хлебах, которые множились и множились, я совсем запуталась. Наконец он заявил мне, что я – нечто вроде каравая и в свое время тоже размножусь. А когда я спросила, как именно это произойдет, он замахал руками и отправил меня к Дугласу.
Адам слышал эту историю неоднократно, но получал от нее ничуть не меньше удовольствия, чем в первый раз.
– Он страшно рассердился и так застеснялся, что не мог поднять глаз. Наконец с трудом выдавил из себя, что я живу на ранчо и должна быть повнимательнее к происходящему. И при этом через слово вставлял «Господи Боже мой». Я возразила, что все одиннадцать лет так и делаю, но все равно ничего не понимаю. Тогда он пришел в отчаяние и сказал, что, когда я вырасту, я буду вроде кобылы, и у меня появится мужчина, который будет играть роль жеребца.
Адам смеялся до тех пор, пока на глазах у него не выступили слезы.
– Но почему же ты снова просишь объяснений у Кола?
– Я не могу удержаться. Он так смешно краснеет и суетится, а для него это очень необычно. Я, пожалуй, буду его расспрашивать, пока он не поймет, что это розыгрыш.
Адам снова засмеялся.
– Ладно, давай. Я прямо умираю от любопытства, какие сравнения он придумает на сей раз. Это должно быть что-то поистине сногсшибательное. – Он вздохнул и посерьезнел. – А теперь давай выясним, что ты ощущала, когда целовала Харрисона.
Мэри Роуз всегда чувствовала себя спокойно и раскованно в обществе Адама. Не было такой темы, которую она не могла с ним обсуждать, не беспокоясь, что он не поймет ее. Между ними существовала незримая, но очень прочная связь, а вера Мэри Роуз в справедливость его мнения по любому вопросу была безграничной.
Адама же беспокоило, как бы сестра не испугалась Харрисона. Он считал, что плотское влечение зачастую неверно интерпретируется людьми, и хотел, чтобы его сестра никого и ничего не боялась и жила, а не пряталась от жизни – так же, как это многие годы делал он сам.
– У мужчины может возникнуть желание затащить женщину в постель, даже если он не любит ее. Ты понимаешь это?
– Да. Женщина тоже может поддаться такому порыву, правда?
– Правда.
– Ты хочешь сказать, что физическое влечение не надо путать с любовью?
– Да.
– Не волнуйся за меня. Не забывай, что быть неопытным – не значит быть глупым.
– Совершенно верно.
Брат и сестра поговорили еще несколько минут, пока у Мэри Роуз не начали слипаться глаза. Поцеловав Адама, она пожелала ему спокойной ночи.
– Жаль, что здесь нет мамы. Я скучаю по ней, – произнесла девушка.
– Когда-нибудь она будет жить с нами, – пообещал Адам. – Возможно, миссис Ливония передумает и позволит ей уехать, но сейчас она полностью зависит от мамы.
– Я не представляю, что это такое – быть слепой. Но, наверное, я тоже стала бы злой, как Ливония.
– Твоя мама нужна ей больше, чем тебе, Мэри Роуз…
– Неужели ее сыновья и впрямь могут отречься от родной матери?
– Они пойдут на все, чтобы заполучить ее деньги. Кроме того имущества, которое сыновья уже распродали, у мамы Роуз с Ливонией есть дом. Они неплохо уживаются между собой, и пока дети Ливонии их не трогают, с ними ничего не случится.
– Ты ведь регулярно посылаешь им деньги?
– Мы помогаем им, чем можем. А теперь поднимайся наверх и ложись. Мне нужно покончить с этой главой Конституции. Завтра я собираюсь втянуть Харрисона в дискуссию, и мне хочется к ней подготовиться.
– Перед сном я хочу написать еще одно письмо маме. Мне нужно рассказать ей о Харрисоне.
– Я думал, ты уже писала ей о нем.
– Да, но это было до того, как он меня поцеловал. Спокойной ночи. Я люблю тебя.
– Я тоже люблю тебя, сестренка.
Через полчаса Мэри Роуз забралась в постель и заснула с мыслью о том, как прекрасна жизнь. Она жила в чудесной долине вместе с замечательными братьями, а теперь здесь появился еще и человек, который мог стать ее поклонником. Разумеется, Харрисону придется немало потрудиться, чтобы завоевать ее. Но в конце концов она позволит ему добиться своего.
Планов у девушки было великое множество, а в сердце ее уже зарождалась любовь.


17 мая 1863 года
Дорогая мама Роуз,
Мы слышим столько противоречивых сообщений о войне, что не знаем, чему и верить. И Север, и Юг вовсю расписывают каждую свою победу. К тому времени, когда новости доходят до нас, все так перевирается, что ничего нельзя понять. Одно несомненно – гибнут тысячи молодых людей. Мы все время думаем о тебе, молимся за тебя, ты постоянно в нашем сердце.
Когда мы получили твое письмо, которое пришло после целого месяца ожидания, то на радостях устроили праздничный обед. Кол приготовил жаркое из белок, Дуглас испек бисквиты, а я набрал на огороде свежих овощей. Отобедав, мы стали по очереди петь. Мне кажется, что у нас с Колом получилось неплохо, но Дуглас и Трэвис пели просто ужасно. Но хуже всех выступила Мэри Роуз. Твоя тезка прямо-таки кричала. Я уже давно подумывает, что, когда она подрастет, неплохо бы купить ей пианино. Но теперь я не уверен, что это была удачная мысль. Если уж она не в состоянии воспроизвести мелодию, возможно, обучение ее игре на фортепьяно будет просто тратой времени. Но так или иначе, ей нужно хорошее, разностороннее образование, а это значит, что она должна разбираться в музыке. Мы с братьями часто обсуждаем, на что надо будет обратить особое внимание. Трэвис настаивает на изучении французского языка. Правда, сейчас нам приходится налегать главным образом на английский. Малышка пока еще не очень-то усвоила грамматику и все время путает глаголы. Однако по твоему совету мы не слишком часто ее поправляем и всегда хвалим за успехи, даже небольшие. Ей нравится радовать нас, а когда она счастлива и улыбается, нашу хижину словно солнышко освещает.
Кол показал нам проект дома, который он хочет построить. Мы даже и не подозревали, что у него такой талант. Он задумал двухэтажный дом с пятью спальнями, причем такой большой, как жилища плантаторов на Юге. Я предложил, чтобы наружная отделка была как можно проще, но он и слушать не желает. Когда люди видят дорогой дом, они невольно думают, что находится внутри. Потом у них возникает зависть – по крайней мере мой опыт говорит именно об этом. Правда, в Блю-Белл люди с уважением относятся к чужой собственности. В моей, коллекции теперь семь книг, и на следующей неделе Трэвис собирается поехать в Хаммонд и посмотреть, какие товары можно на них выменять. Дуглас занялся объездкой двух диких мустангов, которых они поймали вместе с Колом. У Дугласа настоящий дар к общению с животными. Он утверждает, что они дают ему знать, когда что-то не так.
Я не перестаю удивляться, что каждого из нас Бог наградил каким-то особым талантом. Я хорошо лажу с цифрами, поэтому веду все записи и подсчеты. У меня очень много бумажной работы, связанной с приобретением собственности на землю. Моррисон предлагает открыть нам кредит. Дескать, мы можем платить ему только раз в месяи, за все, что мы у него приобретаем, отчисляя ему определенный процент за услугу, а по мне это не что иное, как самая обыкновенная ссуда. Так что если у нас в коробке из-под сигар не остается денег, мы как-то выкручиваемся. В город я не выезжаю. Я решил послушаться твоего совета и не привлекать к себе лишнего внимания. У нас побывали все местные жители, и, по-моему, они ко мне привыкли. Вновь прибывшие немного удивляются, услышав о том, что рядом с ними живет чернокожий, и когда они встречаются с остальными членами нашей семьи, наверняка бывают озадачены. Но поскольку, по мнению Кола, жители Блю-Белл воспринимают меня как нечто само собой разумеющееся, новичкам мое присутствие кажется совершенно естественным. Конечно, тут не последнюю роль сыграла наша дружба с Моррисонами. Когда у них провалилась крыша, я поехал в город, чтобы помочь им построить новую. Миссис Моррисон присматривала за Мэри Роуз, и наша сестренка прекрасно провела время, играя со своей новой подругой.
Но я отклонился от темы, не так ли? Теперь я хочу рассказать тебе, что делают для нашей семьи мои братья. Кол упражняется в стрельбе из револьвера на тот случай, если нам потребуется защита. И хотя я не могу не признать его большие способности, никто из нас не хочет, чтобы он становился дуэлянтом. Дуглас занимается лошадьми, и Сайд Кэмп уже сказал, что купит одну из них, как только Дуглас приучит ее ходить под седлом. Прежде чем возвести дом, Дуглас мечтает построить конюшню, и они с Колом постоянно спорят из-за этого. Похоже, в конце концов Кол уступит, по здорово помотает Дугласу нервы.
Трэвис стал у нас снабженцем. Этот парень может любого убедить в чем угодно и достать необходимое из-под земли.
Мы не знаем, какими талантами обладает малышка, но они наверняка лежат не в области искусства. Я посылаю тебе рисунок, который она сделала для тебя. Предполагается, что на нем изображена наша маленькая хижина, но мне кажется, это больше напоминает какие-то каракули. Кстати, ей теперь не нравится, когда мы называем ее малышкой. И на имя Мэри она тоже не отзывается. Конечно, довольно глупо такого маленького ребенка все время называть Мэри Роуз Клэйборн, но для нее это очень важно.
Она задает по сто вопросов на дню. Но я все равно считаю, что она лучше нас всех, вместе взятых, и, похоже, остальные со мной согласны.
Мы, конечно, не позволяем ей слишком много шалить. Когда она не слушается, мы оставляем се одну, пока она не осознает, в чем се проступок. Кол в таких случаях неизменно говорит, что ее надо простить – сердце-то у него очень доброе. Но он тоже понимает, как важно, чтобы девочка усвоила, что есть вещи, которые делать нельзя.
К тому же я не уверен, что она и впрямь страдает, когда остается в одиночестве. Только вчера мы с ней вместе работали в саду. Она захотела, чтобы я 6pocuл работу, пошел в хижину и принес ей мятный леденец. Когда я отказался, она взяла его сама. Она хорошо знала, что ей не избежать наказания, потому что съела не один леденец, а все до единого. Через несколько минут она вышла наружу, и все лицо у нее было испачкано розовым. Она несла с собой одеяло и тряпичную куклу, которую смастерил Трэвис. Малышка прошла мимо меня, пересекла двор, уселась на бревно и захныкала, явно рассчитывая, что ее пожалеют. Она всех нас давно раскусила, мама. Я отвернулся, потому что не мог сдержать улыбки.
На этом я пока остановлюсь. Трэвис с Дугласом уже отдали мне свои письма, адресованные тебе, а Кол заканчивает свое. Нам очень приятно, что ты вкладываешь в свои послания отдельный листочек для каждого из нас и пишешь на обороте имя. Мы словно общаемся с тобой наедине. Когда Мэри Роуз подрастет и научится читать, она, я уверен, тоже оценит по достоинству твою мудрость.
Мои братья поговаривают о том, не пойти ли им воевать, чтобы помочь Северу одержать победу над Югом, Каждый раз, когда кто-нибудь из них начинает об этом рассуждать, я злюсь. У нас есть обязанности перед нашей сестренкой, и главное – вырастить ее и поставить на ноги. По мнению Трэвиса, четыре няньки многовато для одного ребенка, но я убедил его, что каждый из нас вносит свой вклад в общее дело. Я нисколько не преувеличиваю, мама. Каждую ночь мы молимся за солдат армии Севера. Я не хочу заканчивать это письмо на печальной ноте. Тот красивый медальон, который ты нам послала, до нас все же дошел. Посылка даже не была разорвана. Мэри Роуз застала нас за его разглядыванием. Мы сказали ей, что надеть его она сможет только тогда, когда ей исполнится шестнадцать лет. Ну и крик она подняла! Но мы это выдержали и нашли компромисс – она будет любоваться им каждый вечер перед сном. Теперь у нас появился еще один вечерний ритуал. Их уже три: Мэри Роуз надо попить воды, прослушать какую-нибудь историю и посмотреть на медальон. Она просто прелесть. Господи, ну и веселит же она нас!
С любовью
Адам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100