Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Ужин превратился в настоящий допрос. Хозяева незаметно перевели разговор на Харрисона, и хотя тот был совершенно уверен, что в любую минуту может перехватить инициативу в беседе или по крайней мере остановить сыпавшийся на него град вопросов, он решил продолжать эту игру. На то имелись свои причины: он получил немало ценных сведений вообще и о семье Клэйборнов в частности.
У каждого из братьев был свой подход. Кол задавал вопросы в лоб и явно старался запугать гостя, Дуглас частенько вплетал кое-какую информацию о семье, Трэвис проявлял завидную методичность и вел себя весьма дипломатично. Адам же был самым скрытным – в продолжение всего ужина он сохранял настолько непроницаемое выражение лица, что Харрисону оставалось лишь гадать, о чем он думает.
Старший брат оказался прямой противоположностью своей сестры. В душе Мэри Роуз можно было читать, как в раскрытой книге. Все ее эмоции отражались на лице и в глазах. Харрисон впервые встретился с такими людьми. Ему захотелось познакомиться поближе с этой прямодушной, честной и удивительно доброй девушкой.
Впрочем, он признавал, что на самом деле она еще и хорошенькая. Ее глаза словно гипнотизировали, а нежные губы вызывали сонм грешных мыслей. Но больше всего ему хотелось постичь душу прелестной девушки.
К счастью, благодаря своей выдержке Харрисон преодолел искушение весь вечер разглядывать Мэри Роуз с раскрытым ртом. Впрочем, ее братья не особенно стеснялись: все четверо не спускали с него глаз в течение трапезы.
Иерархия в семье стала ясна Харрисону, как только Клэйборны уселись за стол. Адам расположился во главе стола, что Макдональд нашел весьма показательным и в то же время интригующим. Мэри Роуз села слева от него, Кол – справа. Рядом с сестрой устроился Дуглас, подле Кола – Трэвис. Харрисона же усадили напротив Адама, которого он про себя окрестил патриархом Роуз-Хилл.
– Вы сыты, мистер Макдональд? – осведомился Адам.
– Да, большое спасибо. Все было великолепно. Пожалуйста, называйте меня Харрисон.
– А вы зовите меня Адамом, – кивнув, сказал старший брат. – В Англии у некоторых людей есть титулы. В Шотландии тоже так?
– Да, – ответил Макдональд.
– А как насчет вас, Харрисон? – спросил Дуглас. – У вас есть титул?
Макдональд замялся. Ему вдруг показалось, что здесь, в горах Монтаны, как-то неуместно говорить, что он джентльмен, обладающий дворянским званием.
– Ну так как – есть у вас титул или нет? – задал тот же вопрос Кол.
– Вообще-то есть, – сознался Харрисон. – В нашей семье он по традиции переходит из поколения в поколение.
– И какой же? – произнес Адам.
Харрисон вздохнул – ему не оставалось ничего другого, кроме как сказать правду.
– Я граф Стэнфордский, с Хок-Айзл.
– Должно быть, нелегко мальчишке расти с таким бременем, – заметил Дуглас. – Вы так прямо и родились с ним?
– Нет, я унаследовал его после смерти отца.
– А как люди вас называют? Сэр? – спросил Кол.
– Подчиненные – да.
– А остальные? – не отставал Кол.
– Лорд.
– Ну и дела, – с ухмылкой бросил Кол. – У вас, наверное, полно денег и земли?
– Нет.
Мэри Роуз решила разрядить атмосферу, переведя разговор на что-нибудь другое.
– Между прочим, к ужину приложил руку Адам. Сегодня была его очередь помогать Сэмюэлю.
– А кто такой Сэмюэль? – поинтересовался Харрисон.
– Наш повар, – пояснила Мэри Роуз. – Вы еще с ним познакомитесь. Иногда он трапезничает вместе с нами, но сегодня он слишком занят.
– Не в этом дело, – заявил Кол и взглянул на Харрисона. – Он просто терпеть не может, когда приходят незнакомые люди. Вы с ним встретитесь не раньше, чем Сэмюэль захочет с вами повидаться. А почему вы уехали из Шотландии?
Такая перемена темы беседы не застала Харрисона врасплох. Он едва не улыбнулся при виде подобной уловки, поскольку сам неоднократно прибегал к ней в суде. Цель сего трюка состояла в том, чтобы заставить свидетеля расслабиться, потерять осторожность и отвечать, Не особенно раздумывая над своими словами.
– Мне хотелось увидеть Штаты.
Судя по всему, Кол не очень-то поверил его ответу, но Харрисон открыто смотрел на Кола, ожидая следующего вопроса.
– Насколько я понял, вы хотите научиться содержать ранчо, – вмешался в разговор Дуглас.
– Да.
– А зачем вам это? – подал голос Трэвис.
– Мне нравится образ жизни фермеров.
Трэвис явно рассчитывал на более подробное объяснение, но Харрисон не доставил ему такого удовольствия.
– С этой работой угробишься в два счета, – сказал Дуглас.
– Я понимаю, – согласился Харрисон.
– А чем конкретно вас привлекает этот образ жизни? – настаивал Трэвис.
– Эти люди проводят много времени на свежем воздухе, – промолвил Харрисон. – И потом, я люблю мастерить.
– Есть много других вещей, которые вы могли бы делать на свежем воздухе, – заметил Кол.
– Похоже, вы много лет безвылазно просидели в какой-нибудь конторе, – сказал Трэвис.
– В общем, да. Большую часть времени я провел в четырех стенах, – признался Харрисон.
– И на кого же вы работаете? – спросил Дуглас.
– На лорда Уильяма Эллиота. Правда, сейчас я в отпуске.
– У вашего хозяина тоже чудной титул, – подметил Дуглас. Харрисон кивнул, но не стал вдаваться в подробности. Беседа продолжалась в том же духе. Харрисона немало удивила и заинтриговала дотошность самого младшего, Трэвиса. Парень явно обладал аналитическим складом ума, и при благоприятных обстоятельствах из него получился бы прекрасный адвокат.
– А почему вы не остались в Штатах? – поинтересовался Трэпис.
– В Штатах? – переспросил Харрисон.
– Монтана не является штатом, – пояснил Дуглас.
– Я и забыл об этом, – сказал Харрисон. – Как вы думаете, она тоже вскоре превратится в один из штатов?
– Это вопрос времени, – ответил Дуглас.
Он хотел углубиться в обсуждение этой темы, но Трэвис прервал его:
– Так почему вы забрались в такую глушь?
Похоже, все начиналось сызнова. Харрисон с трудом подавил улыбку.
– Меня тянуло посмотреть эти края. Кажется, мы повторяемся, Трэвис.
– Пожалуйста, перестаньте к нему приставать, – взмолилась Мэри Роуз. Подперев ладонью подбородок, она улыбнулась Харрисону. – Как вам нравится наш дом? – спросила она.
Отвечая на ее вопрос, Харрисон наблюдал за Адамом. Старший из братьев не произнес ни слова. Харрисон уже было подумал, что его одолевает дремота. Но в ту самую минуту, когда его сестра поставила локоть на стол, он медленно потянулся вперед и дотронулся до ее руки, по-видимому, не желая привлекать всеобщего внимания к оплошности, совершенной Мэри Роуз. Однако он, должно быть, слегка сдавил ей руку, потому что девушка резко выпрямилась и положила руки на колени, улыбнувшись Адаму.
Харрисон сделал вид, что не заметил случившегося. Он передвинул свою чашку на другое место и уселся поудобнее.
– Дом у вас прекрасный, – сказал он.
– Да вы же его еще не рассмотрели, – запротестовал Дуглас.
– Первого этажа с него вполне достаточно, – снова заговорил Кол. – Не вздумайте соваться на второй, Харрисон.
– Там только спальни, – торопливо произнесла Мэри Роуз. Она нахмурилась, глядя на Кола, затем снова посмотрела на гостя.
Харрисон улыбнулся девушке.
– Дом меня поразил, – признался он. – Я не ожидал…
– Вы, наверное, думали, что мы живем, словно варвары? – перебил его Кол.
Харрисон уже выжал из Кола всю информацию и потому решил подначить его, чтобы тот потерял контроль над собой.
– Вы считаете, я сделал такой вывод по той причине, что временами вы по-варварски себя ведете?
Кол рванулся с места, но Мэри Роуз остановила его.
– Он вовсе не хотел тебя оскорбить, – сказала она брату. – Порой ты и впрямь ведешь себя вызывающе. Тебя вполне можно назвать задирой.
– Его так и называют, – заметил Трэвис.
– Не хочу спекулировать на человеческих чувствах, – признался Кол, покачав головой. – Но люди убеждены, что я асоциален, Харрисон. К сожалению, я еще не заработал репутацию задиры. Ноя стараюсь. В любом случае спасибо, Мэри Роуз, – добавил он, обращаясь к сестре.
Выказав брату свое неудовольствие, та снова повернулась к Харрисону:
– В наших краях дурная слава забияки ограждает от всяческих посягательств, а Кол именно этого и добивается. Таким образом, ваша реплика о его варварском поведении сродни похвале. Понимаете?
– Вы хотите сказать, что я сделал ему комплимент? – Харрисон старался скрыть удивление, но по улыбкам братьев догадался, что ему это не удалось.
Не улыбалась только Мэри Роуз.
– Да, так оно и есть, – подтвердила она.
Его так и подмывало запротестовать, но девушке так хотелось, чтобы он помог ей успокоить брата, что Харрисон принял ее игру.
– Ну что же, ладно, – произнес он.
Он с большим трудом выдавил эти слова, но увидев, с каким облегчением вздохнула девушка, Макдональд решил, что ради этого стоило усмирить свою гордыню.
– Так что же вас поразило? – спросил Трэвис. Макдональд не мог вспомнить, о чем они говорили до этого. А всему виной была, разумеется, Мэри Роуз. Она обрадовалась, что он старается не ссориться с Колом, и улыбнулась ему. У Харрисона и в мыслях не было, что девушка флиртует с ним или жеманничает, но ее улыбка заставляла забыть обо всем. Мэри Роуз была чертовски красива и соблазнительна – помимо воли, он то и дело представлял ее в своих объятиях.
– Харрисон! – позвал его Дуглас.
– Что? – отозвался он. – О чем вы меня спросили?
– Я вас ни о чем не спрашивал. Это Трэвис задал вам вопрос.
– Если бы вы перестали пялиться на нашу сестру, вам было бы легче сосредоточиться, – заявил Кол.
– Так чем же все-таки вас поразил наш дом? – снова поинтересовался Трэвис, попросив Кола не изводить гостя.
– Снаружи он выглядит очень скромно, – пояснил Харрисон. – Но внутри…
– Такой же скромный, как и снаружи, – закончил за него Кол.
– Если не присматриваться, – возразил Харрисон. – Но я всегда обращаю внимание на детали.
– И что же? – поинтересовался Кол.
– Меня поразило как раз то, с какой любовью вы относитесь к мелочам, – признался Харрисон, с усилием отводя взгляд от Мэри Роуз. – Украшения у входа произвели на меня большое впечатление, да и лестница сработана весьма оригинально.
– Украшения? – переспросил Трэвис.
– Да, лепнина под потолком, – уточнил Харрисон.
– Я понял, – парировал Трэвис. – Меня удивило, что вы это заметили.
– Откровенно говоря, я не ожидал, что в доме так много комнат. У вас большая гостиная, столовая и еще библиотека, заполненная по самые стропила книгами, которые вы, естественно, купили не здесь.
– Дом проектировал Кол, – похвасталась Мэри Роуз. – А строили все мои братья не один год.
– Но к перилам и отделке стен он нас не подпускал – это его рук дело, – промолвил Трэвис.
– Вы сказали Колу еще один комплимент, Харрисон, – подытожила Мэри Роуз.
В планы Харрисона вовсе не входило признавать за Колом какие-либо заслуги, тем не менее мастерство его действительно было высочайшим.
– А что еще вас удивило? – спросил Дуглас.
Харрисон снова едва не улыбнулся. Похоже, братья ждали от него похвал.
– Я сразу заметил, что в гостиной стоит рояль.
– Еще бы вам его не заметить, – хмыкнул Кол. – Там, кроме него, ничего нет.
– «Стейнвей», – заявил Дуглас. – Мы приобрели его, когда Мэри Роуз достаточно подросла, чтобы научиться на нем играть.
– А кто ее учил? – спросил Харрисон.
– Вместе с роялем здесь появился и учитель, – пояснил Дуглас и с ухмылкой глянул на Трэвиса. – Или что-то в этом роде.
Харрисон не понял, как следует расценивать эту странную фразу, и решил приберечь свое любопытство для более важных тем.
– Сколько вам было лет, когда вы начали брать уроки? – обратился он к Мэри Роуз.
Девушка взглянула на Адама.
– Шесть, – сказал он.
– А мне семь, – заметил Харрисон.
– Вы играете на фортепьяно? – воскликнула Мэри Роуз, которая, казалось, была приятно поражена.
– Да.
– Конечно, – фыркнул Кол. – Он не умеет ни драться, ни стрелять, но на фортепьяно, ясное дело, играет. Ну, если вы хотите здесь выжить, музицирование вам не поможет.
– Он мог бы работать тапером в салуне Билли, – заметил Дуглас.
– Чтобы получить пулю в спину, как последний из них? – возразил Трэвис.
– А почему его застрелили? – спросил Харрисон, забыв о своем решении не задавать лишних вопросов.
– Кому-то не понравилась его игра, – промолвил Кол.
– Ясно, – кивнул Харрисон.
– А зачем вы выучились игре на фортепьяно? – поинтересовался Кол. – Странно как-то.
– Это было всего лишь частью моего образования, – разъяснил Харрисон, нисколько не обиженный вопросом Кола, который, похоже, считал подобное занятие недостойным мужчины.
– Вы получили неправильное образование, – заявил Кол. – Музицируют девочки, а не мальчики. Разве ваш отец никогда не водил вас на задний двор, чтобы научить работать кулаками?
– Нет. А ваш?
Кол уже раскрыл было рот для ответа, но внезапно передумал и, откинувшись на спинку стула, пожал плечами.
– Вы когда-нибудь слышали о Шопене и Моцарте, Кол? – спросил Харрисон. – Они были композиторами. Писали музыку и потом исполняли ее… на фортепьяно.
Кол снова передернул плечами, и Макдональд решил сменить тему.
– Где вы достали этот китайский фарфор?
– У нас шесть чашек, и только четыре одинаковых. Тарелок у нас нет, а чашки я раздобыл в Сент-Луисе, чтобы Мэри Роуз могла устраивать чаепития.
– Тогда я была еще маленькая, – пояснила девушка. – Устраивание чаепитий было частью моего образования.
– И кто же вас обучал? – спросил Харрисон с улыбкой.
– Дуглас, – ответила она.
– Мы все делали это по очереди, – торопливо добавил Дуглас.
– Наверное, вас удивляет, отчего нас так интересует ваше мнение, – сказала девушка. – Обычно мы не расспрашиваем своих гостей, но вы человек образованный, светский и утонченный.
При этих словах Харрисон приподнял бровь.
– Но вы действительно утонченный человек, – с нажимом произнесла Мэри Роуз. – Это ясно по тому, как вы говорите и смотрите на жизнь. Сразу видно, что вы воспитывались в хорошей семье.
– Вы способны оценить хорошую работу, – сказал Дуглас, явно довольный тем, что присутствующие перестали говорить о чаепитиях. – Здешние жители вовсе не думают окружать себя красивыми вещами. И я их не виню. У них все силы уходят на добывание хлеба насущного.
– В Хаммонде народ потихоньку обтесывается, – заметил Трэвис. – Но здесь, в Блю-Белл, до этого еще далеко.
– Это потому, что здесь царит беззаконие, – заметил Кол. Присутствующие закивали.
– Интересно, мы кажемся вам такими, как наши соседи? – сказал Трэвис. – Дуглас прав. Никто из местных никогда даже не заглядывал в нашу библиотеку и, само собой, не просил дать им что-нибудь почитать.
– А вы прочли все книги, которые есть в вашей библиотеке? – спросил Харрисон.
– Разумеется, – промолвил Кол.
– Трэвис забыл упомянуть, что наши соседи в основном неграмотные, – добавила Мэри Роуз.
Харрисон кивнул и снова обратился к Трэвису:
– Итак, считаю ли я вас достойными своего внимания? Все зависит от вашего отношения к книгам, красивым вещам и прочему. Если вы заполнили весь дом дорогими вещами только ради того, чтобы произвести впечатление на других, то в этом случае вы, по моему мнению, таковыми не являетесь. Но вы ведь вовсе не к этому стремились, верно?
– А откуда вы знаете? – спросил Кол.
– Нетрудно догадаться, – ответил Харрисон. – Ясно, что рояль стоит в гостиной вовсе не для того, чтобы служить предметом зависти и восхищения. Вы приобрели его, чтобы обучить музыке вашу сестру, а это означает, что вы понимаете необходимость всестороннего развития. То, что вы прочитали все книги в вашей библиотеке – еще один красноречивый факт. Что же касается утонченности и культурного уровня, то я считаю, что вы, пожалуй, гораздо утонченнее, чем хотите казаться. Несомненно, все вы получили хорошее образование.
– В отличие от вас никто из нас не посещал университет, – заметил Дуглас. – Учеба в университете – не единственный путь к приобретению знаний. Есть и другие. Ученая степень далеко не всегда является гарантией образованности. Я сужу по некоторым своим коллегам.
– Вы пытаетесь нам льстить? – спросил Трэвис.
– Пожалуй.
Мэри Роуз вздохнула довольно громко, чтобы услышали все сидящие за столом. Харрисон улыбнулся, и она тут же ответила ему улыбкой.
– Рояль самое дорогое, что у меня есть, – сказала девушка. – А у вас было что-нибудь такое, с чем вам не хотелось бы расставаться?
– Книги, – ответил Харрисон.
– Я тоже неравнодушен к своим книгам, – сказал Адам, кивнув. – Похоже, мы с вами родственные души.
Харрисон обрадовался тому, что старший брат снова присоединился к общей беседе. Адам по-прежнему производил впечатление очень сдержанного человека. Макдональду хотелось разузнать о нем побольше, но он понимал, что делать это надо весьма осторожно.
– Я обратил внимание на то, что висит у вас в библиотеке, – заметил он.
– Что именно? – не понял Трэвис.
Харрисон уже собрался ответить, но его опередил Дуглас:
– Вы имеете в виду стихотворение?
– Да. Это одно из моих любимых стихотворений, – сказал Харрисон.
– Вы действительно его читали? – с вызовом произнес Кол. – Не знаю, в какой книге Адам его раскопал, но он несколько часов его переписывал и вставил в рамку. А внизу специально приписал, откуда он его взял, чтобы другие не думали, будто он автор.
– Конечно, я читал его, причем много раз. Пожалуй, теперь я помню его наизусть.
– Ну-ка давайте проверим, так ли это. Прочтите его вслух от начала до конца.
Харрисон решил не перечить, хотя затея Кола и показалась ему несколько ребяческой.
– Ни один человек не остров… – произнес он.
Макдональд запамятовал лишь одну строчку, которую ему подсказал Адам. По улыбке последнего можно было понять, что Харрисон произвел на него впечатление, и Макдональд подумал, что с Адамом у него больше общего, чем с кем-либо из остальных братьев Клэйборн.
Мэри Роуз улыбалась, словно учитель, гордый успехом своего ученика, Харрисон же чувствовал себя как последний идиот.
– Прекрасно, – сказала девушка. – А знаете, ведь Адам тоже играет на фортепьяно.
– Зачем ты ему об этом говоришь? – спросил Кол с таким видом, будто собирался задушить сестру собственными руками.
– Кол, мистер Харрисон – наш гость. Пожалуйста, не забывай об этом.
– Не смей указывать мне, Сидней. Девушка ахнула и прошептала:
– Ты просто невыносим.
Харрисон не понимал, что произошло. Ему было ясно лишь то, что Мэри Роуз взбешена поведением брата, и если бы взгляды могли убивать. Колу тут же пришел бы конец. Макдональд никак не мог сообразить, что именно вызвало ее гнев.
Снедаемый любопытством, он обратился за разъяснениями к Колу:
– Вы назвали свою сестру Сиднеем?
– Да, – буркнул Кол.
– Почему?
– Она нагло себя ведет.
– Вы так считаете?
– Послушайте, Харрисон, в наших краях задавать вопросы – опасное занятие. Вам следует помнить об этом.
Харрисон расхохотался.
– Над чем это вы смеетесь? – спросил обескураженно Кол.
– Над вами, – ответил Харрисон. – Вы уже целый час только и делаете, что задаете мне вопросы.
– В нашем доме, – заявил Кол с улыбкой, – играют по нашим правилам.
– Ты перестанешь наконец быть таким несносным? – вскочив, спросила Мэри Роуз.
Она приготовилась устроить Колу выволочку, но тут вмешался Адам. Наклонившись вперед, он посмотрел на нее, и Мэри Роуз немедленно уселась на свое место и замолчала. Затем Адам взглянул на Кола, и самый задиристый из братьев тоже без разговоров опустился на стул.
– Если вы не очень устали, Харрисон, расскажите что-нибудь о Шотландии, – сказал старший Клэйборн. – Мне не довелось побывать за границей, но я довольно много путешествовал с помощью своих книг.
– Ты хотел бы когда-нибудь съездить в Шотландию? – спросила Мэри Роуз.
– Разумеется, но прежде всего хотел бы навестить родину.
– А где ваша родина? – спросил Харрисон.
– В Африке. Вы наверняка обратили внимание на цвет моей кожи, – ответил Адам и подкупающе улыбнулся. Он говорил с Харрисоном совершенно откровенно.
– Вы родились в Африке? – не отставал Макдональд.
– Нет. Я родился на юге этой страны, в семье рабов, но как только я подрос, родители рассказали мне чудесные истории о своих предках и о тех африканских деревнях, в которых они сами появились на свет. Мне бы хотелось посетить их прежде, чем я умру.
– Если они еще сохранились, – вставил Кол.
– Да, – согласился Адам.
– Ты не поедешь в Африку, – сказал Дуглас. – Ты никогда никуда не ездишь.
– Я думаю, вам понравилась бы Шотландия, – предположил Харрисон, возвращаясь к теме, которую затронул Адам. – Эта долина очень напоминает некоторые уголки Шотландии.
– Расскажите о своем доме, – попросил Трэвис.
Выполняя его просьбу, Харрисон в течение следующих пяти или десяти минут говорил о земле, где он родился, о доме, в котором жил в детстве, и в конце концов завершил свою тираду словами:
– Кровать отца всегда стояла у самых окон, чтобы он мог наслаждаться открывающимся видом. Извините за несколько бессвязный рассказ, – произнес Макдональд после небольшой паузы. – О своем доме шотландский горец может говорить часами и утомит вас до смерти.
– Вы нас вовсе не утомили, – сказал Кол.
– Ваш рассказ был очень интересен, – заверил Адам.
– Почему кровать вашего отца стояла перед окном? Он что, был прикован к постели? – уточнил Кол.
– Да.
– Как долго?
– На моей памяти это было всегда. А почему вы об этом спрашиваете?
Кол не знал, куда деваться от стыда. Не он ли спросил Харрисона, почему его отец не научил его пользоваться кулаками?
– Мне просто любопытно, – пояснил он. – А что случилось с вашим отцом?
– Ему в позвоночник попала пуля.
Лицо Кола исказила гримаса.
– И его парализовало?
– Да.
– Несчастный случай?
– Нет, – сухо ответил Харрисон.
– Но вы оставались с ним, даже когда стали достаточно взрослым, чтобы вести самостоятельную жизнь? – спросил Кол.
– Да. Господи, я ведь был его сын.
– Если бы вы были прикованы к постели, он мог бы бросить вас. Большинство отцов именно так бы и поступили.
– Вы неправы, – возразил Харрисон. – Настоящие отцы поступили бы как раз наоборот, а уж мой-то наверняка.
– Вы просто исполняли свой долг, – с удовлетворением заявил Кол.
– Дело вовсе не в долге.
– Вы что, рассердились? – спросил Кол, не скрывая улыбку. Харрисону внезапно захотелось съездить ему по физиономии. В голосе его зазвучали резкие нотки.
– Своим странным мнением вы оскорбляете и меня, и моего отца.
Кол пожал плечами – гнев гостя не произвел на него особого впечатления – и посмотрел на Адама.
– Надо сделать из Харрисона мужчину. Ты возьмешься за него?
– Возможно, – ответил Адам.
– Ему бы характера побольше, – вставил Дуглас.
Кол фыркнул:
– Он же остался со своим отцом, разве не так? Значит, характер у него есть. Что скажешь, Трэвис?
– Я не против. Правда, он, похоже, чересчур интересуется нашей сестрой.
– Мэри Роуз все интересуются. Я бы удивился, если бы Харрисон оказался исключением. Думаю, надо попытаться.
Братья кивнули. Мэри Роуз была на седьмом небе от счастья. Всплеснув руками, она снова улыбнулась Харрисону и поднялась.
Харрисон немедленно последовал ее примеру. Что касается братьев, то ни один из них даже не шелохнулся.
– Вы остаетесь с нами, – сказала Харрисону девушка. – На сей раз у нас полное единодушие, что вообще-то непривычно – Кол обычно перечит, но вы ему понравились. Разве это не чудесно?
– Что-то я этого не заметил, – не удержавшись, брякнул Макдональд.
Все, включая Мэри Роуз, рассмеялись.
– У вас прекрасное чувство юмора, Харрисон, – отметила она. Макдональд вовсе не шутил, но решил не заострять на этом внимание. Обойдя стол, Мэри Роуз приблизилась к нему.
– Я покажу вам комнату, в которой вы будете спать. С твоего позволения, Адам.
– Да, разумеется. Спокойной ночи, Харрисон.
Девушка повернулась и вышла из столовой. Харрисон поблагодарил братьев за ужин и последовал за ней.
Пока Макдональд и Мэри Роуз шли к отдельно стоящему строению, предназначенному, по-видимому, для гостей, никто из них не произнес ни слова. Звезды, густо усыпавшие небо, ярко освещали все вокруг.
– Вам понравились мои братья?
– Да. Странный они народ.
– Они просто разные.
Заложив руки за спину, Харрисон замедлил шаг, чтобы не обгонять девушку.
– Могу я вас кое о чем спросить?
– Пожалуйста.
– Почему вы меня не предупредили?
– Об Адаме?
– А зачем мне было вас предупреждать? Вы либо приняли бы его, либо нет – это уж ваше дело.
– Вы все не родственники по крови, верно?
– Да. И все же мы семья, Харрисон. Родственные узы не всегда зависят от общего происхождения.
– Конечно. Вы ведь стали семьей очень давно, не так ли?
– Да. А как вы догадались?
– Вы относитесь друг к другу, как родные, хотя спорите и ссоритесь из-за мелочей. По тому, как вы вели себя за ужином, я понял, что вы вместе уже не один десяток лет.
– Да. Правда, у нас здесь красиво?
Харрисон вовсе не был расположен обсуждать красоты окружающей природы, однако девушка явно хотела перевести разговор в другое русло, и он не стал противиться ее желанию. Для одного вечера было задано уже достаточно вопросов. Завтра он постарается разузнать побольше.
– Места здесь и впрямь великолепные, – сказал Макдональд. – Воздух такой чистый, что кажется, будто от него проясняются мысли.
– Вы, должно быть, слишком долго прожили в городе.
– В Лондоне далеко не всегда можно увидеть звезды, – сказал он. – Смог и испарения закрывают небо.
– Это очень похоже на Нью-Йорк.
Харрисон остановился. Ему показалось, что на какое-то мгновение сердце его перестало биться.
– Что вы сказали?
Девушка повторила последнюю фразу.
– Кажется, я вас чем-то огорошила, – заметила она.
Макдональд с трудом выдавил из себя улыбку.
– Я действительно удивился, – произнес он небрежно. – Я и не знал, что вы бывали в Нью-Йорке.
– Я тогда была совсем ребенком и, конечно, не помню, как выглядит город, но братья рассказывали мне, что там очень много заводов, а по улицам ходят толпы народа.
Харрисон глубоко вздохнул. Похоже, он был близок к разгадке тайны, над которой бился столько времени. Правда, ему еще предстояло выяснить, кто украл девочку у родителей и помог мальчикам проделать столь длинный путь от Нью-Йорка до Монтаны.
– Так густо населены только некоторые районы Нью-Йорка, – сказал он. – Вообще-то это очень интересный город.
– Там надо быть осторожным, верно?
– Осторожность нигде не помешает.
– Господи, до чего же вы похожи на Адама! Он все время твердит мне, что я должна быть осмотрительной, – признала Мэри Роуз. – Трэвис удивлялся, как меня не обворовали в Сент-Луисе, когда я училась в школе. Но здесь, на ранчо, я чувствую себя в безопасности. Я никогда больше отсюда не уеду, потому что сразу же начинаю страшно скучать по дому.
– Вы могли бы полюбить Англию или Шотландию, – сказал Харрисон, которому слова девушки пришлись не по вкусу.
– Да, конечно. На свете много прекрасных мест, которые мне предстоит увидеть. И все же я буду тосковать по моей долине. Я все время нахожу здесь что-нибудь новое и интересное. Совсем недавно я, например, узнала, что в горах Боар-Ридж живет одна женщина. Вскоре после того, как ее семья поселилась в этих краях, на них напали индейцы, убили ее мужа и сына, а ее оскальпировали, приняв за мертвую. Но она выжила. Трэвис слышал, как Билли и Дули шептались о ней. Все считают ее сумасшедшей. Бедняжка много лет провела в одиночестве. Я хочу поехать и посмотреть на нее, как только уговорю Адама.
– Это очень опасно, Мэри Роуз. Вам не следует…
– Ну вот, вы опять заговорили, как мой старший брат, – перебила девушка. – Я должна ей помочь. Я уверена, что вы меня понимаете.
Теперь настала очередь Харрисона перевести разговор на другое.
– Я бы с удовольствием остался жить в вашей долине. Думаю, что и вам пришлись бы со временем по сердцу Англия или Шотландия.
– Почему? Потому что эти страны напоминали бы мне родные края? Разве можно любить мужчину только потому, что он похож на другого? Мне понравилась бы Шотландия, Харрисон, но вряд ли я была бы там счастлива. Лучше родного дома нет ничего на свете.
– Вы слишком молоды, чтобы так противиться переменам, – вздохнув, заметил Макдональд.
– Можно задать вам один личный вопрос? Не отвечайте, если не захотите.
– Ну конечно.
– Вы умеете целоваться?
Харрисон смешался.
– Что вы сказали?
Девушка повторила еще раз. Макдональд не рассмеялся, потому что вид у нее был серьезный и искренний.
– С чего это вы вдруг заговорили о поцелуях?
– Мне просто любопытно. Ну так как же?
– Да, пожалуй.
– А как это у вас бывает – вы сначала собираетесь поцеловать кого-нибудь, а потом целуете или все это происходит само собой?
– Вас интересуют очень странные вещи.
– Да.
В это время они дошли до гостевого домика. Харрисон положил руку на дверной косяк и обернулся к девушке:
– Помните, что я сказал вам сегодня, когда мы смотрели на вашу долину? Я сначала думаю головой, а потом уже сердцем. Вот и ответ.
На лице девушки проступило разочарование.
– Вы очень дисциплинированный человек, не так ли?
– Надеюсь.
Мэри Роуз покачала головой. Харрисон недоумевал, чем она так раздосадована. По его мнению, дисциплинированность была достоинством, а не недостатком. Неужели она не понимала столь простую вещь?
– Я вовсе не такая правильная, – сказала девушка.
Макдональд кивнул – это он уже уяснил. Открыв дверь, он слегка попятился, чтобы пропустить девушку вперед, если она пожелает войти. Но Мэри Роуз осталась стоять на месте.
– Тут двенадцать кроватей, но сегодня здесь никто не будет ночевать, кроме вас. Если вам что-нибудь понадобится, пожалуйста, дайте знать любому из нас.
– А где Дуглас решил поместить Мак-Хью?
– Отведите его в крайнее стойло слева. Оно попросторнее. Я думаю, корм для него уже приготовлен. Надеюсь, он спокойно отнесется к закрытому помещению теперь, когда он к нам немного привык.
– Наверное.
– А вы, Харрисон? Вы уже привыкаете к нам?
– Да, – с улыбкой признался Макдональд.
Девушка улыбнулась ему в ответ. Господи, до чего же она была хороша!
– Могу я попросить вас об одолжении?
Мэри Роуз стояла всего в футе от Харрисона. Глаза девушки в лунном свете казались сверкающими сапфирами. Макдональд не осмеливался смотреть на ее губы, боясь, что неминуемо потеряет голову заключит Мэри в страстные объятия. Сильнейшее желание поддаться этому порыву возбуждало его и одновременно сковывало. Живое тепло девушки туманило его мозг, подсказывало прислушаться к зову сердца, хотя Мэри Роуз его к этому никак не поощряла.
– О чем вы хотели меня попросить? – спросил он, сдерживаясь |из последних сил.
Харрисону показалось, что его голос дрожит, но девушка, судя по всему, ничего не заметила. Более того, она явно не понимала его состояния – в противном случае она не приподнялась бы на цыпочки, еще больше приблизив свое лицо к его лицу. От нее восхитительно пахло – это был аромат диких цветов после дождя. Мэри Роуз положила ладони Харрисону на грудь. Сердце его бешено заколотилось.
– Вы не хотите меня поцеловать? – спросила она.
– Нет, черт возьми, – ответил он, хотя в этот миг не мог думать ни о чем другом. Его отказ глубоко обидел девушку. Боже, зачем она была так откровенна! Она безвольно уронила руки. Сейчас ее заботило лишь одно – как с достоинством выйти из этой ситуации.
Мэри Роуз потребовалась вся ее воля, чтобы не подхватить юбки и не умчаться в дом, но она превозмогла себя и снова посмотрела на Харрисона:
– Отчего вы так испугались! Неужели я сказала что-то ужасное!
– Мужчинам не пристало трусить.
Теперь голос Макдональда звучал сердито, но девушка не стала спрашивать о причине его гнева.
– Спокойной ночи, Харрисон. Спите крепко.
Девушка вовсе не насмехалась над ним – похоже, глупышка даже не догадывалась, что теперь ни о каком сне не могло быть и речи. Макдональд прислонился к косяку и смотрел, как Мэри Роуз удаляется к дому. Она держалась так, словно ничего не произошло. Сначала она едва не свела его с ума, а в эту минуту уходила с таким безмятежным видом, что он не удивился бы, если бы девушка вдруг принялась напевать.
Харрисон невольно подумал, как бы Мэри Роуз отреагировала, узнай она, о каких ласках он мечтал, глядя на ее нежные, манящие губы.
В конце концов он все же подавил свое желание оказаться с ней в постели. Он снова и снова твердил себе, что в состоянии контролировать свои низменные инстинкты. Макдональд уже почти убедил себя в этом, как вдруг заметил, что Мэри Роуз слегка покачивает бедрами при ходьбе, и в его воображении тут же замелькали всевозможные возбуждающие картины.
«Спите крепко» – кажется, так сказала девушка? Харрисон понял, что в эту ночь ему вряд ли удастся последовать ее совету.


4 августа 1862 года
Дорогая мама Роуз,
На прошлой неделе мы все страшно перепугались. Мэри Роуз по-настоящему заболела. К сожалению, мы не сразу догадались, что причиной ее необычно плохого настроения может быть хворь. Она всегда была очень веселой, но в прошлый вторник неожиданно принялась кукситься, а к полудню совсем раскапризничалась. Дуглас постирал ее любимое одеяльце – то самое, в которое она любит утыкаться носом, когда сосет большой палец. Когда она увидела одеяльце, развешенное на кустах для просушки, она вдруг страшно разозлилась. Ее пронзительные крики до сих пор стоят у нас в ушах. Даже Адам не смог ее успокоить. Когда пришло время ужинать, она не съела ни крошки. И тут мы наконец заподозрили что-то неладное. Ночью она уже горела от жара.
Мы по очереди протирали ее тельце влажной губкой, а те, кто не держал ее за ручку и не укачивал, ходили кругами, натыкаясь друг на друга.
Температура не спадала трое суток. Бедняжка выглядела такой маленькой и беспомощной! Ей требовался доктор, но докторов не было даже в Хаммонде.
Мне никогда в жизни не было так страшно. Кол тоже перепугался, но прятал свой страх за злостью. Он без конца твердил, что нам не следовало привозить ребенка в такую глушь. Он просто сходил с ума, чувствуя себя виноватым, и мы тоже. Все знали, что он прав, но у нас не было выбора.
Мы все очень любим малышку, но нас смущает, что она такая слабенькая и хрупкая. Ее жизнь полностью зависит от нас. Мясо ей следует нарезать небольшими кусочками, чтобы она не подавилась, все время нужно следить, чтобы она не наступила на змею. Иногда я так боюсь за нее, что не сплю ночами.
Все три дня и три ночи я молился, предлагая Богу взять мою жизнь вместо ее. Но видимо. Всевышнему было угодно, чтобы мы еще какое-то время оставались вместе, потому что в субботу утром Мэри Роуз стала выздоравливать.
Дуглас, Адам и я обрадовались буквально до слез. Мне не стыдно признаваться в этом, потому что нас никто не видел. Кол тоже плакал, но он убежал куда-то и не возвращался почти целый час. А когда появился, глаза у него были такие же красные и опухшие, как и у всех нас.
Молитесь за нас, мама Роуз. А мы, конечно же, молимся за вас. Теперь, когда бои идут так близко от ваших мест, мы тревожимся за вас как никогда. Газеты доходят до нас с большим опозданием, но Адам старается держать нас в курсе основных событий, происходящих на фронте. Судя по всему. Юг вполне может победить в этой войне, которую пока еще никто открыто не назвал войной. Берегите себя, пожалуйста. Вы нам очень нужны.
Ваш сын Трэвис.
P.S. Я чуть не забыл сообщить вам радостную новость. Всего две недели назад сюда приехали Моррисоны. Они собираются построить универмаг неподалеку от лачуги Белл. Все, конечно, этому очень рады. К тому же в магазин будет доставляться почта, хотя и всею раз в неделю.
У Моррисонов есть дочка по имени Кэтрин. Она примерно на полтора года старше, чем Мэри Роуз. Нашей сестренке нужна подружка, с которой она могла бы играть, как считает Адам, а поскольку Моррисоны. судя по всему, люди приличные. Кол не против, чтобы маленькие девочки дружили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100