Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Монтана-Вэлли, 1879 год


Теперь дитя наконец возвращалось домой.
Расположившись рядом со своим экипажем, Кол с нетерпением ждал, когда дилижанс покажется из-за последнего поворота дороги. Он так разволновался, что не мог стоять спокойно. Облачко пыли, спускавшееся с холма, свидетельствовало о том, что Мэри Роуз уже близко. Кол принялся гадать, сильно ли она изменилась за последние месяцы, но потом громко рассмеялся над собственной глупостью. Уезжая, чтобы закончить свое обучение в школе, ученица последнего года Мэри Роуз была уже вполне сложившейся девушкой, и вряд ли ее внешности грозили какие-то существенные перемены – разве что на носу появится несколько новых веснушек или волосы отрастут подлиннее.
Кол ужасно скучал по ней, впрочем, и остальные братья тоже. Жизнь на ранчо заставляла их вертеться с утра до ночи, и они могли общаться с ней только во время обеда. Мэри Роуз всегда для них что-то готовила. Она хорошо стряпала обычные, всем знакомые блюда, но ни один из братьев не переносил те причудливые французские соусы, которыми она любила все поливать.
Дилижанс опаздывал больше чем на час, а это означало, что им правит сварливый старикашка Клив Харрингтон. Он наверняка не тронул лошадей с места, не выспросив прежде у Мэри Роуз все новости, да и в пути, несомненно, требовал, чтобы все ее внимание принадлежало ему. Зная мягкое сердце сестры. Кол не сомневался, что она не станет его подгонять.
Клив и Мэри Роуз очень быстро подружились, хотя никто в Блю-Белл не понимал почему. Желчный старикан Клив Харрингтон постоянно ругался, отпускал злобные замечания и жаловался на жизнь, и Кол считал его довольно-таки неприятным типом. К тому же он имел страшную, как смертный грех, наружность. Тротуары пустели при его появлении – если только где-нибудь рядышком не было Мэри Роуз. При виде девушки гнусный старина Клив становился кротким и мягким, а на лице его возникала нелепая счастливая улыбка, которая, бывало, не сходила целыми днями. Харрингтон просто обожал Мэри Роуз, выставляя себя тем самым на всеобщее посмешище, но и она в нем души не чаяла. Она действительно любила этого дурня, и потому заботилась о нем, и собственноручно штопала всю его одежду. Раз в году Харрингтон по обыкновению заболевал, зачастую это совпадало с периодом клеймения скота, а иногда и раньше. Он возникал на пороге дома Мэри Роуз со шляпой в одной руке и грязным носовым платком в другой и спрашивал, не посоветуют ли ему, как лечить его таинственную хворь. Все это, конечно, было не более чем уловкой. Мэри Роуз немедленно селила Клива в гостевой комнате и нянчилась с ним целую неделю – как правило, столько времени уходило на его выздоровление.
Все в городе называли такие недомогания Клива ежегодными каникулами, и по тому, как сейчас старик, осаживая лошадей, трогал уголки глаз и тер платком нос, Кол предположил, что он уже собирается устроить себе очередной отпуск.
Не успел дилижанс остановиться, как дверь его открылась и Мэри Роуз спрыгнула на землю.
– Ну вот я и дома, – воскликнула она и, приподняв юбки, с радостным смехом побежала к брату. Шляпка слетела с ее головы и упала в пыль. Кол старался сохранить на лице сдержанное, несколько угрюмое выражение. Ему не хотелось, чтобы Харрингтон потом рассказывал в городе, будто он распустил нюни – Колу нравилось, что все горожане его боялись. Но смех сестры оказался таким заразительным, что он не удержался – сначала улыбнулся, а потом тоже расхохотался, плюнув на то, как это выглядит со стороны.
Мэри Роуз совершенно не изменилась. Она держалась так же свободно и непосредственно, как и всегда, и Кол подумал, что она причинит немало волнений своим братьям.
Девушка бросилась в объятия Кола. При ее небольшом росте хватка у нее была прямо-таки медвежья. Кол тоже крепко стиснул ее, поцеловал и попросил, чтобы она прекратила смеяться, как сумасшедшая.
Нисколько не обидевшись, она отстранилась, подбоченилась и внимательно оглядела брата.
– А ты все такой же красавчик, Кол. Ты кого-нибудь убил за то время, что я была в школе?
– Конечно, нет, – огрызнулся он, скрестил руки на груди, прислонился к экипажу и попытался нахмуриться.
– Ты как будто подрос еще на дюйм или два. И волосы у тебя вроде стали светлее. Откуда у тебя этот шрам на лбу?
Прежде чем Кол успел ответить на ее вопросы, Мэри Роуз повернулась к Харрингтону:
– Клив, мой брат застрелил кого-нибудь в мое отсутствие?
– Да что-то не припомню такого, мисс Мэри, – ответил тот.
– А на ножах дрался?
– По-моему, нет, – сказал Клив.
Мэри Роуз, похоже, поверила его словам и снова улыбнулась:
– Я так рада, что вернулась домой, Я никогда больше никуда не поеду. Адам не заставит меня это сделать, как бы это ни было полезно для моего умственного или духовного развития. У меня есть бумаги, которые доказывают, что я уже получила достаточное образование. Господи, какая теплынь для весны, правда? Я обожаю жару, и грязь, и ветер, и пыль. А Трэвис ввязывался в драки в городе? Впрочем, ты все равно мне не скажешь, а вот Адам расскажет. Между прочим, он писал мне больше, чем ты. А новый сарай достроили? Я получила от мамы Роуз письмо за день до окончания школы. Надо сказать, что почта приходила вовремя. Здорово, правда? Мы живем в такое время, когда столько всего нового. А как там…
Кол явно не поспевал за сестрой – она говорила с такой скоростью, словно была политиком.
– Притормози, – перебил ее он. – Я не могу отвечать на все вопросы сразу. Отдышись немного, а я помогу Харрингтону выгрузить твой багаж.
Через несколько минут ее чемодан, коробки и три саквояжа были сложены в задней части экипажа Кола, и Мэри Роуз принялась рыться в вещах, не обращая внимания на уговоры брата подождать до дома. Закрыв одну коробку, она принялась копаться в другой. Харрингтон, стоя рядом с коляской, смотрел на нее и улыбался.
– И скучал же я по вас, мисс Мэри, – прошептал он и, покраснев, словно школьник, воровато взглянул на Кола, боясь, как бы тот не посмеялся над ним.
Кол сделал вид, что ничего не слышал, и предусмотрительно отвернулся. Сестре признание Харрингтона явно потрафило.
– Я тоже соскучилась, Клив. Вы получали мои письма?
– Конечно, – ответил Харрингтон. – И перечитывал до дыр.
– Приятно слышать, – сказала Мэри Роуз, дружески улыбнувшись старику. – Я не забыла о вашем дне рождения. Погодите, не уезжайте. У меня для вас кое-что есть.
Старательно перерыв свой чемодан, она в конце концов нашла коробку и вручила ее Кливу.
– Пообещайте, что не откроете ее, пока не доберетесь до дому.
– Вы привезли мне подарок?
Старик выглядел изумленным.
– Два подарка, – с улыбкой поправила его Мэри Роуз. – Внутри первого находится второй сюрприз.
– И что же это? – спросил Клив, словно маленький мальчик в канун Рождества.
Мэри Роуз оперлась на его руку и выбралась из экипажа.
– Я же говорю, это сюрприз. Именно поэтому я положила его в коробку и обернула такой красивой бумагой. Благодарю вас, что довезли меня, – добавила она и сделала реверанс. – Все было очень хорошо.
– Вы не сердитесь, что я не позволил вам ехать со мной на козлах?
– Нисколько, – заверила старика Мэри Роуз.
– Она упрашивала меня, чтобы я разрешил ей сидеть рядом, – объяснил Харрингтон, повернувшись к Колу, – но я подумал, что молодой леди это не к лицу.
Кол кивнул и сказал:
– Нам пора, Мэри Роуз.
Он взобрался на козлы, взял в руки вожжи и попросил сестру вернуться за едва не забытой в пыли шляпкой. Клив медленно направился к дилижансу, сжимая обеими руками подарок, словно бесценное сокровище.
Наконец Кол с Мэри Роуз поехали домой. Кол отвечал на ее вопросы, а она тем временем избавлялась от тех атрибутов, благодаря которым выглядела как светская дама. Сначала она сняла белые перчатки, а затем стала одну за другой вытаскивать шпильки, держащие волосы, стянутые узлом на затылке, и не успокоилась до тех пор, пока светлые пряди не заструились по спине. После этого она удовлетворенно вздохнула и запустила пальцы в волнистую копну локонов.
– Мне так надоело быть леди, – заявила она. – Ей-богу, это такое мучение.
Кол засмеялся. Мэри Роуз знала, что от него она не дождется сочувствия.
– Ты бы не веселился, если бы тебе пришлось носить корсет. Он стягивает все тело, как тисками.
– Тебя заставляли в школе? – с ужасом спросил Кол.
– Да. Но я, правда, этого не делала. Честно говоря, никто не мог определить, надет на мне корсет или нет. Я никогда не одевалась в присутствии других.
– О Господи.
Кол придержал лошадей – начался крутой подъем по склону первой горной гряды. Мэри Роуз обернулась, следя, чтобы ее чемодан не упал с багажной площадки. А когда они достигли гребня, девушка заняла обычное положение, сняла темно-синий жакет и расстегнула три верхние пуговицы накрахмаленной белой блузки.
– В школе произошла странная вещь, – сказала Мэри Роуз. – Я просто не знала, что с этим делать.
– С чем? – спросил Кол.
– В январе из Чикаго приехала новая ученица. Ее сопровождали родители, чтобы помочь девочке устроиться.
– Ну и?
– Скорее всего, тут нет ничего этакого, – сказала Мэри Роуз и пожала плечами.
– Все равно выкладывай. Я же чувствую, что тебя это тревожит.
– Меня это не тревожит, – объяснила девушка. – Просто все было так странно. Мать этой девушки родилась и выросла в Англии.
Так вот, ей показалось, что она меня знает.
– Она обозналась, – возразил Кол. – Ты никогда не была в Англии. Может, вы встречались с ней где-нибудь в другом месте?
Мэри Роуз отрицательно покачала головой.
– Расскажи мне, что случилось.
– Все шло своим чередом. Я улыбнулась новеньким – просто из вежливости, и вдруг мать этой девушки закричала, да так громко, что можно было напугать каменных горгулий на крыше Эммет-билдинга. Да и я тоже струхнула. И все время она показывала на меня пальцем, – пояснила Мэри Роуз. – Я порядком смутилась.
– А потом что?
– Она прижала руки к груди, и вид у нее был такой, будто она вот-вот упадет в обморок.
– И что же ты сделала?
Кол сразу же заподозрил, что сестра рассказывает ему не все. Она имела обыкновение впутываться во всякие истории и неизменно удивлялась возникавшим впоследствии всевозможным осложнениям.
– Ничего плохого. – В голосе Мэри Роуз звучала обида. – С чего ты решил, будто я виновата в том, что бедная женщина повела себя столь необычно?
– Потому что частенько во всех неприятностях бываешь виновата ты – заявил Кол. – У тебя в тот момент был с собой револьвер?
– Конечно, нет. Я не бегала и вообще была паинькой. Я умею вести себя как леди, Кол.
– Тогда что же приключилось с той бедняжкой?
– Оказывается, она приняла меня за одну женщину, которую когда-то знала. Она называла ее леди Агата, и по ее словам выходило, что я просто копия этой самой леди.
– Чепуха. На свете много светловолосых женщин с голубыми глазами.
– Ты хочешь сказать, что у меня заурядная внешность? Кол не удержался от искушения поддеть сестру:
– Да, пожалуй.
Разумеется, брат слукавил. Мэри Роуз была настоящей красавицей – во всяком случае, так без умолку твердили Колу все мужчины города. Он не мог смотреть на сестру их глазами. Она была для него милым существом с добрым сердцем, иногда, впрочем, превращавшимся в маленькую дикую кошку. Когда-то она была непослушным ребенком, но теперь, став совсем взрослой, причиняла не так уж много хлопот.
– Адам утверждает, что я хорошенькая, – возразила Мэри Роуз и толкнула брата плечом. – А он всегда говорит правду. И потом, ты же прекрасно знаешь, что главное – это душа женщины. Мама Роуз считает меня прекрасной дочерью, хотя ни разу в жизни меня даже не видела.
– Мэри Роуз, ты уже прекратила выпендриваться?
– Да, – ответила девушка со смехом.
– Я бы не слишком беспокоился из-за того, что похож на кого-то другого.
– Но этим не кончилось, – продолжила Мэри Роуз. – Примерно через месяц меня вызвали в кабинет директора. Там меня дожидался какой-то пожилой мужчина. Старшая воспитательница тоже была там, а у нее на столе лежало мое личное дело.
– Откуда ты знаешь, что это было твое личное дело?
– Оно самое толстое во всей школе, и у него порвана обложка. Взглянув на брата, Мэри Роуз сразу же догадалась, о чем он думает.
– Не смейся, Кол, и не корчи из себя всезнайку. Да, мой первый год в школе прошел неудачно. Я с трудом приспособилась к новой обстановке. Сейчас-то я понимаю, что просто скучала по дому и добивалась, чтобы меня выгнали оттуда. Но однако, – тут же торопливо добавила она, – с тех пор у меня отличный послужной список.
– Расскажи мне о том мужчине, который ждал тебя в кабинете директора, – попросил Кол.
– Он был юрист, – ответила Мэри Роуз. – Его очень заинтересовала наша семья: как долго мы живем в Монтане и почему с нами не живет наша мать. И еще требовал, чтобы я описала ему, как выглядят мои братья. Но я ни на один вопрос отвечать не стала. В конце концов, это совершенно незнакомый человек, который к тому же мне очень не понравился.
– Почему он тебя обо всем этом расспрашивал?
– Якобы речь идет о большом наследстве. Мне показалось, он уходил в полной уверенности, что я не какая-нибудь давно потерянная родственница, которая может на него претендовать. Ты разволновался?
– Немного, – признался Кол. – Я не люблю, когда кто-то начинает о нас разнюхивать.
Мэри Роуз попыталась отвлечь его от неприятной темы.
– Все не так уж плохо, – сказала она. – К экзамену по английскому я не смогла подготовиться, потому что Элеонора полночи не давала мне спать, рассказывая о своих неприятностях. А когда начался экзамен, мне пришлось ждать следующего дня, чтобы пройти все тесты.
– Я думал, ты не станешь больше общаться с Элеонорой.
– Я и не собиралась с ней общаться, клянусь, – заверила Мэри Роуз, – Но никто не хотел жить с ней в одной комнате, и директриса чуть ли не на коленях упрашивала меня поселиться вместе с ней. Бедная Элеонора. Она честная, у нее доброе сердце, но она тщательно это скрывает.
Кол улыбнулся. Элеонора была единственным темным пятнышком в безоблачной жизни сестры. Из всех учениц школы только Мэри Роуз могла выносить ее общество. Братья любили слушать побасенки об Элеоноре, находя ее проделки чертовски забавными.
– Она все такая же проказница? – спросил Кол в надежде, что сестра попотчует его какой-нибудь новой веселой историей.
– Да, – ответила Мэри Роуз. – Видишь ли, я терзалась из-за того, что рассказывала о ней всем вам, но Трэвис меня утешил, что она никогда об этом не узнает, и я успокоилась. Она и впрямь бывает несносной. Элеонора уехала из школы на целую неделю раньше всех остальных и даже не попрощалась. Что-то случилось с ее отцом. Пять ночей подряд она плакала в подушку. Жаль, что она мне не доверилась – я бы смогла помочь ей. Я попыталась расспросить директрису, но она промолчала и поджала губы, давая понять, что произошло нечто отвратительное. Отец Элеоноры собирался пожертвовать на нужды школы большую сумму денег. Так вот, директриса заявила, что теперь с этим ничего не выйдет. И знаешь, что она еще сказала?
– Нет.
– Что ее одурачили. Как ты думаешь, что она имела в виду?
– Все что угодно.
– Перед отъездом Элеоноры я сказала ей, что она всегда может найти меня в Роуз-Хилл, ибо она плакала, как ребенок, и мне стало ее жалко, – объяснила Мэри Роуз. – Но я не думаю, что она заявится к нам на ранчо. Здесь на ее вкус маловато цивилизации – она слишком утонченная. Она обидела меня тем, что не попрощалась. В конце концов, я была ее единственной подругой. Правда, не очень хорошей, верно?
– Почему ты себя недооцениваешь?
– Товарищам не пристало выставлять друг друга в неприглядном свете.
– Ты всего-навсего сообщала нам о том, что происходило на самом деле. Что же тут плохого? И потом, в школе ты ее ото всех защищала. Ведь там-то ты никогда ничего о ней не рассказывала?
– Нет.
– Твоя совесть чиста. Ты ведь никогда ее не критиковала, даже в нашем обществе.
– Да, но…
– Кроме того, добивалась, чтобы ее приглашали на все вечеринки. Благодаря тебе она никогда не чувствовала себя одиноко.
– Откуда ты знаешь?
– Я знаю тебя. Ты вечно так и выискиваешь везде неудобных людей.
– Элеонора не такая.
– Вот видишь, ты за нее уже стоишь горой. Она улыбнулась.
– После разговоров с тобой мне всегда становится легче. Ты правда думаешь, что тот юрист больше не будет нами интересоваться?
– Да, – ответил Кол. Мэри Роуз вздохнула.
– Я скучала по тебе, Кол.
– Я по тебе тоже соскучился, малышка.
Она снова толкнула его плечом. Брат и сестра заговорили о ранчо. Пока Мэри Роуз была в школе, братья приобрели еще один участок земли. Трэвис уехал в Хаммонд закупить все необходимое, чтобы обнести часть огромной территории загородкой – лошадям требовалось достаточно места, где они могли бы пастись зимой.
Спустя несколько минут Кол с Мэри Роуз въехали в Роуз-Хилл. Название этому месту девушка дала, когда ей было восемь лет. Однажды она увидела на склоне холма цветы, которые приняла за дикие розы, и заявила, что не иначе как перст Божий указывает членам их семьи осесть здесь навсегда – и все потому, что их с мамой зовут Роуз.
type="note" l:href="#note_1">[1]
Адам не хотел ее разочаровывать и посему не сказал, что обнаруженные ею цветы на самом деле вовсе не розы. Кроме того, он подумал, что, если девочка сама наречет их ферму, это попросту усилит у нее чувство защищенности. Причудливое название прижилось, и через год его стали употреблять даже жители Блю-Белл. Роуз-Хилл находился в самом сердце долины в штате Монтана. Почти на четверть мили вокруг ранчо простирался ровный участок земли. Дом возвели посреди этого плоскогорья по настоянию Кола – чтобы можно было вовремя заметить любого, кто вторгся бы на его территорию. Подобно остальным братьям, он не любил сюрпризов и, как только строительство двухэтажного дома закончилось, соорудил над чердаком наблюдательный пункт, с которого Клэйборны могли сразу же заметить незваного гостя.
С севера и с запада к окружавшему ранчо лугу подступали величественные горы с заснеженными вершинами. На востоке лежали менее внушительные возвышенности и просто холмы – совершенно бесполезные земли с точки зрения фермеров. Зато в этих краях промышляли трапперы, поскольку здесь все еще в изобилии водились бобры, медведи и волки.
Попасть на ранчо беспрепятственно можно было только одним путем – по главной дороге, соединяющей Роуз-Хилл с городом Бдю-Белл, которая проходила через вершину холма. Приезжие, однако, порядком выматывались уже к тон минуте, когда достигали речной пристани. Если они везли свои пожитки в экипажах, им требовалось добрых полтора дня, чтобы доехать до Блю-Белл. Большинство удовлетворялось, добравшись до Перри или Хаммонда, и лишь немногие упрямцы – или те, кто находился в бегах, – стремились зайти еще дальше. Время от времени возникали слухи, что в горах на севере есть золото, но никому так и не посчастливилось его найти. Только по этой причине здешние земли оставались незаселенными. Целые семьи добропорядочных, законопослушных людей путешествовали в фургонах или в лодках, великое множество которых плавало по реке Миссури, в надежде найти подходящий участок и обосноваться на нем. Добравшись до какого-нибудь относительно крупного города, эти люди почитали за Счастье остаться там – для переселенцев с востока, привыкших посещать церковь, наличие хоть какой-то цивилизации было немаловажно. Добропорядочные граждане требовали закона и порядка, и вскоре специально созданные отряды самообороны изгнали из более или менее крупных поселений, в том числе из Хаммонда, всех бандитов и прочих подонков.
Поначалу эти отряды были неплохим решением проблемы, но спустя некоторое время они сильно превысили собственные полномочия. Некоторые их участники приобрели неприятную привычку вещать всякого, кто им чем-либо не понравился. Их суд вершился быстро и далеко не всегда справедливо; зачастую слухов или чьих-то домыслов оказывалось достаточно, чтобы человека повесили на ветке ближайшего дерева. Даже значок шерифа не спасал от подобного произвола. Те из промышлявших грабежом настоящих бандитов, кто благодаря хитрости и умению вовремя скрыться избежал линчевания, покинули большие города вроде Хаммонда и поселились в Блю-Белл и его окрестностях. Посему городок вполне заслуженно пользовался весьма дурной репутацией.
Мэри Роуз никогда не отпускали в Блю-Белл одну. Поскольку Адам безвылазно находился на ранчо, ее сопровождали Трэвис, Дуглас или Кол, а когда никто из них не мог оторваться от дел, Мэри Роуз оставалась дома.
Экипаж достиг гребня холма, отделявшего прямую дорогу в город от ранчо Клэйборнов, и Кол придержал лошадей. Обычно Мэри Роуз просила его ненадолго задержаться, когда они доезжали до последнего поворота, за которым начинался спуск в долину. Как всегда, он предугадал ее желание.
– Постой минутку, – сказала она. – Я так давно здесь не была.
Кол с готовностью натянул вожжи и стал терпеливо ждать традиционного вопроса, который она должна была задать через минуту-другую – но для начала ей нужно было непременно растрогаться до слез.
– Ты чувствуешь это сейчас так, как я?
– Ты неизменно спрашиваешь меня об одном и том же каждый раз, когда я везу тебя домой, – улыбнулся Кол. – Да, я это чувствую.
Отсюда, с холма, прекрасно просматривалось их ранчо у подножия гор. Несмотря на то, что девушка прекрасно помнила эту картину, каждый раз при виде такой красоты волнение переполняло ее душу. Адам считал, что у нее отсутствует смирение перед могуществом Бога-творца. Мэри Роуз не была в этом уверена, но торжество жизни, которое она ощущала в этом великолепном пейзаже, действительно потрясало. Ей хотелось, чтобы братья разделили ее восхищение чудесной связью между Демиургом и природой. Окружающее никогда не бывало одинаковым и в то же время оставалось стабильным и незыблемым.
– Она такая же живая и красивая, как и всегда, Мэри Роуз.
– Почему вы с Адамом говорите о Монтане, как о подружке?
– Потому что она ведет себя, как ветреница, – ответил Кол. – Она непостоянна и тщеславна и никогда не покорится ни одному мужчине. Она единственная женщина, которую я люблю.
– Ты любишь меня.
– Но ты же моя сестра!
Девушка засмеялась, и ее смех эхом заметался среди сосен. Кол снова взял в руки вожжи и пустил экипаж вниз по пологому склону – они уже и так порядочно задержались.
– В таком случае можно сказать, что она приняла нас в свои объятия, – сказала Мэри Роуз. – Интересно, мои розы уже цветут?
– Пора бы уже знать, что эти цветы вовсе не розы. – И без тебя знаю, но они похожи на розы.
– Нет.
– Нет.
Вот между ними уже и возникла перебранка. Мэри Роуз удовлетворенно вздохнула: как же она рада снова увидеть родное ранчо! Дом, обшитый досками клиновидной формы, был, пожалуй, не слишком роскошным, но ей он казался великолепным. Вдоль трех его стен шла галерея, или веранда, как называл ее Адам. Летом члены семьи Клэйборнов любили посумерничать там, прислушиваясь к звукам ночи.
Старшего брата Мэри Роуз во дворе не увидела.
– Я готова поспорить, что Адам сидит над своими книжками, – сказала она.
– Почему ты так думаешь?
– День слишком хороший, чтобы торчать в доме просто так. Мне не терпится его увидеть. Поторопись, Кол.
Девушке хотелось поскорее воссоединиться с братьями. Для каждого из них она припасла подарки – для Адама целая коробка книг, которые он ценил превыше всех сокровищ; для Кола рисовальная бумага и новые ручки, которые понадобятся ему для проектирования новой пристройки к ранчо; лекарства и скребницы для лошадей предназначались Дугласу; для Трэвиса – новый журнал для занесения туда наиболее значительных событий семейной хроники Клэйборнов; и наконец, несколько каталогов, семена, которые Мэри Роуз собиралась под присмотром Адама посадить за домом, шоколадки и фланелевые рубашки для братьев.
Встреча была радостной для всех. Братья и сестра проговорили до глубокой ночи. Прежде чем рассказать остальным о визите адвоката, приезжавшего в школу к Мэри Роуз, Кол дождался, когда девушка ушла спать. Никто из братьев не верил в совпадения, и потому были обсуждены все возможные причины, по которым незнакомец мог интересоваться семьей Клэйборн. В юношеском возрасте Дуглас и Кол совершили кое-какие противозаконные поступки, но они считали, что с тех пор утекло немало воды и их преступления забыты. Гораздо больше всех встревожило, что приезд юриста мог как-то быть связан с Адамом.
Ни для кого не секрет, что такое преступление, как убийство, никогда не забывают. Адам лишил жизни одного человека, чтобы спасти двух других, но для сыновей убитого это не имело значения. Смерть отца вовек никому не прощают – за нее мстят. Примерно с час братья шепотом обсуждали сложившуюся ситуацию, после чего Адам заявил, что глупо беспокоиться без причины и строить какие-либо догадки. Если угроза и впрямь существует, им придется выяснить ее природу и источник.
– А потом что? – спросил Кол.
– Мы приложим все силы, чтобы защитить друг друга, – ответил Адам.
– Мы не дадим тебя повесить, Адам, – заверил Трэвис.
– Давайте не переживать раньше времени, – подвел итог Адам. – Будем держаться настороже и ждать.
Месяц прошел мирно и безмятежно, и Трэвис с Дугласом уже начали подумывать, что за расспросами незнакомца-юриста ничего особенного не последует.
Но беда все-таки пришла. Она явилась к ним в обличье человека по имени Харрисон Стэнфорд Макдональд. Этот враг вторгся в жизнь Клэйборнов, чтобы разлучить их.


12 ноября 1860 года
Дорогая мама Роуз,
Ваш сын захотел чтоб я показал вам как здорово умею писать и вот я пишу вам это письмо. После того как Мэри Роуз ложитца спать мы все учим граматику и правописание. Ваш сын хороший учитель. Он не смеети, а когда мы делаим ошипки и всегда нас хвалит. Раз мы с ним теперь братья, я щитаю вас своей матерью.
Ваш сын
Кол.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100