Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Мэри Роуз явилась на собственную свадьбу с оружием. Судья Бернс не любил, когда в зале суда или на церемонии бракосочетания присутствовали вооруженные люди, и потому настоял, чтобы она вынула из кармана шестизарядный револьвер.
По мнению Мэри Роуз, Бернс был слишком молод для судьи – ему еще не исполнилось пятидесяти. Уже около пятнадцати лет он обладал правом выносить смертные приговоры.
Этот импозантный мужчина был высок и по-юношески строен. Его подсудимые считали, что такие же зеленые очи имел сам князь тьмы. Рогов, однако, у судьи не было. Он отличался густой темно-рыжей шевелюрой. В характере его сочетались ирландская вспыльчивость и практичность англичанина.
С первой же минуты Бернс с Харрисоном прекрасно поладили: дальние родственники судьи жили неподалеку от Кентербери, поэтому он чувствовал, что между ними существует нечто общее.
Отношение новоиспеченного жениха к Белл также смягчило сердце судьи – Харрисон обращался к ней с почтительностью, которая сделала бы честь любому видному государственному деятелю. При этом он был совершенно искренен. Белл помогала растить Мэри Роуз, и потому Харрисон был так же признателен ей, как и братья невесты. Сразу бросалось в глаза, что Белл любит Мэри Роуз, и когда ее попросили поучаствовать в церемонии в качестве подруги невесты и свидетельницы, она растрогалась до слез.
Белл была одета в голубое. Судья Бернс шепнул Харрисону, что за все годы знакомства с нею не видел на ней одежды другого цвета, и даже нижнее белье Белл всегда было голубым.
Белл поднялась наверх, чтобы помочь невесте. Ни ее солидный возраст, ни ее ремесло не ожесточили женщину. Она была очень хороша с ее каштановыми, чуть тронутыми сединой волосами и теплыми карими глазами. Когда «достопримечательность» города вернулась, ведя под руку Мэри Роуз, она прямо-таки сияла. В отличие от нее у невесты был довольно жалкий вид. Впрочем, Харрисону она казалась очаровательной.
– К сожалению, Элеоноры с нами не будет, – сказал Адам. – У нее все еще жар, хотя Дуглас уверяет меня, что сегодня ей немного получше.
– Белл, ты умеешь играть на пианино? – спросил судья.
– Нет, дорогой.
– Я сыграю, – предложила Мэри Роуз.
– Так не пойдет, девочка, – засмеялась Белл. – Тебе надо будет произносить клятву. Джон, почему бы тебе не скомандовать и не окрутить молодых? Здесь что-то жарковато. Ребята, который из вас ее замуж выдает?
Белл вручила Мэри Роуз букетик диких цветов и вложила руку невесты в руку Харрисона.
– Мы все выдаем ее замуж, – сказал Адам судье.
– Ну теперь, похоже, все в порядке.
– Подожди. Судья Бернс, вы на этой неделе кого-нибудь вешали?
– Нет, Мэри Роуз.
– Ну тогда ладно, – вздохнула Мэри Роуз. – Харрисон, ты до сих пор не сделал мне предложения. Представляете, судья?! Он просто сказал мне, что мы поженимся.
Цветы в руке Мэри Роуз дрожали. Она сжала их покрепче и напустила на себя спокойный и уверенный вид.
– Дорогой, тебе надо сделать ей официальное предложение, – произнесла, обращаясь к Харрисону, Белл.
Макдональд повернулся к невесте:
– Ты согласна выйти за меня замуж, Мэри Роуз?
– Нет.
– Это значит согласна.
– Пусть она сама это скажет.
Харрисон снова взглянул на Мэри Роуз:
– Ты любишь меня?
– Да.
– Ты хочешь прожить со мной всю оставшуюся жизнь?
– А ты постараешься держать себя в руках во время твоих припадков?
– Постараюсь.
– Тогда да, я хочу прожить с тобой всю оставшуюся жизнь.
– Похоже, она согласна, Джон, дорогой, – заключила Белл.
Судья откашлялся, раскрыл свою книгу и принялся читать. Меньше чем через пять минут Харрисон и Мэри Роуз стали мужем и женой. После окончания церемонии Макдональд вздохнул с облегчением. Что же касается Мэри Роуз, то вид у нее был озадаченный. Харрисон осторожно привлек ее к себе и поцеловал.
– Ну вот, теперь ты можешь уезжать, – прошептала она. – Мои братья больше не будут чувствовать себя опозоренными.
– Это не смешно, – возразил Харрисон и поцеловал ее снова, крепко прижав к себе.
Дуглас с Трэвисом прослезились. Кол, однако, выглядел довольным, чем немало удивил Харрисона.
– Ты что, рад всему этому? – спросил он.
– Если она беременна, то у нее по крайней мере есть муж. Вероятно, она захочет остаться здесь, Харрисон. Подумай об этом по пути в Англию.
– Она приедет ко мне.
Кол нахмурился – по тону Харрисона было ясно, что он чертовски уверен в себе.
Вторую половину дня все праздновали знаменательное событие, при этом ни на минуту не давая Мэри Роуз побыть наедине с мужем. Она поднялась наверх с куском пирога, испеченного Сэмюэлем, но Элеонора пока еще не могла есть. Она немного поплакала из-за того, что пропустила столь важное событие, и почти сразу же уснула. Мэри Роуз оставила пирог на тумбочке и спустилась вниз, чтобы поблагодарить Белл и судью.
Харрисон уже ждал ее на лестнице. Он притянул ее к себе и сжал в объятиях.
– При первой же возможности наш союз будет скреплен священником. Тебе от этого станет легче?
– Да, спасибо.
– Я люблю тебя, дорогая.
– Я тебя тоже люблю.
– Я понимаю, что вам не терпится отправиться с молодой женой в спальню, Харрисон, – раздался голос судьи Бернса, – но мне бы хотелось узнать ваше мнение по одному очень важному вопросу, учитывая, что вы адвокат. Не могли бы вы пройти в библиотеку и уделить мне несколько минут?
Харрисон, разумеется, не смог отказать, хотя сейчас ему меньше всего хотелось беседовать на юридические темы. Подмигнув жене, он пошел за судьей в библиотеку.
Судья долго раскуривал трубку, потом откинулся на спинку стула и, с улыбкой посмотрев на Харрисона, жестом предложил ему сесть.
– Это самая необычная семья из всех, которые мне приходилось встречать. Судя по всему, вы тоже не ординарный человек.
– Пожалуй, – согласился Макдональд.
– Милая Белл тоже приложила к этому руку. Она шила для Мэри Роуз платья. Мне нечасто доводилось видеть Мэри Роуз, пока она была ребенком. Но я помню ее кудряшки, у нее была целая копна кудряшек! Вы ее сильно любите?
– Да, сэр.
– Послезавтра у меня суд в Хаммонде с участием жюри присяжных, – сказал судья и положил ногу на ногу, – а в городе все настроены против подсудимого. Похоже на то, что справедливого разбирательства не получится. У меня такое ощущение, что этого парня специально подставляют люди из отряда по охране порядка. Вы когда-нибудь слышали о человеке по имени Бикли?
– Этого ублюдка мне никогда не забыть, – ответил Харрисон и объяснил, каким образом ему довелось познакомиться с ним.
– Вы хотели убить его, но все же не убили. В этом и состоит разница между цивилизованным человеком и животным. Вы неопытный юрист или же вы знаете, каким образом действует закон?
– Мне известно, как отправляется правосудие.
– Мне бы хотелось, чтобы вы доказали. Не могли бы вы завтра поехать со мной в Хаммонд и поговорить с Джорджем Мэдденом? Именно он должен предстать перед судом.
– В чем его обвиняют?
– В краже лошади. В этих местах вообще очень сурово относятся к тем, кто ворует чужое имущество, а когда речь идет о лошади, то единственным справедливым наказанием здесь считают смертную казнь. К сожалению, у вас мало времени для изучения дела, но у меня предчувствие, что, поговорив с Мэдденом, вы узнаете, кто на самом деле похитил лошадь. Не хочу вам ничего больше говорить, чтобы у вас не сложилось предвзятого мнения, но этот человек заслуживает того, чтобы его дело рассмотрели со всей тщательностью. Вряд ли вы сможете взять с собой молодую жену – из-за этого происшествия весь город так и кипит. Люди из отряда самообороны так всех обработали, что народ там готов линчевать обвиняемого. Шериф только тем и занят, что старается сохранить в городе хоть какой-то порядок. Я не могу отложить заседание суда, так что не просите меня ни о каких отсрочках. Если я решу перенести разбирательство, шериф проберется ко мне в комнату и пристрелит меня спящего. Ему приходится работать по двадцать четыре часа в сутки, а тамошняя тюрьма переполнена теми, кем давным-давно следует заняться; прямо трещит по швам!
– Вы знаете, что вас прозвали судьей-вешателем? – спросил Харрисон.
– Приятно слышать.
Харрисон рассмеялся:
– Вы, должно быть, справедливый человек, не так ли?
– Надеюсь. Если подсудимый заслуживает повешения, я действую решительно. Но суд не всегда бывает справедливым, особенно когда в нем участвуют присяжные. Они, как правило, весьма недалекие люди.
– Когда вы собираетесь ехать?
Судья самодовольно улыбнулся.
– Как насчет полудня? У меня не хватит силы воли выбраться из постели Белл раньше. Если вы не против, давайте встретимся завтра в полдень около ее дома.
– Хорошо, сэр, – сказал Харрисон, вставая. – А теперь, с вашего позволения, мне бы хотелось пойти поцеловать жену.
Бернс снова остановил Макдональда уже у самой двери.
– Вы не могли бы объяснить мне, зачем она пришла на собственную свадьбу с револьвером?
– Возможно, таким способом она хотела дать мне понять, что не позволит заставить ее сделать что-либо против ее воли. Пожалуй, она пыталась этим компенсировать неравенство сил. В последнее время мы с ее братьями действовали заодно. Кроме того, ей, по-видимому, хотелось, чтобы нас обвенчал священник.
– Черт побери, тащи ее сюда, сынок. Я вас с удовольствием обвенчаю. Правда, я не священник, но ведь это, наверное, не важно?
– Думаю, важно, ваша честь.
Повернувшись, чтобы уйти, Харрисон услышал, как судья фыркнул и расхохотался.
Выяснилось, что Мэри Роуз и Белл находятся в комнате Элеоноры и ухаживают за ней. Молодая жена Харрисона спустилась вниз только около трех часов. Макдональд в это время сидел на веранде и пил пиво с ее братьями. При ее появлении Харрисон рассказал ей о предстоящем суде в Хаммонде.
Часом позже судья уехал вместе с Белл, а Мэри Роуз пошла на кухню, чтобы помочь накрыть стол. Все братья искренне радовались за сестру. Такой поворот в их настрое окончательно его запутал. Он понимал, что у них была какая-то причина, по которой они хотели, чтобы их свадьба с Мэри Роуз состоялась, но он был не в состоянии угадать, какая именно.
Ближе всех к Харрисону сидел Кол, поэтому Макдональд решил обратиться к нему:
– Похоже, ты не жалеешь, что мы с Мэри Роуз поженились?
– Дуглас правильно говорит – какой смысл закрывать конюшню, если лошади там уже нет? Вы любите друг друга.
– И что?
– Ты привезешь ее обратно. Ты не станешь отнимать у сестры ее родину.
– Где мы будем жить – это решать ей, – заметил Харрисон. – Возможно, после встречи с Эллиотом у нее на этот счет появится другое мнение.
Кол с Дугласом обменялись взглядами, значения которых Харрисон не уловил.
– Ну ладно, а дальше что? – спросил он, желая наконец выяснить, чем на самом деле вызвано явное удовлетворение Клэйборнов.
– Он не может держать ее силой, верно? – спросил Кол почти шепотом.
Харрисон выпрямился на стуле.
– Что ты имеешь в виду, Кол?
Но вместо Кола заговорил Дуглас:
– Эллиот ведь не станет держать ее в Англии насильно или выдавать замуж за какого-нибудь богатого лорда, чтобы оставить Мэри Роуз подле себя, правда? Она уже замужем за тобой. Ты для нас что-то вроде страховки.
– Ты встретился с ней здесь, – напомнил Кол. – Нравится тебе это или нет, но ты тоже часть ее прошлого. Твоя сила, честность и порядочность послужат опорой для Мэри Роуз. Мы все надеемся, что ты привезешь ее назад.
– Эллиот вам не враг. Если бы вы знали его, вы бы поняли, что он никогда не станет удерживать Мэри Роуз против ее воли.
– Это твое мнение, – возразил Дуглас. – Но нам все же хотелось бы иметь какие-то дополнительные гарантии.
– И вы позволили ей выйти за меня замуж. Странная логика! Вам не пришло в голову, что я могу захотеть, чтобы она осталась в Шотландии?
Кол улыбнулся:
– Знаешь, Харрисон, в чем твоя проблема? Ты слишком благороден. Если она захочет вернуться в Монтану, ты привезешь ее сюда. Угодить Мэри Роуз не так-то просто, но ты будешь стараться.
– Присматривай за ней, – попросил Дуглас. – Постарайся сделать так, чтобы нам не пришлось приезжать в Англию.
В это время на веранде появилась Мэри Роуз, и разговор прервался. Харрисон встал.
Его молодая жена сменила платье цвета слоновой кости на бледно-розовое с белой отделкой; волосы собрала в узел, закрепила шпильками. Макдональду она показалась строгой и чопорной, и ему внезапно захотелось распустить ее волосы, сорвать с нее одежду и заняться с ней любовью.
Мэри Роуз, однако, в эту минуту думала совсем о другом. Она развернула белый передник и завязала тесемки вокруг талии.
– Похоже, Харрисон наконец-то сможет подняться на второй этаж, – заметил Кол.
– Нет, – выпалила Мэри Роуз. – Мне бы хотелось, чтобы сегодня мы с ним переночевали в домике для гостей. Ты не против, Харрисон?
– Нет, – ответил Макдональд, недоумевая, чем вызвано ее смущение.
– Зачем ты надела передник? – спросил он.
– Собираюсь помочь с ужином.
Тут Макдональд заметил, что у нее дрожат руки. Должно быть, на это обратили внимание и ее братья. Дуглас озабоченно нахмурился.
– Ты хорошо себя чувствуешь, Мэри Роуз? – осведомился он. – Надеюсь, ты не заразилась от Элеоноры?
– Нет, все в порядке.
Харрисон собрался сразу выяснить, в чем дело. Он взял жену за руку и потащил ее в другой конец веранды.
– Что с тобой?
– Ничего, – тихо произнесла Мэри Роуз. – Я просто немного нервничаю.
– Почему?
– Как-никак я только что вышла замуж.
Харрисон хотел обнять ее, но Мэри Роуз, оглянувшись через плечо на братьев, попятилась. Харрисон решил быть терпеливым.
– Я тоже только что женился.
– Да, конечно. Все это произошло ужасно быстро, не правда ли?
– А почему ты не хочешь, чтобы мы переночевали в твоей комнате?
– Они же услышат каждый звук, Харрисон, – прошептала Мэри Роуз в ужасе.
Он кивнул.
– Но у нас же должен быть нормальный медовый месяц.
Мэри Роуз бросила на Харрисона взгляд, полный отчаяния.
– Завтра тебе надо ехать в Хаммонд.
– Знаешь, что нам, по-моему, надо сделать? – спросил он, наклонившись к молодой жене.
– Ну и что же?
– Сходить и рассказать Корри, что ты теперь замужняя женщина. Давай переночуем в той пещере. Ты сможешь ее найти?
– Конечно, смогу. Харрисон, ты в самом деле хочешь всю ночь промучиться на камнях?
– Я хочу, чтобы мы остались одни, Мэри Роуз. – По выражению ее лица Харрисон понял, что его предложение все больше нравится ей. – Я часто думал о той пещере, – шепотом признался он. – Но только теперь, когда ты начнешь раздеваться, я не стану тебя останавливать.
Мэри Роуз еще сильнее покраснела и осторожно оглянулась, проверяя, не слышал ли кто-нибудь из ее братьев.
– Пойди и собери вещи, – шепнул он, – А я переговорю с Адамом.
– Сэмюэль с радостью приготовит для нас корзинку с продуктами, – сказала она. – Только пусть Адам его об этом попросит; от тебя он просто спрячется.
Харрисон все еще не верил, что на ранчо действительно есть повар, но решил подыграть Мэри Роуз.
Часом позже молодожены выехали в горы. По настоянию Мэри Роуз они захватили еще одну корзинку, в которой были подарки для Корри. Адам разрешил наряду с другими вещами положить в нее книгу популярного писателя Марка Твена – с условием, что, прочитав ее, Корри вернет книжку назад. Старший из Клэйборнов заявил, что только после этого он даст ей почитать что-нибудь еще.
Мэри Роуз поговорила с Корри, и молодые супруги засветло добрались до столь милой их сердцу пещеры. Мэри Роуз прихватила с собой толстое покрывало, дабы использовать его вместо матраца. Было ясно, что одеяла нынче им не понадобятся – молодоженов должно согреть тепло их горячих тел.
Более романтическую ночь ни Харрисон, ни Мэри Роуз не могли себе и представить. Когда забрезжил рассвет, молодожены были слишком утомлены, чтобы шевелиться. Они проспали в объятиях друг друга почти до восьми часов, а затем неохотно возвратились на ранчо.
Харрисон отправился в Блю-Белл, где его уже ждал судья. Поцеловав его на прощание, Мэри Роуз поднялась в свою комнату и проспала до полудня.
Проснувшись, она слонялась до вечера по ранчо, словно сомнамбула. Элеонора снова взялась за старое и жаловалась на все подряд, не закрывая рта, но Мэри Роуз была слишком счастлива, чтобы реагировать на капризы своей беспокойной подруги.
Кол помог Элеоноре спуститься к ужину. Жар у нее наконец спал, и, хотя она была бледна, к ней вернулся аппетит. После ужина она заставила Кола помочь ей подняться. Кол несколько задержался в ее комнате – он заранее предупредил Дугласа, что хочет поговорить с Элеонорой о том, что у него в отношении нее нет серьезных намерений.
Элеоноре пришлись не по вкусу откровения Кола. К тому времени, когда он собрался покинуть комнату, она успела выкрикнуть ему в лицо все известные ей ругательства и даже швырнуть в него фарфоровую вазу.
Мэри Роуз немного выждала и лишь потом поднялась на второй этаж и попыталась успокоить подругу. Они с Дугласом убрали посуду. Странно, что братья все еще сидели за столом. Удивление ее возросло еще больше, когда они попросили ее присоединиться. Адам объяснил ей, что необходимо обсудить какой-то важный вопрос.
Сев на стул, где обычно сидел Харрисон, Мэри Роуз сложила руки на коленях и. посмотрела на старшего брата. Ей показалось, что предстоит обсуждение каких-то финансовых проблем – такое мрачное выражение появлялось на лицах братьев только тогда, когда возникали сложности с деньгами.
Разговор начал Кол:
– Харрисон приехал сюда по двум причинам, Мэри Роуз. Он собирался научиться вести свое хозяйство, потому что хочет покончить с карьерой юриста и построить собственное ранчо.
– Да, я знаю об этом, – согласилась Мэри Роуз. – А какова другая причина?
– Он разыскивал одного человека, – пояснил Дуглас. – И это, пожалуй, главное, из-за чего Харрисон оказался в Монтане.
Целую минуту Мэри Роуз ждала от Дугласа продолжения, и только поняв, что он не собирается больше ничего говорить, посмотрела на Трэвиса:
– И кого же он разыскивал?
– Тебя, – выпалил Трэвис и тоже умолк.
Было ясно, что тяжкая обязанность объясняться с сестрой ляжет на плечи Адама. Он откашлялся и наконец выложил ей вес, что знал о крохотной девочке по имени Виктория.
Мэри Роуз лишь изредка покачивала головой, как бы отрицая возможность и в самом деле быть леди Викторией, но тем не менее внимательно слушала.
К тому времени, когда Адам закончил свое повествование, прошло минут двадцать. Все четверо молча ждали, какой будет реакция сестры. Колу казалось, что она должна рассердиться, и потому он был немало удивлен, увидев, что на лице ее по-прежнему не читалось ничего, кроме легкого любопытства. Дуглас в данном случае проявил большую проницательность – он понял, что Мэри Роуз просто не верит, что она дочь лорда Эллиота, которую давным-давно разлучили с родителями.
– Ты не веришь нам? – спросил он.
– А вы верите, что я – Виктория? – поинтересовалась она в ответ.
Братья кивнули.
– Существуют достаточно веские доказательства этого, – произнес Адам и еще раз изложил Мэри Роуз все имевшиеся в его распоряжении факты. – Ты не хочешь повидаться с отцом?
– У меня нет отца. У меня есть четверо братьев.
– Не упрямься, Мэри Роуз, – сказал Адам. – Я знаю, что мой рассказ тебя удивил, это естественно. Но у тебя в Англии есть семья. И не надо делать вид, что ее не существует. Твой отец искал тебя по всему свету.
Мэри Роуз опустила глаза и уставилась на свои колени.
– Я сочувствую этому человеку. Мне страшно даже представить себе, что пришлось пережить им с женой, когда они лишились дочери.
– Этой дочерью была ты, – мягко напомнил ей Дуглас.
– Да, вы уже говорили, – прошептала она и крепко сцепила руки, стараясь не выдать охватившего ее смятения. – Но я ведь не знаю его, Дуглас. Мне очень жаль, но в моем сердце нет любви к нему. Моя семья – вы. Уже слишком поздно что-либо менять.
– Неужели тебе не интересно узнать, что он за человек? – спросил Трэвис.
Мэри Роуз пожала плечами:
– В общем-то нет. Мне не совсем ясно, каким образом в это дело оказался замешан Харрисон. Он работает на Эллиота, да?
– Да, – подтвердил Адам.
Правда медленно доходила до сознания Мэри Роуз, но когда она все поняла, она почувствовала себя просто больной.
– Вы хотите сказать, что он приехал в Монтану из-за той моей встречи с адвокатом из Сент-Луиса?
– Именно.
– Но тогда… О Господи, значит, все, что говорил мне Харри-сон, было ложью. С самого начала им руководили не те побуждения, о которых он рассказывал. Если я действительно Виктория, то почему Харрисон ни разу не обмолвился об этом?
Услышав горечь в голосе сестры, Кол поморщился.
– Долгое время он не доверял никому из нас, – объяснил он.
Мэри Роуз выглядела, как увядающий на глазах цветок. Отчаяние, написанное на ее лице, заставляло сердца братьев сжиматься от горя.
– Послушай, Мэри Роуз, – промолвил Адам. – Тебя похитили. Харрисон не был уверен, что мы не соучастники преступления. Мы в то давнее время были детьми, поэтому, разумеется, он сразу отмел версию о том, что мы сами спланировали похищение. Но он был вынужден хранить молчание до тех пор, пока не установил его инициатора. Он просто проявлял осторожность.
– Но ведь он предал меня. Теперь я его жена, но он все же утаил от меня все это, разве не так?
Братья посмотрели на Адама, надеясь, что он сможет успокоить сестру.
– Вам с Харрисоном придется разбираться во всем этом вместе, – заключил Адам. – Так вот, как ты смотришь на то, чтобы съездить в Англию и повидаться с отцом? Харрисон скоро уезжает, но я думал, что сначала тебе надо привыкнуть к своему новому положению, а потом уже отправляться в Англию. Элеонора может поехать с тобой. Мэри Роуз, будь благоразумна. Этот человек всю жизнь страдал. Он имеет право увидеть тебя и убедиться, что с тобой все в порядке.
– Нам следует дать ей время подумать, – предложил Трэвис. – Уж больно вид у нее озадаченный.
По мнению Кола, Мэри Роуз выглядела скорее взбешенной. Он знал, что причиной ее гнева было поведение Харрисона. С другой стороны, ее отец был для нее чужим человеком, и, несомненно, девушка не сразу на что-либо решится.
– Иди-ка спать, Мэри Роуз, – посоветовал Кол. – Утро вечера мудренее.
Молодая женщина внезапно почувствовала страшную усталость. Единственное, чего ей сейчас хотелось, – это подняться в свою комнату и лечь в постель. И еще чтобы все, о чем она только что узнала, оказалось неправдой. Словом, она испытывала сильнейшее желание спрятать голову в песок, как страус, о котором она где-то читала.
По лицу ее текли слезы. Одному Богу известно, сколько раз до этого ее братья видели ее плачущей. Ей ничего не надо было от них скрывать или притворяться. Мэри Роуз встала, оперлась ладонями на столешницу и заговорила:
– Вы считаете, что мне следует поехать в Лондон и стать членом семьи, в которой все для меня чужие?
– Давай поговорим об этом завтра, – предложил Адам.
– Теперь твоя семья – это Харрисон, Мэри Роуз. Надеюсь, ты не возненавидишь его? – подал голос Дуглас.
Прежде чем ответить, Мэри Роуз долго – целую минуту раздумывала.
– Как я могу его возненавидеть? О Боже, Дуглас, я вышла замуж за незнакомого человека. Я не знаю, какой он на самом деле. Неужели все, что не касалось его работы на Эллиота, было неправдой?
– Само собой, у Харрисона были тайные причины, чтобы появиться здесь, – снова заговорил Дуглас, – но, если ты хорошенько обдумаешь сложившуюся ситуацию, я уверен, ты поймешь…
– Я пойму, что он никогда, никогда не доверял мне и что я, разумеется, не могу доверять ему, – прервала Дугласа Мэри Роуз. – Он обманул меня. Он притворялся кем-то, кем он не был на самом деле.
Внезапно ее охватило такое бешенство, что спазма сжала ей горло.
– Харрисон не всегда притворялся, – заметил Кол. – Он и впрямь оказался не приспособленным к жизни в этих местах, разве не так?
– Постарайся реагировать поспокойнее, Мэри Роуз, – попросил сестру Трэвис.
– Почему вы все его защищаете? – спросила она.
– У нас было время, чтобы подумать как следует и понять, что он действовал небезосновательно, – объяснил Адам.
Трэвис решил найти аргумент или сравнение, которые показались бы Мэри Роуз убедительными и прояснили бы ей сложившееся положение. Он напряженно думал в течение нескольких минут и наконец, дождавшись, когда в разговоре наступила пауза, произнес:
– Помнишь истории о средневековых рыцарях, которые мы тебе читали? В те времена гонцов, которые приносили плохие вести, иногда убивали. Ну так вот, Харрисон в данном случае тоже вроде гонца. Пожалуй, тебе не следует забывать об этом.
– Так что насчет твоего отца? – снова спросил Адам.
– Ты же сказал, что мы поговорим об этом завтра, – напомнила ему Мэри Роуз. – Если я решу поехать в Англию, вы поедете со мной?
Адам откинулся на спинку стула и отрицательно покачал головой, внезапно почувствовав такую усталость, словно был восьмидесятилетним старцем.
– Мы не можем поехать с тобой. Мы – часть твоего прошлого.
– Вы моя семья! – выкрикнула Мэри Роуз.
– Ну разумеется, – поспешно согласился с ней Адам. – В этом смысле все останется так, как было.
– Мы вовсе не заставляем тебя уезжать, – сказал Кол. – Мы любим тебя, Мэри Роуз, и никогда не сможем выгнать.
– Тогда почему же меня не покидает это ощущение?
– Тебе надо осознать, что у тебя есть другая семья, – заметил Трвэис.
Мэри Роуз кивнула – ей действительно нужно было время, чтобы все осмыслить. Выпрямившись, она попрощалась с братьями и взбежала по лестнице, направляясь в свою комнату. Битый час она просидела на кровати, стараясь привести в порядок свои чувства.
Мысли ее то и дело возвращались к Макдональду. Хорошо, что в данный момент его не было на ранчо – она еще не была готова встретиться с ним лицом к лицу. Что же ей делать?
В конце концов она встала, надела халат и тапочки и спустилась в библиотеку.
Адам ждал ее. Хотя было ясно, что теперь вся их жизнь перевернется, кое-какие вещи оставались незыблемыми. Сестра, самая младшая из Клэйборнов, время от времени нуждалась в том, чтобы ее кто-нибудь утешил. Для этого и существовала семья.
На следующее утро Мэри Роуз стало еще хуже. На душе у нее было так скверно, что она отправилась к Дугласу. Он всегда лечил ее порезы и синяки, даже те, которые нельзя было разглядеть.
Дуглас понимал, что сестре хочется ненадолго исчезнуть. Ее нежелание встречаться с Харрисоном вовсе не казалось ему проявлением трусости, поэтому он отвез Мэри Роуз в Хаммонд, в дом Коэна. Элеонора захотела поехать вместе с подругой, и, поскольку она уже полностью оправилась от болезни, Дуглас не стал возражать.
Надо сказать, Элеонора порядком удивила его. Похоже, она действительно искренне беспокоилась о Мэри Роуз и пыталась как-то помочь его сестре.
Вернувшись на ранчо, Харрисон первым делом поинтересовался, где его молодая жена. Адам, Кол и Трэвис с чистым сердцем ответили, что им это неизвестно. Увидев, как сильно расстроен и обеспокоен Харрисон, Дуглас все же решил его немного приободрить. Он объяснил, что Мэри Роуз нужно какое-то время побыть одной, заверил Макдональда, что она находится в полной безопасности и под присмотром, и затем предложил ему не нарушать собственных планов и отправляться в Англию.
Дуглас не мог твердо обещать Макдональду, что Мэри Роуз последует за ним. Тем не менее Харрисон не сомневался в этом. Он попросил Дугласа дать ему телеграмму, как только Мэри Роуз с Элеонорой двинутся в путь. Потом попрощался с братьями, еще раз напомнил Адаму, чтобы он позаботился о Мак-Хыо, и снова пустился в долгое путешествие.
Выяснилось, что уехать от любимой женщины – это самое трудное дело, с которым ему когда-либо приходилось сталкиваться. Временами ему казалось, что сердце его вот-вот разорвется от боли.
Она приедет к нему. Макдональд снова и снова повторял про себя эти слова, пока они не стали для него чем-то вроде молитвы. Она все сделает так, как надо, потому что благородна и добра.
Ему и в голову не приходило усомниться.
После отъезда Харрисона Мэри Роуз почувствовала одновременно облегчение и отчаяние.
В течение целой недели она отказывалась говорить о своем отце. Однако мысли о нем постоянно одолевали ее, и когда Мэри Роуз удалось превозмочь жалость к самой себе, она устыдилась, что так к нему равнодушна.
Еще через неделю она пришла к выводу, что ей следует повидаться с ним. В сложившихся обстоятельствах это был единственный верный выход. Правда, братьям она сказала, что не собирается задерживаться в Англии. Она умолчала о своих планах в отношении Харрисона, и братья мудро не стали подталкивать ее к решениям, о которых она впоследствии могла бы пожалеть.
Мэри Роуз захотела попрощаться с Корри и заставила Трэвиса проводить ее к хижине своей новой подруги, взяв с пего обещание, что до ее возвращения он раз в неделю станет возить Корри припасы.
Поскольку дело было в середине недели, Корри ждала Мэри Роуз. Остановившись в центре поляны, девушка прокричала приветствие и медленно двинулась вперед. Кресло-качалка стояло на крыльце. Мэри Роуз с радостью отметила, что, когда она пошла к дому, ствол дробовика, появившийся было в открытом окне, исчез. Поставив на подоконник корзинку с подарками, она уселась в кресло. Корри дотронулась до ее плеча, потом бросила ей на колени книгу, которую Мэри Роуз приносила ей недавно. Тем не менее Мэри Роуз все же не могла с уверенностью сказать, умеет Корри читать или нет. Спросить же об этом напрямик она не решалась, боясь обидеть женщину.
Корзинка исчезла с подоконника. Мэри Роуз подождала с минуту и произнесла:
– Там, в корзинке, лежит другая книга, Корри. Если ты не хочешь ее читать, верни мне ее прямо сейчас.
Корри снова похлопала ее по плечу, из чего Мэри Роуз заключила, что читать она все же умеет и потому хочет оставить книгу у себя.
Молодой женщине потребовалось немало времени, чтобы собраться с духом и сообщить своей подруге, что она собирается в Англию.
– Хочешь узнать, как я оказалась в Монтане? – спросила она. Разумеется, никакого ответа Мэри Роуз от Корри не ждала и потому стала рассказывать о том, как братья нашли ее в Нью-Йорке. В подробности она не вдавалась. Когда же Мэри Роуз заговорила о своем отце, из глаз ее потекли слезы. Ощутив, что Корри поглаживает ее по руке, она поделилась с подругой своими страхами и опасениями:
– Не понимаю, почему я чувствую себя виноватой. Ведь у меня к этому человеку нет ничего, кроме жалости. Мне вовсе не хочется встречаться с ним, но это мой долг, Корри. Возможно, это очень эгоистично с моей стороны, но мне нравится моя теперешняя жизнь. Я не хочу ничего менять. Кроме того, у меня уже есть семья. Новая мне не нужна, Грешно так думать, но я боюсь. А если меня там все невзлюбят? Что, если я разочарую своего отца? Я не умею вести себя, как английская леди. Говорят, что на самом деле меня зовут Виктория. Но я вовсе не Виктория, а Мэри Роуз. И потом, как быть с Харрисоном? Что это за брак, если мы не верим друг другу? О, Корри, как жаль, что я не могу остаться! Мне совсем не хочется уезжать.
Корри схватила ее за руку, однако от этого сочувственного жеста Мэри Роуз разрыдалась еще горше. Она подумала о тех страданиях, которые выпали на долю Корри, и собственные проблемы показались ей глупыми и мелкими.
– Ты даешь мне силы, Корри, – прошептала Мэри Роуз. Это были не просто слова: в душе Мэри Роуз крепла уверенность, что она сумеет перенести все жизненные невзгоды.
– Мне очень повезло, что у меня есть такая подруга, как ты, Корри.
Трэвис громко свистнул, давая сестре понять, что им уже пора.
– Послезавтра мы с Элеонорой отправимся в Хаммонд и остановимся у Коэнов, – сообщила Мэри Роуз Корри. – Они собираются в Бостон на семейный праздник. Мы поедем вместе с ними. Мистер Коэн посадит нас на корабль до Англии, и если все сложится хорошо, я вернусь домой до того, как выпадет первый снег. В мое отсутствие припасы тебе будет приносить Трэвис. Он мой брат, я все тебе про него рассказала, помнишь? Он не будет заходить дальше середины поляны, – торопливо добавила Мэри Роуз, почувствовав, как Корри сжала ее руку. – Можно, я позову его? Он постоит около деревьев, чтобы ты могла его хорошенько рассмотреть. Я не хочу, чтобы ты боялась, поэтому он пообещал мне, что всякий раз будет окликать тебя издали.
Корри слегка разжала пальцы. Мэри Роуз позвала брата. Он появился у дальнего края поляны и помахал сестре рукой.
– Мэри Роуз, собирается гроза, – сказал Трэвис. – Нам пора возвращаться. Счастливо, Корри, – добавил он, затем повернулся и скрылся за деревьями.
Наконец Мэри Роуз поцеловала руку Корри и встала.
– Я буду скучать, – прошептала Мэри Роуз. – Бог и Трэвис позаботятся о тебе, Корри. Можешь доверять им.
Сжав в руках книгу, молодая женщина медленно пошла прочь. Шум поднимающегося ветра и крик птицы-кардинала заглушили рыдания ее подруги в хижине.


2 января 1870 года
Дорогая мама Роуз,
Сегодня мне исполнилось десять лет. Помнишь, Адам писал тебе, что они нашли в моей корзинке какие-то бумаги? В верхней части одной из страниц, вырванных из книжки, было написано, что какая-то девочка родилась второго января. Так вот, поскольку я была единственной девочкой, оказавшейся в корзине, братья считают, что речь идет обо мне
Мне очень повезло, что у меня такая хорошая семья. Трэвис печет к ужину в честь моего дня рождения праздничный пирог. Кроме того, все братья сделали мне подарки. Адам сказал, что в следующем году мне купят что-нибудь в магазине. Разве это не здорово?
Как ты думаешь, почему мои мама с папой меня выбросили? Интересно, что я такого натворила.
Твоя дочь
Мэри Роуз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100