Читать онлайн Добрый ангел, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Добрый ангел - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 214)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Добрый ангел - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Добрый ангел - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Добрый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Джоанна проснулась от громкого стука. Потом раздался сильный грохот. Ей показалось, что обвалилась крыша. Она вскочила на постели как раз в тот момент, когда открылась дверь. Вошел Габриэль. Она тут же схватила одеяло и закрыла им грудь.
Она знала, что выглядит не лучшим образом. Всклокоченные волосы падали ей на глаза. Поддерживая одной рукой одеяло, другой она отбросила волосы.
— Доброе утро, милорд.
Ему показались забавными ее стыдливые попытки укрыться, особенно если вспомнить, что ночью он исследовал каждый дюйм ее тела. К тому же она еще и вспыхнула.
— После этой ночи, полагаю, вам не нужно стесняться меня, Джоанна.
— Я постараюсь не стесняться, — кивнув, пообещала она.
Габриэль подошел ближе и, сложив руки за спиной, хмуро посмотрел на нее. Она улыбнулась в ответ.
— Сейчас не утро, — заявил он. — Не утро, а полдень. Ее глаза расширились от удивления:
— Я была утомлена, — попыталась оправдаться она. — Обычно я встаю с рассветом, милорд, но путешествие сюда было очень тяжелым. А что это за стук, который я слышу? — Она хотела перевести разговор на другую тему.
— Над общей залой строят новую крышу.
Он заметил темные круги у нее под глазами, бледность ее лица и пожалел, что разбудил ее. Но тут опять застучали молотки, и он сообразил, что в этом шуме она псе равно не могла бы спать. Напрасно он позволил чинить крышу сегодня утром. Его жена нуждается в отдыхе, а не в подобных развлечениях.
— Вы что-то хотели сказать, милорд?
— Я хотел дать вам кое-какие инструкции.
Она снова улыбнулась, выказывая, как она надеялась, свою готовность выполнить любые обязанности, какие он захочет возложить на нее.
— Сегодня вы наденете макбейновский плед. Завтра же вы захотите переменить его на плед маклоринских расцветок.
— Я захочу?
— Вы захотите.
— Почему?
— Вы здесь хозяйка над обоими кланами и должны стараться не пренебрегать ни одним из них. Для маклоринцев будет оскорбительно, если вы станете носить мои цвета два дня подряд. Вы понимаете?
— Нет, — ответила она. — Не понимаю. Разве вы не лаэрд обоих кланов?
— Лаэрд.
— И следовательно, вы здесь являетесь вождем для каждого?
— Именно.
Он говорил ужасающе высокомерно. Выглядел он, впрочем, так же. Его голос звучал… повелевающе. Он прямо-таки возвышался над нею. И все же он был так невероятно предупредителен прошлой ночью. Воспоминание об их любовных ласках заставило ее вздохнуть.
— Так вы поняли меня? — спросил он, сбитый с толку взглядом ее широко раскрытых глаз, устремленных на него.
Она покачала головой, пытаясь прояснить мысли:
— Нет, все еще не могу, — призналась она. — Если вы…
— Не ваше дело в этом разбираться, — заявил он. Казалось, Габриэль требовал ее согласия, но ведь он не нуждался в нем. Она же просто смотрела на него и ожидала дальнейших возмутительных замечаний.
— У меня есть еще одно пожелание. Я не хочу, чтобы вы занимались какой бы то ни было работой. Я хочу, чтобы вы отдыхали.
Джоанна готова была думать, что плохо расслышала его слова:
— Отдыхала? — Да.
— Но почему, скажите, ради Бога?
Он нахмурился, увидев непонимающее выражение ее лица. Ему было совершенно очевидно, почему она должна отдыхать. Однако если ей хочется услышать его доводы, он может сообщить их.
— Потому, что вы должны оправиться.
— От чего?
— От вашей поездки сюда.
— Но я уже вполне оправилась, милорд. Я проспала полдня. Теперь я чувствую себя отдохнувшей.
Он повернулся, чтобы уйти.
— Габриэль! — окликнула она.
— Я просил вас не называть меня так.
— Этой ночью вы потребовали, чтобы я назвала вас по имени, — напомнила она ему.
— Когда же это? Она вспыхнула.
— Когда мы… целовались. Он вспомнил.
— Это другое дело.
— Что именно другое дело? То, что вы целовали меня, или то, что вы потребовали назвать вас по имени?
Он не ответил.
— Габриэль — прекрасное имя.
— Я все сказал по этому поводу, — отрезал он. Она не знала, что делать с его упрямством. Но сейчас она не собиралась спорить с ним. Он уже прикоснулся к щеколде двери, как вдруг ей захотелось спросить его кое о чем.
— Могу ли я сегодня участвовать в облаве?
— Я только что объяснил вам свое желание, чтобы вы отдохнули. Не заставляйте меня повторяться.
— Но ведь это лишено всякого смысла, милорд. Он обернулся и возвратился назад, к постели. Он выглядел раздраженным, хотя и не слишком.
Он не запугивал ее! Она это поняла и улыбнулась ему. К тому же она прямо высказала ему свое мнение, и это было таким приятным разнообразием за долгое, долгое время. Она почувствовала… освобождение.
— Я уже объяснила вам, что вполне оправилась после моей поездки, — напомнила она ему.
Он сжал рукой ее подбородок и запрокинул ей голову так, чтобы она взглянула прямо ему в глаза. Он готов был улыбнуться, заметив, что она сильно не в духе.
— Есть и другая причина, почему я хочу, чтобы вы отдохнули.
Она мягко отвела его руку — ей трудно было сидеть с запрокинутой головой.
— И что же это за причина, милорд?
— Вы слабы.
Она покачала головой:
— Вы уже высказывали это соображение ночью, милорд, супруг мой. Но это не было правдой тогда, не стало правдой и теперь.
— Вы слабы, Джоанна, — повторил он, не обратив внимания на ее протест. — Требуется время, чтобы ваши силы восстановились. Я осознаю вашу хрупкость, даже если вы ее отрицаете.
Он не стал слушать ее возражений, поцеловал ее и вышел из комнаты.
Как только дверь за ним закрылась, она сбросила с себя одеяло и выбралась из постели.
Почему ее супруг так быстро составил столь предвзятое мнение о ней? Он не мог знать ее слабостей. Сколь неразумно с его стороны делать такие скоропалительные включения.
Джоанна размышляла об этом все время, пока умывалась и одевалась. Отец Мак-Кечни объяснил ей, как ей следует одеваться. Она облачилась в шотландский наряд — белую кофту с длинными рукавами и юбку, затем накинула макбейновский плед, красиво уложив его складки. Один длинный конец она перебросила через правое плечо, так, что плед закрывал ее сердце, и укрепила его на поясе узкой полоской коричневой кожи.
Она было решила распаковать свои лук и стрелы и не послушаться мужа, но раздумала, не зная, применимо ли к Габриэлю открытое неповиновение. Пожалуй, нет. Он гордый человек, и вряд ли удастся чего-нибудь достичь, бросая ему вызов.
Но в дом, как учила ее матушка, можно входить не только с парадного входа. Ее мать мудрая женщина. Конечно, она была предана своему мужу, но за долгие годы замужества нашла много способов обойти его упрямство. Джоанна училась у матери, которая дала дочери немало прекрасных советов. Она никогда не пыталась управлять мужем. Во-первых, объясняла она, это было бы бесчестно, а во-вторых, безрезультатно. Но ее мудрый ум всегда отыскивал подход к каждому из домашних.
Отец Джоанны, кстати, придерживался той же тактики, когда дочь ссорилась с матерью. И если его супруге случалось впадать в упрямство, он прибегал к тем же деликатным методам, чтобы с нею поладить. Он любил свою жену и делал все, что было в его силах, для ее счастья, и делал незаметно для жены. И он, и она вели игру такого рода, в которой оба выигрывали. Джоанне их брак казался чуточку странным, но они были очень счастливы вместе, и она считала, что только это и имеет значение.
Джоанна хотела прожить свою жизнь в мире и спокойствии. Она понимала, что для этого не следует становиться мужу поперек дороги и надо стараться ладить с ним. Но она хотела бы, чтобы и он ладил с ней и не стоял у нее поперек пути.
Она быстро привела свою комнату в порядок: заправила постель и подмела пол, потом распаковала платья и положила их в сундук, задвинула свои три сумки под кровать. Когда она развязала и отбросила меха, закрывающие окно, солнечный свет залил комнату. Воздух был наполнен ароматами Нагорья. Вид из окна был так хорош, что дух захватывало. Нижний луг зеленел как изумруд; холмы по его краям густо заросли соснами и дубами. Красные, розовые, пурпурные дикие цветы гроздьями росли вдоль тропинки, которая, казалось, уходит прямо в небеса.
Перекусив, Джоанна решила прогуляться вместе с маленьким Алексом вдоль луга и подняться по тропинке, вьющейся среди цветов. Она хотела собрать их полный подол и украсить ими свой плед.
Отыскать малыша оказалось совсем не просто. Она спустилась по лестнице и остановилась у входа в большую залу. Четыре солдата пробивали в нем дальнюю стену, а трое других примостились высоко под потолком, прилаживая перекладины.
Все они сразу же заметили ее. Стук молотков затих. Поскольку все они смотрели на нее, она присела в реверансе, приветствуя их, и спросила, не знают ли они, где сейчас может быть Алекс.
Никто не ответил ей. Она смутилась, но повторила свой вопрос, устремив глаза на солдата, стоящего у камина. Он улыбнулся, почесывая бороду, и пожал плечами.
Наконец первый командир Габриэля объяснился.
— Они не понимают вас, миледи.
— Наверное, они говорят только по-гэльски, милорд?
— Да, — ответил он. — Они говорят только по-гэльски. Но, пожалуйста, не называйте меня «милорд». Я всего лишь простой солдат. Зовите меня Колум.
— Как хотите, Колум.
— А вы настоящая пава в нашем пледе.
Он произнес этот комплимент со страшным смущением.
— Спасибо, — отвечала она, спрашивая себя, что же означает слово пава.
Она снова задала наблюдавшим за ней рабочим свой вопрос, теперь уже по-гэльски. Говорить было трудно, язык буквально ломался, еще и потому, что она сильно нервничала.
И снова никто не ответил ей. Все только перевели глаза на подол ее платья. Она тоже взглянула вниз посмотреть, все ли у нее в порядке, и поглядела на Колума, надеясь получить объяснение. Его глаза смеялись.
— Вы спросили их, видели ли они ваши ноги, миледи.
— Я хотела спросить, видели ли они сына Габриэля, — пояснила она.
Колум подсказал ей необходимое слово. Она опять повторила им свой вопрос.
Рабочие покачали головами. Она поблагодарила их и собралась уходить. Колум поспешил открыть ей дверь.
— Я должна поработать над своим произношением, — вздохнула Джоанна. — По выражению лица того пожилого джентльмена можно было понять, что я сказала что-то не то.
«Да уж, совсем не то», — подумал Колум, однако и не подумал соглашаться с нею вслух, чтобы не задеть ее чувства.
— Люди оценят уже то, что вы пытаетесь говорить на нашем языке, миледи.
— Ваш язык очень трудный, Колум, — продолжала Джоанна, — Если бы вы захотели, вы могли бы помочь мне изучить его.
— Каким образом? — спросил он.
— С этого момента говорите со мной только по-гэльски, тогда я усвою язык гораздо быстрее.
— Наверное, — согласился Колум по-гэльски.
— Простите?
— Я сказал «наверное», миледи, — перевел Колум. Она улыбнулась:
— А вы видели Алекса?
— Он может быть внизу, на конюшнях. — Колум говорил по-гэльски и показывал рукой в сторону конюшен, чтобы она могла догадаться о значении его слов.
Она слишком старалась понять, что он говорил ей, и не обратила внимания на то, что происходило во дворе, она не заметила, чем занимались заполнившие его солдаты.
Наконец она сообразила, о чем говорит ей Колум, обронила свое «спасибо» и бросилась бегом через двор. И вдруг обнаружила, что находится в самом центре рукопашного сражения. Колум схватил ее за плечи и оттащил назад как раз вовремя. Брошенная пика едва не резанула се по животу.
Какой-то маклоринский солдат громко выругался. Габриэль наблюдал за схваткой с другой стороны двора. Как только он заметил маневры своей жены, он тут же отдал команду прекратить военные занятия.
Собственное поведение ужаснуло Джоанну. Такая невнимательность была просто позорна. Она подобрала упавшую пику и вручила ее солдату. Его лицо пылало то ли от смущения, то ли от гнева — она не могла догадаться, от чего именно.
— Пожалуйста, простите меня, сэр. Я не заметила, куда иду.
Темноволосый солдат быстро кивнул в ответ. Колум все еще держал ее за плечи. Он мягко потянул ее назад.
Она обернулась, чтобы поблагодарить его за быстроту, с какой он пришел ей на помощь. И тут заметила своего мужа, направляющегося к ней, и улыбнулась ему.
Она оказалась в центре внимания. Макбейновские воины улыбались, маклоринские хмурились.
Столь различная реакция смутила ее. Подошедший Габриэль загородил собой и тех и других. Он не говорил ни слова и только хмурился, глядя на Колума. Тут только Джоанна сообразила, что Колум все еще держит ее. Как только солдат отпустил ее плечи, лаэрд перевел свой угрюмый взгляд на нее.
Она отчаянно пыталась сохранить самообладание, чтобы он не догадался, как она испугана, как колотится у нее сердце.
Она решила опередить его.
— Я была очень невнимательна, милорд, каюсь. Меня могли убить.
Он покачал головой:
— Вас не могли убить. Вы обижаете Колума предположением, что он мог бы нечто подобное позволить.
Она не собиралась спорить с мужем.
— Я никого не хотела обидеть. — Она обратилась к Колуму: — Пожалуйста, примите мои извинения. Я хотела лишь смягчить гнев моего супруга, сразу признав свою глупость.
— Разве у вас что-то не так со зрением? — спросил Габриэль.
— Нет, — ответила она.
— Тогда почему, скажите, Бога ради, вы не увидели, что мои люди состязаются в метании оружия?
— Я уже объяснила, милорд. Я не замечала происходящего.
Ее муж никак не отреагировал на это ее объяснение. Он просто продолжал смотреть на нее, ожидая, пока уляжется его волнение. То, что его жена была на волосок от смерти, чертовски испугало его, он не сразу смог успокоиться.
Они довольно долго стояли в молчании. Джоанна первая прервала его.
— Простите меня, что я нарушила ваши занятия. Но если вы хотите ударить меня, пожалуйста, сделайте это поскорее. Ожидание становится невыносимым.
Колум не мог поверить собственным ушам:
— Миледи…
Габриэль остановил его, подняв вверх руку и призывая тем самым к молчанию. Заметив движение другой его руки, она инстинктивно отступила, помня тяжелую руку своего первого мужа, но тут же решительно подалась вперед.
— Я должна предупредить вас, милорд. Я не могу удержать вас от удара, но в ту минуту, как вы ударите меня, я оставлю ваши владения.
— Но, миледи, вы, конечно же, не думаете, что милорд…
— Отойдите, Колум.
Габриэль отдал этот приказ суровым голосом. Он был вне себя от оскорбления, которое нанесла ему жена, но, видит Бог, пережитый только что страх за ее жизнь был сильнее. Он оправдывал ее тем, что она плохо его знает.
Взяв Джоанну за руку, он поднялся по ступенькам в дом. Для предстоящего важного разговора ему не нужны были свидетели.
Она споткнулась о ступеньку, но быстро выпрямилась и поспешила за мужем. Колум хмуро глядел им вслед. Его лаэрд потащил госпожу за собой. Неужели она думает, что ее супруг собирается отвести ее в уединенное место и там побить?
Подошел Кит, рыжеволосый вождь маклоринских солдат.
— Чего это ты насупился? — спросил он Колума.
— Леди Джоанна, — отвечал тот. — Кто-то забил ей голову дурацкими рассказами о милорде. Думаю, она боится его.
Кит усмехнулся:
— Кое-кто из женщин говорит, что она боится даже собственной тени. Они уже дали ей прозвище. С первого же взгляда они стали звать ее Храбрец-Удалец.
Колум разозлился. Значит, они считали ее трусишкой, ничего о ней толком не зная.
— Мак-Бейн не потерпит этого, — предупредил он. — Кто придумал такое прозвище?
Но Кит не собирался называть ему имя женщины из маклоринского клана.
— Кто именно — не важно, — заявил он. — Прозвище-то заслуженное. Все видели, как леди Джоанна задрожала при виде собаки милорда, а какие она бросает перепуганные взгляды на Мак-Бейна всякий раз, когда он заговаривает с ней.
Колум оборвал его:
— Возможно, она робка, но уж вовсе не трусишка. Ваши женщины Бога не боятся, Кит. Они считают себя чертовски умными. Если я еще раз услышу это прозвище от кого-нибудь из маклоринцев, я с ним рассчитаюсь.
— Вам легче принять ее, — попытался объясниться Кит. — Но маклоринцы не так забывчивы. Вспомни, что ее первый муж разрушил все, что они с таким трудом построили. Они не могут сразу забыть об этом.
Колум покачал головой:
— Нагорцы никогда ничего не забывают. Ты знаешь это так же хорошо, как и я.
— Значит, могут простить, — уточнял Кит.
— Она не имеет никакого отношения к тому, что здесь происходило. И потому не нуждается ни в каком прощении. Напомни женщинам эту святую правду.
Кит кивнул в знак согласия. Однако он думал, что вряд ли его напоминание урезонит женщин. Они были настроены против нее, и он понятия не имел, что может заставить их изменить свое отношение.
Оба воина провожали взглядами своего лаэрда и его супругу, пока те не скрылись за холмом.
Габриэль и Джоанна были теперь совсем одни, а он все шел и шел. Он хотел совсем успокоиться, прежде чем заговорит с ней.
Наконец он остановился и посмотрел на нее. Она не подняла глаз и пыталась отнять у него свою руку. Но он не позволил этого.
— Вы нанесли мне серьезное оскорбление, предположив, что я ударю вас.
Она глядела на него расширенными от удивления глазами. Вид у него был такой свирепый, что, казалось, он может убить кого угодно.
— Неужели вы ничего не можете сказать мне, жена?
— Я помешала вашим занятиям.
— Да, помешали!
— По моей вине ваш солдат чуть не поранил меня. — Да!
— И мне показалось, что вы очень рассердились.
— Я и рассердился!
— Габриэль, почему вы кричите? Он вздохнул.
— Я люблю кричать.
— Я вижу.
— Я думал, что пройдет время и вы станете доверять мне. Но теперь я требую, чтобы вы доверились мне прямо сейчас, с этой минуты.
В его устах это звучало так просто.
— Я думаю, что это невозможно, милорд. Доверие надо заслужить.
— Тогда предположите, что я уже заслужил его, — приказал он. — Скажите, что вы доверяете мне, и решите это для себя, черт возьми! — Но он знал, что требует невозможного. — Ни одному здешнему мужчине не позволяется бить свою жену, — терпеливо втолковывал он ей: — Только трус может дурно обходиться с женщиной, Джоанна. А среди нагорцев нет трусов. Вы можете ничего и никого не бояться здесь. Я прощаю вам оскорбление, поскольку вы не понимали, что говорили. Но впредь я не буду таким снисходительным. Хорошенько запомните это.
Она с любопытством смотрела на него.
— А если в будущем я снова оскорблю вас? Что вы сделаете тогда?
Он не имел об этом ни малейшего представления, да и не собирался его иметь.
— Такого больше не случится.
Джоанна кивнула. Она хотела было повернуться, чтобы опять возвратиться во двор, но затем передумала.
Ее супруг заслуживал того, чтобы попросить у него прощения.
— Иногда я действую прежде, чем обдумаю свои действия. Вы понимаете, милорд? Наверное, это происходит помимо моей воли. Я действительно постараюсь доверять вам и благодарю вас за ваше терпение.
Он догадался, что ей тяжело далось это признание, по тому, как она сжимала и разжимала руки.
— Я и сама не понимаю, почему я готовлюсь к худшему, — озадаченно проговорила она. — Я никогда бы не вышла замуж, если бы полагала, что вы будете дурно со мной обходиться; и все же мне кажется, что есть какая-то частичка во мне, которая никак не может в это поверить.
— Вы доставили мне удовольствие, Джоанна.
— Я?
Он улыбнулся, услышав изумление в ее голосе.
— Вы, — подтвердил он. — Я знаю, что это признание вам тяжело далось. Итак, куда же вы думали путь держать, когда кинулись под пику? — Он хотел изменить тему, чтобы его жена успокоилась.
— Я искала Алекса. Я думала, что мы могли бы с ним прогуляться по лугу и осмотреть эти владения.
— Но я ведь распорядился, чтобы вы отдохнули.
— Я и собиралась только спокойно погулять. Габриэль, взгляните, там позади вас какой-то человек ползет на четвереньках.
Она сообщила это шепотом и придвинулась ближе к мужу. Он даже не обернулся. Ему не нужно было оборачиваться.
— Это Огги, — объяснил он.
— А что он делает?
— Роет ямы.
— Зачем?
— Он забивает посохом камни в эти ямы. Это игра, которой он забавляется.
— Он что, полоумный? — спросила она тихо, чтобы старик не расслышал ее.
— Не обижайте его. Оставьте его в покое. Он заслужил отдых.
Муж взял ее за руку и начал подниматься обратно на холм. Джоанна продолжала оглядываться через плечо на человека, который ползал по лугу на четвереньках.
— Он из макбейновского клана, — заметила она. — На нем ваш плед.
— Наш плед, — поправил ее муж. — Огги один из нас, Джоанна. Алекса здесь нет. Сегодня рано утром я отправил его в семью брата его матери.
— И сколько он пробудет там?
— Пока мы не закончим укреплять стену. Когда все будет завершено, Алекс вернется домой.
— И когда это будет? Сыну нужен отец, Габриэль.
— Я знаю свои обязанности, жена. Вам не следует учить меня.
— Но могу же я высказывать свое мнение, — возразила она.
Он пожал плечами.
— И вы уже начали укреплять эту стену? — спросила она.
— Она уже наполовину укреплена.
— Тогда сколько еще…
— Еще несколько месяцев. Джоанна. — Он нахмурился. — Я не хочу, чтобы вы гуляли по холмам без надлежащего сопровождения. Это слишком опасно.
— Слишком опасно для всех женщин или только для меня?
Он промолчал. Тогда она ответила себе сама и постаралась сдержать раздражение:
— Объясните мне, что это за опасности.
— Нет.
— Почему нет?
— У меня нет на это времени. Просто следуйте моим распоряжениям, и мы вполне поладим.
— Конечно, мы поладим, если я буду во всем вам подчиняться, — пробормотала она. — Честно сказать, Габриэль, я не думаю…
— А лошади у вас отменные.
— Что вы сказали?
— Та шестерка лошадей, которую вы мне подарили, она отменная.
Джоанна вздохнула:
— Мы уже закончили обсуждать мое послушание?
— Да.
Она засмеялась.
Он тоже усмехнулся:
— Вам следовало бы делать это чаще.
— Делать — что?
— Смеяться.
Когда они подошли к воротам, поведение Габриэля совершенно изменилось. Его лицо посуровело. Она подумала, что эта суровость предназначена для окружающих их зрителей. За ними наблюдали все солдаты.
— Габриэль?
— Да? — Его голос звучал нетерпеливо.
— Могу ли я теперь высказать свое мнение?
— Какое мнение?
— Использовать двор для таких опасных военных упражнений — безумие.
Он покачал головой:
— Они не были опасны вплоть до сегодняшнего утра. Я хочу, чтобы вы мне кое-что обещали.
— Да?
— Никогда не грозите мне тем, что покинете мои владения.
Его требовательный тон удивил ее.
— Обещаю, — ответила она.
— Я никогда не позволю вам уехать. И вы понимаете это, правда?
Он удалился, не дожидаясь ответа. Джоанна некоторое время наблюдала за мужем, который присоединился к солдатам.
Она раздумывала над его поведением Николас сказал ей, что лаэрд хочет жениться на ней, чтобы закрепить за собой эту землю. Но Габриэль вел себя так, словно не только эта земля, но она сама по себе тоже имела для него значение.
Она хотела бы, чтобы так и было на самом деле.
Габриэль заговорил с Колумом. Тот взглянул в сторону Джоанны, кивнул и направился прямо к ней. Она не стала дожидаться солдата, чтобы узнать, какой приказ ее супруг отдал своему первому командиру, и быстро сбежала с холма на луг. Она хотела выяснить, что это за макбейновский солдат по имени Огги, игра для которого — рыть ямы в земле.
Голову этого пожилого мужчины покрывали остатки седых волос. Он выпрямился, когда она окликнула его. Глубокие борозды возле рта и глаз говорили о его возрасте — ему было не меньше пятидесяти лет, а то и больше. Но у него были прекрасные белые зубы, красивые карие глаза и теплая привлекательная улыбка.
Джоанна сделала быстрый реверанс и отважно нырнула в гэльский язык.
Он зажмурился и сморщился, как от острой боли:
— Вы совсем исковеркали наш прекрасный язык, дитя.
Огги говорил быстро, и Джоанна не поняла ни слова. Он был вынужден повторить свое обидное замечание три раза, прежде чем до нее дошел его смысл.
— Пожалуйста, скажите мне, сэр, какие слова я неправильно выговариваю.
— Вы немного исковеркали каждое.
— Я бы хотела выучить этот язык, — заявила она, не обращая внимания на комическое выражение ужаса на лице Огги.
— Для англичанки потребуется слишком много усердия, чтобы добиться беглости, — сказал он. — Вы должны будете сосредоточиться. А я не верю, что вы, англичане, на это способны.
Джоанна не поняла и половины из того, что он говорил. Огги драматически хлопнул себя по лбу:
— Клянусь всеми святыми, дитя, вы не понимаете ни слова из того, что я вам говорю.
Он прочистил горло и заговорил опять, но теперь уже по-французски. Джоанна была поражена его безупречным выговором.
— Я вижу, вы удивлены. Так вы считали меня простаком?
Она хотела возразить, но передумала и честно призналась:
— Вы ползали здесь на четвереньках, рыли ямы. И мне показалось, что вы немного…
— Чокнутый?
Она кивнула.
— Извините, сэр. Но когда же вы выучились говорить…
— С тех пор уже прошли годы и годы, — вздохнул он. — Так чего же вы хотели, прерывая меня на середине игры?
— Я хотела узнать, что это за игра. Зачем вы роете ямки?
— Потому что их никто не выроет за меня. — И он весело засмеялся своей собственной шутке.
— Но для чего? — настаивала она.
— Для моей игры требуется вырыть в земле ямки, куда будут попадать камни, если я сумею хорошо прицелиться. Я пользуюсь своим посохом как клюшкой и ударяю им по этим круглым камням. Не хотите ли попробовать? Это игра у меня в крови. Возможно, вас тоже охватит лихорадка азарта, девушка.
Огги взял ее за руку и потащил туда, где он оставил свой посох. Он показал ей, как следует держать эту деревянную палку и как при этом ставить ноги.
— А теперь ударьте хорошенько по камню. Ваша цель — ямка, она прямо перед вами.
Ей было немного не по себе. Огги и впрямь казался слегка сумасшедшим. Но он безусловно был и джентльменом, а то, что она проявила интерес к его занятию, кажется, порадовало его. И потому, не желая задевать его чувства, она стукнула по камню. Тот покатился к краю ямки, чуть качнулся на нем и упал вниз.
Ей тут же захотелось попробовать еще раз. Огги сиял от удовольствия.
— У вас начинается лихорадка, — убежденно заявил он.
— Как называется эта игра? — спросила она, становясь на колени, чтобы достать свой камешек. Затем она возвратилась назад, чтобы встать в первоначальную позицию, и, пытаясь вспомнить правильное положение, ожидала ответа Огги.
— У этой игры нет названия, но она возникла в давние времена. Когда вы освоите ее на близком расстоянии, девушка, я возьму вас с собою на гребень холма, и вы попытаетесь играть с приличной дистанции. Тогда вы наберете для нее свои собственные камни. Лучше, конечно, те, что покруглее.
При второй попытке Джоанна промахнулась. Огги сказал ей, что она была недостаточно внимательна. Конечно, она должна была попробовать еще раз. Она так стремилась сделать ему приятное и попасть в ямку, что и не заметила, как они перешли на гэльский.
Почти весь день она провела с Огги. Колум, очевидно, наблюдал за нею. Он то и дело появлялся на вершине холма, желая удостовериться, что она на месте, на лугу.
И отходил от греха подальше. Через несколько часов Огги объявил перерыв и пригласил ее на противоположную сторону луга, где он оставил свои съестные припасы. Опускаясь на землю, он закряхтел и оперся на ее руку. Потом пригласил ее сесть возле него и вручил ей кожаную флягу.
— Я должен предложить вам угощение, дитя, — заявил он. — Это uisgebreatha.
— Дух жизни, — перевела она.
— Нет. Это вода жизни, девушка. У меня есть особый заварной чайничек, который я сделал для себя по образцу, изученному во владениях Мак-Кея. Наш лаэрд позволил мне взять его с собой, когда мы шли к маклоринцам. Мы все отверженные, знаете ли, все и каждый. Я сам был из клана Маклида, прежде чем препоручил себя Мак-Бейну.
Джоанна заинтересовалась его рассказом.
— Отверженные? Я не понимаю, о чем вы говорите, сэр.
— Все мы были выброшены из своих кланов, по разным причинам. Судьба вашего супруга была решена в тот день, когда он родился бастардом. Когда все мы стали мужчинами, он собрал нас вместе и обучил так, что и самые юные стали превосходными воинами. Конечно же, у каждого из нас есть свой талант. Мой талант можно попробовать сразу, без промедления.
Было бы грубостью отказаться. Джоанна подняла флягу, вытащила пробку, сделала маленький глоток, и ей показалось, что она хлебнула жидкого огня. Сначала она задохнулась, потом закашлялась. Огги пришел в восторг. Для начала он хлопнул себя по коленям, а потом ребром ладони стал стучать по ее спине, чтобы помочь ей отдышаться.
— А ведь это прекрасная вещь, не так ли?
Она могла только кивнуть в знак согласия.
— Теперь идите домой, дитя, — распорядился он. — Лаэрд Мак-Бейн удивится, где это вы пропадаете.
Джоанна поднялась и предложила свою руку Огги, чтобы помочь ему.
— Спасибо вам за прекрасный день, Огги. Старик улыбнулся:
— Вы уже переняли мое произношение, дитя. Это мне нравится. Вы ведь умница, не так ли? В ваших жилах должна течь хотя бы капля нашей крови.
Она поняла, что он поддразнивает ее, поклонилась и собралась уйти. Но прежде спросила:
— Но вы захотите взять меня завтра с собою на гребень холма?
— Возможно, — ответил он.
Джоанна улыбалась. День прошел совершенно восхитительно. Разумеется, ее привел в некоторое смятение гнев мужа, но это не было ужасно. К тому же она узнала кое-что важное о своем супруге: он умеет совладать со своим гневом. Гнев не управляет им — это было для нее настоящим откровением.
Колум ждал ее на гребне холма. Он наклонил голову в знак приветствия, и они пошли вместе к башне.
— Я наблюдал, как вы играли с Огги, — заметил он.
— Это было забавно, — откликнулась Джоанна. — Знаете ли, Колум, я думаю, что Огги — один из самых интересных людей из всех, которых я знала, исключая, конечно, моего отца.
— Мне Огги тоже напоминает моего отца. Он рассказывает такого же рода пикантные истории о прошлых временах и так же, как и отец, всегда смешивает правду с легендами. — Желая сказать ей приятное, Колум прибавил: — Огги был бы польщен сравнением с вашим отцом.
— Он был бы оскорблен, — поправила она, смеясь. — Мой отец был англичанином, Колум. Огги не смог бы не обратить внимания на этот факт. — И она переменила тему разговора: — У вас, наверное, были более важные обязанности, кроме как не спускать с меня глаз. Разве мой супруг поручил вам следовать за мною весь день?
— У меня нет обязанности важнее, чем охранять мою госпожу, миледи, — отвечал солдат. — Однако завтра наблюдать за вами будет поручено Киту.
— Кит — это первый командир маклоринских солдат?
— Так. Он отвечает за них только перед лаэрдом.
— А вы — первый командир макбейновских солдат?
— Да.
— А почему?
— Что почему, миледи?
— Почему нет одного командира и для макбейновских и для маклоринских солдат?
— Вероятно, этот вопрос вы могли бы задать супругу, — заметил Колум. — У него есть веские причины для того, чтобы позволить маклоринцам иметь своего собственного командира.
— Хорошо, я спрошу его, — сказала она. — Мне интересно узнать все о здешней земле и ее людях. Но где мой муж?
— На облаве, — ответил Колум. — Он может вернуться в любой момент. А вы заметили, миледи, что мы говорим по-гэльски? Вы удивительно быстро усваиваете наш язык, ведь вы учили его всего лишь четыре недели перед тем, как приехать сюда.
Она покачала головой:
— Нет, Колум, я добросовестно учила его почти четыре месяца, с отцом Мак-Кечни. В тот момент, когда ваш лаэрд спросил меня, сколько времени я изучала гэльский, я была взволнованна и нужные слова выскочили у меня из головы. О, я вижу по вашему лицу, что мое произношение все еще ужасно.
Странно, но, как только Колум заметил, что она говорит по-гэльски, она опять стала спотыкаться о слова, а ее выговор временами был просто ужасен.
Они уже пересекли двор, когда Колум заметил лаэрда.
— А вот и ваш муж, миледи.
Джоанна поспешно выпрямилась, откинула прядь волос назад на плечи, потерла щеки, чтобы вызвать румянец, и поправила складки на пледе. Заметив, в каком состоянии были ее руки, совершенно измазанные грязью из-за веселого времяпрепровождения с Огги, она быстро спрятала их за спину.
Земля дрожала под копытами коней, когда отряд воинов въехал на ближайший косогор Габриэль скакал впереди всех на одной из тех лошадей, которых она подарила ему в день их свадьбы. Это была самая горячая из всей шестерки, белая, как свежевыпавший снег, без единой отметины. Она легко несла на себе всадника.
— Он выбрал мою любимую лошадь, — сказала Джоанна Колуму.
— Она красавица.
— И сама это знает, — добавила Джоанна. — Рейчел ужасно тщеславная. Она любит делать курбеты, чтобы порисоваться.
— Это потому, что она гордится выпавшей ей честью нести на себе нашего великого лаэрда, — заявил Колум.
Она решила было, что он пошутил, и прыснула со смеху, но Колум даже не улыбнулся, и ей стало ясно, что он говорил серьезно.
Колум же не знал, отчего она смеется. Взглянув на нее, он увидел грязь, которую она оставила на щеках, когда терла их, и улыбнулся тоже.
Пес Габриэля бросился навстречу хозяину и страшно напугал Рейчел. Лошадь попыталась ударить копытом и одновременно поднялась на дыбы. Габриэль осадил ее и спешился.
Пес кинулся к Габриэлю и положил передние лапы ему на плечи. Теперь собака была почти одного роста со своим хозяином и выглядела почти так же свирепо. У Джоанны при виде этой пары от страха задрожали колени. Пес пытался облизать Габриэлю лицо. Ее супруг уворачивался от ласк своего любимца, но крепко хлопнул его по спине в знак одобрения и, оттолкнув его наконец, повернулся к жене.
Она спросила себя, не хочет ли он, чтобы и она положила руки ему на плечи и поцеловала его в знак привязанности. Эта мысль развеселила ее. Она шагнула вперед, но тут же пес зарычал на нее, и она резко остановилась.
Габриэль сам пошел к ней, и вместе с ним к ней приближалась собака.
Ее робость позабавила Габриэля, он никак не мог понять, почему собака так напугала ее. Пес снова зарычал, она отступила снова, и Габриэль приказал волкодаву прекратить свой страшный рык.
Маклоринские солдаты наблюдали за лаэрдом и его женой. Кое-кто из них усмехнулся, заметив ее страх. Другие покачали головами.
— Ваша облава удалась, милорд? — спросила Джоанна.
— Да.
— И было взято достаточно зерна? — спросил Колум.
— Более чем достаточно.
— Разве вы охотитесь за зерном? — удивилась Джоанна.
— И еще за кое-чем необходимым, — объяснил ей муж. — А отчего это у вас на лице грязь, жена?
Она стала поспешно вытирать щеки. Габриэль взял ее руки в свои и взглянул на них.
— Я помогала Огги рыть ямки.
— Я не хочу, чтобы моя жена пачкала себе руки. Он произнес это так, словно внушал жене нечто чрезвычайно важное. Ее супруг был явно недоволен ею.
— Но я уже объясняла…
— Моя жена не должна заниматься повседневными делами.
Она рассердилась:
— Но ведь у вас только одна жена, милорд.
— Ну так что же? Конечно, одна.
— Тогда вашей жене неизбежно придется пачкать руки, — сказала она. — Мне жаль расстраивать вас, но я могу вас заверить, что я наверняка испачкаю их снова.
Ей казалось, что ее объяснения вполне логичны, однако он не желал внимать голосу рассудка.
— Вы больше не будете пачкать руки, Джоанна, — повторил он. — Вы здесь хозяйка. Не унижайте себя грязной работой.
Смеяться ей или плакать? Она не знала этого и вздохнула. У этого мужчины престранные понятия!
— Как хотите, милорд, — пробормотала она, подумав, что сейчас лучше согласиться с ним.
А Габриэль решил, что она пытается быть послушной. В ее глазах он видел смертную тоску, но голос ее звучал покорно, и она старалась улыбаться.
Джоанна как ни в чем не бывало обратилась к Колуму:
— Где здесь умываются женщины?
— Позади башни есть источник, миледи, но лучше всего брать воду из Стремительного ручья.
Солдат хотел было проводить ее, но Габриэль взял ее за руку и сам повел к ручью.
— Впредь вам будут приносить воду, — сказал он.
— Впредь я была бы вам очень признательна, если бы вы не обходились со мною как с ребенком!
Он услышал в ее голосе гнев и не мог этому поверить — ведь Джоанна так робка!
— И я буду вам очень признательна, если вы не станете впредь бранить меня в присутствии своих солдат.
Он кивнул. Его мгновенная сговорчивость успокоила ее.
Они быстро стали спускаться по косогору. Ряд хижин тянулся по холму, у его широкого основания их становилось больше. Маклоринские женщины с ведрами выстроились в ряд, ожидая своей очереди зачерпнуть свежей воды из источника. Они громко приветствовали лаэрда. Кивнув им, он продолжал свой путь.
Стена, огораживающая владение, возвышалась сразу же за хижинами. Джоанна хотела остановиться, чтобы рассмотреть ее, но Габриэль не позволил. Они прошли через ворота.
Джоанне пришлось бежать, чтобы поспевать за мужем. Когда они добрались до второго косогора, она уже совершенно выбилась из сил.
— Идите помедленнее, Габриэль. У меня не такие длинные ноги, как у вас.
Он тут же послушался. Однако не выпустил при этом ее руки. Но она и не пыталась отнять ее. Сзади раздался женский смех, и ей было бы интересно узнать, что же такого забавного в том, как они с Габриэлем бегут по косогору.
Стремительный ручей оказался широким и глубоким потоком. Он огибал всю гору, как объяснил ей муж, от самой вершины до омута в низине, где их владения граничили: с землей Гиллеври. Деревья окаймляли берега ручья, а диких цветов было такое множество, что они, казалось, растут прямо в воде точно так же, как и на берегу. Это место было потрясающе красивым.
Джоанна встала на колени на берегу, наклонилась и вымыла руки. Вода была совершенно прозрачная. Габриэль опустился на колени рядом, зачерпнул воды ладонью и вылил ее на шею. Из-за деревьев показался его четвероногий любимец, приблизился к ней, рыкнул разочек и начал пить из ручья.
Джоанна намочила льняной платок и стала мыть им лицо. Габриэль зачарованно наблюдал за ней. Каждое ее движение было исполнено изящества. В ней была какая-то тайна, она притягивала его. Он никогда не проводил так много времени ни с одной женщиной.
Джоанна не обращала внимания на мужа. Она заметила на дне ручья совершенно круглый камень, решила, что он понадобится Огги для игры, и хотела достать его.
Но ручей оказался гораздо глубже, чем она рассчитывала. Она едва не ушла под воду с головой, но муж вовремя вытащил ее обратно.
— Прежде чем выкупаться, вам следовало бы снять платье, — сказал он мрачно.
Она засмеялась:
— Я потеряла равновесие. Я пыталась достать камень, который заметила там, на дне. Не вытащите ли вы его для меня?
Он наклонился вперед, высматривая камень:
— Да там по крайней мере сотня камней, жена. Какой вы имеете в виду?
— Тот, который совсем круглый.
Габриэль наклонился, поднял камень и вручил его ей. Она благодарно улыбнулась:
— Он понравится Огги.
Джоанна отошла подальше на поросший травой косогор, села, подоткнула под ноги свой плед и уронила камешек на колени. Легкий ветерок шумел в кронах деревьев; запах сосен и расцветающего вереска наполнял воздух. Это место показалось ей очень уединенным и мирным.
— Шотландия очень красивая страна, — сказала она.
— Не Шотландия, — поправил он. — Прекрасно Нагорье.
Габриэль, похоже, не спешил вернуться обратно к своим обязанностям. Он прислонился спиной к стволу большой сосны, скрестил ноги и поправил висевший на поясе меч. Пес растянулся рядом на траве.
Джоанна наблюдала за мужем. Вид этого мужчины притягивал ее. Она подумала, что причина этому — его высокий рост. Николас наверняка был не ниже него, но Габриэль гораздо мускулистее. По крайней мере, так казалось ей.
— Скажите, о чем вы думаете? Голос мужа прервал ее размышления.
— Я никогда не видела Николаса без верхней одежды — вот о чем я думала. Наверное, вы мускулистее брата, но поскольку я не видела его… Это глупые мысли, супруг мой.
— Да, это глупые мысли.
Она не стала возражать. Он усмехнулся, и она поняла, что муж поддразнивает ее. Габриэль выглядел очень довольным: его глаза были прикрыты, а на лице блуждала мягкая улыбка. Он и впрямь был видный мужчина.
Пес ткнулся носом в руку Габриэля и тут же был награжден дружеским хлопком.
Теперь муж не внушал ей такой тревоги, как поначалу. И поведение собаки тоже помогло ей понять характер мужа. Он был добрым человеком.
Габриэль перехватил ее взгляд, она вспыхнула от смущения, отвернулась и стала разглядывать свои колени. Ей так не хотелось отсюда уходить. Она наслаждалась этим мирным мгновением рядом с мужем. Надо было вовлечь его в разговор, чтобы оттянуть возвращение домой.
— А разве Шотландия и Нагорье не одно и то же, милорд?
— И да, и нет, — ответил он. — Сами мы не считаем себя шотландцами, как обычно называете нас вы, англичане. Мы либо нагорцы, либо южане.
— Вы так произнесли слово «южане», что можно предположить, вы не особенно любите этот народ.
— Я не люблю их, это правда.
— Почему?
— Они забыли, кто они такие, — объяснил он. — Они заделались англичанами.
— Я тоже англичанка, — вырвалось у нее, и в ее голосе прозвучало беспокойство.
Он улыбнулся:
— Мне это известно.
— Конечно, известно, — согласилась она. — Возможно, в свое время вы забудете об этом.
— Весьма сомнительно.
Она не поняла, шутит он или говорит серьезно, и на всякий случай решила переменить тему разговора.
— Огги совсем не сумасшедший.
— Разумеется, нет. Маклоринцы верят в этот вздор про него, но не макбейнцы.
— На самом деле он чрезвычайно умен, супруг мой. Игра, которую он выдумал, очень забавна. Вы должны как-нибудь попробовать сами. Она требует мастерства.
Он восхитился тем, как она вступилась за старика, но требовалось внести ясность.
— Эту игру изобрел не Огги. Она известна с давних пор. Помимо камней пользовались еще деревянными шарами. А бывало, что шили шары из кожи и потом набивали их мокрыми перьями.
Джоанна учла эти сведения, Возможно, она сошьет несколько кожаных шаров для Огги.
— Он сказал, что я подцепила его лихорадку.
— О Господи, — протянул Габриэль. — Огги забавляется этой игрой целыми днями, в любую погоду.
— А почему вы так рассердились из-за того, что мое лидо было в грязи?
— Я уже разъяснял вам: вы — моя жена и должны вести себя соответственно этому. Маклоринцы и макбейнцы соперничают; и, покуда кланы не привыкли мирно сосуществовать, я должен выглядеть сильным во всем, а никак не уязвимым.
— Разве я делаю вас уязвимым?
— Да.
— Почему? Я хочу понять. Это из-за того, что я испачкалась, или из-за того, что провела весь день с Огги?
— Я не хочу, чтобы вы опускались на колени, Джоанна. Вы ни на минуту не должны забывать о приличии. Моя жена не должна заниматься повседневными делами.
— Вы уже высказывали это соображение.
— Это не соображение, — возразил он. — Это приказ. Она постаралась не подать виду, что эти слова испортили ей настроение.
— Правду сказать, я удивлена, что вас заботят внешние приличия. Вы не кажетесь таким человеком, который думает о том, что скажут окружающие.
— На мнения других людей мне чихать, — возразил он, задетый ее словами. — Я забочусь о вашей безопасности.
— Каким же образом моя безопасность зависит от моего поведения?
Габриэль не ответил ей.
— Вы должны были жениться на маклоринке. Тогда бы кланы воссоединились, не так ли?
— Возможно, — согласился он. — Но я женился на вас. И мы оба должны вести себя соответственно нашему положению, Джоанна.
В его голосе звучала покорность. Он все еще пребывал в размягченном состоянии, и она решилась задать ему волнующий ее вопрос, не опасаясь вызвать его гнев.
— Почему ваш волкодав так невзлюбил меня?
— Он чувствует, что вы его боитесь. Она не стала оспаривать это.
— Как его зовут?
— Дамфрис.
Собачьи уши поднялись, когда хозяин назвал его имя. Джоанна улыбнулась, увидев это.
— Редкое имя, — удивилась она. — Откуда оно взялось?
— Я нашел эту собаку возле дамфрисских владений. Она увязла в болоте. Я вытащил ее. И с тех пор она всегда со мной.
Джоанна подвинулась поближе к Габриэлю и осторожно протянула руку, чтобы погладить пса по спине. Тот наблюдал за нею уголком глаза и, когда она почти коснулась его, издал угрожающий звук. Она в тот же миг одернула руку. Тогда Габриэль взял ее ладонь и коснулся ею волкодава. Собака ужасно заворчала, но и только.
— Я не поранил вас прошлой ночью?
Она склонила голову, чтобы он не заметил ее внезапного румянца, и прошептала:
— Вы не поранили меня. Вы уже спрашивали об этом после того, как мы…
Габриэль взял ее за подбородок, заглянул ей в глаза и улыбнулся. Ее смущение показалось ему забавным.
— Вы захотите еще раз заняться со мною любовью, милорд?
— А вы этого хотите? — спросил он.
Она посмотрела ему прямо в глаза. Нет, она не станет прикидываться застенчивой или умничать. Она никогда не изучала тонкое искусство флирта, как те юные леди, которые вели придворную светскую жизнь в Лондоне, потому и выразилась сейчас так неловко.
— Да, — прошептала она, стараясь унять дрожь в голосе. — Я бы хотела, чтобы вы опять занялись со мною любовью. Это было не так плохо, милорд.
Габриэль заметил, что теперь ее щеки горели огнем. Однако смущение не помешало ей сказать ему правду. Он наклонился к ней, и его губы коснулись ее губ с нежной лаской. Она вздохнула и обвила руками его плечи.
Это было единственное поощрение, в котором он нуждался. Он посадил ее к себе на колени, крепко обнял и поцеловал еще раз, теперь уже его язык проник в ее рот. Она ослабела в его руках, но целовала его с той же пылкостью. Джоанна удивилась сама тому, как быстро ее тело отозвалось на желание мужа. Ее сердце неистово стучало, руки и ноги дрожали, она едва дышала.
Габриэля поразило его собственное отношение к жене. А она была уже не в состоянии хоть как-то сдерживать себя. «Значит, она полностью доверилась мне, — решил он, — иначе разве была бы она столь несдержанной?»
«Дьявол!» Он возьмет ее здесь и прямо сейчас, если не положит конец этой сладостной пытке. Он резко подался назад. Он не мог бы посмотреть ей в глаза: они были затуманены страстью. Но вот он уже целует ее снова.
Они оба были потрясены своим порывом.
— Вы заставили меня забыться, милорд. Он счел это похвалой себе.
Когда он снял ее с колен и поднялся сам, Джоанна все еще была оглушена. Ее лицо пылало. Он наблюдал за се попытками заплести волосы в косу и придать себе пристойный вид.
«Женщины легко возбуждаются, — решил он. — А эта — быстрее других».
— Мои волосы растрепались, — сказала она, поймав его улыбку. — Я хотела бы подстричь их… с вашего разрешения, конечно.
— Что вы сделаете со своими волосами, меня не касается. Тут вам не требуется мое разрешение. У меня есть дела поважнее.
Свое замечание он смягчил быстрым поцелуем, а потом поднял камень, который она собиралась передать Огги, и вложил этот круглый голыш в ее ладонь. Да, она была очень возбуждена, но, Господи, это нравилось ему.
Подмигнув жене, он двинулся на холм.
Джоанна расправила складки на пледе и поспешила за ним.
Она шла и улыбалась. Его поцелуи все смешали в ее голове, и он это знает, она поняла это по его лицу, на котором появилось выражение удовлетворения. Однако она нисколько не возражала против этого.
Казалось, все оборачивается к лучшему. Да, думала она про себя, она правильно поступила, когда согласилась выйти замуж за Габриэля Мак-Бейна.
Джоанна пребывала в таком возвышенном настроении, что ее уже почти не пугало угрожающее рычание Дамфриса. Оно не помешало ей приблизиться к мужу и взять его за руку.
Но он уже вел себя так, как будто ее не было рядом. Его взор был устремлен на вершину холма, и она подумала, что, наверное, его мысли уже там, куда зовет его долг вождя двух кланов, и потому ее не огорчало его невнимание. Когда они добрались до хижин, она попыталась отпустить его руку — возможно, он не захочет идти с нею за руку перед всем кланом, но Габриэль удивил ее, он чуть пожал ее пальцы и, продолжая держать ее руку, прибавил шагу, так что она опять была вынуждена бежать, чтобы поспеть за ним.
Господи, она была счастлива. Да, она сделала правильный выбор. Она вышла замуж за добросердечного человека.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Добрый ангел - Гарвуд Джулия



Роман супер, с юмором, перечитывала несколько раз!!!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияАнара
2.03.2012, 8.22





Книга мне очень понравилась. Люблю такие насыщенные истории, когда главные герои испытывают много трудностей и выходят победителями. Вообще, интересуюсь романами про горцев. Читайте и не пожалеете.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияЮлия
19.04.2012, 22.16





Роман потрясный. В нем есть приключения и страсть, сила и доброта, понимание и прощение, доверие и сила духа. Я получила много приятных моментов при прочтении этого романа.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияЮля
20.04.2012, 22.12





Way!!!! Про настоящих горцев. Юмор, характер, твердый дух - в этом что-то русское, родное! ;)
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияТатьяна
23.04.2012, 5.44





книга довольно таки хорошая.... но мне малость чего то не хватило!!!!!
Добрый ангел - Гарвуд Джулияирина
24.04.2012, 12.49





Роман не плохой,но маловато страсти между главными героями
Добрый ангел - Гарвуд Джулиянатали
3.05.2012, 23.17





какой классный роман в нем есть все и любовь и юмор читайте не пожалеете
Добрый ангел - Гарвуд Джулияанюта
17.12.2012, 9.08





Блин, мне очень, очень понравилась эта книга. Просто суперская. Читать.
Добрый ангел - Гарвуд Джулиядаша
13.02.2013, 12.28





Интересный роман. Легко читается, приятные герои.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияКэт
31.03.2013, 10.11





Действительно , лёгкий , красивый роман . Но мне тоже чего-то не хватило . Но, всё же, автору большое спасибо.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияВикушка
26.08.2013, 21.47





Действительно , лёгкий , красивый роман . Но мне тоже чего-то не хватило . Но, всё же, автору большое спасибо.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияВикушка
26.08.2013, 21.47





Ой какой шикарный роман. Прочла взапой забыв проиобед и ужин. Очень смешные истории получились про парадные входы и чистить рыбу. Смеялась до слез. Интересно как развились отношение у николаса и клэр.
Добрый ангел - Гарвуд Джулиянека я
20.09.2013, 11.40





Ой какой шикарный роман. Прочла взапой забыв проиобед и ужин. Очень смешные истории получились про парадные входы и чистить рыбу. Смеялась до слез. Интересно как развились отношение у николаса и клэр.
Добрый ангел - Гарвуд Джулиянека я
20.09.2013, 11.40





Потрясающая вещь, я даже не ожидала! Уже долгое время не могла найти чего то по душе, все были пресными - а этот роман приятно удивил. И смешной,и добрый, и романтичный, и с постельными сценами все в самый раз; главные герои отлично написаны, ни разу не раздражали. После "Новобрачной" Гарвуд же, один из любимых теперь!!!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияTattiana
15.11.2013, 17.31





Потрясающая вещь, я даже не ожидала! Уже долгое время не могла найти чего то по душе, все были пресными - а этот роман приятно удивил. И смешной,и добрый, и романтичный, и с постельными сценами все в самый раз; главные герои отлично написаны, ни разу не раздражали. После "Новобрачной" Гарвуд же, один из любимых теперь!!!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияTattiana
15.11.2013, 17.31





Да, Татьяна, хорошая вещь. Можно даже так сказать, она во мне вызвала интерес к этому жанру. А всего лишь - взяла случайно у подруги на море с собой. И пошло-покатилось. Теперь и здесь сижу, выискиваю похожие. Вы не читали "Под голубой луной" или "Хранитель тайны"? Оба романа Пенелопы Уильямсон, и не знаю даже, какой роман лучше!rnЯ просто всем подряд рекламирую. Должно понравиться!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияАлина
15.11.2013, 18.02





Ошиблась чуть: Хранитель мечты.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияАлина
15.11.2013, 18.16





книга интересная с юмором!!!!!!! рекомендую!
Добрый ангел - Гарвуд Джулиялюси
4.12.2013, 13.04





Классный роман!Хоть и читала его уже, но всё не удержалась перечитала его с удовольствием.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияАнна Г,
2.04.2014, 16.25





Это один из тех романов что после прочтения на лице остается глупая мечтательная улыбка. Да роман на все 10.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияЯсмин
12.06.2014, 23.37





однозночно 10 баллов.....стоит почитать....
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияСветлана
24.10.2014, 6.48





Ооочень люблю этого автора!!!! Душевная история!
Добрый ангел - Гарвуд Джулияната
7.11.2014, 10.40





Ооочень люблю этого автора!!!! Душевная история!
Добрый ангел - Гарвуд Джулияната
7.11.2014, 10.40





Класный роман, смеялась до слез!!!!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияЛюдмила
27.12.2014, 15.55





один из моих самых любимейших романов...особенно серия о горцах-заставляют задуматься о чести и благородстве мужчин-хочется такого же встретить!!!)))))...да и вообще,обожаю Гарвуд...в ее романах есть все-и любовь,и страсть,и немного тайны,и юмор.читайте-не пожалеете...
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияЕлена
30.12.2014, 0.51





супер....читати всім
Добрый ангел - Гарвуд Джулияніра
12.02.2015, 23.39





супер....читати всім
Добрый ангел - Гарвуд Джулияніра
12.02.2015, 23.39





давно искала роман хороший 10 балов
Добрый ангел - Гарвуд Джулиятату
28.04.2015, 22.18





Очень понравился!!! Понравились оба героя, особенно Габриэль. Читайте!!!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
9.11.2015, 12.05





Первый раз прочитала этот роман лет 15 назад.С тех пор периодически перечитываю.Я просто сама влюбилась в героев.Где в наше время живут такие мужики?Читайте,наслаждайтесь.Здесь всего как раз в меру:и отношений в целом между людьми,и любви.Читается просто на одном дыхании.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияНаталья
16.05.2016, 10.05





Класс.Начала читать и не могла остановиться,пока не дочитала до конца.Не так часто встречаются такие романы.Этот лучший у автора.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияТатьяна
17.05.2016, 17.13





Стала читать потому как шикарные отзывы. Но вот мне совершенно не понравился роман, я его даже не дочитала. Что то тут не мое.
Добрый ангел - Гарвуд Джулияsvet
18.05.2016, 15.13





Стала читать потому как шикарные отзывы. Но вот мне совершенно не понравился роман, я его даже не дочитала. Что то тут не мое.
Добрый ангел - Гарвуд Джулияsvet
18.05.2016, 15.13





Интересный роман,в нем есть все!!! Пока читала и смеялась и плакала!!Твердая 10!!!
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияКошка
24.05.2016, 18.07





Замечательный роман замечательного автора - вот, что значит "старая школа". 10+++. Когда-то давно я читала этот роман - с удовольствием перечитала еще раз.
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияНюша
25.05.2016, 19.03





Начала читать из-за положительных отзывов, но не сказала бы, что это такой уж шикарный роман. Героиня выходит замуж за героя в самых первых главах, и почти до последней главы не происходит ровным счетом НИЧЕГО, если не считать заботы героини о сыне мужа, его собаке и воинах... Да и сами отношения между героями, кроме разве что постельных сцен, на мой взгляд, переданы как-то сухо. Мой максимум - 8/10
Добрый ангел - Гарвуд ДжулияНаталия
14.06.2016, 16.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100