Читать онлайн Благородный воин, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородный воин - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 136)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородный воин - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородный воин - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Благородный воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Когда утром Элизабет открыла глаза, в голове сразу же закружился целый рой вопросов. Джеффри еще крепко спал, одной рукой прижимая ее к себе. Она решила его не будить, с большими предосторожностями высвободилась из его объятий и соскользнула с кровати.
Одежда была разбросана по всему полу. Элизабет накинула пеньюар и тихонько начала все убирать. Надо будет сказать мужу, что он храпит, улыбнулась она. Ему это явно не понравится, но тем более доставит удовольствие ей. Элизабет поняла, что ей нравится посмеиваться над Джеффри. Дедов норов, пожала плечами она. Уж тот был заядлый шутник. А Джеффри – такая легкая жертва: все время серьезен, целый день хмурится. Характер таков, что так и подмывает его разыграть. Элизабет рассуждала о муже, не испытывая ни малейшего чувства вины.
Она подошла к окну и приподняла меховую штору. Ярко светило солнце, с улицы веяло теплом – судя по всему, день обещал быть жарким и по-летнему великолепным. Элизабет подставила лицо легкому ветерку.
«Великий день», – думала она. Сегодня найдутся ответы на многие вопросы. Взгляд скользнул к окраине леса, где разбил лагерь Белвейн со своими людьми. Сегодня свершится правосудие. Элизабет всматривалась в деревья: что-то ей казалось не так, но мозг никак не мог уловить, в чем дело. Чтобы привести в порядок мысли, девушка тряхнула головой. Воины ушли! Не может быть! Элизабет высунулась из окна. Да, ночью Белвейн и его люди ушли. Испарились, словно их здесь и не было.
В ярости Элизабет обернулась к мужу. Она представляла, как он будет взбешен. Почему не подняли тревогу, когда Белвейн сворачивал лагерь? Почему не известили?
– Джеффри! Они ушли! – закричала она. – Все!
Реакция мужа ее насторожила: барон открыл глаза, скорчил недовольную гримасу и перевернулся на другой бок.
Элизабет подскочила к кровати и встала на колет перед Джеффри.
– Они ушли! Просыпайся! Вставай! Надо что-то делать!
Барон перекатился на спину и взревел, как зверь:
– Перестань вопить!
– Выслушай меня! – Элизабет не понизила голоса. – Белвейна нет! Он удрал! Одевайся! Надо организовать погоню! Надо…
– Я знаю, что он ушел, – перебил супругу барон и, видя ее растерянность, со вздохом добавил:
– Это я отправил его домой.
Элизабет не поверила собственным ушам. Джеффри позволил Белвейну уйти?!
– А тот воин, которого я тебе указала за ужином? Ты его тоже отпустил?
– Тоже, – зевнул муж и, подойдя к сундуку, плеснул на лицо из тазика холодной воды, которую принесли еще с вечера.
Элизабет смотрела на него, стараясь сохранить спокойствие. Она убеждала себя, что Джеффри знает, что делает, но чувствовала, как внутри закипает ярость, и пыталась ее подавить.
– Ты скажешь мне, почему так поступил? – наконец проговорила она.
Девушка по-прежнему стояла на коленях у кровати, но теперь ее голова горестно упала на постель.
Золотистые волосы разметались по плечам и скрыли от мужа искаженное мукой лицо.
Джеффри послышалась в ее голосе угроза. И хотя по утрам он обычно бывал не в лучшем расположении духа, на этот раз все же процедил ответ:
– Вечно ты со своими вопросами. Отвечу только потому, что знаю, насколько все это для тебя важно. Но сначала успокойся и дай мне как следует проснуться. Договорились?
Элизабет слушала суровую, холодную, отрывистую речь Джеффри и была способна только кивать. Нежный воин вновь обернулся рассерженным зверем. Что ж, пусть так. Но если его объяснения не смогут успокоить, она ответит холодным словом на каждое холодное слово, криком на каждый крик. Довольно веры и слепого повиновения! Муж потребовал от нее доверия, но не объяснил, почему она должна ему доверять. Однако хватит! Пора прекратить подчиняться его воле.
– Я тебе поверила, – таким же холодным и суровым тоном произнесла она, – а теперь хочу знать, не совершила ли я ошибки.
Джеффри оставил ее вспышку без внимания и продолжал одеваться. Элизабет понимала, что он ее слышал. Но он стоял, отвернувшись, и по выражению лица девушка не могла судить, как он отнесся к ее требованию. Она добьется своего! Заставит его ответить. Элизабет вскочила на ноги, бросилась к двери и, загородив ее собой, сложила на груди руки. «Пусть видит мой вызов, поймет, что я восстала. Я получу ответы!»
Джеффри прикрепил на поясе меч и лишь после этого подошел к жене. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
Он действовал быстро, как ястреб, и прежде чем та сообразила, что он собирается сделать, Джеффри поднял жену так, что ее глаза оказались напротив его глаз.
– Никогда, – проговорил он угрожающим шепотом, отчего девушку пронзило леденящим холодом, – никогда ничего у меня не требуй.
Он встряхнул Элизабет, и она почувствовала, как дрожат его ладони. Золотистые искорки в его глазах превратились в льдинки. Но девушку это не остановило. Она было раскрыла рот, чтобы возразить, сказать, что у нее есть право знать о его намерениях, но барон встряхнул ее еще сильнее.
– Если не собираешься извиняться, лучше молчи.
Элизабет тут же прикусила язык. Ни о каких извинениях не могло быть и речи. Извиняться должен муж, решила она.
– Вот так-то.
По тому, как исказилось лицо жены и от злости потемнели глаза, Джеффри понял, что не дождется извинений.
Барон никогда в жизни не поднимал руку на женщину, но Бог свидетель, дерзкое поведение Элизабет могло привести к чему угодно.
– Ты упряма, как осел, – процедил он. С этими словами Джеффри поставил ее на пол и вышел из комнаты.
– Вот так-то, – повторил он, спускаясь по лестнице.
Непослушная девчонка! Элизабет могла вывести из себя кого угодно. Джеффри поклялся, что заставит ее заплатить за упрямство и непослушание. Пусть помучается и подождет до вечера, пока он не соизволит с ней заговорить. И к ночи Элизабет непременно извинится.
Джеффри с треском распахнул входные двери и через минуту уже приказывал седлать коня. Скачка по лесу прочистит мозги и избавит от гнева. Либо в седло, либо назад в спальню душить жену. Нелепая мысль заставила барона улыбнуться: он прекрасно знал, что не способен тронуть Элизабет даже пальцем, и чувствовал, что большая часть его гнева улетучится от первых солнечных лучей. «Жена, жена, – покачал он головой, направляясь в конюшню. – Ты не ведаешь, что значит настоящее унижение».
* * *
Как только дверь за бароном закрылась, Элизабет принялась сбрасывать с себя одежду, при этом ругаясь по-латыни – на случай, если кто-нибудь ее подслушивает. Потом она переоделась: сегодня темно-синяя туника больше подходила по цвету и покрою ее мрачным мыслям. Ярость настолько душила Элизабет, что она не находила себе места и не представляла, что делать. Нужно срочно выйти на воздух, ощутить на лице солнечный луч, дуновение ветерка в волосах, почувствовать настоящую свободу, которую давала лишь быстрая езда на лошади. Физические упражнения всегда ее успокаивали и возвращали способность здраво рассуждать.
Она расчесала волосы и, задержавшись только для того, чтобы захватить свой маленький лук и стрелы, поспешила к конюшне. Лук она закинула за плечо, а стрелы положила в сделанный дедом кожаный колчан, который прикрепила к плетеному ремешку и надела на шею.
Когда Элизабет подходила к конюшне, Джеффри выезжал из ворот. Он сделал вид, что не заметил жену, но остался доволен. Она уже ищет его, хочет извиниться, удовлетворенно подумал он.
Элизабет, в свою очередь, увидела мужа. Это ее вполне устраивало, и, отдавая приказ оседлать кобылу, она лишь посмотрела ему вслед.
Джеффри покинул замок еще до того, как жена велела конюху выводить лошадь, и тот ошибочно понял, что барон разрешил прогулку. Он спешил изо всех сил, чтобы не заставлять господина ждать свою супругу у ворот.
Створки распахнулись, и резвая лошадь вынесла девушку на волю.
Элизабет не собиралась ехать далеко и даже, в раздражении и обиде пролетая по петляющей дороге, понимала, что это было бы легкомысленной глупостью.
Заслышав цокот копыт, Джеффри натянул поводья и обернулся. Увидев жену, скачущую сломя голову по узкой дороге, он чуть было не вылетел из седла. Барон что-то яростно крикнул и тут же, досадуя на себя, покачал головой: разве он только что не давал себе обещания не замечать Элизабет. Джеффри пришпорил коня и понесся вслед за женой, надеясь перехватить ее до того, как она окажется на лесной тропинке, по которой мог проехать всего один всадник.
Элизабет увидела Джеффри и приготовилась к новой стычке. Она остановила лошадь, перевела дыхание и ждала.
– Ты снова нарушила мое приказание, – проревел муж, как только оказался достаточно близко, чтобы Элизабет могла различать слова.
– Нет, – в ответ прокричала она. – Ты мне никогда не…
– Молчать! – рявкнул муж.
Голос был таков, что неожиданно для себя Элизабет согласно кивнула – ее обуял страх. Джеффри, очевидно, больше нравятся преступники, в отчаянии думала она. Неужели он ее побьет? В следующий миг барон оказался рядом, и по выражению его глаз девушка поняла, что он вполне способен на это. Но до конца поверить не могла. Не было секретом, что мужья частенько колотили непослушных жен, но Джеффри казался не таким, как все.
– Ты меня не ударишь, – спокойный голос Элизабет подействовал, как пощечина его гордости.
– С чего ты взяла! – чуть не завопил барон и, чтобы не сорваться, глубоко вздохнул и выхватил стиснутые в ее кулаке поводья. – Нет, – подтвердил он гораздо тише. – Я разумный человек, Элизабет, а разумные люди жен не бьют. Иногда хотят, но не бьют.
Джеффри подождал, пока его слова дойдут до Элизабет, и произнес:
– А теперь скажи этому разумному человеку, почему ты выехала одна, без сопровождения и где рассчитывала встретиться со мной?
Улыбнуться Элизабет не осмелилась, хотя, как ни странно, испытывала такое желание. Ее гнев прошел. Она видела, что Джеффри старается взять себя в руки, и решила, что теперь уместнее кротость.
– Ты разгневаешься сильнее, если я скажу тебе правду, – ответила она, скромно потупив глаза.
– Сильнее невозможно, – перебил ее муж. – Сильнее некуда. И ты всегда должна говорить мне правду.
– Хорошо, – вздохнула девушка, – Признаюсь, я вообще не рассчитывала на встречу с тобой. Просто хотела прокатиться, чтобы хотя бы на время освободиться от горестей и забот. – И добавила в порыве откровенности:
– Не люблю кричать на тебя. И не люблю, когда ты кричишь на меня. Молодожены не должны так себя вести.
Джеффри изумился ее искренности и подавил в себе остатки гнева.
– Когда жестокие слова готовы сорваться с языка, лучше помолчать. Так учила меня мама. Иначе брак окажется сплошным мучением. Говоришь то, о чем потом жалеешь, но оказывается слишком поздно. – Она робко улыбнулась и добавила:
– Конечно, твои слова меня не могут так обидеть… я хочу сказать, между нами нет такой сильной любви, какая была у родителей… но если она придет… то есть… черт, никак не могу объяснить… – Она сбилась и, чтобы скрыть смущение, принялась поправлять волосы. Не слишком ли рано она заговорила о подобных вещах.
– А ты бы хотела, чтобы мы любили друг друга? – Вопрос, казалось, позабавил Джеффри, и Элизабет почудилось, что в его глазах сверкнуло высокомерие.
– Я не это имела в виду, – поспешила ответить она. – Просто я хочу с тобой ладить. Я твоя жена, Джеффри, и должна стоять рядом, а не тащиться где-то позади. Твои представления о браке какие-то странные.
– Нет, миледи, это твои представления странные, – возразил муж. – С тобой никак не сговоришься, и это просто выводит меня из себя. Хотя я думаю, что все изменится, когда ты поселишься в моем доме.
Элизабет пожала плечами:
– Все-таки, милорд, проблема в тебе. Ты только что сам признал, что не умеешь сдерживаться. – Девушка улыбнулась собственной логике и тому, какое впечатление она произвела на мужа. – Если ты позволишь, я могу помочь тебе побороть себя.
– Ну, нет, проблема не только во мне. – Джеффри тоже улыбнулся. – Вот, например, сейчас ты опять стараешься меня разозлить. Чего ты добиваешься?
Элизабет не ответила, передернула плечами и отвернулась.
– Только знай, если будешь тявкать на льва, рискуешь быть съеденной с потрохами. – Джеффри потер подбородок.
– Так ты лев, господин? – невинно спросила Элизабет, расставляя очередную ловушку.
– Лев, – признал Джеффри, гадая, отчего в глазах Элизабет вспыхнули озорные огоньки.
– Тогда я – твоя львица, – произнесла она совсем тихо.
– Об этом я не подумал, – усмехнулся барон. – Но допустим, ты – моя львица.
– Забавно. – Элизабет подняла на мужа глаза. – А ты слышал, что именно львица выходит на охоту и приносит добычу супругу?
– Но лишь в том случае, если ей позволяет лев, – убежденно ответил он.
– Так позволь мне сегодня.
– Не понимаю, о чем ты просишь? – нахмурился Джеффри.
– Поедем в лес. Я стану охотиться, добуду тебе еду, а потом каждый из нас вернется к своим обязанностям. – А про себя подумала: «Пока мы одни и тебя никто не отвлекает, быть может, ты поделишься со мной своими планами по поводу Белвейна».
Джеффри запрокинул голову и рассмеялся, отчего конь шарахнулся в сторону:
– Думаешь, сумеешь?
Элизабет кивнула и рассмеялась еще звонче. Предстояло проделать массу работы, отдать уйму приказаний. Барон прикидывал, стоит ли все это откладывать из-за развлечений с женой. Но слишком уж велик был соблазн доказать Элизабет, что женщина может далеко не все. Он самодовольно ухмыльнулся и кивнул.
– Что ж, львица, вперед. – Он отдал ей поводья. – Твой лев голоден.
Элизабет восторженно расхохоталась, словно ребенок, которому предстояла новая забава. Заботы неизбежно вернутся, но только после окончания игры, а пока все неприятное уходило на задний план. Элизабет решила, что на сегодня она расстанется с давящей, непосильной ношей и кое-что покажет заносчивому супругу.
Она послала кобылу вперед, в груди разгорелось лихорадочное предвкушение предстоящей охоты. Джеффри держался прямо за ней, позволяя выбирать путь в лесу, и маяком ему служили развевающиеся на ветру золотистые волосы жены. Ее смех был настолько заразителен, что и барон развеселился. На душе сделалось необыкновенно легко – он даже не представлял, что способен испытывать подобную легкость.
Наконец Элизабет устала от скачки и остановила кобылу. И прежде чем подоспел Джеффри, соскочила с лошади. Она схватила мужа за руку, потянула к кряжистому дереву и предложила отдохнуть, пока сама она отправится на поиски добычи.
Однако на это барон согласиться не мог.
– Вмешиваться в твою охоту я не собираюсь, – успокоил он жену, – но буду рядом. – И, заметив, что Элизабет вот-вот возразит, торопливо добавил:
– Пожалуйста, не спорь.
– Тогда веди себя тихо, иначе останешься без обеда, – предупредила она.
Джеффри наблюдал, как жена положила стрелу на тетиву миниатюрного лука, и снова не удержался от смеха:
– Ты собираешься добывать нам еду вот этой игрушкой?
– Именно этой, – отозвалась Элизабет.
– Ну, тогда не иначе придется обойтись без угощения, – предрек барон, хотя в душе признался себе, что не очень об этом сожалеет.
Элизабет пропустила его ехидство мимо ушей. Отошла недалеко от лошадей и остановилась как вкопанная. Стрела наготове… Вот только бы кролик подвернулся!
Какая настойчивая, думал Джеффри, глядя на жену. Он прислушивался к доносившимся из леса звукам, и его рука покоилась на рукояти меча. Долго она еще собирается изображать охотницу и когда наконец признается в своем бессилии? При ее упрямстве не скоро, решил он и, вздохнув, приготовился ждать.
Элизабет обернулась.
Как ни мимолетен был взгляд, Элизабет с досадой заметила, насколько самодовольным сделалось у мужа лицо. Он был беспредельно уверен в себе и уважал только собственные способности. И теперь ждал, когда жена потерпит неудачу, чтобы насладиться торжеством. Как ему не терпелось посмеяться и поехидничать!
«Ну, нет, простою хоть весь день, хоть всю ночь, а своего добьюсь!» – поклялась Элизабет. Неудачи быть не могло – слишком уж это сильный удар по ее гордости.
Вдруг молитвы ее были услышаны. На крохотную поляну выскочил жирный, но, несмотря на тучность, проворный кролик; Элизабет, прицелилась, стрела просвистела в воздухе, и Джеффри не успел моргнуть, как она настигла цель. Пригвожденный острием к земле, кролик ткнулся носом и упал.
Барон открыл было рот, но не сообразил, что сказать. Случившееся переполнило его каким-то глуповато-робким изумлением, и он потерял дар речи.
О, как Элизабет хотелось обернуться, чтобы увидеть выражение его лица. Но девушка, конечно, этого не сделала. Джеффри моментально бы заметил блеск торжества в ее глазах, а ей еще только предстояло доказать свою меткость. Она достала из колчана новую стрелу, натянула тетиву и постаралась согнать с лица улыбку.
Через некоторое время начали болеть руки, и Элизабет решила применить новую тактику: она медленно двинулась в чащу в надежде спугнуть добычу. Замысел сработал, и она уложила еще одного кролика.
И только подобрав обоих зверьков, повернулась к мужу и улыбнулась:
– Мне везет: кролики так и не догадались, что у меня в руках игрушка. Ты согласен, милорд?
– Кролики – глупые животные, – рассмеялся барон. – Но тем не менее должен признать, что у тебя получилось неплохо.
Элизабет церемонно поклонилась:
– Спасибо за комплимент, милорд. Кажется, это твоя первая похвала. Я очень высоко ценю твои добрые слова. – Ее глаза лучились весельем.
Девушке очень хотелось откинуть голову и счастливо рассмеяться.
– Предпочел бы поцелуй, – отозвался Джеффри и только тут понял, как ему хочется коснуться жены.
У Элизабет чуть не сорвалось с языка, что сейчас в разгаре день, а он ее учил, что обниматься можно лишь ночью в спальне. Но девушка была рада, что нарушено одно из правил мужа, и тотчас же ответила:
– Ты его получишь, супруг. – Бросив кроличьи тушки на землю, она направилась, покачивая бедрами, к Джеффри.
Ей очень хотелось быть в эти мгновения соблазнительной. Перехватив инициативу, Элизабет положила ему руки на плечи и потянулась к его губам.
Они слились в долгом, томительном поцелуе, который оставил их неудовлетворенными. Но вот игривость исчезла, и движения Джеффри стали требовательными. Он обнял жену и прижал к груди. Неожиданно для себя самой Элизабет с восторгом ответила на настойчивость супруга: язык в чувственном поединке кружил с его языком.
Не размыкая рук и не отрывая губ от ее сладостного рта, Джеффри притиснул супругу к широкому стволу дерева. Он жаждал ласкать ее грудь, но мешала ткань туники; пришедшие в движение бедра Элизабет сводили его с ума.
В горле Джеффри заклокотало, Элизабет в ответ всхлипнула. Потребность дотронуться до ее кожи затмила все остальные мысли. Обеими руками барон приподнял подол ее туники… Элизабет задрожала, и это доставило Джеффри несказанное наслаждение. Он подсунул ей руку под голову и, стараясь унять напряжение в чреслах, прошептал на ухо:
– Это неразумно. Нас могут увидеть. – От неудовлетворенного вожделения его голос осип и доносился словно с большого расстояния.
Элизабет поцеловала мужа в щеку, кончик языка прошелся вдоль его шрама.
– Разумно, – прошептала она. – Всегда разумно, когда с тобой я. – Губы Элизабет жадно искали его рот. – Пожалуйста, Джеффри, – простонала она, когда почувствовала, что он намеревается отстраниться.
– Есть и другие способы облегчить твою пытку, – хрипло ответил он.
Самозабвенный поцелуй обещал наслаждение. Рука Джеффри скользнула под нижнюю рубашку, и, когда достигла теплой и влажной плоти, Элизабет закричала. Язык мужа начал медленно скользить взад-вперед, а пальцы внизу повторяли его движение. Бедра Элизабет выгибались навстречу руке, она уткнулась лицом Джеффри в плечо. Избавление наступило очень быстро, судорога пронзила все ее тело так, что она буквально повисла на руках у супруга.
Джеффри полагал, что выдержит муку – даст возможность насладиться одной трепещущей от желания жене. Но этого оказалось недостаточно. Он прижимал Элизабет к себе, дав ей возможность немного успокоиться, а затем, отступив на шаг, дал ей знак снять одежду и, не говоря ни слова, принялся раздеваться сам.
Элизабет оказалась проворнее, и быстро сбросив к ногам платье, горделиво, хотя и немного смущаясь, стояла перед ним обнаженная и ждала.
Джеффри не спешил, его горячее желание было многообещающим. Грудь Элизабет переполняла страсть, соски затвердели и жаждали ласк.
Она удивлялась его самообладанию. Муж аккуратно разложил тунику на земле и только тогда повернулся к ней лицом.
Элизабет изумилась красоте его тела: словно перед ней предстал сам бог викингов, о котором рассказывал дед. Сложен он был действительно великолепно. И принадлежал ей, с восторгом думала Элизабет. А она принадлежала ему.
Джеффри протянул к ней руки и заключил в объятия. Его ладони скользнули по ее спине. Он ощущал исходивший от жены аромат, и судорожный вздох ясно показал, что близость Элизабет доставляет ему наслаждение.
Джеффри встал на колени рядом с расстеленной туникой, потянул Элизабет на землю, уложил на спину и только после этого лег рядом. Он водил кончиком пальца сначала по одной груди, потом по другой медленными, почти ленивыми движениями.
Она потянулась и страстно поцеловала Джеффри в губы.
– Клянусь Богом, – прошептал он, – когда я рядом с тобой, у меня закипает кровь.
– И у меня тоже, – краснея, призналась Элизабет. – Боюсь, ты примешь меня за легкомысленную женщину.
Она раздвинула ноги и потянула мужа на себя.
– Подожди…
Джеффри явно хотел продлить сладостную пытку. Его губы блуждали по груди Элизабет. Язык ласкал то одну, то другую, приближаясь к соскам, но не касаясь темных, упругих пуговок.
Сладостная мука сводила ее с ума, и она потянула мужа за волосы. Джеффри тихо рассмеялся и в следующий миг сделал то, чего она так страстно, но безмолвно желала: коснулся языком соска и взял его в рот.
Элизабет переполнило незнакомое чувство.
В томной неге ослабли руки и ноги. Джеффри, конечно же, почувствовал, что доставил жене великое наслаждение. Но кончать все разом он не желал.
Жажда испить ее всю вела барона вперед. Его губы покружили вокруг пупка, оставляя на коже легчайшие поцелуи и скользнули вниз, туда, где под треугольником светлых волос пульсировало сокровенное, вызванное им желание.
При первом прикосновении Элизабет была поражена: она не знала, что мужчина и женщина могут любить друг друга и таким образом. Она попыталась протестовать, но слова были сметены волной удовольствия, которое доставил ей муж. Ее ногти впились в его плечи. Элизабет вся вытянулась, сопротивляясь нарастающему внутри напряжению.
– Джеффри!
Его имя прозвучало, как приказ, смягченный лишь прерывистым дыханием Элизабет.
Барон понимал, чего она хотела, знал, как прекратить муку, но не давал взойти на самую вершину наслаждения, пока не уверился, что жена окончательно потеряла самообладание. Ее гортанные стоны и прерывистое движение бедер подсказали ему, что время настало. Джеффри поднял голову, посмотрел в затуманенные страстью глаза жены и погрузил пальцы в бархатный жар. Элизабет от восторга вся выгнулась. Словно какая-то неведомая сила швырнула ее в океан красок.
* * *
…Элизабет открыла глаза и увидела мужа, который довольно и горделиво улыбался.
– Ты считаешь меня ужасной? – смущенно прошептала она.
– Я считаю тебя восхитительной, – ответил Джеффри. Его голос дрогнул, и Элизабет с благодарностью поняла, каких усилий стоило ему терпение.
Элизабет очень хотела сделать что-нибудь для мужа, но не знала, как ей надлежало себя вести.
– А жена может так же касаться супруга?
– Да. – Голос Джеффри сразу сел и сделался хриплым.
– Вот так? – Элизабет взяла его за руку и стала касаться пальцев кончиком языка. Потом выбрала один, взяла целиком в рот и принялась сосать,
Этого Джеффри уже не мог вынести. Стон наслаждения дал Элизабет знать, что его терпению пришел конец. Муж накрыл ее своим телом и толчком вошел в лоно, губы поймали ее губы и заглушили стоны, пока он закабалял ее душу и плоть.
Элизабет обвила ногами его крепкие бедра, и они вместе устремились к новым вершинам блаженства. Теперь Джеффри был воином – настойчивым, целеустремленным и жаждущим победы, а она сопровождала его в сокровенном испытании…
– Нежный воин, – прошептала Элизабет, когда буря стихла и вновь засверкало солнце. Джеффри улыбнулся.
– Ошибаешься, женушка. Нежный воин – это ты. Да-да, мой нежный воин – с кинжалом на боку и с ножом на бедре под юбкой. Ты стала бы воином, если бы не одно непосильное условие: ты никогда не скроешь свою нежность.
Закончив речь, он поцеловал жену в висок. Растроганная, Элизабет готова была расплакаться.
Джеффри же все легче и легче становилось делиться с Элизабет сокровенными мыслями, и он уже не считал это непоправимой глупостью.
– Лев проголодался. – Джеффри прорычал это с притворной суровостью и шлепнул жену по бедру.
– Этот лев всегда голоден, – рассмеялась Элизабет и потерла ногу.
Она поднялась с земли вслед за ним и, пока они одевались, всего два раза обняла мужа.
– Ты не можешь не трогать меня руками? – чопорно спросил он и, заметив взгляд жены, поспешно добавил:
– И не сверкай глазами! Видно, придется привыкать к тому, что ты все время ко мне липнешь.
– А разве это плохо? – Элизабет подобрала кроликов и стала высматривать место для костра.
– Непривычно. Только и всего. Давай я освежую тушки, а ты сходи за хворостом.
Девушка кивнула и бросила на траву добычу.
– А почему непривычно? – Она принялась бросать в подол сухие ветки.
– Что? – переспросил Джеффри. Барон сидел на корточках и маленьким охотничьим ножом разделывал кроликов. Подняв глаза и увидев, что Элизабет до сих пор боса, он нежно улыбнулся: жена напоминала очаровательную лесную нимфу.
– Почему непривычно, когда демонстрируют друг другу чувства… Разве у твоих родителей было иначе?
Вопрос удивил Джеффри, но он тут же потерял ход рассуждений, потому что увлекся созерцанием точеной лодыжки.
– Обуйся, пока не накололась.
– Сначала ответь, – бойко возразила она и улыбнулась, перехватив его взгляд. – Я привыкла ходить босиком.
– Родители рано умерли. Я их почти не помню. А теперь обувайся, не то мне придется обувать тебя самому.
Элизабет опустила край подола, и ветки посыпались на траву возле Джеффри. Одна туфля валялась под деревом, а другая куда-то исчезла.
– Кто же тебя воспитывал? – Девушка опустилась на колени и пошарила рукой в колючем кусте. У самого корня она увидела черный носок. Чтобы добыть туфлю, пришлось лечь на землю. Поза не самая достойная, но иначе под колючками не пробраться. И Джеффри, конечно, не мог оставить ее без внимания.
– Больно уж ты рьяно раздеваешься, – усмехнулся он. – Всегда спешишь, бросаешь вещи куда попало.
– Ненавижу чего-либо ждать, – Честно призналась Элизабет.
Она изо всех сил трясла туфлю: не надеть бы с каким-нибудь сюрпризом.
– И особенно ненавижу, когда что-то постоянно меняется. Теперь твоя очередь отвечать.
– На что?
– Кто тебя растил? – Элизабет не могла избавиться от раздражения в голосе.
– Сам король, – обернулся Джеффри. – Кинь-ка мне свой кинжал. Мой слишком велик для такой работы. – Барон, по-прежнему сидя на корточках, разглядывал извлеченную из кроличьей тушки стрелу. – Твой дед вырезал?
Девушка поднялась и отряхнула юбку.
– Эту сделала я, – похвасталась она. – Дед только показал. Хороша?..
– Да, – согласился Джеффри, – хотя и маловата для рыцаря.
Элизабет отдала кинжал, встала рядом с мужем на колени и принялась сооружать костер. Прежде всего сложила дрова круглой клетью.
– Сколько тебе было лет, когда ты попал к, королю? Ты стал пажом?
– Одним из многих. Мне было лет шесть или семь.
– Но это слишком мало, – удивилась девушка. – В пажи производят с восьми. – Нахмурившись, она тоже устроилась на корточках.
– Обычно так и бывает, – согласился Джеффри. – Иногда, правда, мальчики попадают к королю и в семь лет. Но у меня, кроме Вильгельма, никого не осталось, а они с отцом были близкими друзьями.
– Расскажи мне о родителях, – попросила Элизабет. – Ты помнишь их?
– Не помню, – проворчал барон. Ее вопросы явно начинали его злить. – Перестань болтать и займись-ка лучше едой.
Они больше не проронили ни слова, ни пока жарилось мясо, ни во время еды. Почти всю добычу съел Джеффри, а Элизабет ограничилась одной лапой.
Барон поднялся, снял с седла кожаный бурдюк и предложил жене. Элизабет подумала, что в мешке вода, сделала изрядный глоток и буквально задохнулась. Джеффри, не мешкая, сгреб ее за плечи и стал постукивать ладонью по спине, а несчастной девушке оставалось только гадать: каким способом легче скончаться – погибнуть от удушья или быть забитой до смерти.
– Вечно спешишь, – упрекнул ее Джеффри, когда кашель стих и Элизабет обрела способность слушать. – Как, еще до сих пор жива? – Он покачал головой и, чтобы придать своим словам весомость, как следует встряхнул жену.
– Я думала, там вода, – оправдывалась Элизабет. – Пить очень хотелось. Теперь от твоей помощи у меня, наверное, все плечи в синяках.
– Зато лицо не синюшное. – Барон сделал вид, что не заметил сарказма. На самом деле он только слегка пошлепал жену меж лопаток. У нее явно была склонность к преувеличениям. Недостаток, который придется терпеть.
– Садись.
Он подхватил ее на руки и поднял высоко в воздух, притворившись, что вот-вот бросит на землю. Но жена не испугалась розыгрыша, только сердито посмотрела на него и крепче стиснула пальцы.
Тогда Джеффри сел и привалился спиной к дереву, но Элизабет из рук не выпустил. Она вздохнула и положила голову ему на плечо. Несколько минут они молчали, думая каждый о своем.
Наконец Элизабет решила, что настало время спросить о Белвейне. Настроение у мужа хорошее, и он, возможно, не откажется рассказать о своих планах.
– Твой братец станет пажом короля. Правда, я еще не решил когда. Наверное, будущей осенью.
Его слова настолько поразили Элизабет, что, не подумав как следует, она выпалила в ответ:
– Не хочу! Томас еще слишком мал. Про Вильгельма ходят ужасные слухи. Не отдам мальчика.
Не успели звуки ее голоса замереть в воздухе, как Элизабет поняла, что разозлила мужа. Он весь напрягся, пальцы сильнее сжали ее бока.
Но прежде чем он сумел что-либо возразить, она поспешно добавила:
– Я знаю, что не имею права разрешать или запрещать. Но верю, что ты не совершишь жестокости. Ты ведь шутишь? – В ее мягком, искреннем тоне сквозила мольба. Элизабет посмотрела мужу в глаза и разгладила пальцем морщинку у насупленных бровей. – Поскольку я опекунша Томаса и намного старше его, то чувствую ответственность…
– Элизабет, – перебил ее Джеффри, и имя жены прозвучало как тягостный стон. – С тех пор как мы вступили в брак, опекуном Томаса являюсь я. К тому же он мой будущий вассал. И что за чушь ты городишь про короля? Служить при его дворе – большая честь. Разве ты не понимаешь, какую милость я оказываю твоему брату? – Джеффри принял ее руку со лба и прижал к груди. Но прикосновение опять взбудоражило чувства, а для разговора с любящей поспорить женой требовалась ясная голова.
Элизабет кивнула, а в уме лихорадочно перебирала аргументы, способные убедить супруга.
– И что ты там такого слышала про Вильгельма? – вновь прижимая к себе жену, задал вопрос Джеффри, но, судя по всему, его больше занимало, как бы, растирая руки жены, согнать с них гусиную кожу.
– У него безобразный характер и мстительная натура. Мне бы не хотелось, чтобы Томас оказался в такой тяжелой атмосфере, – мальчик и так достаточно пережил.
– Послушай, Элизабет, – возразил Джеффри, – находятся люди, которые утверждают, что и у меня несносный характер. Но ты ведь, кажется, не боишься, – Джеффри в глубине души был доволен тем, что жена не испытывает перед ним страха.
– Они тебя не знают, как я, – запинаясь, пробормотала девушка. – Ты рассудительный. А король Вильгельм…
– Ну-ну, досказывай, – подбодрил Джеффри, когда Элизабет прервалась на полуслове. – Что король Вильгельм?
– Ты слышал о городе Алансоне? – прошептала она и, закрыв глаза, стала ждать ответа.
– Ах, об Алансоне! Это было очень давно. Тогда Вильгельм был молод и несдержан. И во что бы то ни стало хотел завладеть своим законным титулом, – объяснил барон.
– Значит, это правда? Он обезумел, когда какой-то глупец обозвал его незаконнорожденным, и отрубил руки и ноги шестидесяти мужчинам. Значит, правда?
– Нет, – покачал головой Джеффри, и у Элизабет отлегло от сердца. – Не шестидесяти. Только тридцати двум.
– Что?! Он в самом деле это совершил? – Она пришла в такой ужас, что стала вырываться из объятий мужа: отчасти оттого, что история оказалась правдой, но больше потому, что Джеффри рассуждал так спокойно, будто речь шла не о людях, а о кроликах или цыплятах.
– Все это дела давно минувших дней, – повторил барон, пожав плечами. – Теперь Вильгельм намного выдержаннее.
– Слава Богу, – пробормотала Элизабет. – И ты собираешься отправить к нему малютку Томаса?
– Не расстраивайся раньше времени. Пусть мальчик сначала немного подрастет, а потом я решу, что делать. Кстати, сколько ему лет?
– Четыре, – девушка надеялась, что барон поверит в ее ложь – брат для своего возраста выглядел настоящим коротышкой.
– Больше похоже на семь, – заметил он. – Не лги мне, Элизабет. Не лги никогда.
– Я не лгу, – отозвалась Элизабет. – Просто не слишком точна. – Она вытянулась и уперлась макушкой мужу в подбородок. Внезапно ее осенило. – Он мог бы жить с нами. Ты бы его столькому научил. А быть твоим пажом для него такая же честь, как в свое время для тебя…
– Прекрати, – простонал Джеффри. – Твоя лесть неискренна. Только тупица не способен понять, куда ты клонишь. Я обещал повременить с принятием решения. Пока довольствуйся этим.
– Как тебе будет угодно, милорд, – покорно промолвила Элизабет.
Джеффри не видел ее лица и поэтому не заметил победной улыбки. А она решила, что с мужем иметь дело совсем нетрудно – барон действительно здравомыслящий человек.
– Не соизволишь ли поговорить теперь о Белвейне? – тихо спросила она.
Джеффри вздохнул:
– Не хочется портить приятное утро.
– Ты обещал поделиться своими планами. Я тебе поверила – дала слово. И сдержала его: не пыталась убить Белвейна.
– Как приятно иметь послушную, любящую жену… Что ж, ты имеешь право знать истину. Но мне так не хочется, чтобы ты сердилась…
– Не беспокойся, Джеффри. – Она изогнулась у него на руках и приложила ладони к его щекам. – Я останусь такой же любящей, потому что другой с тобой уже быть не смогу. И всегда буду верить тебе. – Она кивнула, а про себя подумала, что так оно и есть: муж заслуживает доверия, потому что человек он прямой.
Барон прочитал ее мысли в глазах, глухо проворчал и отнял от лица ее руки. Этим жестом он надеялся остудить возникающий между ними жар.
– Действовать можно тремя способами, – начал он. – Первый, естественно, самый простой, но тебе понравился бы больше других. Я мог бы убить Белвейна и покончить со всем разом. Но, – Джеффри возвысил голос, заметив, что Элизабет намеревается его перебить, – но тогда я бы никогда не узнал, напал ли он на Монтрайт один или с сообщниками. Мы оба с тобой пришли к мнению, что у него не хватило бы ума спланировать столь блестяще продуманную операцию. Значит, был по крайней мере еще один человек. Поэтому первый способ оказался для меня неприемлемым.
– Но разве нельзя заставить его рассказать правду? – удивилась Элизабет.
– Если бы ты знала, что признание в преступлении равносильно собственной смерти, неужели бы не постаралась сохранить молчание? – Барон не стал дожидаться ответа и продолжал терпеливым тоном:
– Белвейн обо мне наслышан. Нет, он не сознается даже под пыткой.
– Каков же второй способ? – нахмурилась девушка.
– Передать дело на рассмотрение Вильгельму и перед его судом призвать Белвейна к ответу.
Джеффри еще не закончил, а жена уже качала головой. Он знаком попросил его не перебивать и продолжал объяснять:
– Этот способ я отверг по двум причинам: во-первых, не хотел занимать короля своими мелочными проблемами. Разбираться с вассалами – моя обязанность. А у Вильгельма забот и так полон рот: сохранять мир в государстве и спокойствие в собственном доме. Времена для него наступили мрачные. И во-вторых, всегда есть вероятность, что Белвейн и свидетели из его дружков убедят короля, что к убийству в Монтрайте твой дядя непричастен. Тогда Томас будет передан Белвейну под опеку. А это никуда не годится.
– Вильгельм поверит тебе, – возразила Элизабет, но, испугавшись, как бы Джеффри снова не разозлился, поспешно добавила:
– Я согласна, что короля нельзя тревожить мелкими проблемами. Белвейн заслуживает смерти, но не из рук короля.
– Элизабет… – покачал головой барон. – Ты знать ничего не хочешь, кроме одной-единственной цели, и не понимаешь, о чем говоришь. Сегодня не в обычае короля убивать кого бы то ни было.
– Тогда я действительно не понимаю, – нахмурилась девушка. – Что же предпринимает Вильгельм, если обнаруживает, что некий человек виновен в страшном преступлении? Почему не предает его смерти?
– Он не верит в такие суровые методы и после случая с графом Уолтеофом не посылает людей на смерть.
– Что же он делает? Хлопает по плечу и отпускает снова совершать злодеяния?
– Ну нет, – отозвался Джеффри. – По мне, методы короля не менее суровы, чем сама смертная казнь. Он приказывает отнимать руки и ноги и выкалывать глаза. Иногда жертвы умирают от ран, а иногда нет. Но мне кажется, оставшиеся в живых завидуют мертвым.
Элизабет содрогнулась и перевела разговор к тому, что ей хотелось узнать:
– Расскажи мне про третий способ.
– Я решил ждать и пока ничего не предпринимать. – Опасаясь бурной реакции, барон держал жену за руки.
Элизабет нахмурилась, но взрыва не последовало. Муж продолжит объяснения, про себя решила она.
А он, не дождавшись всплеска эмоций, почувствовал облегчение – очень не хотелось ругаться с женой. И, улыбнувшись, поцеловал Элизабет в лоб:
– Я вижу, ты усваиваешь уроки терпения. Это меня радует. А теперь послушай, в чем состоит план.
Элизабет кивнула. И хотя на ее лице сохранилось мрачное выражение, она показала взглядом, что согласна с мужем. Ей очень хотелось его понять, признать справедливым, обрести мир и вместе с тем совершить месть. Переложить бремя наказания виновных на плечи Джеффри оказалось не так уж трудно.
– Так вот, воин, вчера опознанный тобой, тоже ушел. Но один из моих людей, у которого завершился сорокадневный срок службы, последовал за Белвейном. Он будет всем рассказывать, что его повинность завершена, но требуется еще монета. А сам станет приглядываться и прислушиваться и все сообщать мне.
– А почему ты не хочешь заставить этого воина сказать правду?
– Ты предлагаешь его пытать, милая женушка? – улыбнулся барон.
– Не смейся, Джеффри. Обычно я не такая кровожадная. Но ты не видел, что они здесь творили. Я не предлагаю его пытать, просто хочу заставить говорить правду.
– Ты права, смешного тут ничего нет, – смутился барон, притянул ее к себе и стиснул в объятиях. Никогда еще он не был так близок к тому, чтобы извиниться. И знал, это ей будет приятно. Большего он сделать для жены не мог.
– Принимаю твои извинения, – серьезно проговорила Элизабет.
Джеффри было собрался сказать, что и не думал просить прощения, но вовремя остановился: жена все равно перевернет его слова, решил он даже с некоторым восхищением.
Элизабет смотрела на мужа в упор, и в ее глазах барон прочитал безоглядное доверие: она отдала ему себя без остатка, – не задавая вопросов и не очень переча.
Возникнув в жизни Джеффри, Элизабет за короткий срок опрокинула весь его мир. И теперь он принимал на себя ответственность, которую она ему доверяла, как принял ее саму в качестве жены. Барон не позволял себе задумываться, откуда брались такие мысли и ощущения, потому что в противном случае пришлось бы признать, что возродились чувства, которые Джеффри считал давно умершими.
– Но все-таки как же насчет Белвейна, – напомнила жена.
– Я уже говорил. Собираюсь выжидать.
– Джеффри, – Элизабет начала раздражаться, – мне очень хочется получить разумное объяснение. Но, клянусь, вытягивать его из тебя все равно, что тащить больной зуб.
Барон считал, что сказал достаточно. Элизабет ни к чему знать, что он расставил ловушку тому, второму, и как только западня захлопнется, Белвейна объявят сообщником.
– Наберись немного терпения. – Он попытался успокоить жену. – Улика будет…
– Будет! – воскликнула Элизабет, вырываясь из его рук. – Взойдет из-под ног, как трава по весне? – Она повернулась и пристально посмотрела мужу в глаза. – Если ничего не предпринимать, пройдут годы, прежде чем что-либо возникнет. Ты делаешь ставку на одного человека – того, которого послал с Белвейном. Но этого явно недостаточно. Обещаю тебе, нет, клянусь, я сделаю все для того, чтобы отомстить за гибель семьи.
– Ты ничего не предпримешь. – Джеффри одним прыжком вскочил на ноги и схватил жену за плечи. – Элизабет, ты дала слово, что не будешь вмешиваться, так что предоставь все мне. – Второй раз за утро он пришел в ярость. А про себя решил, что ни один мужчина не снес бы такого. Жена должна знать свое место.
– Я не отступлюсь! – Дерзость Элизабет упала на тлеющие угли его недовольства, как сухое полено, и вспышка оказалась неизбежной.
– Отступишься, – прорычал барон. – И пока этого не поймешь, не получишь ни еды, ни питья.
Жена стояла перед ним с явным вызовом: руки сжались в круглые, крохотные кулачки и уперлись в бока. И ее непокорность удивила и еще больше разожгла барона.
Он схватил ее поперек талии и грубо забросил на седло.
Какое-то время Элизабет никак не могла выпрямиться, а когда ей это удалось, посмотрела Джеффри в глаза:
– В таком случае, милорд, ты в ближайшее время станешь вдовцом. Я скорее уморю себя голодом, но не стану обещать того, что не в состоянии выполнить. Мое слово – это моя честь. – Ее голос осуждающе дрожал.
– Значит, ты имеешь наглость утверждать, что я не господин своего слова – снова закричал Джеффри, и кобыла Элизабет от испуга шарахнулась в сторону.
«Если он будет так вопить на меня, – подумала девушка, – то вскоре охрипнет». И поделом – у нее наконец перестанет звенеть в ушах. Она поняла, что совсем не боится мужа.
– За подобные глупости мужчину я вызвал бы на поединок!
– Так вызови меня.
– Прекрати! Замолчи сейчас же! И не смей никогда повышать на меня голос!
Прекрати. Не делай того, не делай этого. Одни приказания. От них уже тошнит. Элизабет в отчаянии подумала, что муж не в состоянии ее понять и посочувствовать. Не понимает ее муки, иначе не заставлял бы ждать.
Джеффри хлестнул по крупу ее коня и сам тронулся вслед. До самых ворот Элизабет так ни разу и не обернулась. «Что-то же можно сделать, – мучительно размышляла она. – Попробовать. Предпринять… Изменить… К кому-нибудь обратиться…»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Благородный воин - Гарвуд Джулия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Благородный воин - Гарвуд Джулия



Волшебный роман....
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАлла
22.04.2011, 13.02





Классный роман, классный рыцарь
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
28.02.2012, 17.02





А по моему, героиня - идиотка! Ей прямым текстом говорят, что может быть и второй, а она сознательно ломится рубить концы. Странно для тех времен идти поперек мужа - и это спустя каких-то 20 лет после завоевания страны, а ее дед - сакс! Этого было достаточно для истребления большей части знати Англии, слово против корола каралось крайне жестоко, слово лорда - закон, а она вся такая вольная... Впрочем. иначе роман стал бы не любовным, а отчетом следователя. Но героиня все равно дура.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
18.04.2012, 2.38





а мне по душе такая героиня мужественная сильная духом упрямая в чем-то препирательства с мужем это что-то покорность надоела бы а это битва двух сильных характеров обычаев ну не может женщина быть солдафоном и во всем послушной мужу должно быть свое - я люблю я таких героинь и коня на скаку остановит и в реку если надо войдет
Благородный воин - Гарвуд Джулиянаталия
18.04.2012, 14.53





Роман так себе,не очень.А в остальпом задумка интересная,и,если-бы не отступления от истории читать было-бы нечего.Это только в жизни всё сложно и реально до боли,а в таких вот вымыслах есть и смысл и интерес к чтению.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияОлянька
8.10.2012, 12.52





роман в чем то хорош . в чем то не очень! но прочитала с удовольствием!
Благородный воин - Гарвуд Джулиялия
10.10.2012, 18.40





"Рыцарь в молчании готовился к сражению. Он сидел верхом на... деревянном табурете" Начало многообещающее, буду читать.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияФифа
10.10.2012, 18.58





прекрасный роман.они друг друга стоят)
Благородный воин - Гарвуд Джулиямилашка
12.10.2012, 20.27





Все так приторно и неправдоподобно,в те времена такую своевольную жену лупили бы регулярно и прилюдно,но от нечего делать можно прочесть,хотя,у Джулии есть более достойные романы,при прочтении которых нет желания периодически закатывать глаза!!!
Благородный воин - Гарвуд Джулияольга
23.11.2012, 16.57





Интересный роман . Читайте.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияКэт
30.03.2013, 9.43





неплохой роман, упрямство главных героев иногда раздражает. "Добрый ангел" более интрересный. Прочтите на досуге)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияЕкатерина
23.04.2013, 18.41





Хороший роман:-)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияLera
24.09.2013, 21.06





Хороший роман:-)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияLera
24.09.2013, 19.25





Ну что все тянут на героиню?!?! ну туповата временами, бывает, но сильная! А вот герой со звериными замашками, аж бесит временами. ну ничо, домусолила. на 4/10
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
12.11.2013, 21.31





Как то скучновато. Все поверхностно.
Благородный воин - Гарвуд Джулиянека я
27.12.2013, 16.06





Нормальный роман, герои мне понравились, в каждом чувствуется индивидуальность. Немного скучновато, согласна что у Гарвуд есть романы лучше. Но читать можно, есть забавные диалоги. Таких препирательств с мужем конечно в реальности быть не могло. Но по крайней мере герои не обманывают друг друга, не пытаются использовать отношения в своих целях, вот этого я вообще в романах не переношу. Вся любовь после свадьбы, всё честно)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияЭля
6.07.2014, 20.41





Абсолютно "бесцветный" роман. Никаких эмоций у меня не вызвал вообще. 3 балла из 10.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияКсения
16.07.2014, 15.10





Давно читала этот роман ...неплохо .
Благородный воин - Гарвуд ДжулияВикушка
17.10.2014, 0.30





ПОТРЯСАЮЩАЯ КНИГА.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияВАЛЕНТИНА
22.12.2014, 13.34





Очень хорошая книга!!!!
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНадежда
22.01.2015, 13.47





Кто нибудь из вас знает очередность книг этого автора? С какой начать? rnВсегда интересно читать с самогог "первого тома".
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАнна
3.02.2015, 13.03





Джулия ГарвудrnrnБратья Бьюкененыrn1. Рискованная играrn2. Провинциальная девченкаrn3. Опасные забавыrn4. Список жертвrn5. Скрытая яростьrn6. Танец тенейrnrnНевестаrnrn1. Новобрачнаяrn2. СвадьбаrnrnРозыrn1. Две розыrn2. Три розыrn3. Когда придет веснаrnrnРомантическая серияrnrn1. Львицаrn2. Ангел-хранительrn3. Дарrn4. ЗамкиrnrnТайнаrnrn1. Тайнаrn2. Роковое сокровищеrnrnКниги вне серийrnrn1. Благородный воинrn2. Великолепие честиrn3. Девушка по имени Саммерrn4. Добрый ангелrn5. Королевский подарокrn6. Музыка тенейrn7. Мятежная страстьrn8. Прекрасный принц
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАлина
29.01.2016, 21.29





Девочки подскажите давно ищу книгу которую когда то прочитала, но не помню ни автора ни названия....По желанию отца английский лорд должен был отправится в Шотландию и женится на одной из трех сестер, он выбрал самую не красивую а оказалось, что она специально портила свою внешность, что бы он ее не выбрал, как то так)) зараннее спасибо))
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНатик
27.06.2016, 17.12





Натик это роман " Магия лета "Коултер Кэтрин
Благородный воин - Гарвуд Джулияс
27.06.2016, 21.33





Да это он..спасибо огромное)))
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНатик
27.06.2016, 22.08





Всегда рада помочь,читайте на здоровье!
Благородный воин - Гарвуд Джулияс
27.06.2016, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100