Читать онлайн Благородный воин, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородный воин - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 135)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородный воин - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородный воин - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Благородный воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Джеффри вскоре отправился к Оуэну, чтобы лично сообщить ему о происшествии. Сообщить равному. А с равными барон обходился так, как хотел бы, чтобы они обходились с ним. Негоже было отправлять гонца с известием об исходе сражения с Рупертом. К тому же Джеффри привык соблюдать приличия.
В те два дня, пока шла подготовка к отъезду, он почти не виделся и совсем не разговаривал с женой и, покидая Монтрайт, был уверен, что она по-прежнему боится его гнева. Барону было неприятно видеть Элизабет притихшей и расстроенной, но он, не уставая, твердил себе, что урок пойдет ей на пользу. Если жена научится осторожности, значит, будет оправдана ее мука и боль. И хотя он скрывал свои истинные чувства, перед отъездом не удержался, прижал Элизабет к себе и крепко и страстно поцеловал.
Элслоу с изумлением наблюдал прощание супругов. Он всегда считал внучку девушкой умной и теперь не мог понять, почему за холодной внешностью мужа она не способна разглядеть истинных чувств. Любовь лучилась в его глазах, и всякий мало-мальски здравомыслящий человек догадался бы, что Джеффри без ума от жены!
В прошлом в Элизабет, как в зеркале, отражались черты характера деда, а теперь она вела себя, словно забитый звереныш, а не свободолюбивая тигрица, какой выросла на глазах у Элслоу.
В конце концов старик решил вмешаться, хотя и понимал, что это не его дело. Он хотел видеть девочку своей дочери счастливой.
«Да, – подумал он, – в известном смысле мои мотивы можно посчитать эгоистичными».
День тянулся необыкновенно долго. Элслоу предоставил Элизабет самой себе и дождался вечера, когда они встретились за столом в опустевшем зале. Джеффри забрал с собой половину воинов, в том числе и Роджера, нового приятеля Элслоу, и после привычного шумного веселья в замке установилась тишина.
– Вызываю тебя на партию в шахматы, – объявил дед, когда оба покончили с едой.
– Душа что-то не лежит к игре, – тяжело вздохнула девушка.
Теперь, когда Джеффри ее не видел, она дала волю меланхолии, и, как догадывался Элслоу, даже наслаждалась собственным унынием.
– Душа здесь совершенно ни к чему, – перебил он внучку и принялся вытаскивать фигуры из деревянного ящичка. – Для игры достаточно головы. Хотя ее не мешало бы использовать и в других случаях.
– Речи прямо как у мужа, – удивилась Элизабет. – Выкладывай начистоту, чего ты добиваешься.
Она подозрительно посмотрела на деда. Двинув вперед пешку, она попыталась сосредоточиться на игре.
– Ты позволяешь сердцу руководить своими действиями, – заметил сладким голосом Элслоу. Он намеревался разозлить Элизабет и теперь по выражению ее лица видел, что это ему удалось.
– Нет!
Не обращая ни малейшего внимания на ее возмущение, Элслоу хладнокровно съел ее пешку:
– Не пытайся дурачить старика, девочка. С тех пор как уехал муж, ты впала в жуткую тоску. Ходишь кругами, голова опущена на грудь, поговорить с тобой невозможно. Любовь не должна быть настолько жалостливой.
– Жалостливой?! Это я-то жалостливая?
– И не попугайничай! Ведешь себя, как твои собаки третьего дня, – заметив раздраженный блеск ее глаз, Элслоу улыбнулся.
«Какое удовольствие получает Джеффри от пикировки с женой, – подумал он, – если Элизабет так легко вспыхивает!»
– К чему ты клонишь? – нетерпеливо спросила девушка и сделала необдуманный ход конем.
Старик поспешно забрал фигуру, и от досады внучка забарабанила пальцами по доске. Если не сконцентрироваться, дед быстро одолеет ее в этой партии.
– Скажи, и покончим с этим, чтобы я могла сосредоточиться на игре. Я била тебя раньше и побью сегодня.
– Ха! – ухмыльнулся Элслоу. – Не пугай! Ведь у тебя душа не лежит к игре.
– Душа здесь ни при чем, – парировала Элизабет, наблюдая, как он забирает еще одну пешку.
– Ты призналась мужу, что любишь его? – неожиданно спросил старик.
Вопрос обрушился на Элизабет, как ястреб на ничего не подозревающую невинную жертву.
– У меня нет ни малейшего желания обсуждать мужа. – Девушка уставилась на доску, стараясь прогнать неприятные мысли и сменить тему разговора.
Но Элслоу ей этого не позволил. Его кулак обрушился на стол, разметал фигуры, заставив Элизабет подскочить.
– Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, – потребовал он. – Не забывай, что я старший в роду, и если желаю с тобой обсуждать какой-то предмет, тебе остается только повиноваться. – Голос сакса прогремел под сводами зала, как гром.
– Отлично! – Его гнев застал внучку врасплох. – Не знаю, как ты догадался об этом, – она тряхнула головой, видя, что дед намеревается ее перебить, – но я действительно люблю своего мужа. Люблю!
– И поделилась с ним своими чувствами?
– Да, призналась. – Элизабет расставила фигуры на доске, восстановив прежнюю позицию. – Твой ход.
– Пойду, когда будет нужно, – на этот раз мягче сказал Элслоу. Девушка подняла глаза, пытаясь отгадать настроение деда. – Джеффри обрадовался?
Вопрос разбередил рану и дал выход ее возмущению.
– Нисколько. – Поспешный ответ Элизабет и ее болезненная гримаса не оставили у Элслоу ни малейших сомнений. – Джеффри не волнует любовь и не интересуют чувства, – быстро выговорила она и, заметив, как недоверчиво взлетели у деда брови, добавила:
– Это его собственные слова. А мне остается приберечь свои чувства для наших детей. Любовь же подтачивает дух и мешает выполнению долга. Знаешь, дед, мой муж – самый черствый на свете человек… если только дело не касается ругани.
– Да ну?! – чуть не завопил от радости Элслоу. – Вот где собака зарыта!
– Не понимаю, – нахмурилась Элизабет. – Ты смеешься над моим несчастьем и говоришь какими-то загадками. А Джеффри постоянно злится – я уже этим по горло сыта. Его ни в чем нельзя убедить, он упрям и не испытывает ко мне ни малейшей привязанности. Знаешь, что я сделаю, дед? Постараюсь его разлюбить. Да-да, обещаю. Понимаю, дело безнадежное. Я словно рыцарь, окруженный со всех сторон врагами и обреченный на смерть.
– Глупости, детка, – перебил ее старик. – Твой муж любит тебя.
Элслоу с интересом наблюдал, какое впечатление произвели на Элизабет его слова. Девушка недоверчиво покачала головой и сердито посмотрела на деда.
– Я готов это доказать, прежде чем завершится партия. Но ты должна мне помочь. – Элслоу подождал, пока Элизабет кивнула, и продолжал деловым тоном:
– Расскажи, что произошло после того, как ты спасла вассала. Ничего не опускай, потому что меня интересуют мельчайшие детали.
* * *
Торопясь, Элизабет рассказала все по порядку: начиная с того, как сразила стрелами врагов – старик широко улыбнулся в ответ, – и кончая тем, как недоволен был Джеффри ее поведением.
– Я думала, он обрадуется помощи, а вышло наоборот.
– И что же он сделал? – Теперь Элслоу нетерпеливо барабанил пальцами по крышке стола.
– Не могу понять, чего ты добиваешься, – передернула плечами Элизабет. – Разозлился. Кричал. Он постоянно на меня кричит и не дает ничего объяснить.
– Ты не поняла моего вопроса, детка. – Старик заставил себя говорить мягче. Он чувствовал, что разговор был неприятен внучке, но знал: его нужно довести до конца. И продолжал, тщательно подбирая слова:
– Что же все-таки сделал Джеффри? Вытащил тебя из воды за волосы? Швырнул на землю и избил?
От таких ужасных предположений Элизабет чуть не задохнулась:
– Ты же знаешь, дед, Джеффри меня никогда не бьет. Он благородный человек и…
Улыбка старика прервала ее тираду.
– Расскажи-ка лучше, что, по-твоему, произошло с того момента, как ты оказалась в воде.
– Это обязательно? – Девушка не спешила повиноваться.
– Да!
– Ну ладно, – нехотя согласилась она. – Джеффри вытащил меня из воды, но только не за волосы. – Представив ужасную картину, Элизабет снова возмущенно мотнула головой. – По крайней мере мне показалось, что это был он. А потом на виду у всех воинов начал трясти с такой силой, что у меня чуть не выскочили зубы. Представляешь, какой стыд, – перед всеми.
– Продолжай, – поспешно произнес Элслоу, заметив, что внучкой вот-вот овладеет раздражение.
– Затем… – От того, что ей услужливо подбросила память, глаза девушки удивленно распахнулись, и в них сверкнула надежда.
Дед не пропустил этого мига и догадался, что Элизабет пытается разобраться в собственных чувствах.
– Что же сделал Джеффри потом? – Он изо всех сил старался не рассмеяться.
– Прижал меня к себе и обнял. Но я так сильно плакала, что не разобрала его слов. Клянусь небом, он обращался со мной, точно с тряпичной куклой: сначала тряс, потом целовал, а после начинал все сначала. Как будто не мог решиться на что-то одно.
– Роджер тоже об этом рассказывал, – согласился с ее словами Элслоу. – А теперь, – его голос сделался твердым, – напомни мне вот что. Ты, кажется, говорила, что Джеффри упрям, что его ни в чем нельзя убедить и что он не испытывает к тебе ни малейшего чувства?
– Говорила, – подтвердила Элизабет. – Стараюсь быть правдивой.
– Со всеми, кроме себя самой, – поправил внучку старик. – Я не буду больше задавать никаких вопросов. Воспользуйся собственной головой и додумай все сама.
– А ты-то что считаешь? – внезапно взмолилась девушка.
– Это не важно, – уперся дед, но, заметив в глазах Элизабет растерянность, смягчился. – Все очень просто. Джеффри тебя любит, хочет он сам того или нет.
– Если это и так, – возразила девушка, – все равно остается одна загвоздка.
– Какая же?
– Он сам до сих пор… не знает.
– Значит, твоя задача его просветить. – В глазах у старика заплясали веселые искорки.
Игра продолжалась, но Элизабет не могла сосредоточиться на доске и постоянно попадала впросак. Ее голова была занята разработкой плана – как вести себя с мужем, и это отнимало все силы.
– Дед, – вдруг позвала она. – Джеффри считает, что я предательница, а я не знаю, как его разубедить.
– Со временем он оттает, – заверил внучку старик. – Ведь твои помыслы, детка, были чисты, и Джеффри скоро это поймет. – Разговаривая с Элизабет, Элслоу не переставал обдумывать позицию.
А девушка размышляла над словами старика, и ей по-прежнему было не до шахмат.
– Ты всегда меня учил сначала все как следует обмозговать, а потом решать. Мне кажется, надо…
– Стоп, – остановил ее дед. – Не говори мне о своих намерениях. Не хочу знать о твоих кознях.
– Кознях! Дед, ты зря меня стыдишь. Я всегда вела себя с мужем достойно. Достойно, – повторила Элизабет с нажимом. – И если Джеффри меня любит, то, что я задумала, тоже пройдет достойно.
– Мат.
– Что ты сказал?
– Я выиграл.
– Нет, – улыбнулась Элизабет, – это я выиграла.
– Глупости. Я забрал ферзя, и твой король в ловушке. Выиграл я.
– Ладно, – согласилась девушка. – Игра за тобой… но король – мой.
* * *
Пока Джеффри был в отъезде, Элизабет собирала вещи, которые следовало перевезти из Монтрайта в ее новый дом. Задача оказалась не из простых. Просыпаясь каждое утро, она боролась с приступами тошноты. Желчь рвалась наружу, и зачастую изболевшийся желудок не мог ее удержать. Элизабет потеряла аппетит и ела все меньше и меньше, надеясь выгнать таинственно проникшую в утробу отраву. Чтобы восстановить силы, приходилось все больше и больше отдыхать днем.
Она не решалась гнать недуг повешенной на шею головкой чеснока, чтобы дед не заподозрил болезни. Ей не хотелось тревожить старика, но сама она начинала беспокоиться. Хворь была какой-то необычной: после утренних сражений с накатывавшей тошнотой девушка вдруг возрождалась и чувствовала себя вполне нормально, – и так до самого вечера, когда возобновлялся ее поединок с желудком.
Свое состояние Элизабет объясняла тем, что уехал муж. Любовь взбаламутила не только ее разум, но и тело. Но когда дней через семь Джеффри вернулся в Монтрайт, ее самочувствие не улучшилось. Барон был сильно занят подготовкой к отъезду и не очень обращал внимание на жену. Элизабет была отчасти этим довольна, хотя в то же время ощутила разочарование. Но вскоре стало ясно, что супруг ее избегает. Он являлся в спальню, когда жена давно уже спала, и уходил утром, пока она еще не открывала глаз.
Элизабет сохраняла внешнее спокойствие, а желудок бунтовал все сильнее и сильнее. Ей делалось лучше только тогда, когда подмигивал или улыбался дед. Кивок головы или мимолетная улыбка напоминали о недавнем разговоре… вселяли надежду, что муж ее все-таки любит.
Боже, но каким же он был упрямцем. Сердился еще настолько, что совсем не смотрел в ее сторону, даже если они оставались в одной комнате. И с самого возвращения ни разу не прикоснулся. Сердце Элизабет заныло, когда она поняла, как сильно жаждет его поцелуя, объятия, любви.
Наступило утро их отъезда в имение Джеффри. Для начала лета стояла необыкновенно жаркая погода. Элизабет старалась изо всех сил сохранить самообладание, но, прощаясь с домашними, совсем затосковала. Она знала, что Джеффри останется недоволен, если заметит, что жена слишком расчувствовалась. И не забывала об этом, когда целовала и прижимала к сердцу Томаса.
– Я буду скучать, – только и сказала она деду на прощание.
– Знамя не забыла? – спросил ее Элслоу. – Маленькое напоминание о прошлом поможет справиться с неопределенностью будущего.
– Не забыла, – ответила внучка. – Храни вас с Томасом Господь!
Старик крепко ее обнял и посадил на лошадь. Потом нежно пожал руку и ласково произнес:
– Тебе так много пришлось пережить, детка, но закваска в тебе сильная. Богу угодно, чтобы ты отправилась навстречу судьбе и мужу. А одно без другого немыслимо, как виноград и камни стены, по которой вьется лоза. Так что ничего не бойся, прислушивайся к сердцу, но действуй всегда с головой.
Элизабет улыбнулась хитроумному совету деда.
– Постараюсь.
Джеффри, наблюдая за прощанием старика и внучки со ступеней замка, испытал за жену гордость: он понимал, каких ей стоило усилий сдерживаться. Она выглядела невозмутимо и достойно – по-королевски царственно. Но это видимое спокойствие скрывало жгучую горечь неизбежной разлуки. Элизабет оставляла все, что ей было знакомо, чтобы следовать за человеком, которого считала неспособным ни на какие другие эмоции, кроме гнева.
Барон был вынужден признаться, что ему нравятся нежные отношения между Элслоу и Элизабет, и в то же время Джеффри ревновал.
Размышления рыцаря прервал Томас. Мальчуган подлетел так, что его хрупкое тельце чуть не врезалось в ногу лорда. Джеффри подбросил ребенка в воздух.
– Веди себя хорошо, слушайся дедушку. – Барону показалось, что его голос прозвучал слишком резко. Но Томас нисколько не испугался – только улыбнулся и кивнул в ответ.
Джеффри сделал вид, что собирается уронить мальчугана, и тот восторженно взвизгнул. Барон поставил его на ноги. Внешне он был нисколько не тронут, когда Томас обхватил руками его ногу, но на самом деле искреннее проявление чувств ребенка доставило ему удовольствие. Джеффри, заметив, что к ним направляется Элслоу, похлопал мальчика по затылку.
– Я за ним присмотрю, – проговорил старик.
– А я – за вашей Элизабет, – торжественно пообещал Джеффри.
– Бог нам обоим в помощь.
Барон улыбнулся и покосился на жену. Он заметил, что Элизабет едва скрывала горе.
– Надо спешить, а то она раздумает ехать. Элслоу, будьте осторожны. Опасность не исчезла, пока Белвейн на свободе.
Старик хлопнул Джеффри по спине и обнял. А потом, глядя на его застывшее, точно каменное, лицо, сказал:
– Ты еще соскучишься по старику, сынок.
– Никогда вокруг меня не было столько бесстрашных людей, – покачал головой Джеффри. – Загадка да и только.
– Это оттого, что мы одна семья, – проронил Элслоу.
– Семья, – повторил барон и прыгнул в седло.
К нему подскакал Роджер, и в сопровождении собак Элизабет они повели окруживший баронессу отряд прочь из Монтрайта.
Половину людей Джеффри оставил с Элслоу, беспокоясь за судьбу обитателей замка.
* * *
…Элизабет все время оборачивалась, стараясь запечатлеть в памяти стены родного дома. Будущее ее пугало, а сердце разрывало опустошающее одиночество.
Но вскоре стало не до грустных размышлений – все силы отнимала борьба с плохим самочувствием. Каждый час приходилось останавливаться, чтобы освободить желудок и мочевой пузырь, и Элизабет было стыдно так часто задерживать отряд. Несчастная баронесса подумала, что стоит завести женщину-служанку. Она делилась бы с ней своими опасениями, и служанка, наверное, смогла бы ее успокоить.
К тому времени, когда солнце оказалось в зените, Элизабет взмокла, устала и чувствовала себя несчастной. Она на мгновение закрыла глаза и вывалилась бы из седла, если бы не вовремя подоспевший Джеффри. Он усадил ее впереди себя, и Элизабет, облегченно вздохнув, пристроила голову у мужа на груди. Через некоторое время она уже крепко спала.
Джеффри прижимал ее к себе одной рукой, наслаждаясь нежной женской теплотой. От Элизабет исходил аромат диких цветов и яблок.
Женщина простонала во сне, и Джеффри нежной поцеловал ее в лоб.
Элизабет проспала всю вторую половину дня. Наконец, перед самым заходом солнца, Джеффри распорядился сделать привал. Ступив на твердую почву, Элизабет почувствовала, как у нее подкосились ноги, и она оперлась о руку мужа.
– Ты не больна? – Вопрос Джеффри прозвучал, как обвинение, и Элизабет тотчас же выпрямилась.
– Нет! – встрепенулась она. – Немного нездоровится. Скоро пройдет.
Она хотела отвернуться, но Джеффри положил ей руки на плечи и притянул к себе. Элизабет так давно не испытывала ласки мужа, что даже пришла в смущение.
– Подошло время месячных? – едва различимо прошептал барон.
От такой откровенности Элизабет вся вспыхнула:
– Не будем об этом говорить. Это неприлично.
Она попыталась отстраниться, но Джеффри ее не отпустил.
– Если мужу и жене неприлично об этом говорить, тогда как я узнаю, когда нельзя до тебя дотрагиваться? – спросил он рассудительным тоном.
– Не знаю. – Элизабет потупила глаза. Но тут ее осенила внезапная догадка, и она снова посмотрела на мужа. – Вот почему… вот почему… – Несчастная никак не могла подобрать слова и с надеждой смотрела на мужа, ожидая, что он закончит за нее фразу. Но Джеффри молчал, и Элизабет наконец проговорила:
– Значит, ты поэтому до меня не дотрагивался?
Ее голос был похож на дуновение ветерка, но барон расслышал.
– Нет, – так же тихо ответил он и вконец запутал жену.
– Значит, ты все еще на меня злишься? – Элизабет похолодело внутри.
Втайне она хотела, чтобы Джеффри на нее сердился, потому что не представляла, как пережить, если причина крылась в другом: если муж не приходил к ней в постель, потому что больше не находил желанной…
Джеффри чувствовал боль Элизабет. Ему захотелось крепко обнять жену, поцелуем стереть со лба все тревоги и сомнения. Едва удавалось скрывать, как он ее жаждет. И обет не проявлять чувств и не признаваться в любви до тех пор, пока Элизабет не обоснуется в доме, показался наивным и никчемным. Но барон с усмешкой напомнил себе, что, как человек разумный, он должен придерживаться однажды разработанного плана.
Элизабет заметила его улыбку, и это еще больше смутило ее. Что так развеселило мужа?
– Пошли, Элизабет, – позвал ее Джеффри. – Лагерь разбит у чистой речушки. Умойся, а я пока займусь делами и проверю, все ли в порядке.
– А искупаться можно? – с надеждой спросила она.
Прожаренная солнцем одежда была покрыта коркой грязи и обжигала тело. Элизабет подняла тяжелую копну волос, чтобы прохладный ветерок обдувал шею.
– Сначала поешь, а я тем временем подыщу для твоего купания укромное место.
Руки Элизабет были подняты, отчего платье на груди натянулось. Джеффри чуть не заключил ее в объятия.
– Буду с нетерпением ждать, – бросила Элизабет и, повернувшись, направилась к речке, чтобы не мешать мужу заниматься делами.
«И я тоже, – с растущим предвкушением подумал Джеффри. – Сегодня, любовь моя, я навсегда отдам тебе сердце».
– Милорд!
Джеральд оторвал его от раздумий, и барон с недовольной гримасой обернулся к оруженосцу.
– Ваш шатер поставить, как всегда, в центре лагеря?
– Нет, сегодня сделаем исключение. – Джеффри осмотрелся по сторонам и выбрал укромный уголок в стороне, за деревьями, далеко от людей. – И поспеши. Я хочу, чтобы ужин и постель приготовили как можно раньше.
Джеральд поклонился, прижав к груди руку, и кинулся выполнять приказание.
Барону показалось, что прошла целая вечность, прежде чем перед ним появились сушеное мясо, хлеб и фрукты. Он проводил Элизабет в шатер, усадил перед едой и стал почти насильно кормить.
– Ты сегодня спешишь, милорд, – заметила жена. – Хочешь пораньше лечь спать? Если так, я могу отложить купание.
– Нет! – хриплым голосом прервал ее Джеффри. – Быстрей доедай, бери плащ и все, что надо, и пошли. Нужно успеть, пока не зашло солнце.
Элизабет торопливо разыскала мыло, подхватила плащ и поспешила за мужем. Джеффри словно куда-то опаздывал и, казалось, был раздражен. Элизабет не могла понять, чем вызвала его недовольство. Изо всех сил стараясь не отставать, она так и не решилась спросить о причине спешки. Захочет, расскажет сам. Хоть этому Элизабет научилась за время их короткого брака: понимала, что Джеффри не позволит проникнуть в свои мысли, если это не совпадает с его намерениями.
Несколько минут супруги шли вдоль берега реки. Русло сделало поворот, углубилось в чащу, и Джеффри показал выбранное место. Чтобы добраться до него, пришлось нырять под толстые ветви. Но неудобство и исколотые ладони тут же были забыты, когда Элизабет наконец распрямилась и увидела, в какую попала красоту. Небольшую поляну, словно часовые, окружали высокие деревья.
Сверху пологом нависали густые ветви, пропуская на землю лишь малую толику солнечного света. Закат окрашивал листья и траву в золотистые и оранжевые тона, придавая пейзажу удивительное, почти сказочное настроение.
– Как красиво, как восхитительно! – прошептала Элизабет.
– А главное – никого вокруг, – отозвался муж. – Еще до ужина я прогулялся с собаками по реке и нашел это место.
Элизабет кивнула и села на берегу, чтобы сбросить туфли. Потом подняла глаза на Джеффри и онемела, увидев, что он тоже снимает сапоги. Не отрывая глаз, она следила, как вслед за сапогами муж скинул с себя все остальное.
Женщина почувствовала, что краснеет, хотя и понимала, насколько это глупо. И, не в состоянии отвести глаз, завороженно любовалась мощным, мускулистым телом.
– Эти солнечные лучи превратили тебя в настоящего бога, – прошептала она.
Золотистый отсвет на коже мужа делал его грубую красоту еще более впечатляющей.
Джеффри мотнул головой, и прядь густых черных волос упала на лоб.
– Окажешься за свои глупые разговоры в чистилище, – пригрозил он.
– Я вовсе не намеревалась богохульствовать, – попыталась защититься Элизабет. Муж улыбнулся.
– Ты позволишь мне помочь тебе раздеться? – проговорил он мягким, но срывающимся голосом.
Шутки не получилось – в глазах Джеффри стояли страсть и неутоленное желание.
Элизабет ощутила, как изнутри ее охватывает жар. Очень медленно она протянула руку; муж помог ей подняться и без единого слова начал раздевать. Сначала распустил кожаный пояс на бедрах, снял через голову юбку, блузку и наконец нижнюю рубашку цвета слоновой кости.
Супруги молча стояли друг против друга, позволяя вожделению, подобно поднимающемуся ветру, набрать полную силу. Но вот Элизабет не выдержала и робко шагнула к мужу.
– Джеффри! – Имя прозвучало, как мольба и барон знал, о чем просила жена.
– Не спеши, – шепотом ответил он и зашел в реку, пока кристально чистая вода не покрыла грудь.
Элизабет схватила мыло и бросилась вслед за мужем. Но охнула от неожиданности, как только холодная влага коснулась кожи.
– Слишком холодно, – крикнула она Джеффри и попятилась к берегу.
Вода доходила до бедер. Элизабет зачерпнула ее рукой и плеснула на плечи. Потом, спеша завершить туалет, быстро намылилась и, смывая с тела дорожную пыль, смущенно повернулась к мужу спиной.
– Иди ко мне, – послышался голос Джеффри.
Элизабет оглянулась, оценила расстояние и, нахмурившись, повторила:
– Холодно.
Потом прикусила нижнюю губку и стала ждать, чтобы муж приблизился к ней сам. Но барон не двинулся с места и только потребовал звенящим от смеха голосом:
– Женушка, я жду. Твой долг повиноваться.
Элизабет шутливо улыбнулась в ответ:
– Слушаюсь и повинуюсь.
Набрав в легкие побольше воздуха, она шла к мужу, пока вода не покрыла ее груди и плечи. И только тогда остановилась, упираясь ногами в дно, чтобы удержаться против течения.
– А теперь ты ко мне.
Их разделяли несколько футов. Прохладный поток омывал тела. Элизабет была готова сказать, что утонет, если сделает еще хоть шаг, хотела напомнить мужу, что не умеет плавать.
Но от взгляда Джеффри онемела. Мысли перепутались, улыбка сползла с губ, она только смотрела мужу в глаза. Горячий, настойчивый взгляд завораживал, звал без единого слова. Элизабет это чувствовала каждой порой.
Супруги одновременно шагнули навстречу друг другу. В следующую секунду руки Джеффри сомкнулись на талии Элизабет. Он притянул жену к себе, охватил ногами, позволяя ей почувствовать силу своего желания.
– Сначала я хотел искупать тебя сам, чтобы не пропустить ни кусочка кожи, а потом омыть в ласковых словах любви, о каких мечтает всякая благородная дама. – Его хриплый голос то и дело прерывался. – Я никого не желал сильнее, чем тебя. И намеревался этой ночью ухаживать за тобой и добиваться твоей благосклонности.
От этих речей у Элизабет расширились глаза.
– Но сейчас я вдруг понял, что не знаю слов. Я не справился с задачей, и мне не хватает терпения довести до конца задуманное. Стоит только коснуться твоего тела рукой, я теряю голову.
Элизабет улыбнулась одними уголками губ.
– Ты это называешь задачей? – спросила она ласковым голосом.
Муж выглядел настолько сосредоточенным и серьезным, что Элизабет смутилась.
– Послушай, Джеффри, моего терпения, пожалуй, тоже не хватит для ухаживаний. Поэтому говори о любви без цветистых слов, и я буду страшно рада.
Барон поднял глаза и нахмурился:
– А что ты знаешь об ухаживаниях.
– Немного. – Палец Элизабет прошелся по его ребрам. – Мне только кажется, что обольщение нельзя называть задачей. – Словно в подтверждение собственных слов, она потянула мужа за завиток волос на груди.
Джеффри поймал ее руки, прижал к бокам и сам начал гладить Элизабет по спине:
– Все равно, что учиться уступать противнику.
– Не понимаю. – Она откинула голову, чтобы убедиться, не шутит ли муж.
– Обольщение требует опыта, – объяснил Джеффри.
Не обращая внимания на его хмурое лицо, Элизабет рассмеялась.
– Вовсе нет, милорд. Ухаживания – это для тех, кто еще не признался в любви. А я уже открыла сердце.
– Но я-то не говорил тебе о своих чувствах. – Голос барона прозвучал возбужденно. – А сейчас я хочу сказать то, что ты жаждешь услышать.
– Я вся внимание, – едва слышно прошептала Элизабет.
Ее сердце пело от радости и в то же время так томительно сжималось, что на глаза наворачивались слезы. Как и предсказывал Элслоу, Джеффри ее любил.
– Пожалуйста, будь серьезной. – Он сбился с мысли, потому что жена принялась нежно целовать его в грудь.
Потом ее язык закружил вокруг чувствительных сосков, и Джеффри судорожно вздохнул.
– Элизабет!
– Я тебя люблю, Джеффри! – Шепот, как любовное зелье, растопил его сердце.
– Я тебя тоже люблю, – тихо ответил он, и жена с восторгом приняла это признание.
Их глаза встретились, и Элизабет в предвкушении поцелуя раскрыла губы. Слезы любви и радости покатились из ее глаз. Лицо мужа оказалось совсем рядом. Кончик языка на мгновение замер и принялся обводить овал ее губ. Элизабет издала звук, похожий на довольное мурлыканье котенка. Джеффри наконец овладел ее ртом – его язык уже властвовал внутри, наслаждаясь пленительной влагой.
Поцелуй, поглощая, обжигал. На какое-то время Джеффри оторвался от губ жены. Элизабет хотела возразить, но новый поцелуй не дал ей промолвить ни слова. Теперь ее язык оказался у мужа во рту, познавая несказанную темную тайну.
Но вот губы барона устремились по ее шее вниз.
– Ты прекрасна… – прошептал он, потом приподнял Элизабет над водой так, чтобы дотянуться до ее груди, и заставил обвить себя ногами.
Когда ее сосок оказался в плену его губ, Элизабет вцепилась пальцами Джеффри в плечо и от наслаждения всхлипнула. Колючий подбородок касался нежной кожи и подхлестывал вожделение. Муж, не отрываясь, целовал твердую пуговку, пока она не взмолилась:
– Ну же, ну! Я так по тебе соскучилась.
Джеффри поднял глаза и всмотрелся в потемневшие от страсти глаза жены.
И желание, словно пронизав воздух, отразилось в его зрачках.
– Какая сладостная пытка… – пробормотал барон.
В следующую минуту он уже нес жену на руках к берегу.
– Ты замерзла, – прошептал он. – Я тебя согрею.
– Мне не холодно.
Элизабет стояла и смотрела, как Джеффри расстилает на траве плащ. Вскоре свершилось то, чего она так долго ждала. Все ее тело дрожало от предвкушения любви.
Подготовив ложе, Джеффри повернулся к жене, чувственным движением приглашая лечь. Элизабет медленно подошла к нему… Джеффри провел пальцами по ее животу, чуть касаясь, потом ниже и уже требовательнее. Элизабет, вздрогнув, закрыла глаза. Ей казалось, еще мгновение – и ее тело разлетится на тысячу осколков.
– Я пригублю твои сладкие соки, изопью нектар, – бормотал Джеффри, и Элизабет почувствовала, что там, где только что была его рука, оказался рот.
Ее точно пронзила вспышка, превращая тело в текучий пламень. Пальцы мяли траву, и она не ощущала ничего, кроме всепожирающего огня. Обжигающие волны то захлестывали целиком, то откатывались назад.
– Джеффри! – Крик ее был полон наслаждения и ужаса.
Муж различил в ее голосе страх и принялся успокаивать ласковыми словами. Обхватил ладонями ее лицо. По щекам Элизабет струились слезы. Джеффри вытирал их и целовал веки.
– Ничего не бойся.
– Я теряю голову, когда ты до меня дотрагиваешься, – прошептала Элизабет и по глазам мужа поняла, что доставила ему удовольствие. – В такие моменты тело мне не принадлежит, и это происходит так легко, что пугает. – Она провела пальцем по губам Джеффри, и в ее доверчивом взгляде сквозила полная незащищенность.
– Я чувствую то же самое, – признался Джеффри и еще сильнее прижался к ней бедрами. – Меня манит твоя нежность, я растворяюсь в ее тепле и теряю себя. Но только не силу. Ты источник моей мощи. Когда мы вместе, я чувствую себя неуязвимым. Дай же мне испить тебя всю. Подожги от своего вулкана.
Джеффри впился губами в ее губы, и, когда он наконец вошел в нее, желание вспыхнуло испепеляющим огнем, и безумный пламень страсти поглотил обоих. Жаркие языки очищения охватили возлюбленных, и они одновременно испытали радость освобождения.
…Открыв глаза, Элизабет увидела преображенное лицо Джеффри. Оно светилось разделенной с ней радостью. Это была любовь.
Муж уронил ей голову на плечо и удовлетворенно вздохнул. Ему ответил эхом вздох Элизабет, и женщина сжала в объятиях мужа.
Джеффри, приподнявшись на локтях, целовал ее в щеки, ласково тыкался губами в ухо, говорил такие невероятные вещи и давал такие обещания, что Элизабет покраснела.
– Когда ты понял, что любишь меня? – спросила она и погладила его по лицу. – Когда я чуть не утонула?
– Нет, – усмехнулся муж, – Тогда я был слишком зол, чтобы размышлять о любви. – Он перекатился на спину, и Элизабет положила руку на его могучую грудь. – Воины такие вещи не запоминают. Разве важно, когда я понял, что влюблен в тебя?.. – Он уже явно подшучивал над ней.
Элизабет улыбнулась. Ее восхищали золотистые искорки в глазах Джеффри. Как она могла подумать, что он холоден и упрям?
– А ты когда влюбилась в меня?
– Не помню, – отозвалась Элизабет. – Жены воинов не запоминают такие вещи, – усмехнулась она. – Да это и не важно.
Джеффри стиснул ее в объятиях.
– Насмешница! Теперь до конца дней придется мириться с твоей глупостью, потому что я люблю тебя всем сердцем.
– А я думала, что никогда не услышу этих слов, – прошептала Элизабет и, посерьезнев, наклонилась и поцеловала Джеффри в губы.
– Я ошибался, – ответил он. – Не знал, что такое любовь. Считал, что она лишит меня силы. Но ты наполнила меня новой энергией.
– Я всегда буду принадлежать только тебе, Джеффри, – отозвалась Элизабет.
– Знаю, – ответил муж. – Я никогда не усомнюсь в твоей верности, но, видишь ли, я очень ревнив. Я не могу делить тебя даже с дедом и братиком. Раньше я смеялся над мужчинами, которые позволяли ревности властвовать над собой. А теперь того и гляди она овладеет мной самим.
Глаза Элизабет удивленно раскрылись, и Джеффри улыбнулся опять:
– В отличие от тебя мне не пришлось испытать теплоты близких отношений в семье. И, наверное, поэтому я хочу быть твоим единственным дорогим человеком.
– Существуют разные виды любви, – тихо промолвила Элизабет.
Слова мужа выдали его незащищенность, и она понимала, что этот миг запомнится ей на всю оставшуюся жизнь.
– То, что я чувствую к деду или малютке Томасу, совсем не та любовь, которую я испытываю к тебе. Надеюсь, со временем и ты привяжешься к ним. Но мое чувство к ним нисколько не умаляет любви к тебе.
Барон, задохнувшись от страсти, притянул ее к себе и поцеловал в губы, и жена, тоже вспыхнув, прильнула к нему всем телом.
* * *
…Они лежали, наслаждаясь тишиной и покоем. На землю ложились сумерки – надо было собираться в лагерь.
Обратно шли в полном молчании. И только подходя к шатрам, едва различимым, как шелест листвы, голосом, Элизабет спросила:
– А ты правда ревнуешь меня к родным?
– Я это переборю. – Джеффри стиснул руку жены. – Рыцаря отличает верность, и каждый клянется только одному сюзерену, как я – королю Вильгельму, – начал он. – Да, ты отдала себя мне, но я хочу, чтобы ты любила меня больше родных, чтобы всем остальным ты предпочла меня, как я предпочитаю тебя.
Элизабет сдержала улыбку.
– Я никогда не буду выбирать между тобой и моей… – у Элизабет чуть не вырвалось «семьей», но она поправилась и сказала:
– Моими родными. Моя семья теперь ты. А я – твоя. Элслоу же и Томас – наши родственники. Мы все принадлежим друг другу, но не как вассалы своим лордам.
– Ты права, – отозвался Джеффри. – Тебе не придется выбирать между мной и другими. Я этого не позволю. И никогда не потребую от тебя подобного доказательства верности. Я начинаю понимать твой образ мыслей: важно любить, все остальное не имеет значения.
– Выходит, ты еще не уверен в моей верности и поэтому оставил Томаса и Элслоу в Монтрайте?
– Хотел, чтобы ты пока принадлежала только мне, – признался барон.
Элизабет прижалась к мужу, раздумывая над его словами. Джеффри открыл ей свой внутренний мир, и она поняла, что в его сердце царила любовь и радость. Ему пришлось пройти долгий путь, чтобы осознать свои чувства и выразить их вслух. Но осталось одолеть еще немного: Джеффри был неуверен в себе и, как ни странно, беззащитен. Хотя вскоре все переменится, и разговоры о выборе и доказательствах верности исчезнут сами собой, Никто больше не будет требовать таких ужасных вещей. Никто.
* * *
В ту ночь Элизабет снились сны. Сначала – необыкновенно приятные: она увидела себя во всем белом; платье, казалось, струилось по ногам. Элизабет шла по галерее огромного дворца, а землю у ног укутывал красивый туман. Улыбаясь, она отворила дверь и попала в большой зал. Но тут приятный сон превратился в кошмар. Кто-то ее звал, но она не понимала кто. В голосе было такое отчаяние и мука, что сердце Элизабет учащенно забилось. Она побежала на зов, стала протискиваться сквозь толпу не замечавших ее смеющихся людей и добралась до середины зала. То, что она там увидела, наполнило грудь отчаянным криком. В самом центре стоял ее муж. Его руки и ноги были скованы прочными железными цепями. Он не видел жену и смотрел куда-то в другую сторону. Элизабет повернулась и заметила закованного в железо деда.
Снова раздался крик. Но теперь в нем звучала не мука, а торжество. Кричал Белвейн. Туман у ног окрасился в красное, и сквозь кошмар Элизабет поняла, что его запятнала готовая пролиться невинная кровь.
Белвейн поднял руку и указал на Элизабет пальцем:
– Один из них умрет. А выбор – за тобой. Если же ты не выберешь ни одного, убьют обоих. – Он засмеялся дьявольским хохотом, от которого душу Элизабет стиснул смертельный холод.
Не желая принимать происходящее, она затрясла головой. Белвейн вытащил меч барона и взмахнул им в воздухе.
Крик Элизабет разбудил Джеффри. Он потянулся к клинку и только тут понял, что жена с ним рядом. Когда он прижимал ее к себе, его руки дрожали.
– Открой глаза, дорогая, – шептал он снова и снова. – Это был только сон. Я с тобой.
Элизабет проснулась, как от толчка, вцепилась мужу в плечо и, пытаясь успокоить рвущееся из груди сердце, хватала воздух ртом
– Ужасно! Ужасно!
– Не говори ничего. – Муж нежно отвел ее волосы со лба и, наклонившись, поцеловал. – Тебе просто приснился страшный сон. Вот и все. Ты безумно устала. А теперь положи голову ко мне на плечо и закрой глаза. Все будет хорошо.
– Я боюсь, – призналась Элизабет. – Боюсь, если засну, увижу тот же кошмар.
– Нет-нет, – успокоил ее муж и прижался к ней. – Ты будешь думать только о нашей любви, – пообещал он, скрепив слова поцелуем.
Бархатным голосом он говорил ласковые слова, нежные руки поглотили всю Элизабет, и она забыла о кошмаре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Благородный воин - Гарвуд Джулия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Благородный воин - Гарвуд Джулия



Волшебный роман....
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАлла
22.04.2011, 13.02





Классный роман, классный рыцарь
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
28.02.2012, 17.02





А по моему, героиня - идиотка! Ей прямым текстом говорят, что может быть и второй, а она сознательно ломится рубить концы. Странно для тех времен идти поперек мужа - и это спустя каких-то 20 лет после завоевания страны, а ее дед - сакс! Этого было достаточно для истребления большей части знати Англии, слово против корола каралось крайне жестоко, слово лорда - закон, а она вся такая вольная... Впрочем. иначе роман стал бы не любовным, а отчетом следователя. Но героиня все равно дура.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
18.04.2012, 2.38





а мне по душе такая героиня мужественная сильная духом упрямая в чем-то препирательства с мужем это что-то покорность надоела бы а это битва двух сильных характеров обычаев ну не может женщина быть солдафоном и во всем послушной мужу должно быть свое - я люблю я таких героинь и коня на скаку остановит и в реку если надо войдет
Благородный воин - Гарвуд Джулиянаталия
18.04.2012, 14.53





Роман так себе,не очень.А в остальпом задумка интересная,и,если-бы не отступления от истории читать было-бы нечего.Это только в жизни всё сложно и реально до боли,а в таких вот вымыслах есть и смысл и интерес к чтению.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияОлянька
8.10.2012, 12.52





роман в чем то хорош . в чем то не очень! но прочитала с удовольствием!
Благородный воин - Гарвуд Джулиялия
10.10.2012, 18.40





"Рыцарь в молчании готовился к сражению. Он сидел верхом на... деревянном табурете" Начало многообещающее, буду читать.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияФифа
10.10.2012, 18.58





прекрасный роман.они друг друга стоят)
Благородный воин - Гарвуд Джулиямилашка
12.10.2012, 20.27





Все так приторно и неправдоподобно,в те времена такую своевольную жену лупили бы регулярно и прилюдно,но от нечего делать можно прочесть,хотя,у Джулии есть более достойные романы,при прочтении которых нет желания периодически закатывать глаза!!!
Благородный воин - Гарвуд Джулияольга
23.11.2012, 16.57





Интересный роман . Читайте.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияКэт
30.03.2013, 9.43





неплохой роман, упрямство главных героев иногда раздражает. "Добрый ангел" более интрересный. Прочтите на досуге)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияЕкатерина
23.04.2013, 18.41





Хороший роман:-)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияLera
24.09.2013, 21.06





Хороший роман:-)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияLera
24.09.2013, 19.25





Ну что все тянут на героиню?!?! ну туповата временами, бывает, но сильная! А вот герой со звериными замашками, аж бесит временами. ну ничо, домусолила. на 4/10
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
12.11.2013, 21.31





Как то скучновато. Все поверхностно.
Благородный воин - Гарвуд Джулиянека я
27.12.2013, 16.06





Нормальный роман, герои мне понравились, в каждом чувствуется индивидуальность. Немного скучновато, согласна что у Гарвуд есть романы лучше. Но читать можно, есть забавные диалоги. Таких препирательств с мужем конечно в реальности быть не могло. Но по крайней мере герои не обманывают друг друга, не пытаются использовать отношения в своих целях, вот этого я вообще в романах не переношу. Вся любовь после свадьбы, всё честно)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияЭля
6.07.2014, 20.41





Абсолютно "бесцветный" роман. Никаких эмоций у меня не вызвал вообще. 3 балла из 10.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияКсения
16.07.2014, 15.10





Давно читала этот роман ...неплохо .
Благородный воин - Гарвуд ДжулияВикушка
17.10.2014, 0.30





ПОТРЯСАЮЩАЯ КНИГА.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияВАЛЕНТИНА
22.12.2014, 13.34





Очень хорошая книга!!!!
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНадежда
22.01.2015, 13.47





Кто нибудь из вас знает очередность книг этого автора? С какой начать? rnВсегда интересно читать с самогог "первого тома".
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАнна
3.02.2015, 13.03





Джулия ГарвудrnrnБратья Бьюкененыrn1. Рискованная играrn2. Провинциальная девченкаrn3. Опасные забавыrn4. Список жертвrn5. Скрытая яростьrn6. Танец тенейrnrnНевестаrnrn1. Новобрачнаяrn2. СвадьбаrnrnРозыrn1. Две розыrn2. Три розыrn3. Когда придет веснаrnrnРомантическая серияrnrn1. Львицаrn2. Ангел-хранительrn3. Дарrn4. ЗамкиrnrnТайнаrnrn1. Тайнаrn2. Роковое сокровищеrnrnКниги вне серийrnrn1. Благородный воинrn2. Великолепие честиrn3. Девушка по имени Саммерrn4. Добрый ангелrn5. Королевский подарокrn6. Музыка тенейrn7. Мятежная страстьrn8. Прекрасный принц
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАлина
29.01.2016, 21.29





Девочки подскажите давно ищу книгу которую когда то прочитала, но не помню ни автора ни названия....По желанию отца английский лорд должен был отправится в Шотландию и женится на одной из трех сестер, он выбрал самую не красивую а оказалось, что она специально портила свою внешность, что бы он ее не выбрал, как то так)) зараннее спасибо))
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНатик
27.06.2016, 17.12





Натик это роман " Магия лета "Коултер Кэтрин
Благородный воин - Гарвуд Джулияс
27.06.2016, 21.33





Да это он..спасибо огромное)))
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНатик
27.06.2016, 22.08





Всегда рада помочь,читайте на здоровье!
Благородный воин - Гарвуд Джулияс
27.06.2016, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100