Читать онлайн Благородный воин, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородный воин - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 135)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородный воин - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородный воин - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Благородный воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

«Все норовят вмешаться. Даже слуги», – с раздражением подумал Джеффри.
Их неповиновение должно было привести барона в ярость. Но этого, как ни странно, не произошло. Миновали две невеселые недели, и он уже готов был просить о перемирии – да-да, и размышлял об этом без стыда, – даже признать поражение. Только бы хоть на секунду увидеть мимолетную улыбку жены.
Джеффри постоянно возвращался мыслями к Элизабет. Вот и сейчас, открывая двери в большой зал, он думал о ней. Несколько слуг убирали помещение, и два его верных рыцаря сидели за столом и пили из чаш. Барон расположился у очага и стал ждать. Он заранее знал, что произойдет, и поэтому на его лице не дрогнул ни один мускул, когда люди, неожиданно вспомнив о неотложных делах, один за другим покинули зал.
«Ну вот, даже верные рыцари оставили меня», – подумал Джеффри и ухмыльнулся: барон знал, почему они так поспешно удалились, – его боялись. Нельзя сказать, что Джеффри это так уж не нравилось. Впрочем, в последнее время он сделался несколько вспыльчивым. А кто бы вел себя иначе, когда долготерпению вот-вот наступит конец?
«Плевать», – твердил он себе. К одиночеству ему не привыкать. Оно стало частью его самого. В детстве он рос среди огрубевших в сражениях воинов, а теперь сам стал полновластным правителем под рукой одного Вильгельма.
Но Джеффри ошибался – он уже не был одинок. Рядом была его жена. «Преследует меня», – с негодованием думал барон.
Он не мог понять своего состояния, переживал, что жена полностью завладела его помыслами. С детства Джеффри крепил волю, научившись ограничивать себя в еде и питье, а оруженосцем терпеливо сносил холодные зимние ночи – недолго, но достаточно, чтобы подчинить разуму тело. Но как подчинить себе самого себя и перестать думать об Элизабет? Какие необходимы для этого упражнения?
Джеффри потер лоб и закрыл глаза. Он устал от этой битвы с женой, хотя со времени последней ссоры в лесу они вряд ли обменялись и словом.
Говорили только ночью, тогда, когда их тела сближались. Самую первую ночь после размолвки барон вспоминал с самодовольством, но и с оттенком стыда. Он не принуждал жену – никогда бы сделать этого не смог, – но и ласков с ней не был.
Когда Джеффри наконец добрался до постели, вид Элизабет воспламенил его. Вероятно, последний кубок эля оказался лишним, хотя голова оставалась ясной. Правда, Элизабет решила, что муж пьян, и барон ее не переубеждал. Когда он вошел, жена стояла посередине комнаты, но, различив в его глазах желание, стала пятиться, пока не уперлась в стену.
– Ты крадешься ко мне, точно леопард. Мне это не нравится.
– Ну вот, я уже и леопард. А только сегодня утром ты называла меня львом. – Не сводя глаз с ее рта, Джеффри начал раздеваться, – У тебя, миледи, явное пристрастие к диким зверям. – Боже, он чувствовал, что недовольно надутые губы жены сводят его с ума, напоминая о волшебстве поцелуя.
Нервничая, Элизабет облизала верхнюю губу. Рука судорожно комкала рубашку, которой она, словно щитом, загораживалась от взглядов мужа.
– Я не хочу, чтобы ты ко мне прикасался. – Она старалась, чтобы ее голос звучал решительно, но поняла, что это безнадежно: каждая клеточка тела дрожала от предвкушения его прикосновения. Но муж ведь не мог об этом знать. – Не хочу…
– Мне не важно, чего ты хочешь и чего не хочешь. Главное, я тебя хочу. – Джеффри, абсолютно голый, уперев руки в бока, стоял всего в нескольких дюймах от Элизабет. – Раздевайся! Иначе я сам сорву с тебя рубашку!
Первым побуждением Элизабет было дать мужу отпор, но, посмотрев в его мрачные глаза и прочитав в них решимость, девушка сдалась. «В конце концов Джеффри – мой супруг», – решила она и принялась снимать рубашку. Таков был ее долг. Только долг, повторила про себя Элизабет. Не много же удовольствия это ему доставит.
Рубашка упала на пол. Элизабет встала перед Джеффри, так же уперла в бедра кулаки и непокорно откинула голову.
– Ты взбалмошный, самодовольный грубиян. Однако ты мой муж, и я не имею права тебе отказать. И учти, Джеффри, эта ночь доставит тебе не много радости, потому что обещаю, что ты меня не разожжешь. Тебе понятно? – Элизабет говорила так взволнованно, что судорожно вздымалась грудь.
К ее изумлению, Джеффри не разразился бранью, а так расхохотался, что из глаз выступили слезы. «Пьян, – с отвращением решила Элизабет. – А пьяного даже не проучишь – ему на все наплевать».
– Что ж, радости будет действительно немного. «Немного» еще слабое слово, чтобы описать наши чувства. – И, не дав жене опомниться, барон прижал ее к груди. Ощутив всей кожей его тело, Элизабет судорожно вздохнула.
– Значит, говоришь, не разожгу? – с вызовом спросил Джеффри.
– Не разожжешь, – прерывисто прошептала она, в то время как муж раз за разом страстно целовал ее шею, все ближе спускаясь к плечу.
Чтобы устоять на ногах, Элизабет пришлось вцепиться в сильные, мускулистые руки Джеффри. Его язык ласкал чувствительную ямку на ее шее, и помимо своей воли Элизабет застонала. Ей удалось остаться холодной лишь до тех пор, пока ладони возлюбленного не скользнули по спине к ягодицам. Тогда от жара Джеффри Элизабет растаяла, как масло. Он грубо стиснул ее и прижал к своей напрягшейся плоти.
– Ты еще станешь умолять, чтобы я тебя взял. – Барон вздернул голову жены за подбородок, и поцелуй заглушил ее протесты.
Она машинально начала втягивать его язык в себя и тут с удовольствием услышала, что Джеффри застонал сам.
Он схватил ее на руки, отнес на кровать, положил на живот и сам навалился сверху. Элизабет подумала, что задохнется, но муж приподнялся и принялся от плеч до поясницы покрывать поцелуями ее спину. Когда он дошел до ягодиц, Элизабет обеими руками комкала простыню и громкими стонами заявляла о своем желании. Джеффри запустил одну ладонь между ее ног и легкими движениями начал высекать искры в чреве Элизабет.
– Ну, скажи, что ты меня хочешь! – потребовал он.
Пальцы неустанно делали свое дело, и, чтобы прервать сладостную пытку, жена согласна была сказать все что угодно.
– Да, Джеффри, – выдохнула она, когда пальцы проникли в теплое лоно. – Хочу!
Элизабет попыталась перевернуться, обнять мужа и принять в свое тело. Но он не позволил ей двинуться. Сам встал на колени меж ее бедер и приподнял ягодицы.
– Скажи еще раз!
– Хочу! – выкрикнула жена. – Ну пожалуйста! – Она уже не соображала, что просит его по-настоящему.
Джеффри удовлетворенно заворчал, быстро вошел в нее и заполнил всю. Элизабет от удовольствия ойкнула и закрыла глаза. А когда достигла вершины страсти, Джеффри замер. Потом приподнял, жадно поцеловал в губы, лег на спину и потянул жену на себя. Элизабет прильнула к его рту и вожделенно застонала. И в этот миг он вошел в нее во второй раз. Жена откинулась назад, бедра пришли в движение – сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, пока мысли и чувства не взорвались ослепительной вспышкой. Она выкрикнула его имя, и он ответил на зов. Весь выгнулся и, крепко держа за ягодицы, достиг самой души. Дрожь восторга охватила обоих. Любовники встретились взглядами: в глазах Джеффри Элизабет не увидела торжества победы, и сама не стыдилась, что унижена и покорена. Оба испытывали одно-единственное общее чувство – восторг.
Наконец она медленно опустила веки, рухнула Джеффри на грудь и осталась лежать, лишь вздымаясь и падая в бездну в такт тяжелому дыханию мужчины. Потом попыталась привести чувства в порядок, но они по-прежнему оставались обостренными. И терпкий аромат свершившейся любви, и даже золотистый отсвет огня на их телах придавали всему окружению соблазнительный оттенок. И Элизабет удовлетворенно вздохнула.
«Ну пожалуйста, Джеффри, не злорадствуй и не смейся надо мной», – мысленно молила она. И, поняв, что гладит мужа по волосатой груди, отдернув руку, прошептала:
– Каждый раз как впервые.
Дыхание Джеффри замедлилось, Элизабет показалось, что мужа охватывает дрема, и она понадеялась, что он не успеет похвастаться своей очевидной победой.
Но она ошиблась: Джеффри не собирался засыпать.
– Нет, любимая, каждый раз все лучше и лучше, – хрипло проговорил он. – Взгляни на меня, Элизабет. Тебе не было больно?
– Нет.
Джеффри откинул волосы с ее лица и сжал ладонями щеки с такой мучительной нежностью, что она чуть не расплакалась. Он потянулся и трепетно поцеловал ее в полураскрытые губы.
– Знаешь, то что есть между нами… наше чувство… было бы святотатством использовать его в качестве оружия друг против друга. Никогда не пытайся отнять то, что принадлежит мне. – В его голосе не было ни малейшего гнева, одна только ласка. – И я обещаю не отнимать твоего.
– Но, Джеффри, – начала Элизабет, – как же…
– Раздоры между нами кончаются перед порогом спальни. И при первых лучах солнца возобновляются.
Элизабет охватила печаль.
– Если тебе угодно.
Она ничего не ответила и прижалась щекой к груди мужа. Слова Джеффри привели ее в смятение.
* * *
Барон был уверен, что на следующее утро послушная Элизабет придет с извинениями. Послушная! Ха! Джеффри даже громко фыркнул. Вот уж неподходящее определение для его молодой супруги.
Как она посмела проигнорировать требование мужа и не молить о прощении? Он покачал головой, вспомнив, как утром Элизабет поднялась с постели, подошла к окну и указала пальцем на солнце. Тогда барон так вспылил, что запер жену в комнате и приказал не приносить ни еды, ни питья и не пускать к ней гостей. В тот день никто не удивился его распоряжению – решили, что с наступлением ночи недоразумение между мужем и женой будет улажено.
Но этого, конечно, не произошло. И уже на следующий день его приказу начали противиться: сначала мягко, но достаточно, чтобы понял самый тупоголовый, потом – все более явно. Джеффри приходил в спальню и обнаруживал дверь незапертой. В комнате появлялись подносы с едой, но никто не помнил, чтобы их туда приносили. Однако жена не брала ни крошки и ничего не пила. На третий день Джеффри попытался ее уломать отказаться от голодовки. На четвертый – приказал поесть.
– Не хочу, чтобы ты умерла прямо у моих ног. – А когда она вопросительно вздернула бровь, что-то забормотал о малолетнем брате и деде, которых он успел полюбить и не желал бы огорчать.
После этого в голову Джеффри пришел новый план, как заставить Элизабет пойти на попятную. И с другими женщинами он непременно бы сработал. Но только не с Элизабет. Она не походила на других. Отрезы дорогой материи остались незамеченными. А портнихе пришлось просить барона, чтобы тот приказал миледи разрешить снять с нее мерки. И он, разозлившись не столько на жену, сколько на себя, разумеется, сделал это. Противника следует знать! Сколько раз эта фраза возникала и билась у Джеффри в мозгу. И он признавался себе, что совершенно не понимает образа мыслей Элизабет. И уж, во всяком случае, не желает, чтобы жена оставалась его противником.
– Если не возражаете, Джеффри, я хотел бы перекинуться с вами парочкой слов. – Знакомый голос прервал невеселые раздумья и вернул барона к действительности. Он поднял глаза и встретился взглядом с дедом Элизабет Элслоу.
– Подкрались, как настоящий охотник, – похвалил он старика. – Я не слышал шагов.
– Просто задумались, – понимающе улыбнулся сакс.
– Что верно, то верно, – признался барон.
– И наверняка о жене. – И, заметив, что Джеффри собирается возразить, предостерегающе махнул рукой. – Да будет вам, милорд! Вы ведете себя с ней как ребенок!
На это замечание Джеффри раздраженно ответил:
– Полегче, Элслоу! Вы рискуете ответить за свои слова!
Но на старика эта явная угроза, казалось, не произвела впечатления.
– Глупости. Ничем я не рискую. Рискуете вы. – Он, не спросив разрешения, пододвинул табурет, уселся на него, долго устраивал длинные ноги и только после этого снова взглянул на Джеффри.
– Вы, верно, поняли, что свое упрямство девочка унаследовала от отца.
– Явно унаследовала, – рассмеялся барон. – Но я не могу дать ей то, что она хочет получить немедленно. Пока не могу. И поэтому она мне не верит.
– Ей кажется, что вы ею не дорожите. – Элслоу был доволен: впервые за две недели Джеффри заговорил о жене, и старик понял, что барон ищет мира.
– Как она может думать, что я ею не дорожу! Однажды ночью я назвал ее любимой. Допустим, слово вырвалось в порыве страсти… Но я же его произнес!
Элслоу изо всех сил старался не рассмеяться.
– Попробуйте с ней поговорить. Обласкайте. Расскажите, что вас мучает.
– Ни за что! – В спокойном отказе вовсе не слышалось гнева. – Я ничего не обязан объяснять. Это ей следует учиться терпению. Вот так обстоят дела.
– Ну а вы от кого унаследовали упрямство – от матери или от отца? – усмехнулся Элслоу. Вопрос поразил барона.
– Ни от той, ни от другого, – подумав, ответил он. – Я не помню родителей.
– Вот почему вы не можете разобраться в чувствах Элизабет. – Старик произнес это как само собой разумеющееся. – Знаете, что я вам скажу, Джеффри: я прожил долгую жизнь и понял простую истину – люди ненавидят в других то, что находят в самих себе.
Барон встал и чуть не споткнулся о вытянутые ноги Элслоу.
– Пройдитесь со мной и объясните свою загадку.
Старый сакс согласно кивнул и последовал за лордом к выходу. Но не произнес ни звука, пока они не оказались во дворе и не направились к южной стене.
– Вы оба упрямы – в этом нет никаких сомнений, – наконец проговорил он. Подражая походке Джеффри, Элслоу заложил руки за спину, и они бок о бок зашагали вверх по некрутому подъему. – Но вы старше, сильнее душой и телом, поэтому вам и идти на уступки. Воспитывайте ее заботой и лаской, а иначе потеряете.
– А владел ли я ею когда-нибудь? – неожиданно для самого себя спросил барон.
– Конечно, сынок, – улыбнулся старик, а про себя подумал, что молодожены не понимают, что уже любят друг друга, и в этом вся их проблема. Каждый ершится и не впускает в душу другого. Он снова повернулся к Джеффри. – С того самого момента, как Элизабет произнесла клятву, она ваша.
Джеффри покачал головой и прибавил шагу.
– Вы ошибаетесь, – пробормотал он. – Элизабет все время твердит о великой любви, которая будто бы существовала между ее матерью и отцом. Но сам я никогда подобной любви не встречал, даже между Вильгельмом и Матильдой, упокой Господь ее душу. – Барон пристально посмотрел на Элслоу. – Порой мне кажется, что она выдумывает. Разве способны люди так сильно привязаться друг к другу? Ведь от этого они становятся уязвимыми. И в конце концов… это глупо.
– У них не было выбора, – заметил старик. – Но любовь не предшествовала этому браку, как, быть может, рассказывала вам внучка. Ваш король выдал замуж мою дочь за Томаса, чтобы завладеть Монтрайтом, и я готов засвидетельствовать, что поначалу они жили, как кошка с собакой. Дважды она даже убегала от мужа, прихватывая с собой и его дочек.
– Расскажите-ка об этом поподробнее, – заинтересовался Джеффри.
Он улыбнулся при мысли, что Элизабет могла и не знать пикантных деталей из жизни родителей, о которых толковал ему Элслоу.
– У Томаса были две трогательные на вид девчушки, – начал старик. – Выглядели совсем как сиротки, хотя их одевали в лучшие наряды. И с такой безмерной тоской в глазах, что рвались на части самые твердые сердца. Их мать умерла, когда девочки были совсем крохотными. Их оторвали от всех, кого они знали, и поместили в холодный Монтрайт.
Но дочь за месяц выправила положение. Первый раз она убежала ко мне в Лондон, и я изумился, насколько переменились девчонки. Она их искренне полюбила, и дети буквально расцвели.
– И как же поступил Томас? – вскинул глаза барон.
– Приехал за женой, – ответил старик. – Но чтобы не поколотить ее за провинность, использовал в качестве предлога дочерей: сказал, что благодарен супруге за заботу о его детях. Он любил ее с самого первого дня, но был слишком упрям, чтобы это признать.
Джеффри остановился как вкопанный:
– Не понимаю, как вы побороли ненависть к нему. Он же отобрал то, что принадлежало вам, а вас вышвырнул вон.
– Не отрицаю, умом я был настроен против этого человека. Но потом увидел дочь с его маленькими девочками – за короткий срок она сделалась для них божеством. Увидел, как Томас смотрит на нее, и прочитал в глазах его нежность. Тогда я сказал этому человеку, что убью его, если он обидит жену, и, вместо того чтобы прийти в ярость от моей угрозы, он согласился со мной и заверил, что сам бы поступил точно так же. Он дал мне слово, что станет оберегать супругу, и держал его до смертного часа.
Джеффри попытался представить Томаса, но не смог – образ погибшего вассала расплывался в памяти.
– Он был застенчивым, спокойным человеком.
– Он был довольным.
– Как когда-то я, – огрызнулся барон, – пока в мою жизнь не вошла ваша внучка. Но я покончу с этим хаосом, и все снова войдет в норму.
Элслоу понял, что сказал вполне достаточно. Он кивнул и откланялся. Пусть Джеффри обдумает все, что они обсуждали, а через некоторое время можно продолжить беседу. Старик сознавал, что принял на себя роль миротворца, но от этого невероятно разгорелась жажда, и в надежде поскорее раздобыть кружку холодного эля он ускорил шаг. Кроме того, ему не терпелось уломать Роджера на еще одну партию в шахматы, и, предвкушая любимое развлечение, сакс улыбнулся.
А Джеффри остался на месте, размышляя над словами старика. Потом расправил плечи и, снова заложив руки за спину, направился в другую сторону.
Вдруг откуда-то выскочил Томас-младший и громко поздоровался с бароном. Джеффри, замедлив шаг, смотрел на подбегавшего к нему мальчугана. Малыш размахивал крохотным копьецом, которое накануне вечером вырезал для него дед.
Барон наклонился к мальчику и как можно ласковее спросил:
– Что ты собираешься делать?
– Тренироваться метать копье.
– И кто же тебя будет учить? – улыбнулся барон.
– Джеральд. – Мальчик кивнул на спешащего к ним оруженосца, позади которого трусила лошадь. – Видите, что он сделал?
Джеффри взглянул, куда указывал Томас, и заметил вкопанное в землю бревно в пять футов высотой с поперечиной наверху. К одному ее концу была привязана соломенная фигура рыцаря, к другому – мешок с песком. Упражнение заключалось в том, чтобы точно и, главное, быстро метнуть копье в чучело, иначе поперечина поворачивалась и мешок с песком вышибал всадника из седла. «Столб» особенно любили оруженосцы старшего возраста, но для таких маленьких, как Томас, занятие представляло опасность.
– Сегодня будешь только смотреть, – приказал барон, – а завтра сядешь впереди Джеральда и потренируешься сам.
Оруженосец вскочил в седло и продемонстрировал, как следует выполнять упражнение. Томас был настолько потрясен, что выронил копье и захлопал в ладоши:
– Еще! Сделай еще!
Понимая, что завладел вниманием господина, оруженосец был рад расстараться вовсю и показать, какой он ловкий и быстрый. Юноша развернул лошадь, снова понесся к цели и метнул копье, как топор. Джеральд метил прямо в грудь, но от возбуждения промахнулся и попал под шлем, так что соломенное туловище рухнуло кипой на землю, а на перекладине осталась висеть одна голова.
Оруженосец помертвел: показать себя нескладным перед господином было просто унизительным. Он начал оправдываться и просить прощения за промах и в этот миг заметил лицо ребенка. На нем отпечаталась гримаса такого ужаса, что у Джеральда застыла кровь в жилах, и он, не вымолвив ни звука, широко раскрытыми глазами уставился на мальчика.
Томас закричал, и пронзительный вопль рассек воздух, будто его исторгла мучимая в аду душа. Оруженосец невольно заткнул уши, оберегая собственную душу от страстей неведомой муки.
Первым пришел в себя Джеффри. Он бросился к мальчику.
В детских глазах отражалось такое неизбывное страдание, что у барона мурашки побежали по спине. Томас вскрикивал снова и снова, а барон не знал, чем помочь. Он прижал несчастного мальчугана к груди, хотя понимал, что от этого мало проку, – малыш не сознавал, в чьих руках находится.
Послышался топот ног. Из замка что есть мочи бежал Роджер, а за ним еле поспевал Элслоу. Джеффри махнул им, давая понять, что все в порядке, и взял ребенка на руки. Крики стали тише и вскоре перешли в плач. Наконец, обессилев, Томас склонил голову барону на плечо и вцепился ручонками в его плечи.
Память вернулась, и перед глазами мальчика возникли ужасные образы.
– Мама, – всхлипнул он.
– Ты в безопасности, малыш, в безопасности, – приговаривал Джеффри, похлопывая ребенка по спине.
Утешения подействовали, и душераздирающие рыдания стихли.
Роджер и Элслоу расступились, давая дорогу барону, и Джеффри поспешил с Томасом на руках к Элизабет, но в эту минуту она появилась сама, и выражение ее лица расстроило мужа не меньше, чем все произошедшее с мальчиком. Увидев, что они направляются к ней, девушка замерла, но в глазах ее по-прежнему стоял страшный испуг.
По тому, как она смотрела на брата, Джеффри догадался: она подумала, что Томас ранен.
– Он вспомнил, – только и сказал барон.
Элизабет моментально все поняла. Ее глаза наполнились слезами, и она потянулась дрожащей рукой, чтобы погладить головку брата. Джеффри перехватил ее ладонь, прижал жену к себе, обнял за плечи, и они втроем направились к замку.
Страх, что Томас поранился, быстро улетучился, и Элизабет в объятиях мужа вдруг успокоилась. На короткое время их объединил единый порыв – утешить нуждавшегося в их поддержке ребенка.
* * *
– Томас, не свешивайся с подоконника, – рассердилась Элизабет. – Вывалишься со второго этажа и оставишь на камнях все мозги.
Мальчик не обращал ни малейшего внимания на окрики сестры и, высунувшись из окна спальни, продолжал плевать в ничего не подозревавшие жертвы, сопровождая забаву восторженным хихиканьем.
Вдруг дверь отворилась, и Джеффри вошел в комнату как раз в тот момент, когда жена решила испытать последнюю угрозу:
– Сейчас же слезай! Иначе все расскажу твоему господину! А то еще попрошу, и он задаст тебе хорошую порку!
Предостережение подействовало. Мальчишка кубарем скатился на пол, опрокинув по дороге табурет, которым пользовался в качестве лестницы, когда забирался на подоконник.
– А он тебя не послушает! – снова хихикнул мальчуган.
Томасу нравилось выводить сестру из себя, особенно когда его, как сейчас, запирали в четырех стенах и становилось скучно.
– Послушает. – От звука спокойного голоса мальчуган чуть не сел на пол, повернул вспыхнувшее от смущения лицо и посмотрел на барона широко раскрывшимися голубыми глазами. А Джеффри, специально сохраняя безразличное выражение, обратился к жене:
– Так пороть его или нет?
По теплым золотистым блесткам, искрящимся в его глазах, Элизабет догадалась, что муж шутит. Она чуть не расхохоталась, но вовремя сдержалась, поймав на себе взгляд брата.
– Надо обдумать, милорд. – Элизабет наморщила лоб. – Со вчерашнего дня от этого несносного мальчишки одно беспокойство. Напихал Джеральду меду в шлем…
– Я думал, что будет смешно, – явно расстроенно перебил ее брат.
Томасу не нравилось, когда о его провинностях сообщали барону.
– А вот Джеральду это ни чуточки смешным не показалось. – Элизабет сохраняла суровый тон. – Сегодня попытался покататься верхом на моих собаках, и за это Роджер запер его в комнате. Теперь не слушается и плюет из окна в твоих воинов. Разве это достойное поведение, милорд?
Джеффри покачал головой, заметив, что мальчик склонился перед ним в поклоне. Прошло всего пять коротких дней с тех пор, как он вновь обрел память, но за это время с ним произошла разительная перемена. Он стал совершенно необузданным и лишился всякого страха. И дважды на дню кому-нибудь приходилось спасать его от неминуемой смерти.
– Ну, что скажешь в свое оправдание? – строго спросил барон.
Его душил смех, но он всеми силами сдерживался – мальчик должен знать, что не имеет права выходить за определенные рамки, иначе не видать ему рыцарства.
Джеффри не без основания полагал: стоило ему только улыбнуться, и жена набросится на него с кулаками.
Томас встал на колени и положил руку на сердце, но исподтишка подглядывал, какое впечатление произвел его высокопарный жест на сурового воина.
Громадный человек по-прежнему хмурился. И тогда мальчик крепко зажмурил глаза и сказал:
– Простите меня, пожалуйста, я больше не буду.
– Никакой дисциплины! Просто не представляю, сможешь ли ты когда-нибудь стать рыцарем, – объявил барон. – Вставай и следуй за мной. Дам тебе работу, чтобы было неповадно больше безобразничать.
– Милорд, можно тебя на пару слов. – Мягкий голос Элизабет пролился, словно бальзам, на сердце.
– Ступай вниз и жди меня у лестницы, – приказал ребенку барон.
Как только за Томасом закрылась дверь, Джеффри принялся неудержимо хохотать.
– Нисколько не смешно, – раздраженно возразила жена. – Отец распустил его, и он ведет себя, как звереныш. Никакого воспитания!
– Не будь к нему слишком строга, – возразил муж. – Мальчик не так уж плох и со временем поймет, что от него требуется.
– Сара сообщила, что ты приказал паковать вещи, – переменила тему Элизабет. – И когда же…
– Расскажу обо всем вечером, когда останемся наедине.
Общаясь с Элизабет, Джеффри теперь постоянно следил за собой. Его радовало перемирие с женой, и он не хотел его нарушать.
– Отправимся ко мне через пару недель. Но прежде мне придется кое-куда съездить, решить одно дельце. – Он сознательно умолчал и о цели своего путешествия, и о том, что ему предстояло сделать. – Это ненадолго. А когда вернусь, ты уже соберешься.
– А что будет с Томасом? – Элизабет поняла, что боится услышать ответ.
Она крепко сцепила за спиной пальцы, чтобы муж не увидел, как дрожат ее руки.
– Элслоу останется с ним в качестве временного опекуна, – объяснил Джеффри. – Хватит с него пока перемен. – Он улыбнулся, увидев удивление жены. – Ты, верно, думаешь, что я какой-нибудь монстр?
– Вовсе нет, – улыбаясь в ответ, с облегчением прошептала Элизабет. – Напротив, я считаю тебя очень рассудительным.
– А следующим летом Томас переедет к нам. За это время я успею все как следует укрепить, чтобы он ничего не сумел разрушить.
Намек на диковатость и неуклюжесть брата заставил Элизабет рассмеяться. Она согласно кивнула, стыдливо, но решительно подошла к Джеффри и обняла за талию:
– Вместе будем забивать гвозди. Значит, ты не отправишь брата к королю? Ты передумал?
– Передумал, – признался Джеффри, восхищаясь тем, что жена была рядом. Погладив ее по волосам, он добавил:
– В последнее время я изменил свое мнение по очень многим вопросам.
– Например? – улыбнулась Элизабет. Джеффри уже собрался ответить, но жена, опередив его, потянулась и поцеловала его в губы. Барон с радостью ответил на поцелуй.
– Например, мне стало нравиться, что ты меня обожаешь. Стал привыкать к твоим страстным прилюдным проявлениям чувств.
Элизабет рассмеялась, и ее глаза вспыхнули лукавым огоньком. Барон уже знал этот взгляд и ожидал очередной ловушки.
– Неужели ты считаешь себя таким неотразимым?
– По правде сказать, до того как встретить тебя, я так не думал, – ответил барон и посмотрел на жену с хитрецой. – Мой шрам сводит многих с ума. – В это время Элизабет покрывала поцелуями розоватый рубец. – И знаешь… – Он вдруг забыл, о чем собирался сказать, потому что она дошла до мочки уха и теплое дуновение ее дыхания всколыхнуло в нем горячую волну страсти. – Не глупи… На дворе день, и мне нужно многое сделать. – Джеффри хотел, чтобы его голос прозвучал твердо, но понял, что безнадежно проиграл.
Элизабет отстранилась и пылко посмотрела на мужа.
– Не сомневаюсь, милорд. – Она прошептала это так, что у Джеффри вдоль бедер пробежала дрожь. – Очень многое.
Он снова притянул жену к себе и вздохнул:
– Никакой в тебе нет дисциплины.
Элизабет начала игру как шалость: хотела доказать мужу, что и она неотразима, но быстро забыла о своих намерениях. Шалость превратилась в нечто серьезное, и она уже наслаждалась его восхитительными поцелуями.
Позже ни один из них не мог вспомнить, кто кого раздел…
– Что ты со мной делаешь, Джеффри, – услышала она собственный стон. – Что… – хотела она снова спросить, но голос растворился в поцелуе.
Все звуки заглушил язык, который с бархатной властностью ворвался к Элизабет в рот.
В следующий миг она дала волю страсти. Впилась ногтями в спину мужа, когда тот прижал ее к стене. На этот раз они не были друг с другом нежны. Джеффри держал ее на бедрах и думал лишь об одном – как бы замедлить темп, чтобы она достигла вершины страсти прежде него. Но Элизабет двигалась в бешеном ритме, и мысли исчезли сами собой. Он неистово входил в нее вновь и вновь и даже не слышал ее гортанных криков.
– Я люблю тебя, Джеффри.
Признание в любви совпало с мигом физического освобождения – Элизабет уже не могла сдержаться. Вся содрогаясь, она шептала вновь и вновь, как заклинание:
– Да, да, люблю…
– Ты меня пьянишь, – послышался его прерывистый шепот.
– А ты меня. – Голос Элизабет был тихим, томным и светлым, как ее настроение.
Она восторженно улыбнулась. Ее губы припухли от поцелуев, широко раскрытые глаза, были полны безоглядного доверия, и он подумал, что Элизабет – самая очаровательная и обольстительная женщина на свете.
– Тебе со мной плохо? – смущенно спросила она, не понимая, почему муж не отрывал от нее пристального взгляда.
Джеффри сжал ладонями лицо жены и прошептал:
– Ты сказала, что любишь меня. Это правда или слова вырвались в порыве страсти?
Он нахмурился и ждал ответа. От волнения мучительно замирало сердце.
– Люблю, – стыдливо призналась Элизабет и пожалела, что в объятиях мужа не в состоянии укрыться от его немигающего взгляда.
Она первая открылась ему и тем самым обнаружила собственную беззащитность, которую до этого тщательно скрывала.
– Но я сама об этом не знала, пока не сказала вслух.
Джеффри улыбнулся, глаза засветились нежностью. Он погладил ее по щеке, наклонился и поцеловал в губы.
– Мне с тобой хорошо, женушка. Насчет любви, правда, не уверен, как ты. Но это оттого, что такому чувству меня никто не обучал. – Барон выпустил супругу из объятий и принялся подбирать одежду. Элизабет напряженно ждала, когда последует продолжение.
Джеффри, почувствовав состояние жены, разозлился. Чего еще она от него хотела? Какое-то время он не обращал на Элизабет внимания, потом повернулся опять.
– Я рад, что ты меня любишь. Быть может, я, когда состарюсь, тоже сумею произнести такие слова.
Самодовольный тон мужа поразил Элизабет, и она, сложив на груди руки, приготовилась к битве.
– Я не прошу твоей любви и, Бог свидетель, не знаю, почему люблю тебя сама.
– Тебе не понять, Элизабет, – миролюбиво ответил муж. – В жизни воина нет места любви. Только глупцы позволяют этому чувству овладеть собой. Вот когда я стану стариком и обзаведусь сыновьями, тогда, быть может…
– Глупцы?! – перебила его жена. Ей вдруг стало смешно. «Бедняга Джеффри, – подумала она, – сколько тебе еще предстоит узнать. И ты должен меня полюбить – иначе я придушу тебя своими руками!»
– Не смей надо мной смеяться, когда я говорю о своих чувствах! – Барон поразился, насколько быстро жена способна вывести его из себя.
– Я и не смеюсь. – Элизабет постаралась, чтобы в ее голосе прозвучало раскаяние. – Только улыбаюсь.
– И не поправляй меня.
В этот миг кто-то решительно постучал в дверь. Джеффри обрадовался, что их перепалке пришел конец, и крикнул громче, чем намеревался:
– В чем дело?
– Вернулись оба гонца, – сообщил воин.
Элизабет наморщила лоб, прикидывая, откуда они могли явиться, но, заметив, какое сердитое у мужа выражение лица, спрашивать не стала – существовали другие, менее шумные способы добиться истины.
– Джеффри! – Она окликнула мужа, когда он был уже у самой двери.
– Что еще? – буркнул он в ответ.
Его настроение испортилось. От того, что жена лезла в душу и добивалась, чтобы он произнес слова, к которым еще не был готов, Джеффри приходил в ярость. В глубине души он не был уверен, найдутся ли у него вообще такие слова, и боялся их даже больше той беззащитности, которой требовала от него Элизабет. А ведь еще совсем недавно он ничего не боялся. Нет, нужно все хорошенько обдумать. И чем раньше он уйдет от Элизабет, тем скорее приведет в порядок чувства. Душевные бури, которые она умела так ловко вызывать, совершенно выбивали из колеи.
– Хватит, – твердо произнес он. – В следующий раз вернемся к этой теме, когда я этого захочу. – С этими словами он вышел в коридор, прежде чем Элизабет успела двинуться с места.
– Джеффри! – изо всех сил закричала она и прикрыла рот, чтобы муж не услышал, что она смеется.
Разъяренное лицо барона снова появилось в дверном проеме. Он заревел так, что криком свалил бы любого здоровяка:
– Что тебе надо?!
Но жена ничуть не испугалась. «Богом клянусь, – подумал Джеффри, – сейчас я тебе покажу, ты у меня затрясешься от страха…»
И в этот миг раздался спокойный голос Элизабет:
– Милорд, вы забыли надеть сапоги.
* * *
Одеваясь, Элизабет так смеялась, что несколько раз ей приходилось смахивать слезы со щек.
Покончив с нарядом, Элизабет поспешила вниз. Надо было выяснить, что за гонцы пожаловали в замок. У входа в зал она услышала голос мужа и остановилась. Джеффри был явно рассержен:
– Значит, он пренебрег моим вызовом? – рявкнул барон.
Элизабет вжалась в стену – она боялась, как бы муж ее не увидел и не стал говорить тише. Ей не терпелось узнать, в чем дело. Кто пренебрег приказом? – недоумевала она. Любопытство пересилило чувство вины, и Элизабет не стеснялась подслушивать: в конце концов, Джеффри ревел так, что поднял бы и мертвого.
– Лично с ним я не разговаривал, – оправдывался гонец. – Но один из его людей сообщил, что господин, обезумев от горя после утраты жены, заперся в комнате, отказывается от воды и пищи и хочет уморить себя.
Барон облокотился о камин и задумчиво потер подбородок. А когда поднял глаза, заметил у притолоки бледно-лиловое пятно. Джеффри мгновение подождал – пятно не двигалось, и он догадался, что это подслушивает жена. Он улыбнулся, решив проучить ее. Прокашлявшись, барон еще больше повысил голос и недоверчиво спросил:
– Говоришь, обезумел от горя? Какой же он после этого мужчина? Ни один мужчина не станет горевать по жене. Ни один! Женщину легко заменить. Вот лошадь – другое дело.
От разглагольствований барона у Элизабет перехватило дыхание, и, разъяренная, уперев кулачки в бока, она появилась в дверях.
– Лошадь… – Крик разнесся по всему залу. – Ты осмеливаешься сравнивать меня с лошадью?! Да как ты посмел…
– Так-так, Элизабет, ты, случайно, не подслушивала?
Глаза Джеффри искрились смехом, но голос оставался насмешливым и спокойным. Он улыбнулся, и девушка поняла, что ее провели.
– А ты, я вижу, способен видеть сквозь стены? – Стараясь подавить раздражение, Элизабет вышла на середину зала и встала рядом с супругом.
– Положим, – ответил тот и прямо на глазах гонца подмигнул Элизабет.
От этого скромного знака внимания девушка, вспыхнув, улыбнулась:
– Извини, что прервала.
– И это все?
– И за то, что подслушивала, – пробормотала она. – Хотя, вероятно, я буду делать это и впредь.
– Но это бесчестно, – возмутился муж.
– Не отрицаю, – согласилась Элизабет. – Хотя это единственный способ понять, что происходит вокруг. Кстати, а откуда прибыл гонец? И где другой? Я с ним разминулась?
– Разминулась, – подтвердил барон и возблагодарил небеса, не позволившие жене узнать, что этот человек прибыл от Белвейна. – А сейчас я слушаю доклад о твоем «обезумевшем» родственнике, вдовце Руперте. – Джеффри не смог сдержать раздражения.
– Руперт! – Элизабет захлестнула волна вины и стыда, и ее голос задрожал от муки.
Бедняга Руперт! Со дня трагедии она ни разу не подумала о муже сестры. Так была погружена в собственное горе, что даже не вспомнила, через что пришлось пройти ему. А если бы ей довелось потерять Джеффри, как Руперту свою любовь – свою жену? Она уронила голову на грудь и стала безмолвно молиться, кляня свое легкомыслие.
– …это все, что я должен был вам сообщить. – Последние слова гонца вновь привлекли ее внимание.
– Вы прекрасно выполнили задание, – похвалил прибывшего барон. – Теперь ступайте – поешьте и выпейте.
Гонец преклонил перед лордом колено и удалился. Как только дверь за ним затворилась, Джеффри быстро обернулся к жене:
– Что тебе известно о Руперте?
– Мне так стыдно, Джеффри, – пробормотала Элизабет. – Надо было сразу поехать к нему, утешить. Судя по тому, как он обращался с Маргарет, когда навещал нас, они отлично ладили между собой. Мама обычно нам приводила их в пример и говорила, что они прекрасная пара.
– Но каков сам Руперт? Расскажи мне о нем. Неужели он действительно способен обезуметь от горя? Или настолько слаб, что не в состоянии прийти на могилу жены? у
В вопросах Джеффри слышалась насмешка, и это огорчило Элизабет.
– Ты не поймешь, – прошептала она. «Он меня не любит, иначе не осуждал бы Руперта». На сердце тяжким камнем навалилась тоска, и Элизабет отвернулась, чтобы Джеффри не заметил горя в ее глазах.
Но барон не правильно истолковал ее жест и решил, что разговор о муже сестры вновь разбередил ее душевные раны и Элизабет боролась с нахлынувшей печалью. Он положил ей руку на плечо и тихонько повернул к себе:
– Расскажи мне еще раз о том, что здесь произошло. Я понимаю, что это больно, но, чтобы не ошибиться, я должен знать обо всем в мельчайших подробностях.
Последние слова мужа озадачили девушку.
– Это поможет тебе что-то лучше понять? – спросила она, и когда он кивнул, добавила:
– Хорошо, тогда я расскажу.
Глубоко вздохнув, Элизабет закрыла глаза и повторила историю вновь. Джеффри не перебивал, и Элизабет была ему за это благодарна.
Когда испытание осталось позади, она подняла глаза, стараясь проникнуть в его мысли.
– Ты кое-что забыла. – Джеффри задумчиво потер подбородок.
Элизабет нахмурилась:
– Что именно?
– В первый раз ты сказала, что один из людей в капюшонах был ранен, получив удар ножом.
– Да, вылетело из головы, – призналась Элизабет. – Его ранила Маргарет. А разве это важно?
– Возможно. Куда она его ударила? – Барон спросил это почти безразличным тоном, но глаза оставались настороженными.
Девушка сосредоточилась, стараясь представить ужасную картину и при этом не поддаваться чувствам. Вот сестра поворачивается, поднимает кинжал и…
– Чуть ниже правого плеча. Я видела на одежде кровь. – Она снова посмотрела на Джеффри, но во взгляде мужа невозможно было прочитать ответы на интересующие ее вопросы. – О чем ты думаешь?
– Подожди. Вот вернусь из поездки и обо всем расскажу.
– Вечно ты заставляешь меня ждать, – проворчала Элизабет, но в ее тоне не слышалось гнева.
– Сама обещала мне доверять, – напомнил Джеффри и чуть не добавил, что к тому же призналась в любви. Но решил не возвращаться к этой теме и сказал:
– И должна выполнять свои обязательства.
«Но у меня есть обязательства перед родителями и сестрами», – подумала Элизабет. И приняла она их раньше, чем дала клятву верности мужу. Девушка тяжело вздохнула. Насколько ей было бы легче, если бы Джеффри был способен понять ее трудное положение.
– У меня есть и другие обязательства, – проговорила она и, прежде чем муж успел что-либо ответить, поспешила из зала. Предстояло многое обдумать, и Элизабет хотела побыть одна.
Она вернулась в спальню. «Неужели я помешалась на мести? Но разве не справедливо жаждать возмездия, чтобы души родных наконец попали на небеса?»
К горлу неожиданно подступили рыдания. Не в состоянии их сдержать, девушка зарылась лицом в одеяло и плакала до тех пор, пока совершенно не обессилела.
Лежа на постели, она уже в который раз обдумывала план мести, как вдруг в голову пришла новая мысль. Руперт! Нужно ехать к нему. Утешить, рассказать об измене Белвейна. Переложить на него бремя мести и тем самым заставить покончить с затворничеством. И самой освободиться от клятв, передав их другому.
В первые дни после гибели родных именно идея возмездия помогла Элизабет сохранить рассудок.
То же самое произойдет и с Рупертом. Мысль о мести вернет ему цель в жизни. Он достаточно силен, чтобы призвать Белвейна к ответу, и не станет, как Джеффри, поминутно оглядываться на закон.
Элизабет смахнула с глаз слезы и поправила постель. До вечера предстояло многое сделать: убедить поехать с ней Хэммонда и заставить его заручиться еще чьей-то помощью. В Хэммонде она не сомневалась – он отправится с ней куда угодно. Слуга ей верен и не выдаст Джеффри.
Она выедет сразу вслед за мужем.
Значит, завтра. До имения Руперта было недалеко. Насколько Элизабет помнила, путь проходил по проложенной отцом просеке. В любом случае она вернется домой раньше Джеффри. Правда, девушка не надеялась, что ее отсутствие останется незамеченным. Ну, ничего, когда ее хватятся, дело будет уже сделано!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Благородный воин - Гарвуд Джулия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Благородный воин - Гарвуд Джулия



Волшебный роман....
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАлла
22.04.2011, 13.02





Классный роман, классный рыцарь
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
28.02.2012, 17.02





А по моему, героиня - идиотка! Ей прямым текстом говорят, что может быть и второй, а она сознательно ломится рубить концы. Странно для тех времен идти поперек мужа - и это спустя каких-то 20 лет после завоевания страны, а ее дед - сакс! Этого было достаточно для истребления большей части знати Англии, слово против корола каралось крайне жестоко, слово лорда - закон, а она вся такая вольная... Впрочем. иначе роман стал бы не любовным, а отчетом следователя. Но героиня все равно дура.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
18.04.2012, 2.38





а мне по душе такая героиня мужественная сильная духом упрямая в чем-то препирательства с мужем это что-то покорность надоела бы а это битва двух сильных характеров обычаев ну не может женщина быть солдафоном и во всем послушной мужу должно быть свое - я люблю я таких героинь и коня на скаку остановит и в реку если надо войдет
Благородный воин - Гарвуд Джулиянаталия
18.04.2012, 14.53





Роман так себе,не очень.А в остальпом задумка интересная,и,если-бы не отступления от истории читать было-бы нечего.Это только в жизни всё сложно и реально до боли,а в таких вот вымыслах есть и смысл и интерес к чтению.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияОлянька
8.10.2012, 12.52





роман в чем то хорош . в чем то не очень! но прочитала с удовольствием!
Благородный воин - Гарвуд Джулиялия
10.10.2012, 18.40





"Рыцарь в молчании готовился к сражению. Он сидел верхом на... деревянном табурете" Начало многообещающее, буду читать.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияФифа
10.10.2012, 18.58





прекрасный роман.они друг друга стоят)
Благородный воин - Гарвуд Джулиямилашка
12.10.2012, 20.27





Все так приторно и неправдоподобно,в те времена такую своевольную жену лупили бы регулярно и прилюдно,но от нечего делать можно прочесть,хотя,у Джулии есть более достойные романы,при прочтении которых нет желания периодически закатывать глаза!!!
Благородный воин - Гарвуд Джулияольга
23.11.2012, 16.57





Интересный роман . Читайте.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияКэт
30.03.2013, 9.43





неплохой роман, упрямство главных героев иногда раздражает. "Добрый ангел" более интрересный. Прочтите на досуге)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияЕкатерина
23.04.2013, 18.41





Хороший роман:-)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияLera
24.09.2013, 21.06





Хороший роман:-)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияLera
24.09.2013, 19.25





Ну что все тянут на героиню?!?! ну туповата временами, бывает, но сильная! А вот герой со звериными замашками, аж бесит временами. ну ничо, домусолила. на 4/10
Благородный воин - Гарвуд ДжулияТатьяна
12.11.2013, 21.31





Как то скучновато. Все поверхностно.
Благородный воин - Гарвуд Джулиянека я
27.12.2013, 16.06





Нормальный роман, герои мне понравились, в каждом чувствуется индивидуальность. Немного скучновато, согласна что у Гарвуд есть романы лучше. Но читать можно, есть забавные диалоги. Таких препирательств с мужем конечно в реальности быть не могло. Но по крайней мере герои не обманывают друг друга, не пытаются использовать отношения в своих целях, вот этого я вообще в романах не переношу. Вся любовь после свадьбы, всё честно)
Благородный воин - Гарвуд ДжулияЭля
6.07.2014, 20.41





Абсолютно "бесцветный" роман. Никаких эмоций у меня не вызвал вообще. 3 балла из 10.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияКсения
16.07.2014, 15.10





Давно читала этот роман ...неплохо .
Благородный воин - Гарвуд ДжулияВикушка
17.10.2014, 0.30





ПОТРЯСАЮЩАЯ КНИГА.
Благородный воин - Гарвуд ДжулияВАЛЕНТИНА
22.12.2014, 13.34





Очень хорошая книга!!!!
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНадежда
22.01.2015, 13.47





Кто нибудь из вас знает очередность книг этого автора? С какой начать? rnВсегда интересно читать с самогог "первого тома".
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАнна
3.02.2015, 13.03





Джулия ГарвудrnrnБратья Бьюкененыrn1. Рискованная играrn2. Провинциальная девченкаrn3. Опасные забавыrn4. Список жертвrn5. Скрытая яростьrn6. Танец тенейrnrnНевестаrnrn1. Новобрачнаяrn2. СвадьбаrnrnРозыrn1. Две розыrn2. Три розыrn3. Когда придет веснаrnrnРомантическая серияrnrn1. Львицаrn2. Ангел-хранительrn3. Дарrn4. ЗамкиrnrnТайнаrnrn1. Тайнаrn2. Роковое сокровищеrnrnКниги вне серийrnrn1. Благородный воинrn2. Великолепие честиrn3. Девушка по имени Саммерrn4. Добрый ангелrn5. Королевский подарокrn6. Музыка тенейrn7. Мятежная страстьrn8. Прекрасный принц
Благородный воин - Гарвуд ДжулияАлина
29.01.2016, 21.29





Девочки подскажите давно ищу книгу которую когда то прочитала, но не помню ни автора ни названия....По желанию отца английский лорд должен был отправится в Шотландию и женится на одной из трех сестер, он выбрал самую не красивую а оказалось, что она специально портила свою внешность, что бы он ее не выбрал, как то так)) зараннее спасибо))
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНатик
27.06.2016, 17.12





Натик это роман " Магия лета "Коултер Кэтрин
Благородный воин - Гарвуд Джулияс
27.06.2016, 21.33





Да это он..спасибо огромное)))
Благородный воин - Гарвуд ДжулияНатик
27.06.2016, 22.08





Всегда рада помочь,читайте на здоровье!
Благородный воин - Гарвуд Джулияс
27.06.2016, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100