Читать онлайн Прекрасный принц, автора - Гарвуд Джулия, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасный принц - Гарвуд Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 125)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасный принц - Гарвуд Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасный принц - Гарвуд Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвуд Джулия

Прекрасный принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Любовь глядит не глазами, а сердцем.
Вильям Шекспир «Виндзорские проказницы»

Тэйлор всерьез задумалась о том, чтобы отложить отъезд еще на один день. На то, чтобы упаковать все их покупки, уйдет больше времени, чем она предполагала. Кроме того, двойняшки совали нос буквально во все, что раз в десять затрудняло ее задачу. Джорджи устроила себе домик в одном из запасных сундуков, которые Тэйлор купила на всякий случай, а Элли прыгала на всем, что стояло неподвижно. Терпение Тэйлор подверглось серьезному испытанию, и к полудню она поняла, что не успеет справиться со всем, что запланировала. Она покормила детишек, уложила их поспать, а потом снова принялась за упаковку. Дэниел был сегодня Дэвидом и помогал ей во всем.
Тэйлор старалась не думать о Лукасе. Дважды за утро без всяких видимых причин ей на глаза наворачивались слезы. В конце концов она призналась себе в горькой правде. Она скучала о нем. Как она жалела теперь, что не вытянула из него всю историю о человеке, за которым он собирался охотиться. Тэйлор подумала, что не стала бы так волноваться, если бы знала все подробности. Пока что она знала только, что Лукас гонится за человеком, которого разыскивает полиция, а следовательно – опасным. И чем больше об этом думала, тем больше беспокоилась.
Ее волнение еще усилилось, когда она получила телеграмму от Гарри Шермана, банкира из Бостона. Там сообщалось, что ее дядя Малькольм подал ходатайство, чтобы суд признал недействительным завещание его матери. Негодяй не постыдился опозорить свою покойную мать, заявляя, что она была недееспособна и находилась под огромным давлением. Шерман добавил к этому и еще одну новость: до решения суда к счетам в Англии прикасаться нельзя. К счастью, у поверенных Малькольма не получилось так же быстро договориться с американскими банками.
Виктория только-только вошла в комнату, когда принесли эту телеграмму. Новости встревожили ее. Тэйлор же совсем не удивилась. Она ожидала, что ее дядя воспользуется всеми возможными уловками, чтобы только не упустить деньги из своих жадных пальцев. У Тэйлор ушло несколько минут на то, чтобы сообразить, каким образом Шерману удалось разыскать ее, но потом она вспомнила, что дала банкиру в Цинциннати свой временный адрес, когда подписывала банковские чеки и переводила часть своих вкладов.
Известие о ее местонахождении долетело с молниеносной скоростью. Едва они с Викторией успели договориться подождать с отъездом до завтра, как пришла еще одна телеграмма. Эта не просто удивила Тэйлор, но напугала ее до смерти. Самому Малькольму удалось ее выследить. И теперь он желал объявить ей, что подал ходатайство в лондонский суд об опекунстве над своими внучатыми племянницами и что его просьбу только что удовлетворили. Поэтому он посылает вооруженную охрану, чтобы забрать близнецов и доставить их обратно в Англию, где он сможет за ними присматривать.
– Как же ему стало известно о Джорджи и Элли? – спросила Виктория. – Вы ведь надеялись – он не узнает, что их отец умер, да?
– Он хорошо подготовился, – сказала Тэйлор шепотом. Она была охвачена такой паникой, что руки у нее тряслись, и она никак не могла остановить дрожь. – Мадам назвала близнецов в своем завещании. Деньги, которые она оставила для Джорджи и Элли, составляют значительную сумму. Как их опекун, Малькольм, должно быть, полагает, что сможет контролировать их наследство. О Боже, я же полный профан в судебных вопросах. Неужели местные власти помогут ему забрать у меня девочек? У американских судов существует какое-нибудь соглашение с английскими?
– Нам придется это разузнать, – сказать Виктория. – Как только мы приедем в Редемпшен. Я могу быть готова ехать через пятнадцать минут.
Через полчаса они выписались из гостиницы. Тэйлор оставила Хантеру записку, купила на вокзале билеты, и через какой-нибудь час они уже сидели в поезде, ехавшем в сторону Территории Монтана.
Хантер провел день, прочесывая город в поисках подходящего жилья. Он вернулся в гостиницу лишь поздно вечером, и ему сразу передали записку от Тэйлор. Хантеру пришлось дважды прочитать ее, прежде чем он смог в нее поверить. Эта дурища благодарила его за доброту, объясняла, что заплатила за его номер, и заканчивала свое послание тем, что приглашала его прийти к ним поужинать, как только они с Викторией и детьми устроятся в их новом доме в Редемлшене.
Он подумал, что она сошла с ума. Упаковал свои вещи, состоящие из одной сумки, оставил у администратора записку для Лукаса, когда тот вернется, а потом бегом пустился на вокзал в надежде сесть на следующий поезд.
Настроение у него было хуже некуда. Тэйлор и ее болезненная подружка – обе ненормальные. О чем они только думают? Нет, точно обе спятили! Но, закончив мысленно бичевать их за этот безумный план, он переключился на настоящего виновника. Росс. Видит Бог, их дружбе тоже есть предел. А погоня за двумя ненормальными женщинами уже переходит все границы. Лукас теперь его должник. И если эту рыжую еще раз вырвет на Хантера, то ему, возможно, придется Лукаса пристрелить, чтобы свести счеты.
К тому времени как Хантер сел на полночный поезд, он довел себя до бешенства. И пришел к выводу, что ему в первую очередь не надо было никогда заводить дружбу с Лукасом. И если бы ему пришлось пройти все снова, то он уж наверняка ни за что на свете не стал бы красть этот дурацкий, бесполезный, тупой охотничий нож.
Путешествие в Редемпшен заняло у Тэйлор и ее команды полных восемь недель. Поездом они добрались до Су-Сити, штат Айова. Там пробыли два дня, чтобы дети могли побегать и поиграть, а Тэйлор – сделать некоторые покупки, о которых вспомнила в последнюю минуту. Первым в ее списке был большой фургон. Здесь было из чего выбрать, и эта покупка не заняла у нее много времени. А вот на то, чтобы подобрать четырех сильных лошадей, времени потребовалось больше. Она долго думала и никак не могла решиться. Цену за них просили невероятную. Но Тэйлор понимала, что если оставит покупку до Форт-Бентона, то цена и вовсе подскочит до небес.
Хантер нагнал их, как раз когда они садились на речной пароход под названием «Миднайт Блю». Тэйлор выбрала именно это большое, просторное судно, потому что оно перевозило как пассажиров, так и грузы. Плата за каюту была непомерной и составляла сто двадцать пять долларов, что она с удовольствием сообщила Хантеру, когда он попытался уговорить ее повернуть обратно.
К тому времени как Тэйлор завершила рассказ о своих планах растить детей в Редемпшене, у Хантера довольно сильно дергалась щека. Ему наплевать, сколько денег она потратила, заявил он. И вообще предложил, чтобы она выкинула все свои денежки. Потому что они ей просто не понадобятся, когда Лукас догонит их. И, сверкнув глазами, пояснил, что мертвым женщинам деньги не нужны.
Но на Тэйлор его тактика запугивания не произвела никакого впечатления.
– Если желаете, можете помогать нам, а не хотите – уезжайте, – заявила она в ответ. – Что касается нас, мы с радостью разделим ваше общество, – добавила она самым вежливым тоном. – Не так ли, Виктория?
Ее подруга только фыркнула. Лицо Хантера начало наливаться кровью. Тогда Виктория решительно подошла к нему, сложила руки на своей заметно располневшей талии и сказала:
– Так или иначе, но мы едем в Редемпшен.
Про себя Тэйлор молилась, чтобы Хантер остался с ними. Им бы очень понадобились его сила, помощь и защита. Она толкнула Викторию в бок, чтобы та перестала испепелять его взглядом.
Но Виктория не собиралась отступаться.
– Да, мы будем рады, если вы присоединитесь к нам. Но…
– Но вы все равно поедете, я правильно понимаю? – бросил Хантер. Она кивнула. Хантер всегда безошибочно чувствовал, когда терпит поражение. Он вскинул руки от отчаяния и пошел добывать себе каюту.
Поздно вечером, когда Тэйлор с детьми уже легли спать, Виктория поднялась на палубу подышать свежим воздухом. Каюта Хантера находилась как раз напротив ее каюты. Услышав, как сначала открылась, а потом закрылась дверь, он пошел вслед за ней. Ему хотелось быть уверенным, что с ней не произойдет никакой неприятности. Она очень привлекательная женщина, и на нее наверняка станут обращать внимание. За двадцать пять долларов кто угодно мог оказаться на пароходе, при условии, что будет спать на палубе и запасется пропитанием. Всякие подонки, переезжающие из города в город, наверняка сочтут Викторию лакомым кусочком для себя. А она леди до мозга костей и поэтому не сможет дать отпор какому-нибудь наглому пьянице. И обязательно попадет в беду. Потом, она подруга Тэйлор, а это уже само по себе означает, что у нее тоже нет ни капли здравого смысла, и, стало быть, пока Лукас не догонит их, присматривать за ней – его обязанность.
Виктория стояла, облокотившись о перила, и смотрела на звезды. На другом конце палубы сидели двое мужчин, курили сигары и любовались Викторией. Казалось, она этого не замечает. Неожиданно один из них поднялся со своего места и сделал шаг в ее сторону. Но тут Хантер двинулся ему наперерез и встал в середине между Викторией и ее глазеющими почитателями. Мужчина поспешно вернулся на прежнее место.
Хантер не мог осуждать этих типов за то, что они смотрели на Викторию. Сегодня вечером она была необычайно хороша. И к тому же распустила локоны, вытащив из них все заколки и шпильки. Она была прекрасна. Хантеру пришлось напомнить себе, что он ее вообще-то недолюбливает. Но ничего из этого не получалось. Ему все равно хотелось пропустить сквозь пальцы ее густые огненные кудри.
– Вам не следует подниматься на палубу одной, Виктория. – Он нарочно заговорил страшным голосом, чтобы напугать и отрезвить ее.
В ответ прозвучало мечтательное:
– Вы видели когда-нибудь столько звезд, мистер Хантер?
– Да. – Он с трудом сдержал улыбку. – Когда вы решили не бояться меня?
– Когда поняла, что вы и сами меня побаиваетесь, – отвечала она, не поднимая глаз.
Он оперся на перила и посмотрел в небо.
– Вы все не правильно поняли, леди. Я вас ни одной минуты не боялся.
Виктория и не собиралась с ним спорить. Эта ночь была слишком хороша, чтобы портить ее спорами и препирательством.
– Капитан говорит, что мы будем делать сто миль в день, – проговорила она, задумчиво глядя в темноту.
– Каждое утро нам придется делать остановку, чтобы брать на борт дрова для растопки котла. Судя по размерам судна, полагаю, нам понадобится от двадцати пяти до тридцати кордов <Корд – мера дров, равна 3,63 кубометра. – Прим. Ред.> в день.
– А мы сможем сходить на берег, чтобы размять ноги, пока грузят дрова?
– Да, – сказал он. – Когда родится ваш ребенок?
От этого вопроса глаза ее расширились. Значит, мистер Хантер заметил ее растущий живот.
– В сентябре.
В течение следующих пяти минут ни один из них не сказал ни слова. Но это не было неловкое молчание. Хантер передвинулся и встал так, что своей рукой касался ее руки. Она не отстранилась.
– А перед смертью ваш муж знал, что вы беременны?
– Да.
– Вы представляете себе трудности, которые вас ждут? Ведь рожать в глуши – тяжелый труд, Виктория. Найти медицинскую помощь невозможно, если она вдруг понадобится. Вы будете сами по себе, и если возникнут осложнения, то никто вокруг ничего не сможет с ними поделать.
– Вы что, специально хотите меня испугать? – спросила она.
– Просто еще можно повернуть назад. Я хочу убедить вас, что в городе вам будет намного легче.
Он говорил так, словно и впрямь был неравнодушен к ней. У Виктории появилось чувство вины за то, что она обманула его насчет мужа. Хантер – хороший, честный человек. С ее стороны нехорошо обманывать его. Она ведь сама видела, как он помогал мистеру Россу разыскивать детей.
Она солгала потому, что не хотела, чтобы он плохо о ней думал. И от этого чувство вины только больше обострилось. Виктория не могла разобраться в своем отношении к Хантеру. Его мнение значило для нее больше, чем она сама того хотела. Ее влекло к нему, и она думала, что это происходит потому, что он такой сильный. Сама Виктория всегда была не уверена в себе. А он был командиром по натуре, даже слегка пугал ее этим. У него такие темные глаза и тяжелый, задумчивый взгляд. И длинные волосы – почти до плеч, такие черные, как мех пантеры. Он напоминает ей великолепную кошку, потому что двигается с такой же грацией.
– Мистер Росс говорил, что ваша бабушка – индианка.
– Да.
– Интересно…
– Что?
– Все индейцы такие же красивые, как вы?
Она покраснела, как только эти слова сорвались у нее с языка. И почувствовала себя невоспитанной дурой. Ведь она – незамужняя беременная женщина. Ей пора уже понимать, что нельзя вести себя, как школьница.
– Я не должна была вам этого говорить. Это очень прямолинейно с моей стороны. Но я ничего дурного не имела в виду. И вы, должно быть, привыкли, что женщины делают вам комплименты…
– Ваш муж был красив?
Хантер не понимал, почему ему так интересен мужчина, за которым она была замужем. Зато понимал, что ему не следует задавать вопросы о нем. Виктория же еще в трауре, а он пристает к ней, вызывая болезненные воспоминания.
– Нет, он не был красив, – отвечала она. – Но Вильям говорит, что любовь слепа.
– Он так сказал? – Хантер сделал поспешный вывод, что Вильям – ее покойный муж. – Я не уверен, что это так.
– Разумеется, так. Вильям так и написал.
Он пожал плечами.
Тогда она задала ему вопрос:
– А вам не безразлично, что думают о вас другие люди?
– Безразлично.
– А мне – нет, – призналась она. – Иногда. – И потом, мне важно мнение только некоторых людей. – И поэтому я им лгу подумала она про себя. И тяжело вздохнула. Она вдруг пожалела о том, что сказала Хантеру, будто была замужем.
– Моя огромная вина одерживает верх над моим хорошим намерением, – прошептала она, повторяя одну из своих любимых шекспировских цитат.
– Что вы сказали?
Она повторила цитату, а потом добавила:
– Это слова Вильяма, а не мои.
Хантер решил, что этот ее муж был, наверное, каким-нибудь мудреным ученым. И жили они вместе, скорее всего, недолго. Ведь ей еще совсем немного лет. Но ясно, что она сильно любила его. Иначе почему запомнила все, что этот англичанин когда-то ей говорил?
– То, что на вас траур, не будет иметь большого значения. Мужчины все равно будут добиваться вашего расположения, – предупредил он. – Драться будут между собой, чтобы добиться вашей руки.
– Я никогда не выйду замуж.
– Вы хотите сказать, что никогда снова не выйдете замуж?
– Да, именно так, – быстро поправилась она. – Снова.
Виктория говорила с большим рвением. Хантеру захотелось поспорить с ней. То, что она так страстно любила одного мужчину, вовсе не означает, что она не может полюбить вновь.
– Там, куда мы едем, женщины – большая редкость. Да и вообще люди, черт побери, большая редкость. Вам станет одиноко. Держу пари, что через год вы выйдете замуж. Вот помяните мои слова.
Она фыркнула, что было не очень элегантно. И перевела разговор на другое:
– Так, значит, в Редемпшене не очень много женщин? – Есть, но они не живут в самом городе, – ответил Хантер. – Вот в двух днях езды оттуда есть две.
Судя по его виду, было не похоже, что он шутит с ней.
– Только две?
– Мамаша Броули и ее сестра, Элис Броули. Им обеим уже под шестьдесят.
– А как насчет поселенцев – владельцев участков?
– А что насчет поселенцев?
Виктория тяжело вздохнула. Ее собеседник становился колким. Она не могла понять, что вызвало перемену в его настроении. Он был так обходителен – в течение нескольких минут. А теперь опять помрачнел.
– Боюсь, вы там можете умереть.
– Может, и умру, – согласилась она. – Но разве это имеет для вас какое-нибудь значение?
– Не имеет.
Она выпрямилась и отошла от перил.
– Я сильная женщина, мистер Хантер. Это, возможно, разочарует вас.
И, оставив его стоять у перил, ушла в свою каюту.
Дни и ночи протекали по одинаковому руслу. Каждое утро «Миднайт Блю» делал остановку, чтобы взять на борт дневной запас дров. Как правило, капитану удавалось закупить нужное количество кордов у семей торговцев, которые заранее рубили и укладывали дрова. В другие дни помочь нарубить их и перенести на судно просили пассажиров-мужчин.
Детям разрешалось сойти на берег и поиграть неподалеку. Но через несколько дней Хантер положил конец этим развлечениям. Объяснение, которое он дал Тэйлор, состояло всего из одного слова: змеи, Она немедленно отвела малышей обратно на корабль.
Хантеру хватало забот с обеими женщинами. Обе, на свою беду, были уж очень хороши. Они привлекали к себе мужское внимание с той же неизбежностью, как собака привлекает блох. К счастью, Тэйлор ко времени ужина просто валилась с ног от усталости. Она ложилась спать одновременно с детьми. А вот с Викторией было труднее. По ночам ее охватывала тревога, и она любила выйти на палубу, Хантер всегда шел за ней, и всегда их беседы заканчивались спором. И всегда она возвращалась в свою каюту обиженной и раздраженной. Но его это вполне устраивало. Он получал свою дозу умных мыслей, которые высказывал ей ее Вильям. Этот человек казался ему надутым ослом. Хантеру всегда был безразличен цветистый способ изъясняться. Если хочешь что-то сказать, так прямо и говори.
В понедельник ранним солнечным утром Хантер сообщил капитану, что завтра в это время они сойдут с парохода. Потом он пошел сказать Тэйлор, чтобы она упаковала и подготовила вещи.
– Но ведь мы еще даже не приблизились к Форт-Бентону, – возразила она.
Хантер молчал секунду-другую, пока не сообразил, что она не шутит с ним. Тогда он пришел в ярость:
– Значит, вы планировали ехать аж до Форт-Бентона на пароходе, а потом фургоном до Редемпшена?
Тэйлор бросилась к своему чемодану, вытащила карту и помахала ею перед лицом у Хантера.
– По моей карте мы должны ехать до Форт-Бентона, а потом возвращаться.
Он выхватил карту у нее из рук. Тот, кто это нарисовал, был, должно быть, совершенно пьян. Вдоль всей Миссури было множество фортов, но здесь был обозначен только один из них.
– Значит, вы собирались проделать обратный путь длиной в сотню миль?
– Нет, конечно, но я думала… Вы хотите сказать, что мы можем найти более короткий путь?
Хантер круто развернулся и направился к двери. Он знал, что если задержится еще хотя бы на минуту, то начнет кричать на нее. Эта женщина даже не знала, куда направляется.
– Готовьтесь, – пробормотал он, подходя к двери. На следующее утро, пока Тэйлор присматривала за детьми, команда «Миднайт Блю» сгружала на берег их лошадей, фургон, сундуки, корзины и чемоданы. Хантер пересчитал поклажу и решил, что им потребуется еще один фургон. Сам нашел подходящий и распределил вес между двумя фургонами. Он остался не очень доволен лошадьми, которых выбрала Тэйлор, но после того как увидел, что можно купить здесь, решил, что им следует оставить то, что у них имеется. Хотя для их поклажи им бы больше подошли буйволы. Путешествие до Редемпшена в фургоне заняло у них больше недели. Природа вокруг была потрясающая. Все сверкало и переливалось розовыми, красными, пурпурными, оранжевыми и белыми цветами, разбросанными по роскошному зеленому ковру. Вся эта красота буквально захлестнула Тэйлор. Каждый день после обеда она собирала различные цветы и растения, которых прежде никогда не видела, и за ужином Хантер сообщал ей их названия. Среди них были индейские кисточки, арника, белые обезьяньи цветочки и еще много других, чьих названий он не знал и называл их обычными дикими цветами.
Но в этой местности не было ничего обычного. Это был калейдоскоп красок. У Тэйлор было чувство, что она попала в Божий рай. С каждым новым поворотом дороги взору открывалось нечто новое и прекрасное. Иногда впечатления так переполняли ее, что слезы наворачивались ей на глаза и она начинала говорить шепотом.
Детей же завораживали животные, которых они время от времени встречали по дороге. Они рассмеялись, увидев оленя, потому что у него были такие смешные огромные уши. Джорджи погналась за белохвостой оленихой, Дэниел хвастал, что почти дотронулся до ее олененка.
Воздух тоже действовал на Тэйлор. Он был такой чистый и легкий, что у нее кружилась голова. Она чувствовала небывалое умиротворение. И хотя еще не бывала в Редемпшене, она уже называла его домом. Были, разумеется, и кое-какие неприятные моменты. В первый день Тэйлор надела белые перчатки, чтобы защитить руки, но все равно стерла пальцы вожжами. На следующее утро она надела старые рабочие рукавицы Хантера. Они были очень большого размера, коричневого цвета и совсем неприглядные на вид. И очень ей понравились.
Дэвид вел себя замечательно и ни на что не жаловался до тех пор, пока Тэйлор не пересадила Джорджи в фургон к Хантеру, чтобы она прокатилась с ним утром. Элли же хотела сидеть рядом с Тэйлор и по очереди с ней держать вожжи. Мальчик не мог разорваться надвое и быть с обеими сестричками одновременно и закатил по этому поводу такую истерику, что впору было зааплодировать. Это проявление характера поразило Тэйлор. В ярости на нее за то, что она не захотела менять своих планов, он ударил босой ногой по колесу и так громко закричал от боли, что мог испугать и медведя-гризли. Тэйлор посадила его к себе на колени и старалась успокоить, а Виктория тем временем вытаскивала у него из ноги занозу. Но Дэниел не желал успокаиваться. Он требовал, чтобы все было только так, как он того хочет. Кончилось тем, что он уселся в углу фургона Тэйлор и целый час ни с кем не разговаривал.
Втайне Тэйлор была очень довольна поведением Дэниела. Она видела, что ему сейчас спокойно и уютно, потому что он позволил себе немного расслабиться. Он наконец перестал притворяться идеальным джентльменом и превращался в обыкновенного ребенка, и мог быть таким же противным, как и любой другой семилетний мальчишка. Тэйлор чувствовала себя совершенно счастливой.
Через два дня пути Джорджи уже постоянно ехала в фургоне Хантера. И лишь на четвертый день он понял, как это было неосмотрительно с его стороны. Девочка усаживалась рядом с ним на сиденье с куклой на коленях и начинала без умолку болтать, как только фургон трогался с места, и вплоть до того момента, как они делали остановку на обед. К этому времени у него зрело желание заткнуть ей рот каким-нибудь кляпом. После обеда Джорджи пересаживалась в фургон к Тэйлор и долго спала вместе с сестрой.
Виктории и Тэйлор очень нравились вечера, потому что вечером они чувствовали, что стали еще на один день ближе к желанной цели. Они вместе готовили ужин на костре, который разжигал для них Хантер. Готовили обе скверно и поэтому ограничивались самыми простыми блюдами. Каждый вечер Тэйлор пекла на сковороде лепешки, и они были не так уж плохи, если их намазать клубничным джемом. Виктория жарила рыбу, которую ловил и чистил для нее Хантер. Как правило, это была форель – необычайно вкусная, хотя всякий раз подгорелая. Иногда к этому добавлялись какие-то другие блюда, несложные в приготовлении. Кроме того, в рацион входили яблоки из запасов, которые взяли с собой.
Дэниел и Джорджи съедали все, что Тэйлор клала на их тарелки. Элли же была ужасно привередливой. Она требовала, чтобы вся еда на ее тарелке лежала отдельно и не соприкасалась. Если лепешки случайно оказывались слишком близко от рыбы, эта двухгодовалая барышня не притрагивалась ни к тому, ни к другому. К яблокам она тоже предъявляла особые требования. Тэйлор приходилось чистить каждое яблочко, удалять сердцевину и разрезать его на четыре части – именно так, как она сделала в первый раз, когда давала Элли яблоко. И Боже сохрани, если вдруг пальчики девочки делались липкими. Обычно покладистая и спокойная, она становилась невыносимой, пока ей не отмывали и не вытирали руки.
У каждого из них были свои особенности поведения и привычки. Виктория испытывала огромный прилив сил сразу после захода солнца. Дэниел все еще настаивал на том, чтобы спать в обнимку со своими башмаками, а Джорджи говорила и говорила до тех пор, пока не засыпала. Собственным голосом она себя убаюкивала.
На Хантера каждый вечер нападала сварливость. Он постоянно ощущал необходимость напоминать Тэйлор и Виктории, что еще не поздно повернуть назад. А когда они не соглашались, выходил из себя.
К концу дня Тэйлор мучили сильные боли. Плечи и спина у нее как будто горели. А тут еще Хантер со своими высказываниями о том, какая она глупая. И накануне прибытия в Редемпшен Тэйлор взорвалась. Она сказала ему, что прекрасно понимает, что состарилась не меньше чем на двадцать лет, что знает, как ужасно выглядит, и что все у нее болит – от макушки до кончиков пальцев на ногах. И ничего она не может поделать со своим внешним видом и со своей болью. Но зато знает, что можно предпринять по поводу его поведения, и если он не перестанет напоминать ей, что она сумасшедшая, то ей, возможно, придется это ему доказать на деле.
Тэйлор была так расстроена, что не подумала, чем бы конкретно его припугнуть. Да он бы ей в любом случае не поверил. Она резко повернулась и направилась к фургону. У нее так все болело, что хотелось плакать, но она не позволила себе подобной роскоши, потому что это отняло бы у нее слишком много сил.
Скорее всего, Хантер понял, что был с ней чересчур суров, ибо на следующее утро не стал расталкивать ее на заре. Они с Викторией проспали до начала десятого, а разбудил их смех Джорджи. Виктория осталась в фургоне, чтобы умыться и одеться, а Тэйлор накинула пеньюар и пошла искать детей. Найти их было совсем нетрудно. Она шла на звук голоса Джорджи.
Хантер взял всю троицу с собой на речку. Он сидел на берегу, положив рядом винтовку, и наблюдал за детьми. Дэниел только что надел носки и штаны, а теперь силился натянуть башмаки.
– Всегда переворачивай башмаки вверх тормашками и хорошенько тряси, прежде чем надевать на себя утром, – посоветовал Хантер.
– Зачем это? – поинтересовался мальчик.
– Ночью туда могла заползти какая-нибудь гадость.
Тэйлор, нагнув голову, проскользнула под веткой и подошла ближе. Когда она увидела девочек, глаза у нее широко распахнулись. Они обе были совершенно голые и мокрые с ног до головы. Элли сидела в воде и расчесывала своей кукле шевелюру, а Джорджи прыгала рядом с ней так, что брызги летели во все стороны.
Вода была прозрачной, как воздух. Хантер выбрал такое местечко, где глубина воды не составляла больше пары дюймов. Дальше вдоль лесистого берега река становилась намного глубже.
Девочки не производили впечатления озябших, и Тэйлор решила, что вода, должно быть, не очень холодная. Ей вдруг ужасно захотелось присоединиться к ним. Она давно мечтала вымыть голову и пахнуть душистым мылом, а не лошадьми и старой кожей.
Элли первой заметила ее под деревьями.
– Мама! – крикнула она. – Я мою ребенка!
Тэйлор улыбнулась и шагнула вперед.
– Вижу, – крикнула она в ответ.
– Доброе утро, матушка. Тэйлор повернулась к сыну:
– Доброе утро, Дэниел. Ты хорошо сегодня спал?
– Я сегодня буду Дэвидом, – сообщил он ей. – По-моему, я хорошо спал. Во всяком случае, я не просыпался.
Сбросив на ходу туфли, Тэйлор направилась к воде. Подошла, но не остановилась, а продолжала идти, к огромному удовольствию детей. Хантер удивился не меньше их. Он рассмеялся, и Джорджи моментально передразнила его.
А когда Тэйлор уселась в воду прямо в рубашке и пеньюаре, то тут даже Дэвид улыбнулся.
В то время к ним подошла Виктория, которой стало любопытно, по какому поводу суматоха. Она взглянула на Тэйлор и тоже весело рассмеялась.
Пока Тэйлор играла с дочками, Виктория сходила в лагерь и принесла мыло и полотенца. Она вымыла голову Элли, а Тэйлор искупала Джорджи. Дэвид заявил, что уже сам помыл себе голову. Сейчас он был полностью погружен в чистку своей обуви.
Вымыв близнецов до скрипа, Тэйлор усадила эту парочку на полотенце рядом с Хантером, а сама пошла за ближайший поворот реки – туда, где вода поглубже. Там разделась и как следует вымылась. Виктория же все это время стояла на берегу с револьвером Тэйлор в руке, и только когда Тэйлор уже вымыла голову и стала одеваться, она призналась, что не знала, как стрелять из этого оружия. Тэйлор пообещала научить ее, как только они устроятся в их новом доме.
Вслед за Тэйлор помылась и Виктория. Дэвид пришел проверить, как идут дела у женщин. Это Хантер послал его разузнать, сколько они еще провозятся. В ответ Виктория крикнула так, чтобы и Хантер услышал, что пусть ее не торопят.
Тэйлор села на одеяло, положила револьвер на колени и стала вытирать волосы. Внезапно она заметила в зарослях на дальнем берегу какое-то движение, но не могла понять, чем оно вызвано. Виктория же не обращала никакого внимания на то, что происходит вокруг, и наслаждалась купанием. Она намылила голову, а теперь споласкивала ее. Дэвиду это надоело, и он вернулся в компанию своих сестричек.
Кусты снова зашевелились. Тэйлор прищурила глаза от яркого солнечного света, но все равно ничего не увидела. Она решила, что это ветер шевелит листву. А потом она увидела глаза. Желтые. А потом показалось и туловище. Это была какая-то кошка, несомненно, самая большая, какую ей когда-либо доводилось видеть.
В одном из своих любимых романов она прочитала, что представители семейства кошачьих никогда не заходят в воду, потому что боятся ее. Эта кошка явно была не в курсе, что ей следует бояться. Тэйлор медленно поднялась на ноги и прицелилась. Животное снова двинулось вперед. Похоже, оно готовилось к прыжку. Тэйлор открыла рот, чтобы предупредить Викторию. Но тут рот ей накрыла чья-то рука.
– Ни звука и не шевелиться.
Это тихим шепотом скомандовал Хантер прямо у нее над ухом. Тэйлор замерла. Даже не кивнула, чтобы показать, что слышала его. Она догадалась, почему он так взволнован. Если Виктория вдруг встанет из воды, то окажется как раз в середине между кошкой и винтовкой Хантера.
Ни Тэйлор, ни Хантер больше не смотрели на Виктория. Их внимание было приковано к чудовищной кошке. Тем временем Виктория еще раз лениво нырнула, перевернулась под водой на спину, чтобы волосы не закрывали ей лицо, когда она всплывет, и встала из воды. Повернувшись лицом к Тэйлор, она было улыбнулась, но заметила Хантера, охнула и поспешно закрыла руками грудь.
Неожиданно она поняла, что они смотрят на берег за ее спиной. Хантер держал винтовку наготове и щурился в прицел. Виктории стало страшно. Боясь обернуться, она в панике взглянула на Тэйлор. Одними губами подруга проговорила:
– Вниз.
У Виктории подкосились ноги, и она снова опустилась в воду.
Кошка выгнулась дугой и в прыжке поднялась высоко в воздух. Хантер выстрелил дважды с коротким перерывом, хотя было ясно, что он уложил кошку первым выстрелом. Она упала в воду, разметав брызги во все стороны, всего в нескольких футах от Виктории.
Виктория стремительно выскочила из воды и не отрываясь смотрела, как зверь медленно погружается на дно. Потом она пронзительно завизжала и без чувств повалилась назад. Хантер выудил ее из воды. Виктория бормотала что-то невнятное и плакала. Очутившись на руках у Хантера, она обхватила его за шею и вцепилась в него мертвой хваткой. Тэйлор закутала подругу в полотенце – из соображений скромности.
Дети прибежали посмотреть, что произошло, Тэйлор отвела их обратно к фургонам. Виктория уже рыдала в голос, и Тэйлор подумала, что ей надо было бы остаться одной, чтобы справиться Со своими эмоциями. Конечно, это было страшное переживание. Тэйлор заметила, что и у нее самой дрожали руки, когда она переодевалась и убирала револьвер в карман передника. Близнецы смотрела на нее широко открытыми глазами и молчали, пока она объясняла, что произошло. Джорджи пожелала пойти и посмотреть на кошку. Но Тэйлор категорически запретила ей это делать. Она одела девочек, причесала их и зашнуровала им туфельки, и тут Элли издала истошный вопль. Она только сейчас заметила, что пропала ее кукла.
Нервы у Тэйлор уже были на пределе, но она старалась сдерживаться изо всех сил. Посадила девочек рядом на сиденье, велела им не двигаться, а потом пошла обратно к реке. Сын предложил сходить туда вместо нее.
– Нет, ты оставайся здесь, Дэниел, – приказала она. – Я сразу вернусь. Элли, перестань сейчас же верещать. Я схожу и принесу твоего ребеночка.
– Сегодня я Дэвид – напомнил ей сын. – Ты что, забыла?
Эта история с именами начинала заходить слишком далека. Тэйлор обернулась к нему.
– Почему бы мне не звать тебя Дэниел Дэвид, пока ты сам окончательно не решишь? – предложила она. – Мне так будет легче запомнить.
– Сразу два имени? – Такая возможность развеселила его.
– Да, – подтвердила она. – Два имени.
– А что, если я захочу быть Дэвидом Дэниелом, а не Дэниелом Дэвидом?
Ну вот, опять, подумала Тэйлор. Она оставила мальчика размышлять над окончательным выбором, а сама пошла обратно к реке, ворча тихонько себе под нос. Кукла лежала на камне у самой воды. Но вместо того чтобы сделать шаг вперед и взять ее, Тэйлор поспешно отступила назад. Рядом с куклой на камне свернулась змея, вся в коричневую крапинку. Она гремела, как погремушка, и смотрела на Тэйлор. Та застыла и хотела позвать на помощь Хантера. Но снова услышала за спиной вопли Элли и вдруг поняла, что самое главное сейчас заполучить обратно куклу, чтобы ребенок замолчал. Ведь не всегда под боком будет Хантер, готовый помочь ей, Виктории или детям. И Лукаса тоже может не оказаться рядом, вдруг поняла она. Ей придется впредь стоять на своих двоих, даже тогда, когда этого совсем не хочется делать.
Она вынула из кармана передника револьвер. И подумала: пусть бы лучше змея уползла, чтобы не пришлось убивать ее; но тут другая мысль заставила ее передумать. Что было бы, если бы она послала за куклой Дэниела?
Тэйлор прицелилась и одним метким выстрелом прикончила змею. Сила выстрела подняла змею в воздух и бросила в воду.
Хантер как раз увлеченно и с большим удовольствием целовал Викторию, когда звук выстрела вернул его к действительности. Он поставил Викторию на землю, схватил винтовку и кинулся на звук.
– Тэйлор! – прорычал он.
– Это просто чертова змея, мистер Хантер, – крикнула она в ответ.
Виктория тоже направилась к подруге. Хантер остановил ее, схватив за руку. Он хотел, чтобы она оставалась на месте, пока он не выяснит, в чем дело. Но когда Тэйлор объяснила, что убила змею, Викторию уже можно было бы отпустить. Однако он этого почему-то не сделал. Она наклонила голову и поправляла полотенце, чтобы прикрыть грудь.
– Она убила змею, – проговорила Виктория шепотом, а потом украдкой подняла глаза и взглянула на Хантера.
– Нет, она убила чертову змею, – поправил он.
– Со мной бы наверняка случилась истерика. А Тэйлор просто рассердилась. Зачем вы поцеловали меня?
Он мгновенно придумал подходящую ложь:
– Чтобы вы перестали плакать.
– Ах… – вздохнула она.
А он никак не мог заставить себя перестать глазеть на нее. Господи, какая же она прелестная! У нее самые замечательные зеленые глаза такого оттенка, какого он никогда в жизни не видал. А волосы прямо как огонь. На переносице у нее веснушки. Он силой остановил себя, чтобы не поцеловать их.
Нет, он просто сошел с ума, если думает о таких вещах. На какое-то мгновение Хантер забыл, кто она такая и что из себя представляет он сам. Леди и полукровка. Это несовместимые вещи.
– Вы что, так и будете весь день стоять?
Его сердитый голос задел ее гордость, и она разозлилась:
– Только до тех пор, пока вы меня не отпустите. Он сразу же отпрянул от нее и вернулся в лагерь.
Она пошла за ним на почтительном, как ей казалось, расстоянии.
Через полчаса все наконец были готовы отправляться в путь. Элли до сих пор еще была расстроена и почти не притронулась к завтраку. Ей совсем не нравилась мокрая кукла. Ей нужна была только сухая. Тэйлор никак не могла уговорить ее. В конце концов она отобрала у девочки куклу и приколола ее к холщовому тенту фургона, объяснив заплаканной малышке, что солнце высушит ее ребеночка за пять минут. Когда же и это обещание не утешило Элли, Тэйлор заявила, что куколка легла поспать.
От Джорджи тоже не было толку. Она изводила сестру своей сухой куклой. Солнце еще не перевалило за полдень, а Тэйлор казалось, что у нее за плечами целый трудный день.
Они должны прибыть в Редемпшен ближе к вечеру, и это беспокоило ее больше всего. Она с волнением ожидала встречи с людьми, живущими там, а еще больше была озабочена тем, удастся ли ей найти подходящее жилье.
Хантер еще усугубил ее волнение, вскользь заметив, что Лукас, вполне возможно, уже ждет их в Редемпшене. Она не могла в это поверить, но Хантер убедил ее. Если Лукасу удалось завершить дела в Чикаго быстро, он вполне мог доехать поездом из Цинциннати до Су-Сити, а потом сесть на одно из тех речных судов, которые постоянно курсируют вверх и вниз по Миссури.
– Все равно он должен прибыть туда на несколько дней позже нас, – заметила она.
– Он же не фургоном поедет туда, – возразил Хантер. – И не станет тратить время на закупку провианта в Су-Сити, как вы. И потом он поедет верхом, Тэйлор, а стало быть, напрямик по тем дорогам, где не проедет фургон. Он уже вполне может быть там.
Тэйлор молила Бога, чтобы Лукас не успел прибыть раньше нее. Ей хотелось устроиться к его приезду. После этого она будет готова иметь с ним дело. Тэйлор знала, что он придет в ярость, и поэтому нервничала, представляя себе его гнев.
Хантер улыбался, запрягая лошадей. Из этого Тэйлор сделала вывод: он хочет, чтобы она понервничала. Она решила свести с ним счеты. Дождалась, когда он возьмет в руки вожжи, и отнесла ему Джорджи. Хантер посмотрел на нее так, что стало ясно: он знает, за что на него опять повесили эту несносную болтушку. Тэйлор только пожала плечами в ответ. А потом подала ему и Элли.
Джорджи прижалась к нему слева, а Элли села справа. Она все еще скулила, как обиженный зверек.
Хантер посмотрел на малышку с высоты своего роста.
– Долго еще собираешься выть? – поинтересовался он.
Она кивнула. Хантер рассмеялся, громко и заразительно. Тэйлор невольно заулыбалась, а когда взглянула на Викторию, то увидела, что и она улыбается.
Теперь все ждали Дэниела Дэвида. Он в нерешительности стоял между двумя фургонами. Когда Тэйлор спросила, почему он так долго думает, он объяснил, что не очень хочет ехать отдельно от сестричек, но, с другой стороны, не хочет, чтобы женщины ехали одни.
Хантер решил за него. Он велел мальчику садиться в его фургон, и побыстрее. Дэниел Дэвид не колебался. Тэйлор пришла к выводу, что мальчишке нравится, когда решение за него принимает кто-то другой.
Хантер поехал впереди. Они спускались вниз, преодолевая последнюю гору на пути в долину. Дэниел Дэвид сидел в самом хвосте фургона и все время смотрел на Тэйлор. Это продолжалось почти час. Через каждые пять минут он махал ей рукой, а когда она махала ему в ответ, улыбался. Наконец ему надоело быть таким бдительным, и он забрался на сиденье рядом с Элли.
Они подъехали к последнему пологому склону в начале третьего пополудни. Отсюда уже отчетливо был виден город. Он уютно расположился между холмов и гор с заснеженными вершинами. Тэйлор сразу подумалось, что, наверное, сама мать-природа воспользовалась своей кистью и всеми красками радуги, чтобы украсить эти склоны.
Но, когда она дошла до Редемпшена, краски у нее, очевидно, кончились. Первым впечатлением Тэйлор от этого городка было разочарование. Лукас был прав, когда говорил ей, что в городе не больше двенадцати или четырнадцати домов. К этому она была готова. Но не к тому, что они окажутся такими уродливыми, мрачными и грязными.
Хантер повез их в центр городка. По краям грунтовой дороги были проложены деревянные мостовые. Все постройки в городе были деревянными, и Тэйлор попыталась представить себе, каким милым он мог бы быть, если бы эти постройки были крашеные.
– Смотрите, вон магазин, – показала Тэйлор подруге.
– А прямо через дорогу – пивная, – проговорила Виктория довольно неодобрительно.
– Как тихо. Мне это не очень нравится.
Обе женщины смотрели прямо перед собой. Они привлекали к себе всеобщее внимание и старались не замечать мужчин, которые откровенно пялились на них.
Мужчины были повсюду. Они стояли в дверях, свисали из окон, стояли, прислонившись к столбам. Конечно, все они были разные, но у всех, казалось, было одинаковое выражение лица. Все казались туповатыми.
Новость о прибытии в город женщин распространилась молниеносно. И не успели оба их фургона подъехать к ограде магазина, как весь город уже собрался, чтобы рассмотреть их получше. Все девятнадцать человек.
Виктория решила так не наугад. Она всех пересчитала.
Тэйлор не знала, чего от нее ждут. Следует ли ей улыбнуться и поздороваться? Или это сочтут за непростительную развязность? Ей не хотелось начинать с ошибок. Но она просто не знала, как избежать их.
Толпа подходила ближе. Некоторые начали гикать. Хантер привязал вожжи фургонов к столбам и повернулся к Тэйлор, чтобы помочь ей спуститься.
– Почему никто не разговаривает? – спросила она шепотом.
– Они никак не могут поверить своим глазам, – ответил он.
Тэйлор вздохнула, приказала себе не нервничать, а потом сняла шляпку.
Тут все как с цепи сорвались. И дружно двинулись вперед, чтобы познакомиться с Дамой. Хантер сделал им знак рукой, чтобы они отступили. Он поднял Тэйлор, поставил ее на землю и повернулся к толпе.
– Это жена Росса.
Впереди всех оказался какой-то мужчина в клетчатой рубахе и мешковатых штанах. У него была лохматая с проседью борода, гигантский нос и темно-карие глаза. Он покосился на Тэйлор и подошел поближе.
– Я так давно не видел хорошеньких женщин, что совсем забыл, как они выглядят.
– А я таких милашек, как эти двое, вообще никогда не видел, – выкрикнул кто-то другой.
– Мамашу-то и Элис Броули мы уже тыщу лет за женщин не считаем.
– Отойди, Кливис, – приказал Хантер. – Дай женщинам вздохнуть.
– Да я хочу подойти поближе, чтобы просто понюхать, как она пахнет, – простодушно признался Кливис.
Тэйлор почувствовала, что заливается краской. Она распрямила плечи и осторожно сделала несколько шагов. Человек по имени Кливис глубоко втянул в себя воздух, когда она поравнялась с ним, а потом выкрикнул в экстазе:
– Розы! Она пахнет розами, мужики!
– Вот это да! – выдохнула толпа.
Тэйлор не могла удержаться от улыбки, услышав знакомый чудной возглас. Она подошла к фургону Хантера и подняла полог ровно настолько, чтобы просто заглянуть внутрь.
Джорджи уже не спала. Она, по всей видимости, только что воспользовалась горшком, и Дэниел Дэвид помогал ей застегнуть ее дорожные брючки. Тэйлор взяла эту миссию на себя, а потом подхватила девочку на руки.
Малышка охотно выбралась из фургона, но, когда увидела, что на нее глазеют столько мужчин, обхватила Тэйлор за шею и уткнулась в нее лицом. Хантер в это время пытался помочь Виктории спуститься, но каждый раз, как он протягивал ей руку, она отрицательно качала головой.
– Но вы же не можете так весь день просидеть, – сердито буркнул он. – Я никому не дам обидеть вас.
– Я на это не претендую, – прошептала она в ответ. – Кроме того, я могу и сама о себе позаботиться. Я не боюсь.
– Так докажите это.
И Виктория наконец решилась. Она сняла шляпку, бросила ее в фургон, а потом позволила Хантеру снять себя и поставить на землю.
Окружающие наперебой забрасывали Тэйлор вопросами. Но говорили все очень тихо, почти шепотом; и когда до нее дошло, что они говорят так, чтобы не напугать еще сильнее Джорджи, она сразу перестала нервничать.
– Куда вы направляетесь, миссис Росс? – спросил ее человек в толстых очках.
– Мы уже прибыли куда хотели, сэр, – ответила она. – Мы собираемся поселиться здесь.
– А эта рыженькая – замужем?
Этот вопрос задал из толпы молодой веснушчатый парень. Тэйлор оглянулась на Викторию и подумала: может, стоит ответить за нее. Виктория не смотрела в ее сторону. Она вцепилась в руку Хантера и явно не собиралась выпускать ее. Хантер же безуспешно старался освободиться.
– Она была замужем, – пояснила Тэйлор. – Ее муж умер всего несколько месяцев назад.
Похоже, этот факт никого из присутствующих не опечалил. И, прежде чем Виктория успела обойти вокруг фургона и встать рядом с Тэйлор, она получила три предложения руки и сердца..
– У меня траур, – заявила она. – И я к тому же жду ребенка.
Но ни то, ни другое заявление не произвели на мужчин большого впечатления. Они даже не знали ее имени, но уже добивались ее руки. Один джентльмен поспешил сообщить, что с большой охотой позволит ей оставить ребенка.
Виктория вскипела и хотела даже стукнуть обидчика. А Тэйлор рассмеялась. Но тут наконец Джорджи решилась обследовать свое новое местопребывание.
Тэйлор поставила девочку на деревянную мостовую, и Джорджи немедленно забежала в магазин.
Внезапно Тэйлор выпрямилась и быстро отступила назад. Еще один мужчина, одетый в плотную нижнюю рубаху с длинными рукавами и синий комбинезон, пробрался сквозь толпу и теперь стоял, возвышаясь над ней. Это был настоящий гигант, ростом не меньше шести с половиной футов, очень широкоплечий и с мускулистыми руками. У него были длинные каштановые волосы и густая борода. Вид у него был довольно устрашающий, да еще при этом он, как сумасшедший, размахивал перед носом у Тэйлор газетой. Тэйлор резким движением отстранила газету.
– Что вы делаете, сэр?
– Вы читаете?
– Простите?
Он снова задал свой вопрос таким громовым голосом, что у Тэйлор зазвенело в ушах. Не зная, сердиться или смеяться, она ответила:
– Если вы хотите спросить, умею ли я читать, то мой ответ будет: да.
Это ее признание сильно обрадовало мужчину. Он издал такой громкий, торжествующий крик, что Тэйлор чуть не упала.
Виктория аккуратно обошла великана и вслед за Джорджи зашла в магазин. За ней тут же последовали несколько мужчин.
Дэниел Дэвид выбрался из фургона и поспешил встать рядом с матерью. Тэйлор представила его собравшимся.
Хантер не спускал с нее глаз. Она сообщила мужчинам, что Дэниел Дэвид ее сын. Кое-кто попробовал с этим спорить, но Тэйлор так на них посмотрела, что они сразу умолкли.
– Я его мать, а Лукас Росс – отец.
И она окинула внимательным взглядом своих слушателей, давая им понять, что возражать бесполезно. Никто не вымолвил ни слова. Некоторые даже кивнули головами, как бы соглашаясь с этим ее утверждением. Случайно она взглянула на Хантера и увидела, что тот улыбается. Потом снова обернулась к сыну. Похлопала его по плечу и предложила ему сходить в магазин и выяснить, есть ли в продаже мятные конфеты.
– Но Элли…
– Я сама возьму ее, – пообещала Тэйлор.
Мальчик побежал в магазин, а Тэйлор снова вернулась к фургону. Элли все еще крепко спала. Тэйлор опустила полог и обернулась к Хантеру. Он кивнул головой, прежде чем она успела попросить его присмотреть за фургоном. Улыбнувшись ему, она тоже вошла в магазин.
Великан шел за ней. Газета была у него под мышкой. Виктория уже беседовала с хозяином и тут же познакомила с ним Тэйлор. Этого человека звали Фрэнк Майклз. Он был страшно рад знакомству и почти целую минуту тряс ее руку. Восторг его был совершенно неподдельным. Фрэнку было лет пятьдесят. У него были узкие плечи и шишковатые руки, а на носу очки с треснувшим стеклом. Внимание Тэйлор привлекли его глаза. Они были карие и излучали тепло. Как и его улыбка. Он все повторял, как ему приятно с ней познакомиться.
Джорджи побежала в подсобное помещение в дальнем конце магазина. Через несколько секунд в дверях появилась Элли. Она прижалась к ноге Хантера и смотрела на толпу.
– Какая же она шустрая, – восхитился Фрэнк Майклз. – Наверное, летела как молния, раз успела так быстро обежать вокруг магазина.
Элли заметила мать и побежала к ней. В руках у нее была кукла. Хозяин присел перед девочкой на корточки. Элли сразу спряталась за юбку Тэйлор. И тут к ним, как вихрь, подлетела Джорджи. У мистера Майклза стал совершенно ошарашенный вид.
– Близнецы, – проговорил он шепотом.
Сзади раздался голос гиганта, который просил ее о чем-то. Тэйлор оглянулась, и ей сразу пришлось увернуться от газеты, которой он опять размахивал у нее перед лицом.
– Могли бы вы это прочесть?
– Конечно, могла бы. – Тэйлор пыталась не показать этому чудаку своего раздражения. – Я читаю уже много лет.
– Послушай, Ролли, ведь она только-только приехала. Дай ей хотя бы отдышаться. Ты ведь не собираешься надоедать ей со своей газетой, – вступился за Тэйлор хозяин. Он тихо простонал, вставая и выпрямляясь, и прижал ладони к пояснице.
– У вас прекрасные дети, миссис Росс.
– Спасибо, мистер Майклз.
– Я буду ужасно польщен, если вы станете называть меня Фрэнк.
– В таком случае вы должны звать меня Тэйлор.
– Это большая честь для меня, – просиял Фрэнк. Но Ролли не собирался отступать:
– Она сама дала мне согласие, Фрэнк. Я ясно это слышал.
Тзйлор не могла понять, о чем он говорит. И, прежде чем успела спросить, на что же такое она дала согласие, Ролли схватил ее руку, сунул ее себе под локоть и потянул Тэйлор к выходу. При виде Хантера он остановился, бросил на него беспокойный взгляд, пробормотал: «Хантер» и кивнул головой, дабы завершить приветствие.
Хантер был так же нелюбезен. Он насупился, кивнул головой в знак приветствия и неохотно проворчал: «Ролли».
Вытащив Тэйлор на улицу, Ролли остановился и повелительно проревел:
– Тащите ящик, ребята! У нас появился грамотей.
В ответ прогремел дружный крик одобрения. Тэйлор была поражена такой реакцией. Как бы из ниоткуда появился ящик, который поставили рядом с ней на мостовую. Она в недоумении посмотрела сперва на него, потом на Ролли…
Он подал ей газету, потому поднял ее и поставил на ящик. Кто-то вытащил из магазина кресло-качалку. Ролли милостиво кивнул этому человеку и сел.
– Мама, что ты делаешь? – спросила выбежавшая из магазина Джорджи.
Тэйлор посмотрела сверху на дочку и пожала плечами.
– Не имею ни малейшего представления, – прошептала она.
– Твоя мама сейчас прочитает нам последние новости, – пояснил Ролли. И дал Тэйлор отмашку:
– Ну, начинайте!
Тэйлор посмотрела на Хантера, чтобы понять, что тот думает о поведении этого чудака. Хантер стоял сразу за дверью магазина, и вид у него был скучающий и безучастный.
Тэйлор развернула газету. Это была «Роузвуд геральд». Она никогда не слышала о таком городе. Потом она посмотрела на число.
– Послушайте, но ведь эта газета двухнедельной давности.
– Для нас это все равно новости, – объяснил Ролли.
– Раньше мы получали много газет из шахтерских поселков в горах, – крикнул кто-то из толпы. – Но нам больше всего нравится «Роузвуд геральд», правда, Ролли?
– Да вроде бы так, – согласился Ролли. Тэйлор ужасно хотелось спросить, правильно ли она поняла. Неужели никто из них не умеет читать? Но она боялась обидеть их. Скорее всего, она ошибается. В наше просвещенное время кто-то из них наверняка умеет читать.
Она решила выяснить это окольным путем.
– А кто читал газету, прежде чем меня удостоили такой чести?
Право отвечать предоставили Ролли.
– Ну, значит, Фрэнк обычно читал нам. А потом у него треснули очки, и он все никак не соберется их починить.
– А потом был еще Граф, – крикнул кто-то.
Ролли кивнул:
– Нам не нравилось, как он читает. У него был сухой кашель, и это мешало нам слушать новости.
– Один раз читал Генри, – проговорил Фрэнк из глубины магазина.
– Он заикался, – воскликнул Ролли. – Это меня просто выводило из себя. Я его чуть не пристрелил.
– Ты его пристрелил-таки, – напомнил Фрэнк. Тэйлор широко раскрыла глаза. Но Ролли поспешил ее успокоить:
– Это я по другому поводу. Начинайте, – снова приказал он.
Тэйлор поглядела на толпу мужчин. Лица их были серьезные и выжидательные. И она сделала единственное, что могла сделать. Она стала читать.
Ей не давали пропустить ни одного раздела. Она должна была прочитать каждое напечатанное слово. Это заняло у нее почти сорок пять минут, потому что в газете было четыре полосы, и она была счастлива, что Ролли не вручил ей «Денвер пост»: тогда ей понадобилось бы несколько часов. Ее чтение прерывалось взрывами хохота, если попадалось что-нибудь хоть чуточку забавное, и продолжительным обсуждением плохих новостей.
Аудитория ей досталась очень благодарная. Когда она закончила читать последнюю заметку и свернула газету, они захлопали и наперебой закричали: спасибо! Кто-то, кого она до сих пор не замечала, сказал, что у нее чертовски приятный голос.
Тэйлор почувствовала, что знает теперь две вещи. Во-первых, эти люди жаждали узнать новости из внешнего мира. Они явно не были довольны жизнью в своем замкнутом маленьком королевстве – им хотелось знать, что творится в мире. Они не были пассивными американцами и живо интересовались своим правительством: Тэйлор поняла это потому, как горячо они спорили по разным вопросам. Вторая вещь касалась Ролли. Все горожане уступали этому громиле дорогу. Он сидел отдельно от остальных, и по взглядам, которые кое-кто бросал в его сторону, можно было сделать вывод, что они боятся его. Ей же он показался довольно безобидным.
Тэйлор спрыгнула с ящика и отдала великану газету.
– Вот, возьмите, мистер Ролли. А теперь извините меня. Мне еще нужно сделать массу дел до темноты.
Громила встал.
– Значит, увидимся снова в воскресенье?
– В воскресенье?
– Ну, для чтения, – пояснил он. – Гаррисон привозит газету по пятницам или по субботам. Но мы подождем до воскресенья, чтобы послушать, как вы читаете.
– Я с удовольствием почитаю вам в воскресенье. Ролли отвесил ей поклон.
– Я с радостью высказываю вам свою признательность, миссис Росс. – Он повернулся и свирепо взглянул на толпу. – Так будет правильно.
В ответ ему быстро закивали головы. Тэйлор догадалась, что Ролли не хочет, чтобы его считали обходительным и галантным.
– А вы нуждаетесь в чем-нибудь особенно? – спросил он ее.
– Нам нужно жилье, мистер Ролли, – сказала Тэйлор. – Не знаете ли вы, может, в округе есть свободные дома? Мы с удовольствием поживем и в брошенной хижине какое-то время. Вы что-нибудь знаете?
Ролли улыбнулся ей, а потом повернулся к присутствующим:
– Ей нужен дом, ребята. Есть возражения? – И, выждав целую минуту, снова повернулся к Тэйлор:
– Все. Договорились.
– О чем договорились? – спросила она недоуменно.
– О вашем доме, – пояснил он. – Завтра начнем строить.
У нее от изумления открылся рот. А Ролли как ни в чем не бывало взял кресло-качалку и понес обратно в магазин. И на ходу предложил, чтобы Тэйлор прямо сегодня к вечеру выбрала подходящее место.
Было совершенно очевидно, что он не шутит., Тэйлор сообщила ему, что его щедрость безгранична. Он ответил, что ему это не составит труда. И другим, как она поняла, тоже. Один джентльмен прямо сказал ей: единственной гарантией ее постоянного пребывания у них может быть только то, что они обеспечат ее жильем.
– Нам совсем не хочется, чтобы Росс упрятал вас в горах, – добавил серьезный на вид молодой человек.
Фрэнк Майкпз тоже стоял здесь. Он уже просмотрел основные новости, но вышел на улицу, когда она читала: ему нравилось слушать звук ее голоса.
– А сегодня вы все можете переночевать в доме Каллагана, – предложил он. – Дом хороший и крепкий.
– Там полы деревянные, – крикнул кто-то.
– Каллаган до лета не вернется, – продолжал Фрэнк.
– А он не будет возражать, если мы воспользуемся его домом? – поинтересовалась Тэйлор.
– Да этот дом вообще-то не Каллагана, – пояснил Ролли. – Он просто положил на него глаз. Выставил хозяев сто лет назад. Вот они и передали дом по акту Льюису.
Вперед вышел веснушчатый молодой человек по имени Билли.
– Когда Каллаган приезжает сюда, он всегда останавливается в этом доме. И ведь никто не знает, как он пробирается внутрь. В доме четыре красивых застекленных окна, но ни одно из них ни разу не было разбито. Он не через окно влезает в дом – это точно. И на обеих дверях замки. Он старый сумасшедший горец. Лучше вам с ним не встречаться.
– Настоящий горец? – повторила Тэйлор шепотом.
– Вообще-то, пожалуй, лучше вам не останавливаться там без согласия мужа. А где, кстати, Росс? – поинтересовался Фрэнк.
– Уехал по важному делу, – ответила она. – Так он в самом деле настоящий горец?
– Кто? – переспросил Ролли.
– Каллаган.
– Да, самый настоящий. – И Ролли подтвердил свои слова кивком головы.
– А вдруг этот мистер Льюис захочет продать дом? – забеспокоилась Тэйлор.
– Он вообще-то хочет его продать, – сказал Фрэнк. – Пара, которая выехала, сделала его своим агентом. У Льюиса все бумаги, и если он продаст дом, то получит свою долю, а остальное вышлет в Сент-Луис. Именно туда и уехали бывшие владельцы дома. Но вы ведь не собираетесь его покупать, а?
– Льюис – наш городской адвокат, – объяснил Билли.
Тэйлор была приятно поражена. Для городка такого масштаба иметь своего юриста было большой редкостью. Тогда Фрэнк рассказал, что у Льюиса не было никакого специального образования. Он прочитал пару книжиц, год, что жил в Вирджинии-Сити, таскался повсюду за одним адвокатом, а когда приехал и поселился в Редемпшене, то открыл свою практику. Настоящие юристы ни в каких дипломах не нуждаются.
– У мистера Льюиса есть официальные приемные часы?
Мужчинам этот вопрос показался весьма забавным. А когда смех умолк, Фрэнк объяснил, что у Льюиса нет своей конторы. Он владелец конюшни, и когда не занят с лошадьми, то занимается разными юридическими проблемами.
– А почему он не читает вам газеты? – спросила тогда Тэйлор.
– Он попросил слишком большие деньги за это, – пояснил Ролли. – Фрэнк, я думаю, с ней все будет в порядке. Если Каллаган узнает, что она замужем за Россом, он оставит ее в покое. С Россом он связываться не станет.
В магазин вошла Виктория, а следом за ней шли близнецы.
– Где же Дэвид Дэниел? – спросила Тэйлор.
– Помогает Хантеру с лошадьми.
– А я думал, мальчика зовут Дэниел Дэвид, – заметил Фрэнк. – Я, наверное, не правильно понял.
– Нет, вы не ошиблись, – улыбнулась Тэйлор. – У него два имени, пока он не решит, какое из двух выбрать. Мистер Ролли, вы не покажете мне, как пройти в конюшню мистера Льюиса?
– С превеликим удовольствием.
Тэйлор повернулась к Виктории и вкратце изложила ей содержание разговора, который та пропустила.
– А в этом доме деревянные полы? – поинтересовалась та.
Ролли сказал, что деревянные. У Виктории при этом известии от счастья даже закружилась голова.
И – чудо из чудес – через час Тэйлор уже была счастливым обладателем двухэтажного дома с деревянными полами и четырьмя красивыми застекленными окнами. Они с Викторией также попросили необходимые бумаги, с тем чтобы подать прошение на предоставление им ста шестидесяти акров земли по Закону о землевладении. Однако Льюис боялся, что ни одна из них не сможет вступить в законные права. Виктория все еще была британской подданной и поэтому могла не получить разрешения владеть землей в Америке. Что же касается Тэйлор, у нее подобной возможности могло не быть потому, что она замужем и Лукас, возможно, уже подал такое прошение.
Тэйлор очень быстро пришла к выводу, что Льюис полнейший профан в вопросах понимания и толкования закона. К примеру, даже она понимала, что Лукасу надо будет подписать документы о переводе права собственности, но Льюис был готов зафиксировать акт с одной только ее подписью. Он говорил мудрено и витиевато, чтобы запутать правовую сторону вопроса и скрыть свое невежество.
Она настояла на том, чтобы забрать бумаги домой и дать их на подпись мужу. Льюис принял от нее двадцать долларов в качестве наличной оплаты и поздравил ее с удачным приобретением. Она отнюдь не была уверена, что является собственником по всем правилам, но все равно пожала ему руку.
Хантер с Викторией и детьми ждал на улице у конюшни. Тэйлор показала ему бумаги и объяснила, что она сделала. На этот раз он даже не пытался внушить ей, что еще есть возможность развернуться на сто восемьдесят градусов и вернуться к цивилизации. Он реагировал весьма странно – хохотал до слез.
Наконец Хантер, Виктория и Дэниел Дэвид двинулись в обратный путь по самой середине улицы. За ними шла Тэйлор с близнецами. Джорджи надо было зашнуровать туфельку, и к тому времени, как Тэйлор удалось уговорить малышку перестать прыгать и приплясывать, чтобы можно было спокойно завязать бантик, троица впереди них уже дошла до магазина Фрэнка.
Всем хотелось взглянуть на дом до темноты. Хантер поднял Викторию и посадил ее на козлы, а потом посадил рядом с ней Дэниела Дэвида. И теперь стоял в ожидании Тэйлор.
Она шла, держа девочек за руки и пытаясь помочь им ускорить шаг. Солнце обрамляла трепещущая оранжевая корона, красная по краям. У Тэйлор перехватило дыхание от этой потрясающей красоты. Она стояла как во сне.
Джорджи потянула ее за платье и вернула к реальности:
– Вон тот дядя, мама.
– Какой дядя, детка? – спросила она, не в силах оторваться от заворожившего ее зрелища.
– Наш дядя, мама, – сказала Элли. Тэйлор остановилась как вкопанная. Боже правый, и как она ухитрилась не заметить его? Их дядя, как назвала Элли, стоял посередине улицы. С такого расстояния она не могла разглядеть выражение его лица. Но подумала, что оно наверняка хмурое.
– Да, вот теперь-то все и начнется, – прошептала она.
Ей захотелось развернуться и бежать куда глаза глядят. Но она сразу отказалась от этой мысли. Не боится она Лукаса. Да, он будет сердиться на нее, но через некоторое время поймет, что она все сделала правильно. Тэйлор от всей души надеялась, что он не убьет ее раньше.
Она распрямила плечи и пошла. И чем ближе к нему подходила, тем тревожнее у нее становилось на душе. Лукас был одет в грубую кожаную одежду, и оба его револьвера висели низко на бедрах. Он стоял, опустив руки. У нее было странное ощущение, будто она идет, чтобы в чем-то признаться. Сказать всю правду. Что она в самом деле виновата перед Лукасом. А у него перед нею преимущество. Боже, ей надо взять себя в руки. Это от света заходящего солнца Лукас кажется таким великолепным и несокрушимым. От него во все стороны расходятся золотые лучи. И в этих закатных лучах кажется, что он вышел прямо из самого солнца.
Наконец она приблизилась и разглядела его лицо. О Боже, он и правда был в ярости. И смотрел на нее ледяными глазами.
Тэйлор не знала, что сказать ему. Взглянула на Хантера и увидела его самодовольное выражение, мол, сейчас ты у него получишь. Как же ее подмывало подойти и врезать ему как следует!.. Она медленно шла к Лукасу и остановилась за несколько футов от него.
Они долго молча смотрели друг на друга. Тэйлор заметила, что он весь в пыли. У него отросла борода. Из-за этой бороды вид у него был еще более грозный. И прекрасный. Она была так счастлива снова видеть его, что ей хотелось плакать. Он был именно таким мужчиной, о котором она могла только мечтать, а уж то, что он все больше походил на горца, просто лишало ее дара речи.
– Мама! – позвала ее Джорджи.
Это сразу вернуло ее на землю. Она глубоко вздохнула, изобразила на лице картинную улыбку и слегка подтолкнула детишек:
– Поздоровайтесь с папой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прекрасный принц - Гарвуд Джулия

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Прекрасный принц - Гарвуд Джулия



Аннотация совсем к другому роману.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияLara
6.01.2012, 18.46





Юной красавице Тэйлор тесно в душных гостиных викторианского Лондона. Девушка проводит жизнь в мечтах о прекрасном принце. И вот он появляется - сильный, мужественный, отважный, готовый сделать ее своей женой и навсегда увезти на вольные просторы американских прерий. Но... что привлекает Лукаса? Ее богатство? Возможность отбить невесту у негодяя-брата? Или все-таки красота Тэйлор и ее прекрасное, чистое сердце?
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияЕлена
31.03.2012, 18.11





Захватывающая история!!!!! Перечитывала несколько раз)))
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияОксана
16.06.2012, 11.17





Аннотация к роману "Приглашается жена"Стил Джессика
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияКира Корор
16.06.2012, 13.26





Чудесный роман!rnНесмотря на то, что исторические романы Джулии Гарвуд очень похожу друг на друга, в каждом из них есть своя изюминка!
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияKarsata
19.08.2012, 10.05





Роман понравился, с удовольствием прочитала.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияЭлечка
13.03.2013, 12.39





Можно почитать, но очень длинно.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияКэт
2.04.2013, 9.35





Прекрасный роман!!! Очень понравился! А аннотация, действительно, к другому роману.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияMarina
4.10.2013, 14.19





Ставлю пятёрку с большим плюсом. Давным - давно прочитала эту книгу, но до сего дня перечитываю с интересом. очень красивая история. Главные герои выше всяких похвал, но без Виктории с Хантером роман не заиграл бы такими яркими оттенками. Потрясающая сказка, в которую хочется верить))
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияNatali
9.03.2014, 16.12





Роман очень понравился. И не пойму коментарий Елены, вы прочли плохо роман, Тэйлор было душно в лондоне из за её детсва и что свободно она себя чувствовала в шотландии у дедушки,поэтому она и уехала и из Лондона и из Бостона,а Лукас взял её в жёны внчале из за денег которые он отдал сводному ст.брату за мл.сводного брата и он не думал обзаводится женой, но увидев какая она на самом деле Тэйлор он её полюбил по настоящему. Не знаю я получила столько удовольствия от чтения этого романа, так что читайте с удовольствием этот роман
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияАнна Г,
7.04.2014, 11.04





Очень хороший интересный роман
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияАнгелина
12.05.2014, 18.00





Анна Г, я думаю, что комментарий Елены - это всего лишь правильная аннотация к роману...
Прекрасный принц - Гарвуд Джулияната
20.11.2014, 16.51





интересный роман,очень понравился
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияМорган
22.06.2015, 23.47





Читала этот роман в 2005 году в печатном варианте. Но и сейчас получила огромное удовольствие. Прекрасный роман!!! 10 баллов.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
21.10.2015, 19.32





Роман очень понравился.Тейлор -очень искренний. добрый и чистый душой человек. поэтому люди вокруг нее становятся чище и добрее.Ведь в жизни каждого из нас то же самое происходит . Встретишь хорошего человека - и душа отогреется, хочется жить дальше. Роману - 10 баллов.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияСофи
28.10.2015, 14.28





Чудесный роман.Читайте и наслаждайтесь.
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияРая
30.10.2015, 23.19





Не скачивается :-(
Прекрасный принц - Гарвуд ДжулияAlana
26.12.2015, 18.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100