Читать онлайн Тайный шепот, автора - Гарвер Саманта, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайный шепот - Гарвер Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайный шепот - Гарвер Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайный шепот - Гарвер Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарвер Саманта

Тайный шепот

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Мой отец играл в азартные игры дольше, чем я себя помню.
Когда она заговорила у него за спиной, Бенедикт на мгновение замер, но тут же снова стал проверять подпругу.
– Он не видел причин прекращать игру, когда женился на моей матери и когда родилась я. Таким образом он нас и содержал. Мать умерла, когда я была совсем ребенком, а денег на гувернантку у нас не было, так что он брал меня с собой в игорные дома. Он одевал меня в штаны и мальчишеские кепки и сажал на колени, когда играл. Я научилась быть молчаливой и бесстрастной. Кроме того, я научилась играть.
Мне нравится думать, что играю я так же хорошо, как это делал мой отец. Так что сами видите, – призналась Харриет, – держать с вами пари было нечестно. И вы не обязаны брать меня с собой на верховую прогулку.
Он выпрямился и, обернувшись, посмотрел на нее.
Харриет надела темно-синее платье, и ветер прижимал материю к телу. Бенедикту было тяжело представлять себе ее длинные ноги, мягкие и полные в бедрах, обтянутыми мужскими брюками. Солнечный свет, хоть и скудный, все же выхватывал светлые прядки в ее темно-золотистых волосах. Как обычно, буйная шевелюра завитками ниспадала на плечи и кудрявилась на висках. Шляпка висела на руке. Бенедикт подумал, что такой шляпки не хватит, чтобы удержать на месте массу пшеничных волос.
– Бенедикт? – окликнула его Харриет, и он сообразил, что все еще смотрит на нее во все глаза.
– Вы что, хотите отказаться от нашего пари, мадам?
Ее лицо резко изменилось. Она выглядит так, подумал Бенедикт, словно ей дали пощечину.
– Нет, Бенедикт, я всегда держу свое слово. Я просто хотела быть с вами честной.
Он довольно долго смотрел на Харриет, пытаясь понять, чем так рассердил ее.
– Это конь мистера Латимера, – сказал он, так как Харриет по-прежнему молчала. – Для вас я собирался оседлать лошадь леди Крейчли.
Харриет обратила внимание на коня у него за спиной. Суровое выражение лица сменилось совершенно детским восторгом.
– О!
– Они предлагают гостям прекрасных лошадей, но их собственные – еще лучше.
– Понятно, – сказала Харриет. Она обошла Бенедикта, настороженно приближаясь к гнедому жеребцу. Чем ближе она к нему подходила, тем шире становились ее глаза, словно она и не предполагала, что лошадь может быть такой большой. Харриет подняла руку и прикоснулась к жеребцу. Он повернул к ней свою огромную голову, и Харриет быстро отступила назад.
– Харриет? – окликнул ее Бенедикт.
– Да? – Она скрестила руки, но не посмотрела на него. Ее взгляд оставался прикованным к жеребцу. Когда тот ударил копытом, на лбу Харриет появилась складка.
– Вы никогда раньше не ездили верхом, да?
Наконец она посмотрела ему в глаза, и Бенедикт понял, что Харриет боится. Она медленно покачала головой.
Бенедикт заметил конюха, выводившего вторую лошадь из загона, и крикнул:
– Кобыла нам не потребуется!
Старик равнодушно пожал плечами и повернул обратно.
– На самом деле мне совсем ни к чему учиться ездить верхом, – словоохотливо начала Харриет. – В Лондоне почти все, что нам нужно, находится на расстоянии пешей прогулки, а в остальных случаях мы нанимаем двуколку. Или одалживаем у друзей карету с кучером.
– Вы поедете со мной, Харриет. – Бенедикт подошел к жеребцу, взлетел в седло и протянул руку Харриет, сделавшей еще шаг назад. – Беритесь за руку.
Харриет сделала глубокий вдох, и Бенедикт ясно увидел, что она собирается с духом. Потом она вздернула подбородок и шагнула вперед. Ее рука коснулась его ладони, он обхватил своими пальцами ее тонкие пальчики и внезапно вспомнил вчерашний поцелуй. Рука Харриет подходила ему так же хорошо, как и ее губы. Словно эту женщину создали для него.
Она испуганно ахнула – Бенедикт оторвал ее от земли и осторожно посадил в седло перед собой.
Одной рукой Харриет вцепилась в луку седла, а пальцами другой впилась в ногу Бенедикта. Ему показалось, что от этого места растекается жар, а когда она, приоткрыв рот, посмотрела на Брэдборна широко распахнутыми глазами, он с трудом удержал ровное дыхание.
Харриет отпустила его ногу, обеими руками взявшись за седло, и он потянулся за поводьями. Руками Бенедикт невольно задел Харриет, а когда она пошевелилась, ощутил сладкий, чистый аромат ее мыла.
– А куда мы поедем? – спросила Харриет, когда Бенедикт пришпорил жеребца.
– Недалеко. Туда, где живет женщина, у которой дневник Аннабель Рочестер.
Харриет резко повернула голову.
– Правда?
Бенедикт с трудом оторвался от ее улыбки.
– Правда, – ответил он и еще сильнее пришпорил жеребца. Тот рванул вперед, и Харриет съехала назад, вжавшись в Бенедикта. Он стиснул зубы, чтобы подавить стон, и понадеялся, что место их назначения окажется ближе, чем он думает.
Дом Олдерси оказался меньше, чем Рочестер-Холл. Сказать по правде, этот дом был размером с конюшню. Бенедикт представил себе, как разозлилась его хозяйка, когда ее предложение купить дневник отвергли.
Их с Харриет оставили у входа в дом, а пухлая служанка с приятной улыбкой пошла за хозяйкой. Служанка вернулась довольно раздраженная, пыхтя и задыхаясь от спуска по лестнице. Щеки ее раскраснелись.
– Мисс Олдерси просит вас подождать в кабинете.
Она провела их по узкому коридору в комнату размером со спальню Бенедикта. На стене висела единственная картина. Ничем не покрытые столы прогибались под тяжестью множества растаявших свечей.
Горничная поспешила войти в комнату первой, чтобы сдернуть простыню с диванчика и низкого кресла напротив него. Провожая гостей к диванчику, она выглядела немного смущенной из-за вида комнаты.
– Желаете что-нибудь выпить?
– Шотландское виски у вас есть? – спросил Бенедикт.
– У нас есть вода, – извиняясь, улыбнулась горничная. – Мисс Эдвина считает, что алкоголь – это грех.
– А-а, – протянул Бенедикт. Взгляд его уперся в единственное украшение комнаты – картину с изображением «Тайной вечери».
– Вода – это отлично, – вмешалась с улыбкой Харриет, и горничная слегка успокоилась. – Спасибо.
Харриет похлопала по подушке диванчика. Вверх взвилось большое облако пыли, и Харриет искоса посмотрела на Бенедикта.
Он фыркнул.
Горничная принесла воду, вкусом, как подумал Бенедикт, подозрительно походившую на скотч. Прежде чем снова исчезнуть, горничная таинственно ухмыльнулась.
Они посидели минуту, другую, никто не шел, и Харриет заерзала.
– Мне не нравится это место, – прошептала она. – Напоминает дом моей тетки. Когда я была маленькой, мы с отцом иногда гостили у нее, а потом мне пришлось жить с ее семейством. Она была отвратительно религиозна.
Бенедикт кивнул.
– Давайте не упоминать о нашем пари. Думаю, у мисс Олдерси есть свое мнение о женщинах, которые играют в азартные игры, чтобы получить урок верховой езды.
В голосе Харриет послышалось самоосуждение, и это Бенедикту не понравилось. Он легко представил себе, как эта тетка заставляла Харриет чувствовать себя существом низшего сорта за то, что она всюду ходила с отцом.
Когда она повернулась к нему с тревожной улыбкой, Бенедикт не задумываясь выпалил:
– И давайте ни под каким видом не будем упоминать о том, что я тоже жду не дождусь очередного урока – снова держать вас в своих объятиях.
Вообще-то ему следовало раскаяться в своих опрометчивых словах, но то, как Харриет приоткрыла рот, услышав их, заставило его рассмеяться.
Прежде чем кто-нибудь из них успел что-то сказать, в комнату вошла Эдвина Олдерси. Фигурой она походила на волчок – массивная в верхней половине туловища, но с тощими длинными лодыжками, торчавшими из-под подола. Глядя на красноту вокруг ее носа, Бенедикт подумал, что она не держит алкоголь в доме не только по причине своей религиозности.
Бенедикт и Харриет встали, хозяйка подняла брови и направилась к незнакомцам, вытянув вперед руки.
– Миссис Олдерси, – произнес Бенедикт, – благодарю вас за то, что вы согласились нас принять.
– Вам спасибо за визит. – Она протянула руки ему и Харриет. Та, не совсем понимая, что она должна сделать, пожала пухлые пальцы. – Но я мисс Олдерси. – Она улыбалась Бенедикту, склонившемуся над ее рукой. – Садитесь, прошу вас. Полли сказала, что вы прибыли из Рочестер-Холла.
– Да, мадам. Меня зовут Бенедикт Брэдборн, а это Харриет Мосли. Мы гостим в особняке леди Крейчли.
– Мосли и Брэдборн? – Мисс Олдерси уселась в кресло, стоявшее напротив диванчика, медленно переводя взгляд с одного на другую. – Полли показалось, что вы муж и жена. Это не так?
– Нет, – ответила Харриет, помотав головой.
– О… – Хозяйка задумалась, посмотрела на Бенедикта и ослепительно улыбнулась.
Он смущенно заерзал и притворился, что не расслышал, как Харриет задушенно кашляет от смеха.
– Вы ищете дневник леди Рочестер?
Харриет спросила:
– Он все еще у вас?
– Разумеется, дорогая. – Эдвина даже не посмотрела на нее. – Это фамильная реликвия.
Бенедикт не стал возражать, что мисс Олдерси не имеет никакого отношения к этой семье.
– И давно он у вас?
– Я тогда была еще ребенком. Дневник купил мой отец, когда какой-то дальний родственник распродавал имущество.
– Это было давным-давно, – заметила Харриет. Вспомнила о двоюродном деде, о котором упоминала леди Крейчли, подумал Бенедикт.
– Не так уж и давно. – Эдвина метнула в Харриет ледяной взгляд.
Харриет посмотрела на чашку, стоявшую у нее на коленях. Уголки ее рта подергивались.
– Можем мы взглянуть на дневник, мисс Олдерси? – спросил Бенедикт.
– Разумеется. – Она встала с кресла и, обернувшись, сказала ему: – И называйте меня Эдвина.
Пока хозяйка неторопливо пересекала комнату, Бенедикт смотрел на Харриет. Она перевела взгляд с Эдвины на него и обратно, а потом с намеком подвигала вверх и вниз бровями.
Бенедикт нахмурился. Мисс Олдерси сдвинула картину, за которой открылось квадратное отверстие в стене.
– Надеюсь, я могу доверить вам, где находится наш тайник?
Похоже, в тайнике лежали только несколько сложенных документов и тетрадка, перевязанная пожелтевшей белой лентой. С этой тетрадкой Эдвина вернулась к гостям и села на краешек кресла, держа ее на раскрытых ладонях.
Но когда Харриет потянулась за обтянутой кожей тетрадкой, хозяйка отдернула руки.
– Нет-нет. Боюсь, мы не можем передавать ее из рук в руки. Страницы распадаются, а бумага такая тонкая, что рвется от одного прикосновения. – Эдвина уронила тетрадку себе на колени и откинулась на спинку кресла. – Я сделала леди Крейчли предложение купить этот семейный дневник, но она его не приняла.
– И за сколько? – поинтересовался Бенедикт.
Эдвина подняла бровь и назвала сумму, составлявшую половину его годового жалованья. Харриет поперхнулась виски, разбавленным водой; Бенедикт похлопал ее по спине.
– Спросите леди Крейчли, не заинтересуется ли она моим предложением сейчас, как следует устроившись в особняке.
Харриет прокашлялась.
– А вы читали дневник?
– О да! Много раз. – Своей улыбкой она намекала, что в дневнике содержатся восхитительные истории, которые посетители и представить себе не могут. – Просто поразительно, что за жизнь была в те времена.
– А вы читали о часовщике, с которым была знакома леди Рочестер?
– О да! – повторила Эдвина. Она с заговорщическим видом наклонилась вперед и прошептала: – Я могла бы рассказать об этом, но тогда какой вам смысл убеждать новую хозяйку особняка купить дневник?


Они шли пешком. Бенедикт небрежно держал поводья жеребца, когда они добрались до старого кладбища; отсюда до Рочестер-Холла было уже ближе, чем до Эдвины Олдерси. Этим унылым днем кладбище казалось более подходящим местом для привидений, чем тем вечером, когда они попали на него впервые. Серое небо и серые камни, трава, побуревшая с наступлением осени, – все это делало место последнего упокоения похожим на те, что описывались в любимых книгах Харриет.
Она всегда считала, что подобные сцены особенно пугают, когда читаешь, свернувшись клубком в кресле у окна, в то время как весь дом, заснув, затихает. А сейчас, стоя среди могил, глядя на низко нависавшие тучи, слыша гром, рокотавший из-за горизонта, Харриет поняла, что ничего страшного тут нет, но было что-то гнетущее.
После того как они покинули дом Олдерси, первой заговорила Харриет.
– Проклятие! – Слово вырвалось прежде, чем она вспомнила, что уютно молчит вовсе не со своей лучшей подругой. Харриет покосилась на Бенедикта, но он, похоже, не возмутился. – Эта дамочка могла бы и рассказать нам про часовщика. Она нарочно так себя вела. – Харриет хлопнула шляпкой по ноге. – Это меня просто бесит!
Бенедикт издал горловой смешок.
– Вы не расстроены?
Он посмотрел на нее и покачал головой:
– Я к этому привык. В моей работе нередко попадаешь в тупик или сталкиваешься со свидетелями, которые не хотят сотрудничать.
Это еще сильнее расстроило Харриег, потому что его работа заключалась в поисках грабителей и убийц.
Она чувствовала, что Бенедикт смотрит на нее, словно читает ее мысли.
– Ну, что?
– Я привык иметь дело с подобными трудностями, – сказал он. – И научился паре-тройке фокусов, чтобы их обходить. – Бенедикт улыбнулся.
Харриет почувствовала, что ее губы тоже расплываются в улыбке.
– И что вы задумали, Бенедикт? Собираетесь…
– Тихо. – Его улыбка исчезла, внезапно сменившись серьезной миной. Он остановился и поднял руку, всматриваясь в низкий туман, клубившийся вокруг надгробных плит, и в темный лес вокруг. После долгого молчания, во время которого Харриет и сама начала тревожно всматриваться в наводящие тоску окрестности, он выпрямился и дернул за поводья. – Прошу прощения. Мне показалось, я что-то услышал.
По спине Харриет пробежала дрожь, и она шагнула поближе к Бенедикту.
Через мгновение жеребец остановился, вскинув голову и насторожив уши. Его ноздри широко раздувались – он принюхивался к серому воздуху.
За спиной послышались треск сучьев и шелест листьев. Харриет увидела, что свободная рука Бенедикта сжалась в кулак. Они на краткий миг встретились взглядами и медленно повернулись.
Две фигуры верхом на лошадях, на расстоянии с полдюжины ярдов. Харриет не могла разобрать, кто или что они такое – туман клубился вокруг их темных плащей. Она смогла разглядеть только темные перчатки и башмаки.
Жеребец тревожно заржал, и тут до Харриет дошло, почему она ничего не может различить. На головы незнакомцев были надеты холщовые мешки с прорезями для глаз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайный шепот - Гарвер Саманта



рассказ прекрасный. мне понравился. 8 баллов. спасибо
Тайный шепот - Гарвер Самантаюля
18.12.2010, 11.42





Редкостная гадость! 6 человек поставвили оценки на средний балл 9,5. Люди, где ваши глаза и мозги?
Тайный шепот - Гарвер СамантаЕлена
1.02.2012, 21.15





Никогда не читайте чужие коментарии особенно злобные,прочтите роман и сделайте вывод сами.Роман прекрасный,а если кому-то надо занять мозги для этого есть серьёзная,высокая литература.9 баллов.
Тайный шепот - Гарвер СамантаНаталюша
21.08.2014, 15.49





Не очень.
Тайный шепот - Гарвер СамантаКэт
31.10.2014, 7.38





Не удалось скачать весь текст, чувствуется недоконченность романа. А так сюжет интересный, хотелось бы все разузнать про этот странный замок.
Тайный шепот - Гарвер Самантаzara
21.12.2014, 7.26





Ой, девочки, замечательное чтиво. Никаких соплей и лишних утомительных переживаний героев. Читается весело (действительно весело) и легко.
Тайный шепот - Гарвер Самантагалина
31.01.2015, 22.03





хороший роман, интересные герои.
Тайный шепот - Гарвер СамантаТаня Д
4.09.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100